ВСЕМ! ВСЕМ! ВСЕМ!

Мы положили его на диван лицом вниз, чтобы не видеть раскисшей физиономии. Одежду разрезали ножницами вдоль спины, и  она, развалившись на две половины, обнажила рыхлое морщинистое тельце, сплошь испещренное мелкими фиолетовыми прожилками. Открывшееся зрелище явно заинтересовало наши пытливые головенки, и мы тупо уставились на распластавшееся перед нами полуживое создание, которое трепетало и вздрагивало, вероятно таким образом осуществляя свои животворительные функции. При этом казалось, что внутри него что-то копошится и булькает, как внутри непонятного фантастического агрегата. Постепенно это несуразное трепыхание оформилось в некоторое подобие дыхательных движений, которые носили несколько странный характер. Создавалось впечатление, что амплитуда каждого последующего вдоха увеличивается, между тем как амплитуда каждого последующего выдоха уменьшается. В конце концов очередной вдох полностью поглотил то, что по идее должно было за ним последовать, и тело стало попросту раздуваться в районе грудной клетки, со спины выпирая явным аналогом непредвиденного горба. Покрытый мелкими рыжеватыми волосками он напоминал выгоревший на солнце курган в азиатской степи и вызывал непреодолимое желание воткнуть в его покатую поверхность какой-нибудь допотопный шанцовый инструмент.
Наблюдаемая процедура сопровождалась выделением большого количества едкой вони, которая с глухим шипением исходила из заднепроходного отверстия. Наступил момент, когда этот незакамуфлированный бздёж перешел в наглое попердывание, после чего анус как-то странно зашевелился и неожиданно резко распахнулся, как прорастающее зерно, с одной лишь разницей, что наружу вместо молодцевато-молочного корешка высунулась несуразная калдешка. Покрытая тонкой корочкой, она, продолжая вылезать из своего смердящего укрытия, не отваливалась и не сворачивалась клубочком, как это обычно происходит, а вытягивалась в длину, утолщаясь у основания, являя таким образом откровенное подобие костенеющего хвоста.
Одновременно разрастающийся горб представлял собой все более устрашающее зрелище. Кожа на его поверхности натянулась до такого состояния, что сквозь нее можно было наблюдать какие-то непонятные внутренние процессы. Скорее всего это уже более походило на огромный свеженатруженный мозоль, готовый вот-вот лопнуть и выдать наружу свое содержимое. Внутри него что-то угрожающе шевелилось и клокотало. Не знаю, как остальные, но чувство, которое испытывал я, можно было назвать однозначно – страх. Причем он настолько плотно овладел мною, что я уже никак не мог реагироваль на происходящее. Только сплошной нарастающий вопль сверлил мои парализованные мозги. Ооуааа-а-а…
Пузырь лопнул. Я бы даже сказал взорвался, как гейзер, обдавая нас липкой жидкостью и ошметками разорвавшейся кожи. Один из таких ошметков шлепнулся мне прямо на лицо, залепив своим отвратительным месивом правый глаз с прилегающим участком щеки.
Невыносимое жжение заставило меня буквально вцепиться в собственную физиономию. Я скрёб себя, что было мочи, и выл от боли, но ничего не помогало, - кусок чужеродной ткани, разъедая кожу, вживался в захваченную территорию. Жгучая желеобразная мерзость, сквозь поглощаемый глаз всасываясь в содержимое черепа, вылизывала окровавленную изнанку угасающего сознания. Я уже ничего не видел и не воспринимал, медленно погружаясь в абсолютную стерильность потустороннего мрака. И только всепоглощающая боль, подобно электрической дуге, выжигала свой жуткий оплавленный след, неожиданно складывающийся в откровение знака…
«В» - врезалось в густеющую прорву раскаленными рваными краями. «С» - проявилось декорированной пламенем черной дырой. «В», «С», «Е», «М»… - укладывались в остывающую строку новоиспеченные буквенные образования. Наконец увядающий огонек истерически проскользнул сверху вниз и, явно агонизируя, вплавился в точку. После чего все поглотила какая0то уютная субтропическая тьма, в глубине которой теплым предзакатным сиянием высвечивала мерцающая надпись:
В С Е М !
