Мимолетное

  Давид еще не улетел, а у нее уже  началось раздвоение личности.   Точно такое   бывает некоторое время после возвращения от него – никак не разберется  – душа вернулась вместе с ней  или она задержалась  возле него,  повисла в промежутке между их домами.
  Да, видно дело не в «месте»,  а в неопределенности  их отношений. Свое отношение она определила. Что еще  она должна знать или чувствовать, чтобы успокоиться?  Ей хочется знать единственное – знать, что  она тоже нужна ему, как и  он ей.  Очень. 
  Тогда зачем  еще и еще думать об этом? Может, для того, чтобы завтра легче перенести  разлуку?  Хотя  они уже попрощались сегодня.
  Был хороший день.   Она со своей собакой,  встретила Давида  рано утром  в лесу, возле платформы.  Розы.  По дороге услышала, что  он успел соскучиться за эти несколько дней, проведенных в Питере, не только о ней и  собаке, но даже  о доме. Завтрак на террасе.  Вечером поехали на машине в театр Пушкина смотреть  спектакль  японского драматурга «Академия смеха» с замечательным Андреем Паниным в главной роли. Перед началом посидели   в  кофе на бульваре возле Пушкинской площади. Над ними гремела музычка, но это, как ни странно, не мешало разговору, а  будоражило, возвращая  к забытым  ощущениям  молодой бесшабашности.
  После театра, подошли к машине. Она подставила щеку. Он поцеловал,  едва прикоснувшись.   Села в машину. Махнула  рукой, чтобы уходил.  Стоит.  Переобула туфли, завела машину, пристегнулась, стараясь не смотреть на него.  Боялась расплакаться. Не оборачиваясь, махнула на прощание и рванулась  вперед, скоростью и риском заглушая боль расставания. Через час была дома. Доложилась ему, что доехала. Поздно  ночью  Давид позвонил. Долго разговаривали. Удивительно нежен.  Заснула счастливая.
  - Тогда что же так огорчаться? - спрашивает она себя. - В наш век техники ничего не изменяется – здесь  он  или у себя,   30 километров  или 3000.  Уже завтра,  или даже  сегодня,  получишь от него письмо. Пожалуй, здесь он от тебя  даже «дальше». Здесь слишком много помех – родные, знакомые, женщины, театры (когда без меня).
  Вот она и подошла к самому… самому … Все  ее  размышления  – уловка. На самом деле  она знает свое  место в  его  душе, только оно ее не устраивает.  «Вы самая любимая после дочек», - сказал он  в этот приезд. Это счастье, но не полное. Зачем прятаться от  себя?
   - Не хочу быть простою царицей, хочу быть владычицей морскою. Хочу быть просто любимой.
  Увы, опоздала на целую жизнь. Была, была много  лет просто любимой и счастливой. Его жизнь проходила вблизи, но  не касалась ее. И однажды, - она пленилась.  Пленилась его  словом,  его душевной одаренностью. Потом оказалась пленницей своего чувства.
Не судьба  быть любимой в последний раз.  Больше  не имеет  права. Ей остается прекрасная дружба, слегка окрашенная эротикой.  Надо смириться с высоким положением «самой любимой после дочек».
 - Ну, что, полегчало тебе, дорогая?   
Сейчас   позвонит  Давид. Позвонит еще четыре раза до отлета.
 Позвонил…


Рецензии
Ах, как мучает, изводит и томит это "не судьба". И этот бессмысленный вопрос: "Почему? "- на который нет и не может быть ответа, кроме такого же бессмысленного - потому...Почему не любит так, как ты этого заслуживаешь?Как будто любовь можно заслужить.)))Почему твоя очередь вторая,третья или шестнадцатая? Как будто номер имеет значение. Если ты не первая в его сердце, остальные номера значения не имеют. Как все это знакомо, Кенга! И как трудно мириться с вторичностью, с тем, что поезд ушел. А ты опоздала.Навсегда.

Нина Роженко Верба   26.06.2015 22:20     Заявить о нарушении
Спасибо, Нина, за душевный отклик.Всего доброго, Вам.
Галин.

Кенга   27.06.2015 09:49   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.