Между Ангелом и небом

Между Ангелом и небом.
РОМАН
56 страниц.
 
Иркутск 2006




Сейчас я уже закончила эту книгу, и просто переписываю её в чистовик.  Я делаю это под твою музыку. Хотя всё уже давно прошло, но не было ничего сильнее. Под эту музыку я рефлекторно начинаю вспоминать все наши встречи, так же как делала это раньше, когда что-то было. Сейчас всё прошло, уже не так. Наверное, мы могли бы быть вместе, но потом я этого не захотела в отместку тебе. Играет трек №13, такое ощущение, что он про нашу любовь, всё грустно и капает дождь как слёзы, то тихо то гром, как будто долгое ожидание и встреча. После всего этого, когда я встречаю  число 13, это знак что будет хороший день или событие, в общем, что-то хорошее. Веришь, нет, я только сейчас заметила это совпадение. Кто знает, как бы мы жили сейчас, но всё прошло, и я тебя вспоминаю.






Окно в жизнь.

Пролог.

- Куда!? Куда!? -  кричал, толи в бешенстве, толи, разочаровавшись, Ивполит. – Вернись и немедленно спроси её имя!
Но кричать было абсолютно бесполезно и не только потому, что его никто не услышит, но и потому, что этот худощавый молодой человек. С красивыми карими глазами, уже давно скрылся за углом дома. А Люба, до сих пор стоявшая в растерянности, пыталась сообразить: что же это всё-таки было. И лишь одна мысли навязчиво  металась в её голове – «Что-то я потеряла».
- Почему ты не остановил его? – сурово спросил Ивполит Самсона, обрушив на него свой суровый, сердитый взгляд, который не каждому удавалось спокойно выдержать. Но Самсон только мило улыбнулся, как он обычно это делал, и сказал:
- Он спешит на экзамен, нельзя было его сейчас останавливать.
- «Можно»!  «Нельзя»! ты же сам прекрасно знаешь, что в нашей работе нет таких понятий, а есть одно единственно верное – «ПЛАН»! и по этому самому плану, вот именно в эту минуту он должен был: спросит её имя, затем, по плану, телефон, после этого, по плану, перезвонить ей вечером и назначить свидание. Ты улавливаешь ход запланированных событий? У них сейчас должны были завязаться отношения, вследствие которых получилась бы семья. Они должны пожениться через полгода! А ты со своим вечным человеколюбием, опять все испортил. Вот, скажи мне на милость, когда их судьбы пересекутся снова? Нельзя долго откладывать их знакомство. Ты же сам знаешь, что моя Люба слишком серьёзная, и во многих случаях всё зависит от обстоятельств. Ты только что позволил пропасть впустую самым благоприятным обстоятельствам, которые могли бы сложиться для их знакомства.
- Да ладно тебе,- со свойственной молодым Ангелам беспечностью произнёс Самсон,- не переживай ты так сильно, всё будет хорошо. В конце концов, они же уже встретили друг друга – значит пол дела сделано. А на экзамен Сашке действительно очень надо, если он на него не успеет, он его не сдаст. Следовательно, его вышибут из института, вследствие этого у него не будет профессионального образования, а соответственно и приличной работы.  Так что эта молодая семья долго бы не выстояла против безнадежного финансового положения. Как говориться – «Семейная лодка разбилась об быт».
- Нет, Самсон, ты ведёшь себя очень безответственно. Я, конечно, понимаю, что им жить и всё такое, но и ты не должен забывать о том, что нам с тобой ещё сдавать план по этим двоим. Будут они вместе или разбегутся через пару лет это нас не должно волновать, мы исполнители – нам сказали, мы сделали. Не мы вершим судьбы людей. Мы всего лиши помощники людям и подчинённые вышестоящим. А тем, кто сидит наверху известно гораздо больше, чем нам, у них больше полномочий. Мы управляем одним человеком, а они управляют народами. И если уж они нам дали задание, то им нельзя так просто пренебрегать, это может отразиться на многих. Они пишут жизни людей, мы их исполняем.
- Я всё это понимаю. А если они заставят нас вести эту семью ещё двадцать лет? Я не хочу смотреть на то, как они все это время будут выгребать из нищеты и перебиваться с гроша на грош.
- Ещё раз повторяю, не ты пишешь их жизнь! Ты исполнитель! Высшие уже давным-давно всё написали, а тебе нужно претворить это в жизнь: помочь человеку не сломаться, вселить в него веру и добродетельность – это всё, что от тебя требуется, а на верху уже всё и без нас учтено и просчитано, включая наши ошибки. И ты слишком лояльно относишься к своему подопечному. Если он не захочет, он  не будет перебиваться с гроша на грош.
- Да я это знаю, так же как и ты. Но вся проблема как раз и состоит в том, что это знаем только мы, Ангелы. А люди?.. только единицы из них доходят до этого понимания, в основном они пускают всё на самотёк.
- Значит так. Не заговаривай мне зубы. Если всё-таки случиться так, что между ними ничего не случиться, ты сам будешь за это нести ответственность. Я тебя предупреждаю, отвечать за то,  в чем я не виноват, я не собираюсь.
- По-моему ты слишком боишься наказания.
- А почему, вдруг, мне его не бояться? Самое страшное, как можно работать, это наблюдать за людьми упавшими на дно общества. А ещё, когда наказание включает в себя достать этого человека со свалки разбитых душ, и пока ты этого не сделаешь, наказание с тебя не снимут. А если до его смерти ты не успеваешь возродить его, то тебе дают ещё одного такого же и так до бесконечности – это ужасно.
- Ты так говоришь, как будто тебя уже наказывали раньше.
- Нет, к счастью. Но при одной мысли об этом мне становиться дурно. Ты видимо забыл, что у Любы до меня был другой ангел. И его постигло это наказание, когда он позволил ей полюбить. В её душе зародилась несчастная, безответная любовь. Он думал, что она просто развлечётся, пожалел её,  а она по уши втрескалась в человека, с которым вообще не должна была иметь никаких дел.
- Да уж. Это он не подрасчитал. Жалко его.
- Да, что его, девчонку то, как жалко. За этим очень больно наблюдать, как твой беззащитный человечек мучается от любви. И главное ведь помочь ничем не можешь, пока он тебе всё не расскажет. А в нынешнее  время, сам знаешь, редко кто из них что-либо нам рассказывает. И мысли их прочесть мы не можем к сожалению.
- Как ты думаешь, стало труднее работать, чем раньше, когда они верили в нас?

Глава 1
Прекрасный день. Красивый город. Замечательное настроение. Солнце радостно переливалось в её роскошных, золотых, распущенных волосах, и нежными отблесками играло в глазах. Она шла счастливая и беззаботная, с жадностью впивая в себя всю новизну и красоту незнакомого и прекрасного города. С каждым новым шагом она глубже и глубже погружалась в его душу, даже имя у этого города было человеческое. Она бесцельно шагала по самому красивому, как ей казалось, городу в её жизни. И по большей части она шла не к чему-то определённому, она  убегала от того, что ей не давало спокойно и счастливо жить – от прошлого. Все эти дома, деревья, мостовые, скверы, площади которые она уже успела пройти, дарили ей бесценные минуты счастья, счастья которое в таком качестве она испытывала впервые. Счастье не прожитых лет, а надежды и веры в будущее. Мысли и мечты одна за другой возникали в её голове, а самой главной, над всей этой суматохой, стала мысль, что вот он этот шанс, то к чему она так страстно стремилась и чего хотела – это была её возможность начать жизнь заново. И она была полна решимости, воспользоваться этой возможностью на все сто процентов.
С детским восторгом она смотрела на людей, которые улыбались ей. Она уже насквозь была пропитана новым взглядом. Взглядом, который бывает, когда смотришь на что-то в первый раз. Целый день, начиная с самого раннего утра, она смотрела и смотрела впервые, и не могла насмотреться. Разные чувства овладевали ею: восторг, смятение, радость, порой даже страх. Она шагала и думала, что все-таки это легко, изменить свою жизнь, что главное не просто захотеть, я делать всё ради исполнения этого, тогда действительно человек может всё в жизни. Главный враг – это лень, и нежелание работать над собой. Некоторые люди боятся неудач, другие разочарований. Она же не боялась ничего. Она прекрасно понимала, что всё это будет, обязательно будет, но зачем накручивать себя заранее. Сейчас она шла и наслаждалась жизнью, а когда придут проблемы и неприятности, она не станет паниковать, а просто будет решать их, как всегда это делала.
Подняла глаза в небо. «Голубое, – подумала она – чистое», сразу же пришла мысль вслед предыдущей. Не хотелось  думать ни о чём кроме сегодняшнего дня, кроме этих улиц и домов, дорог и перекрестков, соборов и мостов, и неба – огромного, голубого, чистого неба, единственного, что осталось у неё от прошлого.
«Все люди смотрят в небо – думала она – это единственное, что может связать людей,  когда ничего уже связать не в силах. А облака… это же всё вода. Вода вечна, она всегда одна и та же. Когда-то она омывала чьё то лицо и губы, чьё то тело. Ей ведь столько же лет, сколько и Земле. Каждая капелька на планете не единожды прикасалась к самым разным людям, значит если идёт дождь, то он передает мне прикосновения других людей. Это тоже может связывать, когда ничего не остаётся, даже самой крупицы. - Люба сама удивилась ходу своих мыслей, но не стала обрывать себя – когда ничего не остаётся, что тогда остаётся? Безысходность? Пустота. – Ответила она сама себе – но пустота это же не ничего, это тоже что то.  Это пустой сосуд, который нужно чем-то заполнить. А в противном случае эхо в нём будет разноситься на столько громко и болезненно, что будет мешать уже не только носителю пустого сосуда, но и  всем окружающим его людям». Именно  заполнением этого сосуда она занималась весь этот день. Капля за каплей он заполнялся новыми воспоминаниями и впечатлениями. И уже было легкое ощущение того, что донышко почти закрыто. Два года она только тем и занималась, что пыталась собрать все мелкие осколочки этого, разлетевшегося в дребезги, сосуда в единое целое. «Ну и пусть будут видны трещины – решила она – без них нельзя, ведь каждая, даже самая незначительная, трещинка это моё воспоминание, а в целом вся сетка покрывающая сосуд – это память. Плохие воспоминания разрушают этот сосуд, а хорошие наоборот залечивают его, словно на рану накладывают швы. Но слишком много хороших воспоминаний это тоже, наверное, плохо, – не останавливаясь, думала Люба, больше уже погружённая в свой внутренний мир, чем в мир, окружавший её в данный момент. -  Когда нечего лечить нитки начинают обматывать сосуд, и если хорошего уж слишком много, непомерно много, тогда образуется кокон, в котором человек менее чувствителен ко всему, что твориться вокруг, он перестаёт замечать простые вещи и других людей, с каждым разом ему труднее и труднее вылезать из своего кокона, чтобы увидеть всю реальность мира. И эти нитки на самом деле так крепки, что трещины  с трудом могут их разорвать. Так же как нитками сложно сшивать трещины, трещинами сложно разрывать нитки – это две равные силы, которые постоянно взаимодействуют между собой, и которые должны быть в равновесии, а иначе преобладание любой из них приведёт к неминуемому краху души и личности человека. Что ж  крах мы уже пережили – размышляла она про себя – теперь главное понять и осознать всё до конца, что бы в дальнейшем не наступить на те же самые грабли. Уж слишком сложно было собрать этот сосуд заново».
На этом ход её мыслей прекратился. Но не потому, что она так захотела, а потому что внезапно её кто-то сбил с ног. Как раз в тот момент, когда она хотела завернуть за угол дома.
Все эскизы и наброски, сделанные за этот день ею, полетели на тротуар как осенние листья и вальяжно разлеглись вслед за незнакомым молодым человеком, который сбил её с ног. Он тут же развернулся, посмотрел на её растерянный вид, в его голове в который раз за день мелькнула мысль о том, что всё не случайно в этой жизни, всё предначертано…. Но ему надо спешить. Он бы с удовольствие спросил имя этой симпатичной девушки, с удовольствием бы познакомился с ней, но он прекрасно понимал, что любая задержка чревата для него.
Конечно, он не мог позволить себе быть растяпой, который даже не извинился. Секунду он стоял как вкопанный, уставив свой взгляд на неё. А затем резким движением он сел на корточки и поспешно начал собирать бумаги. Что на них было изображено, он толком не успел рассмотреть, только недоделанный рисунок хорошо знакомого ему собора бросился в глаза, а ещё он успел отметить, что у девушки напротив очень красивые ноги. Наскоро и как попало, собрав всё, молодой человек протянул растрепанную кипу бумаг девушке, всем своим  видом показывая, что он очень спешит. Она нерешительно взяла из его рук свои рисунки, не отрывая взгляда от его глаз. Растерянная и удивлённая она стояла с широко раскрытыми глазами  и не знала, что сказать. Когда на мгновение она опустила свои глаза, что бы посмотреть, на сколько безнадёжно утрачен порядок её рисунков, послышался голос:
- Извините, ради Бога. Я не хотел, причинит вам неприятности.
Когда она подняла свой взгляд опять, то обнаружила, что молодого человека уже нет. Он скрылся за углом дома. «Куда?! Куда!? – раздался крик в её голове. – Немедленно вернись и спроси моё имя, растяпа». Но он уже успел затеряться на улицах громадного города. Сначала, как только она словно препятствие, не была преодолена им благополучно, она хотела на него выругаться, она кипела от негодования и злости. Надо же вся улица была пустая и как так можно не оббежать человека? Но потом, когда он остановился, посмотрел на неё и сделал такие  невинные глаза какие умеют делать только дети, она не могла не простить ему его поспешность, но и что-либо сказать ему она тоже была уже не в силах. Его глаза заворожили её, его лицо показалось до боли знакомым, как будто она всю жизнь видела во сне только его одного. Наблюдая за ловкими движениями его рук, легко и аккуратно поднимающих листы с асфальта, она  невольно залюбовалась и уже не могла отвести свой взгляд от урагана, который ворвался в её неспешные мысли. По мере того как дорожка рисунков, проложенная от него к ней, таяла, они становились ближе. Вот он спешно выпрямился и протянул ей рисунки. Внутри всё оборвалось. Его взгляд показался ей до боли родным. «Нет, только не это. Я не хочу снова страдать!» - мысли лихорадочно носились в её голове. «Да почему нет? - кричало сердце, - давно уже пора. Клин клином вышибают». Разум тоже кричал – «Ты же хотела начать жизнь заново. Ну, так и вот, вот он твой шанс!» И только душа настойчиво сопротивлялась давлению со стороны эмоций и разума. Слишком уж она была напугана этим чувством, которое однажды уже, в один из дней, три года назад, прислало ей сердце.
Не успела она на миг отвести свой взгляд от него и посмотреть на кипу бумаг, покоившуюся на её руках, как он сразу исчез. Простояв пару мгновений в оцепенении, она подумала, что было бы неприлично сейчас бежать за этим человеком, но скорость всё же прибавила. Свернув за тот же угол, за которым он скрылся, она увидела автобусную остановку и медленно отъезжающий от неё автобус, в котором, по-видимому, и находился этот милый, молодой парень с красивыми глазами чайного цвета.
Автобус не спеша, набирал скорость. Он уезжал, оставляя за собой шлейф суматошных мыслей и рождение новой мечты. Люба стояла и смотрела вслед с таким выражением, как будто только что у неё отняли что-то очень важное и увезли в этом автобусе. Пока ещё, это была для неё очередная приятная встреча с очередным симпатичным незнакомцем, который без лишних слов сумел завоевать её сердце, хотя бы на миг.


