Проза.ру

Бессонница

-О’Хара!
Дверь с грохотом распахнулась, и обезумевший от ужаса Ник возник на пороге.
-О’Хара! Они…
Глаза его были двумя колодцами, и льющаяся по лицу кровь в свете луны казалась черной.
Не стоило смотреть на это лицо. Стоило немедленно повернуться к нему спиной (широкой и каменной) и излучать этой спиной уверенность, до крови закусив губу и закрыв трясущимися руками лицо.
- Они!...О’Хара!
Ну что ты хочешь сказать, малыш? Они окружили нас? Они убивают нас?
Да, окружили. И, да, представь себе – убивают.
-Они убили Джимми!..
Боже мой. Нет, никакой уверенности не получится, даже спиной. Какая уверенность, ублюдок?! В чем?! Они убили Джимми…
«Я бы хотел иметь такого отца, как ты Майкл…» А я бы хотел иметь такого сына, Джимми, всегда хотел.
- Как остальные? – он сам не узнал своего голоса – какой-то скрип или шипение, бог весть что.
- Сэмми хочет залезть на крышу и отстреливаться… у него осталось четыре патрона, так он говорит… один себе… Линда плачет. Остальные пока в норме… О’Хара!.. Майкл…
-Пошли.
Он встал и быстро пошел к двери, подхватил трясущегося Ника и потащил его вниз по лестнице.
- Майкл, что же нам делать? Ты знаешь? Ты уже можешь, а?.. О’Хара… Майкл, пожалуйста…
-Тихо! Будь мужчиной, соберись. Мы справимся, обещаю, справимся! Только молчи сейчас, не пугай еще больше Линду, слышишь?
Боже. Какое лицемерие. Ублюдок, с чем, с чем мы справимся?! Они его убили! И убьют всех.
Казалось, кто-то душит его, он рванул воротник и услышал треск отлетающих пуговиц.
Где-то хлопнула дверь. Что? – они уже здесь? Или…
Лестница вдруг ушла у него из-под ног и… он понял, что лежит в своей постели, судорожно сжимая сбитую в комок подушку.
Всего лишь сон. Надо же. Сон.
Медленно разжимая пальцы, он приподнял голову и покосился в сторону жены - ее половинка кровати была пуста. А, это, видимо, она хлопала дверью – вечно ходит по ночам на кухню, пьет без конца травяной чай, курит… бессонница, вот уже неделю. А теперь и он просыпается посреди ночи – заразно это что ли? С трудом сглотнув, он встал и подошел к окну. Распахнул тихо заскрипевшие створки, перегнулся через подоконник. Протянул ладони вверх, к мутно клубящемуся в вышине небу – и почувствовал, как оседают на пальцах холодные капельки воды.
Какой все же неприятный сон, с чего бы это? Какие-то подростки – студенты колледжа, а может и ученики старших классов – и он в роли их гуру… смешно, чего только не привидится иногда. Подобные сны ему часто снились в детстве после просмотра очередного блокбастера – студенты, которых почему-то окружила полиция… или не полиция, а черт его знает кто… стрелять по подросткам – это надо же додуматься!.. вояки… да, и все это в его доме, вот в этом их с женой доме – только отчего-то его кабинет был немного переделан – какие-то подсвечники по углам, новый шкаф в углу… Как четко все помнится, странно… Ник закричал: «О’Хара!», и с грохотом распахнул дверь, а бронзовый Хоттей на его столе чуть не свалился на пол – блик на боку Хоттея, запах холодного кофе, оставшегося в его кружке со вчерашнего дня… И Джимми… черт, он помнит даже лицо Джимми, которого убили еще до начала сна!
Рыжий, с темными шутовскими глазами и вечно подвижными руками – они убили его…
А ведь, если бы у них с женой был сын, его назвали бы именно Джимми. Жена так и говорила – «мне только жаль, что у нас никогда не будет Джимми».
