Арнон Дар. Влияние сверхновых и гамма-всплесков на

Мой новый сайт, на котром есть вся информация по рискам вымирания человечества:
http://www.humanextinction.ru/

Арнон Дар. Влияние сверхновых, гамма-всплесков, солнечных вспышек и космических лучей на земную окружающую среду.

здесь с форматированием:
http://www.scribd.com/doc/10310965/-

Arnon Dar.  Influence of Supernovae, gamma-ray bursts, solar flares, and cosmic rays on the terrestrial environment
Опубликовано в сборнике:
Global Catastrophic Risks. Edited by Nick Bostrom, Milan M. Cirkovic, OXPORD  UNIVERSITY PRESS, 2008

Перевод: А.В.Турчин
avturchin@mail.ru


1. Введение

Перемены в окрестностях Солнца в результате движения Солнца по Галактике, солнечная эволюция и галактическая звёздная эволюция - влияют на земную окружающую среду и подвергают жизнь на Земле космическим опасностям. Эти опасности включают в себя столкновения с околоземными объектами (NEO), глобальные климатические перемены в результате изменений солнечной активности и подверженность Земли очень большим потокам радиации и космическим лучам от Галактических сверхновых (SN) и гамма-всплесков (GRB). Эти космические опасности имеют малую вероятность, но их влияние на Землю и их катастрофические последствия, которые следует из геологических данных, оправдывают их тщательное изучение и развитие рациональных стратегий, которые могут уменьшить их угрозу жизни и выживанию человеческой расы на этой планете. В этой главе я сосредоточусь на угрозах для жизни, связанных с высокими уровнями радиации и потока космических лучей (CR), которые достигают атмосферы как результат (1) изменений в солнечной светимости, (2) изменениях солнечного окружения, связанных с движением Солнца вокруг галактического центра, и в частности, в силу прохождения через галактические спиральные рукава, (3) осцилляции расположения перпендикуляра солнечной системы к галактическому плану, (4) солнечной активности, (5) Галактических взрывов SN, (6) GRB и (7) всплесков космических лучей (CRB). Достоверность тех или иных космических угроз будет проверена через то, могли ли эти события вызвать массовые вымирания, которые имели место на Земле и были относительно хорошо документированы на основании геологических данных за последние 500 млн.лет.



2. Радиационные угрозы

2.1 Достоверные угрозы

Достоверные утверждения о глобальной угрозе жизни из-за перемен во внешнем облучении Земли должны в начале продемонстрировать, что предполагаемые изменения будут больше, чем периодические изменения, вызванные движением Земли, к которым жизнь на Земле уже приспособилась.  Наибольшая доля энергии Солнца излучается в видимом диапазоне. Атмосфера весьма прозрачна для видимого света, но крайне непрозрачна для почти всех остальных световых диапазонов электромагнитного спектра за исключением радиоволн, чья продукция Солнцем весьма мала. Атмосфера защищает биоту на наземном уровне от сверхоблучения высокими потоками гамма-лучей, рентгеновских лучей и ультрафиолетовых лучей. Благодаря этой атмосферной защите жизнь на Земле не выработала иммунитета к этим видам радиации (за исключением видов, у которых были особые условия существования, таких как Deinoccocus radiodurance), но адаптировалась к нормальным потокам радиации, которые проникают в атмосферу. В частности, она адаптировалась к наземным уровням солнечного излучения, чьи широтные и сезонные изменения подвержены долго-временным вариациям квазипериодического характера, так называемым циклам Миланковича, связанным с квази-периодическими изменениями движения и вращения Земли. Это включает в себя вариации эксцентриситета Земли, наклон оси Земли по отношению к нормали к плоскости вращения и прецессию земной оси. Милюти Миланкович, сербский астроном, вычислил их магнитуду и периоды увеличения или уменьшения солнечной радиации, которые напрямую воздействуют на климатическую систему Земли, влияя на продвижение и отступление земных ледников. Перемены климата, и связанные с ними периоды оледенения, не зависят от полного количества солнечной энергии, достигающей Земли. Три цикла Миланковича влияют на сезонность и места на Земле, куда попадает солнечная энергия, таким образом, влияя на контраст между сезонами. Это важно, потому что Земля имеет ассиметричное распределение масс суши, которые (за исключением Антарктиды) почти целиком находится в/рядом с Северным полушарием.


 

Рис. 1. Интенсивная солнечная вспышка 4 ноября 2003 года. Гигантская область солнечных пятен выбросила интенсивную вспышку, за которой последовал мощный коронарный выброс (CME) 4 ноября 2003 года. Сама вспышка видна в нижнем правом углу в крайнем ультрафиолетовом диапозоне на фотографии космической солнечной обсерватории SOHO. Гигантская вспышка была одной из самых сильных когда-либо зафикисированных начиная с 1970-х годов, третья такая мощная вспышка из области AR10486 в течение двух недель. Благодарность за фотографию: SOHO-EIT Consortium, ESA, NASA240
 

Рис. 2. Столкновение кометы Шумейкера-Леви 9 с Юпитером с 16 до 22 июля 1994 года. Комета состояла из по крайней мере 21 различимого фрагмента с диаметрами до 2 км. Кадры, приведённые выше, показывают столкновение первого из 20 фрагментов с Юпитером. Верхний левый кадр показывает Юпитер сразу перед столкновением. Яркий объект справа – это ближайший спутник Юпитера Ио, и тусклая овальная структура в южном полушарии – это Большое красное пятно. Полярные шапки выглядят светлыми в тех лучах, в которых проводилось наблюдение, 2.3 мкм, которые были выбраны для усиления контраста между огненным шаром и юпитерианской атмосферой. На второй фотографии огненный шар появляются над юго-восточным краем планеты (нижний левый кадр). Огненный шар достигает максимальной светимости в течение нескольких минут, и в этот момент его светимость превосходит светимость Ио. Последний кадр показывает Юпитер через 20 минут, когда импактная зона более-менее потемнела. Благодарности:  Credit: Dr. David R. Williams, NASA Goddard Space Flight Center
 
Рис. 3. Остатки сверхновой Кассиопея A. Cas A – это остатки  сверхновой 300 летней давности, вызванные SN взрывом тяжёлой звезды. Каждая фотография остатка, сделанная крупнейшими обсерваториями, показывает разные его характерные черты. Космический телескоп Спитцер открыл тёплую пыль во внешней оболочке с температурой 10 °C и телескоп Хаббла обнаружил тонкие нитеобразные структуры более горячего газа с температурой около 10 000 °С.  Рентгеновская обсерватория Чандра показала горячие газы с температурами около 10 миллионов градусов Цельсия. Эти высокие температуры возникли, когда выброшенный сверхновой газ врезался в окружающий газ и пыль со скоростями около 10 миллионов миль в час (примерно 5000 км/сек). Благодарности: NASA/CXC/MIT/UMass Amherst/M.D.Stage et al.


Даже когда все орбитальные параметры благоприятствуют оледенению, увеличения выпадения снега зимой и таяния летом недостаточно для того, чтобы запустить оледенение. Снег и лёд имеют более высокое альбедо (то есть отношение отражённого света к падающему), чем суша и растительность (если бы вся Земля была покрыта льдом, как огромный снежок, её альбедо составляла бы 0.84). Снежные массы и ледники отражают больше света в пространство, что приводит к охлаждению климата и позволяет ледникам расширяться. Подобным же образом сверхновые, GRB, солнечные вспышки и космические лучи имеют высокое влияние на земную окружающую среду.
Теория 1912 года Миланковича о циклах оледенений является общепринятой, поскольку палеоклиматические свидетельства содержать строгие спектральные компоненты, которые подтверждают циклы Миланковича. Однако недавно было заявлено, что высокоточные палеоклиматические данные обнаружили серьёзные расхождения с моделью Миланковича, которые серьёзно подвергают сомнению ее достоверность и заново открывают дискуссию о причинах циклов оледенений. Например,  Kirkby et al. (2004) предположили, что оледенения связаны не с циклами изменения поступления солнечной радиации, но с изменениями космических лучей, возможно, в связи с их эффектами на облака. Даже если причина эпох оледенений всё ещё остаётся под вопросом, изменения глобального облучения космического происхождения должны быть больше, чем орбитальные модуляции солнечной радиации, для того, чтобы представлять достоверную угрозу земной жизни.