В её глазах было столько чувств, что ему вдруг захотелось выпрыгнуть из автобуса на ходу, подбежать к ней, обнять и уже никогда не расставаться. Странно. Он сам удивился тому о чем он подумал, ещё ни одна девушка в его жизни не вызывала у него подобных, сумасшедших желаний. У него были многочисленные отношения разного характера с представительницами противоположного пола, но никогда, никогда  ему не приходилось испытывать  тех чувств, которые он испытывал в данный момент. Он смотрел в окно на нежный силуэт, таявший вдалеке, с той же скоростью  с какой двигался автобус. «Неужели она есть – размышлял он – эта любовь с первого взгляда?» Она даже слова не успела ему сказать, а он уже был поражён ею.
Облизав пересохшие губы, он отчаянно потребил свои волосы, как будто  это помогло бы привести мысли в порядок. «Как странно – вертелось в его голове – я её совсем не знаю, но уже готов прожить с ней всю оставшуюся жизнь».
Эта симпатичная барышня видимо очень понравилась ему, поскольку он, неожиданно для себя, даже начал перебирать события, связанные с их столкновением, в надежде найти хоть какую-нибудь зацепку с помощью которой он смог бы разыскать её в этом огромном городе. Передумав все, о чём можно было подумать, он внезапно вспомнил о рисунках, которые самолично собирал у её ног. В памяти воскрес набросок одного собора – рисунок, который, по-видимому, был ещё не закончен. Юноша хорошо знал, где находиться этот собор и решил, что завтра обязательно направится туда, и попробует отыскать эту нимфу, завладевшую его сердцем.
2 глава.
- Почему в твоем экране так часто появляется небо? – спросил Самсон Ивполита.
-Я не знаю. Видимо моя подопечная  очень любит смотреть в небо. Она просто смотрит, ничего не говорит и ничего не делает при этом. Поэтому я не в силах объяснить тебе причины её страсти к небу.
- Как ты думаешь, о чём она думает в это время? Мне кажется, ты же должен всё равно, хотя бы  примерно, предполагать, что твориться в голове твоей подопечной.
- Я не знаю – с каким то даже отчаянием в голосе констатировал седовласый Ангел – я с ней ещё не так долго что бы хотя бы примерно представлять, то о чём она размышляет.
- Но ты же с ней уже почти три года, неужели за всё это время ты так и не смог понять её душу?
- Нет. Она  почти ни с кем не разговаривала о таких вещах всё это время. У меня такое ощущение, что она просто лечит свою душу, зализывает раны так сказать, и никого к себе не подпускает и никому не открывает самого главного. Это как будто карантин – «посторонним вход воспрещён». Понимаешь?
- Да уж… а она у тебя просит когда-нибудь?
- Иногда просит.
- А что? Если не секрет?
- В основном, что бы я дал ей сил.
- Да уж, денег то у нас бесполезно просить – с лёгкой усмешкой, по-доброму произнёс Самсон. По лицам обоих Ангелов скользнула ироничная улыбка – а что ещё?
- Иногда плачет и просит, что бы я освободил её сердце. В такие минуты мне её особенно жаль. Всё начинается с того, что она допоздна не засыпает. Видимо в это время она о чём-то думает или мечтает. То открывает глаза, всматриваясь в лучи лунного света, льющегося из окна, то закрывает их, концентрируясь на своих видениях.
- А какие чаще всего у неё бывают видения?
- Чёткого лица никогда не видно, но у меня такое ощущение, что она всегда пытается увидеть ЕГО. Пытается сконцентрироваться и выстроить четкое изображение его лица в своём сознании, но кроме размытого пятна ничего не получается.
- Ты думаешь, это она так его забывает?
- Нет. Мне кажется, что даже наоборот. Она думает о нём. В своих мыслях она представляет его себе целиком и полностью, а видение то, что у неё перед глазами, которое дано увидеть мне, это всего лишь тень его образа. И каждый раз, когда я вижу в своём окне его тень, повторяется одно и то же.
Сначала, когда кажется, что она давно уже уснула, она вдруг открывает свои глаза и заметно как бесцельно перемещает свой взгляд по комнате. Иногда это проходит быстро, иногда время, проведённое ею в этом состоянии затягивается. Потом постепенно и еле заметно всё начинает мутнеть. Это у неё на глазах наворачиваются слёзы. Первый её порыв сдержать их. Я вижу, как меняется изображение в окне, как будто кто-то регулирует резкость объектива, то яснее, то мутнее. Иногда этой стадией всё и заканчивается. Но чаще перед моим взором мелькают изображения сначала темные, потом мутные через которые еле-еле можно различить предметы окружающие её.
Когда такое случается, мои крылья опускаются, весь мир становится мутным и горьким. Я не могу смотреть на то, как она рыдает в подушку и умоляет меня забрать все мысли об её разбитой любви.
- И часто такое бывает?
- Ни сказать, чтоб часто, ни сказать, чтоб редко, но бывает.
- А ты пробовал обращаться «наверх»?
- Пробовал, да ты и сам знаешь, их ответ: «жалко конечно – говорят – но мы ничего с этим поделать не можем. Мы можем помогать только в событиях, подстраивать ситуации, а чувства и мысли людей нам не подвластны».
- Значит, тебе все-таки импонирует эта девчонка? – с нескрываемым любопытством поинтересовался Самсон.
- Она забавная. Если она собирается со своими подружками и у неё отличное настроение, то тут уж не до слёз, разве что они от смеха могут быть. Но её сердце было исковеркано ошибкой предыдущего Ангела. Я в свою очередь очень боюсь навредить ей снова. Она ведь по «плану» должна быть счастлива. Ты видел её. Разве ты не думаешь, что она достойна, быть счастливой.
- Да уж… - с мимолётной задумчивостью, на выдохе произнес Самсон- эта девушка точно не заслуживает быть несчастной.
Ивполит иронично улыбнулся:
- А между тем иногда она бывает несчастна настолько , на сколько может быть несчастной вся вселенная особенно это заметно когда она остаётся одна и начинает рисовать.
- А что она рисует?
- Она рисует невозможность и желания, которые никогда не будут исполнены.
- Что это значит? – в лёгком недоумении переспросил Самсон, сморщив лоб.
- Я не знаю – прозвучал ответ бескрайне спокойным тоном.
- Ты такой древний Ангел и ты до сих пор не научился разбираться в людях?! – не скрывая своего большого удивления, воскликнул Самсон.
- Знаешь, иногда, в молодом Ангеле, как ты, например, храниться гораздо больше мудрости, чем в таком древнем как я, относительно некоторых ситуаций конечно.
-  Хочешь сказать, что ты её не понимаешь?
- Можно выразиться и так. Я строил судьбу многих людей, среди них были и простые рабочие, и великие полководцы, и мудрые философы, и короли и королевы. Я знал их всех с самого начала. Но она какая-то  другая – особенная.
- Непохожая на остальных?
-Да. Когда я просматривал её хроники, передо мной мелькала милая радостная девочка, с огромными красивыми голубыми глазами, звонким заливистым смехом и лучезарной улыбкой, которая дарила всем вокруг радость и теплоту, так необходимые человеку, как если бы воздух или вода. А когда я встал у окна в её жизни, увиденное мне показалось грустным..
- Почему? Она стала чаще плакать?
- Нет, хуже. В компании с кем-то она чаще была весела и добродушна, как раньше. А наедине с собой она страдала. Это было видно в каждом её движении, в каждом рисунке, в каждом её взгляде на своё отражение в зеркале, во всем, что она делала, и особенно во всём, что она не делала когда была одна.
Полусумрачная атмосфера, в которой находились Ангелы, погрузилась в тяжёлое молчание. Каждый из них над чем-то раздумывал, всё вокруг застыло в молчании и только лучи искрящиеся из окон играли бликами на их лицах. Неясно было, какие мысли в этот момент завладели умами Ангелов. Лица  их оставались неподвижными, а глаза смотрели сквозь сумрак так, что складывалось впечатление, будто они смотрят сквозь время.
В отдельной тишине каждого Ангела раздавались свои голоса и звуки – это были их мысли. А, посмотрев на них со стороны можно было увидеть тишину немую, даже в некоторых местах гробовую тишину, которую казалось при желании можно потрогать. Но так же как Ангелы не могут знать мысли людей, люди не могут знать мысли ангелов.
- Невероятно – сказал, наконец, Самсон – тот ангел дал ей поблажку лишь один раз за всю её жизни совершил непоправимую ошибку. Сбой в схеме человека, в результате которого два года из жизни практически прошли впустую.
- Ну почему же впустую? Для неё это время не прошло даром. Вообще время никогда не проходит даром, оно либо отнимает все, что ты имеешь, либо ты приумножаешь то, что у тебя уже есть.
- Хм…об этом я никогда не думал.
- В своём стремлении быть ближе к любимому она очень много приобрела.
- Но она же так и не осталась с ним вместе!
- Да, ты совершенно прав. Но главное ведь в жизни не сама цель, а дорога к ней.
- А... я понял ход твоих мыслей. Это значит, что по пути мы приобретаем порой гораздо больше того, что ждёт нас у финиша.
- Ты совершенно правильно понял мою мысль мой юный друг. И чем недостижимее ставятся цели, тем больших результатов добиваются люди.
- Но ведь с высоты гораздо больнее падать, чем когда твёрдо идешь по земле, поскальзываешься и падаешь.
- И это верно. Всё зависит от желаний человека. Если он не хочет, боится падать, то он будет всю жизнь ползать, возможно, даже в грязи, если же он хочет увидеть весь мир с высоты птичьего полёта, то у него будет совсем не падение, а приземление.
- То есть как самолёты, взлетел, потом приземлился, потом снова взлетел и приземлился, и снова взлетел…
- Конечно! Так и должно быть. Всего должно быть поровну и взлётов и приземлений.
- Значит все равно, в конце концов, человек окажется внизу?
- Да! Он умрёт. Его  похоронят в земле, и это будет его последнее приземление.
- Хм… ты опять верно подметил старик. А что делать, когда человек приземляется и не может взлететь снова?
- Нужно искать дорогу.
- Какую дорогу?
- Если человек однажды взлетел, то ему уже известна дорога к небу, вот именно её ему и нужно искать.
- А если уже пропал интерес идти снова по этой дороге?
- Дорога широка и длинна. Невозможно пройти по одному и тому же пути точно так же как и в предыдущий раз.  В одну реку два раза не войдешь.
- А как ты думаешь, твоя подопечная об этом знает?
- Думаю, что да.
- Откуда тебе это может быть известно?
- Я вижу силу, которую не смогут приклонить самые жестокие напасти, вижу смелость, с которой она смотрит на окружающий её мир, вижу внутреннее достоинство, с каким она живёт в этом мире, неиссякаемый поток оптимизма.
- По твоему мнению именно внутренне она сильно изменилась, по сравнению с тем, какой ты видел её в хрониках?
- Не знаю. Смотря с какой стороны.  Свойства её души остались прежними, а качество этих свойств стало намного прочнее и обоснованнее.
- То есть она осталась прежней, но стала сильней?
- Нет, она не осталась прежней. Разве ты ещё не понял, что человек каждый миг меня ется.
- Как это может происходить? Как можно меняться постоянно.  – Всё больше и больше молодой ангел переставал понимать, смыл сказанного.
- Душа человека состоит из его памяти и характера, эти величины переменны. События и пришествия со временем оттачивают и обтесывают  их, как вода камень. Каждый миг, каждое движение, каждая мысль – это капля.  Эта капля попадает в душу, меняя тем самым её состав, но свойства души меняются очень редко.
Капельки проходят фильтрацию через глаза, уши, кожу, затем отстаиваются в голове, тем самым сквозь этот путь, приобретая свойства души человека. И только тогда когда человек перестанет фильтровать и отстаивать эти капли, в его душу начнут попадать капли с чуждыми ей свойствами. Постепенно чужие капли заполнят сосуд, и человек потеряет свою душу, он будет под контролем того, кто влил в него этот состав.
- Я никогда об этом даже не задумывался. Как у тебя получилось придти к таким выводам? – большими удивленными глазами смотрел Самсон.
- Опыт. Все приходит с опытом. Это то единственное, что ни у кого никогда не отнять.
- Это значит, когда я стану таким же старым как ты, я буду таким же мудрым?
- Нет, вполне возможно, что этого не произойдёт. Опыт это не синоним возраста, это разные величины.
- Ты заставляешь думать меня  о том, о чём я никогда не думал.
- Я никого не заставляю и не принуждаю к чему-либо. Ты сейчас фильтруешь и отстаиваешь знания, которые я передаю тебе, они останутся в твоей душе, но в тебе они будут иметь другие свойства, нежели во мне. Ты будешь применять их по назначению, которое в первую очередь будет казаться правильным тебе.
Самсон глубоко задумался. И через некоторое время произнёс:
- Я думал, что когда я стал Ангелом, я уже достиг высшей точки, и мне не придется больше прилагать никаких усилий для самосовершенствования.  Но теперь то я понимаю, что требования ко мне только увеличились, и никто с меня не снимал ответственности. На протяжении всего времени, что мне отведено, я должен учиться у мудрых и опытных, приобретать свой опыт через взлёты и приземления.
- Вот видишь! Прямо сейчас, на моих глазах ты приобретаешь новое качество своей жизни.
- Почему жизни? Мы же говорим про душу.
- Жизнь это зеркальное отражение души.