Бдыжжж! – раздался резкий атакующий звук, как при появлении титров небезызвестной телепередачи, и надпись удвоилась:
В С Е М !  В С Е М !
Бдыжжж! – звук повторился, и строка, неожиданно двинувшись влево, уже не останавливалась, выдавая следующую информацию:
ВСЕМ! ВСЕМ! ВСЕМ! НОВОЕ. НОВОЕ НАДО ДЕЛАТЬ. ЧТО-ТО АБСОЛЮТНО РАДИКАЛЬНОЕ И НОВОЕ. СЛЫШИТЕ, СУКИ. РАДИКАЛЬНОЕ И НОВОЕ. ИНАЧЕ - ХАНА! ПОНЯЛИ? ТВАРИ ПОГАНЫЕ. СУКИ ****ЫЕ. РАДИКАЛЬНОЕ И НОВОЕ. НОВОЕ И РАДИКАЛЬНОЕ. ЧТОБЫ, БЛЯ, ****ЕЦ БЫЛ. ПОНЯЛИ? ****И ВОНЮЧИЕ. ЖОПЫ СРАНЫЕ ****ЕЦ, БЛЯ. СУКИ ЕБАНЫЕ. НОВОЕ И РАДИКАЛЬНОЕ. АБСОЛЮТНО РАДИКАЛЬНОЕ И АБСОЛЮТНО НОВОЕ. И НИКАКОЙ ЕБЛИ. ПОНЯЛИ, БЛЯ? НИКАКОЙ ЕБЛИ. ТОЛЬКО НОВОЕ И РАДИКАЛЬНОЕ. ИНАЧЕ - ХАНА! ПОНЯЛИ, СУКИ. ХВАТИТ ***НЕЙ ЗАНИМАТЬСЯ. НОВОЕ НАДО ДЕЛАТЬ. НОВОЕ И РАДИКАЛЬНОЕ. А НЕ ХУЙНЮ ВСЯКУЮ. ЧТОБ, БЛЯ, ****ЕЦ БЫЛ. ПОНЯЛИ, СУКИ. А?! ВСТАТЬ! - ГОВОРЮ. СУКИ ЕБАНЫЕ. ТВАРИ ПОГАНЫЕ. ВСЕМ ВСТАТЬ! СЛЫШИТЕ? ХВАТИТ, - ГОВОРЮ, - ХУЙНЕЙ ЗАНИМАТЬСЯ. ХВАТИТ ХУИШКИ ДРОЧИТЬ. ВСТАТЬ! - ГОВОРЮ. УБЛЮДКИ ВОНЮЧИЕ. НОВОЕ НАДО ДЕЛАТЬ. СЛЫШИТЕ? ЧТОБ ЗА ДУШУ БРАЛО. ЧТОБ ВНУТРЕННОСТИ ПЕРЕВОРАЧИВАЛО. СТОЯТЬ! - ГОВОРЮ. ПАДЛЫ СРАНЫЕ. ХВАТИТ РАС****ЯЙНИЧАТЬ. ХВАТИТ ЖОПЫ ДРУГ ДРУГУ ЛИЗАТЬ. НОВОЕ НАДО ДЕЛАТЬ. СЛЫШИТЕ? АБСОЛЮТНО НОВОЕ И РАДИКАЛЬНОЕ. ИНАЧЕ - ХАНА. СЛЫШИТЕ. МОЧИТЬ ВАС СКОРО НАЧНЕМ. ПО-ЧЕРНОМУ. ПОНЯЛИ, ****И? ХУЕСОСЫ СРАНЫЕ. ЧТОБЫ ЗНАЛИ. А ИНАЧЕ- ХАНА. ХАНА, ПОНИМАЕТЕ ВЫ, СУКИ. ВСЕМ, - ПОНЯЛИ ****И. ВСЕМ ХАНА. ВСЕМ! ВСЕМ! ВСЕМ!


Рецензии