Жена. Странно, что даже в мыслях он звал ее так. Не Элли – счастливое имя ранних лет, не банальная «милая» или «дорогая», а именно «жена». Это началось сразу после свадьбы, тогда еще в шутку – «жена, а не сходить ли нам в кино?» Или – «жена, чего будем есть?» Так и осталась просто женой.
Интересно все же, чего от них хотели эти полицейские или кто-они-там? Похоже, что, если не полицейские, то, как минимум ФБР – ну, конечно, во снах всегда все очень серьезно. Чем же он мог насолить властям? Да и подростки эти – зачем он их позвал в свой дом? Никогда ведь не умел общаться с молодым поколением. И вообще – кто он такой в этом сне? И почему кажется таким важным вспомнить это?
Бред. Он вздохнул и закрыл окно. Медленно побрел обратно к кровати. Завтра, вернее – сегодня, надо рано вставать. Работа не волк, в леса не бегает, и кто-то должен ее выполнять, если хочет хорошую премию к декабрю. Значит, нужно как можно скорее лечь спать, да, именно спать – спокойно и без всяких этих боевиковых снов. Жена что-то там долго – проклятая бессонница. Но ей-то не вставать, поспит еще утром, а вот ему…
-Майкл!
Линда сидела на полу, и даже в свете неистово льющейся в окно луны было видно, как безумно горят ее глаза под вздыбленной челкой
-Тихо, тихо. Держись, родная, держись, малышка… только держись, слышишь?
Вместо ответа она молча указала рукой в сторону окна.
Там кто-то лежал. Темной бесформенной кучкой, вокруг которой уже успела натечь черная лужица.
- Это Сэмми, - всхлипнул кто-то из темноты, - он хотел пойти на крышу, но его зацепили еще здесь. Выпрямился прямо перед окном… а они…
-Я же просил! Никому не двигаться, никому не подходить к окнам! Они же держат окна на прицеле!
-Майкл!
-Да.
Он не стал оборачиваться, они не должны были видеть, как дрожат его губы и руки. Не должны!.. Хотя… какая разница? Он проиграл, он – ничтожество, и никак не сможет их спасти, какая теперь разница, будут ли они теперь верить в него. До утра, похоже, не доживет никто.
- Майкл, я подумал…, - это Ник, кто же еще, - если ты все еще не вернул силу… а вдруг так и не сможешь вернуть еще долго… пойми, я не за себя боюсь, мне все равно, честно, - он перевел дыхание и всхлипнул, - я за тебя хоть в ад… хотя это и есть ад… но Линда! Подумай о ней! Зачем ей погибать, она же девушка, она…
-Договаривай, Ник. Я слушаю, - он сумел, наконец, совладать с дрожью рук и медленно повернулся, встретив сразу десяток взглядов – расстрел в упор, команда «пли» и огненный дождь, но ему нужно было это вытерпеть.
-Я думаю… может, если ты выйдешь к ним, они прекратят все это? Ведь им нужен ты и твои знания… а не мы, не Линда… мы же даже не умеем ничего, ты не научил нас!
-Замолчи! – Линда рванулась было вскочить, но кто-то успел швырнуть ее обратно на пол, - Ты хочешь, чтобы Майкл вышел к ним с поднятыми руками? Чтобы сдался, и они расстреляли его – вот так, на наших глазах?! А потом, думаешь, они отпустят нас? Ха! Как бы не так – им не нужны свидетели! Какой же ты…трус!... не смей прикрываться мной, я ничем не слабее всех вас, Майкл, не слушай его, не смей!
-Тихо! – он поднял ладонь и устало прикрыл глаза, - в словах Ника есть рациональное зерно. Они подходили с предложением ко мне, значит, им нужен только я. Если мне удастся их сейчас убедить, что я не смог научить вас…
-Ты не смог! – Ник кажется, был готов сорваться и заорать во весь голос, - ты ничего не смог! Если бы ты научил нас, мы бы сейчас просто оставили их всех с носом, исчезли, испарились! Уж мы-то не потеряли бы силу в такой момент! По крайней мере, не все же одновременно! Кто-то бы смог прорваться и спасти остальных, а ты… может, ты и не хотел нас учить, а, Майкл?!
-Что?! – Линда снова рванулась с пола, и снова была кем-то грубо сброшена вниз. Да как ты смеешь? Отступаешься, как только стало тяжело, отступаешься от учителя! Да ты же просто предатель!
-Я не предатель! Я готов умереть!..
Все – понял он, они сорвались, теперь уже невозможно контролировать их, сейчас они начнут вскакивать и метаться по комнате, попадая под пули.
-…Я говорю это только ради тебя! Потому что люблю тебя, слышишь?! Люблю! И чем я хуже Майкла?
-Что ты несешь?! – она отшатнулась к стене
-Что? Будешь отрицать? Да ты же без ума от него – я же вижу, как ты на него смотришь! Я…
-Замолчать! – он сам поразился, как грозно и по-военному получилось это гаркнуть, они на миг застыли по своим углам – немая сцена из мюзикла, изломанные движением тела и искаженные лица – и темнота вновь обрушилась на него.
 Кровать. Он снова дома, в своей постели, и жена сопит рядом – видимо, смогла, наконец, уснуть.
Все тот же сон. Сон, который совсем не похож на сон – такой реальный, такой настоящий, со всем отчаянием и болью, с запахом кофе и скользящими отблесками луны. И, что самое странное, он продолжился не с того места, на котором закончился в прошлый раз. Словно, пока он стоял тут у окна и рассуждал о жене и работе, там – в холле его собственного дома – кто-то успел убить Сэмми, а Ник готов уже выбежать на улицу под пули… боже, о чем он? Какой Сэмми, какой Ник?! Он не знает этих ребят, они просто приснились ему!..
Да? Но почему с каждой минутой в это верится все слабее?
И почему с каждой минутой все эти лица кажутся ему все более и более знакомыми – словно он медленно выплывает из тумана амнезии…
Кряхтя и покачиваясь на ходу, он снова подошел к окну. Открыл его, но сейчас лишь наполовину, чтобы не дуло на уютно сопящую жену. Высунул голову в ночь, подышал грибной сыростью октября.
Теперь он начинал понимать, что происходит там, во сне. Тогда, стоя перед обезумевшими подростками, он все четко знал, и сейчас, казалось, воспоминания возвращались к нему…
Он, Майкл О’Хара, сорокатрехлетний программист из Оклахомы, однажды проснулся и понял, что обладает немыслимой силой. Да-да, именно так, как бы смешно это не звучало. Сон есть сон. В чем именно состояли его способности, вспоминалось с трудом. Кажется, он мог мгновенно перемещаться в любую точку планеты, куда только пожелает –следовало лишь внимательно посмотреть на карту мира и представить себе то место, в которое он хотел попасть. В итоге, кстати, реальность могла совсем не соответствовать действительности, но попадал он всегда точно по назначению. Еще, похоже, что он умел летать… да, точно, вот ведь приснится такая чушь, кому это. собственно надо – летать? Разве что шаманам. Ну да, и еще, наверное, у него была куча разных способностей – во снах и мечтах люди редко себя ограничивают. Ну вот, и он начал собирать вокруг себя этих молодых людей, чтобы учить их тому, что узнал сам – как, каким образом, они попадали в его секту (или как он там это называл), неважно и не вспоминается. Главное – он не стал раскрывать свои таланты миру, а тихо проживал себе в своем доме, собирая по вечерам маленькие собрания, и вещая на них свои мудрые мысли. Самое смешное, что передать свои способности он никак не мог, не было никакого механизма, позволяющего это, но отчего-то его не покидала уверенность, что способ передачи существует. Юноши и примкнувшая к ним девушка умилялись и радовались, он ощущал себя героем и чуть ли не мессией… а потом к нему подошли на улице и попросили сесть в машину – без глупостей и совершенно не волнуясь, просто на дружеский разговор.
