Барбаросса - гладко было на бумаге

 

 

              «Барбаросса» - гладко было на бумаге…

 

                  Перегруппировка

     Планом "Барбаросса" вермахту предписывалось наступать по трём расходящимся направлениям (на Ленинград, на Москву и на Киев), что должно было привести, по мере продвижения в глубь страны, к растягиванию линии фронта и распылению сил. Такой момент наступил.

    4 августа в  Борисове прошло совещание Гитлера с командующим группой армий

"Центр"  фельдмаршалом  фон Боком  и его командирами. На совещании Гитлер заявил, что главными целями на настоящий момент являются Ленинград и Киев. Успешное продвижение германских войск в центре слишком напоминало русскую кампанию Наполеона. Чем она закончилась, мог вспомнить любой грамотный немецкий школьник: захватив Москву, Наполеон не решил главную задачу - уничтожение русской армии. Это и привело его к поражению. Чтобы застраховать себя от любых неожиданностей в будущем, Гитлер стремился уничтожить всё ещё значительные группировки советских войск на севере и юге, затем взять Москву в кольцо и вынудить Сталина капитулировать.

     С этого дня 3-я танковая группа генерал-полковника Германа Гота должна была поддерживать наступление группы армий "Север" фон Лееба, а 2-я танковая группа генерал-полковника Хайнца Гудериана - повернуть на юг и двигаться на Киев (в тылу советской 5-й армии, сосредоточенной вокруг Гомеля).

     В начале сентября войска фон Лееба подошли к пригородам Ленинграда и предприняли его штурм, но были отбиты. 8 сентября немцы захватили Шлиссельбург, прервали сухопутное сообщение Ленинграда со страной, началась 900-дневная блокада (железные дороги были перерезаны 30 августа). В этот же день на город был произведён первый массированный налёт авиации, сброшено более 6000 зажигательных бомб.

   2 сентября было произведено первое снижение продовольственных норм по карточкам: рабочим и ИТР стали выдавать по 600 г хлеба в день, служащим - 400г, иждивенцам и детям до 12 лет - 300г. 12 сентября последовало второе снижение, 1 октября - третье снижение норм: рабочие и ИТР стали получать по 400г хлеба в день, служащие, иждивенцы и дети - по 200г. 8 ноября произошло первое сокращение прод. норм для войск Ленинградского фронта: для войск первой линии норма хлеба уменьшилась с 800 до 600г в день, для тыловых частей - с 600 до 400г.

     В середине сентября танковые части немцев были выведены из боя для отправки в группу армий "Центр" (наступление на Москву). Уходили танки не только Гота, но и Гёпнера, командующего 4-й танковой группой. Пехота фон Лееба {1} продолжала сжимать кольцо окружения Ленинграда, но задача по штурму города уже не ставилась.

      На юге 1-я танковая группа генерал-полковника фон Клейста к середине июля заняла города Житомир и Казатин, и продолжила наступление на восток, оставляя у себя в тылу группировки советских войск под Уманью и Киевом. К 30 июля немецкие танки ворвались в Кировоград, 25 августа заняли Днепропетровск. К этому времени подтянулась пехота 6-й армии фельдмаршала фон Рейхенау (в районе Умани к 2 августа котёл был ликвидирован, в плен захвачены 100 тыс. чел., 300 танков и 800 орудий) и начала наступать севернее, навстречу танкам Гудериана. Наступление поддерживали танки фон Клейста и 16 сентября окружение советских войск под Киевом было завершено.19 сентября советские войска оставили Киев, но пробиться из окружения довелось не всем. (Под Киевом немцы захватили в плен: 600 тыс. чел., 800 танков и 4 тыс. орудий). Командующий фронтом генерал-полковник М.П.Кирпонос погиб. (Если бы из шестисот тысяч бойцов хотя бы каждый второй произвёл один прицельный выстрел, то немецкая 6-я армия перестала бы существовать уже в сентябре 1941г., а не в январе 43-го под Сталинградом. Остаётся предположить, что большинство пленных принадлежали многочисленным тыловым и штабным подразделениям. Им и в страшном сне не могло привидеться, что когда-либо придётся взять в руки оружие).