Рис.4. Послесвечение гамма-всплеска GRB 030329. Фотографии оптического послесвечения всплеска  GRB 030329, который имел место 29 марта 2003г. были сделаны очень Большим Телескопом (VLT) европейской южной обсерватории ESO в Чили 3 апреля 2003 г. и 1 мая 2003 г. На фотографии, сделанной 1 мая, преобладает изображение сверхновой, которая и стала источником гамма-всплеска. Открытие связанной со вспышкой сверхновой SN203dh убедило большинство астрофизиков, что длинные гамма-всплески создаются высоко-релятивистскими лучами-джетами, как давно утверждалось в модели «пушечного ядра» сверхновых. Связанная сверхновая была открыта в начале спектрографическими методами в убывающем потоке послесвечения GRB 0302329 десять дней спустя после вспышки. Благодарности:  European Southern Observatory.

2.2. Солнечные вспышки.

Солнечные вспышки являются наиболее высокоэнергетичеными взрывами в Солнечной системе. Они происходят в солнечной атмосфере. Первая солнечная вспышка зафиксированная в астрономической литературе Ричардом Кэррингтоном, (Richard C. Carrington), случилась 1 сентября 1959 года. Солнечные вспышки приводят к выбросам электромагнитной радиации, энергетических электронов, протонов и атомных ядер (солнечные космические лучи) и замагниченной плазмы из локальной области на Солнце. Солнечная вспышка происходит, когда магнитная энергия, которая накопилась в солнечной атмосфере, внезапно выделяется. Излучаемая электромагнитная радиация распределена по всему спектру, от радиоволн через оптический диапазон до рентгеновских и гамма-лучей. Энергии солнечных космических лучей достигают нескольких гигаэлектрон вольт,  то есть 10**9 еВ (1 ev = 1 6021753(14). 10-13 J). Частота солнечных вспышек варьируется от нескольких в день, когда Солнце особенно активно, до одной в неделю, когда Солнце спокойно. Подготовка солнечной вспышки занимает несколько часов или дней, но во время самой вспышки энерговыделение происходит только за несколько минут.
Полное выделение энергии при вспышке имеет порядок 10*27 ерг/сек. Большие вспышки могут выбросить около 10**32 эрг. Эта энергия менее, чем одна десятая полной энергии, излучаемой Солнцем за одну секунду. (I. = 3.84 x 1033 erg s -1). В том маловероятном случае, если вся магнитная энергия Солнечной атмосферы разрядится в одной вспышке, энергия Солнечной вспышки не может превышать ~ B2R3/12 ~ 1.4 x 1033 erg, где B=50 гауссов – это сила солнечного дипольного магнитного поля и R=7*10**10 см – солнечный радиус. Но даже эта энергия – это только одна треть от полной энергии, излучаемой Солнцем каждую секунду. Таким образом, отдельные солнечные вспышки не могут вызвать глобальную катастрофу на Земле. Однако солнечные вспышки и связанные с ними коронарные выбросы сильно влияют на нашу комическую погоду. Они создают потоки высоко энергетичных частиц в солнечном ветре и земной магнитосфере, которые могут представлять опасность для космических аппаратов и космонавтов. Мягкие рентгеновские лучи от солнечных вспышек увеличивают ионизацию верхней атмосферы, что может влиять на коротковолновую радиокоммуникацию, и может увеличивать сопротивление атмосферы низкоорбитальным спутникам, приводя к снижению их орбиты. Космические лучи, которые проходят сквозь биологические тела приносят им биохимический ущерб. Большое число солнечных космических лучей и магнитных штормов, которые создаются большими солнечными вспышками представляют опасность для незащищённых космонавтов в межпланетном пространстве. Земная атмосфера и магнитосфера защищает людей на Земле.

2.3. Солнечная активность и глобальное потепление.

Глобальные температуры выросли в 20 веке на примерно 0.75 градуса С по отношению к периоду 1860-1900 гг. Измерения на суше и на море независимо показывают одинаковое потепление с 1860 г. В течение этого периода концентрация СО2 в земной атмосфере увеличилась примерно на 27% с 290 до 370 частей на миллион (ppm). Этот уровень значительно выше, чем когда-либо за последние 800 000 лет – за период, на который есть надёжные данные на основании  кернов льда. Это увеличение СО2 в атмосфере считается связанным с антропогенной активностью – в основном, со сжиганием ископаемых и сведением лесов. Недавно Международная Панель по Климатическим Изменениям IPCC пришла к выводу, что «большая часть наблюдаемого увеличения глобальных температур с середины 20 века связана с наблюдаемым увеличением концентрации парниковых газов» посредством парникового эффекта (процесс, в котором инфракрасное излучение атмосферы нагревает поверхность планеты, как это происходит на Марсе, Земле и особенно на Венере, что было открыто Иосифом Фурье в 1829 г.). основываясь на климатических моделях, учёные предполагают что глобальные поверхностные температуры вероятно возрастут на 1,1 – 6,4 °С к 2100 году. Увеличение глобальных температур должно привести к другим переменам, включая изменения уровня моря, увеличение интенсивности экстремальных погодных явлений, и изменения количества и характера осадков. Другие эффекты глобального потепления включают в себя изменения в уровнях урожайности, отступление ледников, вымирание видов и увеличение ареалов возбудителей опасных болезней.
Однако, хотя большинство учёных по существу согласны, что человечество должно резко сократить выбросы парниковых газов и других загрязнителей, есть учёные, которые не согласны с выводами IPCC о том, что есть существенные доказательства того, что выбросы антропогенного СО2 в атмосферу и других газов являются главной причиной глобального потепления. Они указывают на то, что половина потепления пришлась на начало 20 века, задолго до того, как имели место антропогенные влияния. Более того, Земля испытывала доисторические значительные потепления и похолодания много раз в прошлом, как следует из геологических данных и косвенных измерений прошлых глобальных температур, таких как концентрация молекул тяжёлой воды D2O и Нг18О в кернах льда: относительная скорость испарения этих молекул из морской воды в сравнении с обычной H2O увеличивается с температурой. Это увеличивает концентрацию молекул тяжёлой воды в осадках, которые затем затвердевают в виде льда на северном и южном полюсах Земли. В частности, ледяные керны со станций Восток и Эпикаант, , которые датируются сроками до 740 000 лет назад, показывают восемь предыдущих циклов оледенения с сильными вариациями температуры  от - 8 до +3 градусов в самые тёплые периоды. Изменения в атмосферной концентрации СО2 следуют вплотную за изменениями глобальной температуры. Сторонники теории об антропогенном глобальном потеплении утверждают, что значительный выброс парниковых газов из естественных источников привёл к прошлым глобальным потеплениям, тогда как другие считают, что выделение больших количеств СО2 из океанов было вызвано подъёмом температуры за счёт глобального потепления. К сожалению, до сих пор нет точных данных, которые могли бы показать, какое из событий предшествовало какому: увеличение СО2 или глобальное потепление.
Глобальное потепление остаётся активной областью исследований, хотя научный консенсус состоит в том, что именно антропогенные парниковые газы ответственны за него. Однако, консенсус – это не лучшее научное доказательство. Были предложены и другие гипотезы для объяснения увеличения средней глобальной температуры, и они должны быть исследованы научным образом. Одной из наиболее убедительной (для автора этой статьи) является гипотеза о том, что нынешнее глобальное потепление является в основном результатом уменьшения потока космических лучей, которые достигают атмосферы в результате увеличения солнечной активности (например см. Shaviv, 2005; Svensmark, 1998). Эта возможность рассматривается в секции 3.

2.4 Вымирание в результате солнечной активности.

Солнце имеет возраст 4.5 миллиарда лет. Оно продолжит светить ещё 5 миллиардов лет. Но оно исчерпает запасы водорода в своём ядре в течение менее, чем 2 миллиардов лет от настоящего момента. Тогда ядро Солнца сожмётся и станет достаточно горячим для термоядерной реакции на гелии в ядре, и горения водорода в оболочке этого ядра. Благодаря растущему радиационному давлению в горящем ядре, Солнце начнёт расширяться в красный гигант. Эта фаза будет довольно быстрой и займёт примерно 10 млн. лет. Когда Солнце станет красным гигантом, Меркурий и Венера будут поглощены Солнцем, и, возможно, Земля будет тоже поглощена. Даже если Земля не будет поглощена, условия на ее поверхности станут непригодными для жизни. Увеличившаяся светимость Солнца нагреет земную поверхность до такой степени, что вода океанов и атмосфера улетучатся в космическое пространство. Фактически, в ближайшие  1 или 2 млрд. лет, ещё до фазы красного гиганта, выделение энергии Солнцем увеличится до такой степени, что Земля станет слишком горячей для того, чтобы поддерживать жизнь.

2.5 Излучение от взрывов сверхновых.

Наиболее яростные события, которые, вероятно, происходили в солнечном окружении в течение геологического и исторического времени – это взрывы сверхновых. Такие взрывы – это яркая смерть либо массивных звёзд, следующая за гравитационным коллапсом их ядра (сверхновые коллапсары), либо белых карликов в бинарных системах, чья масса за счёт аккреции возросла сверх предела Чандрасекара (термоядерные сверхновые)
Сверхновые-коллапсары происходят, когда ядерное топливо в ядре массивной звезды с массой больше 8 солнечных истощается и больше не может поддерживать термальное давление, которое уравновешивает гравитационное давление вышележащих слоёв. Затем ядро коллапсирует в нейтронную звезду или звёздную чёрную дыру и высвобождает большое количество гравитационной энергии (~3 x 1053 erg), большая часть которой превращается в нейтрино и только несколько процентов – в кинетическую энергию извергаемой звёздной оболочки, которая содержит радиоизотопы, поставляющие большую часть энергии для излучения.
Термоядерная сверхновая представляет собой термоядерный взрыв белого карлика в двойной звёздной системе. Белые карлики представляют собой конечную точку эволюции звёзд с массами меньшими, чем 8 солнечных масс. Они обычно состоят из углерода или кислорода. Их массы не могут превосходит 1,4 массы Солнца. Белый карлик в бинарной звёздной системе может аккрецировать материал своей звезды компаньона, если они достаточно близки друг к другу за счёт гравитационного притяжения. Падающая материя со звезды компаньона заставляет белый карлик пересечь границу массы в 1.4 солнечной (называемой предел Чандрасекара) и коллапсировать гравитационно. Выделение гравитационной энергии приводит к росту температуры до уровня, на котором углерод и кислород начинают неконтролируемо вступать в термоядерную реакцию. В результате происходит термоядерный взрыв, который разрушает звезду полностью.
Если взрыв сверхновой произойдёт достаточно близко к Земле, он может иметь катастрофические последствия для ее биосферы. Потенциальные последствия взрыва сверхновой около Земли были рассмотрены рядом авторов (Ellis and Schramm, 1995; Ellis et al., 1996; Ruderman, 1979), и последняя работа предполагает, что наиболее важные эффекты будут вызваны их космическими лучами. В частности, их возможная роль в разрушении озонового слоя Земли и открытии земной биосферы для интенсивного облучения солнечными УФ лучами была подчёркнута в работе Ellis and Schramm, 1995; Ellis et al., 1996. В начале мы рассмотрим прямые радиационные риски, связанные с излучением сверхновой.
Среди новых элементов, которые возникают при взрыве сверхновой- коллапсара и термоядерной сверхновой – радиоактивный никель, который высвобождает огромные количества энергии среди остатков сверхновой. Большая часть этой энергии высвобождается среди остатков и излучается в виде видимого света. Однако свет сверхновой не представляет собой высокого риска. Самые яркие сверхновые достигают пика светимости в 10**43 эрг/сек через примерно пару недель после взрыва, и затем светимость убывает примерно экспоненциально с периодом «полураспада» в 77 дней (что соответствует периоду полураспада радиоактивного кобальта, возникающего в результате распада никеля). Такая светимость на расстоянии 5 парсек от Земли в течение пары недель добавит примерно 1% к солнечному излучению, которое достигает Земли и не будет иметь никаких катастрофических последствий. Более того, средняя частота галактических сверхновых составляет примерно 1 раз в 50 лет (van den Bergh and Tammann, 1991). Большинство взрывов сверхновых случаются гораздо ближе к центру Галактики, чем проходит орбита Солнца. На основании наблюдаемого распределения галактических остатков сверхновых, и средней частоты взрывов сверхновых, вероятность того, что в течение ближайших 2 миллиардов лет (до того, как Солнце станет красным гигантом) солнечная система в своём галактическом движении пройдёт на расстоянии 15 световых лет от сверхновой, составляют менее 1%.
Прямые угрозы Земле от ультрафиолетового, рентгеновского и гамма излучения сверхновых и их остатков ещё меньше, поскольку атмосфера непрозрачна для этих излучений. Единственная серьёзная угроза состоит в возможном разрушении земного озонового слоя, за которым последует проникновение солнечного УФ излучения и поглощение видимого света окисью азота NO2 в атмосфере. Однако угроза со стороны сверхновых, находящихся на расстоянии более 30 световых лет, не превышает угрозу от солнечных вспышек. Озоновый слой часто повреждается солнечными вспышками и, судя по всему, восстанавливался относительно быстро.

2.6 Гамма-всплески

Гамма-всплески – это короткие вспышки гамма-лучей с энергией в диапазоне МэВ, которые происходят в наблюдаемой вселенной приблизительно 2-3 раза в день (см. например, Meegan and Fishman, 1995). Они делятся на различных класса. Примерно 75% - это длинные всплески с мягким спектром, которые длятся более чем 2 секунды, остальные – это короткие вспышки с жёстким спектром (SHB), которые длятся менее 2 секунд.
Всё больше накапливается свидетельств из наблюдений послесвечений длинных гамма-всплесков, что длинные всплески создаются высокорелятивисткими джетами, извергаемыми в момент смерти массивными звёздами при взрывах сверхновых.(см например Dar 2004 и ссылки в внутри этой статьи). Природа коротких гамма-всплесков только отчасти известна. Они не связаны со взрывами сверхновых какого-либо известного типа, и их энергия на три порядка меньше.
Thorsett (1995) первым высказался о потенциальном воздействии на атмосферу Земли и об ущербе биоте в результате жёстких рентгеновских и гамма-лучей из галактического гамма-всплеска, направленного на Землю, в то время как Dar и др. (1998) предположили, что основной ущерб от галактических гамма-всплесков происходит за счёт космических лучей, ускоренных джетами, которые созданы гамма-всплеском (Shaviv and Dar, 1995). В то время как потоки гамма-лучей и рентгеновских лучей от галактических гамма-всплесков, которые попадают на Землю, и их частота могут быть надёжным образом измерены на основании наблюдений гамма-всплесков и их связи со сверхновыми, это не верно для космических лучей, чьё излучение может быть оценено на основании сомнительных моделей. Следовательно, хотя эффекты от космических лучей могут быть гораздо более разрушительны, чем эффекты от гамма-лучей и рентгеновских лучей от того же самого события, другие авторы (e.g., Galante and Horvath, 2005; Melott et al., 2004; Scab and Wheeler, 2002; Smith et al., 2004; Thomas et al., 2005) предпочитают концентрироваться в основном на эффектах облучения гамма-лучами и рентгеновскими лучами.
 Распределение взрывов сверхновых по галактике известно на основании распределения их остатков. Большинство взрывов сверхновых происходит в галактическом диске на галактоцентрических расстояниях, которые гораздо меньше, чем расстояние от Земли до центра галактики. Их среднее расстояние до Земли примерно 25 000 лет. На основании измеренного потока энергии от гамма-всплесков (энергии, которая достигает Земли на единицу площади) при известном красном смещении, было обнаружено, что средняя энергия излучения длинного гамма-всплеска составляет примерно 5 x 1053/dO/4п- эрг, где dO – телесный угол, освещаемый гамма-всплеском (угол излучения). Энергия излучения короткого гамма-всплеска меньше приблизительно на 2-3 порядка.
Если гамма-всплески в нашей галактике не отличаются от всплесков в других галактиках, то тогда их поток излучения пропорционален обратному квадрату расстояния. Если типичный галактический гамма-всплеск на расстоянии 25 000 световых лет будет направлен прямо на Землю, то тогда полушарие Земли, повёрнутое в сторону гамма-всплеска,  будет освещено гамма-лучами с полным потоком 5 x 1053/4п d2 ~ 4 x 107 эрг/сек в течение 30 сек. Излучение и момент количества движения гамма-всплеска высвободится примерно внутри 70 г/кв.см верхнего слоя атмосферы (полная толщина атмосферы на уровне моря равна примерно 1000 г./кв.см.) Такие потоки разрушат озоновый слой и создадут мощную ударную волну, которая пойдёт вниз по атмосфере, вызывая гигантские глобальные штормы и сильные пожары. Smith et al. (2004) оценили, что доля от 2 x 10~3 до 4 x 10~2 потока энергии гамма-всплеска превратится в атмосфере в УФ поток на уровне земли. Основной ущерб от УФ излучения терпят молекулы ДНК и РНК, которые впитывают это излучение.
Летальная доза УФ излучения составляет примерно 10**4 эрг/кв.см., делая гамма-всплеск на расстоянии 25 000 световых лет крайне смертельно опасным (e.g., Galante and Horvath, 2005) для того полушария, которое обращено к гамма-всплеску. Однако условия обитания могут предоставить защиту (под водой, под землёй, под крышей, и в затенённых областях) или при качественной защите, даваемой кожей, каковой является мех у животных и одежда у людей. Короткое время гамма-всплеска и отсутствие какого-либо предупреждающих сигналов делает спасение путём перемещения в укрытие или в тень или путём быстрого накрывания – нереалистичным для большинства видов.
Следует отметить, что мега-электрон-вольтное гамма-излучение гамма-всплеска может сопровождаться короткой вспышкой очень высоко-энергетичных гамма-лучей, которые в настоящий момент не могут быть зафиксированы ни с помощью спутников, наблюдающих в гамма-лучах и рентгеновских лучах (CGRO, BeppoSAX, HETE, Chandra, XMMNewton, Integral, SWIFT и межпланетная сеть), ни наземными  гамма-телескопами высоких энергий, такими как HESS и Magic (по причине задержки во времени реакции). Такие вспышки гамма лучей в диапазоне энергий GeV и TeV, если их производит гамма-всплеск, могут быть зафиксированы широкоформатным космическим гамма телескопом (Gamma-ray Large Area Space Telescope (GLAST)), который будет запущен в космос 16 мая 2008 г. GeV-TeV гамма-лучи от относительно близкого гамма-всплеска могут создавать смертельные дозы атмосферных мюонов.

3. Угрозы от космических лучей.

Средняя плотность энергии галактических космических лучей подобна плотности света звёзд, космического микроволнового излучения и галактического магнитного поля и составляет примерно порядка 1 эВ/куб. см. Эта плотность энергии примерно на 8 порядков меньше, чем плотность солнечного света на расстоянии одной астрономической единицы от Солнца, то есть на Земле. Более того, космические лучи взаимодействуют с верхним слоем атмосферы и их энергия превращается в атмосферные ливни. Большинство частиц и гамма-лучей из атмосферных ливней задерживаются в атмосфере до того, как достигают уровня земли, и только вторичные мюоны и нейтрино, которые несут малую долю общей энергии достигают земли. Так что, на первый взгляд кажется, что галактические космические лучи не могут значительно воздействовать на жизнь на Земле. Но это не так. Всё больше накапливается свидетельств того, что даже умеренные изменения потока космических лучей, которые достигают атмосферы, имеют значительные космические эффекты, несмотря на их низкую плотность энергии. Эти данные приходят из двух источников:

1. Взаимодействие космических лучей с атомными ядрами в верхней атмосфере создаёт ливни вторичных частиц, некоторые из которых создают радиоактивные изотопы 14C and 10Be, которые достигают поверхности Земли или за счёт углеродного цикла (С14) или в результате дождя и снега (Be10). Поскольку это их единственный земной источник, их концентрация в кольцах деревьев, кернах льда и морских отложениях даёт хорошие данные об интенсивности галактических космических лучей, которые достигали атмосферы в прошлом. Они показывают чёткую корреляцию между климатическими изменениями и вариациями потока космических лучей в эпоху Голоцена.
2. Ионы, создаваемые космическими лучами, увеличивают количество возникающих низковысотных облаков (e.g., Carslaw et al. 2002). Из данных, собранных за последние 20 лет, спутниками и датчиками нейтронов, следует чёткая корреляция между глобальным облачным покровом и потоком космических лучей с энергиями больше 10 Гэв, которые проникают сквозь геомагнитное поле. Облачный покров снижает глобальный уровень освещённости в среднем на 30 Вт/кв.м., что составляет 13% от глобальной солнечной освещённости. Увеличение потока галактических космических лучей связывается с увеличением низкого облачного покрова, который увеличивает отражающую способность атмосферы и приводит к снижению температуры.

Космические лучи влияют на жизнь и другими способами:

1. Созданные космическими лучами атмосферные ливни из заряженных частиц вызывают разряды молний в атмосфере (Gurevich and Zybin, 2005). Эти ливни создают NO и NO2 путём прямой ионизации молекул, которые разрушают озон быстрее, чем он создаётся в разрядах. Уменьшение озона в атмосфере приводит к увеличению УФ излучения на поверхности.
2. Распад вторичных мезонов, создаваемых ливнями, приводит к возникновению высокоэнергетичных проникающих мюонов, которые достигают земли и проникают глубоко под землю и под воду. Небольшая доля энергетичных протонов и нейтронов из ливня, которая возрастает с ростом энергии начальной космической частицы, также достигает поверхности. В целом высокопроникающие вторичные мюоны ответственны примерно за 85% полной эквивалентной дозы, которые наносят космические лучи на уровне поверхности. Их взаимодействия, и взаимодействия их продуктов с электронами и ядрами в живых клетках, ионизируют атомы и разрывают молекулы и повреждают ДНК и РНК за счёт смещения электронов, атомов и ядер с их мест. Полная доза энергии, выделяющаяся из проникающих мюонов, которая приводит к 50% смертности в течение 30 дней составляет от 2.5 до 3 Грей (1 Гр= 10**4 эрг/гр.) Один космический мюон выделяет примерно 4 Мэв/гр. в живых клетках, и таким образом летальный поток космических мюонов составляет примерно 5*10**9 шт/кв.см, если он излучается в течение короткого времени (менее месяца). Чтобы подвергнуть такой дозе в течение месяца нормальный поток космических лучей должен возрасти примерно в 1000 раз на целый месяц.

Значительное увеличение потока космических лучей в течение длительных периодов времени может привести к глобальным климатическим катастрофам и подвергнуть жизнь на земле, под землёй и под водой опасным уровням радиации, что приведёт к раку и лейкемии. Однако большая часть галактических космических лучей имеет энергии менее 10 Гэв. Такие космические лучи, когда они проникают в гелиосферу, отражаются магнитным полем солнечного ветра до того, как они достигают окрестностей Земли и её геомагнитным полем до того, как они достигают земной атмосферы. Таким образом, поток галактических космических лучей, который достигает Земной атмосферы, модулируется вариациями солнечного ветра и земного магнитного поля. Жизнь на Земле адаптировалась к нормальному потоку космических лучей, который достигает ее атмосферы. Возможно, вызванные космическими лучами мутации живых клеток играли главную роль в эволюции и диверсификации жизни от первой клетки до нынешних миллионов видов. Любые достоверные утверждения о глобальном риске со стороны увеличения потока космических лучей должны демонстрировать, что ожидаемое увеличение больше, чем периодические изменения в потоке космических лучей, который достигает Земли, и связан с периодическими изменениями солнечной активности, геомагнитного поля и движения Земли, к которым земная жизнь уже адаптировалась.

3.1 Изменения магнитного поля Земли

Земное магнитное поле меняет полярность каждые несколько сот тысяч лет, и оно почти полностью исчезает, возможно, на целое столетие в период перехода. Последний переворот имел место 780 000 лет назад и магнитное поле ослабело на целых 5% в течение двадцатого века! В течение периодов смены полярности озоновый слой становится незащищённым от заряженных солнечных частиц, которые ослабляют его способность защищать людей от УФ радиации. Однако прошлые переполюсовки не были связаны ни с какими большими вымираниями, согласно палеонтологическими свидетельствам, и таким образом не должны привести к катастрофическим воздействиям на человечество.

3.2 Солнечная активность, космические лучи и глобальное потепление

Космические лучи – это главный физический механизм, влияющий на степень ионизации тропосферы (нижние 10 км атмосферы). Степень ионизации влияет на формирование центров конденсации, необходимых для формирования облаков в чистых морских условиях. Солнечный ветер – поток высокоэнергетичных частиц и связанного с ними магнитного поля от Солнца – становится сильнее и достигает больших расстояний в течение периодов высокой солнечной активности. Магнитное поле, которое несёт с собой солнечный ветер, отражает галактические космические лучи и предотвращает достижение большей частью из них земной атмосферы. Более активное Солнце препятствует таким образом формированию центров конденсации, и результатирующие морские низковысотные облака имеют более крупные капли, которые меньше отражают свет и меньше живут. Это уменьшение облачного покрытия и отражающей способности облаков уменьшает альбедо Земли. Соответственно, больше солнечного света достигает поверхности Земли и нагревает ее. Столкновения космических лучей в атмосфере создают 14С, который превращается в 14ССO2 и включается в кольца деревьев по мере их роста; год роста может быть точно определён методами дендрологии. Продукция 14С велика в периоды низкой солнечной магнитной активности и мала в периоды высокой активности. Это было использовано, чтобы установить солнечную активность за последние 8000 лет, после того, как было показано, что этот метод правильно предсказал количество солнечных пятен за последние 400 лет (Solanki et al., 2004). Количество таких пятен, которые являются проявлениями интенсивного магнитного поля на солнечной фотосфере, пропорционально солнечной активности. Удалось продемонстрировать, что нынешний эпизод большого числа пятен и очень высокого среднего уровня солнечной активности, который продолжается 70 лет, был наиболее сильным за последние 8000 лет. Более того, солнечная активность очень хорошо согласуется с данными по палеоклимату, подтверждая значительность влияния солнечной активности на глобальный климат. Используя данные по историческим вариациям климата и потока космических лучей Shaviv (2005) вычислил эмпирическое соотношение между потоком космических лучей и переменами глобальной температуры, и оценил, что вклад солнечной составляющей в потепление в 20 веке равен 0.50 ± 0.20°C из наблюдаемых 0.75 ± 0.15°C, из чего следует, что приблизительно две трети от наблюдаемого потепления связано с солнечной активностью, в то время как примерно одна треть связана с парниковым эффектом. Более того, возможно, что солнечная активность взаимодействующая с выбросами парниковых газов является более сильным источником глобального потепления, чем просто сумма этих двух климатических движущих сил.

3.3 Прохождение через галактические спиральные рукава

Радиоизлучение галактических спиральных рукавов даёт свидетельства высокой активности космических лучей в них. Рассеянное радиоизлучение межзвёздной среды является по большей части синхротронным излучением, излучаемым электронами космических лучей, движущимися в межзвёздных магнитных полях. Высокий контраст в радиоизлучении наблюдается между спиральными рукавами и дисками других спиральных галактик. Предполагая равенство между плотностью энергии космических лучей и плотностью магнитного поля, наблюдаемое во многих астрономических системах, плотность энергии космических лучей в спиральных рукавах должна быть больше, чем в диске, в несколько раз. И действительно, есть всё больше доказательств на основании радио и рентгеновских наблюдений, что низкоэнергетичные космические лучи ускоряются остатками сверхновых-коллапсаров. Большинство сверхновых в спиральных галактиках, подобных нашей, являются как раз сверхновыми-коллапсарами. Они в большинстве случаев случаются в спиральных рукавах, где образуется большинство массивных звёзд и вскоре после этого умирает. На основании этого Shaviv (2002) предположил, что когда Солнечная система проходит через галактические спиральные рукава, гелиосфера подвергается гораздо большему потоку космических лучей, которые увеличивают количество низковысотных облаков и уменьшают средние температуры. Дополняясь периодическими вариациями геомагнитного поля и движения Земли вокруг Солнца, это может вызывать периоды оледенений и ледниковых периодов, которые в фанерозое в среднем продолжались 30 млн. лет со средними периодами между ними в 140 млн. лет
И действительно, Shaviv (2002) представил дополнительные доказательства на основании геологических и метеорологичесих данных прошлого о корреляции между продолжительными ледниковыми периодами и периодами увеличенного потока космических лучей. Кроме того, продолжительность ледниковых эпох согласуется с типичным временем пересечения спиральных рукавов (типичная толщина в 100 световых лет делённая на относительную скорость в примерно 10 км/сек даёт время пересечения примерно 30 млн. лет.) Отметим также, что прохождение гелиосферы через спиральные рукава, которые содержат большое количество частиц пыли от взрывов сверхновых, может привести к тому, что эти частица проникнут в гелиосферу, достигнут атмосферы, затмят солнечный свет и приведут к снижению температур и ледниковому периоду.

3.4 Космические лучи от недалёкой сверхновой

Поток космических лучей от остатков сверхновой (SNR) был оценен как F ~ 7.4 x 106 (30 LY/d)2 эрг/кв.см. на расстоянии d от сверхновой. Время активного усиления космических лучей от SNR оставляет примерно 10 000 лет. Поток окружающих космических лучей в районе Земли составляет 9 x 104 эрг/ кв. см в год. Таким образом, на расстоянии примерно 300 световых лет поток окружающих космических лучей усилится примерно на 0.1% на период в примерно 10 000 лет. Чтобы эффект был значительным, сверхновая должна взорваться на расстоянии до 30 световых лет от Солнца. Принимая в расчет оценки частоты сверхновых и распределение галактических сверхновых, частота взрывов сверхновых на расстоянии 30 световых лет от Солнца составляет 3 x 10-10 раз/ лет. Однако на таком расстоянии остатки сверхновой могут сдуть атмосферу Земли и привести к массовому вымиранию.

3.5. Космические лучи от гамма-всплесков.

Радио, оптические и рентгеновские наблюдения с высоким пространственным разрешением показывают, что релятивистские джеты, которые выбрасываются квазарами и микро квазарами состоят из последовательностей плазмоидов (пушечных ядер) из обычной материи, чьё начальное расширение (судя по всему, со скоростью расширения, аналогичной скорости звука в релятивистском газе) заканчивается вскоре после старта (см. Dar and De Rujula, 2004 и ссылки в тексте). Фотометрические и спектроскопические наблюдения сверхновых в затухающем послесвечении недалёких гамма-всплесков и другие свойства гамма-всплесков и их послесвечения дают решительные свидетельства в пользу того, что длинные гамма-всплески создаются высоко-релятивистскими джетами из плазмоидов из обычной материи, выбрасываемых сверхновыми, как уже давно утверждалось моделью пушечных ядер гамма-всплесков (Cannonball (CB) Model of GRBs) (см. например, Dar, 2004, Dar & A. De Rujula 2004, "Magnetic field in galaxies, galaxy clusters, & intergalactic space in: Physical Review D 72, 123002-123006; Dar and De Rujula, 2004). Эти джеты из плазмоидов создают стрелообразный поток высокоэнергетичных космических лучей за счёт магнитного рассеивания ионизированных частиц межзвёздной среды перед ними. Такие  пучки пушечных ядер из галактических гамма-всплесков могут пройти значительные галактические расстояния и могут быть гораздо более летальны, чем гамма-лучи. (Dar and De Rujula, 2001; Dar etal., 1998).
Пусть и = bc – это скорость высокорелятивистского пушечного ядра и 1/y = l/\/l - P2 – это фактор Лоренца. Для длинных гамма-всплесков у ~ 103 (v ~ 0.999999c!). По причине высокорелятивистского движения пушечных ядер, частицы межзвёздной материи , которые сметает пушечные ядра, входят в них с фактором Лоренца порядка y = 1000 с точки зрения системы отсчёта пушечных ядер. Эти частицы равномерно распределяются по всем направлениям и ускоряются турбулентными магнитными полями в пушечных ядрах (благодаря механизму, предложенному Энрико Ферми) до того, как они снова выбрасываются в межзвёздную среду. Высокорелятивисткое движение пушечных ядер еще больше увеличивает их энергию в y раз за счёт эффекта Доплера и перестраивает их изотропное распределение в узкий конический луч с углом открытия в ~ 1/y по направлению движения пушечных ядер в межзвёздной среде. Это релятивистское создание пучка зависит только от Лоренц фактора пушечного ядра, но не от массы рассеиваемых частиц или их энергии.
Окружающий межзвёздный газ почти прозрачен для космических лучей, поскольку кулоновские и адронные сечения взаимодействий относительно малы в сравнении с плотностью галактической колонны. Высокоэнергетичные космические лучи следуют своему баллистическому движению, а нет отклоняются межзвёздным магнитным полем, чьи типичные величины составляют B= 3*10**(-6) гауссов. Это происходит, потому что энергия магнитного поля, на которое набегает суженный в створ пучок космических лучей на типичных галактических расстояниях, гораздо меньше, чем кинетическая энергия пучка. Таким образом, пучок космических лучей сметает на своём пути магнитное поле и следует прямой баллистической траектории сквозь межзвёздную среду. (Те же самые рассуждения, если применить их к удалённым гамма-всплескам, приводят к противоположному выводу: никаких космических лучей от удалённых гамма-всплесков не сопровождает прибытие пучка гамма-лучей.)
Поток направленного пучка высокоэнергетичных космических лучей на расстоянии от гамма-всплеска предсказывается моделью пушечных ядер гамма-всплесков и составляет by F ~ Еку2/4я d2 ~ 1020 (LY/d2) эрг. / кв. см., где типичные значения кинетической энергии джетов равны 10**51 эрг и y = 10**3, что было получено на основании анализа пушечных ядер на основании данных длинных гамма-всплесков. Наблюдение послесвечения гамма-всплесков показывают, что обычно требуется день или два, чтобы пушечные ядра потеряли примерно половину своей изначальной кинетической энергии, то есть чтобы их Лоренц фактор убыл в половину. Эта энергия превращается в космические лучи с типичным Лоренц фактором y(cr)=y**2, чьё время прибытия на галактических расстояниях запаздывает по отношению фотонам послесвечения на пренебрежимо малое время At ~ d/cy2CR. Таким образом, прибытие большей части энергии космических лучей практически совпадает с прибытием фотонов послесвечения. Таким образом, для типичного длинного гамма-всплеска на галактическом расстоянии в 25 000 световых лет, который виден под типичным углом 10**(-3) радиан, высвобождение энергии в атмосфере за счёт пучка космических лучей составит 10**11 эрг/ кв. см., что на три порядка больше, чем энергия гамма-лучей. (кинетическая энергия электронов в джете превращается в конический пучок гамма-лучей, тогда как большая часть кинетической энергии протонов превращается в конический пучок космических лучей примерно с тем же углом открытия).
Пучок энергетичных космических лучей, сопровождающих галактический гамма-всплеск, смертелен для жизни на землеподобных планетах. Когда высокоэнергетичные космические лучи с энергией E сталкиваются с атмосферой под углом к зениту B, они создают поток мюонов, чьё число примерно составляет N(E > 25 GeV) ~ 9.14[Ep/TeV]0.757/cos B (Drees et al., 1989). Соответственно, типичный гамма-всплеск, созданный джетом с энергией E=10*51 эрг на галактическом расстоянии 25 000 св. лет, видимый под углом 10**(-3), будет сопровождаться потоком мюонов на уровни поверхности F(E > 25 GeV) ~ 3 x 1011cm~2. Таким образом, выделение энергии на уровне поверхности в биологических материалах, под влиянием атмосферных мюонов, создаваемое среднестатистическим гамма-всплеском около центра галактики, составит 1.4 x 1012 MeV/гр. Это составляет примерно 75 смертельных для человека доз. Летальные дозы для других позвоночных и для насекомых могут быть в несколько раз меньше или в 7 раз больше, соответственно. Таким образом, космические лучи от галактических гамма-всплесков могут принести с собой смертельную дозу атмосферных мюонов для большинства видов живых существ на Земле. По причине большого пробега мюонов (4[E^/GeV]m) в воде, их поток смертелен, даже в сотнях метрах подводой и под землёй для космических лучей, чей источник находится достаточно высоко над горизонтом. Таким образом, в отличие от других предложенных механизмов вымирания, космические лучи от галактических гамма-всплесков могут приводить к массовым вымираниям глубоко под водой и под землёй. Хотя полпланеты находится в тени потока космических лучей, ее вращение подвергает большую часть ее поверхности воздействию космических лучей, половина из которых прибудет в течение двух дней после гамма-лучей. Дополнительные эффекты, увеличивающие летальность космических лучей для всей планеты, включают в себя:

1. Испарение значительной части атмосферы за счёт высвобождения энергии космических лучей.
2. Глобальные пожары, вызванные нагревом атмосферы и ударными волнами, создаваемыми космическими лучами в атмосфере.
3. Заражение окружающей среды радиоактивными ядрами, возникшими при разбивании атмосферных и грунтовых ядер частицами из ливней, вызванных космическими лучами, которые достигнут поверхности.
4. Исчезновение стратосферного озона, который вступит в реакцию с оксидом азота, созданным электронами, которые создадут космические лучи (значительное разрушение стратосферного озона наблюдалось при мощных солнечных вспышках, который генерировали энергетичные протоны.)
5. Значительные повреждения пищевых цепочек за счёт радиоактивного загрязнения и массового вымирания растительности из-за ионизирующей радиации (летальнее дозы радиации для деревьев и растений немного больше, чем дозы для животных, но всё же меньше, чем поток, оценки которого приведены выше – для всех, кроме самых живучих видов).

Таким образом, пучок космических лучей от галактической сверхновой/гамма-всплеска, направленный в нашу сторону, который прибывает сразу после гамма-всплеска, может убить, в относительно короткое время (в течение месяцев), большинство видов живых существ на нашей планете.

4. Причины крупнейших массовых вымираний.

Геологические свидетельства показывают, что жизнь на Земле развивалась и адаптировалась к довольно медленно меняющимся условиям. Однако высококачественные геологические свидетельства, которые простираются вплоть до 500 млн. лет в прошлое показывают, что экспоненциальная диверсификация морской и континентальной жизни на Земле в тот период прерывалась многими вымираниями (e.g., Benton 1995; Erwin 1996, 1997; Raup and Sepkoski, 1986), крупнейшие из которых привели к гибели более 50% видов живых существ на суше и в море и случались в среднем раз в 100 млн.лет. 5 крупнейших событий включают в себя: в конце Ордовикового периода (435 млн. лет назад), позднее Девоновое (357 млн. дет назад), в конце Пермского периода (251 млн. лет назад), позднее Триасовое (198 млн. лет назад) и в конце Мелового периода (65 млн.лет назад). За исключением, вероятно, вымирания на границе Мелового и Третичного периодов, не очень хорошо известно, что именно вызвало другие массовые вымирания. Главные гипотезы такие:
Падение метеорита. Удар достаточно большого астероида или кометы может создать мега-цунами, глобальные лесные пожары и привести к подобию ядерной зимы за счёт пыли, которую он выбросит в атмосферу, причём эта зима будет достаточно суровой, чтобы привести к массовому вымиранию. Крупное столкновение с метеоритом (Alvarez et al., 1980) было призвано объяснить аномальное содержание иридия и массовое вымирание, которое уничтожило динозавров и 47% всех видов на Земле на Мел-Третичной границе 65 млн. лет назад. И действительно, 180 километровый кратер был обнаружен около Чиксулуба на Юкатане погребённым под 1 км отложений ценозоя и датирован 65 млн. лет назад; его вероятно произвело столкновение с 10 километровым астероидом или кометой. Однако только для вымирания в конце Мела имеются убедительные доказательства такого столкновения. Также сообщалось об обнаружении косвенных доказательств столкновений в отношении поздне Пермского, поздне Ордовикового, поздне Юрского и поздне Эоценового вымраний.
Вулканизм. Крупное излияние базальтов на плато Деккан произошло в Индии 65 млн.лет назад во время, когда окончательно вымерли динозавры.  Пермь-триасовое вымирание (P|T), которое привело к гибели от 80% до 95% всех видов, является крупнейшим известным в истории жизни; оно произошло 251 млн. лет назад, что совпадает по времени с гигантскими сибирскими трапповыми излияниями. Извержение миллионов кубических километров лавы в течение короткого времени могло привести к отравлению атмосферы и океанов, достаточному для массового вымирания. Высказывались предположения, что колоссальные вулканические извержения были причиной поздне мелового, поздне пермского, поздне триасового и поздне юрского вымираний. (e.g., Courtillot, 1988; Courtillotetal., 1990; Officer and Page, 1996; Officer etal., 1987).
Резкие изменения климата. Быстрые изменения климата могли привести к такому удару по окружающей среде, что это приводило к вымиранию жизни, хотя геологические данные относительно недавних ледниковых периодов показывают, что они имели только очень небольшое влияние на биоразнообразие. Высказывались предположения, что следующие вымирания были связаны с этой причиной: в конце Ордовикового периода, в конце Пермского, и в конце Девонского.
Палеонтологи ожесточённо спорят о том, какая именно из приведённых выше причин был ответственна за крупнейшие массовые вымирания. Однако геологические свидетельства показывают, что различные комбинации таких событий, а именно, ударов больших метеоритов или комет, гигантских вулканических извержений, резких изменений климата и больших отступлений/подъёмов моря, имели место в районе моментов времени больших вымираний. Может ли быть общая причина у всех этих событий?
Орбиты комет показывают, что они принадлежат огромному сферическому облаку (облаку Оорта), которое окружает нашу планетную систему и имеет средний радиус 100 000 астрономических единиц. Статистика показывает, что оно может содержать целых 10**12 комет с полной массой, возможно, равной массе Юпитера. Большой радиус облака приводит к тому, что кометы имеют очень небольшую энергию связи и небольшие скорости (менее 100 м/сек). Относительно небольшие гравитационные возмущения от близлежащих звёзд, как считается, возмущают их орбиты, вырывая некоторые из системы и помещая другие на орбиты, которые пересекают внутренние области Солнечной системы. Прохождение Солнечной системы через спиральные рукава галактики, где плотность звёзд выше, может привести к таким пертурбациям, и следовательно, к бомбардировкам Земли валом комет в течение продолжительного периода времени, более длинного, чем время свободного падения. Некоторыми авторами утверждалось, что массовые вымирания коррелируют с временем прохождения солнечной системы через галактические спиральные рукава. Однако эти заявления были поставлены под сомнения. Другие авторы предположили, что биоразнообразие и вымирания могут быть под влиянием неких циклических процессов. Raup and Sepkoski (1986) заявили об обнаружения цикла вымираний в 26-30 млн. лет. Хотя эти периоды не многим отличаются от периода в 31 млн. лет, когда Солнце пересекает галактическую плоскость, но нет корреляции между временем пересечений и ожидаемым временем вымираний. Недавно, Rohde and Muller (2005) предположили, что биоразнообразие имеет цикличность в 62 ±3 млн. лет. Однако минимум разнообразия имел место только однажды в течение всего цикла, когда Солнечная система была в точке наибольшего удаления от галактической плоскости в северном полушарии.
Могут ли галактические гамма-всплески приводить к массовым вымираниям, и могут ли они объяснить корреляцию между массовыми вымираниями, ударами метеоритов, вулканическими извержениями, изменениями климата и изменениями уровня моря, или они могут только объяснить те вымирания, когда не было ни вулканических извержений, ни столкновений?
Прохождение джета гамма-всплеска, сметающего межзвёздную материю на своём пути, через облако Оорта может также приводить к пертурбациям, направляя некоторые кометы в сторону Земли.
Удары таких комет и метеоритов могут вызвать большие вулканические извержения, возможно, за счёт фокусировки ударных волн на противоположной удару стороне Земли недалеко от поверхности и приводить к наблюдаемым излияниям базальтов, которые датируются в районе 1-2 млн. лет от границ K/T и P/T. Глобальные климатические изменения, резкие похолодания, оледенения и изменения уровня моря могут быть связаны с резким увеличением притока космических лучей в атмосферу в результате выброса больших количеств блокирующих солнечных свет веществ в атмосферу из-за столкновений с кометами и вулканических извержений. Средняя частота гамма-всплесков составляет 1000 в год. Плотность на небе галактик ярче 25 (что составляет среднюю яркость галактик, в которых имеют место гамма-всплески с известным красным смещением) составляет в области глубокого наблюдения телескопа Хаббла примерно 2 x 10~5 на квадратный градус. Таким образом, частота наблюдаемых гамма-всплесков из галактик со светимостью, равной светимости Млечного пути, составляет примерно 1-2 x 10~7 в год. Чтобы перевести эти данные в частоту гамма-всплесков, происходящих в нашей галактике и направленных прямо на нас, и имевших место в недавнее время по космическим меркам, необходимо принять во внимание, что частота гамма-всплесков пропорциональна скорости формирования звёзд, которая возрастает с ростом красного смещения z как (1 + z)4 для z < 1 и является константой вплоть до z ~ 6.
Среднее красное смещение гамма-всплесков с известным красным смещением, которое было измерено аппаратом Swift, составляет 2.8, то есть большинство гамма-всплесков происходили с частотой в 16 раз большей, чем они происходят в современной вселенной.  Вероятность того, что гамма-всплеск направлен на нас под определённым углом не зависит от расстояния. Таким образом, средняя частота гамма-всплесков, направленных на нас в нашей галактике равна примерно JGRB/(1 + z)4 ~ 0-75 x 10~8 в год, или один раз в 130 млн. лет. Если большинство этих гамма-всплесков имеет место не намного дальше чем на расстоянии до галактического центра, то их эффект является летальным, и их частота согласуется с частотой массовых вымираний на нашей планете за последние 500 млн. лет.

5. Парадокс Ферми и массовые вымирания.

Стало обыденным наблюдение планет, обращающихся вокруг других звёзд. Хотя нынешние техники наблюдений не позволяют наблюдать планеты с массами порядка массы Земли, они предполагают их существование. Запланированы наблюдение из космоса с целью поиска землеподобных планет. Землеподобные планеты в обитаемых зонах звёзд, где условия на планетных поверхностях совместимы с существованием жидкой воды, могут иметь окружающую среду, подобную нашей, и иметь жизнь.
Однако наша солнечная система на миллиарды лет моложе большинства звёзд в Млечном пути, и жизнь на других экзопланетах могла бы опережать жизнь на Земле на миллиарды лет, позволяя возникнуть цивилизациям, гораздо более продвинутым, чем наша. Отсюда следует знаменитый вопрос Ферми: где они? – то есть почему они не посещают нас и не посылают нам сигналов? Один из возможных ответов связан с космическими массовыми вымираниями: даже если продвинутые цивилизации не склонны к саморазрушению, они подвержены такому же воздействию жестокого космического окружения, которое могло приводить к массовым вымираниям на этой планете. Соответственно, может просто не быть инопланетян в наших окрестностях, которые развивались достаточно долго, чтобы обладать способностью к коммуникации с нами.

6. Заключение.

• Солнечные вспышки не представляют значительной угрозы жизни на Земле. Атмосфера и магнитосфера Земли обеспечивают достаточную защиту для жизни на ее поверхности, под водой и под землёй.
• Глобальное потепление является фактом. Оно имеет жёсткие эффекты в отношение урожаев сельскохозяйственных культур, вымирания видов и увеличении распространённости возбудителей болезней. Независимо от того, является ли глобальное потепление антропогенным или нет, человечество должно сохранять энергию, сжигать меньше ископаемого топлива и развивать альтернативные незагрязняющие источники энергии.
• Нынешнее глобальное потепление может быть вызвано увеличенной солнечной активностью. На основании длительности прошлых значительных увеличений солнечной активности можно заключить, что вероятность того, что увеличенная активность продлится до конца 21 века весьма невелика (1%). (Однако, если глобальное потепление в основном движимо увеличенной солнечной активностью, трудно предсказать, когда глобальное потепление сменится глобальным похолоданием.)
• В течение 1-2 миллиардов лет выделение энергии Солнцем увеличится до той степени, что жизнь на Земле станет невозможной.
• Прохождение Солнца через галактические спиральные рукава раз в 140 млн. лет продолжит приводить к длительным, примерно по 30 млн. лет оледенениям.
• Наши знания о причинах крупнейших массовых вымираний всё ещё очень ограничены. Их средняя частота крайне мала, около 1 раза в 100 млн. лет. Было бы преждевременно приходить к каким-либо выводам, за исключениям того, что нужно продолжать исследования.
• Столкновения Земли с околоземными объектами могут быть крайне редким явлением, но их масштаб может быть больше, чем у любых других природных катастроф. Такие столкновения, которые могут привести к большим массовым вымираниям, крайне редки, как следует из частоты прошлых массовых вымираний.
• В настоящий момент современная астрономия не может предсказать или зарегистрировать достаточно заранее такую нависшую катастрофу, и общество не имеет ни возможностей, ни знаний, чтобы отклонить такой объект с его пути, ведущего к столкновению с Землёй.
• Сверхновая должна быть на расстоянии не более нескольких десятков световых лет от Земли, чтобы ее излучение представляло опасность для существ, живущих на дне земной атмосферы. Нет массивных звёзд в окрестностях Земли, которые могли бы стать сверхновыми, достаточно близко в течение ближайших нескольких миллионов лет. Вероятность такого события крайне мала, менее 1 случая в миллиард лет.
• Вероятность пучка космических лучей или пучка гамма-лучей от галактического гамма-всплеска (взрывы сверхновых, слияние нейтронных звёзд или кварковых звёзд и выбросы микроквазаров), направленного в нашу сторону и вызывающего большое массовое вымирание - является весьма малой и строго ограничена частотой прошлых массовых вымираний – один раз в 100 млн. лет.
• Ни один объект в нашей Галактике не угрожает жизни на Земле в обозримом будущем.

References
Alvarez, L.W., Alvarez, W., Asaro, F., and Michel, H.V. (1980). Extraterrestrial cause for the Cretaceous tertiary extinction, Science, 208, 1095-1101.
Benton, M.J. (1995). Diversification and extinction in the history of life, Science, 268, 52-58.
Carslaw, K.S., Harrison, R.G., and Kirkby, J. (2002). Cosmic rays, clouds, and climate. Science, 298,1732-1737.
Courtillot, V. (1990). A Volcanic Eruption, Scientific American, 263, October 1990, pp. 85-92.
Courtillot, V., Feraud, G., Maluski, H., Vandamme, D., Moreau, M.G., and Besse, J.(1998). Deccan Flood Basalts and the Cretaceous/Tertiary Boundary. Nature, 333,843-860.
Dado, S., Dar, A., and De Rujula, A. (2002). On the optical and X-ray afterglows of gamma ray bursts. Astron. Astrophys., 388, 1079-1105.
Dado, S., Dar, A., and De Rujula, A. (2003). The supernova associated with GRB 030329. Astrophys. J., 594, L89.
Dar, A. (2004). The GRB/XRF-SN Association, arXiv astro-ph/0405386.
Dar, A. and De Rujula, A. (2002). The threat to life from Eta Carinae and gamma ray bursts. In Morselli, A. and Picozza, P. (eds.) Astrophysics and Gamma Ray Physics in Space (Frascati Physics Series Vol. XXIV, pp. 513-523 (astro-ph/0110162).
Dar, A. and De Rujula, A. (2004). Towards a complete theory of gamma-ray bursts.Phys. Rep., 405, 203-278.
Dar, A., Laor, A., and Shaviv, N. (1998). Life extinctions by cosmic ray jets, Phys. Rev. Lett., 80, 5813-5816. 260
Drees, M., Halzen, F., and Hikasa, K. (1989). Muons in gamma showers, Phys. Rev., D39,1310-1317.
Du and De Rujula, A. (2004). Magnetic field in galaxies, galaxy dusters, and intergalactic space in: Physical Review D 72,123002-123006.
Ellis, J., Fields, B.D., and Schramm, D.N. (1996). Geological isotope anomalies as signatures of nearby supernovae. Astrophys.J., 470, 1227-1236.
Ellis, J. and Schramm, D.N. (1995). Could a nearby supernova explosion have caused a mass extinction?, Proc. Nat. Acad. Sci., 92, 235-238.
Erwin, D.H. (1996). The mother of mass extinctions, Scientific American, 275, July 1996, p. 56-62.
Erwin, D.H. (1997). The Permo-Triassic extinction. Nature, 367, 231-236. Fields, B.D. and Ellis, J. (1999). On deep-ocean 60Fe as a fossil of a near-earth supernova. NewAstron., 4, 419-430.
Galante, D. and Horvath, J.E. (2005). Biological effects of gamma ray bursts: distances for severe damage on the biota. Int. J. Astrobiology, 6,19-26.
Gurevich, A.V. and Zybin, K.P. (2005). Runaway breakdown and the mysteries of lightning. Phys. Today, 58, 37-43.
Hildebrand, A.R. (1990). Mexican site for K/T Impact Crater?, Mexico, Eos, 71,1425.
Kirkby, J., Mangini, A., and Muller, R.A. (2004). Variations of galactic cosmic rays and the earth's climate. In Frisch, P.C. (ed.), Solar Journey: The Significance of Our Galactic Environment for the Heliosphere and Earth (Netherlands: Springer) pp. 349-397 (arXivphysics/0407005).
Meegan, C.A. andFishman, G.J. (1995). Gamma ray bursts. Ann. Rev. Astron. Astrophys., 33, 415-458.
Melott, A., Lieberman, В., Laird, C, Martin, L, Medvedev, M., Thomas, В., Cannizzo, J., Gehrels, N., and Jackman, C. (2004).  Did a gamma-ray burst initiate the late Ordovician mass extinction? Int.]. Astrobiol., 3, 55-61.
Morgan, J., Warner, M., and Chicxulub Working Group. (1997). Size and morphology of the Chixulub Impact Crater. Nature, 390, 472-476.
Officer, СВ., Hallan, A., Drake, C.L., and Devine, J.D. (1987). Global fire at the Cretaceous-Tertiary boundary. Nature, 326,143-149. Officer, C.B. and Page, J. (1996).  The Great Dinosaurs Controversy (Reading, MA:
Addison-Wesley Pub. Com.). Raup, D. and Sepkoski, J. (1986). Periodic extinction of families and genera. Science, 231, 833-836.
Rohde, R.A. and Muller, R.A. (2005). Cycles in fossil diversity. Nature, 434, 208-210.
Ruderman, M.A. (1974). Possible consequences of nearby supernova explosions for atmospheric ozone and terrestrial life. Science, 184, 1079-1081.
Scalo, J. and Wheeler, J.C. (2002). Did a gamma-ray burst initiate the late Ordovician mass extinction? Astrophys.J., 566, 723-737.
Sepkoski, J.J. (1986). Istheperiodidty of extinctions a taxonomic artefact? In Raup, D.M. and Jablonski, D. (eds.), Patterns and Processes in the History of Life. pp. 277-295 (Berlin: Springer-Verlag).
Sharpton, V.L. and Marin, L.E. (1997). The Cretaceous-Tertiary impact crater. Ann. NY Acad. Sci., 822, 353-380. Influence of supernovae, GRBs, solar flares, and cosmic rays
Shaviv, N. (2002). The spiral structure of the Milky Way, cosmic rays, and ice age epochs  on earth. New Astron., 8, 39-77.
Shaviv, N. and Dar, A. (1995). Gamma ray bursts from Minijets. Astrophys. J., 447,863-873.
Smith, D.S., Scalo, J., and Wheeler, J.C. (2004). Importance of biologically active Aurora-like ultraviolet emission: stochastic irradiation of earth and mars by flares and explosions. Origins Life Evol. Bios., 34, 513-532.
Solanki, S.K., Usoskin, I.G., Kromer, В., Schussler, M., and Bear, J. (2004). Unusual activity of the sun during recent decades compared to the previous 11000 Years. Nature, 431,1084-1087.
Svensmark, H. (1998). Influence of Cosmic rays on earths climate. Phys. Rev. Lett., 81, 5027-5030.
Thomas, B.C., Jackman, C.H., Melott, A.L., Laird, СМ., Stolarski, R.S., Gehrels, N., Cannizzo, J.K., and Hogan, D.P. (2005). Terrestrial ozone depletion due to a milky way gamma-ray burst, Astrophys. J., 622, L153-L156.
Thorsett, S.E. (1995). Terrestrial implications of cosmological gamma-ray burst models. Astrophys.J. Lett., 444, L53-L55.
van den Bergh, S. and Tammann, G.A. (1991). Galactic and extragalactic supernova rates. Ann. Rev. Astron. Astrophys., 29, 363-407.
 


Рецензии