- А у кого ты учился умению понимать все эти вещи?
- Я учился у своих подопечных, они стали для меня лучшими учителями. У каждого своего подопечного я учусь чему-либо новому, а в ответ вкладываю в него всю мудрость, что есть у меня.
- То, что знаешь ты знает и твой человек?
- Да, когда он слушает меня и разговаривает со мной.
Глава 3
У фонтана.
Ноги гудели от продолжительной ходьбы. Голова гудела от бесконечного потока мыслей. Уже  сутки она решала самую главную задачу её жизни на данный момент. Она шла по направлению к главной улице города. Она  шагала равномерно, монотонно, устремив свой взгляд себе под ноги.
Краем глаза она заметила небольшой фонтан, расположенный в маленьком дворике. Вокруг фонтана стояли красивые  кованые лавки, по своим габаритам напоминавшие больше диваны, на которые уставший путник  может прилечь утомившись. Её уставшие ноги сами понесли её в направлении этого маленького уголка рая, где можно было немного отдохнуть. Сделав пару шагов по тропинке вымощенной камнями, она очутилась в другом мире, лицом к лицу с маленьким кусочком красоты.
Девушка села на скамейку-диван, положила рядом папку с эскизами уже расслабленно, вытянув ноги перед собой, застыла в задумчивости.
Первую минуту она не замечала ничего вокруг, она целиком и полностью была погружена в мысли, мысли о прошлом. Казалось, ещё вчера она была безмерно счастлива и беззаботна, а сегодня вчерашний день нахлынул на неё словно гром среди ясного неба.
«Сегодня день подумать.- Она начала раскатывать клубок мыслей – что случилось вчера? А вчера случилось то, что мне снова захотелось быть безумной, – она скривила губы в ухмылке и подняла одну бровь, потом черты её лица резко скривились, как будто от неожиданного приступа боли. – А стоит оно этого? -  возник в голове справедливый вопрос, – слишком дорогой ценой это достается – продолжила размышлять она – Всё в жизни происходит дважды, будь то встреча, расставание, радость или боль. К каждой точке однажды мы придем повторно, как будто сделав круг. Может это даже хорошо, что тот парень не остался в моёй жизни дольше, чем на одну минуту? Тогда бы мы успели с ним познакомиться, а в дальнейшем может и быть вместе. Зачем? всё когда-то заканчивается, а ещё одну такую потерю я вряд ли перенесла бы». В её памяти стали воскресать события давно прошедших дней. Она смотрела на воду, струящуюся из фонтана, и в переливающихся струях ей мерещились картины давно ушедшего. Поднимались из могилы памяти все улыбки, адресованные ей, некоторые, особенно запомнившиеся, слова и фразы, все его прикосновения и поцелуи. Она чувствовала,  это так как будто это всё было не пару лет назад, а происходило всё прямо сейчас, в эту минуту. От этих мыслей стало ещё грустнее.
«Никакие расстояния не смогут вылечить меня, над нами всегда будет небо, последнее, что нас связывает, оно никогда не исчезнет».
Все, даже саамы маленькие мысли, внезапно удалось собрать в один комок, который уже не так сильно выводил из равновесия. Пришло спокойствие. Она давно уже перестала размышлять над тем «что бы было, да если бы». Эти размышления не приносили никакой пользы, они могли только разбередить рану сильнее. Со временем она перестала мечтать о нём, поскольку иногда это тоже заканчивалось нервными срывами.
Она просто думала о нем: кто он? Чего хочет? О чём мечтает? Изо дня в день она пыталась разгадать загадку его существования. Самым главным нерешённым  остался для неё вопрос, как он смог открыть и скорректировать её душу? Она не была против изменений, которые он внёс в её сознание. С какой то стороны она была даже благодарна ему за это. Этот человек показал ей путь, по которому ей действительно будет интересно идти, не  трудно, не легко, а именно интересно. Сам того не желая и не предполагая он ворвался в её душу, расставил там всё так, как ему хотелось бы видеть  в ней. И даже не осознал, что этим своим поступком он положил на место части мозаики, которых как раз не хватало, и теперь картина её души представляла собой гармоничное, упорядоченное единое целое.
«Почему не учителем, не другом, ни братом, а именно любимым мне хочется видеть его около себя? – возникал вопрос за вопросом, не находя ответа – я чувствую себя в силах перевернуть весь мир, но в то же время знаю, что моего любимого у меня никогда не будет.
Любовь… что это? Наверное, трудно ответить на этот вопрос. Много уже было сказано и написано по этому поводу, споры и демагогии продолжаются и по сей день, и видимо никогда не будет им конца.
Любовь… трудно выразить словами это чувство, но можно постараться:
Всё начинается с доверия. Когда ты безгранично начинаешь доверять человеку, которого в свою очередь можешь совсем не знать, не знать каков он в поступках. Но как ни странно он не предает твоего доверия, и складывается впечатление, что этого вообще никогда не произойдёт.  Ты открываешь ему всё самое главное, раскрываешь ему те самые глупости, которые для тебя чрезвычайно важны, повествуешь ему о случаях из твоей жизни, которые не хватило бы смелости рассказать даже самым близким друзьям. И всё это только  потому, что этот человек внимательно тебя слушает, не перебивает, понимает то, о чем ты говоришь, и в свою очередь доверяет тебе свой жизненный опыт.
Итак, он тоже тебе доверяет всё. Осознание этого для тебя как мёдом по сердцу. Отсюда появляются нежность и ласка, проявление взаимной заботы. Появляется желание оградить единственного человека в этой жизни, который тебя понимает и испытывает к тебе нежность, от любых невзгод и злоключений. Осознание того, что в нашем жестоком мире с этим человеком может случиться что-то плохое, приводит нас в ужас, и рождает понимание того, насколько дорог и важен единственный и милый человек.
С каждым днём желание быть с ним рядом усиливается в геометрической прогрессии, и вот уже день без него становиться пустым и никчёмным, как использованная бутылка из под молока.
В самом начале мы уже попадаем в наркотическую зависимость от человека, от его отношения к нам. И как же трудно порой бывает от этого отказаться. А когда вдруг что-то мешает наслаждаться безграничным взаимным доверием, настаёт АПОКАЛИПСИС! Та же самая наркотическая ломка для наркомана. Весь мир восстаёт против, никто не понимает. И лишь он, один единственный во всем мире смог   бы помочь. Но вся проблема в том, что этого человека уже нет рядом, а остались лишь воспоминания и неистовое желание поговорить с ним. И как очередная доза на тебя действует малейшее упоминание других о его персоне, о его нынешних делах, о том, что сейчас происходит с любимым тобой человеком. После этого, появляется чувство надежды, как чувство эйфории, и даже самый незначительный разговор приводит к полному восторгу.
Как же сложно понять и осознать, что всё кончено, отказаться от желаний, которые раньше удовлетворялись в полной мере. И дозы уже не приносят удовлетворения, со временем от них становиться только хуже.
Наркоман без дозы. Ему неоткуда её достать. Будь у него хоть всё деньги мира он её смог бы её достать. Приходиться принимать мир таким, каков он есть, то есть без него, своего единственного и желанного человека. Апатия как паутина окутывает разум, а люди как мухи застревают в ней, пытаясь добраться до сознания человека. Ничего не может подействовать.  Постепенно разум превращается в кокон, под толстым слоем паутины - апатии, и в нем зарождается что-то новое. И люди уже выступают не в роли мух, а в роли куриц наседок, которые высиживают яйцо. И главное в этом деле, что бы наседки оказались заботливыми матерями.
Апатия, тоска – повод к бездействию, возможность остановиться и подумать над своей жизнью. Толстая, бронебойная паутина хорошо защищает от внешнего воздействия, но через неё хорошо видно, что происходит снаружи. Идёт анализ и расшифровка данных.
Постепенно и самому становиться трудно, пробиться через эту броню, и ты привыкаешь жить в коконе тоски, воспоминаний и надежды. Но ведь мир то не стоит на месте…
И БАЦ… всё рушиться. Достаточно одного слова, которое рушит броню как хрупкое стекло, а вслед за осколками летят и ошмётки дружбы, и укоры друзей за то, что ты про них забыл.
И вот именно на этой стадии рождается любовь. Настоящая, чистая, мудрая. Приходит понимание своей значимости для других. Чёткое осознание, что именно без своих друзей и без их поддержки ты прожить сможешь. Они это самое главное, что у тебя есть.                                                                                        Рождается любовь. И это уже не эгоистическое желание получения наркотического удовольствия доверия, а нечто большее, что становиться частью тебя. Жизнь обретает новый смысл, новые стимулы, но уже без никчемных страстных желаний.
Любовь движет жизнью, познанная  осознанная и обоснованная. Рождается Бог внутри человека и это самое главное. Рождается умение прощать, ценить, сочувствовать, помогать, сострадать и многие другие милосердные чувства. Рождается чувство благодарности к любимому человеку, за то, что он стал призмой и сделал таковой тебя, и через эти призмы отражается всё самое лучшее, что есть в этом мире».
Она вспомнила о друзьях. О том, как жестоко они выводили её из оцепенения, и возможно, что если бы они тогда этого не сделали она бы до сих пор жила в мечтах, толком не понимая, что твориться в мире. А  ведь она тогда почти сошла с ума, пронеслось в голове. Или всё же сошла с ума? Понять было трудно. Уверенность была лишь в том, что в этот миг она сидит, перед её глазами расплёскивает свою воду красивый фонтан, она в другом городе, не в том, что был в её воспоминаниях. Вдруг ей захотелось, чтобы все её воспоминания оказались мечтой, а все её мечты оказались воспоминаниями. Но, как известно, от перемены мест слагаемых сумма не меняется, ей было бы точно так же грустно и тоскливо в любом из этих миров. В её мечтах о будущем довольно давно уже не было любимого человека, её надежды простирались лишь на благополучие окружающего её мира , в котором тоже не было любимого человека. его уже не было нигде вообще, кроме её души, в которой он оставил свой след, да что там говорить, он натоптал от всей души. Уже без всяких нервов, абсолютно спокойно она оглядывалась на прошедшее время. Она научилась жить без необходимого ей человека, научилась избавляться от желаний которые никогда не будут удовлетворены, и из-за которых (по её мнению) любой человек чувствует себя несчастным. Научилась смотреть вперёд со своим новым мировоззрением. Научилась сопоставлять свои душевные потребности с возможностями. И теперь если она не  чувствует в себе достаточно сил, чтобы завязать с человеком отношения, она предпочитает отказаться от них вовсе. Любому человеку открыта дверь в её мир, стоит лишь постучать. Она может рассказать тебе абсолютно всё, о чем ты хочешь узнать у неё, но с некоторых пор она перестала давать обещания. «Это лишняя ответственность для меня, и лишняя надежда для других. Если я не исполню своего обещания, значит я даю кому-то пустую надежду.
Слишком много я пережила душевной боли, чтобы обрекать на неё дорогих мне людей. Всегда самым дорогим и самым близким мы причиняем наиболее сильную и жестокую боль – это аксиома жизни. Я не хочу, чтобы кто-то страдал лишний раз, по моей вине. Страдать самой легче по сравнению с тем, когда ты видишь, что по твоей вине кто-то страдает».
Боль и страдания стали близкими друзьями для неё в последние годы, она научилась жить с ними так, чтобы не доставлять никому из окружающих беспокойства. Она по-прежнему верит в лучшее, в людях в первую очередь пытается отыскать хорошие черты, а если мир вдруг оказывается хуже чем представлялось,  то тут то на помощь и приходят её теперь уже старые друзья: боль и страдания. Они высасывают из неё весь гной неудач и поражений слезами, заживляют её раны новыми мечтами и надеждами, и стремительно покидают ее, оставляя с неизменным оптимизмом и радостью жизни. И она радуется. Радуется именно от того, что к ней приходят боль и страдания, а не гнев, зависть и злорадство,  способные иссушить душу человека до ханжества и снобизма.
Каждый новый день приносит ей счастье, несмотря на все злоключения, происходящие с ней и в который раз она произносит слова:
- Спасибо за то, что ты был в моей жизни. Хоть и не долго, хоть и чуть-чуть, но ведь количество не значит качество, а качество не значит количество. Ты сумел изменить меня в лучшую сторону, спасибо тебе за это. Даже когда ты оставил меня, ты был со мной и менял меня, спасибо. Спасибо, я знаю, что значит любить.
Мысли незаметно переплыли в журчание фонтана. Постепенно она начала замечать преломленные лучи солнца в брызгах струй, маленьких воробьёв плескающихся в лужах, зелёную траву на газонах и горячий светло серый асфальт, жадно поглощающий солнечное тепло. Взглянула на часы и решила, что уже пора идти к собору, что бы завершить свой незаконченный рисунок. Ей ещё предстояло показать его в приёмной комиссии школы художеств.




