Дети надежды

* * *

На Ильме занималось утро

Он приподнялся на локте. Осторожно, чтобы не потревожить спящего рядом… Огромное – во всю стену - окно смотрело в сторону рассвета. Туда, где вставало над морем солнце – словно выныривало из глубины, рассыпая золотые и бирюзовые брызги по водной глади.

Пошел дождь. Нет, дождик – легкий, теплый. Капли воды, попадая на совершенно прозрачное оконное стекло, казалось, повисали в воздухе сияющей бриллиантовой крошкой.

 С высокого холма, на котором стоял дом, был виден берег, где местные рыбаки неспешно снаряжали свои суда для очередного выхода в море. Рядом крутились неугомонными стайками их дети, чинно прохаживались огромные лохматые собаки. И детвора, и животные постоянно попадали под ноги рыбакам, должно быть, изрядно отвлекая их. Но труженики моря и не думали сердиться, занимаясь своим делом неторопливо и без лишней суеты. Как и все в этом тихом и неспешном мире.

Утро Ильма. Золото и бирюза. Запах моря, дождя и мокрой травы, покрывающей холмы. Чувство тепла и уюта. И спокойное дыхание рядом…
Как будто и не было никогда в его жизни другого утра, другого дождя… В другом мире…


1. Волчонок.


«Лопоухий щенок любит вкус молока,
А не крови, бегущей из порванных жил.
Если вздыблена шерсть, если страшен оскал,
Расспроси-ка сначала меня, как я жил.»

(М.Семенова)



Серое дождливое утро, холодное и промозглое. Таким же будет день. И вечер, и ночь. На Элпис время суток – вещь условная, как, впрочем, и время года. Сейчас вот условное утро условной весны. Хотя, с таким же успехом, это мог быть вечер осени или день зимы. А условное солнце Элпис вполне могло бы именоваться как-нибудь… по-другому. Но первые поселенцы почему-то решили назвать бледное, грязно-серое светило, кое-как обогревавшее их новый дом, именно Солнцем. Впрочем, так поступали в большинстве колоний – сказывалась тоска по Изначальной и желание сделать свой мир хоть отчасти похожим на тот, навсегда утраченный…

… Все личные вещи, которые им разрешили забрать, уместились в четыре коробки. Остальное – то, что можно было быстро продать – конфисковали за долги. Мать Яромира спокойно смотрела, как судебные исполнители упаковывали в казенные пакеты её красивые платья («Всё равно, я их почти не носила»), как погрузчик подцепил их скромное средство передвижения – маленький серебристый электрокар («Всё равно, мы в ближайшее время не смогли бы его содержать»). Когда в пакет с печатью отправилась любимая игрушка Яромира – боевой робот-трансформер, мать прижала мальчика к себе, зашептала, торопливо успокаивая:

- Ничего, ничего… Мы скоро вернемся сюда… Купим тебе нового, ещё лучше.

И Яромир был спокоен, потому что верил – да, так и будет, они обязательно вернутся, и ему купят новые игрушки. Родители никогда не обманывали его…

Только один раз за то утро мать потеряла самообладание. Когда приставы подошли к отцу и потребовали освободить инвалидную коляску. Мать тут же оказалась рядом, разведя руки, заслонила сидящего в коляске отца. Её красивые каштановые брови сошлись на переносице, глаза гневно сверкали – Яромир никогда ещё не видел маму такой.

- Вы не имеете права! – звенел её голос. – За коляску плачено наличными…

- Это не имеет значения, шаида Шоно, - холодно оборвал её старший пристав. – У нас приказ: изымать всё, что представляет рыночную ценность.

- Но… как же… Как же ему теперь передвигаться? – мать притихла, было похоже, что спокойный и бесстрастный тон чиновника каким-то образом лишил её воли к сопротивлению.

- У нас приказ, - повторил пристав, не глядя не неё. – Ничем не можем вам помочь. Лучше отойдите, шаида, иначе нам придется применить силу.

И мать отошла. Она снова прижала к себе Яромира, только теперь молча. И руки у неё дрожали.

Потом отцу сунули на подпись какие-то бумаги, а после им приказали вместе с вещами сесть в полицейский кар. Соседи, спешившие по своим делам, старательно отводили глаза и держались подальше. Будто несчастье может быть заразным…

* * *

… Район шестой категории. Ещё не самое дно, но очень близко к нему. Последняя категория – последняя граница между жизнью и существованием, последний шаг к краю, за которым уже не будет никакой надежды. Единственная оставшаяся возможность…

Но всего этого маленький Яромир ещё не понимал. Новое место жительства ему не понравилось: безликий обшарпанный дом на узкой грязной улочке. В их комнате тоже было грязно и тесно, облупившиеся стены, пол с выбоинами, трещины на давно не мытых стеклах заделаны клеенкой. Из мебели – старенький диван, железная кровать, стол и два стула из пластика. Кухня, душевая и туалет были общими на пять квартир.

- Ничего, - мама ласково потрепала по волосам пришедшего в уныние Яромира. – Это же ненадолго. Мы скоро вернемся обратно, домой. Нужно только потерпеть немного.

Это было вовсе не трудно – потерпеть, Яромиру приходилось терпеть и раньше, как и родителям, как и всем, кого он знал. Они и раньше не жили в роскоши, и во многом себе отказывали, потребности всегда соотносили с возможностями, а капризное «Я хочу!» из уст даже самого маленького ребенка считалось недопустимым.

Однако, было в этой новой жизни кое-что, что требовало от Яромира настоящего мужества. Дело в том, что он очень боялся темноты, до ужаса, до тошноты. А уж спать в темноте… Яромир почему-то был уверен, что во мраке прячутся чудовища, и, стоит ему уснуть, какое-нибудь из них обязательно заберется Яромиру внутрь, а потом завладеет его телом и будет медленно пожирать его душу… Родители никогда не выключали свет в его комнате. Но так было прежде, а теперь у них не хватило денег, чтобы оплатить электричество. И в первую же ночь на новом месте, когда сон, наконец, преодолел отчаянное сопротивление Яромира, чудовище поселилось в нем. Наутро ничего, вроде, не изменилось, но мальчик знал – ОНО там, внутри, лязгает зубами, глаза горят жадным огнем. ОНО ждет…

… Через месяц отец проиграл тяжбу с металлургической компанией, в которой проработал двадцать лет и, в результате, остался калекой. Юристы компании ссылались на договор найма, в котором не было сказано ни слова о том, что наниматель должен за свой счет восстанавливать здоровье работника. «Следовательно, - говорили они, - весь риск работник берёт на себя». Новые законы о труде, принятые год назад, также отменяли все прежние положения об ответственности работодателей. В общем, в компенсации отцу отказали. Сохранялась ещё надежда на пересмотр дела, ведь договор отец подписывал, когда действовали старые законы, и в них были указаны выплаты за потерю здоровья. Но юрист, к которому они обратились, оказался честным человеком и не стал брать у них деньги. «Нет ни единого шанса» - сказал он.

- Я пойду работать, - твердо заявила мать, когда они вернулись домой.

- Нет! – отрезал отец. – У меня ещё есть здоровые органы, можно продать... Этого хватит на какое-то время…

Мать посмотрела на него с нежностью, потом покачала головой.

- Я пойду работать, - повторила она. – Мы ведь хотим выбраться отсюда, так? Возможно, нам удастся накопить денег на операцию, тогда ты снова будешь здоров, сможешь найти приличную работу – ты ведь ещё молод. И мы заживем, как прежде…

Мать говорила ещё долго, ласково, терпеливо, как с ребенком. И отец, похоже, понимал, что выбора нет, лицо его каменело. Ведь единственная работа, которую может получить женщина на Элпис, - это работа в квартале развлечений.

Агенты из многочисленных увеселительных заведений приходили к ним ещё до переезда. Яромир смотрел на них во все глаза: изящные существа в красивой одежде и с певучими голосами, раньше он видел таких только по телевизору или в журналах. Маме не нравились их визиты, мальчик слышал, как она, провожая странных гостей за порог, просила их больше не приходить. Но они приходили опять. Даже в день переезда. Тогда мама накричала на них, Яромир думал – обидятся или разозлятся, но они лишь рассмеялись глубоким мелодичным смехом.

- Должно быть, Вы вышли замуж по любви, прекрасная шаида? – спросил один из агентов. И продолжил, не дожидаясь ответа, - Я о таком только в книжках читал. Как романтично!

- И как трогательно, - добавил второй. – Но чувства, увы, не обладают надежностью крыши над головой. Вы поймете это, шаида, но в кварталах шестой категории Вам уже не предложат тех условий, что у нас…

… Она могла бы остаться, и даже значительно повысить свой уровень жизни. Женщин на Элпис было в десятки раз меньше, чем мужчин, и, поселись она в развеселом квартале Флорес, материальное благополучие ей было бы гарантировано. Но она не захотела бросить двух своих любимых мужчин – мужа и сына…

… Здешние агенты были не похожи на прежних. Они имели тот же вид, что и местные кварталы Флорес, – яркие, но грязноватые и неухоженные. И каждый из кожи вон лез, чтобы заполучить мать Яромира, они льстили, уговаривали, сулили всяческие блага, расхваливая свои заведения. Ещё бы! В местном Флорес всего-то не более десятка настоящих женщин работало, и то – большинство из них уже в возрасте, да и внешность… Что поделать, алкоголь, наркотики, причем, далеко не лучшего качества, были неотъемлемой частью жизни Флорес, особенно, если учесть, что основными потребителями развлечений в районе шестой категории были разнокалиберные преступники. И экология, опять же, отвратительная… А тут – молодая красивая женщина, только что переехавшая из благополучного района, здоровая, свеженькая, ухоженная. Естественно, держатели заведений наперебой зазывали её к себе, предвкушая наплыв денежных клиентов.

Уже через неделю после суда мать приняла предложение одного из агентов - беловолосого размалеванного типа неопределенного возраста, отец на правах законного мужа подписал контракт. Он не сказал при этом ни слова, лицо у него было всё такое же каменное, неживое… В тот вечер он в первый раз приложился к бутылке, после того, как мать ушла на работу…

Разговаривать отец с тех пор практически перестал. Даже когда мать купила ему новую инвалидную коляску – он и тогда не проронил ни звука, и в лице не изменился. А мать не подала виду, что её это огорчило, она накупила всякой вкусной еды, она была нарочито веселой, снова, обнимая Яромира, говорила о том, что скоро они выберутся отсюда, что отцу сделают операцию, он будет здоров и пойдет работать, что у них опять будет хороший дом, что Яромиру купят много игрушек, что всё будет по-прежнему… Яромир верил, конечно, он верил, как можно не верить маме…

По ночам, когда мать отправлялась работать, а отец – пропивать заработанные ею деньги, Яромиру становилось совсем невмоготу. Он не мог заснуть, он слушал, как ворочается внутри него чудовище из мрака. И в какой-то момент Яромир перестал его бояться. Наоборот, вдвоем с чудовищем – уже не так одиноко.

* * *

… Школа в этом районе была всего одна, да и та, как говорили, «паршивого качества и несусветно дорогая». Учеников там было немного – у большинства местных жителей и на еду-то денег не всегда хватало. Однако, когда Яромиру исполнилось семь, мама всё-таки отвела его в школу. Они ведь собирались вернуться обратно, к нормальной жизни…

… Обучающая программа закончила работу. Яромир снял наушники. Мысль о том, что учиться нужно будет каждый день, была для мальчика тоскливой. Яромир рос настоящим непоседой, любил бегать, играть, а тут – надо долго сидеть на одном месте, внимательно слушать, смотреть на экран. Такая скукотища!

- Привет! А ты новенький, да? Давай знакомиться! – раздался тоненький голосок у него над ухом.

Это было так неожиданно, что Яромир сразу вскочил. Ростом мальчишка и до плеча ему не доставал, как, впрочем, и остальные его сверстники в этой школе. Яромир был слишком высоким и крепким для своих лет – наследственность тут сыграла свою роль, но, главным образом, это было действие «ф-про» - физио-программы, - которую оплатили его родители в расчете на то, что мальчик, когда подрастет, займет в компании место отца.

- Ты такой большо-о-о-ой! – глядя на него снизу вверх, восторженно протянул мальчишка. – А меня зовут Тимо. Ты ведь переехал из другого района? А я здесь родился, и нигде больше не был. Расскажешь про твой прежний дом?

Яромир на это только кивал и мычал что-то невразумительное. Ему было неловко. Не из-за того, что Тимо все время тараторил, нет, а потому, что мальчишка явно кокетничал с ним – стрелял круглыми глазками, взмахивал длинными светлыми кудряшками. Яромир и раньше видел что-то подобное, но это были взрослые, и то – родители говорили ему, что так вести себя неприлично. Но Яромиру так хотелось, чтобы у него были друзья, как в той, прежней жизни. Пусть даже такие странные… А Тимо, видя его смущение, осмелел совсем, взял Яромира за руку, стал прижиматься к нему ненароком и не умолкал при этом ни на секунду.

- Я могу показать тебе школу... Здесь есть кое-что интересное... А говорят, твоя мама живет с вами? У тебя, значит, настоящая семья? Здорово, наверное, да? Повезло тебе… В этой школе ни у кого нет настоящей семьи. А моя мама вообще во Флорес живет, и я её даже не вижу…

Что-то нехорошее сейчас было в голосе у Тимо. Яромиру показалось, что мальчишка будто бы обвиняет его в чем-то. Но Тимо тут же сменил тон, снова заулыбался.

- Хочешь, я познакомлю тебя со своими друзьями? Они настоящие крутые парни, они тебе понравятся.

Яромир закивал. Он, правда, не знал, что такое крутые парни, но, наверное, с ними весело.

Они вышли на улицу. Но… Утром Яромир заходил вовсе не здесь. Это был какой-то глухой двор, узкий, темный, жутко воняло мочой и помоями. А ещё там были другие мальчишки, постарше, лет одиннадцати, их было трое, и ухмылки у них были гнусными.

- Эй, мы зачем сюда пришли? – он повернулся к Тимо, но мальчишка, хихикая и кривляясь, подбежал к тому, кто явно был в этой троице главным.

- Я же говорил, что приведу его, - верещал Тимо, при этом он ластился к старшему мальчишке, заглядывал в глаза...

Яромиру противно было на это смотреть. Отец говорил – так ведут себя шлюхи из Флорес. Но ведь мама теперь тоже во Флорес… Значит, и она… так же, как этот Тимо?..

А трое придвинулись ближе, разглядывая его, всё с теми же гнусными улыбками. И никто не отвечал на его вопрос. Яромиру стало страшно.

- Как думаешь, сколько нам Шкраб за него отвалит? – спросил тот, что был справа.

Вожак снова окинул Яромира оценивающим взглядом.

- За такое добро я со старого жадины стольник сдеру, не меньше. Но сначала, - он вплотную придвинулся к Яромиру, - сначала я сам им попользуюсь.

Что они такое говорят? Они ведь шутят, правда?.. Яромир завертелся, всматриваясь в их лица, отчаянно надеясь, что вот сейчас они засмеются, радуясь, что так удачно пошутили, что смогли напугать его. А он напуган, да, это стыдно, но он, правда, боится. Он чувствует, как, несмотря на холодную промозглость, весь покрылся противным липким потом, даже ладошки вспотели, а сердце так ухает в груди, вот-вот ребра выломает… Он так напуган, что сейчас описается… А они не смеются, только Тимо гаденько хихикает.

Яромир пятится назад, но вожак хватает его за руки, притискивает к себе, громко причмокивая, облизывает его щеку… Запах дешевого табака изо рта… противно до тошноты! Яромир никогда не дрался раньше, ему не нужно было драться, он и не умеет, он просто пытается вырваться… Он оттолкнул вожака.

Оплачивая «ф-про», родители Яромира хотели, чтобы он вырос очень сильным, чтобы в металлургической компании у него были хорошие заработки. Планы родителей уже не сбудутся, а сила мальчику пригодилась – вожак хищной троицы отлетел на несколько шагов, плюхнулся задом в зловонную лужу.

- Ну, ни хера себе! Во мелкота дает! – это тот, что справа. Он издает смешок, но тут же замолкает – вожак уже не похож не то, что на ребенка, а и вовсе на человека. Маленький монстр, он шипит, медленно поднимаясь:

- Ах ты, вы****ок! Сучонка мелкая! Да я тебя… Порву на ***! Наизнанку выверну!

- Но Шкраб тогда… - недовольно бурчит тот, что справа.

- По херу Шкраб! В лабораторию сдадим. Или на органы. Но своё я с него сейчас получу!

Страх превращается в ужас, Яромир бежит назад, но спасительный выход загородил третий... Яромир прижимается к стене, взгляд падает на Тимо, у которого в глазах – жестокое любопытство… Не будет ни пощады, ни помощи…

Яромир хочет закричать, но крик застревает у него в горле…

…потому, что где-то глубоко внутри раздается утробное рычание чудовища. Порождение мрака хватает зубами страх Яромира, пережевывает, двигая мощными челюстями, и выплевывает…

…злость. Злобу. Он видит надвигающееся на него мерзкое лицо, вспоминает, как только что мерзкие руки шарили по его телу, мерзкий язык лизал его щеку… Волна гнева накрывает его с головой. Эта гадина больше не посмеет прикоснуться к нему!

…Чудовище обнажило клыки, оно жаждет крови. «Накорми меня, Яромир, накорми меня!»

Яромир нашарил за спиной какие-то палки, обломки столов, стульев… нет, не то… железный штырь – то, что надо!

…Чудовище изготовилось к прыжку.

Пальцы Яромира крепко сжимают случайное оружие. Мир сузился внезапно до размеров грязного вонючего двора. А взгляд Яромира, уже не детский взгляд зеленых прищуренных глаз…

… это чудовище смотрит его глазами…

… видит только мерзкое ненавистное лицо. Лицо врага. «Уничтожить!» - кровью стучит в висках. И Яромир бьет. Железной палкой прямо в лицо.

… Это… так легко оказалось…

Брызги крови, крик, переходящий в вой, враг отшатывается, ладонями закрывая то, что осталось от лица. Не выпуская штырь из рук, Яромир разворачивается к выходу, и видит другие лица, растерянные, побелевшие… От страха? Они боятся его, Яромира?! Он замахивается - ему освобождают выход. И Яромир бежит, бежит по коридорам школы. От него шарахаются в стороны – мальчишка с окровавленной железкой в руках и безумными глазами…

Где-то на улице он выбрасывает, наконец, штырь. Он вбегает в дом… Нет, в комнату нельзя, там отец, и мама ещё не на работе… Прямо по коридору, в туалет… только бы не занято было… чтоб никто не заметил…

Его рвет, спазмы сотрясают все тело. Но рвота быстро проходит – у него сильный организм. Яромир смотрит в зеркало, на лице и рубашке – брызги крови. Чужой крови. Он умывается, трет лицо, застирывает рубашку… Вот, теперь не видно, ничего не видно…

- Это не я, - говорит он своему отражению в зеркале. – Это всё оно, чудовище!

Отражение смотрит на него – жестким взглядом прищуренных зеленых глаз.

… Чудовище внутри урчит, сытое и довольное…

* * *

Яромир зря боялся, что его арестуют и заберут в тюрьму. Он не убил того мальчишку, даже не покалечил. Он узнал об этом, когда пришел на следующий день в школу. А он пришел, не мог же он рассказать родителям, у них и так всё плохо – Яромир чувствовал, а тут ещё из-за него бы расстроились…

 В школе к нему, как ни в чем не бывало, начал липнуть Тимо.

- Ты такой круто-о-ой! – тянул он, стреляя глазками.

И Яромир понял, что такое «крутой», ему понравилось быть крутым, пусть даже только для Тимо и этих гнусных парней. Они, кстати, тоже потом появились. Вожака звали Раим, голова и половина лица у него были под повязкой. Но Яромир уже не боялся его, а он не собирался драться с Яромиром.

- Кто бы мог подумать, что домашний мальчик умеет драться, - Раим похлопал его по плечу, и Яромир не отстранился. – Вступай в мою банду, из тебя классный вор получится.

Единственные воры, которых видел Яромир, - осужденные преступники, приговоренные к пожизненной каторге, на лицах у них светился перевернутый треугольник – печать контроля. Их называли мечеными, и Яромир вовсе не хотел стать одним из них.

Раим, однако, захохотал, услышав о его сомнениях.

- Да разве ж это классные воры?! Это неудачники. Классный вор никогда не попадется. Глянь туда, - Раим махнул рукой в сторону аляповато разукрашенных частных домов, нелепо смотрящихся рядом с окружающими их трущобами. – Там живут настоящие классные воры. Когда-нибудь и у нас такой будет.

При этих словах и Раим, и Тимо, прижимавшийся всё это время к нему, почти в унисон мечтательно вздохнули. Но Яромира это не убедило. Быть преступником плохо, их все презирают – так всегда говорили родители, так все считали в его прежней жизни. А в этом странном мире все иначе, все с ног на голову перевернуто. Что было плохим, вдруг стало хорошим… Яромир помнил постоянную присказку матери: «Надо приспосабливаться», он понимал, что это значит – жить так, как живут здесь. Но ведь они скоро вернутся обратно, разве нет? А если он станет «классным вором»…

- Во, бля, насмешил! – заливался Раим, тиская Тимо. – Вернуться он собирается. Вы там че, все такие придурки? Хрена ты вернешься! Отсюда никто не возвращается, отсюда можно только за город, на мусорные кучи… Короче, ты про мою банду подумай, я дважды не предлагаю.

«Отсюда никто не возвращается». Во взгляде Яромира смешались растерянность и злость, он сердито сжимал кулаки. Хотелось крикнуть: «Неправда! Мама говорит...», ведь не мог же он, в самом деле, верить этому… больше, чем маме…
Но чудовище внутри нашептывало: «Не вернешься… Никогда не вернешься…». У чудовища из мрака была своя правда. «Никому нельзя верить – только мне… Ни на кого нельзя надеяться – только на меня… Никто не защитит тебя – только я…»

Яромиру хотелось заплакать. Мир, к которому он привык, и в котором хотел бы жить, мир, где есть любимые игрушки и надежные сильные руки отца, где мама всегда рядом и беззаботно смеется, где уют и защита… Этот мир будто сон, который оборвался внезапно, и осталось горькое сожаление, что не дали досмотреть. А в реальности пробуждения – грязные дворы, сломленный вечно пьяный отец и те, кто может причинить зло просто так.

Он бы заплакал, но крутым парням плакать не положено.
 
* * *

Подумать Яромир толком не успел. А мама не успела заметить, как изменился её веселый и добрый малыш. А отец… Отцу успевать уже было некуда и незачем…

Как знать, может, Яромир и согласился бы на предложение Раима. Скорее всего, согласился бы. И тогда… Он мог бы умереть молодым во время полицейской операции или многочисленных криминальных битв, мог бы попасться и превратиться до конца дней в бесправного узника с клеймом на лице, мог бы стать богатым и могущественным воротилой преступного бизнеса. Мог бы… Но жизнь в очередной раз раскинула карты, и выпал Яромиру новый излом судьбы.

… Они пришли утром.

Яромир собирался в школу, мама только что вернулась с работы, а отец забылся пьяным сном.

Яромир сам открыл им дверь. Он уже знал, как выглядят судебные исполнители. Но с ними ещё были люди в униформе медицинской корпорации, при виде которых мама сразу побледнела.

- Разбудите своего супруга, шаида. Он должен подписать… - голос пристава был холодным, серым и монотонным, как дождь, моросивший на улице.

«Белые мантии», между тем, разглядывали Яромира.

- Выглядит здоровым… Конечно, нужно всё тщательно проверить, он ведь уже год не обследовался…

Мама схватила Яромира за руку, подтянула к себе. Мальчик посмотрел на неё растерянно – чего хочет пристав? Неужели у них ещё не всё забрали? И зачем здесь «белые мантии», почему они смотрят на него? Почему все смотрят на него?..

- Я не понимаю… - испуганно прошептала мама, глядя на чиновника.

Тот вздохнул, раздосадованный тем, что приходится объяснять.