 Человек, сидевший в салоне был немолод и небрит – все как в фильмах – он предложил какие-то деньги и какие-то возможности. В обмен на информацию и возможность изучения – «полное сотрудничество, вы же понимаете, что представляете собой явление, интересное науке и государству…» Так или почти так, а он, боясь перемен, боясь суматошных метаний жены и отъезда куда-то в неизвестный город, под наблюдение и мало понятное «изучение»… короче, он отказался. И через два дня, во время очередного собрания (ничего не подозревающая жена, слава богу, уехала гостить к родителям), его ждал сюрприз.
Да, так все и было – теперь он был уверен. Он уже почти вспомнил лицо этого господина в машине, помнил свои колебания и страх.
Боже мой. Он стиснул зубы и засмеялся через силу, потом зажал себе рот ладонью, чтобы не разбудить жену, и в отчаянии отвернулся от окна. Его руки все еще тряслись, а искусанные в кровь губы распухли - видимо, он кусал их во сне.
 Видит бог, когда он стоял там, в холле, перед доведенными до отчаяния «учениками», его трясло не от страха. Нет, не от страха - от ненависти.
От ненависти к тем, в темноте, стреляющим по ничего не понимающим подросткам, от ненависти к этой своей силе, которая зачем-то пришла к нему однажды, и от подленькой ненависти (Да, стыдно! Недостойно, но – да!) к самим «ученикам», ждущим от него спасения, которого он не мог им дать.
Но больше всего он ненавидел Майкла О’Хара, программиста из Оклахомы сорока трех лет, возомнившему себя гуру, нелепого и виноватого во всем.
А самое страшное, самое жуткое в этом сне было то, что заставляло его кусать губы, ломать пальцы и сидеть бесцельно и мучительно в своем кабинете, пока «ученики» метались внизу – в тот самый момент, когда они услышали первые выстрелы, и Сэмми ворвался в дом с истошным криком «Ложитесь!», в ту самую минуту сила покинула его.
 Так же предательски и необъяснимо, как пришла. Словно и не было никогда ни возможностей, ни знаний.
Потому и кричал на него визгливый Ник, потому и смотрела требовательно оглушенная ужасом Линда – гуру не мог ничего поделать. И минуты ожидания – почему они там медлят, почему? – складывались в часы кошмара.
Так. Он тихонько прикрыл окно и закрыл глаза. Сон это или не просто сон, но сейчас, в этот самый момент, там происходит что-то ужасное. Эти юноши находятся в его доме и они в страшной опасности. Он обязан попытаться что-то сделать – хотя бы просто быть с ними и принять все, что заслужил.
«Ты сходишь с ума», - он сказал это вслух, шепотом, конечно, чтобы не разбудить жену, но все же именно вслух, глядя на себя в темное зеркало и отчаянно сжимая ладонями пылающий лоб.
Потом быстро пошел к кровати. Да, сейчас необходимо немедленно заснуть и присоединиться к ним. Да.
Но теперь сон не шел к нему. Жена сопела все спокойней и безмятежнее, а он, лихорадочно мечась на постели, с каждой минутой все больше убеждался – похоже, что ему теперь не уснуть до утра.
Нет, надо, он должен… нужно успокоиться. Главное – успокоиться и мысленно считать до тысячи… или лучше считать овец. Одна, вторая… нет, что за глупость, овцы какие-то… просто – раз, два, три… двадцать четыре…
- Держите руки высоко над головой с раскрытыми ладонями, - голос за спиной был вежливым и чуть ли не извиняющимся, - не надо глупостей, их и так сегодня наделано не мало.
- Глупостей? – он не узнал своего голоса и почувствовал, как по щекам катятся слезы, – вы имеете ввиду убийство подростков?
- Боже мой.
Этот сзади, кажется, вздохнул и замолчал ненадолго.
- И… сколько… пострадавших?
- Убитых, вы хотите сказать?
- Вообще… пострадавших?
- Убитых трое. И девушка ранена. Я потому и вышел, ей нужна помощь, и как можно скорее. Рана, может и неопасная, но кто-то же должен остановить кровотечение.