Глава 4
«Что будет, когда я встречу её? Подойду и скажу, здравствуй прекрасная незнакомка, я тот самый заполошный растяпа, который на днях сбил тебя с ног. Я очень хочу с тобой познакомиться, я специально пришёл сюда в надежде встретить тебя ещё хотя бы раз, если ты мне скажешь, НЕТ, то я в тот же час умру – уже с усмешкой подумал он.- Нет. Всё это  дешево и стандартно я не смогу произнести ЭТО в её присутствии. Да я наверное и слова пролопотать не смогу когда она будет смотреть прямо мне в глаза.».  Размышлял он, всё ближе и ближе подходя к собору. Его нерешительность и скованность давали о себе знать в каждом сделанном им шаге. Он понимает, что выглядит он сейчас как полный олух. Он направляется  не известно к кому, в его руках букет полевых цветов, ещё больше утверждающий его в его опасениях, что он  похож на олуха. То, ускоряя шаг, то вдруг резко останавливаясь он нерешительно продвигается к тому месту где, как ему казалось, его ждёт его судьба. Шаг, ещё один, он мучительно пытается выкинуть из головы дурные мысли. Он чувствует себя первоклассником, который решает впервые в жизни предложить дружбу понравившейся ему девчонке.
Он направляется к собору, сам не понимает, зачем и почему его так тянет туда. Это Ангелы ведут его, думал он. Как не раз уже бывало: он шагал не ведая цели , лишь по направлению знаков, посланных ему сверху, и за веру в свою очередь он получал вознаграждение сполна. Так и в этот раз он решил не сопротивляться , а следовать зову, который обещал неизведанное.
Наконец-то он подошёл к собору, сквозь испытание томительных мыслей. Встал, огляделся вокруг. Он был полон до краев, ожидания увидеть её, свою Богиню. Глупец. Он был готов молиться на неё, когда пора уже было молиться за неё. И уже не просто симпатия, а что-то гораздо более ценное привело его сюда. Неизвестное желание, желание неизвестного. Неведомая внутренняя сила тащила его за шкирку, как мальчишку, к его предназначению. Он уже не чувствует своих рук и ног, его оглушает биение его сердца, он ни думает ни о чём кроме своей Богини. Он уже не принадлежит себе, в этой партии он стал пешкой, которой распоряжаются по назначению предписанному свыше.
Вдруг он, пешка, увидел перед собой королеву и застыл в молчаливом созидании наслаждаясь её прелестью. Её длинные, пышные волосы искрящиеся на солнце и нежно играющие с легким ветерком. Ясные голубые глаза, внимательно смотрящие на цель, старающиеся увидеть и впитать в себя всё, что их окружает. Лицо открыто. На фоне тёмных стен собора её лицо похоже на половинку луны в ночном небе. Она сидит на лавочке, то долго и задумчиво вглядываясь в собор, то, полностью погружаясь в работу над рисунком. Рука ловко и ласково водила карандашом по бумаге. И под тонкими  отточенными движениями карандаша, через грифель рождалась  часть её души. Неизвестно сколько он так простоял, любуясь своей Венерой, время перестало идти и всё вокруг остановилось. Но, опомнившись он вдруг понял, что она давно уже смотрит в его сторону и приветливо улыбается. Он оглянулся назад, там никого не было. Сомнений не было, его прекрасная незнакомка адресует улыбку именно ему.  В нерешительности он сделал пару шагов по направлению  к ней.
- Здравствуйте – она не любила это слово, слишком уж оно формальное, но выбрала всё же именно его, потому что именно в эту минуту оно выглядело не так заурядно и сухо.
Он неожиданно спустился с небес на землю, вся робость и неуверенность пропали. «Богини не умеют разговаривать с простыми смертными» пронеслось в голове. Теперь уже более приземлено, но с тем же трепетом он смотрел на неё.
- Здравствуйте – наконец-то решительно произнёс он.
Её взгляд смерил его  с ног до головы, он заметил это. Она продолжала улыбаться. Прошло  несколько мгновений, он так и не нашёлся с чего начать разговор. Тогда сказала она.
- Так и будете стоять передо мной?- поинтересовалась она.
- А что нельзя? – нагло и совершенно не к месту прозвучал ответ.
От удивления она подняла брови и отвела  взгляд в сторону, это как бы значило, что она не ожидала такого поворота событий.  Осознав, что сказал глупость, он решил ретироваться.
- На самом деле я просто случайно проходил мимо и увидел вас – соврал он – вчера я очень торопился и сбил вас с ног, и как любой порядочный молодой человек, я решил подойти и извиниться перед вами уже без спешки.
Вся эта сцена напоминает ей отрывок из дешевых любовных романов. Эти потасканные фразы забавляли её инфантильность, а ещё больше её забавлял факт абсолютной ненужности этих фраз.  Даже если бы он просто подошёл и просто предложил прогуляться с ним, она бы с радостью согласилась. На фоне его рассказа нелепо выглядел букет полевых цветов. Да уж… все мужчины врут.  «И зачем им только это нужно? Ведь гораздо проще сказать всю правду сразу, не осложняя жизни ни себе, ни кому бы то ни было ещё. Но такова их природа они хотят… нет скорее их заставляет древний стереотип, быть или хотя бы казаться сильными и независимыми. Им  нельзя иметь слабостей. Глупость!  Из-за этой чуши рушатся порой жизни. Все мы люди и у всех нас есть право на слабости и ошибки» мысль пронеслась в её голове и что бы не было в дальнейшем ничего недосказанного она спросила:
- Эти цветы мне?
- Да.– тут же не задумываясь выпалил он, и сразу же понял, что попался.
- Отлично я очень люблю полевые цветы. – Она протянула руку за цветами, ему ничего не оставалось делать, как просто без всяких изречений вручить ей этот букет. Она взглянула на цветы, поднесла их к лицу и вдохнула аромат, было видно, что ей это понравилось. Потом она перевела взгляд на молодого человека и стала пристально смотреть – так может вы мне поподробнее расскажите как именно вы проходили мимо , и долго бы тут ещё бродили если бы меня тут не оказалось, раз уж на то пошло?
У него появилось такое выражение лица, как будто его только что уличили в мелкой шалости. «Да уж, с этой девушкой нельзя кривить душой…»
Она улыбалась и смотрела на него. Уж кого-кого, а лица противоположного пола были для неё как открытая книга, она видела их насквозь, во всех их намерениях.
- Ну во-первых меня зовут Александр. А как ваше имя прекрасная незнакомка? – решил, что так он сможет уйти от ответственности.
- Ууу… какие слова «прекрасная незнакомка», как будто вы вчера специально их где-то вычитали и запомнили, что бы сегодня поразить меня своей галантностью.
Он понял, что и здесь он прокололся. Она красивые слова не проглотит как наживку.  У него снова было глупое лицо. Вся эта ситуация казалась ей безумно смешной и комедийной, но она понимала, что если сейчас прямо перед ним разразиться смехом, то он уйдёт, уйдёт навсегда, а этого она не хотела. Он ей действительно понравился и она решила все – таки дать ему шанс:
- Моё имя Любовь, раз уж это так вас заинтересовало – она намеренно обращалась к нему на «Вы», во- первых  что бы показать что между ними всё же существуют границы, а во вторых ей было интересно, кто же все таки первому надоест ломать комедию.
- Какое прекрасное имя Любовь. – Чётко и с выражением произнёс он.
«Опять потасканные слова» - мелькнуло в её голове. Она  уже начала сомневаться в правильности принятого решения, слишком уж долго и наигранно он строил из себя интеллигентного молодого человека с хорошим воспитанием. К  тому же ему была не к лицу эта роль. Она пристально на него смотрела, вся в ожидании. Всё таки это он нашёл её, значит это ему что-то нужно от неё. А она пока лично, никому, ничем не обязана. Опять повисла вопросительная тишина.
- Ну хорошо. Я действительно искал вас – не выдержав пытки её молчания, признался он во всём – вчера наша встреча была не случайностью, вы очень мне понравились, я не мог вас не найти, это ангелы нас соединили. Пойдёмте гулять? – с выражением безысходности на лице и чувством сдавшейся крепости в душе, произнёс он.
Этот глупый и нелепый ответ вполне её устраивал, она была довольна тем, что он, наконец то, перестал ломаться и честно, и откровенно  сказал ей всё как есть. Хотя это и не стало для неё большим открытием.
- Пойдём – тут же ответила она, одним словом стерев остатки границ между ними.
- А куда пойдём? - с чувством восторга и искренней растерянности спросил он.
- Тебе решать – ответила она – я в этом городе всего лишь третий день.
-Тогда, я покажу тебе все саамые прекрасные места этого прекрасного города.


Ещё вчера она полностью и бесповоротно отказала себе в вольности завязывать любые романтические отношения с лицами противоположного пола. Но сейчас она идёт рядом с ним, с тем, кто не побоялся её дерзкого прямолинейного поведения. Видимо он всё же понял, что с этой девушкой стоит быть честным и откровенным, и он был таким, беспрекословно.

Она смотрит на него, на его угловатые четко выраженные черты лица, смотрит в красивые карие глаза, отражающие всю глубину его души, смотрит на густые брови, меняющие свое положение вслед за настроением этого человека, она оценивает в целом его несуразное худощавое телосложение, и он кажется ей мальчишкой. Хотя выяснилось, что разница в возрасте у них почти три года. Он старше её, а ей он кажется незрелым подростком. В общении она легко могла попробовать сыграть перед ним роль старшей сестры или даже мамы, и он ей подыгрывал. Видимо он к этому уже привык за всю свою жизнь, а она этим только забавлялась. Но мальчишка оказался совсем не так прост, как казался на первый  взгляд. С ним было интересно разговаривать, он ей рассказывал  истории, которые она никогда раньше не слышала, объяснял вещи, о которых она не думала, показывал то, что находилось всегда на виду, но, тем не менее, было всеми незамечено. Она легко смирилась с ролью благодарной слушательницы, одаривавшей своего сказителя улыбкой каждый раз, когда он поворачивался к ней  в ожидании её реакции. С ним было легко: ни тревоги, ни беспокойства, гармония.

Всё это ей безумно напоминало начало большой любви, в воздухе витало чувство дежавю.  И её это не пугало. Она решила, что если в тот раз это её не убило, то в этот раз она тем более всё переживёт. Как говориться на ошибках учатся. Она смотрела на «мальчишку» всеми силами старавшегося завоевать её расположение, а в дальнейшем, быть может, её руку и сердце.
«Это уже не флирт» - толи думала, толи чувствовала она, а может чувство плавно перетекало в мысли, кто знает? Она смотрела на него: а сможет ли он пережить безразличие и равнодушие, если ей вдруг захочется прекратить этот эксперимент над своим сердцем? Порой казалось, что сможет, а порой складывалось впечатление, что это его убьет. Казалось, что его сердце очень легко сломать изнутри, если она сумеет пробраться к нему в самую глубь, то непременно разобьет его,  и никакая внешняя показная, бронебойная защита его не  спасет. Он будет мучаться в агонии, а потом либо его душа умрет, либо переродиться.
Конечно, она не хочет причинять ему такой боли, но и не учесть эту возможность она тоже не может. Слишком он был мил и уже дорог ей, что бы нечаянно причинить боль ему, её ребёнку, о котором она была уже согласна заботиться, холить его и лелеять.
Психологи утверждают, что есть два типа мужчин – это мужчина-отец и мужчина-сын. Так же они утверждают, что мужчин отцов осталось мало в наше время, в основном остались мужчины-сыновья, дети, которые, выходя из-под опеки родной матери,  переходят под опеку своей жены. Они сознательно ищут себе женщину которая так же беззаветно заботилась бы о них, исполняя все прихоти.
Любу нисколько не смущало, что этот довольно взрослый уже, умный парень, подсознательно хочет найти в ней вторую маму для себя. Её это забавляло. Её вообще забавляло всё, что произошло в этот день, начиная с того момента когда он к ней подошёл. «Дешёвая книжная история» -вертелось в её голове, но эта мысль её нисколько не смущала, напротив, она ей больше всего казалась забавной. Чувствовать себя главной героиней такого романа ей приходилось впервые. Казалось, что слова в этой книге были написаны яркими не тускнеющими со временем красками, страницы заполнены чистотой и невинностью первого прочтения, светом, несущим прозрачность и тепло. Уже даже не роман, а сказка окружала её. Это не продолжается долго, этим нужно наслаждаться в течении, а не после. Неизвестно какой привкус это всё приобретёт со временем: горький, такой, что при одном воспоминании захочется выплюнуть это из памяти, или сладкий вкус, возникающий при каждом повторении этой сказки и не во сне, а наяву.
Он уже крепко держал её за руку, боясь выпустить, словно синюю птицу. Она шагала рядом с ним, мечтая о том, чтобы это не оказалось, её мечтой или очередным видением, она смотрела на него как на воплощение новой жизни, силы, уверенности и  защиты.
Остановились.
Утих разговор.
Он посмотрел ей прямо в глаза, как будто хотел узнать ответ на не озвученный вопрос. Она ответила молча.
«И они поцеловались»- подумала она - «опять всё как в дешёвых романах!» Она отвернула лицо со словами:
- Приличные девушки на первом свидании не целуются.- Она произнесла эти слова, потом снова посмотрела ему в глаза.
- Я не ошибся в тебе, теперь я понял это.
- Знаешь, редко кто во мне не ошибается – парировала она.
- Во всяком правиле есть свои исключения!
- Если ты предпочитаешь думать так, я не стану тебя переубеждать. Уже смеркается, мне пора.
Он молча взял её руку в свою и они пошли. Когда они оказались на остановке, молчание всё  еще издевалось над ними, и лишь когда на горизонте появился автобус её маршрута, он повернулся к ней лицом и, глядя прямо в глаза, с отчаянием спросил:
- Когда мы с тобой увидимся в следующий раз?
Она лишь произнесла в ответ:
- Моя картина ещё не закончена. – И загадочно улыбнулась и запрыгнула в автобус.

Так как на  остановке кроме неё никому больше садиться не надо было, водитель быстро закрыл двери и поехал дальше по маршруту. Теперь, этот городской транспорт, увозил её от него, а не его от неё, как при их первой встрече.
«Картина ещё не закончена». Это значит, что право решать она отдала мне, значит, она согласна.  - С этими мыслями он и побрёл дальше.






Глава 5
Сегодня ей приснился странный сон.
Сегодня ей приснился странный сон, она рисовала картину. Она думала о том, какую картину, которая уже имеет название - любовь, она могла нарисовать на чистом холсте.
Пусть там будет жёлтый фон, решила она, цвет солнца и радости обволакивающий всё, и падающий на каждый миллиметр картины. Солнечный свет не яркий, не тусклый, что-то среднее между сиянием солнца и блеском луны. Ни свет, ни тьма – иная сила. Это уже не просто фон, а атмосфера, которую можно увидеть и почувствовать на ощупь.
Желтый свет и пока ещё не ясные очертания чего-то в центре картины, толи звезда, толи Богиня Венера. А может ни то, ни другое. Любовь… где-то вдали в правом верхнем углу проступают часы Сальвадора Дали, расплывшиеся в пространстве, а рядом слёзы, но они не освещены жёлтым светом, они черные, пролитые   луной.
Вот оно! В центре стена сделанная из красного кирпича и имеющая удручающий вид. Но ко всему через эту стену уже пробивается маленький росток жизни. В самом центре несокрушимой стены красуется бутон розы, который сумел пробить себе путь сквозь камень и найти свое место  под солнцем, которое щедро одаривает его своим сиянием и теплом.
За стеной, откуда появился этот цветок, нет ничего, даже пустоты которую можно заполнить. Там просто живут  люди, живут или существуют, кому как удобней.  Они бегают из угла в угол, пытаются что-то отыскать, а зачем это что-то искать, когда за всё нужно бороться. И эта маленькая, красная роза как противопоставление всему человеческому миру. Она боролась, никто с этим не спорит, потому что просто так она не смогла бы преодолеть эту толстую каменную стену  и занять свое место под солнцем. Своим видом она кричит и восклицает – «Люди вы глупцы!», потому что нельзя найти то, что нельзя найти, за что нужно бороться. Есть вещи, которые приобретают свои истинную ценность только после того, как их завоюют. Это как знания, их нельзя найти, их можно только получить от кого-то, или самостоятельно кропая над книгами, но в любом случае за них тоже нужно платить или бороться, кому как удобней. А это слово «плата» многих вводит в заблуждение, платить придется не деньгами, а собой, своим временем и терпением, жизненной энергией.
Роза – маленькая, беззащитная, красивая, - упрек всему человечеству, как красная тряпка для быка сияет на этой картине. Роза кричит своим видом – «Смотрите люди, вы можете всё!»
Стена из красного кирпича, но это не тот оттенок, что и у розы. Роза  имеет ярко алый, насыщенный цвет, который радует и воодушевляет. А стена? Стена как грязное пятно извивается стыками кирпичей и своей несуразностью создает конфуз. Грязный, красный цвет крови смешавшейся с землёй, или цвет сердца засыпанного пеплом и сажей, закопченного от пожаров которые устраивали в нем те, которые хотели завоевать это сердце.
И так, стена в центре, центр это сердце. Видны  следы долгой и жестокой  осады, следы войны, которая ввелась не на жизнь, а на смерть, но стена выстояла под всеми натисками грубого мира. Прочности и твердости ей придавали цинизм и расчетливость.  Ничто не сломило стену, лишь маленькая нежная роза сумела пробить оборону. Это случилось только потому, что она пришла не завоевывать этот мир, что перед стеной,  а пробилась, что бы попытаться изменить его, вырастить там сад, сделать его сильным и здоровым, и что бы миром управлял не безжизненный камень, а живые цветы, приносящие тепло и радость.
Всё в жёлтом свете: стена, которая начала ветшать по краям; в центре стены маленькая живая красная роза; в углу, где-то совсем далеко время – безапелляционный арбитр жизни; и тоска из параллельного мира, угнетающая душу и сознание.
Вот она, картина под названием «Любовь».

***
«Пригороды оказались очень даже милыми и симпатичными» - думала Люба, возвращаясь в город. Мимо  её глаз проплывали бесчисленные дома и деревья. Был жаркий день, из-за этого дорога тянулась как расплавленная резина. Монотонный гул мотора всё время пытался обратить на себя внимание внезапным кряхтением, но люди, ехавшие в автобусе, абсолютно безразлично относились к его жалобным стонам. За всю дорогу ни один человек не произнёс ни слова, каждый был абсолютно и беззаветно погружен в свои мысли.
Люба небрежно махала листом плотной бумаги с одним из своих эскизов, пытаясь хоть как-то ослабить воздействие на неё раскалённого воздуха. Уже десять раз она пожалела, что не взяла с собой в дорогу плеер, всё бы не так скучно было коротать эти минуты. Но за неимением лучшего, приходилось пользоваться тем, что есть. Окно с постоянно меняющимися пейзажами и собственные размышления выручали её от скуки.
Она намеренно не пошла сегодня к собору, а уехала как можно дальше от центра города. Не потому что ей стало страшно возможного дальнейшего развития отношений, а больше, потому что она хотела дать себе время на то, чтобы всё обдумать и решить. Не хотелось разбивать сердце этому молодому человеку, но и самой попадать в ловушки совсем не было желания. Нужно было выяснить действительно ли это большое чувство или её очередная увлечённость, любовь или влюблённость. А чем отличаются эти два понятия между собой? Любовь - если ты думаешь, о нём, когда его нет рядом, а влюблённость - если ты думаешь о нём только, тогда когда он с тобой рядом. «Если это любовь, то мы обязательно найдем друг друга, а если это влюблённость, то, может быть, встретимся где-нибудь случайно. В любом случае, все уже предрешено». Их судьба написана заранее, в их руках только качество жизни.
«Смогу ли я полюбить второй раз? Вторая любовь может быть только после смерти первой. А умерла ли первая? Или я смогу любить двух людей одновременно, но по-разному? Почему просто  нельзя обойтись без неё?» - вопросам не было видно конца. Они как непреодолимые стены вставали на её пути переосмысления  и нового понимания любви.  «Будет ли хорошо ему со мной? И смогу ли я дать ему то, чего он хочет? Может просто стоит оставить его и дать возможность жить дальше, как и прежде без меня? Раскованно и беззаботно, так, что бы ему ни приходилось каждый раз оглядываться на человека, с которым он делит свою жизнь. Что это? желание оградить дорогого человека от переживаний или собственный эгоизм? Освобождение себя от ответственности перед ним за его жизнь. В любви не бывает эгоизма, бывают страх и предрассудки. Именно страх и предрассудки лишают нас порой всего. Один неверный шаг, продиктованный этим псевдоэгоизмом и, оглянуться не успеваешь, как вся жизнь изломана и исковеркана. В двадцать лет мы думаем, что жизнь дает нам множество шансов устроиться поудобнее в ней, а в сорок понимаем, что шанс был всего один и некоторые с горечью осознают, что по глупости и случайности, из-за страхов и предрассудков совершенно безалаберно упустили его. Жизнь такова. Все не могут быть счастливыми. Счастливы избранные.  Счастливы те, кто нашёл самое ценное, то чего не отнять - свою душу. Счастливы те, кто смог пробудить свою душу, усилить её и жить в согласии с её потребностями. Счастливы творцы и деятели. Несчастны лентяи и лежебоки.  Почему человек не может следовать зову своего сердца? Ведь в принципе в худшую сторону ничего не может измениться, если он примет какие то шаги на пути к осуществлению своих заветных, светлых желаний? Общество!- массовое сознание! Безжалостный судья для каждой единицы личности. Вопреки своим желаниям приходиться согласовывать свои действия с общественными постановлениями о нормах общепринятого поведения. Счастливы единицы, которые научились контролировать общество своим мнением. Несчастны ослабленные личности, вынужденные повиноваться велению масс. А почему я должна думать о том, что думают обо мне другие?! Мысль мимолётна, в эту секунду есть, в следующую секунду пропала. Молва?... разнообразна и многогранна, её можно контролировать своим игнорированием. Я хочу жить так, как я хочу, а не так как кто-то хочет за меня. Сколько людей столько и мнений.  Каждый человек сможет дать мне массу советов, которые, по его мнению, улучшат мою жизнь, но все советы всех людей будут кардинально разными между собой, под каждого не подстроиться. Искать себе идеала и внемлить его словам? Нет! Идеальных людей нет в природе. Так зачем же тогда  мучить себя и терзать свое сердце бесконечными подражаниями и попытками подстроиться под кого-то? Не легче ли заглянуть себе в души, понять и осознать чего хочу я, и что из себя я  представляю? Как соотносятся между собой мои желания и мои возможности? Не стоит ли отказаться от тех желаний, которые никогда не будут исполнены? Я такая какая я есть. Нравлюсь я вам или нет, меня это мало заботит, меня больше волнует, нравлюсь ли я сама себе, и хороший ли вы человек внутри, интересно ли мне будет с вами общаться. Теперь я выбираю, а не меня. Вот моё отличие от массы. Но выбор это тоже не на столько просто, как кажется.  Повсеместное и вездесущее сомнение, не дающее спокойствия. Ни на минуту не можешь освободиться от вопроса «а правильно ли?» такова цена. Но духовная свобода стоит смятения.  Можно даже сказать, что сомнения это путь в конце, которого есть один единственный, правильный выбор. Процесс выбора это неустанная работа мозга. Постоянное осмысление и анализ. Прошлый опыт, фильтруясь через характер и эмоциональное состояние, выливается в духовный порыв. Охватывает ледяное оцепенение, когда осознаешь вдруг, что даже самый маленький выбор, шажок по жизни может определить всю твою судьбу. Да в принципе и не только твою, но и людей окружающих тебя. Ведь в любом случае, я влияю на людей, так же как и люди влияют на меня. И если я сделаю неверный шаг и пойду в другую сторону, то значит, я могу не сломать, но немного изменить чужую судьбу. Это ответственность. Мы все в ответственности друг за друга, хотим мы этого или нет, эта ноша дана нам при рождении. Мы строим не только свою, но и чужую судьбу.
  Судьба… нести людям хорошее или плохое? Черное или белое.
Кто в ответе за сломанные судьбы, и должен ли вообще кто-то за них отвечать?
Раскаяние перед Богом это видимо и есть осознание того, что кто-то поломал чью-то судьбу, а вместе с ней и жизнь.
Судьба- цепочка событий, приводящая в итоге к жизненному призванию, если она не была нарушена самим человеком или кем-то другим. Каждую поломку можно починить, так же как и исправить любую ошибку в тексте. Судьбу, наверное, тоже можно наладить, но на это придётся приложить гораздо больше сил, нежели если бы судьба шла своим чередом. Это доступно только сильным людям. А, как известно человек может ВСЁ, если действительно захочет. Значит, каждый человек в силах исправить ошибки.
Что главное? Осознание! В наше время, время играет на руку людям. Всё слишком стремительно происходит, для того, что бы помнить грехи старинной давности. Много сходит с рук за счет терпимости и разнокультурности народа. Бог дает нам жизнь, жизнь это цепочка событий, эта цепочка это судьба человека, а, как известно, каждый человек сам делает свою судьбу.
Никогда не нужно надеяться на кого-то, что вдруг люди проявят добродетель и помогут тебе бескорыстно. Такого не бывает. Надо будет просить о помощи. Хотя… ведь только так в принципе, люди смогут узнать, что тебе нужна помощь – когда ты попросишь. Мы многое думаем, многое переживаем и почему-то возникает ощущение, что все люди окружающие нас, даже те который знают нас первый день, прекрасно знают обо все наших горестях и радостях. Но на самом деле это не так, они просто подстраиваются под наше настроение, и создается иллюзия, что они нас понимают, а они просто сочувствуют и всё. Получается, что от прошлого  отказаться очень легко. Наше прошлое это наши друзья и знакомые, которые изредка напоминают нам о том, что было… иногда. Часто всё вообще забывается, природа современного человека такова, что он живёт в сегодняшнем и завтрашнем дне, а прошлое уже прошло и принесло свои уроки. Легко начать новую жизнь, не пытаясь избавиться от прошлого,  а меняя к нему свое отношение, и критерии оценки прошедших событий. Менее критично, снисходительно относясь  к себе в прошлом, можно легко списать все грехи и недочеты на неопытность и молодость, на козни других людей, на безысходность, и в большинстве случаев это будет правильно, нужно перестать хаять себя, а просто любить себя таким, каков ты есть, и стремиться к самосовершенствованию.
Жизнь – это борьба. Опускаешь руки и она начинает тебя сгибать, она ломает тебя. Закалённость в боях дает свои положительные плоды. Лень и ожидание того, что за тебя всё сделают – убивают человека.
Лень – это когда встаёт вопрос «ради чего?» … На самом деле лентяйство это трагедия, болезнь наравне с наркоманией, а может даже ещё хуже. Нельзя ничего не делать – это преступление против самого себя».
Прошло около минуты вообще без конкретных мыслей, все глобально перемешивалось в мозгу от только что понятого и осознанного. Наконец она психанула, не выдержав таких беспринципных истин, которые сама себе вывела, она знала, что была права но…
«Надоело думать! Жизнь сразу стала сложной и придирчивой! К чему это? Зачем лишняя головная боль, когда и так уже бытовых проблем хватает? Зачем осложнять своё существование лишними сомнениями?  Не проще ли довериться сердцу и пусть всё будет, как будет.  Разум всегда побеждает, так может попробовать в этот раз обойтись без него, делать то, что хочется, то, что кажется правильным. Попробовать немного пожить и таким образом».
Решение было принято.

Глава 6
- Я люблю тебя - раздалось в телефонной трубке. Это признание не стало неожиданностью для Любы.
В ответ молчание.
Что сказать? Она не может сказать ему то же самое, это слишком сложно и ответственно. Молчит как партизан.
Секунды длятся вечность. Ну, скажи же ты, уже хоть что-нибудь!
Поняв, что ответа не дождётся, он все-таки произнес:
- Приезжай сейчас ко мне?
Мысли со скоростью света метались и путались у неё в голове от столь резкой смены позиций их отношений.
- Зачем? – тихо произнесла она.
- Я хочу тебя.
- Я тоже хочу, к тебе. Но уже поздно, я никуда не поеду в такое время одна.
- Хочешь, я за тобой приеду?
- Приезжай.
***
Её мысли, после того как все между ними закончилось:
«К чему всё это было?  Хотелось серьёзных отношений, а в итоге опять разбитое сердце.  Или это просто иллюзия, что сердце разбитое? Уже просто по привычке, по инерции душе переживает то, что обычно чувствуешь после обмана. Но на самом деле горечи не было! Ты хотела не думать. Думать только то, что хочешь, что чувствуешь. – НА! Получи! Ты будешь плакать из-за того, чего хотела сама? Нет… Тогда жизнь прекрасна! Он думал, что он воспользовался тобой, обольстил тебя, очаровал, а на самом деле, ты то знаешь, что всё на оборот. Ты этого хотела, ты это допустила, ты воспользовалась этим человеком наглым образом.
Какая мелкая у него всё-таки душа, если он думает, что ты его очередная победа. Он стал для тебя лишь рычагом, который помог тебе повернуть свои мысли в другое направление.  Всего лишь механизм со своим особым духом, но без души. А раз это механизм, так стоит ли убиваться из-за него? Один ответ. Нет.
Ты смогла это девочка! Ты знаешь, что в этой жизни ты можешь получить всё, что захочешь. Улыбайся. Ты рождена любить и быть любимой. Твоя настоящая любовь научила тебя этому, научила любить людей, мир, а главное любить себя! Девочка ты достойна всего».
С восторгом и горделивым достоинством она рождала эти мысли, эти простые истины. С улыбкой на лицеи сиянием в глазах.

Дневник в тот же вечер:
Сложнее всего остаться, и бороться с проблемами. Человек всегда бежит от того, что его угнетает и не дает покоя. Мы всегда стремимся сбежать из тех мест, где нам бывало плохо. Возможно, что это правильно, а возможно, что и нет. Сбежать от проблем – это не значит решить их. Нерешённые задачи всегда гложут сердце, и количество километров не влияет на силу удара. Можно долго задаваться вопросами: за что? почему? и зачем?   но только вера в себя даст силы дальше идти по пути.  Да, больно!  Да, невыносимо! Но ведь жизнь продолжается, и мы не имеем права  ставить точку на всём одной лишь неудачей.
Хочется выть и лесть на стены. Почему из-за чужой ошибки должна страдать я? Невыносимо и тяжело.
Я останусь и буду продолжать свою борьбу за своё существование в том мире где пускай один раз мне не повезло, но в остальном он был хорош и добр ко мне. Я докажу всем свою исключительность. И только время покажет, кто был прав, единственный и самый справедливый судья для всего человечества.