     30 сентября войска группы армий "Центр" начали наступление на Москву на брянском, орловском и курском направлениях. В их составе действовали 2-я, 3-я и 4-я танковые группы.

 

                            Битва за Москву

           К 7 октября немцы вышли в район Вязьмы, где окружили войска 19-й (генерал-лейтенант М.Ф.Лукин) и 20-й (генерал-лейтенант Ф.А.Ершаков) армий Западного фронта, и 24-й (генерал-майор К.И.Ракутин) и 32-й (генерал-майор С.В.Вишневский) армий Резервного фронта {2}. К 14 октября окружили две крупные группировки советских войск севернее и южнее Брянска. В результате этих операций только в плен попали 663 тыс. чел., 1242 танка, 5412 орудий (все данные о пленных - из немецких источников, т.к. в Красной Армии учётом занимались от случая к случаю).

 

 Приказ НКО от 7 октября:

"Введенная приказом НКО № 171 в 1940 г. красноармейская книжка  п. 7 этого же приказа
отменена для действующей армии. Ввиду этого красноармейцы и младшие командиры оказались на фронте без документов, удостоверяющих их личность, а наша дивизия, которая должна являться замкнутой крепостью, неприступной для проникновения посторонних людей, превратилась на деле в проходной двор.
   Противник воспользовался этим беспорядком и в некоторые части Красной Армии заслал своих людей, одетых в наше обмундирование...
  В целях исправления допущенной ошибки, обеспечения частей от проникновения враждебных элементов и упорядочения учета личного состава Красной Армии приказываю:...

    Народный комиссар обороны СССР И. СТАЛИН"

(ф. 4, оп. 12, д. 99, л. 274—277)

                         

       Сталин являлся не только Генеральным секретарём ЦК ВКП(б), но и председателем СНК СССР (с 6.05.41г.), наркомом обороны СССР (с 19 июля 1941г.), Верховным главнокомандующим (с 8 августа 1941г.), председателем ГКО. Он обрабатывал огромный поток информации, вникал во все мелочи и принимал ответственные решения.

       Приказ НКО от 18 сентября:

"Имея в виду использование наших новых истребителей не только как истребителей, но и
как штурмовиков, снабженных установками РС, приказываю:

1. В течение октября месяца с. г. сформировать 15 штурмовых авиационных дивизий,
каждая из которых будет состоять из одного полка штурмовиков и двух полков истребителей, снабженных установками РС.

2. Формируемые авиационные дивизии вооружить самолетами Ил-2 и истребителями МиГ-3, Як-1 или ЛаГГ-3 с установками РС.

3. Формирование штурмовых авиадивизий произвести по возможности на базе существующих штурмовых авиаполков (Ил-2) путем досылки в формируемые дивизии истребительных полков с РС. Штурмовые авиаполки Ил-2 формируемых дивизий
доукомплектовать самолетами и экипажами.

4. Командующему ВВС Красной Армии к 1 октября с. г. представить в НКО на утверждение
инструкцию по боевому применению штурмовых авиадивизий.

5. Главному интенданту Красной Армии, начальникам центральных управлений НКО обеспечить формируемые авиационные дивизии всеми положенными видами довольствия.

6. Командующему ВВС Красной Армии доносить в Генштаб о ходе формирования авиационных дивизий каждую пятидневку.

   Народный комиссар обороны СССР И. СТАЛИН

Начальник Генерального штаба Красной Армии Маршал Советского Cоюза Б. ШАПОШНИКОВ"

( ф. 4, оп. 11, д. 62, л. 340—341).

 

      Приказ НКО от 12 октября:

"В современном бою пехоты массовый автоматический огонь представляет огромную огневую силу, сковывая в обороне маневр противника и решительно подавляя его живую силу при наступлении...

  Для устранения имеющегося недостатка в автоматическом огне существующей по штату № 04/600 стрелковой дивизии приказываю:

  1. Ввести в каждом стрелковом полку в распоряжение командира полка роту бойцов,
вооруженных автоматами (ППШ) в составе 100 человек...

2. Именовать роту — ротой автоматчиков.

3. Командирам стрелковых полков широко применять роты автоматчиков для создания решительного огневого превосходства над противником в ближнем бою, в засадах, при обходах, поисках, для прикрытия маневра, используя внезапность и массовость автоматического огня.

                                                     Народный комиссар обороны И. СТАЛИН"

(ф. 4. оп. 11, д. 66, л. 182—183)

      

      Приказ НКО от 25 октября:

"Опыт войны показал что многие общевойсковые (пехотные) командиры плохо знают боевые свойства артиллерии, не ставят ей боевых задач и часто неправильно применяют этот мощный род войск в бою. Не зная, как правильно следует применить артиллерию в том или ином виде боя, естественно не могут и требовать правильного боевого применения артиллерии от подчиненных им командиров.

Часто общевойсковые командиры не хотят считаться с разумными докладами и предложениями начальников артиллерии по боевому применению артиллерии или держат в секрете от них свои решения, вызывающие перегруппировки и изменения в действиях артиллерии, не понимая того, что нужно дать артиллерии время на разведку, совершение марша, развертывание, организацию управления и взаимодействия с другими родами войск,
а также для подвоза (а при отходе и вывоза) боевых припасов.
Общевойсковые командиры плохо заботятся о своей артиллерии, при наступлении не помогают ей скорее и лучше выполнить боевую задачу, а при отступлении не назначают к ней прикрытия, не оказывают ей нужной помощи саперами на марше, нередко оставляют свою артиллерию беззащитной, благодаря чему она несет огромные потери
в личном составе и материальной части.

Ставка Верховного Главнокомандования требует от общевойсковых командиров, чтобы они изменили свое отношение к артиллерии, изучали и знали артиллерию, приняли все меры к правильному и разумному применению ее в бою, обратив особое внимание на взаимодействие артиллерии с пехотой, танками, авиацией.

В целях лучшего боевого использования артиллерии, лучшего взаимодействия ее с другими родами войск, улучшения управления артиллерией и повышения контроля по боевому использованию артиллерии, а также и повышения ответственности общевойсковых и
артиллерийских начальников за боевое применение артиллерии приказываю:

1. Начальников артиллерии фронтов, армий, корпусов, дивизий и бригад назначить
заместителями соответствующих общевойсковых командиров, предоставив им все права,
установленные существующими уставами и положениями Красной Армии.

2. Каждый факт неправильного боевого применения артиллерии, а особенно оставление противнику матчасти и боеприпасов немедленно расследовать и виновных привлекать к строжайшей ответственности.

3. Категорически запрещаю использовать личный состав артиллерии в качестве пехоты.

                                                        Народный комиссар обороны СССР И. СТАЛИН"

(ф. 4, оп. 11, д. 66, л. 201—203).

 

    14 октября командование Западным фронтом принял Г.К.Жуков. Отступление Красной Армии продолжалось, но теперь в союзниках у неё были погодные факторы:
дожди снижали активность немецкой авиации, размытые дороги тормозили продвижение танковых и механизированных частей.

      15 октября ГКО принял постановление об эвакуации Москвы. На следующий день началась эвакуация из Москвы (в Куйбышев, Саратов и др. города) управлений Генштаба, военных академий, наркоматов и др. учреждений. Сталин отказался покидать Москву, т.к. понимал её значение как символа своей власти. К тому же необходимо было преподать урок тем командующим, которые бросали свои войска, спасаясь бегством.

     На юге 1-я танковая армия фон Клейста 20 ноября захватила Ростов, но 29 ноября была выбита из города. Командующий группой армий "Юг" фельдмаршал фон Рундштедт пытался объяснить Гитлеру невозможность в настоящих условиях вернуть утраченные позиции, но был не понят и заменён фельдмаршалом фон Рейхенау (его 6-ю армию принял позже генерал-лейтенант Паулюс, один из разработчиков плана "Барбаросса"). Рейхенау не изменил ничего, советские войска постоянно переходили в контратаки, вермахт нёс потери.