Как сухо и деловито ты сообщаешь это, как будто в больнице или для канала новостей. Ублюдок.
- Да, да, конечно, скорая уже здесь, мы вызвали почти сразу… послушайте, мистер О’Хара… все это ужасная ошибка, случайность… судьба. Я… никогда в жизни представить себе не мог, что попаду в такую историю…
- Кто вы такие, и что вам нужно? А, впрочем, о чем я…, - он засмеялся, с трудом переводя дыхание, просто, чтобы не зарыдать в голос, - отпустите детей, они ничего не знают и никогда ничего не расскажут. Они…
- Ради бога, помолчите сейчас. Я не могу ничего предпринимать, пока не получу указания. Будем ждать. Медицинскую помощь сейчас окажут, а в остальном… зачем он начал стрелять, боже ты мой? Чему вы их там учите? Зачем, зачем вообще все эти ваши секты, неужели молодежи нечем себя занять? Вот мой сын…
- Кто начал стрелять? – его руки онемели, очень хотелось опустить их, но тогда этот за спиной непременно выстрелил бы… или нет?
- Этот ваш мальчик. Он увидел моих людей, выхватил пистолет и пальнул. И попал, кстати! Вы говорите – убитые… так вот он убил лейтенанта Джармуша, которому всего-то было двадцать четыре! Сектанты… Я все понимаю, вы в своем праве, на своей территории… но зачем вы их учите такому?
- Подождите.
Он, кажется, перестал понимать что-либо, голова его пошла кругом. Хотелось присесть, а лучше лечь прямо на влажную от ночной росы землю, и просто нестерпимо хотелось кофе – самое идиотское желание в такой момент.
- Объясните, что происходит. Кто вы? Кто выстрелил и зачем?
- Мистер О’Хара… а, впрочем, теперь уже все равно… За вашим домом установлено наблюдение. Вы ведь руководите сектой, а это всегда опасно… наверное… в общем, был приказ наблюдать за домом. И за вами, кстати – круглосуточно. Первую неделю все было нормально, а сегодня… У меня всего-то трое людей было, Джармуш – еще неопытный, первый раз на серьезном задании… да и каком там – серьезном! – наблюдать за домом фокусника, собравшего маленькую и тихую секту… ну вот, ваш этот мальчик бежал к дому, оглянулся вдруг и увидел Джармуша, тот как раз встал зачем-то – куда его потянуло, кто теперь скажет. Мальчик увидел его и сразу выстрелил. Это, конечно, моя вина, я допустил это, но кто мог подумать, что студент колледжа, первокурсник, вдруг ни с того, ни сего выхватит пистолет? Откуда он у него?.. Это моя вина, да, но и ваша тоже. Я слышал о вас – мой сын учится с этим парнем, как раз с этим, который начал стрелять, так вот у них в колледже все только и говорят о вас – не только их первый курс, но и старшие. Наверное, вы хороший человек, ну, зарабатываете немного денег запудриванием мозгов, так ведь это не криминал… что-то вроде Копперфильда, да? Фокусы, магия… Но, если уж вы беретесь отвечать за них, почему не учите добру, почему только пистолеты и бойня?
- Стойте! – он крикнул это, и схватился за голову, потом, вспомнив, снова поднял руки вверх, - вы что, из полиции? Зачем вы следили за моим домом?.. Следили и все? А Сэмми выстрелил первым? Думаете, я поверю в эту чушь?!
- Но…, - голос за спиной, кажется, был обескуражен, - а как вы себе это представляете? Зачем нам воевать со студентами? К тому же, если бы мы, действительно, хотели вас арестовать, то сделали бы это без шума. И не мы, а специальная группа… Я вызвал ее сразу после начала пальбы… Потом ваши стали стрелять из окон, и я был вынужден приказать взять окна на прицел… безумие, чистое безумие! Отчего группа ехала к нам так долго, отчего вы палили по нам… я подам в отставку, даже если не попаду под суд… но это просто невероятно, это какой-то бред! Вот тебе и наблюдение за домом фокусника…
- Фокусника… Я фокусник, господа. Хотите, покажу вам фокус? – он засмеялся, не в силах сдерживать рвущуюся наружу истерику и, не понимая, что делает, начал медленно отступать назад.
Неожиданно его нога поехала, он покачнулся, взмахнул руками…и ослепительная вспышка ударила его по глазам.
Солнце. В окно светило солнце. Иногда это бывает очень приятно, но только не утром, когда так хочется спать… утром? А сколько времени? Он глянул на часы и, чертыхаясь, вскочил с постели.
Уже почти опоздал!
Жены не было, видимо, ушла в магазин или еще куда-нибудь… черт знает, что такое – почему не разбудила его вовремя?!
Было уже не до завтрака, да и не до бритья, наскоро умывшись, он вылетел из дома и побежал в гараж. Вот ведь. Сегодня сдавать проект, а он выжат, как лимон, после всех этих пробуждений среди ночи, да к тому же опаздывает…
И только уже подъезжая к офису, он снова вспомнил сон.
Эта концовка – что она значила? Он споткнулся, видимо, начал падать… и что, его застрелили? Бедный офицер, чей сын учился с Сэмми, теперь он точно подаст в отставку… а может и под суд попасть… о господи, о чем он опять? Жалеть какого-то приснившегося офицера! Да к тому же застрелившего трех его учеников!.. Вот опять. Каких учеников?!
Так, надо немедленно выкинуть из головы этот бред, нужно сосредоточиться на проекте, там еще столько недоделок, надо как-то скрыть их сейчас. Потом, после сдачи, конечно, нужно будет обязательно довести до ума, но сейчас главное – сдать. Как же не вовремя все эти странности и сны…
Джулия – секретарь, коллега, любовница и просто хороший человек – встретила его загадочно улыбаясь.
- Что случилось? – он подозрительно покосился на нее и не смог сдержать улыбки – А, ты покрасилась в блондинку – ну и зачем это было надо?.. Или есть еще что-то новое?
- Молодец, что заметил. Да, теперь буду блондинкой, так что никакой больше помощи от меня не жди – никаких больше программ и документов, только капризы и цветы, цветы и капризы, вот. Но есть и еще кое-что – она хитро улыбнулась и мечтательно прищурила глаза, - У нас будет стажер.
- Вот как?
Он рассеяно пожал плечами, и включил ноутбук.
- Шеф взял стажера? Не понимаю, чему ты радуешься – будет бродить тут, мешаться. Полезет в мой код, обязательно все испортит… Кстати, ты не забыла, что сегодня приедет заказчик?
- Нет, - она помотала головой, и ее высветленная шевелюра взметнулась вверх, - не забыла. Но он ничего не будет портить. Он твой фанат. С утра сидит там, в приемной, и говорит о тебе – оказывается, у них в колледже все только о тебе и говорят, мол, ты такой крутой программист, что каждый бы мечтал с тобой работать, учиться у тебя…
- А, - он пренебрежительно махнул рукой, - они все там… что?!
Это был уже не сон. Нет, не сон, точно.
Откуда студент знает про него? Почему они там о нем говорят?! Он совершенно никому не известный человек, никаких достижений, ничего подобного. Это что, шутка? Или кошмар продолжается и наяву?
- Подожди, - он привстал и внимательно посмотрел ей в глаза, - как его зовут?
- Джимми, кажется, а что?
- Так. Сделай, пожалуйста, кофе – с утра не успел позавтракать.
- Бедный.
Она легко вскочила и упорхнула за дверь, а он медленно опустился в кресло. Джимми. Колледж. Он сходит с ума? Или…
Или это начало той жизни, что была во сне? Что, если все эти события еще произойдут с ним в будущем? И Джимми, и ученики и сила?
В открытое окно доносился запах цветущей акации – странно, их офис располагался так высоко, что казалось просто невозможным почувствовать какой бы то ни было запах, а вот поди ж ты. Или это обонятельная галлюцинация? - говорят, бывают и такие – сознание отмечает, что на дворе лето, и само «достраивает» недостающее – запах акации, например.
Он перегнулся через подоконник и посмотрел вниз.
Да, действительно, высоко… а как приятно лететь над городом, рассекая плотный воздух плечами, скользить, парить, плыть… и чувствовать холодный, обжигающий ветер на щеках. Во сне этого не было, но он очень хорошо помнил все эти ощущения.
Да, как было бы приятно… да нет, бред, конечно, сон… а, может, не просто сон?
И, если признаться себе честно – уже почти точно, что не просто.
Все это еще произойдет, случится с ним… но теперь он уже не будет таким идиотом. Нет, теперь он будет соблюдать полную секретность, а, может, и вообще никому не будет рассказывать… ну, даже если и расскажет, то все будет по-другому, зная наперед, чего ждать, он все предусмотрит, исправит.
 Может, для этого и нужно было сновидение – чтобы суметь исправить все, суметь по-другому воспользоваться неожиданной силой, которая еще придет. Она придет, да, и возможно, теперь не покинет его в самый тяжелый момент.
Он перегнулся еще ниже и внимательно посмотрел на стоянку внизу. Да, высоко…
- Майкл, ты так упадешь! Вот ведь, столько лет, а все как мальчишка…
Она поставила перед ним дымящуюся чашку и села за свой стол.
- Ну так как, когда ты сможешь поговорить с Джимми? Я знаю про заказчика, можешь не хмуриться. Ну, допустим, послезавтра? М-м?
Не оборачиваясь, он раскинул руки на манер крыльев и медленно покачал ими, вверх-вниз, как летчик, посылающий земле привет.
- А как он выглядит? Рыжий, с веснушчатым лицом и темными глазами? Шустрый и нагловатый?
- Нет, - она удивленно посмотрела на него и покачала головой, - с чего ты взял? Он - тихий, скромный мальчик в немодных очках, чернявый такой, явный латинос… а что?
- Ничего.
Он отвернулся от окна, поправил пиджак И взял обеими руками чашку.
С другой стороны – стоит ли верить снам? Это ведь, в сущности… не больше, чем порождение разума…
Они помолчали немного. Допив кофе, он закрыл глаза и откинулся на спинку кресла.
- Послушай.
- Да?
- У тебя случайно нет таблеток от бессонницы?
- Таблеток от бессонницы? Снотворного, ты хочешь сказать? Опять твоя бедная жена не может уснуть? Может вместо таблеток… ну ладно, молчу, молчу. В любой аптеке можно купить, спросишь у продавца, какие лучше, он тебе все объяснит. Это же их профессия…
- Это не для жены, а для меня. Есть предчувствие, что скоро они мне понадобятся.
- Да? И все из-за проекта? Брось, все мы успеем, все сделаем, не трусь. Давай работать.
- Угу.
Травяной чай и сигареты. Вот что пригодится ему сегодня ночью, пока жена будет счастливо сопеть под одеялом. Травяной чай, сигареты и море терпения – уже сейчас он откуда-то знал, что ночью ему не уснуть… да, даже если он сегодня уработается до смерти – ни за что не уснуть.
И все-таки – если бы у них с женой был сын, его звали бы Джимми. А Линда, и правда, влюблена в него, он ведь не слепой…
За окном стояло лето, и, судя по запаху акации, это был июнь.



Другие работы художника можно посмотреть здесь http://foto.mail.ru/mail/maxzh83/4/


Рецензии
Довольно интересно было читать. История на грани сна и реальности. Очень понравилось. Удачи вам в творческом плане и не только.))

С уважением,

Егор Окунев   11.09.2008 15:06     Заявить о нарушении правил

Разделы: авторы / произведения / рецензии / поиск / вход для авторов / регистрация / о сервере     Ресурсы: Стихи.ру / Проза.ру