Глава 7

- Любаша, милая, зачем же тебе это всё нужно – сетовал Ивполит – разве ты не чувствуешь, что ещё слишком рано. Куда ты собираешься? – в это время люба подошла к зеркалу – о Боже, а глаза то какие печальные, как будто прощаешься с кем-то. Неужели, ну неужели тебе это нужно, девочка моя?
- Оставь её. Она хочет оказаться в пропасти, на дне.- С сожалением и с тонкой ноткой утешения произнёс кто-то рядом.
- Кто ты?
- Я её бывший Ангел-хранитель.
- Ты уже один раз довёл её до крайней точки, я не позволю, что бы это повторилось.
- Слишком она хорошая для этого, да?
- Да.
- И необыкновенная, да?
- Да.
- И нежная, да?
- Именно так.
- А ты не думал, почему она такая? Я знаю эту необыкновенную, добрую, нежную девушку с детства, с младенчества, и я знаю, как ей удаётся оставаться такой, а ты нет.
- Ты считаешь себя самым умным, так почему же ты допустил такую трагедию в её жизни?
- Это не была трагедия и сейчас она это поймёт.
- Что ты имеешь в виду? Ты говоришь загадками.
- Перед тобой добрый, отзывчивый, необыкновенный человек. Ты это видишь. Ты увидел её уже такой. Но ты не видел всё зло по отношению к ней, которое она терпела, не видел предательства её друзей, не видел её одиночества в толпе.  Только побывав на дне, в самой грязи, начинаешь замечать чистое небо, и чем выше небо, тем оно чище, а там и до звезд не далеко. Слишком много раз и по разным причинам оказывалась она на дне, на дне своих чувств. И сейчас, я вижу, она хочет излечиться тем же способом, как обычно через дно своей души.
- Что ты мелишь, какое дно? Какая чушь! Разве ты не видишь, что она совершает ошибку?
- Она хочет быть порочной – пусть будет. Она хочет быть коварной – пусть будет. Она хочет быть эгоисткой – пусть будет. Не мешай ей, это всего лишь раз в её жизни и всего на одну ночь. Это прививка.
Ошалелые глаза Ивполита смотрели на сгорбившегося в три погибели старца. Ивполит был и сам далеко не молод, но казалось рядом с этим стариком он смотреться так же как Самсон рядом с ним.  Казалось, он имел огромный опыт за своими крыльями, но такой седовласый антиквариат он видел впервые. Казалось,  он был на столько стар, что если бы не был ангелом, то у него определенно был бы старческий маразм.
- Поверь мне, для неё так будет лучше. Ты задаёшься не теми вопросами.
И тут Ивполит понял.
- С вас сняли обвинения.
- Да.
- Почему?
- Потому что её признали. Она сама делает всё, что делает, ты никак не можешь повлиять на ход событий, настолько она сильна. Она ангел, чья сила проявляется уже на земле.  Ты можешь только наблюдать и всё.

***

- Уважаемые пассажиры объявляется посадка на рейс…
Эти слова прозвучали так, словно мёдом по сердцу намазали. Любе ничего не хотелось, только сесть  в самолёт и, через несколько часов оказаться дома. Приехать  без предупреждения, так сказать сюрпризом.  Увидеть озадаченное, удивлённое, но при всём при этом очень радостное, ясное мамино лицо. Обнять её прижаться изо всех сил к груди той чьё сердце подарило ей жизнь. Ни о чем не рассказывая, просто сказать, что дома жить лучше и остаться. Ей там не понравилось и ни о чем подробнее её никто спрашивать не станет дома. Она хотела зайти в свою комнату и оказаться в прошлом, там, где не было ещё всего того, что с ней произошло. Просидеть там весь день и вытирать пыль с полок, на которых стояли её книги и её фотоальбомы. А вечером позвонить друзьям и ошарашить их своим возвращением. Это будет выходной день, значит, они обязательно соберутся куда-нибудь идти куражить.
Ей предстояло возвращение домой, в прошлое, туда от чего она так стремительно убегала  и куда теперь рвется её душа. Теперь это было для неё не удручающим её внутренний мир местом, а  то её окружение, в котором она абсолютно осознанно хотела находиться в данный момент. Там всё было просто, там она умела и знала, как бороться с душевной тоской,  там она была родной, там были люди, которые её любили  и ждали.
Так что же такое любить и ждать?  Эти чувства так многогранны, что Люба и сама в них запуталась. На протяжении трёх лет её мучила любовь , которую в последствии она с легкостью забыла, когда ей всё это надоело, и как только на горизонте появился другой человек, который как ей казалось полюбил её. Просто захотелось ответить ему взаимностью, просто захотелось быть любимой и желанной, захотелось получать и отдавать нежность и ласку. К чему всё это было?
Любовь ей казалась всепоглощающим чувством, именно из-за любви у неё не было мужчины три года. А теперь одного она добровольно забыла, смирилась, поняла, что всё прошло, поняла окончательно и бесповоротно,  а от второго ушла, не смогла понять, простить. Если любовь всепоглощающее чувство тогда, что он делал в постели с другой, и зачем сам же ей обо всём рассказал?
Если сейчас она летит в этом самолёте, получается, что никого из них она в принципе никогда не любила…  если бы любовь была, то она либо летела от одного, либо летела к другому. А она направлялась домой.  Мутное ощущение терзало её душу: если это всё было иллюзией, если она никого из них не любила, то способна ли она любить вообще? Она просто боялась мужчин, всю жизнь бегая от них? Или же она, осознавая свою силу над ними, пыталась оградить их от страданий?  Слишком много было тех, кто хотел быть с ней, она не любила причинять страдания людям.
В чем причина? Где ответ? Её старая любовь была лишь ширмой, за которую она ловко пряталась сама от себя? Любила ли она хоть одного из них? Риторический вопрос.
Что вообще такое любовь, когда от неё не остается ничего кроме духовного преображения? Да это единственное что выделяет любовь, или то, что похоже на неё. Она меняет человека, пробуждая душу и заставляя её совершенствоваться. Разве похоть или страсть могут это сделать?
Душой завладело смятение.
Белые облака проплывали под крылом железной птицы парящей в небе. - «Я свободна, как птица и мне это нравиться».
Все люди смотрят в небо, это единственное, что всех объединяет, это связующая масса всего мира. Каждый человек живет в небе, дышит небом, смотрит в небо. Это данность с практически незаметной грандиозной значимостью – это ВСЁ, без неба не останется ничего, кроме каменной массы тела планеты. А небо это душа, которая дарит жизнь. Небо  это важнейшая часть нашей жизни, без которой мы можем жить максимум одну минуту, связующее звено всей вселенной. Осознание пространства неба это своеобразное осознание своей души, Бога.
Это её чувство заставило её посмотреть в небо, и обратиться к нему за недостижимым, и небо предоставило ей всё, что она просила. Например, это была хотя бы даже самая выдуманная и необоснованная связь с человеком, который был ей необходим. Через  эту хрупкую связь она научилась многому, чего бы никогда не узнала без этого.
Любовь ли это была? – или путь к Богу? Или это одно и то же?
Любовь? Любовь! Любовь…
Первый дорогой ей человек стал для неё удобной стеной, за которую она пряталась при малейшей опасности. А опасностью для неё были любые отношения с мужчинами. Она на столько боялась душевной боли, что малейшая вероятность испытать это выводила Любу из себя и заставляла бежать сломя голову, и прятаться за бронебойную стену.  Получается он, в принципе, не был ей нужен - этот человек. Ей было важно его существование. Важно было то, что где-то есть тот, которого она как будто бы ждет и надеется на его скорое возвращение. В жизни Любы ни разу не было серьёзных романов.  И, по сути, первое её сильное чувство присекло их на долгий срок. Вдруг оказалось, что тяжело поступаться  в некоторых ситуациях своими принципами, это было то, чего она не делала никогда. Оказалось, что тяжело ждать звонка, а тем более встречи, тяжело расставаться и прощаться, когда чувства ещё живы.
Любить и быть любимой сложно – именно эту науку она познавала в одиночестве на протяжении трех лет. Она пыталась растить чувства к людям, которые этого даже не подозревали. Потихоньку и помаленьку  она училась любить людей, понимать их, и самое главное, подстраиваться под них… всё это было пройдено в одиночку, без чьей либо помощи. А как только становилось сложно, и появлялся намек на нарушение её духовного равновесия кем-то из вне, она ловко пряталась за свою стену иллюзий с именем прошлой любви.

Прошло время. Любая наука хорошо усваивается, если её хорошо учить. И как говориться самое лучшее образование это самообразование (от слова образоваться).

Почему она раньше об этом не думала? Столько слёз и страданий! Теперь было ясно, что это были слёзы не об определённом человеке, а скорее слёзы отчаяния и осознания собственного бессилия перед стихией. Бог мудр, он посылает нам испытания не для того чтобы сломить нас, а для того чтобы сделать нас сильнее. Переживания и страдания – деформация сознания и дикое желание любить и быть любимой. Она рождена, что бы любить, все её устремления были направлены на то, чтобы дарить кому – то ласку и нежность, заботу и тепло, она рождена женщиной, она рождена для этого и ради этого. Этому было необходимо научиться, и она научилась.
В один прекрасный день Люба поняла, что уже готова к этому чувству. И смело, смотря на мир широко открытыми глазами, легким движением руки разрушила стену… (и назад уже дороги нет). А за стеной оказалось то, к чему она так долго готовила себя.
Так, наверное, было суждено, что в её жизни любовь была трагична. Она уже даже успела привыкнуть к этому. Что можно ещё сделать, когда не умеешь по-другому.
Трагедия ни в смерти, а в расставании.
Каждый раз хотелось любить безоглядно и самоотверженно, не принимая во внимание всю мирскую суету. Казалось, что так и нужно, что это самый правильный путь к самой чистой любви, а оказалось, что это всего лишь очередная надуманная глупость. Не бывает любви без быта и суеты.
Любить на расстоянии было легче. Легче было смириться с обстоятельствами, просто поселиться  в собственном маленьком мирке со своими мечтами и надеждами, просто иногда думать о предмете своих вожделений.
Она сумасшедшая, в старости  у неё обязательно будит маразм.
Трагедия это даже не сама её любовь, а то, как она любила. Трагично её понимание любви.
Да, любовь это самое главное ради чего бы живём,  но иметь любовь и быть счастливым это две разные вещи. Можно быть бесконечно любимым и быть несчастным, а можно иметь безответную  любовь и быть бесконечно счастливым. Это не взаимосвязанные вещи, но влияющие друг на друга.
Готовила ли она себя? Познавала ли она себя? Или всё это время просто боролась с собой? Потому что-то чему она так долго сопротивлялась, накатилось на неё с другой силой. Любила ли она эту, новую свою любовь?  Или  он стал лишь экзаменом после долгого курса обучения? Не хотелось в это верить…
Каждый раз, когда встречаешь человека, которого не хочется отпускать от себя, кажется, что вот он! – один единственный к которому стремиться сердце. Не хочется верить в то, что, как и все предыдущие он исчезнет в жизненной суете, оставаясь лишь приятным воспоминанием. Возможно, что именно это сожаление многие путают с приятным чувством под названием любовь.
Сожаление…Он был ей дорог, но кроме любви, у неё ещё осталась и её собственная жизнь, которую совсем не хотелось омрачать обманом и предательством. Легче сразу отказаться от того, что может стать дорогим, чем потом страдать когда произойдет предательство. Или же это не правильно? Если бы он боролся за неё? Если бы она боролась за него? Существует такая вещь как судьба, каждый зарабатывает её себе сам своими поступками. И если им суждено быть вместе, то они обязательно будут. А если ей суждено быть пока одной, то она ничего не сможет с этим поделать, остается лишь смириться и принимать факты такими, какие они есть. Счастлив тот человек, который свободен от неисполнимых желаний, несчастен тот, кто не умеет мечтать, важно найти грань для себя. Она счастлива. Мир внутри неё преобразился. Она умеет любить и быть любимой. Жаль, конечно, что счастливой любви как в книжках у неё не получилось, но книжки это одно, а ей жизнь совсем другое. Читать красивую, хорошо написанную книгу всегда приятно, а жизнь мы видим в другой проекции, менее радужной. Важно уметь сопоставлять предложенные размышления и личный опыт и решить для себя вопросы – «Все ли я делаю правильно?», «хочу ли я так жить?».
Любовь всепоглощающее чувство, переиначивающее и заставляющее переосмыслить свои основные жизненные позиции. Если этого не происходит, то можете, как угодно назвать эти чувства: страсть, похоть, симпатия и т.д., но это не Любовь.