- Ваш сын, шаида Шоно, получил медицинское обслуживание по программе «ф-про». Ваш супруг подписал договор с медицинской корпорацией об оплате услуг в рассрочку. Это обычная практика…

- Да, да, да, - быстро кивала мама, - Мы всё соблюдаем… мы платим вовремя…

- Боюсь, что это не так, - снова казенно вздохнул пристав. – Вы задолжали за полгода. Представители корпорации обратились в суд. По условиям договора…

- НЕТ! – мама крепко, до боли, стиснула руку Яромира. Она посмотрела на мужа… Она поняла, всё поняла… только слишком поздно.

- Так вот, по условиям договора, - продолжал пристав. – Поскольку медицинская корпорация является государственной структурой, мальчик поступает под опеку государства.

Яромир смотрел на маму. Лицо её сейчас казалось окаменевшим. Совсем как у отца, когда… В тот день… когда для отца всё закончилось…

Один из медиков подошел к маме, тронул за плечо, заговорил вежливо, проникновенно. Как могут только «белые мантии».

- Вы любите сына и желаете ему добра, не так ли? Но какое будущее ждет мальчика в этом районе? Поверьте, государство даст ребенку всё необходимое, то, чего Вы дать не сможете. Он получит должное воспитание и сможет приносить пользу обществу. А у Вас будет возможность подумать о себе. Когда Вы освободитесь от обузы… - медик выразительно посмотрел в сторону спящего отца.

- Обуза, - с каким-то странным удивлением проговорила мама. И выпустила руку Яромира. А в следующее мгновение с пронзительным криком бросилась на «утешителя», вцепилась ногтями в бледное холеное лицо.

… Всё произошло быстро. Пять минут, не больше. Но считанные эти минуты клеймом отпечатались в памяти Яромира, как горящая метка на лице каторжанина…

Один из приставов схватил Яромира за руку, ту, что ещё хранила тепло маминой ладони, и потащил к выходу. Второй медик воспользовался парализатором со снотворным, и обмякшее тело мамы упало на пол. В это время от криков проснулся отец. Наверное, он понял всё в один момент… Он схватил за ноги оказавшегося рядом с ним пристава - руки у отца всегда были сильные – повалил, стал душить… С отцом не стали обращаться так бережно, как с матерью, его били ногами по голове…

Чудовище снова зашевелилось внутри Яромира, он вцепился зубами в руку пристава и не отпускал, пока не почувствовал, как в шею впилось жало парализатора.

* * *

Он лежал, вслушиваясь в тихое жужжание сканирующих приборов. Он не открывал глаз. Нет, он не боялся и не уговаривал себя, что всё произошедшее было только страшным сном, что вот сейчас он проснется, и всё будет хорошо… Это не сон, и всё плохо, а если бояться – будет ещё хуже. От страха никакого толку… Яромир прислушивался, стараясь определить, где он, что увидит, когда откроет глаза. И эти незнакомые голоса – они точно говорили о нем, можно послушать, пока на него никто не обращает внимания, попытаться понять, что его ждет…

- …полностью здоров, как и предполагалось…

- А ведь «ф-про» у него самая наипростейшая – кости, мышцы, иммунная система…

- А что ещё нужно? Сила, здоровье… Я так считаю: чем меньше наворотов, тем эффективнее действие. «Ф-про» ведь не для того разрабатывали, чтобы красоту наводить…

- Ну, мне красоту наводили. Пока никаких проблем.

- Проблемы начнутся, когда ты решишь собственное потомство завести.

- Поживем – увидим… Мы с ним закончили?

- Да, выключай.

Жужжание постепенно стихло. Яромир очень осторожно приоткрыл один глаз. Совсем чуть-чуть. Стены, ослепляющие своей белизной, свет достаточно яркий, но при этом мягкий, не раздражающий. И приборы, приборы. Двое «белых мантий», но не те, что забирали его, другие, сразу видно – рангом повыше. Один – невысокий, худощавый, со строгим лицом. Второй – младше по возрасту, а выглядит, как артист из телевизора. Или как те, первые, агенты из Флорес. Утонченно-изящный, с тщательно уложенными длинными волосами. Он быстро выключает приборы, даже не глядя на Яромира. Уж не собираются ли они пустить его на органы?..

- Куда-то торопишься? – спрашивает первый.

- Лучше передать его заказчику прямо сейчас, пока кто-нибудь другой не перехватил. А то останемся ни с чем.

- Хм, а ты уверен, что мальчишка подходит? Личико-то у него хорошенькое, но всё остальное… Как сейчас принято говорить – устаревший типаж.

- Это ретро-стиль, - засмеялся первый. – Кроме того, я помню заявку: заказчику нужен именно такой типаж. У него шикарное заведение аж в первой категории, там развлечения на любой вкус… Говорит, мальчик будет отлично смотреться в черном латексе. И с кнутом…

Теперь они оба смеются. Яромир не понимает, над чем, но, похоже, «разбирать на запчасти» его не собираются. А значит – он сможет вернуться, ну, когда-нибудь сможет… помочь маме и отцу…

- Какого хрена?! – гремит голос от самых дверей.

«Белые мантии» вздрагивают от неожиданности. Визит явно застал их врасплох - двери здесь открываются бесшумно, пол поглощает звуки шагов… Яромир тоже вздрагивает и, перестав притворяться, разглядывает вошедшего. Огромного роста, даже выше отца. В черно-серой армейской форме. Офицер… правда, в знаках различия Яромир не разбирается, но почему-то уверен, что звание у визитера высокое…

- Простите?.. – спокойно заговорил первый. Только голос у него чуть дрогнул.

- Я спрашиваю: какого хрена вы не сообщили в военное ведомство о поступлении ребенка?! Вы были обязаны это сделать, как только получили судебное решение!

«Белые мантии» переглянулись. Вид у них был растерянный. А у второго – и вовсе испуганный. Офицер это тоже заметил, поэтому и подошел ко второму.

- Ты за это отвечаешь, не так ли? И, готов спорить, уже написал заключение, где мальчишка объявлен больным и непригодным к военной службе? Верно, умник? – презрительно усмехнулся военный.

Яромир заморгал изумленно, он не представлял, чтобы кто-то мог вот так говорить с всесильными «белыми мантиями». Должно быть, медик тоже не привык к такому обращению, поэтому попробовал возмутиться.

- Что Вы себе позволяете?! Кто Вы такой, чтобы…

- Я – полковник Берт Инсар, - грубо перебил офицер. – Из отдела расследований при Министерстве Вооруженных Сил. В данный момент, как раз, занимаюсь злоупотреблениями в сфере обеспечения армии людскими и прочими важными ресурсами. А тут – злоупотребление налицо, а? Ты ведь хотел продать мальчонку налево?

Медик, с которого спесь слетела окончательно, залепетал:

- Вовсе нет. Вы не так поняли… Этот ребенок… у него отклонения… он ранил судебного исполнителя… всё отражено в его карточке… вот, посмотрите…

- И правда, - офицер, взглянувший в карточку Яромира, внезапно весело расхохотался. – Смотри-ка, чуть руку не отгрыз. И такого бойца собирались для всяких ****ских игрищ использовать?!

Вид у медика стал совсем жалкий. Полковник Инсар, глянув на него, снова захохотал.

- Да знаю я, знаю про вашего заказчика. Но могу своим знанием ни с кем и не делиться, - он подмигнул.

- Вы хотите денег? – заговорил, наконец, другой медик.

Офицер обернулся к нему.

- Я хочу забрать парнишку и отправить туда, где ему самое место, - в доблестную и непобедимую армию Элпис. Это во-первых. А во-вторых… - он снова посмотрел на испуганного красавчика, оглядел его с головы до ног, медленно, с удовольствием. – Если уж подкупать меня, то не деньгами.

- А… чем?.. - красавчик почему-то перешел на шепот.

- Ты, и впрямь, такой наивный, лапа? – полковник придвинулся к нему ближе, смотрел насмешливо сверху вниз. – Чем-чем… Задницей, извини за прямолинейность. «Белых мантий» у меня ещё не было, так что, интересно мне. Только не говори, что тебя ещё никто не трахал, – отговорка не покатит.

Медик, беспомощно хлопая длинными ресницами, оглянулся на своего товарища, видно, ожидая поддержки. Но тот лишь пожал плечами.

- В данном случае… Это приемлемое решение.

- Вот именно, приемлемое, - снова хохотнул полковник.

Красавчик, бормоча что-то вроде «да как Вы смеете?!», попятился от него, оступился на ровном месте и точно упал бы, но Инсар молниеносно подхватил его под руку. Потом подтянул к себе поближе, приобнял. На лице у полковника была всё та же веселая улыбка, только взгляд жесткий. И голос, когда он заговорил.

- Вот что, лапа, у меня дел по горло, на долгие ухаживания времени нет, - он достал из нагрудного кармана тонкую пластинку, сунул её в руку медику. – Это ключ от комнаты в гостинице, номер и адрес там написаны. Приличное место, не волнуйся. Будешь там сегодня в девять. И не вздумай опаздывать! Понял? – он легонько встряхнул свою «жертву».

- Угу, - послушно кивнула «жертва».

- Вот и славно. А сейчас – оформи-ка мне парнишку по-быстрому, - полковник отпустил, наконец, медика, шлепнув его напоследок по заду.

И только тут все заметили, что Яромир пришел в себя.

… Полковник Инсар передал его документы офицеру, прибывшему из учебного центра. Потом посмотрел мальчику прямо в глаза. И Яромир ответил таким же прямым и уверенным взглядом. Инсар довольно кивнул.

- Яромир Шоно, значит… Я запомню. Из тебя выйдет толк, волчонок. Если выживешь, конечно.

И, развернувшись, быстро ушел. А Яромир, пока было возможно, смотрел ему вслед, пораженный и зачарованный. Наконец-то, в его темной комнате включили свет, и жизнь обрела ясность. Он станет таким же, как этот большой сильный человек – Берт Инсар, и даже «белые мантии» будут бояться его. И тогда никто не сможет обидеть его родителей. Он вылечит отца, а маме не придется больше работать, она опять станет носить красивые платья и беззаботно смеяться… Так и будет. Он добьется.

Аэрокар приземлился перед серой громадой учебного центра.

- Добро пожаловать домой, солдат!


2. Глаза цвета солнца и мёда.


«Любви и жалости не верь,
Не открывай святую дверь,
Храни, храни её ключи,
И задыхайся – и молчи.»

(З.Гиппиус «Напрасно»)


Дождь, конечно же, опять дождь, холодный и противный. И низкое, тяжелое небо затянуто грязным покрывалом туч. Единственное яркое пятно – подсвеченный изнутри золотым светом купол Дворца Софии. Похож на солнце Изначальной…

Дани смотрит в окно, на свинцовое небо, на золотой купол… Это очень трудно – просто тихо сидеть. Это называется дисциплина.

В светлой и просторной аудитории – пара дюжин учеников, от шести до двенадцати лет. Дети амиров, будущее Элпис. Все учебные помещения расположены таким образом, чтобы из окон можно было видеть Дворец Софии – место, где собирается Амират, где принимаются важнейшие государственные решения. Это тоже должно дисциплинировать.

От обучающих программ в свое время было решено отказаться. Юные амиры учились по индивидуальным планам, с настоящими, живыми учителями – достойнейшими представителями научного мира Элпис. Кроме преподавателей по различным предметам, у каждого из учеников имелся ещё и свой куратор-воспитатель. Такое обучение было сочтено наиболее эффективным для будущих правителей. И, разумеется, - дисциплина. Дисциплина прежде всего.

… Дани давно справился со своим заданием. Чего проще – нарисовать кровеносную систему человека, назвать все органы и их функции. Дани всё сделал. И теперь должен был сидеть тихо, чтобы никого не отвлекать. Он и сидел, и не отвлекал. Любовался золотым куполом, пока не надоело.

Свечение купола создавало причудливые тени. На подоконнике аудитории, например, тени напоминали крадущихся пауков. Дани видел настоящих живых пауков – в «Заповеднике флоры и фауны Изначальной». Пауки там были разных размеров и окраса. Дани хотел потрогать одного – большого, мохнатого – но его куратор, суфи Гару, объяснил, что паук ядовитый и вообще, лучше не трогать того, чего не знаешь.

- Если его никто не трогал, - спросил тогда Дани – Как поняли, что он ядовитый?

Других учителей раздражали его вопросы, они называли их странными или вовсе глупыми, но суфи Гару, наоборот, улыбался одобрительно и говорил, что спрашивать – это хорошо.

- А ядовитый паук… Наука – это всегда риск, Дани. Но жизнью рискуют другие, а ученый рискует именем, когда берет на себя ответственность. И для этого нужно гораздо больше мужества и решительности.

Дани, как и полагалось хорошему ученику, тщательно обдумал услышанное. Потом воскликнул:

- Я понял! Есть те, кто дотрагиваются до паука, а есть те, кто наблюдает за ними.

- Верно, Дани, - без улыбки кивнул учитель. – И Вы из тех, кто наблюдает.

… Суфи Эрден читал какой-то толстый научный журнал, остальные ученики занимались своими заданиями. На Дани никто не обращал внимания. Он вытащил заколку, закреплявшую сплетенные на затылке волосы – перламутровая сердцевина, разноцветные проволочки… «Ф-про» сделало тоненькие детские пальчики очень сильными, они без труда гнут твердую проволоку. Всего несколько минут – и Дани с гордостью кладет на свой стол маленького паучка с перламутровым тельцем и разноцветными ножками. Вот бы показать паучка суфи Гару! Но… на занятиях нельзя отвлекаться на «посторонние дела». А паучок – наверняка «постороннее»… Дани, вздохнув, засовывает своё произведение обратно в волосы. Правда, заколка из паучка уже не получится, но, если не слишком вертеть головой, прическа продержится до конца занятия, а потом кто-нибудь из слуг снова приведет волосы Дани в порядок…

Он опять смотрит на золотой купол. Суфи Гару однажды сказал ему, что его глаза такого же цвета, как купол Софии. И как солнце Изначальной. Священного цвета. До этого Дани стеснялся своих глаз, потому что кузен Алег всегда твердил, что желтые глаза – это не просто не модно, это признак вырождения. Но суфи Гару сказал…

Глаза у Дани были от матери. Они не подверглись изменениям «ф-про», это Дани знал. Он помнил эти глаза, хоть и не должен был помнить, слишком он был мал, когда… Никто из детей амиров не помнит своих матерей. Так нужно. Так правильно. А Дани, тем более, не следовало помнить: его мать была «с отклонениями». Каким-то образом этого не заметили сразу, когда выбирали её из многих других кандидаток. Это великая честь – родить сына амиру, это обеспечит девушку и её семью на всю жизнь. Естественно, её обследовали, и не раз. Отец Дани, правда, даже не контактировал с ней, ему всегда нравились только мужчины, так что, будущую мать своего сына он выбирал по медицинским показателям. Что ж, он выбрал, ей сделали искусственное оплодотворение, далее всё шло, как полагается. Пока не наступил момент, когда она должна была оставить ребёнка. Есть договор, есть закон. Её сын не принадлежит ей, она всего лишь рожает и выкармливает сына для амира… Она решилась нарушить закон, оставить ребенка себе, бежать. Такое и раньше случалось, но всегда заканчивалось одинаково. Её поймали почти сразу же. То, что она совершила, считается тяжким преступлением. Но закон Элпис гуманен по отношению к женщине, что бы она не совершила. Женщина на Элпис может не бояться, что её посадят в тюрьму, что выжгут клеймо на лице. Нет, всего лишь щадящая «пси-про» - небольшая коррекция памяти или же психо-кодирование. Скорее всего, она бы вовсе не помнила, что у неё был ребёнок. Или, как все нормальные женщины, гордилась бы тем, что родила сына амиру, и не требовала большего… Но она предпочла покончить с собой. История, которую элита Элпис сочла совершенно дикой и непонятной.

Дани, разумеется, всё это знал. Скрывать от него факты, касающиеся его биологической матери, было бы крайне неразумно. Кроме того, нужно было объяснить мальчику, почему его с самого раннего детства подвергают столь тщательным обследованиям, почему уделяют повышенное внимание его эмоциональному состоянию. Ему и объяснили.

Он отнесся к этому спокойно, как и полагалось юному амиру. И все обследования и наблюдения не выявили в его состоянии и поведении каких-либо отклонений. Вот только… Он помнил её глаза. Не должен был помнить, а помнил. Всё остальное – волосы, овал лица, губы, скулы, подбородок - размыто, словно в густом тумане, а глаза – четко и ясно.

… Дани взял чистый лист, сменил краски в ручке и принялся рисовать…

Сначала и были только глаза. А потом – будто золотой взгляд очистил его память, разогнал покрывавший её туман. И рука начала уверенно выводить то, что казалось стертым, забытым, навсегда потерянным. Тонкие дуги бровей, мягкие губы, румянец на круглых щеках… Она смотрела на него и улыбалась. И Дани улыбался ей. Не замечая, что урок закончился и все, кроме него, поднялись из-за столов, чтобы сдать выполненные задания. Он улыбался той, что смотрела на него из иного мира.

И в этот момент чьи-то пальцы выхватили заветный листок.

- Суфи Эрден, взгляните! – уверенный голос с уже прорезавшимися повелительными нотками принадлежал двенадцатилетнему Алегу Дин-Хадару, тому самому кузену Дани…

… Занятие «посторонними делами» на уроке – это очень, очень серьезное нарушение дисциплины. Серьезнее может быть, разве что, неадекватное поведение и неконтролируемая агрессия…

- Не смей! Отдай!!! – Дани, в одно мгновение припомнив ненавистному кузену все обиды, бросается на Алега, вцепляется в его руку мертвой хваткой.

- Отдай сейчас же! – ногти Дани впиваются в кожу на руке обидчика, прочерчивают кровавые борозды. Алег вскрикивает – от боли, от испуга, он не ожидал такого от шестилетнего Дани, никто не ожидал. Дани всегда вежливый, приветливый, улыбчивый. Безобидный…

Алег выпускает листок, рисунок падает на пол, и его подбирает уже сам суфи Эрден.

- Дани Дин-Хадар! Немедленно прекратите! – возмущенно выкрикивает он. Потом смотрит на рисунок. – Что Вы… Вы позволили себе отвлечься от выполнения задания?!

Дани, наконец, отпускает исцарапанную руку Алега.

- Вовсе нет! Я не отвлекался!

Дани энергично встряхивает головой и… Пушистые кудряшки рассыпаются золотым потоком – на плечи, на лицо. Паучок, бывший когда-то заколкой, со стуком сваливается на пол, прямо под ноги онемевшему суфи Эрдену…

* * *
 
- Это возмутительно! Результат недосмотра и невнимательности со стороны уважаемого Наля Гару… - эпитет «уважаемый» Эрден произнес с явной издёвкой. Однако, его мишень – Наль Гару, в адрес коего уже прозвучало из уст почтенного Эрдена множество нелестных фраз, - сохранял пока молчание, выслушивая все нападки спокойно, с ироничной полуулыбкой на лице. Той самой полуулыбкой, что вечно выводит из себя коллег Гару.

И достойных суфи легко понять: как можно было этому наглецу и выскочке доверить воспитание юного Дин-Хадара, отпрыска правящей династии, правнука самого Великого Оакима?!

Исен Дин-Хадар, Председатель Амирата и фактический верховный правитель Элпис, выслушав речь суфи Эрдена, пристально посмотрел на внука. Трудно было поверить, что их связывают узы родства – настолько мало общего во внешности. Разве что, высокие скулы и твердый подбородок… Над внешностью Исена тоже, в своё время, поработала «ф-про», но тогда программа была значительно проще. Да и стандарты красоты были другими. Мужчины старались подчеркнуть свою мужественность высоким ростом, крепким сложением и рельефной мускулатурой, женщины щеголяли пышными формами. С тех пор всё сильно изменилось…

Исен Дин-Хадар неодобрительно разглядывал тоненького хрупкого мальчика с длинными золотыми волосами, убранными в сложную прическу – растрепанную шевелюру Дани успели-таки привести в порядок перед визитом к грозному деду. Исену решительно не нравилась эта новомодная внешность.

- Чего удивляться? Будущие правители государства… Выглядят, как девки, и ведут себя соответственно, - проворчал он.

- Но… - Айгор Дин-Хадар, младший сын Исена и отец Дани, протестующе поднял руку. – «Ф-про» не оказывает влияния ни на эмоции, ни на интеллект. Это, всего лишь, коррекция физического состояния и внешности. По каждой новой разработке проводятся тщательные проверки, обследования…

- Обследования? – перебил его Исен. Он брезгливо глянул на рисунок, который все это время вертел в руках. – Её тоже обследовали. И что?..

Айгор потупил взгляд. Эта девушка… Возможно, если бы он тогда проверил всё лично… А теперь вот – Дани…

Со стороны казалось, что Айгора Дин-Хадара интересует лишь наука, а всё остальное – как дела государственные, так и воспитание сына – лежит за пределами его внимания. Однако, когда настала пора подыскивать Дани куратора, Айгор затратил на это столько времени и сил, сколько не тратил ни один высокопоставленный амир ради своего чада. Он лично изучал послужные списки кандидатов, проводил собеседования. Многие решили, что второй сын Исена просто перестраховывается после той жуткой истории с матерью его наследника. И каково же было всеобщее удивление, когда куратором юного Дани Дин-Хадара был назначен молодой и амбициозный Наль Гару, долго работавший в странах Торгового Союза. Многие консервативно настроенные амиры были буквально шокированы таким назначением, многие заслуженные суфи сочли себя униженными… Исен тогда вызывал сына к себе, но Айгор отстоял своё решение.

А теперь – кольнуло сомнение: не были ли надежды, возложенные на Гару, напрасными? Айгор смотрел на куратора сына. Тот казался абсолютно спокойным и, как полагалось по этикету, терпеливо дожидался, когда амиры обратятся к нему. Они и обратились.

- Как Вы всё это объясните? – небрежно кивнул ему Исен.

- Не сочтите за дерзость, но… - ироничная полуулыбка вовсе не собиралась покидать лицо Наля Гару. – Но, честно говоря, я не думаю, что нужны какие-то серьезные объяснения.

Исен удивленно приподнял брови. Жестом он остановил собиравшегося снова возмутиться Эрдена.

- Продолжайте, суфи Гару.

- Дани ведь выполнил задание, не так ли, суфи Эрден? И, насколько я понимаю, выполнил быстро и безукоризненно? Вы бы не стали молчать о допущенных ошибках…

Эрден нехотя согласился:

- Ошибок не было, но…

- Ну, а тот факт, что у мальчика осталась масса свободного времени, говорит о том, что моему подопечному давно пора давать более сложные задания, дабы не заставлять его скучать на уроках. Дани очень быстро усваивает материал, разве я не говорил Вам?

Эрден начал раздражаться: этот Гару пытается увести разговор в сторону, переложить свою вину на кого-то другого. Не бывать этому!

- Вы забываете, Гару, что причина, по которой Вы здесь сейчас находитесь, - это неадекватное поведение Вашего подопечного. Проявленная агрессия тоже не требует серьезных объяснений?

Наль Гару пожал плечами.

- Не вижу ничего плохого в здоровой агрессии. Дани трудился над этим рисунком, поэтому дорожит им как… своей интеллектуальной собственностью, если хотите. Как бы Вы, уважаемый суфи Эрден, отнеслись к попытке отобрать Ваш проект?

Эрден потерял дар речи – он знал, что у Гару язык хорошо подвешен, но такого поворота не ожидал. А Исен одобрительно хмыкнул: пожалуй, Гару прав. Он снова глянул на внука - нет, мальчишка, всё-таки, истинный Дин-Хадар, обличье обличьем, а порода в характере проявляется, её под кукольной внешностью не скроешь.

- Что же до самого рисунка, - уверенно продолжал Гару. – Вы позволите?..

Куратор протянул руку, и Исен охотно отдал ему злосчастный листок.

- Очень высокая техника исполнения, учитывая то, что рисованию Дани специально не учился, - Гару на секунду задумался, затем обратился к Исену и Айгору. – Думаю, занятия в художественной студии пойдут Дани на пользу.

Эрден аж поперхнулся от такой наглости, а Исен нахмурился.

- Художественная студия? Это ещё зачем? – ему не нравилась мысль, что внук будет якшаться с изнеженными и пустоголовыми детьми богемы, нахватается ещё всякой пакости… Но Гару явно не считал это угрозой.

- У Дани есть желание и способности к подобным занятиям. Развитие же творческих способностей в будущем приведет к более смелым, энергичным действиям в науке и управлении, принятию нестандартных решений. Об этом сказано в книге по педагогике уважаемого суфи Риз-Кумара – труд, получивший признание Амирата. Я удивлен, что суфи Эрден не знаком с ним…

Для престарелого Эрдена последняя фраза Гару была, как пощечина, лицо его пошло багровыми пятнами. Но Исен и Айгор потеряли к нему интерес. Они уже обговаривали с Гару новый учебный план для Дани. Айгор благодарно улыбнулся Гару и внутренне ещё раз поздравил себя с удачным выбором куратора для сына.

… А главный виновник всего этого переполоха уже понял, что наказывать его не будут. И, пользуясь тем, что на него никто не обращает внимания, потихоньку отрывает лепесток вкусно пахнущего экзотического цветка, красующегося в вазе на столике. «Те, кто дотрагивается… те, кто наблюдает…» Дани решает, что наблюдать он будет, когда вырастет, а пока… Он засовывает лепесток в рот, жует… Фу, гадость! А так вкусно пахнет…

* * *

Здесь было так красиво. Здание Театра переливалось разноцветными огнями, а внутри все было ярко, роскошно. Так в книгах по истории Изначальной выглядели старинные дворцы.

- Этот стиль называется нео-барокко, - объяснял ему суфи Гару. – Истоки его, как Вы правильно предположили, - в искусстве Изначальной. В данном случае можно смело говорить о подражании великим зодчим и художникам Изначальной. Сочетание пышности, экстравагантности и динамичности…

Дани впервые был в Центральном Театре. Он вообще во Флорес был впервые. Детям его возраста не полагалось… Хотя, тут было полно детей богемы, живущих во Флорес. Они бегали по роскошным фойе, скакали по мраморным лестницам, громко смеялись. И обнимались друг с другом. Постоянно. Дани даже представить не мог, чтобы осмелиться вот так себя вести, да ещё на людях.

Двое детей, мальчик и девочка, лет десяти, похожие друг на друга, как две капли воды, пробежали мимо них, потом обернулись, посмотрели на Дани так, как… В общем, воспитанным людям так смотреть не полагается.

- Какой хорошенький! – воскликнула девочка, засмеялась весело, заливисто, и они убежали.

А Дани почему-то смутился. Посмотрел на суфи Гару, который, казалось, ничего предосудительного не замечал.

- Они не знают дисциплины, - серьезно произнес Дани. Так всегда говорили про детей из Флорес. Каково это – без дисциплины? Смеяться, когда хочешь, говорить, что хочешь? – Суфи Гару, а я, правда, хорошенький? И что значит – «хорошенький»?

Наставнику понадобилось всего пара секунд, чтобы «перепрыгнуть» с беседы об искусстве на беседу о внешности Дани и лексиконе Флорес.

- Эта девочка сделала комплимент Вашему внешнему виду. Справедливый комплимент, - суфи Гару чуть улыбнулся уголками губ.

- А он пристойный? – засомневался Дани. Если пристойный, тогда чего она смеялась…

- Вполне, - развеял его сомнения куратор. – Уверен, в будущем Вы часто будете слышать что-то подобное. Но повторять я бы не советовал. По крайней мере, пока…

- Ааа, значит, в нем, всё-таки, есть что-то непристойное!

В глазах суфи Гару пляшут веселые искорки, и Дани кажется, что наставник вот-вот рассмеется, совсем как та девочка… Но он не смеется, потому что… Дисциплина – всегда и во всем.

… Зал был полон: богема, щеголяющая экзотическими нарядами и прическами, дельцы и высшие чиновники из Серого Города, даже кое-кто из Амирата… Анж Нуар, «Тысячеликий», выступал всего два раза в год, и каждый его концерт был важным событием в культурной жизни Элпис.

Если бы суфи Гару не рассказал про Тысячеликого, Дани вряд ли поверил бы, что на сцену всё время выходит один и тот же человек. У Анж Нуар были уникальные связки – результат сложнейшего и весьма рискованного эксперимента с «ф-про», - поэтому голос его менялся до неузнаваемости. К каждой песне подбирались свои, особые декорации и костюмы. Но, самое главное, - певец каждый раз выходил на сцену с новым лицом. Сделанные на заказ маски тоже были уникальной и сложной работой. И песни были – словно истории, рассказанные разными людьми, - веселые, печальные или даже страшные, но всегда интересные.

- Столько лиц… и все не настоящие… А как он на самом деле выглядит? – шепотом осведомился Дани у наставника.

- Об этом, мой любознательный ученик, Вы сможете спросить у него сами. После концерта.

… Фруктовый напиток в театральном ресторане был гораздо вкуснее, чем те, что Дани привык пить дома. Сладкий… Мальчик ерзал в своем кресле, ему было очень трудно сидеть прямо и с достоинством – как положено – и не оглядываться постоянно на вход: ему не терпелось увидеть настоящее лицо Тысячеликого. Когда, наконец, вошел Анж Нуар, окруженный толпой поклонников, Дани даже дернул наставника за рукав, что было вопиющим нарушением этикета.

- Суфи Гару, мы подойдем к нему?

- Он сам подойдет к нам, - невозмутимо ответил суфи Гару и, чуть повернув голову в сторону артиста, негромко произнес, - Анж Нуар, не будете ли Вы столь любезны?..

Певец тут же оставил поклонников и подошел к их столику. Кивнул почтительно и остался стоять, терпеливо ожидая, когда юный амир закончит его рассматривать.

- Мне очень понравилось, как Вы пели, - произнес, наконец, Дани, с искренним восхищением глядя в красивое молодое лицо.

- Благодарю Вас. Я старался, - улыбнулся артист.

- Ваши маски… Они такие чудесные, точь-в-точь как настоящие лица…

- Да, именно так они и должны выглядеть. Маски помогают мне входить в образ. Я надеваю их не только на сцене, но и во время репетиции. А иногда – сначала находится новое лицо, и только потом пишется песня…

Он продолжал стоять. Дани это показалось странным. Да, и неудобно всё время голову задирать. Мальчик наклонился к самому уху куратора, это тоже нарушение, но…

- А почему он не садится?

- Возможно, потому, что Вы не предложили ему, - пожал плечами суфи Гару.

Дани покраснел. Да-да, по правилам этикета… Он совсем забыл.

- Пожалуйста, присаживайтесь, - он указал артисту на кресло, отчаянно стараясь не выдать своего смущения. Загладить бы поскорее эту неловкость! – Ваше собственное лицо прекрасно, разве не жаль скрывать его под масками?

- Моё собственное лицо? – переспросил Анж Нуар и рассмеялся. Его изящные пальцы оттянули кожу под подбородком и… Это не была настоящая кожа.

- Ещё одна маска?! – поразился Дани. Вот это да! – А… А Вы не могли бы её снять?..

Анж Нуар покачал головой.

- При всем уважении, амир… Но – нет. С этой маской я не расстаюсь никогда.

Дани озадаченно замолчал. Интересно, что у него с лицом, почему он боится его показывать? Если есть секрет, всегда хочется его раскрыть.

- Вы могли бы приказать, - тихо произнес суфи Гару.

- Но… Если он не хочет…

- Он обязан повиноваться.

Дани посмотрел на артиста: Анж Нуар слышал их разговор, в его глазах мелькнул испуг. Приказать? Заставить сделать что-то, возможно, очень неприятное? Зачем?.. Просто потому, что интересно?.. И столько людей вокруг – вдруг это унизит Анж Нуар, причинит ему боль?

- Я не буду приказывать.

- Почему? – суфи Гару, казалось, ждал именно такого ответа.

- Ну… Если есть что-то, что он не хочет показывать другим… Я тоже не хотел никому показывать свой рисунок, но Алег… это было так ужасно…

Куратор кивнул понимающе.

- Хорошее объяснение, Дани. Кстати, раз уж Вы сами заговорили об этом рисунке… Он Вам дорог? Вы хотели бы получить его обратно?

Дани растерянно смотрел на наставника.

- Но разве дедушка не велел Вам выбросить рисунок?..

- Рекомендовал… - уточнил суфи Гару.

- Так… Вы можете мне его вернуть?

- Если Вы прикажете Анж Нуар снять маску.

Иногда суфи Гару так шутит, что… Нет, сейчас не шутит. Он может отдать рисунок… Дани пытался, много раз пытался нарисовать снова, но не видел её, как тогда… тогда она словно выглянула на миг из своего нового мира – взгляд золотых глаз, ласковая улыбка – и скрылась опять. Суфи Гару может вернуть... её улыбку… Но для этого… надо заставить Анж Нуар… «Заставить» - нехорошее слово, злое.

- Я не понимаю… - Дани беспомощно смотрит на наставника. Сейчас он вовсе не будущий амир, он – лишь маленький мальчик, который ничего не понимает, да и не хочет понимать в этом странном, пугающем взрослом мире. – Чего Вы хотите?

- Вопрос не в том, чего хочу я, - суфи Гару старается говорить мягко, важно не перегнуть палку, не давить слишком сильно – мальчик должен принять решение сам. – Вопрос в том, чего хотите Вы.

Дани хотел получить назад свой рисунок. Он имел на это право. А маска… Это всего лишь маска. Что она может значить?.. Это несерьезно, во Флорес всё несерьезно – так ему говорили. Если у Анж Нуар есть какие-то проблемы с лицом… На Элпис лучшие в мире пластические хирурги, он может сделать себе любое лицо… ну, почти любое… Носить постоянно маску – какая глупость! Если он сам этого не понимает – ему же хуже! Вернуть рисунок…

- Я хочу, чтобы Вы сейчас же сняли эту маску. Я приказываю Вам!

* * *

Дани нетерпеливо выхватил из рук куратора заветный листок, как будто боялся, что суфи Гару передумает.

- Почему он так боялся снять маску, ведь у него совсем обычное лицо, ничего особенного?..

- В том-то и дело. Думаю, ему не хотелось разрушать ореол таинственности, придающий ему дополнительную популярность. Для артиста важно, чтобы о нем говорили. Слухи, сплетни – нужно всё время поддерживать интерес к своей персоне. Иллюзия недоступности, некая тайна – всё это часть славы Анж Нуар…

- Была… тайна… Теперь нет, - заключил Дани.

Наставник помолчал. Потом спросил, понизив голос:

- Вы сожалеете о принятом решении?

Дани посмотрел на листок.

- Я ведь хотел получить рисунок, - он говорил тихо, но неуверенности в его голосе не было. – Я его получил.

- Хорошо, - куратор кивнул. – И Вы не вините себя за это?

- Нет, - голос Дани чуть дрогнул.

- Вы вините меня, не так ли?

Мальчик отвел глаза и промолчал.

- Что ж, это тоже правильно, - наставник был абсолютно спокоен, в его голосе звучало одобрение. – Я очень доволен Вами, Дани. Вы, правда, быстро учитесь.

Теперь Дани поднял на него глаза. Давно знакомое лицо казалось чужим. Суфи Гару, которого он совсем не знает…

- Суфи Гару, а у Вас лицо настоящее? Или это тоже маска?

Чего он ожидал? Что наставник обидится или рассердится? Но тот остался по-прежнему спокоен и холоден. Только во взгляде мелькнула тень… усталости? Печали?..

- Вам придется принимать трудные решения, придется жертвовать чем-то или кем-то… Приказывать кому-то проверить, насколько ядовит паук. Вы можете остаться милым и добрым, но тогда никто не станет слушаться Ваших приказов, и это будет плохо, очень плохо для Вас… Так что, если хотите сохранить то, что Вам дорого, - куратор выразительно посмотрел на рисунок. – Прячьте получше.

* * *

Вскоре весь Верхний Город узнал о случае в Центральном Театре. Во Флорес, разумеется, происшедшее обсуждалось всеми и на все лады. Но тех, кто сочувствовал бедолаге Анж Нуар, попавшему в весьма неприятную ситуацию, и возмущался поведением юного Дин-Хадара и его наставника, было совсем мало. Гораздо меньше, чем тех, кто ехидничал и злорадствовал в адрес Тысячеликого, радуясь его унижению. Что поделаешь, зависть и порожденные ею злые сплетни – неотъемлемая часть жизни богемы.

Что же касается обитателей Холма Софии – амиров и других достойных ученых мужей – многие из них вынуждены были признать, что Айгор Дин-Хадар выбрал для сына весьма умелого куратора.

… Сначала Дани хотел повесить рисунок в своей комнате. Но, подумав, положил в непрозрачную папку. А папку тщательно спрятал в ящик стола. На самое дно. Суфи Гару прав. То, что дорого… Чтобы сохранить… Чтобы не отобрали… Прятать, прятать получше. И самому спрятаться. Под маской. Но не такой, как у Анж Нуар – её легко сорвать, а такой, как у суфи Гару.

Дани встал перед зеркалом. Приосанился, чуть вскинул подбородок, надменно поджал губы… Вот, уже похоже. Только глаза выдают – слишком теплые, живые. Совсем как у неё… Но ничего – он будет стараться, «работать над собой», как говорит суфи Гару, и очень скоро тоже научится носить холодную, высокомерную маску. Он скроет под ней всё, что нельзя показывать, всё, что – «нарушение дисциплины»: смех, любопытство, воспоминания о ласковом взгляде золотых глаз… Спрятать… Чтобы сохранить.


3. Родина-мать.

«В мире ослепленных тьмой
Может солнцем показаться
Пламя от свечи...»

(КИПЕЛОВ «Пророк»)


На всех картах она обозначалась как «Терра-16», а её жители назвали её Элпис.

Террами именовались все миры, созданные по образу и подобию Изначальной. Таких было большинство – переселяясь в новый дом, земляне предпочитали не изобретать «деревянный велосипед», а воссоздавать те условия, в которых они привыкли жить. Хотя, разумеется, всегда оставалась надежда, что в новом мире всё будет лучше, чем раньше. Иногда такие надежды сбывались. Жителям Элпис просто не повезло, наверное…

* * *

Государство Элпис составляли две планеты: собственно Элпис и маленький спутник Зоэ.

Климат на Элпис, несмотря на все старания инженеров-экологов, оставался весьма неприятным – сырым и холодным, значительная часть территории была непригодна для проживания, а отходы многочисленных промышленных предприятий отнюдь не делали жизнь лучше. На Зоэ же условия были ещё хуже – горы да пустоши, недостаток воды и растительности. Но зато на Элпис имелись в огромных количествах залежи черных и цветных металлов, а Зоэ была богата энергетическими ресурсами.

Может, экономическое процветание и смогло бы как-то компенсировать проживание в отвратительном климате, но… Колонисты перетащили в новый мир все свои прежние общественные пороки, главным из который была коррупция.

Едва получив в свои руки столько природных богатств, немногочисленная элита Элпис тут же принялась распродавать всё это. Заработанные средства не вкладывались в экономику, не шли на улучшение климата и экологии, которая становилась всё хуже и хуже, а вывозились в благополучные страны Торгового Союза, где представители элиты проводили большую часть жизни, где росли и воспитывались в хороших условиях их дети.

Принадлежность к определенной социальной группе в этом обществе передавалась, как правило, по наследству. И потому с каждым новым поколением чиновников и властителей ситуация только ухудшалась.

На Зоэ дела пошли и вовсе скверно. Экономика и промышленность там практически отсутствовали, а общество сохраняло пережитки родо-племенных отношений. И однажды представители двух самых знатных и могущественных родов всерьез сцепились при дележе власти и доходов. Разразилась гражданская война, которая вскоре перешла в затяжную стадию. Один из кланов смог заручиться поддержкой правительства Элпис, другой – тайно получал оружие от Торгового Союза. По этой причине конца-края войне не предвиделось. Что, впрочем, никак не сказывалось на добыче и продаже энергоресурсов. Прибыль поступала – а это главное.

Сытые и благополучные страны Торгового Союза с изумлением взирали на то, как быстро Элпис приходит в упадок, превращаясь в самую что ни на есть помойку. Общественные организации уже ожидали наплыв беженцев, а дельцы межпланетных корпораций и представлявшие их интересы политики потирали руки в предвкушении того, как в скором времени приберут к рукам все богатства Элпис и Зоэ.

Элита Элпис, между тем, распродала всё, что можно было быстро распродать, и уже подумывала о том, чтобы совсем покинуть сырую и холодную родину. Тогда место главного торговца на Элпис занял криминал. На продажу пошло главное богатство – молодые женщины, способные рожать детей. Страны Торгового Союза остро нуждались в таком «товаре». Есть спрос – есть предложение. Только этот ресурс оказался для Элпис невосполним. Население в короткие сроки оказалось на грани вымирания. Это стало последней каплей для тех, кому была не безразлична судьба родной планеты.

* * *

Народ Элпис всегда отличался трудолюбием и терпением, был, в массе своей, неприхотлив и не завистлив. Простолюдины привыкли не обращать внимания на вызывающую, вульгарную роскошь элиты, презрительное равнодушие властей, мирились с непомерной жадностью чиновников. К тому же, они любили свой неказистый дом и привыкли доверять власти.

Иное дело – те, кто видел истинное лицо правителей, и те, в ком преданность Элпис и её народу воспитывалась с ранних лет. Первые сами принадлежали к элите, происходили из знатных и привилегированных семей, хоть и не имели возможности влиять на управление государством. Это был ученый мир Элпис. Вторые были щитом и мечом государства – мощная и сильная армия Элпис.

… Оаким Дин-Хадар происходил из очень древнего и достойного рода «белых мантий» - так народ Элпис именовал самых уважаемых среди образованных людей, тех, кто занимался медициной. Его имя было известно далеко за пределами родной планеты. Оаким Дин-Хадар входил в число самых выдающихся хирургов мира и удостоился нескольких премий за важные открытия в области трансплантологии. Семья его была очень богатой, владела несколькими клиниками на Элпис и в Торговом Союзе. Оаким был приглашен на работу в самое влиятельное государство Союза, с предоставлением весьма обширных возможностей.

Он мог бы остаться там, вести более чем безбедную жизнь, заниматься наукой, но, как сказано во всех учебниках истории Элпис: «тревога за судьбу Родины и забота о своём многострадальном народе заставили мудрого Оакима принять решение о возвращении». Правда, злые языки в средствах массовой информации Торгового Союза утверждали, что вернуться Оакима заставили неприятности с полицией. Якобы, он проводил опыты над людьми, что в Торговом Союзе является преступлением. Но «все эти подозрения, разумеется, - вражеская пропаганда и происки завистников. Великий Оаким не мог нарушать законов, даже таких никчемных, как в Торговом Союзе».

Итак, Оаким вернулся. И «увидел свою безмерно любимую Родину на грани гибели. После долгих бесед с лучшими умами Элпис мудрый Оаким принял трудное решение». Он тайно обратился к начальнику штаба Вооруженных Сил Элпис – генералу Джаландхари, бывшему командующему десантом. Проще говоря, это был антиправительственный заговор. Который увенчался успехом. Переворот был молниеносным, без лишней крови и разрушений. Просто через пару часов жители очутились в другом государстве.

Правительство было низложено и арестовано. Их потом выпустили, после того, как удалось вернуть большую часть вывезенных с Элпис средств.

Сразу же был организован высший научный совет – Амират, по сути – высший государственный орган управления. Амиры сформировали новый кабинет министров, составили планы по улучшению экономической, экологической и демографической ситуации, приняли законы, направленные на реализацию этих планов. К примеру, национализировали все крупные промышленные предприятия и запретили вывоз женщин, назначив за подобное преступление смертную казнь. А что же народ? А народ был доволен. Во-первых, из-за уважения, которым всегда пользовались «белые мантии», а особенно род Дин-Хадара. Во-вторых, жизнь, благодаря реформам Великого Оакима, и правда, улучшилась, стабильность какая-никакая наступила… К тому же, Оаким начал борьбу с коррупцией и казнокрадством, и уже за одно только это заслужил право называться «Великим».

Чрезвычайных мер потребовала ситуация на Зоэ. Там, как раз, клан, который поддерживался Торговым Союзом, занял основную часть территории и требовал независимости от Элпис. По распоряжению Амирата на Зоэ были введены войска. Десантники Элпис быстро подавили восстание и загнали немногих уцелевших бунтовщиков в горы. Набеги и диверсии ещё продолжались, но, в целом, порядок был восстановлен. Энергоресурсы снова контролировались властями Элпис.

Разумеется, в Торговом Союзе всё эти события не могли не вызвать волну возмущения. Особенно национализация предприятий и «оккупация» Зоэ. Посыпались угрозы. Но всерьез никто о войне с Элпис не думал. Прежде всего потому, что уверенности в победе не было. Понадобилась бы наземная операция, а армейские мускулы Торгового Союза изрядно одряхлели от сытой и спокойной жизни. В отличие от мускулов армии Элпис, которые даже в худшие времена находились в отличном тонусе. Да и представители благотворительных организаций, побывавшие на Зоэ, рассказывали страшные и захватывающие истории о головорезах из десанта, жестоких и фанатично-смелых… В общем, Торговый Союз, скрипя зубами от досады, смирился с тем, что природные ресурсы Элпис пока получить не удастся.

* * *

Правление Великого Оакима длилось более семидесяти лет. За это время проведенные им реформы полностью изменили общество Элпис.

«Самоотверженный труд на благо Родины» был объявлен высшей добродетелью и повсеместно культивировался. Социальная значимость стала определяться не имущественным цензом, как раньше, а полезностью для общества.

Высшей элитой в этом новом мире стали амиры, которые поголовно были людьми науки – то есть умственного труда. Особым уважением среди населения также пользовались «белые мантии» и военные – народ Элпис помнил, кто принес им свободу и процветание… а если б забыл, то ему бы обязательно напомнили…

Но, говоря по справедливости, простолюдины были и в самом деле безмерно благодарны Оакиму: теперь тот, кто усердно трудился, гарантированно имел крышу над головой, достаточное питание и медицинское обслуживание, мог беспрепятственно получить кредит в банке… Чем не счастливая жизнь?.. И преступность сразу снизилась после того, как всех безработных и людей «сомнительного рода занятий» переселили в районы шестой категории и запретили покидать эти районы. Теперь все эти бандиты и наркоторговцы, сколько бы ни было у них денег, не могли жить рядом с приличными людьми. Нищие и попрошайки тоже не беспокоили честных граждан.

А ещё Великий Оаким, «ведомый заботой о нравственном здоровье нации», выделил специальные кварталы для всех видов развлечений – «флорес», так их именовали, по названию района в столице, где проживала богема. После образования таких специальных кварталов, простых тружеников, возвращающихся с работы домой, больше не вводили в искушение витрины баров, не смущали зазывалы из борделей…

В общем, народу Элпис было, за что почитать Великого Оакима. После его смерти место председателя Амирата занял его сын – Исен Дин-Хадар. Сейчас ему было 102 года, и он готовил себе на замену старшего из двух своих сыновей – Кемира. По крайней мере, так всё выглядело. Завещание, правда, ещё не было подготовлено, что давало повод для разных слухов и догадок.

Дело в том, что Элпис нынче переживала не лучшие времена: спад в экономике, новые экологические проблемы… Рост безработицы и обнищание значительной части населения уже аукнулись стремительным ростом преступности. Да и на Зоэ опять неспокойно…

Многие из элиты были убеждены, что вина за все эти неприятности лежит именно на Кемире Дин-Хадаре и составленных им новых законах, что он дал слишком много воли крупным промышленникам и банкирам. В результате – нищета, инфляция, проценты в банках такие, что всё население в долговой кабале… И коррупция! Даже Великий Оаким не смог полностью одолеть эту напасть, а теперь она снова цвела пышным цветом.

Внешняя политика тоже была не на высоте. Элпис стала излюбленной мишенью для правозащитников Торгового Союза. Поводов для возмущения было предостаточно. Это и выдворение благотворительных организаций (по обвинению в шпионаже), и слухи о проведении медицинских опытов на людях (не беспочвенные), о принудительном донорстве (совсем не беспочвенные), и вопиющее нарушение прав заключенных («фактически - узаконенное рабство!»), и бесправие женщин, наконец («подумать только, они никогда не имели гражданских прав!»). В общем, дело дошло до того, что в объединенный парламент Торгового Союза было вынесено на рассмотрение предложение о введении экономических санкций в отношении Элпис. Но, поскольку многие влиятельные парламентарии являли собой живую рекламу достижений медицины Элпис – трансплантологии, пластической хирургии, знаменитых «ф-про» - предложение провалилось.

Но это был тревожный сигнал, возвестивший о наступлении трудных времен.


4. Тяжелый день.


«Ты брошен вниз силой судьбы,
Ты унижен и раздавлен,
Время забыть то, кем ты был,
Но помнить, кем ты стал…»

(КИПЕЛОВ «Путь Наверх»)



Чертов дождь! Земля разбухла, тяжелые ботинки вязнут в грязной жиже. Да и солнце зашло уже, толку от него и так мало было – весь день за тучами, а теперь и вовсе темнотища.

Хорошо хоть, немного совсем осталось. Всего чуть-чуть. Взобраться на холм, за ним – малая полоса, а потом долгожданный отдых. С развлечениями, потому что сегодня он, наконец, сделает Бешеного Тито, сегодня его отделение придет первым. Если, конечно, чего не случится…

И вот это самое «если» не дает Яромиру покоя, чутье подсказывает: что-то не так. ****ь! Двоих не хватает. Причем, от самой реки. Нет, через реку все нормально переправились, он проследил, потом, сразу у берега, лесочек начинался… Надо было там повнимательнее… Надо было! *****! Кого хоть нету-то?

Яромир наскоро вглядывается в усталые, измотанные маршем мальчишеские лица, блестящие от пота, с налипшей грязью… Нет замыкающего Славко Крюка и этого новенького – Малыша Эйдо. Малыш пока неумеха, но старательный и сообразительный… пожалуй, самый большой умник в его отделении. А Крюк – тот вообще лучший боец после самого Яромира и ещё Руни Змея… Куда они могли подеваться?!

Яромир смачно выругался и собрался уже окликнуть Руни Корда по прозвищу Змей, пусть возьмет пару ребят и отправится на поиски. Но тут пропажа нашлась. Крюк и Малыш быстро догнали их. Яромир с удивлением отметил, что Крюк весь мокрый, с головы до пят, даже короткий ежик волос… Это явно не от дождя, а в реку Крюк не падал…

- Ты как? – бросил ему на бегу Яромир

- В норме! – выдохнул тот.

Ну, в норме так в норме. Потом изложит, куда он там нырял и за каким хреном. Главное, они сейчас первыми идут. «Я тебя обставлю, Бешеный!» - эта мысль вертится без остановки в голове Яромира, пока они бегут к полосе препятствий – последнему испытанию на этом марше.

… Он был в шаге от победы. А парни его – в шаге от похода в бордель. И всё было бы, как надо, если бы не Долговязый Баир. Ноги у него, паразита, длинные, а яму перепрыгнуть не может. Все прыгают – нормально, а этот валится туда, как мешок с говном! Яма конусообразная, глубокая, стенки, покрытые какой-то серой жижей, гладкие, скользкие. Так этот мешок, в смысле – Баир, завалился туда и вылезти самостоятельно ему, видишь ли, слабО. Пока вытаскивали… Аа! Чего там! На финише их уже ждали Тито и его ребята.

- А я уж думал, вы заблудились, - оскалился в ухмылке Бешеный.

Вот сука, а! Повезло ему сегодня. Если б не Баир… И парни его к шлюхам пойдут, а отделение Яромира опять на голодном пайке.

А без шлюх тяжко. Есть, правда, везунчики, у которых постоянные партнеры. Вон, как Змей с Дикарем. Они и во Флорес местный ходят только, чтобы шоу какое-нибудь дешевенькое глянуть вдвоем, чтоб завестись покруче. Ну, или чтоб Дикарь себе новую кошмарную татуировку сделал… Но таких счастливых парочек – по пальцам сосчитать. Больше тех, кто друг с дружкой по случаю где-нибудь уединяются. Вроде как взаимопомощь. Проблема только в том, что давать согласны немногие. Сверху все норовят… как, впрочем, и сам Яромир… А силой брать нельзя. Есть такое железное правило, в уставе не записанное, но всеми соблюдаемое - с товарищем по оружию можно только с его согласия. Выкручиваются по-разному: в карты «на дашь» играют или по-другому как договариваются – лишь бы всё «законно» было.

Яромиру в такой ситуации совсем фигово. По тем же неписанным правилам, со своими из отделения ему нельзя, что сверху, что снизу – а авторитет командирский можно так попортить, что потом уже и кулаками не восстановишь. С ребятами из других подразделений Яромир встречался несколько раз - на него часто обращали внимание - заработал после этого славу супер-любовника… по немудрящим подростковым меркам, естественно… С ним бы многие хотели, он это знал, но распорядок дня-то у всех подразделений разный, а гоняли их по-черному, так, что и силы не всегда оставались.

Постоянных же партнеров у Яромира не было, не чувствовал он ни к кому такого… такого, чтоб… Ну, как у Змея и Дикаря… Они и сейчас друг к дружке жмутся. Дикарь что-то нашептывает Змею в ухо, щекочет его шею давно не стриженными волосами, а тот оглаживает его спину… Яромир засмотрелся и… Вот, блин! Плохо без шлюх.

Все из-за Долговязого. Можно, конечно, себя успокаивать, мол, зато мы технику лучше осваиваем и по стрельбе показатели выше, но полезнее будет натаскать Баира яму перепрыгивать. Причем, прямо сейчас. Хрен ему, а не отдых, раз все отделение подвел!

Яромир окликнул Долговязого.

… Вытаскивать он Баира не стал.

- Не умеешь прыгать, так, хоть, вылезать самостоятельно научись!

Долговязый пытался. Раз, другой… десятый… Карабкался вверх и скатывался на дно, перемазался весь в серой жиже.

В конце концов, захлюпал носом, шлепнул в отчаянии ладонью по натекшей на дне грязной дождевой луже.

- Не могу больше, Волк, хоть застрели, не могу!

И смотрит вверх, где застыл, скрестив руки на груди, Яромир. Натыкается на взгляд – холодный, неумолимый, как этот долбаный дождь.

- Сдохнешь тут, если не вылезешь!

Собравшись с силами, Долговязый опять карабкается. Всем телом карабкается, только что не зубами вгрызается, пальцы, точно крючья, втыкает в твердый грунт. Со второй попытки вылезает-таки. Задыхается, грязь изо рта выплевывает, ногти содраны, пальцы в кровище… Но смотрит молодцом. Получилось ведь!

Яромир дает ему насладиться триумфом, передохнуть слегка, потом командует:

- А теперь прыгай снова!

… Научил. Сам чуть не околел под этим дождем, а уж Долговязый… ободранный весь, одежда – в клочья, руки – в мясо. Но прыгать теперь будет исправно. Он эту яму, пока жив, не забудет.

«Теперь держись, Бешеный! В следующий раз уже – точняк».

А сейчас – под душ, да в койку. Ещё бы кого тёплого под бок – и вот оно, счастье. Но на это, последнее, рассчитывать не приходится… Да и ладно, за возможность стать офицером он готов многое вытерпеть, не только муки воздержания.

… Тяжелые ботинки грохочут по бетонному полу – Яромир направляется в раздевалку. Тело уже так и просится под теплые струи. «Главное, чтоб ни одна скотина не помешала». Только успел так подумать – и на тебе: судя по шуму голосов в раздевалке, скотин оказалось две, и обе из его отделения. Славко Крюк и Малыш Эйдо. А ведь чуял, что что-то не так с этим их загадочным исчезновением, с мокрым Крюком…

Яромир входит с мыслью: «Убью обоих!» и застаёт следующую картину: Крюк пытается повалить Малыша на тумбу с чистыми полотенцами. Несмотря на то, что у Крюка вокруг бедер полотенце обернуто, намерения его сомнений не вызывают. А судя по реакции совершенно голого Малыша, точнее, по отсутствию реакции, чувства Крюка безответны.

Яромира они сначала не заметили. Пока он не окликнул негромко:

- Крю-ук!

Оборачиваются, замирают оба. У Славко аж кровь от лица отхлынула, потому что взгляд, направленный сейчас на него, этот знаменитый взгляд прищуренных зеленых глаз, не сулит ничего хорошего.

- Волк, я это… - запинаясь, выдавливает Крюк. – Это не то, что ты думаешь…

- Так расскажи мне, что это? – вкрадчиво говорит Яромир, подходя поближе.

«Что ж, послушаем».

… А было так: когда переправлялись через реку, Малыш Эйдо умудрился обронить оружие… во, руки-то кривые! Из всех только Крюк это заметил, он замыкающим шел, за Малышом сразу. Автомат обнаружили быстро, когда Крюк включил оптику в режим поискового луча. Всего-то проблем оставалось – нырнуть и достать. И тут выяснилось, что Малыш плавать не умеет… чего раньше об этом молчал, спрашивается?.. М-да, в таких случаях, как потеря боевого оружия, если б до начальства дошло, одной поркой дело бы не обошлось. Заставили бы доставать свой автомат со дна, это точно. А не умея плавать… вода, к тому же, ледяная, да темнотища, да глубоко и течение неслабое… Утонул бы, как пить дать. И списали бы, как «отсеивание непригодного материала»… В общем, Малыш с Крюком договорился. Обещал дать.

- Обещал? – Яромир испытующе смотрел на Эйдо.

Тот шмыгнул носом.

- Угу.

Яромир коротко кивнул.

- Обещал – значит, дашь.

Крюк заметно расслабился, а Малыш, вроде, возразить чего-то хочет?

- Что?! – теперь прищуренный взгляд Яромира достается новичку. – Тебе оружие достали?

- Да, но…

- Ты теперь ломаться решил?!

- Я не ломаюсь, - неожиданно твердо произнес Малыш. – И не отказываюсь. Я сказал ему, что буду только со смазкой, а он хочет так…

- Да она воняет! – возмущается Крюк, и перепалка между ними вспыхивает с новой силой.

Смазка эта, правда, воняет до невозможности. «Белые мантии» выдают им какую-то специальную, заживляющую, от микробов всяких. Но запашок у неё… Никто не хочет пользоваться, разве что, при разрывах или трещинах… Так что, Крюка понять можно… Блин, как всё достало! Мало ему Долговязого на сегодня, так ещё и эти потрахаться по-человечески не могут.

Яромир уже собирается выдать заключение, что Малыш просто-напросто выпендривается, плюнуть, уйти – и пускай Крюк выебет его, как хочет. Только есть что-то в этом Эйдо Маре… Он тут всего год, и Яромир знает его историю, как две капли воды похожую на его собственную. С одним исключением: счастливых лет, когда он был просто мальчишкой, бегал с игрушечным, а не настоящим автоматом, этих лет Эйдо Мару досталось куда больше, чем Яромиру. Потому и стал он тут Малышом, и пахнет от него до сих пор материнскими поцелуями. Невинностью пахнет…

- Ты девственник? – спрашивает Яромир. Хотя, можно было и не спрашивать. И слово это – «девственник» - будто чужое здесь, звучит странно, непривычно, оно не из этого мира, не из этой жизни.

- Я… Ну… - мямлит тот.

- Ясно.

А что, собственно, ясно? Да то, что порвет его Крюк – он же здоровый верзила, и всё у него здоровое, а осторожности в помине нет, расслабиться Малыш не сможет… с Крюком – точно не сможет. После такого первого раза он, может, и вовсе к себе потом никого не подпустит…

Яромир, вздохнув, лезет в свой шкафчик. Он как-то в борделе нормальной смазкой разжился – один мальчишка презентовал, растроганный хорошим обхождением. Протянул пузырек Крюку:

- На! От сердца отрываю. И это… Подготовь его, что ли, - морщится от досады, видя округлившиеся глаза Крюка. – Блин, ты хоть понял, о чём я?

- Как бы… да… в общем…

Ни фига он не понял! Не дорос ещё, наверное. Ему лишь бы отстреляться. Ладно, видно день сегодня такой: одного – учить через яму скакать, а другого… Он подзывает Малыша:

- Иди ко мне, не бойся, не съем.

И тот идет к нему в руки, сразу же, но с таким лицом, словно в последний бой. Ничего, сейчас распробует – умение у Яромира есть, кое-чему он во Флорес научился. Это ж наука целая – где поласкать, где погладить, и Яромир постигал её увлеченно, старательно. Мальчики из Флорес улыбались понимающе: «Крутой парень – крутой во всём, да?» Ну, и это тоже, но не только. Яромиру нравилось, когда партнеру с ним хорошо. Даже шлюхи чтоб взаправду стонали, а не притворялись. Ему и самому от этого удовольствия больше.

Яромир разворачивает Малыша спиной к себе, нажимает слегка на поясницу.

- Нагнись чуток.

Малыш нагибается, опирается о стол, а руки Яромира уже в действии – где потрогают, где сожмут, где погладят… то легонько, то сильно… Убедившись, что Эйдо разомлел от его ласк, послушный стал, как глина – что хочешь, из него лепи, Яромир смачивает пальцы в смазке, вставляет сначала один, нащупывает то, что надо… Малыш ойкает, вытягивается, подается к нему задом. Тогда Яромир присоединяет второй палец, растягивает потихоньку, а вторую руку кладет ему на пах… И когда Малыш начинает уже крутить задницей в нетерпении, Яромир понимает: «Готов», и отрывается от разогретого его руками тела. Отстраняется нехотя, да ничего не поделаешь – не ему Малыш обещал, уступает место Крюку и, со словами: «Дальше вы и без меня справитесь», ныряет в душевую.

А там уже, едва захлопнув за собой дверь, тяжело дыша, поспешно расстегивает брюки. Не железный же он… У Малыша этого – косточка тонкая… и кожа пока ещё нежная… а внутри он тугой, жаром так и пышет… Ооох… Даже рукой особо работать не пришлось… Яромир обессиленно сползает по стене, откуда-то издалека доносится рычание Крюка и, следом, короткий стон-вскрик Малыша… Значит, всё нормально, все довольны…

… Когда он выходит, помытый уже, из душа, в раздевалке только Малыш. Не торопясь, одевается в чистое. Яромир подмигивает ему:

- Не так оно всё страшно оказалось, а?

- Да, - Эйдо отвечает тихо и как-то смущенно. И глаза опускает.

Яромир смотрит, как хлопают пушистые пшеничные ресницы… и понимает, что ему, пожалуй, пора отсюда, а то – снова в душ понадобится.

… До койки он так и не добрался. Столкнулся в дверях раздевалки с одним из своих.

- Волк, тебя Батя требует к себе!

… Длинный, длинный день… Который никак не завершится…

Зачем он понадобился аж самому начальнику учебного центра? Припоминая торопливо все свои грехи и грешки, Яромир вошел в кабинет и доложился. Кроме Бати, в кабинете ещё был… Яромир помнил его все эти годы, и лицо, и взгляд, и жесткую усмешку. Только погоны на нем теперь были не полковничьи, а генеральские.

Начал Батя:

- Генерал Инсар из Штаба ВС прибыл к нам по делам. Заметил, как ты тренируешь своего бойца на полосе. Такое усердие очень похвально, Шоно. И достойно поощрения.

Во как: наказывать, значит, не будут. Наоборот, наградят. А Яромир уже и забыл, что неожиданности бывают иногда приятными.

Берт Инсар встал из-за стола, подошел к Яромиру. Надо же, скоро они будут одного роста. А может, Яромир даже выше вымахает.

- Что, вспомнил меня, волчонок? Рад, что ты жив-здоров, что клыки все такие же острые.

Пока Яромир соображал, что ответить, и требуется ли вообще от него ответ, снова Батя заговорил:

- Клыки острые, это да. И не волчонок уже – волк.

Инсар посмотрел пристально, засмеялся:

- Не-ет, пока щенок, не хищник. Матерым станет, когда из чужой глотки свежей крови напьется.

Интересно, это он всерьез – насчет крови из глотки?.. Но тут они к главному перешли, к награде. Инсар протянул Яромиру кредитку.

- Знаю я твою печаль, волчонок, сам тут когда-то командиром отделения был. Молодой, здоровый, кровь играет… Держи, оттянись, как следует. Кто знает, когда ещё доведется…

… Удачное окончание тяжелого дня…

* * *

 Огромные пунцовые губы на вывеске зазывно причмокивают, подсвеченные ядовитым красным светом. «Алая ночь» - их любимое заведение. Дорогу туда любой из них отыщет, хоть с завязанными глазами.

У входа, опершись на стеклянную дверь, курит Тито Летич. Удивленно вскидывает черные глаза на Яромира.

- Надо же, - изумленно-насмешливо тянет Бешеный. – За какие такие заслуги тебе дали увольнительную?

- Бате отсосал, - бросает на ходу Яромир, открывая дверь и даже не глядя в сторону Тито. Сегодня, прям, вечер чудес, не стоит поганить его переругиванием с этим ублюдком.

Он подходит к стойке администратора, протягивает кредитку. Лицо у администратора вытягивается, когда он видит сумму, совершенно невероятную для обычного подростка-курсанта.

- За эти деньги, - с профессиональным кокетством улыбается парень за стойкой, - у нас найдется нечто особенное. Специальное предложение, так сказать. Сейчас у нас есть женщина. Если хотите…

- Настоящая, не переделанная? – перебивает Яромир. С женщиной… о таком он и мечтать не мог.

- Конечно, настоящая, - снисходительно уточняет администратор. – За такую сумму… Так Вы хотите?..

- Да, блин, конечно, хочу! Он ещё спрашивает!

… Она встречает его в коротком шелковом халатике… и кожа у неё похожа на шелк – сияющая, гладкая. Волосы каштановые, глаза тоже. Большой выразительный рот. Она совсем не похожа на… разве что грудь – такая же полная и высокая…

- Итак, - голос у неё низкий, грудной, - чего же ты хочешь, юный солдат?

Хм… Он хотел… Хотел, пока шел во Флорес, так хотел, что яйца чуть не лопались. Он хотел, пока не вошел в эту комнату… А тут – с ним приключилось странное…

- Может, поговорим сначала? – идиотское предложение, да, но что ещё он может сейчас сказать?.. Он и сам не понимает, что с ним.

- Поговорим, - она не кажется удивленной. Или просто вида не подает. Присаживается на широкую кровать, приглашает его сесть рядом.

Запах её духов – приторно-сладкий, но под ним – её настоящий запах, Яромир вдыхает его, тот запах, что кажется ему смутно знакомым.

- У тебя есть дети? – вдруг спрашивает он.

Вот сейчас она удивляется, приподнимает тонкие брови, но потом пожимает плечами – а почему бы и не ответить этому странному парню. Мало ли, что ему нужно, чтобы возбудиться.

- Да, у меня два сына, - она вопросительно смотрит на него: продолжать ли? Яромир кивает, и она рассказывает дальше. – Я не замужем, родила по контракту. Очень милые мальчики получились. Я их навещаю, их отцы позволяют мне видеться с ними…

Он распахнул шелковый халатик и погладил её грудь. Она поняла это по-своему, положила руку ему между ног. Но там всё было по-прежнему, никаких подвижек.

- Послушай, - ласково заговорила она, - у меня есть средства…

- Не надо, - ответил Яромир и мягко убрал её руку.

Она снова не так поняла.

- Тебе совсем не подходит женщина? Это не проблема, за такие деньги, что стою я, тут есть роскошные мальчики, очень красивые… и они умеют столько разных вещей! А я с тебя плату не возьму, не беспокойся…

- Не, не надо, - говорит он. Ему, правда, не надо. – Я просто полежу рядом с тобой, ага?

Он вытягивается на кровати, кладет голову ей на колени. Бедра у неё полные и мягкие, уютные такие, он прижимается к ним щекой.

- Как тебя зовут?

- Злата.

- Злата… Злата, ты умеешь петь?

- Смотря что…

- Старую песню, ещё с Изначальной. Называется «К тёплому морю» или как-то так… Знаешь?

- Знаю, она моя любимая.

- Спой мне, Злата.

Она очень красиво поёт. И сегодня по-настоящему чудесный вечер… Он устраивается поудобнее, слушает… «К теплому морю По мокрой траве Я бегу босиком…» Он прикрывает глаза… И, в самом деле, видит море, какого никогда не было на Элпис, солнце – яркое, золотое, тоже не здешнее… Трава под босыми ступнями – мягким влажным ковром… Он бежит к дому, он не видит его, но знает, что это – дом, потому что там ждет его… ждет…

… Она замолкает, чтобы не тревожить его сон. Смотрит на него – длинный нескладный подросток, со сбитыми костяшками пальцев и – даже во сне – суровой складкой между бровей. Она гладит его по жестким темно-каштановым волосам и думает, что завтра надо бы взять выходной, повидать своих мальчиков, привезти им игрушек и сладостей…


5. Другая сторона власти.


«Всё сладкое имеет примесь горечи»

(Марциал)


Очередной скомканный листок полетел в корзину для мусора.

Он и сам не мог толком объяснить себе, что не так с этой птицей. Выполнена она была идеально. Перья настоящие, остальное – из «материалов, идентичных натуральным». Нет, чучело было превосходного качества. Значит, дело не в модели, а в художнике.

Дани обходил птицу с разных сторон, пробовал другие ракурсы, экспериментировал со светом… Листья, ветви – всё получалось, как надо, как задумано. Но не птица. Она смотрелась, как какой-то чужеродный объект.

… Этот зал художественной студии назывался Зеленым. Здесь был сад с фруктовыми деревьями и кустарниками, лужайки с цветами и сочной травой, небольшой пруд, наполненный прозрачной водой. Свет, щедро заливающий зал, был «имитацией солнечного света Изначальной».

Дани находился здесь уже около трех часов. Точнее, два часа сорок восемь минут. Слишком много – и для этого места, и для этой птицы.

Дани был уже в том возрасте, когда позволено самому составлять свой распорядок дня. Однако, он был уверен, что в этом случае суфи Гару, всё же, попеняет ему за непродуктивно потраченные часы. Тем более, что птица не получается… Единственное оправдание в том, что он не может сдаться, отступить, бросить начатое дело незавершенным. Он недоволен собой – это достаточный повод продолжать даже такое несерьезное занятие, как рисование.

Остальные ученики изредка поглядывали с любопытством в его сторону, но не подходили и ни о чем не спрашивали. Наверное, потому, что уже знали, что услышат в ответ – очень спокойную и очень вежливую просьбу не беспокоить.

Еще год назад они были смелее… Тогда все они начали обнаруживать в себе и своих сверстниках некие удивительные изменения: хорошенькие мальчики с пухлыми щечками вдруг превратились в красивых – а некоторые в очень красивых – юношей. Эти перемены, разумеется, затронули и будущих амиров – ровесников Дани, - но те просто стали по-другому одеваться и причесываться, подобрались как-то, в поведении и манерах стало больше строгости, сдержанности. Совсем иначе повели себя ученики в художественной студии, где Дани был единственным представителем высшего сословия. Дети богемы стали по-особому смотреть друг на друга – многозначительные взгляды, загадочные улыбки, голос обрел глубину, чувственность, движения, жесты, казалось, имели тайный смысл… Наблюдать за всем этим было довольно увлекательно. Это превратилось в любимое занятие Дани во время посещения им художественной студии. И посвящать наставника в свои наблюдения ему почему-то не хотелось.

Себя Дани красивым не считал. А в окружении ярких, как экзотические цветы, выходцев из Флорес, и вовсе казался самому себе тусклым, неприметным. «Ф-про», работавшая над его внешностью, была вполне стандартной, без каких-либо изысков. Но Дани не испытывал по этому поводу сожалений. Просто констатировал факт: да, он не так красив, как дети богемы. Что же, каждому своё. Дани уже понял, что для жителя Флорес внешность имела такое же значение, как для амира – интеллект и знания. А потому он просто позволял себе иногда полюбоваться на эти прекрасные создания, «с целью получения эстетического удовольствия», как выражался суфи Гару.

Любование, однако, вскоре пришлось прекратить, поскольку сами «прекрасные создания» явно неправильно истолковали его внимание. И начали проявлять интерес… Флорес, что с них возьмешь! «У этих кукол все мысли о нарядах и сексе!» - ворчал его дед и требовал от суфи Гару тщательно следить, чтобы внук не проводил в «дурном обществе» ни минуты сверх необходимого.

Но беспокойство Исена Дин-Хадара было напрасным. Когда юноши из художественной студии, приняв восхищение Дани их внешностью за интерес иного рода, пытались сблизиться с ним, их попытки неизменно терпели крах. На все их предложения – сходить в театр, в клуб, прогуляться по парку – следовал твердый отказ. Большинство из них отступались сразу. Некоторые – как, например, тот мальчик с шоколадной кожей и серебристо-белыми волосами – проявляли настойчивость, подходили к Дани снова и снова. И тогда его легкая улыбка становилась холодной и натянутой, а взгляд – колючим.
«Я очень прошу Вас», - слова срывались с его губ ледяными иглами. – «Больше не обращаться ко мне с подобными предложениями». Это действовало. Они больше не обращались, считая дальнейшие попытки безнадежными.

Почему он отказывал? Эти мальчики вовсе не были ему неприятны… Сам себя Дани убеждал, что все дело в занятости. В жестком распорядке дня и строгом контроле за соблюдением этого распорядка. У него действительно не было по-настоящему свободного времени. Это правда. Но не вся. Была ещё одна причина, над которой Дани не хотелось размышлять… Когда-то суфи Гару сказал ему: «Вы – амир, и Вы – Дин-Хадар. Многие будут искать Вашего внимания и расположения». И, когда очередное прекрасное дитя Флорес выказывало интерес к нему и приглашало куда-нибудь «приятно провести время», Дани говорил себе: «Это потому, что я Дин-Хадар». В самом деле, что ещё они могли найти в нем привлекательного? Только высокое положение в обществе.

Вот если бы… Нет, зачем думать о том, чего нет и не будет! Мечты о несбыточном… пустая трата времени… Мертвая птица никогда не взлетит, даже на рисунке.

… Ещё один смятый листок пополнил мусорную корзину…

Он уже начал рисовать снова, но раздавшийся шум – приветствия, возгласы восторга, смех – заставил его раздраженно поморщиться. Какие они несдержанные, в конце концов, можно же выражать эмоции не столь бурно, чтобы не мешать другим! Наверное, кто-то опять хвастается новым нарядом… Взглянуть, что ли?.. Одним глазком…

Этого юношу Дани раньше не видел. Ни в студии, ни где-нибудь ещё. Он бы запомнил. Вошедший был не просто красив, в нем была какая-то особая выразительность – в его внешности, в том, как он говорил, двигался… Словно воздух вокруг него искрился. «Кажется, они называют это шармом» - вспомнил Дани. Неожиданный посетитель был старше – лет семнадцати. Кожа его была такой белой, что казалась голубоватой. Ах да, сейчас в моде все оттенки синего и голубого… Вот, и темно-пепельные волосы юноши с синими и голубыми прядями… Гармонирует с кожей… И глаза синие. Соблюдение цветовой гаммы во всем… Дани весело улыбнулся, продолжая наблюдать за посетителем. Ему понравилось, что у того не было никаких затейливых причесок, просто длинные – ниже пояса – волосы перекинуты на одно плечо. Хорошо продуманная небрежность, не иначе. Но производит впечатление. В самом деле, зачем тратить столько времени на сложные укладки? Вот же, и во Флорес встречаются практичные личности…

Посетитель поймал взгляд Дани и направился в его сторону плавной удивительно лёгкой походкой – точно по воздуху плыл. Кажется, его пытались остановить, слух Дани уловил шелест осторожных предупреждений… Но юноша лишь отмахнулся едва заметно – ах, оставьте! – и через секунду Дани уже изучал адресованную ему чарующую улыбку.

- И что же не так? – весело спросил подошедший. Он наклонился, двумя пальцами вытащил из корзины смятый листок, разгладил… - Ну-ка, ну-ка, посмотрим… По-моему, всё идеально, ни одна деталь не ускользнула от Вашего внимания. Что же Вас не устраивает, прекрасный незнакомец?

Он выглядел таким самоуверенным. И так бесцеремонно вторгся в то, что Дани считал своим личным пространством. И он лгал, конечно… «Незнакомец…» Вряд ли на Элпис найдется человек, не знающий, как выглядит младший из Дин-Хадаров. Дани уже собирался поставить наглеца на место, но… Три часа двенадцать минут, потраченных на пернатую загадку… Чужое мнение может оказаться небезынтересным.

- Даже не знаю, как Вам объяснить… - начал Дани.

- А Вы попробуйте. Вдруг, я не такой глупый, как Вам кажется, - ярко-синие глаза смеялись.

Он что же, издевается?! В таком случае…

Пока Дани готовил достойный ответ, юноша умоляюще сложил ладони:

- Простите, простите мне мою дерзость, амир. Да, признаюсь, мне известно, кто Вы. Но я только хотел немного повеселить Вас. Когда я вошел, у Вас был такой огорченный и удрученный вид… Должно быть, из-за этой птицы… А я совершенно не знаю, как вести себя с амирами, я не знаком ни с одним из них лично, и… - он сделал коротенькую паузу, чтобы набрать воздуха. – Я – Арьян Джал, все называют меня Эстэли, это моё сценическое имя, я танцую… Может, Вы слышали… Хотя, вряд ли…

Дани растерянно моргал, оглушенный и несколько сбитый с толку таким беспорядочным, сумбурным потоком информации. Будто все краски разом выплеснули на лист… Ах, да – краски и лист. Три часа двадцать минут… Надо бы повернуть разговор в нужное русло.

- Да, да, Эстэли, я понял, - сухо прервал Дани. – Рад знакомству. А эта птица… Видите ли, она не выглядит живой…

Эстэли изумленно приподнял тонкие брови.

- Конечно, она ведь – чучело.

Дани вздохнул. Потом внимательно посмотрел на собеседника. Не понимает?.. Или, всё же, издевается?..

- Думаете, я этого не заметил? – несколько раздраженно произнес, наконец, Дани. – Я имел в виду…

- Ааа! Я понял, понял! – снова бесцеремонно перебили его. – Вы хотите, чтобы неживое стало живым… Вдохнуть, так сказать, жизнь… чтобы картина обрела душу… Ну, это я очень образно выразился… Знаете, я люблю образно говорить… Сам себя иногда понимаю с трудом… Я и мыслю, преимущественно, образами… С логикой у меня совсем плохо… Поэтому Вам, наверное, трудно понять, что я говорю…

В старых книгах Изначальной упоминалось такое интересное заболевание – мигрень. В данный момент Дани был уверен, что у него начинается первая стадия этого заболевания. Не выдержав, он простонал. Эстэли осекся на полуслове.

- Да, я, кажется, отвлекся… Снова прошу прощения. Вернемся к птице?

- Да, пожалуйста, - устало произнес Дани.

- Вы в точности воспроизводите то, что видите, – и не получается. Но Вы видите чучело – и рисуете чучело. Мне кажется, тут нужно немножко фантазии, воображения.

- Воображения?

- Да. Вообразите птицу живой.

Дани задумался. Вспомнить бы ещё, когда он последний раз видел живую птицу… Эстэли тоже задумался, причем, настолько, что даже замолчал на пару минут. И вдруг встрепенулся.

- А хотите, я Вам помогу. То есть, надеюсь, что это поможет… Тут нужно движение, потому что движение – это жизнь… То есть… - наткнулся на суровый взгляд Дани. – В общем, вот…

Он раскинул руки, встряхнул волосами, запрокинул голову.

- Я – птица, я – взлетаю!

«Глупость какая!» - это первое, что подумалось Дани. Но потом он посмотрел… и нашел, что Эстэли, и впрямь, чем-то похож на птицу, яркую, сильную, красивую. То есть, не то, чтобы похож… Но если дать волю воображению… Длинные изящные руки – как крылья, волосы – как блестящее оперение… и устремленность вверх – будто поймает сейчас воздушный поток и, правда, взлетит… «Вообразить живой». Нет ничего проще!

- Не шевелитесь! – строго приказал Дани.

Он переводил взгляд с Эстэли на птицу и обратно. И рисовал. Движение – именно то, что нужно… Птица расправляла крылья, перышки слегка топорщились от ветра, клюв чуть приоткрыт… Блики света – так, чтобы птичий взгляд стал живым… Вот! Закончил! Четыре часа…

- Это восхитительно! Я не думал, что у амира может быть развита творческая фантазия… Ой, простите, я опять сказал бестактность… Но это великолепно…

Эстэли смотрел на рисунок, приблизившись к Дани настолько, что, склонив голову, касался подбородком его плеча. Дани не стал отодвигаться. Во-первых, он пребывал сейчас в отличном настроении. Во-вторых, контакт оказался неожиданно приятным…

- Вы позволите пригласить Вас в театр? – тихо спросил Эстэли.

Зачем он это сказал?! Только всё испортил…

* * *

Эстэли появлялся в студии каждый раз, когда там находился Дани. И каждый раз с одной и той же целью – пригласить Дани в театр. Ссылки на занятость не действовали… то есть, действовали частично. Примерно так: «Очень жаль, что у Вас сегодня нет времени… Совсем-совсем нет? То есть, даже пары часов?.. Даже одного часа?.. Может, хоть на полчасика?.. Нет?.. Готовить себя к управлению государством – это так утомительно, не представляю, как Вы справляетесь… Тогда в следующий раз, да?..»

Своим главным оружием – холодными колючими словами – Дани просто не имел возможности воспользоваться. Эстэли буквально не давал ему слова вымолвить, обрушивая на юного амира водопады ненужной информации, чересчур восторженных комплиментов, последних светских сплетен, более чем странных рассуждений о мироздании и смысле бытия…

… «Глупый, надоедливый, болтливый, легкомысленный… и забавный…» - к такому выводу Дани пришел внезапно, заканчивая однажды утром упражнения на беговой дорожке.

Каждое своё утро он начинал со спортзала. Дед всегда внушал, что тело, пусть даже усовершенствованное с помощью «ф-про», должно содержаться в идеальной форме на протяжении всей жизни. Исен Дин-Хадар как-то показал им с Алегом очередного пациента в центре пластической хирургии. Это был какой-то политик из Торгового Союза. Дани он показался глубоким стариком, он испытал настоящий шок, когда узнал, что «старику» на самом деле всего шестьдесят лет. Подумать только, подтянутый, моложавый Исен Дин-Хадар был старше этого несчастного почти вдвое. «Конечно», - говорил дед, - «Здесь его приведут в порядок, он снова будет выглядеть молодо, но… Вы не имеете права распускать себя до такой степени. Кто поверит врачу, который сам выглядит, как скопище всевозможных недугов?! Поэтому Вы должны содержать свой организм в порядке, заниматься физическими упражнениями, избегать излишеств…»

Дани частенько, находясь в спортзале, вспоминал этот случай. Расплывшееся тело того политика как нельзя лучше убеждало в необходимости физических нагрузок. Но в это утро упоминание об «излишествах», вопреки всякой логике, вывело Дани на мысли об Эстэли.

Он был несносен. И Дани должен был испытывать рядом с ним сильнейшее раздражение. Но испытывал веселье и легкость. Словно кто-то невидимый снимал с его плеч груз постоянного напряжения.

Может, правда, осчастливить его?..

… Как полагалось в таких случаях, Дани уведомил наставника.

- Эстэли? Сын Джала Сингха и Лилит? – суфи Гару понимающе улыбнулся. – Что ж, удачный выбор. Он постарше Вас и, насколько мне известно, уже обладает необходимым опытом. Хотя… Я бы предложил сначала попробовать с девушкой… но это спорный вопрос…

- О чем Вы? – вспыхнул Дани. – Я имел в виду…

- Да, конечно, посещение театра. Но Вы вполне можете продолжить общение с ним, в Вашем возрасте это не только естественно, но и полезно. Только не забывайте об учебе и о своем предназначении.

* * *

- Вы не любите засахаренные фрукты? Какая жалость! А я накупил для Вас столько… Клубника, апельсиновые дольки, вишенки и…

- Ну, разве что, вишенки…

Сладкое вредит здоровью, но иногда… особенно, если пахнет так вкусно и выглядит так аппетитно… Совсем немножечко… Не превратит же его пара сладких вишенок в дряхлую развалину. Такое вкусное излишество…

- Ребенок, которому не позволяют есть сладкого, - это поистине ужасно…

Дани смеется. Это же, правда, смешно – когда Эстэли пытается играть роль взрослого, умудренного жизненным опытом… Впрочем, кое-какой взрослый опыт у него есть, суфи Гару сказал…

- Я не ребенок, Эстэли. Да и Вы не считаете меня ребенком.

Эстэли покорно вздыхает.

- Вы правы, - говорит он, жадно глядя, как Дани, не торопясь, облизывает засахаренную ягоду.

… А потом они обсуждают постановку. И Дани с удивлением отмечает, что в словах Эстэли мелькают иногда проблески смысла. И даже своеобразная логика имеется. В зачаточном состоянии.

- … продал душу демону за постижение тайн мироздания… Зачем стремиться к знаниям, если они не приносят радости?

- Знание – это власть.

- Так считают Ваши учителя?

- Так считаю я. И могу обосновать, если пожелаете.

Эстэли беззаботно смеется:

- О нет, не желаю, всё равно ничего не пойму. Так что, верю Вашему амирскому слову. Но… пустоголовое дитя богемы никак не может взять в толк, зачем нужна власть, которая не приносит радости?

На это Дани пока нечего ответить. Его учили, что власть – это обязанность, тяжкий труд. О радостях ничего не говорилось. Надо будет подумать…

- Знаете, Эстэли, - Дани смотрит, чуть склонив голову к плечу, он знает уже, что Эстэли от этого в полном восторге. – Вы очень забавный. Пожалуй, я смогу уделять Вам немного времени. Иногда.

* * *
 
Через месяц Дани нанес визит в дом Эстэли. Сугубо деловой визит, разумеется.

Приближался всенародный праздник – День Республики, единственный государственный праздник на Элпис. Ежегодно в этот день проводится пышная церемония в большом зале Центрального Театра. Присутствует вся элита, дипломаты и гости из других государств, на сцене проходят выступления лучших артистов Флорес. В этом году впервые в число лучших попал Эстэли со своей танцевальной программой.

С тех пор, как ему вручили официальное приглашение, Эстэли пребывал в состоянии эйфории, которая периодически доходила до полной невменяемости. В одно из таких затмений рассудка он принялся настойчиво убеждать Дани, что тому необходим некий «образ», и он, Эстэли, жаждет этот «образ» создать. Специально для праздника.

Дани, вообще-то, терпеть не мог этот праздник, но спорить с Эстэли в тот момент было невозможно, легче было согласиться. Что он и сделал. После чего нанес визит к нему домой. С целью создания «образа».

… - Золотистые волосы, кожа, глаза… - суетился вокруг него Эстэли. – Теплое золото… Больше всего Вам подойдет… Бирюзовый, лазурный, все оттенки зеленого, красный… нет, пожалуй, красный для такого случая – слишком обязывающий, нужно что-то полегче…

Дани даже не пытался сделать вид, что слушает всю эту болтовню. Впрочем, Эстэли, кажется, на его внимание и не рассчитывал. Он и так выглядел счастливым.

На стене просторной гостиной висели два портрета, выполненные в старинной манере – маслом на холсте. Мужчина и женщина. Дани перевел взгляд на Эстэли – сходство обнаружилось сразу.

- Это Ваши родители?

- …белое тоже отлично подойдет… А? Да, родители. Они любят путешествовать, сейчас осели на одном из курортов Торгового Союза…

- Но… Вы так похожи… - это было удивительно. Похожие «ф-про»? Странно для богемы…

- Вы про внешность? Это не «ф-про». У них внешность полностью естественная, а у меня только цвет волос скорректирован… Так что, красота у меня от родителей. Жаль только, - вздох, - что они не передали мне по наследству талант.

Вот как… Значит, всё это – белизна кожи, яркая синева глаз, гибкое изящество тела – живое, а не «идентичное натуральному». И то неясное, неуловимое, что придает неповторимость красоте, - причудливая игра природы, без вмешательства всяких мудреных медицинских программ. Отличие живой птицы от превосходно выполненного чучела…

- Я сказал что-то не то?... Что-то, что огорчило Вас?

- Нет, всё в порядке, - Дани поспешно вернул на лицо заученную вежливую улыбку. Возможно, эти внезапные уколы сомнения были бы не столь болезненными, если бы он мог с кем-нибудь поделиться… Если бы…

- Вы слишком много думаете, - назидательно произнес Эстэли.

Это развеселило Дани, и улыбка его стала искренней и благодарной.

… В конце концов, Эстэли пришел к выводу, что лучше всего подойдет светло-зеленый. Когда изготовленная по его заказу одежда была доставлена, Эстэли позвал Дани в комнату для примерок. С ума сойти, специальная комната, чтобы наряжаться!

Дани поглядывал на зеркала, обступившие его с четырех сторон, на Эстэли, присевшего на край небольшого столика…

- Эстэли… мне… нужно переодеться…

- Да-да, мы ведь для этого сюда и пришли… С нетерпением жду, когда увижу Вас в новом… Вы что… не можете раздеться при мне?.. Но… Вы же не стесняетесь слуг?..

- Это слуги…

Эстэли заливается веселым смехом, шутливо раскланивается.

- О, благодарю! Могущественный амир считает меня выше слуг! – потом подозрительно хмурится. – Или ниже?..

Дани не считает нужным отвечать. Правда, проще раздеться, чем как-то реагировать на этот балаган. Через минуту в зеркалах отражается его обнаженное тело…

Что-то Эстэли замолчал… Дани поворачивает голову в его сторону… На белоснежной коже щек проступил румянец, грудь вздымается… Дани даже на расстоянии чувствует учащенное горячее дыхание. Волны возбуждения заполняют комнату, Дани ощущает их беспокойные всплески – кожу будто пощипывает…

Это все из-за него. Это он заставляет Эстэли так волноваться. А ведь это тоже власть. И она определенно приносит радость.

Он не торопится. Нарочно медленно тянется за приготовленным одеянием. Он наслаждается этой новообретенной властью. Даже если Эстэли привлекло в нем лишь его высокое положение, – сейчас это не имеет значения. Сейчас помутневшие от желания глаза видят вовсе не амира из рода Дин-Хадаров. И Дани это нравится. Не совсем то, о чем он мечтал, но, всё равно, приятно…

Но надо знать меру. Поэтому – хватит мучить Эстэли, пора одеваться. Потом можно будет повторить что-нибудь в этом духе, что-то столь же увлекательное…

… Накануне праздника Эстэли придирчиво оглядывал созданный им «образ».

- Чего-то не хватает, - постановил он.

«Образу» казалось, что хватает всего, но спорить он не стал. Озарение пришло к Эстэли, когда он работал над прической Дани.

- … интересное цветовое решение. Эти вкрапления тонких красных прядей смотрятся очаровательно. Как красные огоньки. Или – как рубины в золоте… Вот! Рубины!

Три рубиновых сережки в форме капель. Разных размеров. Красиво. Но…

- Но у меня не проколоты уши.

- Это всё в одно ухо… А проколоть не сложно. Я сам себе прокалывал, у меня есть всё необходимое… Если Вы боитесь…

- Что?!!!

- Я хочу сказать, если боитесь, что будет больно… Уверяю Вас, совсем не больно… Мне больно не было… А я такой чувствительный, что…

- При чем тут боль? Я не вижу в этом смысла.

- Вы не видите смысла в красоте?

Он сам виноват – потакал этому безумию. Что ж, ладно…

Но, когда игла вошла в мочку, Дани дернулся, вскрикнул от внезапной острой боли. Испуганный Эстэли забормотал извинения…

- Уши у всех разные, Эстэли. И продолжайте, раз уж начали.

- Я… не могу… - голос у Эстэли дрожал, руки тоже. Пожалуй, он действительно не сможет.

- Тогда давайте инструменты мне, я сам всё сделаю.

- Да-да, я только принесу обезболивающий спрей, у меня есть…

- Не надо.

Минут через пять маленькие рубины красовались в ухе Дани. Как капельки свежей крови… Эстэли смотрел восхищенно и виновато. Откуда ему было знать, что будущий амир должен уметь терпеливо переносить боль… Это неприятный аспект власти. А приятный – восхищение его мужеством, читавшееся в глазах Эстэли.

* * *

Дани понравился танец. Собственно, танец Эстэли – единственное, что ему понравилось на этом скучном мероприятии.

Наряд из перьев, движения, имитирующие полет… Эстэли мог и не говорить ему заранее, что этот танец посвящается их первой встрече, Дани бы не составило труда самому об этом догадаться.

Выступление Эстэли «имело успех», как выражаются во Флорес. Даже Исен Дин-Хадар смотрел с интересом и поаплодировал в конце. Определенно, в нем что-то есть, в этом Эстэли… Дани заказал для своего… хм… знакомого цветы – Эстэли предпочитает со сладковатым пряным запахом – и решил после всего этого торжества зайти к нему в гримерку. Это, конечно же, нарушение этикета, но… Пусть порадуется, он сегодня заслужил.

… Эстэли забрался с ногами в кресло, сидел, сжавшись, обхватив руками колени, распущенные волосы закрывали лицо. И он плакал. В голос, всем телом сотрясаясь от рыданий.

Дани опешил. Что делают в такой ситуации? Утешают? Дают принять какие-нибудь препараты? С препаратами разобраться легко, а вот какими словами утешают?.. И тут ему пришло в голову, что неплохо бы сначала узнать, чем вызван этот плач.

- Что случилось, Эстэли? Ваш танец всем понравился…

- Дааааа… - тоненько завыл Эстэли. – А некоторым даже слишком понравился…

Он протянул Дани смятую и влажную – от слез, что ли? – карточку. С гербом рода Дин-Хадаров. Дани с трудом разобрал расплывшиеся от влаги слова: Алег Дин-Хадар выражает восхищение сегодняшним выступлением Эстэли и намерен оказать ему честь, взяв под своё покровительство.

Дани знал, что значит «взять под покровительство»: за благопристойной формулировкой скрывалось предложение любовной связи… И для Эстэли нет возможности отказаться… Некоторые вещи не меняются – кузен Алег снова пытается у него что-то отобрать…

Хоть Дани и не собирался делать подобное предложение Эстэли, но их общение было приятным, Дани не хотелось его лишиться. Эстэли тоже, судя по его реакции, отнюдь не жаждал становиться любовником Алега. Кстати, а почему?..

- Почему Вас это так расстроило?

Эстэли оторвал голову от колен. Выглядел он ужасно: растекшийся грим, прилипшие к щекам пряди волос, покрасневшие глаза… Дани стало жаль его. Что может причинить такие страдания веселому и легкомысленному юноше из Флорес?

- Вы, может, и не слышали… Вы ведь не интересуетесь подобными делами… А во Флорес все знают… Я и сам видел, это не слухи…

- Что знают? Что видел?

- Ваш кузен… Он… Он любит бывать в «Лезвии тьмы»… Это клуб такой… там особые развлечения… Цепи, плети… И много чего похуже…

Дани, кажется, начал понимать.

- … и Вашему кузену такие вещи нра-а-а-авятся-а-а-а-а… А я не смогу этим заниматься… Я говорил Вам, я слишком чувствительный… Я ужасно боюсь боли… А главное, - Эстэли поднимает заплаканные глаза на Дани. – Я не хочу быть с Алегом… я хочу с Вами…

Дани молчит, обдумывая услышанное. Информация о странных увлечениях Алега поразила его гораздо больше, чем откровенное признание Эстэли… признание, не ставшее неожиданным… Он молчит, и это приводит Эстэли в отчаяние, тот захлебывается рыданиями…

- Хватит плакать, - вдруг спокойно приказывает ему Дани. Он звонит домой Алегу. Прислуга сообщает, что хозяина нет на месте… опять в «Лезвие тьмы» отправился?.. «Передайте моему кузену», - с нарочитой надменностью произносит Дани, - «Что у танцора Эстэли уже есть покровитель!»

Потом он подходит к Эстэли, вытирает ему лицо влажной салфеткой… Эстэли, всхлипывая, лепечет что-то, отдаленно напоминающее слова благодарности… А Дани сейчас чувствует себя очень взрослым. Сильным, могущественным. Он может в один миг сделать Эстэли счастливым, вернуть улыбку на это красивое заплаканное лицо…

Ещё одна приятная сторона власти.


6. Правила игры.


«К славе ведет отнюдь не дорога цветов»

(Данте Алигьери)


За десять минут до конца игры был объявлен короткий перерыв.

Во-первых, нужно заменить Дикаря, играть дальше он не сможет. Ещё бы смог! Рыжий Ясу выбил ему колено, да ещё и по пояснице приложил, когда Дикарь упал. Кулаки у Рыжего пудовые, мог покалечить запросто… Но, кажется, обошлось, хотя, Дикарь от боли матерился сквозь зубы, когда его выносили с поля. Не игрок он сейчас…

И Змей – не игрок. Он сразу на Рыжего кинулся.

- Паскуда! – кричал. – Тварь! Убью!

Втроем еле удержали. А то бы, как пить дать, убил… Так-то Змей – спокойный парень, хоть и угрюмый малость, кажется, ничем его не проймешь. Но за Дикаря… Словом, по-серьезному у них всё, тут таких крепких парочек, наверное, и нет больше…

Значит, во-вторых, - Змея менять. Плохо дело… Счет три-три стал, а без этих двоих… Быстрее Дикаря у Яромира никого не найдется, и ловкий он, и пронырливый. Да и дружок его – игрок что надо.

Можно постараться удержать ничью. Но Яромир был уверен – Тито до последней секунды будет пытаться вырвать у него победу. Бешеный борется до конца, в этом ему не откажешь. Да только и сам Яромир черта с два уступит. Потому-то, на игру их отделений все начальство смотреть приходит, говорят, мол, ни у кого больше такого накала и азарта нет…

Надо выигрывать. И в этой игре, и в будущих… И во всем. Всего год остался до выпуска, когда один из них станет командиром взвода. Офицером станет. Он или Тито Летич… Пока явных преимуществ нет ни у одного из них, голова к голове идут…

От этих мыслей Яромира отвлекло легкое прикосновение к плечу, он резко обернулся.

- Какого… Блин, Малыш, на фига так подкрадываться?! Я ведь на взводе… и по зубам могу, не разобравшись…

- Ну, извини, - спокойно пожал плечами Эйдо. – Я насчет игры…

Яромиру неуютно как-то стало. Знал он за собой такой грех: мог вспылить, наорать на человека ни за что, или ещё как обидеть… Вот и сейчас – сам ведь размечтался, да так, что ничего вокруг не замечал. А Малыш вернул с небес на землю.

- Ладно. Чего ты хотел?

- Дикарь же выбыл, да? Я за него сыграть могу.

Яромир глянул на него повнимательней: да, может за Дикаря. Малыш, конечно, не такой быстрый, но ловкий и увертливый. И ещё…

- У тебя есть ещё какие-то идеи, да?

Идея у Малыша была. И неплохая. Рисковая только. В случае неудачи проигрыш был неизбежен, а сам Малыш ещё и здоровьем рисковал, поскольку собирался атаковать практически без поддержки. Если не пройдет оборону, одними синяками не отделается…
А с другой стороны – выбора нет. Или есть?.. «Всё-таки, сволочь ты, Волк» - метался в нем голос сомнения. – «Ради с в о е й победы над Бешеным готов ребят подставлять».

А Малыш будто угадал его мысли.

- Нам всем эта победа нужна, Волк, не тебе одному. И потом… Они же выдохлись уже. Наши тоже устали, но меньше. А Бешеный потому драку и устроил, что психует… видит, что лучшие его игроки уже никакие… Он ждет, что мы теперь либо осторожничать будем, попытаемся ничью удержать, либо – что захотим отомстить, начнем суетиться, допустим ошибку…

 Вроде, толково Малыш придумал… А тут и полевой судья Яромиру знаки подает – закругляйся, мол, с заменами.

… Всё, как надо, вышло. Ну, почти всё. А в том, что не вышло, сам Яромир и виноват – упустил Тито… Парней Бешеного удалось обмануть, переключить полностью на атаку, Малыш оказался достаточно быстрым и юрким, чтобы оторваться и добежать до красной зоны. Но у самой линии его догнал Тито. Которого должен был блокировать Яромир…

Прежде, чем Яромир вмешался, Бешеный успел врезать Эйдо по лицу. Удар был сильным, но Малыш – вот молодчина! – и на ногах устоял, и мяч не выпустил. А тут уже Яромир подоспел и от души приложил Тито локтем в лицо, в то время как Малыш забросил мяч в красную зону. За оставшиеся две минуты команда Бешеного уже не смогла отыграться….

… Первым делом он зашел в лазарет. Убедился, что с Дикарем всё в порядке и через пару дней он встанет в строй. Ещё убедился, что Змей не отходит от своего дружка и убивать Рыжего Ясу в ближайшее время не собирается. Яромир стал им рассказывать, как победили, про идею Малыша… И тут только спохватился, что не поблагодарил Эйдо , спасибо даже не сказал. Получается, он сегодня весь день парня обижает… Надо бы найти Малыша, сказать ему, какой он молодец, что без него бы точно не выиграли… ну, и всё такое прочее…

В казарме Эйдо Мара не было, но ребята сказали, что он, вроде, в раздевалку заходил.

- Один заходил? – уточнил Яромир.

- Кажется, один.

«Кажется…» Яромир ведь не просто так спрашивал. В свободное время в душевой и раздевалке частенько парочки уединяются. Как бы не помешать ненароком… А то – точно несправедливо будет по отношению к Малышу.

Войдя в раздевалку, Яромир услышал плеск воды, доносящийся из-за открытой двери душевой.

- Малыш! – позвал Яромир. – Эй, Малыш, ты там?!

«Должно быть, не слышит из-за шума воды». Яромир осторожно заглянул в душевую и… нос к носу столкнулся с Тито Летичем.

- Дружка своего ищешь? – ухмыльнулся Бешеный. Он был голый и мокрый. Ну да, а как ещё должен выглядеть человек, принимающий душ…

- Не твоё дело!

Яромир попытался выйти, но Тито загородил ему дорогу, вцепился в плечи и, не давая опомниться, рывком прижал к влажной стене.

- Нету здесь твоего Малыша. А жаль – я б сейчас не отказался.

Можно было не смотреть, Яромир чувствовал, как мгновенно отвердевший член Бешеного упирается ему в бедро.

- Поможем друг другу, а, Волк? – Тито, не дожидаясь ответа, полез расстегивать ему брюки.

Яромир перехватил его руку, дернул на себя, развернул – и в одну секунду они поменялись местами. Теперь к стене был прижат Бешеный.

- Поможем, да, - волчий взгляд Яромира уперся в шальные черные глаза. – Только на моих условиях.

- Надо же, какие мы серьезные да суровые! – Тито скалился нахально, даже не пытаясь вырваться. И рука его уже хозяйничала у Яромира в штанах. – А спорим, ты первый кончишь…

- Спорим, - в тон ему усмехнулся Яромир, и его пальцы аккуратненько так обхватили член Тито. – Ты проиграешь.

Бешеный умельцем оказался, его горячая влажная ладонь скользила по члену Яромира сначала плавно, потом движения стали всё более интенсивными, пальцы сжались туже. Яромир вспотел за считанные секунды, ниже пояса горело, и жар этот уже просился наружу.

Но и его ладонь хорошо справлялась с поставленной задачей – Тито закусил губу, вторая его рука судорожно скребла по стене…

Удовольствие превратилось в муку, а ни один не хотел сдаться первым.

- Ни хера, Волк… - стонал сквозь зубы Бешеный. – Тебе… меня… не одолеть… Всегда будешь позади…

- Буду позади… - рычал Яромир. – Когда буду тебя трахать…

Яромир видел – Тито готов уже, но и самому долго не вытерпеть. Надо бы подтолкнуть…

Он резко притиснул Бешеного к себе, просунул палец ему между ягодиц…

- Ах, ты!.. – взвыл Тито… и кончил Яромиру в ладонь.

Ну, вот, теперь можно и самому… Не отпуская Бешеного, Яромир прижал своей ладонью его ослабевшую руку, пара движений – и он излился Бешеному на живот.

Несколько минут оба молчали, слышно было только тяжелое хриплое дыхание. Наконец, Тито оттолкнулся от стены, выбрался из-под навалившегося на него Яромира.

- Это нечестно, - глухо выдавил он.

Яромир смотрел на него… Раньше один только вид Бешеного вызывал в нем едва сдерживаемую ярость, а теперь… Вот же он – враг, соперник, стоит, пошатываясь, смотрит обиженно… блин, умора, до чего обиженно!.. На скуле кровоподтек здоровенный – результат недавней теплой встречи с Яромировым локтем. И – живот спермой измазан. Его, Яромира, спермой…

Т а к о й Бешеный не вызывал ни ярости, ни злости.

- О чем ты? – Яромир шутливо подмигнул ему. – Может, у тебя где и правила для обоюдной дрочки записаны?

Тито понял, что над ним издеваются, в черных глазах полыхнул гнев. Но вид у него стал от этого ещё более жалким. Он с отвращением вытер живот, зыркнул ещё раз на Яромира:

- Я тебя сделаю, Волк! – и выскочил за дверь.

- Мечтай! – лениво протянул ему вслед Яромир.

Он улыбался расслабленной, довольной улыбкой. Две победы за один день. И вот эта вторая – особенно важная, теперь Яромир был уверен в своем превосходстве. Конечно, Бешеный ещё поборется, но ему уже не победить – теперь Яромир это знал. «Потому, что я не позволю!»

… Он аж онемел, обнаружив в раздевалке Малыша. Когда успел войти? Тито же только что вылетел… Или Малыш был тут все время, пока… А что – тут темно, мог где-нибудь за шкафчиками сидеть, он любит хорониться от всех… Видел их с Тито?.. А, неважно!

- А я тебя ищу везде, - Яромир покровительственно положил руку ему на плечо. – Ты молодчина, без тебя бы нам не выиграть.

Малыш вывернулся из-под его руки. И глаза прятал. Обиделся? Ну да, нехорошо: правда ведь – без него бы не победили. Синяк, вон, у него на пол-лица, и губы разбиты… «А я, как будто, забыл про него сразу после игры».

- Ладно, извини, что сразу не поблагодарил, надо было сначала Дикаря проведать, ты ж понимаешь…

Никакой реакции. Сопит и смотрит в пол. Может, в чем другом дело?

- Чего такой смурной? Обидел кто?

И тут Малыш вскидывает голову, глаза блестят лихорадочно, кулаки сжимаются… Прям, вот-вот бросится на Яромира.

- Думаешь, я не смогу за себя постоять?! – кричит. – Я не такой слабый, как тебе кажется, Яромир Шоно!

И выбегает за дверь, оставляя своего командира в состоянии, близком к ступору. М-да, вот тебе и тихоня! И, главное, чего взорвался? Странный он иногда бывает…

Однако, выходка Малыша настроение Яромиру отнюдь не испортила. Наоборот, ему пришло в голову, что, когда он станет командиром взвода, надо будет назначить сообразительного Малыша своим помощником.

Именно так. Не «если станет», а «когда станет».

* * *

- Я не желаю Вас больше видеть! Никогда!

Вот так. Сказал – как по щекам отхлестал.

Эстэли, кажется, опять собрался плакать… Да, верно, уже слезы по щекам текут. Как же это… раздражает. Но всё уже сказано, осталось просто повернуться и уйти.

И Дани уходит…

Он прячет под непроницаемой надменной маской уязвленное самолюбие. Это крайне неприятно – осознавать, что тебя просто использовали. Как средство, как трамплин для карьерного взлета…

Да-да, это ведь их карьера – продаться подороже, получить место в постели попрестижнее. «Роскошный Центральный Театр или убогий бордель – всё это называется Флорес. Потому, что шлюхи везде шлюхи» - так однажды сказал дед. Его дед… Исен Дин-Хадар… Уж он-то знает им цену…

По большому счету, обманутым себя Дани не считал. Глупо же, в самом деле, верить в поверхностные, сиюминутные чувства богемы, в их театральные речи, наигранные эмоции. Он знал, с кем имеет дело. Разумеется, все Флорес с малолетства мечтают обрести покровителя рангом повыше… Но Дани не подозревал столь тонкого расчета…

Он давал Эстэли защиту и некоторые преимущества положения протеже амира. Сам же наслаждался легким и приятным времяпровождением, восхищением и обожанием, с которым смотрел на него Эстэли. Это была хорошая сделка, и Дани не предполагал, что Эстэли захочет большего. Он казался таким глупеньким… Интересно, восхищение он тоже сыграл?..

… Всю неделю Эстэли вел себя странно. Он всегда шумный, а тут – притих, молчал подолгу, хотя, раньше ни на секунду рот не закрывал. А однажды – поразительная вещь! – сказал, что не может встретиться с Дани, потому что занят. Занят! Чем это коренной обитатель Флорес может быть настолько занят, чтобы отказать во встрече своему покровителю?! Теперь Дани узнал, чем…

Впрочем, он и тогда подумал о сексе. Они ведь с Эстэли до сих пор не были любовниками, и Дани сомневался, что станут. Однако, он видел, что Эстэли желает близости, но никогда не осмелится настаивать… Что ж, Дани решил милостиво позволить ему получать это от других, он ведь слышал, что юноши во Флорес просто жить не могут без секса. Он даже сказал как-то об этом Эстэли, но тот обиделся, начал уверять, что ему никто, кроме Дани, не нужен, если не с Дани, то ни с кем… До сегодняшнего вечера Дани считал эти слова искренними…

… Утро началось не просто великолепно – сказочно. По распоряжению деда Дани получил собственную лабораторию. Весь день они с суфи Гару осматривали и настраивали оборудование, знакомились с сотрудниками. А вечером Дани приехал к Эстэли…

- Это обязательно надо отпраздновать! – тут же защебетало дитя богемы. – Понятия не имею, что за лаборатория и чем ты там будешь заниматься со всеми этими строгими дядьками… Но сейчас ты такой счастливый… счастливый, как никогда… если все эти дурацкие колбочки… или что там у вас… сделали твою улыбку такой сияющей, то – да здравствует лаборатория!

Наверное, вот это, прежде всего, и привлекало Дани в Эстэли: умение настолько безоговорочно, не вникая в подробности, разделить с ним и его радости, и его печали. Рядом с этим шумным легкомысленным существом растворялась тревога, сглаживалась острота огорчений, а радость будто удваивалась. Приезжать сюда из холодного, расчетливого Верхнего Города – как пить согревающий напиток в сырую промозглую погоду.

- … твой любимый горячий напиток, с яблоками и корицей, - суетится Эстэли, расставляя бокалы в форме цветов на тонких стеблях. Себе он наливает вина.

Дани вина не пьет, ему вообще противопоказан алкоголь, это одна из установок его «ф-про». Когда-то, в начале их знакомства, Эстэли засомневался, что такая установка будет действовать, и Дани, ради эксперимента, решил проверить… Ужас! Внутренности словно узлом стянуло… Эстэли тогда так испугался, ему, наверное, было даже хуже, чем самому Дани… Но всё закончилось хорошо, и они оба отнесли этот случай к разряду забавных. «Дани, а правду говорят, что когда-то пристрастие к алкоголю было настоящим бедствием для «белых мантий»? Пьяный врач – такое даже представить невозможно!»

- … у тебя теперь новая игрушка – твоя лаборатория… - вздыхает Эстэли. – Засядешь там и забудешь про меня… А я умру от тоски…

Ох, уж эти его преувеличения!

- Эстэли, от тоски не умирают.

- А я умру! – настырно повторяет Эстэли. Он уже довольно много выпил, щеки раскраснелись. – Точно умру, если ты завтра не пойдешь со мной в новый ювелирный салон… Я там видел такое колечко… С рубином, как раз к твоим сережкам…

- «Белые мантии» не носят украшений на руках. Никаких – ни колец, ни браслетов…

- Уууу… Ну, тогда кулончик… Да, там был кулончик, тоже с рубином… В форме капли… то, что нужно…

Дани слушает, улыбаясь. Мягкое кресло, яблоки и корица, болтовня опьяневшего Эстэли… Это был очень хороший вечер, пока…

Пока не явился посыльный деда по особым поручениям, тот самый посыльный, что утром вручил Дани распоряжение, касающееся лаборатории. Дани сначала подумал, что это к нему, что это какой-то новый приказ Исена Дин-Хадара… Но посыльный, почтительно поклонившись Дани, обратился затем к Эстэли:

- Досточтимый Председатель Амирата велел передать Вам, в знак признательности и особого расположения, этот подарок… - он протянул Эстэли маленькую прозрачную коробочку…

Роскошное кольцо с бриллиантом, оно будет очень красиво смотреться на изящной руке с длинными пальцами… Должно быть, завтра Эстэли отправится в этот новый ювелирный салон – подобрать к подарку Исена сережки, кулончик… или ещё что-нибудь в таком духе…

Промозглая сырость словно шагнула с улицы в этот дом, в эту комнату, внутри у Дани заворочалось что-то скользкое и мерзкое, как тогда, когда он попробовал вина, гадко стало – вот-вот стошнит…

И без того бледное, лицо Эстэли побелело совсем уж до невозможности, он беззвучно открывал и закрывал рот – то ли сказать что-то хотел, но не знал что, то ли воздуха не хватало… В другое время Дани назвал бы его вид смешным, забавным… В другое время… Эстэли и его дед… «Я для этого был нужен ему? Чтобы подобраться к моему деду?» Грязь!!!

Дани молча направился к выходу. Эстэли, который обрел, наконец, дар речи, кинулся за ним.

- Дани! Пожалуйста… пожалуйста… не уходи!

Дани развернулся.

- Не смейте говорить мне «ты»!

- Хорошо… хорошо… как хочешь… то есть, как хотите… Только выслушай… те… Я могу объяснить…

Вид у него был такой жалкий и виноватый, что объяснения, в общем-то, не требовались. Тем не менее, Дани зачем-то спросил:

- Вы спали с моим дедом?

Ответ был написан у Эстэли на лице. Удивительно, как он мог так долго притворяться?! Или это сам Дани позволял водить себя за нос?..

Как бы там ни было, теперь с этим покончено.

- Я не желаю Вас больше видеть! Никогда!

… Уже в аэрокаре, когда он летел домой, когда поутихли немного обида, возмущение, гнев… Сначала у него просто возникло смутное ощущение: что-то не так, он упустил что-то, какую-то деталь… или целый ряд деталей, причем, существенных… Может, это и не важно, и не меняет ничего в целом, но Дани знал, что, пока не разберется в своих сомнениях, покоя ему не видать, вся эта ситуация будет мучить его…

Так… Исен прислал подарок Эстэли. Такой подарок, какой присылают любовникам. «В знак признательности и особого расположения». У них был секс – тут всё понятно, и Эстэли, похоже, не собирался этого отрицать.

Далее… Дед никогда не снизойдет до того, чтобы, подобно Алегу, присылать карточки с любовными предложениями, тем более - звать в любовники протеже своего внука. Значит, Эстэли предложил себя сам? А как он добрался до Председателя Амирата? Сам послал карточку с предложением? Но… Тогда получается, что он давно мог это сделать, после того памятного выступления на празднике очень удачный момент был – Эстэли деду тогда явно приглянулся… Почему именно сейчас? И зачем тогда Эстэли нужен был Дани, если всё так просто? И, если Эстэли всё это время знакомства с Дани так успешно притворялся, то куда делось его притворство в последнюю неделю?..

Стоп! Неделю назад… Значит, неделю назад… Примерно тогда он написал большую работу об исследованиях в области нанотехнологий, там были кое-какие идеи, которые он очень хотел бы проверить на практике. Об этом он говорил с Суфи Гару.

- Вам нужна собственная лаборатория, - внимательно прочитав его работу, ответил наставник.

- Но, - Дани немного растерялся, - даже у Алега нет пока своей лаборатории, а ведь он старше… Дед не согласится.

Суфи Гару улыбнулся.

- Значит, придется изыскать способы, чтобы убедить его.

Да-да, неделю назад… А сегодня утром он получил в своё распоряжение лабораторию. Суфи Гару… Если дед не присылал предложений Эстэли, если Эстэли не присылал предложений деду, значит, был некто, кто предложил Эстэли Исену. Кто-то, кто имеет доступ к Председателю Амирата, кто-то, кто имеет влияние на покровителя Эстэли… Наставник, например… «Изыскать способы…» А у деда сегодня, похоже, день раздачи подарков: любовничку – кольцо, внуку – лабораторию…

Кусочки мозаики почти сложились в целую картину. Не хватало только пары фрагментов. И Дани знал, где их взять.

- Мне нужно видеть Наля Гару. Срочно! – приказал Дани водителю.

… - Полагаю, Вы знаете, о чем пойдет разговор?

- Ещё нет, - опять эта ироничная полуулыбка. – Но ведь Вы мне сейчас об этом скажете?

Дани смотрел ему в лицо, и догадка превращалась в уверенность. Суфи Гару, надо же… Осталось только выяснить – зачем.

- Зачем Вы это сделали? Устроили встречу моего деда с Эстэли?

Суфи Гару шутливо развел руками.

- Вы меня удивили – такая проницательность! Я не думал, что Вы догадаетесь так быстро, - и, уже серьезно. - Вы ведь получили то, что Вам необходимо. Результат достигнут – это главное.

Результат, средство… Ещё час назад он был уверен, что это он средство…

- Но я не просил Вас…

- Вам и не нужно просить, - спокойно возразил куратор. – Собственно, Вам и знать-то было ни к чему… Ваше дело – цель, а думать о способах её достижения предоставьте мне.

Слишком много всего за сегодняшний день…

- Хватит! – Дани сорвался на крик. – Хватит обращаться со мной, как с несмышленым ребенком! По Вашим же словам, я – будущий правитель!

- Так и ведите себя, как правитель, – говорил наставник спокойно, но, в то же время, схватил Дани за шиворот и с силой швырнул его в кресло. – Для начала, прекратите истерику.

Дани притих. Жесткое поведение суфи Гару его не удивило – от наставника и не такого можно ожидать, уроков Дани он уже преподал достаточно. А вот собственная вспышка эмоций оказалась неожиданной… Он так легко потерял контроль над собой… И не чувствовал себя виноватым, наоборот – этот выплеск гнева вернул ему спокойствие, уверенность. Теперь он, пожалуй, послушает суфи Гару.

Куратор, усевшийся в кресло напротив, видимо, почувствовал изменившийся настрой ученика и заговорил в своей обычной манере – рассудительно, деловито.

- Я буду откровенен с Вами, Дани. Думаю, Вы не сочтете мои слова крамолой, Вам и так знакомо положение вещей в Вашей семье. Ваш отец, Айгор, намного талантливее своего старшего брата, Кемира, когда-то он подавал большие надежды, не только как ученый, но и как государственный деятель. Однако, правой рукой Вашего деда стал не он, а Кемир… который, между нами говоря, бездарность – что в науке, что в делах государственных. Однако, Кемир неплохой политик, знает, как взять и удержать власть, он блестяще умеет плести интриги и часто ведет грязную игру, на которую, к слову, Ваш отец не способен. Результат всего этого – Кемир готовится занять пост Председателя Амирата, а Ваш отец выпрашивает у него и Исена средства на свои научные разработки.

Суфи Гару сделал паузу, позволяя Дани осмыслить сказанное. И Дани знал, что слова наставника – правда, от начала и до конца.

- Вы хотите сказать, - задумчиво произнес Дани, - что я должен вести себя, как мой дядя Кемир, чтобы добиться достойного положения?

- Я хочу сказать, что Ваш дед ещё не решил, кто будет его преемником, подготовку к передаче власти он пока не ведет, никаких распоряжений на случай его кончины тоже нет. Значит… Не определен и наследник. Боюсь, что Вашего отца он – увы! – всерьез уже не воспринимает, а Кемиром очень многие не довольны, и Ваш дед это прекрасно понимает… Думаю, в данный момент он выбирает между Вами и Алегом. Вы умнее и талантливее Алега, так же, как Ваш отец талантливее своего брата. Если не повторите ошибок Вашего отца…

- Ошибок?!

- Да. Бездействие – это тоже ошибка, и серьезная. К тому же, Ваш кузен тоже прекрасно осведомлен обо всем, и вряд ли он будет действовать честными способами. Но, как я уже говорил, Вы талантливее. Вам нужно только продемонстрировать Ваши блестящие способности Исену Дин-Хадару. Например, успешной деятельностью Вашей лаборатории.

Всё логично, всё разумно… Значит, использовали вовсе не его, а Эстэли…

- Вы заставили его?

- Кого? – вопрос Дани застал куратора врасплох, что случалось нечасто. Суфи Гару недоуменно смотрел на ученика.

- Эстэли.

Куратор удивленно приподнял брови, потом рассмеялся.

- Ах, это… Нет, конечно! По крайней мере, не в том смысле, который обычно вкладывают в это слово… Видите ли, я просто объяснил Эстэли, что для Вас это очень важно, что только он может Вам помочь. Знаете, он испытывает к Вам некие чувства… ну, настолько, насколько они вообще способны на чувства. Для богемы такая привязанность весьма необычна, думаю, это могло бы стать результатом исследований в соответствующей области…

- Значит, он не преследовал никакой личной выгоды? – несколько бесцеремонно перебил Дани.

- Нет, - снова засмеялся наставник. – Он слишком глуп для этого. Но, в то же время, достаточно умен, чтобы знать свое место. Я бы рекомендовал Вам не прогонять его, этот Эстэли ещё может пригодиться, да и дед Ваш, судя по всему, остался доволен…

Дани поднялся с кресла. Слишком быстро и резко, не так, как полагалось по этикету. Но сейчас само слово «приличия» не вызывало у него ничего, кроме злой усмешки. Хватит с него мерзости на сегодня! Скорее домой, в теплую ванну, отмываться…

- Суфи Гару, впредь я прошу Вас уведомлять меня о подобных шагах!

- Разумеется, - и все та же легкая полуулыбка.

… На следующий день Дани заказал корзину цветов из оранжереи Дворца Софии, коробку самого дорогого импортного шоколада и, вооруженный всеми этими быстродействующими средствами утешения, прибыл к Эстэли.

Глаза у танцора были красные – плакал? всю ночь не спал? – кожа лица имела какой-то сероватый оттенок. Но при виде Дани он счастливо заулыбался, снова принялся болтать без умолку.

- Ой, не смотрите на меня… я сейчас такой некрасивый… мне нужно привести себя в порядок… Какие цветы, я никогда таких не видел… из оранжереи Дворца?.. Для меня?.. Правда?.. И шоколад тоже?.. Нет, я… Мне даже неудобно… Я причиняю Вам беспокойство… Какая обида?.. Я никогда не смогу на Вас обидеться… Даже если захочу – всё равно, не смогу… Можно снова называть Вас на «ты»?..

Эстэли подбежал к нему, взял за руки… Он часто так делал, ему нравилось прикасаться к Дани, раз уж ничего серьезнее Дани не позволял, так хоть за руки подержать… В этот момент Дани вдруг подумал, что неплохо бы, впридачу к цветам и шоколаду, ещё поцеловать Эстэли. Всего один поцелуй, его протеже будет на седьмом небе от счастья… И тут он представил Эстэли в постели со своим дедом… Нет, конечно, всё выяснилось, Эстэли ни в чем не виноват, но… Дани ничего не мог поделать с охватившим его внезапно острым чувством брезгливости. Прикосновения Эстэли в один миг стали казаться противными, липкими, почудилось, что от его тела исходит несвежий запах… Нет, Дани не сможет поцеловать его, по крайней мере, не сейчас… Это выше его сил! Как бы не вырвало…

Должно быть, Эстэли что-то почувствовал за внешней невозмутимостью Дани… Он быстро убрал руки, отодвинулся, и его красивое лицо всего на секунду… нет, на полсекунды… неуловимые полсекунды… исказилось гримасой настоящей боли… и тут же снова расцвело прежней беспечной, легкомысленной улыбкой.

И уже через несколько минут Дани не смог бы с уверенностью ответить: была ли эта боль на лице Эстэли? Или это ему просто показалось? Например, из-за неровного освещения в комнате?.. И вообще, так ли уж это важно?..


7. Чудовище из мрака.

«Едко, сладко дышит тленье…
В сером вихре тает плоть…
Помяни мое паденье
На суде Твоем, Господь!»

(З.Н.Гиппиус «Опять»)

Он узнал об этом задолго до того, как получил приказ явиться к начальству.

Новость о предстоящем поединке быстро облетела все корпуса учебного центра, её обсуждали преподаватели, выпускники, даже новички зеленые. Спорили, делали ставки…

А ведь Яромир ещё не решил…

Первое, что он сделал, когда узнал, - бросился искать Бешеного. Нашел быстро. Тито сидел под лестницей, возле спортзала. Сидел прямо на полу и курил…

Пока искал Тито, Яромир всё надеялся, что это не всерьез, что Бешеный просто повыделываться решил, что этот вызов - очередная его безумная выходка. А когда нашел… Сдохли эти надежды, едва Яромир увидел взгляд Тито – спокойный, отрешенный какой-то. Не было в черных глазах и тени прежней насмешливости, не издевался Бешеный, не подкалывал, он был серьезен, он всё для себя решил. Глаза – как черные провалы…

Яромир сел рядом с ним и тоже закурил. Некоторое время оба молчали.

- Ты вызов, как положено, сделал? – заговорил, наконец, Яромир. – Начальству доложил?

- Угу.

- Значит, не откажешься?

- Нет, - Бешеный даже не смотрел на него.

Яромир первый не выдержал, взорвался.

- Да что за фигня происходит?! На кой хер тебе это надо, Бешеный?!

Тито будто очнулся, резко повернулся к нему, тоже заорал.

- ****ь, Волк! Я же не спрашиваю, какого *** тебе втемяшилось в башку непременно офицером стать?! Зачем ты все десять лет жилы рвал, чтобы этого добиться?! А у меня, представь, та же цель! И свои резоны имеются. Если ждешь, что я вот так просто откажусь…

Да, глупо было ждать, что откажется. Бешеный борется до конца. Только зачем же…

- Зачем насмерть?..

Тито орать перестал, застыл опять, голос снова стал спокойным и равнодушным. Будто он этим равнодушным тоном отгородиться пытался от страшного слова «насмерть».

- А как же ещё, Волк? У меня нет другого выхода. По итогам обучения, ты – лучший командир, по всем статьям лучший… Я могу только через победу в поединке занять твое место. А что насмерть… Скажи честно, Волк, если б ты обычный поединок проиграл, ты б смирился, а? Стал бы мне потом подчиняться?

Яромир прислушался к себе.

- Нет, - ответил он. Тито просил честно…

- Ну, вот, - Бешеный был, как будто, уверен именно в таком ответе. – И мне жизни не будет, если ты меня на лопатки уложишь. Не из таких мы, Волк… Не умеем проигрывать.

Яромир подумал вдруг, что впервые за десять лет у них с Бешеным возможность выпала поговорить по-человечески. Только говорить больше не о чем.

- Ясно, - сказал Яромир. Поднялся, отбросил сигарету. Прежде, чем уйти, оглянулся, посмотрел в черные провалы.

- Это моя мечта, Волк, - Бешеный словно бы извинялся. Смешно. – Это моя мечта, и ради неё я на все пойду…

- До завтра, - больше Яромир не оглядывался.

… - Что решил, Шоно? – спросил его Батя. – Ты можешь отказаться от вызова, ты ничего не теряешь.

Как же, не теряет! Авторитет командира должен быть непререкаем, доверять ему должны так… так, как и себе не доверяют… А если он сейчас вызов Бешеного не примет – хрен потом отмоешься от подозрений в трусости! Да и вообще… «Слабак!» - скажут, - «Кишка тонка!» Словом, нет у него выбора, кроме как принять этот чертов вызов.

- Значит, завтра в восемь. На плацу, - буднично проинформировал Батя, услышав его ответ. Утвердительный ответ.

Яромир козырнул.

- Разрешите идти?

- Постой-ка, Шоно, - Батя смотрел на него изучающе. – Вас ведь после выпуска на Зоэ отправят. Так что… сам понимаешь…

Яромир понимал. Он знал уже, они все уже знали… Первое задание, которое выполняют новички на Зоэ, – казнь пленных. Через месяц они будут на Зоэ… через месяц все станут убийцами.

«Когда из чужой глотки свежей крови напьется…» Яромир был к этому готов. Но одно дело – полудикие бородатые повстанцы, неграмотные, с разными варварскими обычаями, вроде как и не люди совсем… А Бешеный – это ведь… это…

… Яромир не мог заснуть. Знал, да, что нужно спать, силы завтра – ох, как понадобятся, а не шел сон, и трясло его всего, будто от холода, только холод этот не снаружи был, а внутрь проник и там всё вымораживал.

Мысль о том, что он должен убить Тито Летича, никак не помещалась в сознании, расползалась большим темным пятном, жирным, вязким. Он всё хотел увидеть Бешеного, которого терпеть не мог все десять лет, стычки их постоянные, гнусную издевательскую ухмылочку… А видел Тито, его черные глаза – смеющиеся, яростные, удивленные, его сломанную переносицу – а ему даже идет, его тело… словно чувствовал под рукой – мокрое, упругое… Твою мать, да что за фигня!

А утром, едва взглянув на Бешеного, Яромир понял, что тот тоже не спал всю ночь…

… На плацу красным отчертили большой круг.

Толпа вокруг, гул голосов, возбужденный блеск в глазах… Года четыре назад, помнится, он и сам в такой толпе стоял, и его глазенки тоже поблескивали – как же, зрелище! Тогда двое старших ребят тоже что-то серьезно не поделили. Настолько серьезно, что вышел из круга на своих двоих только один, а второй – остался лежать с перерезанной глоткой. Яромир тогда поставил, как выяснилось – на победителя, выиграл пару пачек сигарет и несколько порций вполне сносного пойла… Поединок тоже был интересным, хоть и коротким. Всегда ведь интересно, если только не ты сам в этом кругу…

Их обыскали – проверили, нет ли какого скрытого оружия или защитных приспособлений. Убедились, что все чисто, и только после этого выдали ножи…

На тот, давний, чужой поединок они всем отделением ходили смотреть. Малыша только не было, его тянули с собой, но он бросил что-то вроде: «Вот отправимся на войну, там и насмотрюсь!» И не пошел. А сейчас тут, стоит вместе со всеми ребятами из Яромирова отделения. Только остальные подбадривают всячески своего командира, давай, мол, разделай этого побыстрее, а Малыш молчит. И смотрит так, словно это ему сейчас в круг выходить. Чудной он…

Они вступили в круг, и один из преподавателей, назначенный следить за ходом поединка, дал отмашку:

- Начинайте!

Несколько… минут? Секунд?.. ничего не происходило. Они просто стояли друг напротив друга, смотрели ошалело – на толпу, на серые тучи… вот-вот опять дождь заморосит, на булыжник плаца, на ножи в своих руках… Только друг другу в глаза старались не смотреть…

Бешеный первым бросился. Простейшая связка из двух ударов, прямым хватом… Яромир уклонился автоматически, и так же автоматически контратаковал… Тренировочных боев позади столько было, что тело само реагировало, мгновенно... Никто никого не задел, но начало было положено.

И всё пошло, как на тренировке. Ну, почти… Тот же азарт появился. И взгляд – глаза в глаза, чтобы увидеть начало очередной атаки. Как на обычной тренировке… Выпады, контратаки, колющие и режущие удары ножом, отвлекающие удары руками и ногами…

Дождь, всё-таки, пошел – противная такая морось. И… то ли из-за дождя Яромир зазевался… Короче, не успел он правую ногу убрать, и атаковавший Тито, в очередной раз сменив хват ножа, полоснул его снизу вверх по внутренней стороне бедра.

Сперва даже и не больно было. Яромир мельком глянул вниз – плохая рана, глубокая, с такой ему не долго прыгать осталось, и штаны как быстро от крови намокают…

И снова – вспышкой в памяти – тот давний, чужой поединок. Разрезанное горло, лужа натекшей крови, в черный пластиковый мешок засовывают остывший уже кусок мяса, некогда бывший человеком…

Это мгновенное воспоминание изменило все.

Сперва чувства вдруг обострились, резануло острой болью, в ноздри ударил тошнотворный запах крови… Глубоко внутри заворочалось – темное, страшное… Яромир знал, что это, и знал, что с этим делать. «Я не хочу умирать, не хочу стать просто куском мяса, запакованным в черный пластик!» ОНО пришло в движение… Яромир скармливал ЕМУ свой страх, свою боль, он отпирал все засовы, открывал все двери, выпуская на волю свое чудовище. Взгляд затягивало кровавой пеленой, сознание тонуло в черной мути и снова, как когда-то давно, пульсировало в висках: «Убить! Уничтожить! Разорвать на куски!!!»

Чудовище вырвалось наружу с диким ревом, Яромир бросился на… на ВРАГА! Он резал, колол, снова резал – силы будто удесятерились, он доставал, он наносил раны… И его тоже доставали, вроде, руку ещё порезали… Но он не чувствовал сейчас боли, ничего вообще, кроме поглотившей его бешеной ярости. Он даже не почувствовал победы, когда загнал, наконец, нож в печень Бешеного, он не понял, что пора остановиться, когда оружие выпало из ослабевшей руки Тито. Чудовищу было мало, оно ещё не насытилось… И Яромир, отбросив нож, навалился на Бешеного, и, схватив за волосы, бил его головой о булыжник, бил до тех пор, пока… пока…

Звуков он тоже не слышал. Никаких, будто голову чем обмотали. А потому, не услышал – ощутил, скорее, как у Тито то ли в груди, то ли в горле булькнуло что-то, как он выдохнул со всхлипом, и словно коснулось что-то легонько лица Яромира, и он понял, что этот выдох – последний, что это и есть смерть…

В этот момент у него в голове как будто щелчок раздался. Силы его враз оставили, ощущения стали возвращаться, рана на ноге заболела, и рука порезанная… Звуки, правда, он пока слышал, как сквозь плотный слой ваты… Он с трудом разжал пальцы, сжимавшие волосы Тито…

Кто-то… да нет, не кто-то, а тот преподаватель, что следил за поединком, оттащил его от тела Бешеного, рывком поднял на ноги. Только Яромир на ногах не удержался, рухнул на колени.

Вот и мешок принесли, и тело в него запихивают. Только глаза у Тито открыты, смотрят застывшим взглядом в серое небо… Не порядок…

- Стойте! Обождите! – хрипит Яромир, едва слыша собственный голос.

Он подползает к телу, уже по самую шею укрытому черным пластиком, касается окровавленными пальцами век Тито, закрывая ему глаза. Вот, теперь всё, как надо.

- Прости… - шепчет он одними губами, прежде чем лицо Тито скрывается под пленкой.

А потом он поднимается, выходит, хромая, из круга и тут же кто-то… нет, не кто-то, а Эйдо Мар, Малыш… подхватывает его под плечо, тащит в лазарет. И остальные его ребята подбегают, помогают, говорят что-то… что он – герой, что крут, и всё такое прочее…

- Сам дойду! – он пытается вырваться, но Малыш, который почему-то ничего не говорит, не пускает его, держит крепко.

И так они доходят, наконец, до лазарета, где Яромиру обрабатывают раны. Он пытается отказаться от обезболивания, и его парни опять громко восхищаются… Придурки, при чем тут крутизна, он просто хочет хоть что-нибудь чувствовать!

«Белые мантии» говорят, что ему надо сутки отлежаться, и выгоняют его парней – слишком шумят, мол. Правильно, пусть выгоняют, достали уже со своими восторгами. И все уходят, кроме Малыша…

- Ты-то чего остался? – мрачно смотрит на него Яромир.

- Я подумал… - Малыш касается его руки. – Тебе может что-нибудь понадобиться…

Руки у Малыша теплые, мягкие, на них, как будто, и мозолей даже нет. Это могло бы быть приятно, то, как он трогает Яромира, но сейчас это бесит. «Нашел время! ****ь, если ему так приспичило, пускай к кому другому клеится!»

- Мне ничего не нужно. И никто не нужен. Уйди! – Яромир едва сдерживается, чтобы не наорать на Малыша.

Тот, видно, понял, что лучше не нарываться, быстро поднялся и, буркнув: «Выздоравливай поскорее!», исчез за дверью.

И, наконец-то, стало тихо.

… Яромир проснулся ночью. Один, в пустой темной палате. Он ненавидел вспоминать детство, но сейчас вспомнил… Как боялся темноты, как был убежден, что внутрь к нему заползло чудовище из мрака, поселилось в нем и пожирает его душу… Потом он стал старше и сказал себе, что нет никаких чудовищ… В этом он был не прав. Чудовище из мрака на самом деле существует. Оно жило в нем, оно сожрало его душу, и теперь он сам – чудовище.

* * *

- И ты мне потом все-все расскажешь, да?

- Обязательно.

… Исен Дин-Хадар только что связался с ним и пожелал, чтобы его младший внук, о выдающихся способностях которого он слышит едва ли не каждый день, ассистировал ему завтра утром на операции.

То, что Председатель Амирата оперировал лично – это была традиция, заведенная ещё Великим Оакимом. «Дин-Хадары, прежде всего, - «белые мантии». Да-да, Дани с малых лет это слышал, что Великий Оаким снискал себе славу, в первую очередь, как один из лучших хирургов современности…

Весьма любопытно, кто это удостоился такой чести, чтобы дед собственноручно его покромсал?

В одном можно было быть уверенным: раз за дело взялся Исен, значит, это что-то серьезное. А серьезными операциями Дани ещё не занимался. Ему уже доверяли работать самостоятельно, но пока это было что-нибудь простенькое, как правило, пластика. Но, всё равно, он был уже полноправным хирургом.

После каждой такой самостоятельной операции он всегда приезжал к Эстэли – они завели свою традицию. И Эстэли уже ждал его, приготовив напиток с яблоком и корицей, и требовал рассказать ему «все-все». Дани, разумеется, рассказывал. «Все-все», что интересовало Эстэли.

- Ух, ты! Значит, этому Дэлис, и правда, столько лет?.. На самом деле?.. А эта Моник, какая у неё по счету уже операция? Вот, я так и знал, что в интервью она врет! Ещё мои родители говорили, что помнят её с другой формой носа…

… Дани приехал даже раньше, чем было назначено. Но дед уже был на месте, в ослепительно белой униформе, он коротко, по-деловому, кивнул Дани. Как коллеге, как равному…

- Пойдем, Дани, покажу, что нам предстоит, - Исен жестом пригласил его в кабинет для исследований.

На нескольких экранах отображалась информация о пациенте: история болезни, результаты многочисленных обследований… Это был председатель совета директоров крупной транспланетной корпорации, очень влиятельный человек в Торговом Союзе. Тем удивительнее было для Дани его состояние здоровья… точнее, о здоровье тут и речи не было. Почти все важные органы нуждались в скорейшей замене. Семьдесят два года… М-да…

- Тоже излишества? – полюбопытствовал Дани.

- Не только, - проворчал Исен. – У него, по его собственному утверждению, с детства фобия – боялся врачей, уколов, обследований. Вот он и игнорировал столько лет нормальную медицинскую помощь…

- А что сейчас с его фобией?

- Да ничего, - усмехнулся дед. – Понял, что может умереть в любой момент, и фобию тут же как ветром сдуло. Конечно, эти шарлатаны, которые именуют себя личными психотерапевтами, за его деньги могли у него ещё десяток-другой разных «фобий» обнаружить… Ну, как? Тебе всё понятно?

- Да, - уверенно ответил Дани. А что тут могло быть непонятного? Работы много, да, но ничего сверхсложного.

- Хорошо, - Исен, судя по всему, остался доволен его бодрым «Да!» - Тогда иди во вторую вспомогательную и подготовь донора. Посмотри ещё раз все тесты и, если что-то вызовет сомнения, проверь лично.

Мог бы и не напоминать. Дани всегда всё лично проверяет, даже если тестирование сам Исен проводил…

Донор лежал на специальном столе для обследований. Когда Дани вошел, донор повернул голову в его сторону… Он был накрепко прикручен к столу ремнями, совсем юный, наверное, ровесник Дани… На щеке пульсировал перевернутый треугольник…

- Пожалуйста, не убивайте меня, - умоляюще прошептал он. – Я здоровый… Я ещё могу работать… я могу приносить пользу обществу… Не убивайте, позвольте мне жить…

Вокруг жужжали приборы.

- С чего начнете проверку, амир? – осведомился старший из медиков.

- Я… сейчас… Одну минуту! – Дани поспешно вышел. Уже за дверью вытер об униформу вспотевшие ладони.

И что теперь? Исен велел ему подготовить донора, но Дани не думал, что…

- Что такое? – дед направлялся в операционную и удивился, увидев Дани бесцельно слоняющимся по коридору. – Что-то не так с тестами?

Дани смотрел себе под ноги.

- Этот донор…

Он запнулся, просто не знал, что сказать дальше. Да, донор… Он – там, прикрученный к столу, он живой… пока ещё живой, двигается, дышит… смотрит на Дани, который должен забрать у него жизнь… Должен? Кому? Почему?..

- Ах, да, донор, - раздраженно произнес Исен. – Тебе уже сказали? На редкость капризный пациент попался, да ещё с совершенно идиотскими предрассудками. Он, видите ли, не желает, чтобы донором у него был преступник! И что, мы теперь должны для него честного гражданина зарезать?! Вот тебе и Торговый Союз, вот тебе и соблюдение прав человека! Как только их шкуры дело касается, сразу обо всем забывают! Но ничего, я уже ему все объяснил. Что этот донор подходит идеально, и другого искать я не вижу смысла. А если будет привередничать – можем поставить искусственные органы, но их скоро менять нужно будет, да и систематические обследования, процедуры… Тут его капризы сразу закончились.

Дед ободряюще улыбнулся Дани.

- Так что, проблем не будет, можешь работать спокойно. Побыстрее бы закончить и выпроводить этого самодовольного типа с Элпис.

И дверь операционной бесшумно закрылась за Исеном Дин-Хадаром.

Вот так. А чего он ждал? Надо идти и работать. Тесты проверять…

Дани никак не мог решиться войти. Встретить направленный на него взгляд… Кто он? Что натворил? За что был приговорен к пожизненной каторге? Печать контроля на его лице всё ещё активна, можно посмотреть информацию… И что это изменит? Станет Дани спокойнее, если он узнает, что этот парень – бандит и убийца?.. Нет, не станет! Поэтому Дани сейчас пойдет к деду и откажется. Вот прямо сейчас пойдет… И заявит, что не будет заниматься подобными вещами! И пусть он станет позором семьи, пусть ему потом всю жизнь одну только пластику доверять будут… Пусть?.. М-да… Безрадостная перспектива… Если не горячиться, если подумать… Готов ли он пожертвовать карьерой, положением, возможностью заниматься собственными исследованиями… да всем, практически, пожертвовать ради…

А ради чего, кстати? Ведь парень-то, всё равно, умрет. Пусть не Дани, пусть кто-нибудь другой, но этот донор – обречен. А если Дани промолчит… И сделает свою работу, как надо… Он потом, наверняка, спасет не одну жизнь – он ведь уже считается отличным хирургом… А может, суфи Гару окажется прав – и Дани станет руководителем государства, и сделает жизнь на Элпис лучше и счастливее… Так или иначе, но у него есть долг, предназначение, и он не может отступиться от этого.

Он вернулся во вторую вспомогательную, внимательно проверил все результаты тестов, подготовил всё необходимое для операции и сообщил об этом в операционную Исену. И всё это время Дани старательно не замечал умоляющего голоса и умоляющего взгляда, которые преследовали его, мешали сосредоточиться… Но он справился.

Тяжелее всего пришлось, когда он делал укол. Игла вошла в вену донора и препарат уже начал действовать, и тут Дани, всё-таки, наткнулся на этот взгляд… Рука его дрогнула, потому что мольба в глазах донора сменилась ненавистью. Последней усталой ненавистью обреченного.

- Будь ты проклят, - сорвалось с губ, становившихся уже непослушными. – Все вы…

… Он упал в кресло. Ужасно хотелось пить.

- Я сейчас, я быстро, - засуетился Эстэли. – Сейчас будет готов твой любимый напиток…

- Не надо, - попросил Дани. – Просто воды принеси.

Эстэли не стал переспрашивать или как-то комментировать его просьбу, он просто принес бокал со свежей водой. Вот и хорошо. Дани сразу же всё выпил.

- Всё это длилось так долго… - Эстэли устроился на ковре, у его ног, он смотрел на Дани снизу вверх, положив руки ему на колени. – Ты, наверное, жутко устал?..

Хм… Устал… «Ф-про» сделала его настолько выносливым, что он мог бы сутками работать без отдыха. Нет, то, что он себя сейчас так отвратительно чувствовал, не было результатом усталости. Но как объяснить Эстэли? А надо объяснять? Проще солгать…

- Да, устал.

Эстэли грациозно поднялся, встал у него за спиной.

- Я сделаю тебе расслабляющий массаж… Я умею… Просто сиди… Тебе понравится…

И ему нравилось. Руки… нежные руки… забрались под одежду… Подушечки пальцев танцевали на коже, чертили затейливые узоры. Легкие, ласковые касанья, словно падаешь, обнаженный, в мягкий пух… Хорошо и приятно. И когда губы Эстэли коснулись его шеи, это тоже было удовольствием. Сказочно хорошо, нестерпимо приятно…

И именно поэтому Дани должен был прекратить всё это и уйти. Потому, что каждое движение Эстэли делало Дани чувствительнее, беззащитнее, он раскрывался, под ласковыми прикосновениями расползалась по швам неснимаемая маска… Эстэли может увидеть его настоящее лицо… И что тогда? Испугается? Пожалеет? Нет!

- Нет! – Дани вскочил с кресла.

- Но как же… Мне казалось… что тебе нравится… - Эстэли был растерян. Он не понимал – что он опять сделал не так?

Как объяснить ему, что он не виноват? Или снова солгать? Да, солгать всегда проще.

- Я не хочу… тебя.

А теперь уйти поскорее, чтобы не видеть его слез, – он ведь опять будет плакать…

… Если бы только рядом был кто-то, кто знал, кто мог бы понять, каково ему сейчас… Эстэли не поймет. Дани потом обязательно извинится перед ним, подарит что-нибудь… Но только потом. А сейчас… Как там называется это гнусное заведение, куда Алег ходит развлекаться? «Лезвие тьмы»? Что ж, пусть будет «Лезвие тьмы». Если испачкал руки, можно их вымыть, а можно и полностью измазаться. Кто тогда обратит внимание на грязные руки?..


8. Тот, кто рядом.


«Ангелы зовут это небесной отрадой,
черти – адской мукой,
а люди – любовью».

(Г.Гейне)


- Малыш, ты умница! Что б я без тебя делал!

Ты считаешь меня умницей, я нужен тебе, иногда даже необходим. Я должен быть доволен. Да что там доволен – счастлив должен быть! Разве не об этом мечтал когда-то, стремился, добивался…

Вот, добился. И мучаюсь теперь от того, что, как выяснилось, нужно-то мне больше. Гораздо больше.

А ты об этом даже не догадываешься. И черта с два я тебе признаюсь, потому что отчаянно боюсь лишиться того, что у меня уже есть, - твоего внимания, твоего уважения… да просто возможности быть рядом с тобой. Это очень много, это самое ценное для меня. Поэтому я буду молчать, я никогда не расскажу тебе…

Не расскажу о Звездном Охотнике. Был такой сериал, снятый Торговым Союзом, «Эгмор – Звездный Охотник». Ты не мог его видеть, ты тогда уже в учебном центре был. А я смотрел все серии, взахлеб, даже на секунду боясь отвлечься. Я и сейчас всё помню, могу пересказать каждый эпизод, в котором Эгмор непременно спасает хороших людей и наказывает плохих. Теперь это наивным кажется… когда я уже знаю, что воевать – это тяжелая и грязная работа… Но тогда Звездный Охотник стал моим героем, моим кумиром. В этом я не был одинок – все мальчишки в нашей школе обожали Эгмора. Но они играли в Звездного Охотника и мечтали стать как он, а я…

В этом сериале у Эгмора был лучший друг и помощник, этакий тихоня и отличник, вроде меня. Его звали Тай. И я с самого начала был уверен, что они – пара. В сериале об этом, вроде, и не говорилось ничего, просто друзья – и всё. Эгмор даже в нескольких сериях с девчонками целовался… неужели у них там, в Торговом Союзе столько девчонок?.. и они даже воюют, дерутся, как мужчины, - офигеть!.. Ладно, я все эти поцелуи, всех этих девчонок всерьез не воспринимал – понятное дело, кто ж откажется девушку поцеловать, если есть возможность. Но я-то знал, что по-настоящему у Звездного Охотника только с Таем. Ведь они всё время вместе, и всё у них общее – беды, радости, опасности – всё на двоих делят. Конечно, у них любовь, как может быть иначе?!

Я мечтал тогда, что встречу когда-нибудь своего Эгмора, и будет у нас жизнь, полная приключений, мы всё время будем вместе и никогда не расстанемся.

А потом у родителей неприятности начались… Не до сериалов стало и не до мечтаний.

Тебя я увидел сразу же, как только аэрокар с новичками приземлился. Вылезаем мы, оглядываемся – туман вокруг был – и тут ты из тумана выходишь… Ты своё отделение тогда вел куда-то… Как шел, как держался, как смотрел – меня словно по башке ударило: вот он, мой Звездный Охотник! А ты только взглядом равнодушным скользнул. Не заметил меня. Понятно, там и замечать нечего было, нет во мне ничего особенного…

Зато, уж потом обратил внимание, когда я в тот же день в коридоре на тебя налетел. Мне форму выдали, принадлежности там всякие «для личной гигиены», и я со всем этим добром в казарму направлялся. А ты мне навстречу шел. Я задумался о чем-то своем… я раньше, когда в задумчивость впадал, таким рассеянным становился, неуклюжим… Вот и умудрился в широком коридоре в тебя врезаться. Вещички, что мне выдали, все рассыпались по полу, а ты, ругаясь, стал помогать мне их собирать. Спросил, в какое отделение меня определили, выяснилось, что в твое… У меня от счастья аж дух захватило! Ты же, напротив, вздохнул этак горестно, и во взгляде открыто читалось: «Навязали на мою голову дурачка и растяпу!»

В тот момент я себе мысленно поклялся: ты больше никогда не пожалеешь, что я в твоей команде. В лепешку расшибусь, но обузой тебе не стану. Нет, я буду стараться изо всех сил, чтобы стать полезным и нужным тебе, чтобы ты оценил меня, зауважал.

Поначалу неважно у меня получалось. Да ты и сам помнишь… Ты не ругался тогда, помогал, не забывал похвалить, когда что-то получалось как надо. Мой лучший на свете командир…

Тот раз, когда я автомат утопил… Я сам бы умер, если б не достал его. Я не боялся, что заставят нырять в холодную воду, что мне наказание! Я в отчаянии был из-за того, что тебя подвел, своего Звездного Охотника. Вот и пообещал Крюку, сразу, не раздумывая. Потом, конечно, противно стало… с кем-то другим, не с тобой… Но… не было бы счастья, да несчастье помогло. Всё-таки, ты стал у меня первым. Да, ты, а не Крюк. Неважно, кто меня трахал, - я был с тобой, отдавался тебе. Это твои руки обнимали меня, твое дыхание обжигало затылок… И ты тоже был со мной, я чувствовал это, чувствовал, что мы даже кончили почти одновременно… Я решил тогда: мне нужно только быть ближе к тебе, быть рядом, а дальше… Я обязательно придумаю, как обойти эти дурацкие правила, не позволяющие командиру с подчиненным… Я же умница – сам мне всё время это твердишь.

Помнишь ту игру? Знаю, помнишь. И победу нашу на последних минутах… Ты, конечно, не догадываешься, что я, как дрянь последняя, радовался, когда Дикарь из игры выбыл. Ещё бы, это же мой звездный час, мой счастливый случай! Чтобы занять, наконец, место подле тебя. И всё вышло, как задумано. Кроме сущей мелочи… Я помог тебе выиграть, а потом увидел вас с Тито в душе – вы дверь не закрыли…

Я не знаю, как объяснить, но в тот проклятый день я понял, что Звездный Охотник и его верный помощник никогда не станут парой… не будем мы с тобой вместе по-настоящему. То есть, я у тебя буду всегда, а ты… Не интересно тебе, наверное, то, что и так твоё. А может, дело в чем-то другом, может, тебе нужен такой, как Тито, - сильный, непокорный… Ты на него так смотрел тогда, словно вы одни на всем белом свете. На друга и верного помощника ты так не посмотришь, можно сколько угодно из кожи вон лезть… Я завидовал Тито, представляешь? Даже когда он кровью исходил, там, на плацу, в твоих смертельных объятьях. Если бы мне хоть часть его места в твоих мыслях занять, хоть вполовину столько значить для тебя!

Но моё место определилось уже – тот, кто всегда рядом, на кого можно положиться. Ты, пожалуй, даже дорожишь мной, как хорошим надежным оружием…

Мне приходило иногда в голову подлезть к тебе в постель, когда ты пьяный, чтоб хоть так урвать своё, желанное. Но я никогда этого не сделаю. Не только потому, что так совсем тебя потеряю, но, главное, - награда будет фальшивой. Несколько минут удовольствия, полученные обманом, когда тебе всё равно, с кем, - это не то, что мне нужно, ни радости в этом, ни счастья…

Но, если уж не судьба, и Звездный Охотник так никогда и не полюбит своего Тая… Тогда буду верным другом, смышленым помощником, надежным оружием – чем прикажешь, тем и буду.

* * *

Ты позвонил поздно вечером, сказал, что закончил работать, и будешь у меня через пятнадцать минут.

Ты всегда точен. Это значит, что у меня есть ровно пятнадцать минут, чтобы причесаться, как тебе нравится, одеться, как тебе нравится, натереть себя ароматическими маслами, запах которых тебе особенно по вкусу… Через пятнадцать минут… Всё будет так, как ты хочешь.

Нет, ты никогда от меня не требовал, но я же знаю… все твои пристрастия…

Ты любишь окружать себя красивыми вещами, и я – одна из них. Это моё место в твоей жизни. О, я не страдаю от такой роли, напротив, я горжусь. Особой гордостью жителя Флорес…

С раннего детства, как только мои родители выяснили, что у меня нет ни одного выдающегося таланта, мне внушалась мысль о том, что я должен найти покровителя.

- Ты неплохо танцуешь, мой милый крошка, но этого мало, чтобы заработать на хорошую жизнь, - сетовала мама.

- У тебя привлекательная внешность, детка, и ты должен научиться её использовать, - вторил папа.

- Ты найдешь влиятельного человека, который будет заботиться о тебе, дарить дорогие подарки, - хоровое родительское пение.

Так и был решен вопрос о моей основной карьере. Даже танцы, которые я обожал, отошли на второй план.

Меня учили правильно подбирать наряды, косметику, украшения, духи, чтобы сделать внешность выразительнее, изысканнее. Учили быть раскованным, создавать непринужденную обстановку, веселить, развлекать. Я осваивал разные оттенки чувственности в голосе, движениях, постигал премудрости эротического массажа и изощренных сексуальных забав. Мне рассказывали, как правильно кокетничать, очаровывать, соблазнять…

Только о любви не говорили ни разу. Любовь – это то, что мои родители изображали на сцене. Страсть, безрассудство – не более, чем умелая актерская игра.

- Не плачь, моя маленькая звездочка, вся эта история про мальчика и девочку, которые умерли оттого, что не могли быть вместе… Это только сказка, грустная сказка, в жизни так не бывает…

Но я снова и снова смотрел эту печальную сказку. Я находил её прекрасной. Я мечтал стать таким же ярким, гореть, ослепляя своим блеском, как эти мальчик и девочка… Даже если придется сгореть совсем, дотла… Я не хотел играть, я хотел любить. Не соблазнять, не очаровывать, не легкий флирт, не качественный секс… Всё не то, не то! Это всё слишком расчетливое, рассудочное… А я хотел не спать ночами, сходить с ума от мимолетного взгляда, случайного прикосновения…

Мне говорили: «Найти покровителя», а я слышал: «Полюбить и принадлежать безраздельно».

Жалею ли я сейчас? О том, что напридумывал себе всякого, а потом взял и поверил в свои собственные фантазии? О том, что мечтал не о шикарном доме и драгоценностях, а о жарком сумасшествии из той грустной сказки? Как я могу сожалеть… Если бы всё было иначе… я не был бы рядом с тобой…

Со мной были другие, да, были игры, развлечения… Как репетиции перед главной танцевальной премьерой. А по ночам я давал свободу воображению, обнимал себя руками, гладил, представляя, что это ты, ещё не встреченный, ласкаешь меня…

Интересно, ты бы поверил, если бы я сказал, что узнал тебя сразу? Думаю, нет, мой любимый амир, ты не веришь в подобные вещи… Но так и было, стоило мне тебя увидеть, там, в студии, и пришло понимание: вот он, тот, кому я предназначен!

Я помню… Вокруг меня шептались: «Ничего не выйдет!», «Совершеннейшая ледышка!» Но я видел – там, внутри, под броней из надменно сверкающего льда, затаилось ласковое тепло… оно появилось на миг в твоих золотых глазах… скользнуло солнечным лучиком… прямо мне в сердце.

И с тех пор я живу ожиданием, заглядываю тебе в глаза, караулю очередной маленький лучик… не пропустить бы… А когда удается снова поймать его в своё сердце, для меня начинается настоящее нездешнее лето…

Только жаль, что такое случается всё реже, и всё прочнее твоя ледяная броня. И я знаю, отчего: вокруг тебя слишком мало тепла, вот ты и держишь его в себе, не выпускаешь наружу, не делишься ни с кем… Словно боишься израсходовать понапрасну. И остаться ни с чем… когда один и холодно…

Не бойся, моего тепла хватит на двоих, я не стану его беречь. Я буду согревать тебя, буду пытаться снова и снова растопить этот лед. Может быть, получится… Или – выгорю дотла, а ты и не заметишь… Но, даже если и так…

… Ровно через пятнадцать минут. Ты, как всегда, точен. И я всё успел к твоему приходу.

Все, как ты хочешь… Все, как ты любишь…

* * *

… Такая мука – быть рядом и не сметь…

… Фантазии – моё спасение. Всего лишь закрыть глаза в чужих объятьях, и можно представить, что эти руки на моем теле – твои. Наивная иллюзия счастья. Пока не открою глаза…

… Мне бы возненавидеть тебя. Нет, за что же ненавидеть, твоей вины нет. Просто бежать от тебя без оглядки. И ты не окликнешь, не попытаешься вернуть. И я буду свободен. Один. Под серым небом и холодным дождем…

... Убеждаю себя, что довольно того, что есть, что вовсе и не нужно чего-то большего. «Ах, я так неприхотлив в своих желаниях!» И прячу, прячу ожидания по укромным уголкам души, день за днем хороню надежду на чудо…

… Презираю себя за трусость, за отсутствие самолюбия, обещаю себе: «Сегодня же скажу ему!», а потом: «Нет, лучше завтра». Но и завтра, и послезавтра я промолчу, я знаю. Только мысленно выведу слова на воображаемом песке. Потом налетит воображаемый ветер, заметет то, что я написал. И я буду выводить снова – слова, которые так и не скажу тебе…

… Такая мука – быть рядом и не сказать главного…


9. Красный песок.


«Война живет войной»

(И.К.Ф.Шиллер)


Их не было. Все установленные сроки прошли, а их всё не было. И на связь не выходили…

- Мы можем перебазироваться на запасную… - неуверенно предложил Эйдо. – Оставим тут скрытый дозор…

Эх, Малыш, Малыш… Ты ж сам всё понимаешь…

- Нет, Малыш. Мы свою задачу выполнили и должны вернуться. Я уже связался с командованием, они организуют воздушный поиск.

- Да, наверное, так правильно, - Эйдо опустил глаза.

Да, Малыш понимал. Принять только никак не хотел… Ну, ему можно – не принимать, не верить. А вот у Яромира такой привилегии нет. Верняк и Дикарь ушли в разведку. И не вернулись. Пропали. Капитан Яромир Шоно потерял двух людей. Двух отличных парней, которых знал ещё по учебному центру, которые почти что семья, с которыми… Хватит! Отставить сопли! Нужно уходить, скоро начнется пыльная буря…

… Солнце тут красное. А песок бурый. Закат поэтому получается кровавым, зловещим. А может, так кажется из-за того, что…

Как там Змей? Перед маршем Яромир сказал ему про воздушный поиск, тот кивнул только. Но собирался медленно и как-то рассеянно. Не похоже на него… Так ведь не кто-нибудь пропал – Дикарь…

Так, дошли без приключений. И транспорт за ними прибыл в назначенное время.

Когда в воздух поднялись, Яромир снова глянул на Змея: тот сидел возле люка, рядом со стрелком, и напряженным взглядом смотрел на остающуюся позади песчаную равнину. Он тоже не верит… и не хочет принять…

… Поисковики вернулись на базу глубокой ночью, уже после бури.

Яромир ждал их, сидя на контейнере возле посадочной площадки. Змей тоже ждал… неподвижная тень возле стены жилого корпуса, пульсирует крохотный огонек зажженной сигареты… Сколько он уже выкурил? Пачку? Две? Змей стоит тут с того момента, как вернулись, он не мылся, не ел, не отдыхал. Как и Яромир…

Капитан Шоно не мог спокойно завалиться в койку, не узнав ничего о судьбе своих пропавших ребят, по совести не мог, не по уставу. А Змей… Змей просто ждал своего Дикаря. И дождался…
 
Двигатели приземлившихся поисковиков, точно живые, кряхтели устало и как-то горестно. Недобрый знак. Однако… Со стороны лазарета к машинам бежали «белые мантии». Значит, их вызвали, им сообщили… Значит… живые?..

Как только из первой машины выпрыгнул командир поисковой группы, Яромир уже был рядом с ним. Но тот, не дожидаясь расспросов, сразу же молча указал на второй транспорт. И отвел взгляд. Этот знак был уже совсем плохим.

А что Змей?.. Яромир оглянулся, и увидел, как Змей заскакивает во вторую машину. Он бежит следом, успевает раньше медиков…

В полумраке отсека – резкий запах… крови, грязи, гноящихся ран и… У боли есть запах? Тогда это он… Змей стоит на коленях. Бережно обнимает что-то… кого-то… в кровавых лохмотьях… одежды? Кожи?.. Змей шепчет тихо, ласково гладит… «Это Дикарь» - понимает Яромир, но подходить ближе не хочет, не хочет видеть…

«Белые мантии» залезают в отсек, говорят что-то Змею, убеждают, пытаются отодвинуть его, забрать Дикаря, но Змей не отдает, не отпускает, прижимает к себе…

Минутное отупение отпускает Яромира, он вспоминает, что он – офицер, командир, что у него хреновы долбаные обязанности, будь они прокляты! Он подходит, берет Змея за плечи… спокойно так, аккуратно.

- Они хотят помочь, Змей, разреши им.

Змей смотрит на Яромира, лицо у него… не угрюмое и суровое, как обычно, не лицо солдата, а юное совсем, мальчишеское, растерянное.

- Да… помочь… да… - бормочет он, будто в бреду, отпускает, разжимая руки, окровавленное истерзанное тело… своего… своего самого… Потом, спохватившись, вцепляется в ближайшего к нему медика. - А как же?..

- Ты можешь пойти с ними. В лазарет. Ты же не будешь мешать? – Яромир выразительно смотрит на врачей. – Он не будет мешать.

И Дикаря уносят. Змей плетется следом. А Яромир приоткрывает лежащий на полу черный пластиковый мешок. Это Верняк… Можно сказать, ему повезло – одним точным ударом ножа в сердце.

Потом, в лазарете, дежурный хирург объясняет Яромиру, стараясь подобрать слова попонятнее:

- … большая потеря крови, но мы уже сделали переливание. Восстановили кожный покров на руках и плечах… грубо, но сейчас не до красоты, Вы же понимаете, капитан. Процесс… в общем, воспаления нет, температура в норме, картина, в целом, благоприят… В смысле, угрозы для жизни нет.

- Картина благоприятная?! – переспрашивает Яромир, пытаясь справиться с накатившим внезапно гневом.

- Да, да… Я знаю, как это выглядит, - словно оправдывается медик. У него красивое волевое лицо, без следов вмешательства «ф-про»… предки черт знает до какого колена тоже были полевыми хирургами, латали солдатские тела…

И Яромиру вроде как совестно становится. «Белые мантии» делают, что могут, да и не они ведь Дикаря пытали…

- Вы же понимаете, - продолжает хирург. – Больше мы тут на Зоэ ничего сделать не можем. Даже биопротезы кистей, не говоря уже обо всем остальном… Его отправят на Элпис, в военный госпиталь, там займутся его руками. Речь тоже, я думаю, восстановят. А вот зрение и слух – вряд ли, такие операции не производятся за государственный счет, они очень сложные и дорогие, и нет никаких гарантий, что…

Яромир слушал. И смотрел через приоткрытую дверь в палату: Змей зачем-то аккуратно расправлял по подушке длинные пряди волос Дикаря.

- Вы ему всё это говорили? – Яромир кивнул медику на Змея.

- Да.

Яромир снова посмотрел в палату, увидел, как Дикарь потерся щекой о руку Змея… Утром его должны отправить на Элпис. Сначала – военный госпиталь, потом – дом ветеранов, где доживают свой век инвалиды войны, «счастливчики», которым назначено государственное содержание… У Дикаря будут руки – простенькие дешевые протезы с нечувствительными пальцами, а глаз не будет, слуха тоже… Не видеть, не слышать, не осязать… Один, в беззвучной тьме. Нет, вокруг него, конечно, будут другие такие же бедолаги, «белые мантии», обслуга. Но это не имеет значения, без Змея он везде будет одинок…

Яромир вышел из лазарета, закурил. Над Зоэ не было ночного светила, только звезды, которые тоже казались кроваво-красными.

- Как он?

Малыш… Ещё один неспящий.

- Они прощаются.

- Ну да, теперь ведь Дикаря отправят домой?

«Домой». Где он, их дом?

- Да, Малыш, домой.

Неважно, что Малыш не понял. Утром поймет.

… Утром Сет Айри по прозвищу Дикарь был мертв. Убойная доза болеутоляющего наркотика. Очень хорошего наркотика, лучшего в здешних местах. Небось, Змей за него «белым мантиям» годичное жалованье отвалил…

Яромир был хорошим командиром. За четыре года на Зоэ людей он потерял меньше, чем другие… Но, всё-таки, он терял, и невозможно было к этому привыкнуть. Каждая смерть – как кровавая зарубка на сердце. Дикарь был одним из лучших. Одним из… для Яромира… А для Змея Дикарь был единственным.

Если раньше Яромиру казался излишним запрет на отношения между командиром и подчиненным, то теперь он начал понимать мудрость неписанных солдатских правил.

* * *

Итак – завтра, перед рассветом, со стороны гор…

Ночью пройти через горы – более чем рискованно, но другого удачного случая может не представиться. З’Дар ведь не шушера какая-нибудь, это самый сильный среди боевых командиров клана Гиндхали. И самый умный. Он смел, хитер, осторожен. И жесток даже по здешним меркам: чтобы получить контроль над всей территорией предгорья, банда З’Дара уничтожила села, поддерживавшие правящий клан Хайраджу, полностью уничтожила, вместе с жителями.

Власти Зоэ после этого объявили З’Дара врагом номер один. В списке врагов Яромира он тоже занимал первое место, большая часть «потерь среди личного состава» была от рук боевиков З’Дара. И Дикарь с Верняком тоже… Яромир сильно задолжал З’Дару и завтра перед рассветом намеревался вернуть должок сполна.

Значит, ночью через горы… Они с Малышом целый день потратили на составление подробного плана маршрута, до этого вместе с проводником – чудом уцелевшим жителем одного из уничтоженных З’Даром сел – облазили все окрестности, чуть ли не каждый камушек осмотрели. Опасная дорога, что и говорить, а уж ночью и вовсе… Но с восходом банда З’Дара снимется со стоянки и уйдет. Гоняйся за ними потом! А другие пути – только через песчаную равнину, незаметно не подберешься, все подходы как на ладони. Глаза же у этих гадов зоркие, стреляют отлично, да и нюх звериный. Кстати, ветер сейчас, как раз, в сторону гор… Ещё один плюс.

… Ночной переход прошел как по нотам. Они застали повстанцев врасплох, буквально свалившись с гор им на головы. Пришли со стороны занимавшегося багрового рассвета, прямо как духи мщения в старых местных мифах. А может… Проводник, вроде, молился перед маршем, не призывал ли он тех самых духов?..

Ну, духи там или кто, а в считанные минуты от самого грозного отряда клана Гиндхали мало что осталось. Да и оставшееся валялось на земле, надежно скрученное по рукам и ногам.

З’Дар, сука, успел до оружия добраться, ранил двоих ребят, хоть и не тяжело. