Сталин и Гитлер. Начало войны

                                Начало войны.

      "Вряд ли будет преувеличением утверждение, что история существует как минимум в двух ипостасях. Одна - для узкого круга, состоящего из профессиональных учёных-историков и хорошо подготовленных любителей, другая - для широких народных масс. Эта вторая история представляет собой как бы скелет из подлинных исторических фактов, окружённых плотью из мифов и легенд. При этом первая история, как правило, мало кому интересна, так как она достаточно скучна, кровава, грязна и начисто лишена патетики.

Вторая история значительно забавнее, так как повествует о событиях не в том виде, какими они были, а скорее в том, какими они могли бы быть или какими их видят историки и власть, которая платит им жалованье. Собственно, точка зрения власти на исторические события и является определяющей, недаром при её смене народ узнаёт так много нового и интересного о событиях недавнего, а порой и давнего прошлого..."

(Михаил Барятинский. Т-34 в бою. М.: Яуза, Эксмо, 2008).

                                         Пограничники.

  Пограничные войска входили в структуру НКВД,где случайных людей не держали. Официальные заявления советского правительства о миролюбивой политике Германии не производили на них ни малейшего впечатления. Пограничники подчинялись своим ведомственным инструкциям и делали выводы из анализа обстановки, которая складывалась на границе, на сопредельной территории. Они всегда были готовы к бою.
     На направлениях главного удара, где с немецкой стороны участвовали танки, у пограничников не
было ни времени, ни возможности для отступления. Пограничные заставы сразу вели бои в окружении, надеясь только на подход частей Красной Армии. На других участках границы обстановка складывалась по-разному. Самое полное представление об этом можно получить из книги:

"Пограничные войска в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945гг.", изд. "Наука",М.,1968г.
Например: "На советско - венгерской границе противник активных действий не вёл до 1.07.41г".

     На границе с Румынией боевые действия начались в 4 утра 22 июня с артиллерийского и миномётного обстрела пограничных застав. Из донесения начальника пограничных войск НКВД Молдавской ССР, генерал-майора Никольского (в декабре 1941г. Н.П.Никольский  - заместитель командующего Московским военным округом, после войны - помощник начальника Военного института МВД СССР):

    "22.06.41г. 9ч.15мин. Кишинёв. Обстановка:

7-20  22 июня 1941г.Липканский погранотряд: на участках 1-й и 2-й застав до четырёх взводов противника (немцы) переправились через границу, заставы вступили в бой. 3, 4 и 5-я заставы противником обстреливаются редким артогнём. Помещение 14-й заставы разрушено артогнём. Потери выясняются. Измаильский погранотряд: в 7-25 по г.Вилков противником открыт артогонь. В то же время г.Килия подвергся артиллерийскому обстрелу.2-я погранкомендатура зоны заграждения: в 5-50 9 бомбардировщиков в сопровождении 6 истребителей противника бомбили лагерь полка Красной  Армии. Жертв нет. Мероприятия: подразделения отрядов (заставы) во взаимодействии с частями Красной Армии обороняют участки, не допуская проникновения противника в глубь нашей территории. Принял меры к эвакуации семей начсостава с угрожаемых зон отрядов. Никольский."

         Пограничный отряд отвечал за участок границы в 200 - 250км. В отряд входили комендатуры, которым подчинялись погранзаставы.

        " 22 июня 1941г.22 час.50 мин. По телефону из Кишинёва. Никольский. По состоянию на 19-00. Липканский погранотряд: в 17-30 на участках 1-й и 14-й застав противник отброшен. На всём участке на нашей территории противника нет. 24-й погранотряд: в 18-55 против участка 1-й и 2-й комендатур - перестрелка. Против с.Бранешты сосредоточено до двух полков пехоты. Наряд 13-й и 14-й застав вступил в бой с противником. 2-й погранотряд: в 16-10 противник перебросил отделение пехоты. Убиты двое, остальные разбежались. В 14-30 противник открыл сильный огонь по 2-й комендатуре, 2-й заставой огонь противника подавлен. 25-й погранотряд: заставы 5,6,7,8,10,11,12 и 15-я ведут бой. В 11-й и 12-й заставах личный состав вместе с ротой Красной Армии отходят.

На 6-й и 7-й заставах противник углубился на 1,5 км. Измаильский погранотряд: против участка 6-й заставы на румынской стороне сконцентрировано до пяти румынских полков, которые пытались начать переправу, но были отброшены.1-я застава ведёт бой с противником силой до батальона".

      "23 июня 1941г. 16 час. По телефону из Кишинёва. Никольский. Обстановка на 10-00 23 июня 1941г. На территории Липканского погранотряда противника нет. По 24-му погранотряду:16-я застава под натиском противника отошла с боем в направлении Фалешты,17-я застава отошла на Бокша. За отсутствием связи сведений с других участков нет. 2-й погранотряд: противник силою до двух взводов отброшен 1-й заставой на правый берег. 25-й погранотряд: противника на нашей территории нет."

       "25 июня 1941г. 23 час. 55 мин. По телефону из Кишинёва. Никольский. Обстановка на 16-00 25 июня - без перемен. Погранзаставы совместно с частями Красной Армии обороняют границу."

         "27 июня 1941г. 12 час. По телефону из Кишинёва. Оперсводка №8 штаба округа погранвойск НКВД МССР, Кишинёв, на 10-00 27 июня. Липканский и 24-й погранотряды - без перемен. 2-й погранотряд: в районе Данько Красная Армия и заставы ведут бой. 25-й погранотряд: в районе Кислица - Прут противник отброшен на правый берег. Измаильский погранотряд: захвачено 810 пленных. Связь с пограничными отрядами - телефонно -телеграфная, радио."

             На границе с Германией (бывшая территория Польши).

Запись разговора по прямому проводу начальника штаба пограничных войск Украинской ССР с оперативным дежурным Главного управления пограничных войск СССР о переходе в наступление немецких частей на участке 97-го пограничного отряда 22.06.41г., 4 час.50 мин.:  "У аппарата полковник Рогатин. Докладываю имеющиеся данные отрядов 90,91,92,98 и 97-го. Немцы после короткой артподготовки в районе Пархач перешли в наступление на участке 97-го погранотряда 15-й заставы, произвели нападение; нападение отбито;на остальных участках идёт артстрельба и пулемётный огонь. В данное время бомбят г.Владимир-Волынский и Любомль. Всё. Все отряды и оперполки подняты по тревоге.Приняли оборону. Связались с частями Красной Армии. Прошу срочно доложить. Хочу знать, будут ли какие указания. Сейчас всё.
   У аппарата подполковник Швец. Обстановка доложена заместителю наркома. Последний приказал: пограничникам отражать нападение всеми имеющимися средствами. Действовать совместно с частями Красной Армии".

    Из журнала записи боевых донесений о боях в окружении застав 98-го погранотряда: "По телефону из Львова. Хоменко {1}. По состоянию на 9-30 23.06.41г.98-й погранотряд: противник ведёт усиленный артогонь. Около батальона пехоты готовится форсировать Буг. 8,9,10,11-я заставы продолжают оставаться в окружении. На участке 1-й комендатуры все заставы обороняются в своих блокгаузах. На участке 17-го погранотряда отмечается отход германских частей в сторону Германии. Ряд населённых пунктов на сопредельной стороне горит."

      Из журнала записи боевых донесений об отходе с боями застав 93-го погранотряда:

"24.06.41г. 20 час. По телефону из Львова. Хоменко. О передислоцировании штаба погранвойск НКВД УССР из Львова в Тарнополь. Львов подвергается бомбардировке...".

        Из журнала записи боевых донесений об отходе 94-го погранотряда: "28.06.41г. 3 час. 45 мин. По телефону из Тарнополя. Рогатин. Обстановка на 16-00 27 июня 1941г. 93-й погранотряд: на 26 июня в 21-00 на рубеже Ольховце-Выковцы. 94-й погранотряд:1-я и 2-я комендатуры 27 июня в 4-30 по приказу командира 13-го стрелкового корпуса отошли. Приказано штабу отряда отойти в направлении Стрый. 97-й погранотряд: наступление противника отбито."

       Из журнала записи боевых донесений о передислокации пограничных частей Юго-Западного фронта:

"2 июля 1941г.По телефону из Тарнополя. Хоменко. Согласно приказу Военного совета Юго-Западного фронта, погранотряды и войска НКВД оттягиваются к востоку... Штаб генерал-майора Хоменко переходит в Киев".

       Из доклада командования войск по охране тыла о боевых действиях 17-го погранотряда в районе г. Бреста в первый день войны:

"До начала военных действий 17-й погранотряд в своём штатном составе охранял и оборонял участок государственной границы по р. Буг протяжённостью 182 км. По организации погранотряд имел 5 комендатур, 20 пограничных застав. Штаб погранотряда, рота связи, комендантский взвод дислоцировались в Бресте, автотранспортная рота, сапёрный взвод – крепость Брест (Остров).

     22 июня 1941г. в 4-00 техническая связь с Управлением пограничных войск НКВД БССР, а также с подразделениями отряда и начальником гарнизона Бреста была прервана. Автотранспортная рота, дислоцировавшаяся в крепости у самой государственной границы, подверглась обстрелу артиллерии и бомбёжке авиации противника. Брест обстреливался сильным артогнём противника и его авиации.

   22 июня в 5-00 погранотряд, оставив усиленное охранение здания штаба отряда в Бресте во главе с дежурным по отряду интендантом 3-го ранга Журавлёвым, небольшими силами приштабных подразделений вышел на окраину Бреста. Заняв оборону на северо - восточной окраине Бреста, погранотряд в составе роты связи, комендантского взвода, служб, присоединив к себе небольшие группы сотрудников НКВД и милиции Бреста под командованием начальника погранотряда майора Кузнецова в течение нескольких часов сдерживал наступавшего противника...
   Не выдержав сильного напора превосходящих сил противника, при отсутствии соседей с флангов, погранотряд отошёл в район Жабинка."

Обстановка на заставах 17-го погранотряда складывалась по-разному. Это можно видеть на примере двух застав:12-й и 13-й.

"12-я застава. В 4-00 22 июня немцы подвергли заставу орудийному, миномётному и пулемётному обстрелу. Личный состав по тревоге занял оборонительные точки и начал отражать наступление врага. К 7-00 на подкрепление прибыл батальон 84-го стрелкового полка в составе трёх стрелковых рот с тремя пушками, занял оборону в районе Новые Прилуки. Застава вместе с батальоном вела бои с немецкими оккупантами до 19 час. В 20 час. застава в полном составе, за исключением одного убитого и двух не вернувшихся (из штаба 84-го полка), с батальоном 84-го полка начала отход в направлении полигона. Подходя к шоссе
Брест - Влодава, застава подверглась обстрелу из автоматов, пулемётов, миномётов. Приняла бой и вела его до 23-00. В 24-00 застава вышла на Кобринское шоссе и двигалась в направлении Кобрин на соединение с отрядом.
13-я застава. В 4-00 22 июня 1941г. по заставе противник открыл артиллерийский, пулемётный и миномётный обстрел. Личный состав заставы в дверь выходить не мог, так как выходы обстреливались, старший помощник начальника отделения капитан Кулеш при выходе в дверь был убит. Пограничники выскакивали в окна, одна группа в составе шести человек под командой заместителя политрука Широкова лощиной продвинулась на опушку леса, откуда видно было движение большого количества войск противника по направлению к заставе. Эта группа пограничников отошла в тыл и присоединилась к частям 75-й стрелковой дивизии - в отряд она не возвратилась. Застава с начальствующим составом погибла смертью храбрых...".

               Из характеристики боевых действий 98-го пограничного полка в первые дни войны:

"98-й пограничный полк до начала и в первые месяцы войны именовался 98-м пограничным отрядом войск НКВД УССР и нёс пограничную службу по правому берегу р.Западный Буг. Штаб отряда дислоцировался в г.
Любомль Волынской области УССР". Действия застав отряда:

"1-я застава под сильным огнём противника в 22-00 22 июня 1941г. отошла, а в 9-00 23 июня вновь вернулась на свой рубеж и продержалась до 18-00 24 июня, нанося врагу большие потери... Так же героически сражалась 10-я застава. В течение 34 часов непрерывных боёв с численно превосходящими силами противника (до двух батальонов пехоты,150 мотоциклистов и группы кавалеристов) застава отбила четыре атаки немцев. После неудачи атак враг вынужден был уйти за реку Западный Буг...

23 июня 1941г. группа пограничников в количестве 40 человек под командой капитана Климова западнее г.Любомль приостановила беспорядочный отход подразделений 61-го и 253-го стрелковых полков, освободила из окружения группу во главе с командиром 61-го стрелкового полка и совместно с этим полком повела наступление, дважды выходя из окружения и нанося противнику большой урон. Вечером 23-го июня и весь день 24-го июня отряд оборонял подступы к г.Любомль, сдерживая наступление превосходящих сил противника".

              Из характеристики боевых действий Владимир-Волынского пограничного отряда:

"О предполагаемом переходе немецкой армии в наступление в 4-00 22 июня 1941г. командованию отряда стало известно в 00-30 22 июня при следующих обстоятельствах. В 21-00 21 июня 1941г. на участке 4-й комендатуры был задержан немецкий солдат 222-го пехотного полка 74-й пехотной дивизии, перешедший на нашу сторону, Альфред Лискоф, который был доставлен в штаб отряда и на допросе заявил, что в 4-00 22 июня немецкая армия перейдёт в наступление и что ему это известно со слов его командира роты обер-лейтенанта Шульца. Кроме того, он же заявил, что личным наблюдением им установлено, что артиллерия заняла огневые позиции, танки и пехота - исходное положение для наступления. Немедленно об этих данных начальником отряда майором Бычковским было доложено по прямому проводу начальнику погранвойск УССР и поставлены в известность командующий 5-й армией, а также командиры 87-й стрелковой дивизии и 41-й танковой дивизии.
Одновременно были поставлены в известность все комендатуры участков, коим было приказано держать заставы в боевой готовности.

Ровно в 4-00 г.Владимир-Волынский был подвергнут сильному артобстрелу. Управление отряда было немедленно приведено в боевую готовность. В 4-05 над городом появилось до 15 немецких самолётов, которые начали бомбить город и железнодорожную станцию. В это же время с 6-й заставы позвонили в штаб отряда и доложили, что немецкие части (танки и пехота) перешли р.Буг по железно-дорожному мосту и пошли в глубь нашей территории; территория заставы обстреливается артиллерийским и миномётным огнём, здание заставы горит, и до батальона пехоты немцев ведёт наступление на заставу. Личный состав занял блокгаузы и ведёт бой. На этом связь была прервана. Связь с 1, 2 и 4-й комендатурами была прервана сразу, с начала артобстрела, и никаких сведений от них не поступило."

         Действия 1-й комендатуры: "В 10-00 в штаб отряда прибыл из 1-й комендатуры старший помощник начальника 5-го отделения старший лейтенант Бабин с группой бойцов, который доложил, что штаб комендатуры,1-я резервная и 4-я заставы подверглись артобстрелу прямой наводкой. Большинство начсостава было сразу же убито или тяжело ранено... Личный состав этих подразделений с начала обстрела занял блокгаузы и до 8-00 вёл бой с превосходящими силами противника. Большинство красноармейцев и командиров в бою погибли, остальные присоединились к частям Красной Армии и вместе с ними отошли на север (отход к Владимир-Волынскому был отрезан немецкими танками)".

               Боевые действия в Прибалтике. Донесение начальника пограничных войск Прибалтийского округа о боевых действиях пограничных частей на подступах к м.Руцава:

"К 17-00 22 июня 1941г. направленный в Руцаву начальник штаба 12-го погранотряда майор Черников собрал отступающие остатки 1-й и 2-й застав 105-го погранотряда, 25-ю и 24-ю заставы, всего в количестве 148 чел., и строительную роту Красной Армии, в составе до 300 чел. и принял оборону на южных подступах к Руцаве... Высланный батальон 67-й стрелковой дивизии, очевидно, сбился с дороги (!). К месту боя до сих пор не прибыл. В 20-30 выслана поддержка в составе роты 67-й стрелковой дивизии. Ракутин." {2}

         25.06.41г. был издан приказ о новом назначении погранвойск: о переходе их к охране тыла Красной Армии {3}. В этот же день ВВС Северного фронта, Северного и Балтийского флотов нанесли несколько массированных ударов по аэродромам Финляндии. Если приказ о новом назначении погранвойск выглядел более - менее логично, то удар по финским аэродромам мог иметь только одно объяснение: руководство пыталось воспользоваться довоенным планом, без оценки обстановки, полагаясь на план, как на магическое заклинание, волшебным образом способное перехватить инициативу у противника. 26 июня Финляндия объявила войну СССР, 28 июня начались боевые действия. 27 июня Венгрия объявила войну СССР. Образовался фронт на протяжении всей западной границы с севера на юг.

                                        Разгром

     "К моменту нападения на советском фронте было сосредоточено 190 дивизий Германии и её союзников..., 3500 танков, 50 тыс. орудий и миномётов... более3900 боевых самолётов,что составляло тогда около 60% воздушной мощи Германии" (История внешней политики СССР,1917 -1945, М.: "Наука",1986г.С.430).

       После войны немецкие генералы ставили Гитлеру в вину, что он ещё больше не усилил Восточный фронт за счёт бездействовавшего Западного, что ему помешали это сделать соображения престижа. Действительно, бросить все силы против Советского Союза означало признать поражение (пусть временное!) на Западном фронте против Англии. Признаться не только себе, но и всему миру, что он не уверен в успехе десантной операции, что ВМС Германии слабее английских, а германская авиация не смогла обеспечить господство в воздухе, что он, Гитлер, не всесилен. Спасти положение могла короткая победоносная война с Советским Союзом, которой в этом случае придавался характер вспомогательной операции с целью лишить упрямую Англию последней надежды на помощь потенциального союзника. Гитлеру было известно, что советско-германское военное сотрудничество до его прихода к власти заключалось в том, что советские военные перенимали опыт немцев в производстве самолётов, танков, химического оружия, в оперативном искусстве. Ему было известно, что в Советском Союзе не производится точное оборудование, а закупается за рубежом, что производственная база безнадёжно отстала от передовых стран. В то, что Советский Союз в состоянии производить десятки тысяч самолётов и танков, он не верил.
    Глава военной разведки и контрразведки (абвер) адмирал Канарис знал гораздо больше о Советском Союзе, но не считал нужным разочаровывать шефа. Он был в не меньшей степени антикоммунистом, чем Гитлер, но в гораздо большей степени противником войны с Англией. Он считал, что единственная возможность ослабить давление на Англию - начать войну с Советским Союзом (в феврале 1944г. Канарис был смещён со своего поста, ещё раньше убрали его заместителя генерала Остера. Оба они были казнены в апреле 1945г. за участие в заговоре против Гитлера).

     Хотя боевые действия на границе уже начались, в Кремле не принимали решений в ожидании официальных заявлений германского правительства. Вскоре Молотов получил подтверждение начала войны от германского посла графа Шуленбурга (сторонник мира с СССР, в ноябре 1944г. казнён за участие в заговоре против Гитлера).

      22.06.41г.   в 12 часов по радио выступил Молотов с обращением к советскому народу, где были такие слова: "Весь наш народ теперь должен быть сплочён и един, как никогда". И далее: "Эта война навязана нам не германским народом, не германскими рабочими, крестьянами и интеллигенцией, страдания которых мы хорошо понимаем, а кликой кровожадных фашистских правителей Германии..." (Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. М.,1946,т.1,стр.129). Эта фраза была бы уместнее в случае нападения Советского Союза на Германию или в 1939г при нападении на Финляндию (достаточно заменить "правителей Германии"  на правителей Финляндии и т.д.), но в сложившихся обстоятельствах она ничего не объясняла.
  Как следовало поступать с конкретными представителями германского народа, "страдания которого мы понимаем"?  Вооружённые германские рабочие и крестьяне вторглись на территорию Советского Союза и при этом страдают? Скорее всего, В.М.Молотов ещё не осознал, что о походе на Берлин придётся забыть на неопределённо долгое время. Сталин, как обычно, не спешил с заявлениями, пока обстановка окончательно не прояснилась.

     22.06.41г по радио выступил Черчилль: " Гитлер хочет уничтожить русскую державу потому, что в случае успеха надеется отозвать с Востока главные силы своей армии и авиации и бросить их на наш остров... Его вторжение в Россию - лишь прелюдия к попытке вторжения на Британские  острова... Поэтому опасность, угрожающая России, - это опасность, грозящая нам и Соединённым Штатам."
(The Times,1941, June 23).

       24.06.41г президент США Ф.Рузвельт заявил о готовности помогать СССР в борьбе с Германией.

            " Армия вторжения:190 дивизий (до 5 млн.чел.),4 000 танков, более 47 000 орудий и миномётов, около 4300 самолётов... Им противостояли 186 советских дивизий (около 3 млн.чел.),11 000 танков,9 000 самолётов (включая авиацию Северного, Балтийского и Черноморского флотов)."  (Кто был кто в Великой Отечественной войне 1941 - 1945.Справочник под ред. О.А. Ржешевского. М.: Республика, 2000, стр.4).

         В разных источниках приводятся разные цифры, характеризующие в количественном отношении противостоящие силы. Наиболее верное соотношение: у вермахта было больше пехоты, у Красной Армии - танков и самолётов.

        По уровню боевой подготовки Красная Армия походила на крестьянскую армию времён Разина и Пугачёва, огромную, рыхлую массу людей. (Увеличение численности за два года в три раза не увеличило боеготовности. Вновь призванных необходимо было обучать элементарным вещам, опытных командиров не хватало, были проблемы с обучением современной боевой технике).
   С первых же часов войны была прервана связь между штабами и подразделениями, между соседними частями. Немецкая авиация упорно бомбила все советские аэродромы, до которых смогла добраться (как правило, это были аэродромы истребительной авиации, как наиболее близко расположенные к границе).

       В нападении на СССР участвовали офицеры и генералы вермахта, получившие боевой опыт победоносной войны в Польше и во Франции. Они чётко знали свои задачи и пути их решения. Вермахт наступал в соответствии с планом, подразделения поддерживали связь друг с другом, было организовано взаимодействие с авиацией.

       В Красной Армии ситуация была прямо противоположной. Командиров готовили к наступательным операциям, но к 22 июня обязали "не поддаваться на провокации".

Директива №1 ушла в войска поздним вечером 21 июня:

"1. В течение 22-23.06.41г. возможно внезапное нападение немцев на фронтах Ленинград- ского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского военных округов. Нападение может начаться с провокационных военных действий;
2. Задача наших войск - не подаваться ни на какие провокационные действия, могущие
вызвать крупные осложнения. Одновременно войскам перечисленных военных округов быть
в полной боевой готовности, встретить внезапный удар немцев или их союзников;
Приказываю:
а) в течение ночи 22.06.41г. скрытно занять огневые точки укрепленных районов на государственной границе;
б) перед рассветом 22.06.41г. рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, в том числе и войсковую, тщательно ее замаскировать;
в) все части привести в боевую готовность, войска держать сосредоточенно и замаскированно;
г) противовоздушную оборону привести в боевую готовность без дополнительного подъема
приписного состава, подготовить все мероприятия по затемнению городов и объектов;
д) никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить".

     Из Директивы следовало, что командиры на местах должны были самостоятельно решать, что является провокацией, а что - считать началом войны.
    К такой постановке задач армия не привыкла. В результате репрессий 1937г. многие командиры усвоили простую вещь: если хочешь выжить, безусловно и безоговорочно выполняй любой приказ командования, не задавая лишних вопросов. Естественно поэтому предположить, что большинство командиров решили ждать дальнейших  конкретных указаний: наступать или обороняться. Директива снимала ответственность за принятие решения с высшего руководства и одновременно перекладывала эту ответственность на тех, кто должен был принять первый удар немцев на себя: оказал активное противодействие - поддался на "провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения"; откатился назад - нарушил приказ "встретить внезапный удар немцев или их союзников".

        У фразы о провокациях может быть и такое объяснение: все необходимые распоряжения уже были отданы, войска выдвигались на предназначенные позиции, требовалось только выиграть время, чтобы все части доложили о своей готовности к наступлению.

        После 22 июня единой линии фронта не было, как не было и единого командования.
Одни части продолжали двигаться на запад, другие топтались на месте в ожидании распоряжений, третьи уже дрались в окружении, четвёртые откатывались на восток. Дивизия, стойко обороняющая свои рубежи, была обречена на окружение и уничтожение, если её соседи справа и слева внезапно отступали без приказа. Отступающие, в свою очередь, становились лёгкой добычей немецких танковых частей и авиации.

   23.06.41г. в Белосток прибыл маршал Г.И.Кулик в качестве представителя Ставки.
Так же на Западный фронт были отправлены бывший начальник Генерального штаба Б.М.Шапошников, заместитель начальника Генштаба В.Д.Соколовский и начальник оперативного управления Г.К.Маландин. Командующий Западным фронтом генерал армии Павлов пытался организовать отпор наступающим немецким войскам, но у него это не получилось.