Золотое небо.
Была поздняя осень. Погода со всей присущей ей небрежностью разбросала остатки её былой роскоши по земле. Оставшимися на деревьях листьями играл ветер, как будто на музыкальном инструменте, создавая мелодичный шум. Волны, накатываясь на берег, играли свои аккорды. Камушки на берегу вперемешку с ворохом листьев при каждом шаге выбивали такт. Под этот незатейливый аккомпанемент исполнял свои жалобные песни хор чаек.
Шаг за шагом синий простор становился ближе. Вот уже не слышно было ничего кроме шума волн. Он сел на берег и стал смотреть вдаль. Нежно голубой, бескрайний горизонт, озарённый ярким солнцем, зачаровывал, завораживал и гипнотизировал.
Сначала в голове не было ни одной, даже самой мельчайшей мыли, было лишь одно понимание вечности и спокойствия. Потом одна за другой, начали нападать идеи и размышления, атакуя кажущуюся безмерной власть над миром. Когда смотришь на что-то вечное и бескрайнее, невольно начинаешь ощущать себя частью вселенной, самой важной или самой незначительной - неважно, важен факт твоего существования на этой планете.
Неизвестно какая сила заманила его на этот берег. Ему просто захотелось в этот час, в эту минуту быть именно здесь. И он сел в машину, и поехал, как обычно потакая всем своим капризам. Жить ради себя легко, жить ради других мука. Он это знал и поэтому старался избегать отношений, которые могли стоить ему его мнимой свободы. Никогда не стараясь понять причины поступков других, он смотрел лишь на свои ощущения и впечатления, всегда смотрел себе вовнутрь, не подозревая, что там тоскливо и тускло.  Жить ради себя, эгоизм или инстинкт самосохранения? Ни то ни другое, это просто ошибка и недопонимание мира, окружающих людей и, прежде всего самого себя. Кто он? Что он? Всегда казалось что он это лишь «он» в понимании личности, а теперь оказывается, что «он» это все, что его окружает: все люди с которыми ему приходится общаться и под которых подсознательно приходится подстраиваться  или наоборот ломать их под себя; его  семья, заложившая в него моральные устои и требующая его существования в соответствии со сложившимися традициями; его друзья, с которыми он движим одной идеей и без которых он перестанет представлять какую-либо  ценность для общества. Ему всегда казалось, что жить для себя это самое разумное, что он может сделать всё в своей жизни, а оказалось что это просто невозможно. Мы живём не, потому что мы кому-то нужны, а потому что нам кто-то нужен.
Зачем он пришел на этот берег? Отдохнуть от городской суеты? - нет. Насладиться прекрасными пейзажами природы? – нет. Подумать о жизни? – нет. Он пришёл сюда, что бы найти то, что так долго искал.

Он был молод и полон энергии. В его голове всегда созревали самые неординарные идеи. Из толпы людей он всегда мог выделиться без особого труда. У него была упорядоченная и обеспеченная жизнь с верными друзьями  за спиной. Он имел все, что могло быть пригодно человеку для счастья. Но с недавних пор он испытывал, какие угодно положительные чувства: смех веселье радость, - но счастья он больше не чувствовал. Он был несчастлив.
Там где небо плавно переходило в водную гладь, он тщетно пытался разглядеть то, что видеть не мог. «Почему мир так жесток?» - вертелось в голове. Захотелось расплакаться, но слезы не текли. Когда человек по кому-то тоскует, он в первую очередь жалеет себя. Жалость к самому себе? Нет, он этого не испытывал. Он хотел понять, он старался изо всех сил, но из всех возможных ответ в голову приходил лишь один – «материальное благополучие». Зачем ему это всё? Волны притихли в ожидании ответа, но ничего кроме риторического вопроса они больше ничего не услышали.
«Я слаб. По природе своей я слаб - думал он - стоит только отобрать самую главную и самую неиграющую роли в моей жизни вещь, как все тут же теряет смысл и, я становлюсь никчёмным и беспомощным, без мечты и  без цели в жизни».
- Господи, – обратился он к небу - за что мне всё это?
Бог не ответил. Впрочем, он всегда только так и делал.
Жить хотелось с трудом. С каждой секундой это желание всё быстрее и бесследней  растворялось в огромном озере, которое поглощало в свои недра всё, что  человек мог предложить ему и даже больше. По сравнению с этой массой воды его невыплаканные слёзы казались ему жалкой крупицей в океане человеческой, душевной боли. Капля за каплей вслед за мыслями бескрайнее водное пространство утоляло его жажду - жажду жизни.
Ему не было плохо, ему не было тоскливо, ему было «никак». Он ничего не хотел, ничего не чувствовал и не видел причин для дальнейшего существования. Ангелы забыли про него, думал он.
Он всегда добивался того, чего хотел. Сквозь время, через трудности и препятствия он приходил к желаемой цели. Он верил, что так будет и с его главной мечтой, но немного позже. Он забыл, что время не ждёт, оно не оставляет шансов, оно уходит. Он всегда думал, что времени в принципе очень много и он легко может транжирить его на ожидание. А оказалось, что время не может просто быть, оно предназначено для чего-то. В наш век слишком много соблазнов, чтобы использовать время не по предназначению. Стало страшно, когда пришла на ум мысль о  том, что он прожил уже двадцать пять лет своей жизни, это четверть века, а он до сих пор видит себя только в начале пути и думает, что все ещё успеет. Время скоротечно. Он помнил всё, что происходило с ним в шестнадцать или восемнадцать лет, казалось, это было только вчера, а на самом деле сегодня у него была совсем другая жизнь, он сам был совсем другой, не такой как прежде. Он стал вспоминать те моменты жизни, которые стали поворотами в его судьбе и те моменты, которые могли ими стать. Простота и незначительность тех ситуаций поржала его воображение последствиями. Он перебирал в памяти всех людей, с которыми ему когда-либо довелось общаться. Совсем не было интересно, как они сейчас живут, но беспомощно хотелось знать: а они выбрали себе правильный путь? Не наделал ли кто-нибудь из них таких же ошибок, какие наделал он? Хотелось знать, что в этом  мире, может быть, кто-то мучается так же как он. Но казалось эту боль потери он переживает исключительно один. Никто не мог ему помочь справиться  с самим же собой. Тот, кем он стал сейчас, не мог, так стойко противостоять тому, кем он был три года назад. Течение этих трех лет сомнений и переживаний тянуло из него последние остатки добродушия и смирения. Извечный вопрос «Если?» не давал ему спокойно спать ночами. Внешне он выглядел таким же, как всегда, а внутри него происходило постоянное сражение. Поединок шёл не на жизнь, а насмерть. Но от любой войны устаешь со временем.
Выбор, который он никак не мог сделать в течение этих лет, подвёл его к конечной черте, где от него уже ничего не зависело, выбор был сделан за него. Только сейчас он понял, что на самом деле он хотел бы сделать совсем другой выбор, но было уже поздно – её время не стало ждать его решения. Он не мог этого предвидеть, он был ослеплён своим желанием, не причинять никому лишней боли и освободить себя от ответственности за чужие страдания. В конце концов, оказалось, что своим бездействием в данном случае он подверг гораздо большему разочарованию  самого дорогого ему человека и  себя вместе с ним. Люди редко жалеют о сделанном, но всегда казнят себя за несделанное.
Опять появилось желание заплакать. Глаза оставались сухими. Недалеко от него. Над водой пролетела чайка, её жалобный стон привлёк на секунду его внимание.
Люди не умеют пользоваться жизнью. Видимо, когда человеку при рождении нужно выдавать инструкцию по пользованию жизнью, чтобы в нужный момент он сумел сделать правильный выбор. Он не сумел.
Он не сумел побороть свои сомнения и страхи, просто сказать «люблю», и использовать неповторимый шанс, который ему дала судьба. Он надеялся на время и обстоятельства, но эти два приятеля очень подвели его, не сыграв ему на руку, и в конце отняв веру и надежду. Он верил в судьбу, а судьба доверяла ему. Он не понимал, что должен сделать всё сам: сам прийти, сам сказать, сам завоевать. Он и не хотел этого, если честно. Всё время его останавливало понимание его несостоятельности в этой жизни, он не мог дать ничего, а хотя… она ничего и не просила. Снова он оказался неправ.
Неужели всё было так просто? Да, всё гениальное просто. Виноваты не окружающий мир, не время и не обстоятельства, виноват он сам, что не смог подарить себя ей, той, которая готова была бросить всё к его ногам. Он любил её и, поэтому они не были вместе. Он хотел, он страстно желал чтобы она была счастлива, а рядом с ним этого бы не было, как он думал, он не смог бы обеспечить ей ту жизнь к которой она привыкла. Он сам не мог считать себя счастливым. Хотя кроме неё ему не было нужно ничего для счастья. Только теперь он понял – без неё нет и его, ему нет ради чего жить. Она была для него самой главной целью. А все остальное лишь путь к этому, маленькие цели ведущие к единственно важной.
Он встал в полный рост и начал снимать с себя одежду. Раздевшись, вошел в холодную воду, согреваемую только лишь осенним золотым солнцем. Взглянув на недостижимую линию горизонта, ему безумно захотелось доплыть до неё, и он поплыл. В воде каждая капелька его крови рвалась из его тела через поры кожи, вода обжигала точно так же как раскалённое железо, но он не ощущал всего этого. Всеми его чувствами завладела душевная боль, давящая на него воспоминаниями с такой тяжестью, что она тянула его ко дну.
Всю жизнь он был слабым и немощным в отношениях с самим собой. Он потакал каждой своей прихоти и отказывался от всего, что ему предлагали, за что нужно было нести ответственность. Теперь слезы хлынули из его глаз, но они быстро смешивались с пресной водой.  Он плыл, и слёзы стекали с его лица, он хотел выплакать это озеро. Всю жизнь он жил для себя значит, сейчас он уже никому не нужен. Он был нужен только ей, но он пренебрег ею, как слишком серьёзной ответственностью, которую ему не хотелось брать на себя. Он жил для неё, в надежде, что когда-нибудь  линии их судеб пересекутся ещё раз,  чтобы увидеть её вновь. Он жил ради неё, зная, что она живёт для него. Он был неистово жесток к человеку, которого любил больше всего на свете.
Только когда мы лишаемся чего-то, мы понимаем всю значимость этого в нашей жизни. Это старая и всем известная истина, но почему он никогда не принимал её на свой счёт? И не думал об этом раньше? Если бы он знал, чего он может лишиться, он бы вёл себя совершенно по-другому. Банальность выводов обескуражила его, он остановился. Перебирая в воде руками и ногами, он никуда уже  не плыл, а оставался на месте.
Синяя гладь воды на горизонте плавно переходила в небесное пространство. Он медленно перевёл свой взгляд наверх и увидел небо.  В первый раз в жизни он увидел небо в качестве проводника. Вдруг пришла в голову мысль о том, что все люди смотрят в небо, и это последняя ниточка, соединяющая людей тогда, когда все связи уже разорваны. Бескрайнее небо принадлежащее всем и никому одновременно. Окрашенное золотым осенним солнцем, одаривающее бесконечностью и незыблемостью. Каждый человек на планете посылает свой взгляд в его пространство.
Внезапно он почувствовал те самые тысячи иголок, которые холодная вода приготовила каждому желающему искупаться в это время. «Я должен жить! Я обязан жить ради неё»





Эпилог.
Взор успокаивала и смиряла панорама жёлто-красного лиственного леса. Она чувствовала всё: запахи, прикосновения, дуновение ветра, солнечное тепло – её ощущения остались прежними. На высокой горе, которую она выбрала своим временным пристанищем, не было ни одной другой души, кроме неё. Сейчас она никому не была нужна и, как её объяснили, когда она понадобиться за ней придут.
- Вот она, жизнь после смерти – от её голоса не раздалось эха – никчёмная и никому не нужная, а между тем не каждый её удостаивается. – Она подняла глаза к небу и безучастно, равнодушно произнесла. – Спасибо…
Вот уже несколько месяцев она маялась от безделья – это время ей было предоставлено для того, что бы она всё обдумала. А что обдумывать? Ей объяснили, что она одна из немногих счастливиц которой повезло разбудить и укрепить свою душу при жизни, благодаря чему она может существовать после смерти. Но зачем ей это существование когда у неё ничего не осталось? Ей даже запретили наблюдать за теми, кого она знала и любила.  Ей советовали выкинуть всю её земную жизнь из головы, так как всё равно через пару сотен лет она покажется ей суетливой и смешной, а через тысячелетие она и вовсе про неё забудет. Теперь у неё иная сущность и она не должна противиться ей.
А как ей не противиться, когда её лишили всего?! Она вспомнила тот неприятный случай, когда она устроила истерику высшим, после того как они не захотели её рассеять, что бы она не мучилась жизнью после смерти. Вместо этого они отдалили её от всего - от прошлого и от будущего, ей дали время, бесценное время. Ей стало стыдно за то, как она себя вела, за то, как её старый почтенный Ангел просил прощения за неё, и всячески пытался успокоить и вразумить её. Ей было стыдно, но она нисколько не жалела о таком своем поведении, при любом раскладе событий она бы вела себя в этой ситуации точно так же.


Рецензии