       Гитлеру стоило вспомнить завет канцлера Бисмарка: "никогда не воевать с Россией". В отличие от Гитлера Бисмарку довелось пожить в России и он понял, что в этой стране даже русским жить непросто, что уж говорить об иноземцах, тем более оккупантах - участь их не завидна. Решение о блицкриге было верным для небольших европейских стран, но в условиях России это был бег с препятствиями. Причём препятствия не были расставлены заранее, как на беговой дорожке, а появлялись внезапно, в самых неожиданных местах и сама "беговая дорожка" уходила куда-то за горизонт. Если бы Гитлер поставил перед собой более скромную задачу - устранить угрозу со стороны Сталина, он мог бы попытаться создать правительство, оппозиционное Сталину, и помочь ему укрепиться. Но нацистские убеждения и самоуверенность оказались сильнее здравого смысла.

      12 ноября на совещании в Орше начальник немецкого генштаба генерал-полковник Гальдер объявил решение продолжать наступление на Москву. 15 ноября войска группы армий "Центр" двинулись в свой последний бросок. Темп наступления  вермахта на Москву заметно снизился. Людям требовался отдых, танкам - ремонт и восстановление. К этому времени немцы могли считать Красную Армию окончательно разбитой: противостоящие им в июне армии и мехкорпуса прекратили своё существование. Вся немецкая армия жила ожиданием, что русские вот-вот капитулируют. Остался, как им казалось, последний рывок - захватить Москву.

 

      Гитлер и немецкое командование не учли мобилизационный потенциал СССР.

«К началу войны Западный фронт (3,10,4,13-я армии) насчитывал в своём составе 44 дивизии. После того как почти все они были уничтожены в огромном "котле" между Белостоком и Минском, Ставка создаёт фактически новый Западный фронт в составе пяти армий: 16, 19, 20, 21, 22-я. Вслед за этим, 14 июля в тылу Западного фронта развёртывается Резервный фронт в составе шести армий: 24, 28, 29, 30, 31 и 32-я. К концу июля 1941г. на западном направлении развёртываются ещё три армии: 33, 43 и 49-я. Всего в ходе двухмесячного Смоленского сражения на западном направлении было введено в бой 104 дивизии и 33 бригады. На два других стратегических направления (Ленинградское и Киевское) Ставка направляет ещё 140 дивизий и 50 бригад».
(Куницкий П.Т. Восстановление прорванного стратегического фронта обороны в 1941г. "ВИЖ".1988, №7)

       23 ноября 1941г. части 7-й танковой дивизии 56-го армейского корпуса (из 3-й танковой группы Гота) захватили г. Клин. В составе 7-й дивизии командовал разведывательным батальоном Ханс фон Люк. Через много лет после войны он написал книгу воспоминаний (Ханс фон Люк. На острие танкового клина. М.: "Эксмо", "Яуза", 2008). Вот как он описывает дальнейшие события:

   "Вскоре после восхода мы достигли канала (Москва - Волга). На восточном берегу стоял маленький городок Яхрома. Мы не видели и не слышали противника. Передовые дозоры увидели, что мост цел, и тут же помчались по нему на восточную сторону. Вдруг из города начали стрелять - стрелять хаотично, наугад, а потом послышались звуки удаляющейся техники. Я последовал за авангардом с обоими батальонами и занял город, только что брошенный русскими... (Это произошло 28.11.41г.)

 ...- Береговой плацдарм придётся оставить, - заключил наш дивизионный командир. - Мы больше не сможем удерживать фронт. Ночью вам надлежит выйти из соприкосновения с противником и обеспечить прикрытие дивизии восточнее Клина на шоссе Москва - Ленинград. Наши пехотные части отойдут на новые оборонительные позиции к северу и к югу от Волоколамска, где дивизия окопается после боёв на сдерживание противника.

        Генерал посмотрел на меня поверх очков:
 - Люк, этого и следовало ожидать. Гитлер переоценил себя. Теперь всем нам придётся платить за это, особенно несчастной пехоте и гренадёрам. Поддержите людей как можете. Многие предадутся панике и бросятся спасаться кто как может.
Выход из боевого соприкосновения - не говорите "отступление" - может пройти успешно, если мы удержим голову на плечах. Материальной частью придётся пожертвовать, пусть так, главное, вывести личный состав...

       Хотя катастрофа светила в глаза, я не мог понять, почему. Впервые после головокружительных блицкригов нам приходилось отступать, почти трусливо бежать. Снег, мороз, ледяной ветер и наш противник, который привык к суровому климату и не пожелал покориться, - все они одолели нас. Трудно было не проводить сравнений с Наполеоном. Мне вдруг вспомнились картинки в исторических книжках, где изображалось, как остатки гордой и непобедимой армии бегут и пытаются переправиться через Березину...

        3 декабря началось отступление. В тылу, у Волоколамска, как нам сказали, пехота наскоро готовила для нас новые позиции. Мало - помалу одна за другой отдельные части нашей дивизии выходили из боевого соприкосновения с противником и оттягивались из района Клин - Яхрома...

В обстановке крайней спешки от снега были очищены два коридора отступления. В результате по обочинам образовались огромные сугробы, что делало невозможной любую попытку отклониться от заданного маршрута...

  Последствия воздушных налётов противника были ужасными... Не понадобилось много времени, чтобы дороги буквально завалили трупы лошадей, брошенные телеги и техника. Уцелевшие тащились дальше на запад пешком и то и дело подвергались нападениям с флангов русских лыжных дозоров...

     К западу от магистрали Москва - Ленинград нам тоже пришлось передвигаться по расчищенным коридорам. После наших танков (в 7-й тд осталось меньше половины танков от 265-ти на 22.06.41. Из них только 30 - PZ-4, лучшие танки вермахта, но уступающие по бронированию и вооружению танкам Т-34 и, тем более, КВ) в снегу остались колеи то тут, то там по обочине дорог, этими колеями наши грузовики и полугусеничная техника могла объезжать многочисленные препятствия.

  Зрелище они представляли отвратительное. Рядом с мёртвыми конями лежали мёртвые или умирающие пехотинцы.

 - Возьмите нас с собой или пристрелите, - просили они. Если позволяло место, мы поднимали их на наши грузовики снабжения и везли к наскоро оборудованным перевязочным пунктам. Бедняги! В платках и грязных обмотках на ногах, как мало походили они на тех удальцов, которые ураганом промчались по Польше и Франции".

         Фон Люк участвовал в группировке войск, предназначенной для охвата Москвы с севера, с юга пытались обойти Москву танкисты Гудериана в составе 2-й танковой армии (танковая группа была переименована в танковую армию). Гудериан вышел на рубеж Михайлов - Венев - Тула, но Тулу взять не смог. 3 декабря он предпринял последнюю попытку овладеть Тулой ударом с востока, перерезал связывавшие город с Москвой железную и шоссейную дороги. На следующий день советские войска восстановили положение и вынудили немцев отступать.

      5 декабря началась Московская наступательная операция войск Западного, Калининского и правого крыла Юго-Западного фронтов (продолжалась до 7.01.42г.).

 

Ппимечания:

 

1. Вильгельм Риттер фон Лееб (1895 - 1956).
В Первую мировую войну проявил себя энергичным, умным и смелым офицером, за что был награжден баварским Орденом Макса-Йозефа, и почетным званием «Риттер» (рыцарь) с пожизненной дворянской приставкой «фон».  За успешный прорыв линии Мажино (1940г.) и пленение в Эльзасе 700.000 французских солдат фон Леебу было присвоено звание генерал-фельдмаршал. 17.01.42 отправлен в отставку.

 

2. Командующий 24-й армией генерал-майор К.И.Ракутин погиб в бою: "Ракутин в период атаки был в полевой генеральской форме, в зелёной пограничной фуражке. Командарм поднял в атаку остатки полка 6-й дивизии народного ополчения и нас, оставшихся в живых солдат из батальона охраны штаба.
Он шёл во весь рост впереди атакующих, не обращая внимания на разрывы снарядов и мин. После неудачной атаки мы, оставшиеся в живых, отошли на прежние позиции и стали сжигать в ямах штабные документы..." (Валерий Абатуров.1941.На Западном направлении. М. :Яуза, Эксмо, 2007. С.236).

Уже после войны Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 мая 1965г. Константин Иванович Ракутин был награждён посмертно орденом Отечественной войны 1-й степени, а в 1990г. ему также посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Командующие 19-й, 20-й и 32-й армий были пленены немцами.

 

 


Рецензии
К чему всё это соплепускание? Ностальгия по коммунизму? Или страх перед правдой?

Александр Барин   24.02.2009 21:26     Заявить о нарушении