      27.06.41г. в штабе Западного фронта появился маршал К.Е.Ворошилов, имеющий приказ Сталина: арестовать Павлова и доставить его в Москву. (Далее Западным фронтом командовали: маршал С.К.Тимошенко; генерал-лейтенант А.И.Еременко - июль-сентябрь; генерал-полковник И.С.Конев - сентябрь-октябрь; генерал армии Г.К.Жуков - с октября 41-го по август 42-го).

      28.06.41г. немцы захватили Минск.

         По немецким данным :
- в районе Белостока и Минска к 9 июля захвачено в плен 300 тыс. человек, более 3 тыс. танков, около 2 тыс. орудий;
- в районе Смоленска к 5 августа - 350 тыс. чел., свыше 3 тыс. танков и около 3 тыс.  орудий;

- в районе Гомель - Клинцы к 24 августа - 80 тыс. чел., 140 танков и 700 орудий;

      В начальный период войны главной задачей вермахта было окружить и уничтожить в приграничных сражениях как можно больше частей Красной Армии, не дать им отступить в глубь территории. На направлениях, где действовали танковые группы, немцы создавали значительный численный перевес, проламывали оборону советских войск или обходили очаги ожесточённого сопротивления, оставляя их на отставшие пехотные части. Сам факт стремительного продвижения немецких танков вносил панику в ряды нестойких (неопытных) частей Красной Армии, путал планы советского командования.
Пока информация о танках противника доходила до командования, пока принималось решение и доводилось в виде приказа до исполнителя, обстановка уже была другой и требовала другого решения.

      В первые дни войны передовые немецкие части оказывались в тылу советских войск, передовые советские части - в тылу наступающих немецких. Таким образом, и немецкое командование, и советское могли проводить операции по окружению и уничтожению передовых частей противника, но у немцев это получалось гораздо лучше.

        Летом 1941г. немцы только веселились, глядя на работу советских бомбардировщиков. Разбрасывая бомбы где попало, бомбардировщики стремительно проносились поперёк дорог, по которым двигались немецкие войска. Недостаток выучки лётчики пытались компенсировать самопожертвованием: шли на таран, как воздушный, так и наземный. (К осени советские лётчики поднабрались опыта и немцам стало не до смеха. Неприятным сюрпризом для немцев оказался штурмовик ИЛ-2: благодаря усиленному бронированию он поначалу казался неуязвимым). Тем не менее, за две первые недели боёв немецкая авиация понесла существенные потери (около 800 самолётов всех типов). По мере продвижения немецких войск и захвата ими территорий с расположенными на них аэродромами количество советских истребителей заметно сократилось, соответственно, снизились потери немецкой авиации. Нехватка истребителей прикрытия приводила к большим потерям бомбардировщиков, в связи с чем появился такой приказ НКО от 10 июля:

  «Изучение опыта войны показывает:

1. что дальнебомбардировочная авиация при существующей организации лишена возможности успешно выполнять свои боевые задачи из-за отсутствия в составе полков ДБ  разведчиков и истребителей.

2. неповоротливость и неудобоуправляемость существующими 60-самолетными авиационными полками всех видов авиации.

         На основании решения Ставки приказываю:

1. Ввести в состав полков дальнебомбардировочной авиации одно звено самолетов Пе-2 в качестве разведчиков и одну эскадрилью новейших истребителей для прикрытия района аэродромного базирования, встречи и сопровождения бомбардировщиков при выполнении ими боевых заданий.

2. Новые формирования полков всех видов авиации укомплектовывать не шестьюдесятью, а тридцатью самолетами.

       Зам. Народного комиссара обороны СССР и начальник Генерального штаба Красной  Армии генерал армии ЖУКОВ»

(ф. 4, оп. 11, д. 62, л. 220).

          В ходе боевых действий выяснилась реальная, а не декларативная готовность Красной Армии к войне.

                    Приказ от 23 июля:

  "Опыт войны показал, что неудовлетворительное управление войсками в значительной мере является результатом плохой организации работы связи и, в первую очередь, результатом игнорирования радиосвязи, как наиболее надежной формы связи. Управление войсками, опирающееся главным образом на телефон, непрочно и ненадежно, так как при порче телефонных линий оно прекращается на продолжительный срок.

     Недооценка радиосвязи, как наиболее надежной формы связи и основного средства управления войсками, является результатом косности наших штабов, непонимания ими значения радиосвязи в подвижных формах современного боя.

        У нас в нарушение всех правил по телефонам ведутся оперативные переговоры, в открытую называются части, соединения, их задачи и дислокации, фамилии и звания начальников. Тем самым в руки врага попадают совершенно секретные сведения.

     Также в нарушение всех правил наши штабы сверху донизу совершенно не пользуются по линии связи простыми переговорными таблицами и кодированной картой. Вся телеграфная переписка идет через шифрорганы, работающие с большой перегрузкой. В море всяких документов, часто не имеющих оперативного значения, тонут важнейшие приказы, директивы и распоряжения. Они с большим опозданием, на 8 — 10 часов, попадают в подчиненные штабы и часто намеченная операция срывается.

          Приказываю:

1. В кратчайший срок ликвидировать недооценку радиосвязи, как основного средства управления войсками в подвижных формах современного боя...

2. Прекратить раз навсегда передачу оперативных заданий и распоряжений путем открытых переговоров по телефону...   

   Народный комиссар обороны СССР И. СТАЛИН

Начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии Г. ЖУКОВ"

( ф. 4, оп. 11, д. 65, л. 165—169)

          Приказ НКО от 1 августа:

     " Проверкой в войсках установлено:

1. За короткое время войны большое количество автомашин и тракторов брошено на дорогах и приведено в негодность.

2. Учет машин в войсках не ведется и никто в штабах армий и фронтов не знает, сколько имеется машин в армии, на фронте и какое их техническое состояние.

3. Заявки на потребность машин и тракторов даются произвольно, без учета, что положено по штату и что имеется налицо.

4. Виновные лица, бросившие машины, тракторы и небрежно относящиеся к сбережению материальной части, к ответственности не привлекаются.

5. Машины эксплуатируются неправильно. Отправляемые машины с тыла на фронт идут незагруженными в то время, как с фронта в тыл машины посылаются за грузами.

6. Ремонт машин организован плохо, многие машины выходят из строя и оставляются как неисправные в то время как они требуют незначительного ремонта, но своевременно не ремонтируются, никем не охраняются и приводятся в полную негодность путем снятия с них деталей и агрегатов.

7. Порядка на дорогах нет, так как служба регулирования и контроль отсутствуют, водители не выполняют правил движения, отчего на дорогах происходит много поломок машин, аварий и катастроф...

       Приказываю военным советам фронтов, округов и армий:

1. Устранить отмеченные недочеты....

     Народный комиссар обороны СССР И. СТАЛИН "

(ф. 4, оп. 11, д. 65, л. 228 — 230)

            Приказ НКО от 6 сентября:

     "На приемно-сдаточных пунктах военкоматов находится большое количество автомашин и тракторов, поставленных по мобилизации из народного хозяйства. Многие из них требуют среднего и капитального ремонта. Военкоматы, как видно, считали своей задачей только принять машины, не считаясь с их техническим состоянием, чем нарушили приказы и постановления, требующие приема только исправных машин.
   Охрана принятых машин организована плохо, машины ржавеют, детали с них растаскиваются, резина спущена, свечи на многих моторах сняты и отверстия не закрыты. По существу машины гибнут на глазах у руководителей, которые приняли эти машины; никаких мер по приведению их в порядок и использованию по прямому назначению не принимается как со стороны военкоматов, так и со стороны военных советов округов.
     Для устранения указанных недочетов приказываю:...

Зам. Народного комиссара обороны СССР генерал-лейтенант танковых войск ФЕДОРЕНКО "

(ф. 4, оп. 11, д. 65, л. 483 — 484)

       За недолгие годы своего существования Советская власть наплодила достаточно врагов благодаря своей, не знающей компромиссов, жестокости. Теперь эти люди встали на путь прямого предательства, не думая о последствиях, но чётко понимая, что другого шанса отомстить у них уже не будет. И пусть их было немного, но в обстановку неразберихи и паники они вносили свою лепту, выполняя работу за нерасторопных немецких парашютистов.

        В конце сентября вышел вот такой интересный приказ НКО:

     " За последнее время наблюдаются частые случаи незаконных репрессий и грубейшего превышения власти со стороны отдельных командиров и комиссаров по отношению к своим подчиненным.

   Лейтенант 288 сп Комиссаров без всяких оснований выстрелом из нагана убил красноармейца Кубицу. Бывший начальник 21 УР полковник Сущенко застрелил мл. сержанта Першикова за то, что он из-за болезни руки медленно слезал с машины...
   Необоснованные репрессии, незаконные расстрелы, самоуправство и рукоприкладство со стороны командиров и комиссаров являются проявлением безволия и безрукости, нередко ведут к обратным результатам, способствуют падению воинской дисциплины и политико-морального состояния войск и могут толкнуть нестойких бойцов к перебежкам на сторону противника.

   Приказываю: ...

   Народный комиссар обороны И. СТАЛИН

Начальник Генштаба Б. ШАПОШНИКОВ"

(ф. 4, оп. 11, д. 66, л. 149—152).

         Не на высоте оказались и некоторые партийные и советские руководители на местах. Они первыми паковали чемоданы и устремлялись на восток, объясняя такие действия своей исключительной ценностью для Советской власти. И это было правдой. В руководителе ценились прежде всего преданность партии, т.е. готовность выполнить любой приказ, каким бы аморальным он не был с точки зрения порядочного человека (порядочность вообще вызывала законное подозрение, т.к. частенько противоречила партийным интересам).Часть гражданского населения наблюдала за бегством властей с тревогой, другая часть - со злорадным удовлетворением, наслаждаясь унижением представителей власти, ещё совсем недавно высокомерных и самодовольных. (О том, что оккупационная администрация "цивилизованных" немцев окажется ничуть не лучше, как-то не думалось).

Это явление было отмечено в постановлении ЦК ВКП(б) от 18 июля:

"...нередки случаи, когда руководители партийных и советских организаций в районах, подвергшихся угрозе захвата немецкими фашистами, позорно бросают свои боевые посты, отходят в глубокий тыл, на спокойные места, превращаются на деле в дезертиров и жалких трусов..."  (Великая Отечественная война.1941 - 1945. Кн.4. С.134).

       "За время боевых действий из 44 дивизий, входивших в состав Западного фронта на 22 июня 1941г., 24 дивизии (10 стрелковых, 8 танковых, 4 моторизованные, 2 кавалерийские) были разгромлены, остальные 20 - потеряли от 30 до 90% сил и средств.

Общие потери фронта в людях составили 417 790 человек, из них - 341 073 погибшими, пленными и пропавшими без вести. Фронт лишился 9427 орудий и миномётов, свыше 4700 танков (с учётом имевшихся к 22 июня и поступивших в ходе операции), 1777 самолётов. Уже к 29 июня на территории, занятой противником, осталось более 60 окружных складов, в том числе 10 артиллерийских, 25 горючего, 14 продовольственных,3 автобронетанковых. Было потеряно: боеприпасов - свыше 2000 вагонов (30% всех запасов фронта), горючего - более 50 тыс. т (50% запасов), автобронетанкового имущества - около 500 вагонов, продфуража - около 40 тыс. т (50% запасов), вещевого имущества - около 400 тыс. основных комплектов (90% запасов)."  (Абатуров В.В. "1941.На Западном направлении".М.: Яуза, Эксмо, 2007. С.111).

                        Механизированные корпуса

        Ударная сила Красной Армии - механизированные корпуса не смогли остановить немецкое наступление. Причины этого подробно рассматривает Марк Солонин в своей книге "22 июня, или когда началась Великая Отечественная война?" (М.: Яуза, Эксмо, 2008). На стр.498 - 499 он приводит соотношение танковых групп вермахта и мехкорпусов Красной Армии. Цифры таковы, что приводят в изумление неподготовленного
читателя:

          "Группа армий "Север", 4-я танковая группа - 41-й ТК, 56-й ТК, всего 602 танка.
Им противостоит Северо-Западный фронт - 12-й МК, 3-й МК, 1-й МК, 21-й МК, всего 2188 танков.

          Группа армий "Центр", 3-я и 2-я танковые группы - 57-й, 39-й, 47-й,46-й, 24-й ТК, всего 1936 танков.
Им противостоит Западный фронт - 11-й, 6-й, 13-й, 14-й, 7-й, 5-й МК, всего 4365 танков.

           Группа армий "Юг", 1-я танковая группа - 3-й, 48-й, 14-й ТК, всего 728 танков.
Им противостоят Юго - Западный и Южный фронты - 22-й, 15-й, 4-й, 8-й, 9-й, 19-й,  16-й, 24-й, 2-й, 18-й МК, всего 5826 танков.

Итого: у немцев 3266 танков, в т.ч. 895 танкеток,1039 лёгких танков,1146 средних танков;

           у Красной Армии 12379 танков, в т.ч. 1600 Т-34 и КВ."

     В одном из многочисленных мехкорпусов, а именно в 7-м, служил старший сын Сталина Яков Джугашвили. Состав 7-го мехкорпуса (всего 715 танков): 14-я и 18-я танковые дивизии; 9-й мотоциклетный полк; 251-й отдельный батальон связи.

14-я тд: 27-й танковый полк, 28-й танковый полк, 14-й мотострелковый полк, 14-й гаубичный артполк (в нём проходил службу старший лейтенант Джугашвили), 14-й отдельный разведывательный батальон, 14-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион, 14-й ремонтно-восстановительный батальон, 14-й понтонно-мостовой батальон, 14-й автотранспортный батальон, другие подразделения. Разгромлена в Смоленском "котле", расформирована 19 сентября 1941 года.

18-я тд: 35-й танковый полк, 36-й танковый полк, 18-й мотострелковый полк, 18-й гаубичный артполк, 18-й отдельный разведывательный батальон, 18-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион, 18-й ремонтно-восстановительный батальон, 18-й понтонно-мостовой батальон, 18-й автотранспортный батальон, другие подразделения.После выхода из окружения переформирована в 127-ю танковую бригаду во главе с генерал-майором Ф.Т. Ремизовым.

      "14-я танковая дивизия, оборудовав ночью несколько переправ, с утра 7 июля пыталась силами танковых полков, при незначительной по масштабу и времени артиллерийской подготовке, форсировать р. Черногостницу, прорвать рубеж обороны противника и к исходу дня выполнить боевую задачу. Однако атака 27-го танкового полка, не обеспеченная мощным артиллерийским огнем, без поддержки пехоты (14-й мотострелковый полк занял оборону по восточному берегу р. Черногостница) успеха не имела. Из 61 танка, принимавших участие в атаке в исходное положение после ее отражения противником вернулось 30 танков. Проведенная чуть позже атака 28-го танкового полка также успеха не имела: танки, переправившиеся через реку, попадали под огонь противотанковых орудий противника и фланговый огонь его танков, подошедших ночью. В итоге, в исходное положение после неудачной атаки вернулись из 51 всего 20 танков. Людские потери составили около 30%. "
(http://velikvoy.narod.ru/voyska/voyskacccp/tank/mcorp/7mc41.htm).

     Этот короткий эпизод показывает степень умения Красной Армии вообще, и мехкорпусов в частности, воевать с серьёзным противником: ещё одна - две такие атаки и 14-я танковая дивизия прекратила бы своё существование в первом же бою. Получив подкрепления, немцы перешли в наступление. В суматохе отступления командованию было не до 14-го гаубичного артполка. Пушки были брошены, Яков Джугашвили отступал с группой бойцов и уже 16 июля был взят в плен (погиб в немецком концлагере).

      Танки входили также в состав кавалерийских дивизий. Свидетельствует командир 2-го кавкорпуса П.А.Белов:

"...Для управления войсками имелся небольшой подвижный штаб, передвигавшийся верхом или на автомашинах, авиазвено связи и комендантский эскадрон.Тыловых учреждений в корпусе не было. Каждая из двух кавалерийских дивизий состояла из четырёх кавполков, танкового полка, артдивизиона и 76-мм зенитно - артиллерийского дивизиона, эскадрона связи и сапёрного эскадрона с инженерно -переправочным парком.
       В кавполку... имелись пулемётный эскадрон с 16 пулемётами на тачанках, батарея 76-мм облегчённых полковых пушек и спецподразделения. В танковом полку насчитывалось около 50 танков БТ и 10 бронеавтомобилей. В конно - артиллерийском дивизионе была батарея 120-мм гаубиц и три батареи 76-мм пушек. ПВО корпуса составляли хорошо обученные 76-мм зенитные дивизионы и взводы счетверённых пулемётов в полках..." (Марк Солонин.22 июня... М.: Яуза, Эксмо, 2008. С.123)

       Немецкая пехота, испытавшая шок при первой встрече с танками КВ и Т-34, научилась с ними бороться с помощью зенитных 88-мм орудий и 50-мм противотанковых.

       Кроме того, в условиях общего отступления и отсутствия ремонтной базы, даже мелкие поломки приводили к тому, что танки бросались на территории, занимаемой вскоре противником. (В условиях наступления танки могут ремонтироваться до 2-3 раз, прежде чем превратятся в груду металлолома).  Неопытные механики-водители, которых было большинство, шли в атаку с открытой крышкой люка, т.к из-за недостаточного обзора через смотровые приборы не могли ориентироваться на местности. С закрытой крышкой можно было только выдерживать направление, не маневрируя, что облегчало задачу немецких артиллеристов.

    "...14-й мехкорпус (534 танка, КВ и Т-34 нет) после неудачного контрудара 23 июня понёс тяжёлые потери и в беспорядке отходил на восток. Утром 25 июня командир корпуса генерал-майор С.И.Оборин после лёгкого ранения "эвакуировался" в тыл; затем он самовольно покинул фронт и 6 июля прибыл в Москву, где через два дня был арестован в своей квартире, отдан под трибунал и расстрелян."  (Владислав Гончаров. Генерал Павлов - портрет на фоне катастрофы. Сборник Великая Отечественная катастрофа...М.:Яуза, Эксмо, 2007, С.184).

         Из доклада командира 10-й танковой дивизии: "Первые три дня боёв дивизия не имела ни одного бронебойного снаряда для 76-мм пушек. За весь период операций дивизия не могла ниоткуда получить ни одного снаряда для 37-мм зенитных пушек.
В итоге в первых же атаках танковые полки вели борьбу с танками противника осколочными снарядами, а зенитная артиллерия не могла вести огонь по нахально снижавшимся самолётам противника из-за отсутствия снарядов. Беспрерывные поиски баз снабжения (в том числе и продовольственных) так и не привели ни к каким результатам в части получения снарядов для зенитной артиллерии".
(Михаил Барятинский.Т-34 в бою. М.: Яуза, Эксмо, 2008. С.172-173).

    Из доклада командира 37-й танковой дивизии:

"В силу сложившейся обстановки, выполняя приказы 6-й армии и Военного совета Юго-Западного фронта, дивизия в составе 15-го механизированного корпуса за период боевых действий прошла около 1500 км без остановок, по времени обеспечивающих производство технического осмотра и восстановление материальной части боевых и транспортных машин.
В условиях большой подвижности имеющиеся неукомплектованные ремонтно - восстановительные роты полков и ремонтно - восстановительный батальон дивизии с ремонтом и эвакуацией машин не справились. Это положение привело к количественному уменьшению боевой материальной части, вышедшей
из строя по причинам технической неисправности". (С.175 - 176, там же).

            Приказ НКО от 1.07.41г.:

"Опыт боевого использования механизированных войск за прошедшие 8 дней показал, что командующие фронтами и армиями используют механизированные войска во многих случаях неправильно (особенно плохо и неправильно они были использованы в Северо-Западном и Западном фронтах) . При постановке боевых задач танковым войскам не учитывают: наличие и состояние материальной части, время, потребное на выполнение боевой задачи, расстояние, которое войска должны пройти, материальное обеспечение и особенно горючим.
Такое положение приводит к преждевременному износу материальной части и не дает возможности максимального полезного использования боевой мощи наших танков. Там же, где механизированными войсками руководят правильно, они наносили сокрушительные удары противнику, в то же время сами несли незначительные потери.
Для улучшения руководства механизированными войсками и лучшей организации взаимодействия их с другими родами войск и особенно с авиацией ввести должность помощников командующих фронтов и групп армий по механизированным войскам и назначить:...

  Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. ТИМОШЕНКО"

( ф. 4, оп. 11, д. 62, л. 208—209)

                Но никакие приказы уже не могли исправить положение.

              14 июля в донесении в Москву командование Западного фронта сообщало:

"...Что касается танковых соединений, они не имеют материальной части и превратились, по существу, в технически слабо оснащённую пехоту". (Шерстнёв.В.Д. Командармы. Смоленск, 2006. С.34).

    "...48 -я танковая дивизия, которая, как уже отмечалось ранее, 21 июля выбила противника из Великих Лук и затем в течение месяца удерживала город... И в изменившейся обстановке, в условиях окружения, она  действовала грамотно и умело.
Чётко управляемые командиром соединения полковником Яковлевым, части и подразделения дивизии в ночь на 25 августа, смяв заслон противника, вышли из окружения, сохранив свою боеспособность.   

В ночь на 28 августа в штаб дивизии прибыл представитель от командования Западного фронта, который поставил полковнику Яковлеву задачу  с утра атаковать противника, нанести удар по его тылам и овладеть станцией Назимово. То есть глубина боевой задачи составляла 30 км. И это практически без подготовки, без танков, без артиллерии! Что могут сделать около 3 тыс. человек, вооружённых винтовками, против прорвавшихся танковых частей противника?!
Категорический отказ полковника Яковлева бросить подчинённых на верную смерть потребовал от него не только личного мужества, но и стоил ему жизни.
1 сентября 1941г. военный трибунал Западного фронта осудил одного из героев обороны Великих Лук полковника Дмитрия Яковлевича Яковлева и приговорил его к высшей мере наказания - расстрелу, с конфискацией имущества и лишением воинского звания полковник..."
(Валерий Абатуров."1941.На Западном направлении".М.: Яуза, Эксмо, 2007. С.174).

     Но танковые войска в Красной Армии не исчезли: формировались новые танковые батальоны и бригады с учётом приказа НКО от 18 ноября 1941г.:

         "С целью повышения квалификации танковых экипажей приказываю:

1. Впредь танковые экипажи комплектовать исключительно средним и младшим комсоставом...

4. Поверку степени подготовленности обученных экипажей производить специальными комиссиями под председательством командира полка, а в учебных подразделениях заводов под председательством начальника соответствующего учебного центра...

5. Показавшим на испытаниях хорошие знания своей специальности и умение практически работать в составе экипажа, присваивать соответствующие военные звания согласно п. 2 настоящего приказа...

     Заместитель Народного комиссара обороны СССР генерал-лейтенант танковых войск ФЕДОРЕНКО"

(ф. 4, оп. 11, д. 66, л. 232—234)

                                         Примечания:

{1} В июле 1941г. назначен командующим 30-й армии Резервного фронта. В январе 1943г. награждён орденом Кутузова первой степени..Погиб в бою 9.11.43г. под Никополем в звании генерал-лейтенанта.

(2)  Командующий 24-й армией генерал-майор К.И.Ракутин погиб в бою:   

"Ракутин в период атаки был в полевой генеральской форме, в зелёной пограничной фуражке. Командарм поднял в атаку остатки полка 6-й дивизии народного ополчения и нас, оставшихся в живых солдат из батальона охраны штаба.
      Он шёл во весь рост впереди атакующих, не обращая внимания на разрывы снарядов и мин. После неудачной атаки мы, оставшиеся в живых, отошли на прежние позиции и стали сжигать в ямах штабные документы..."  (Валерий Абатуров. 1941.На Западном направлении. М.: Яуза, Эксмо, 2007. С.236).

Уже после войны Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 мая 1965г. Константин Иванович Ракутин был награждён посмертно орденом Отечественной войны 1-й степени, а в 1990г. ему также посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

{3) 14 июля 1941 г. в связи с неблагоприятным исходом приграничных сражений и в целях остановки продвижения противника, командованием было принято решение о развертывании Резервного фронта  армий с задачей заблаговременной организации обороны на московском стратегическом направлении. Командующим фронтом резервных армий был назначен начальник войск Белорусского пограничного округа генерал-лейтенант И. А. Богданов. конецформыначалоформыВ этот фронт вошли шесть общевойсковых армий, в четырех из которых командующими были назначены генералы пограничных войск:

29А - заместитель наркома внутренних дел по пограничным войскам генерал-лейтенант И. И. Масленников;

30А - начальник войск Украинского пограничного округа генерал-майор В. А. Хоменко;

31А - начальник войск Карело - Финского пограничного округа генерал-майор В. Н. Долматов;

24 А - начальник войск Прибалтийского пограничного округа генерал-майор К. И. Ракутин.


Рецензии
Спасибо за интересный и очень содержательный исторический материал о начале войны. Собирать их особенно трудно.
Я сейчас ищу материалы о 22 июне и событиях, которые произошли с захватом здания нквд в бресте. Может быть, Вы поможете мне.
С уважением
Анатолий

Анатолий Клепов   14.06.2009 09:15     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.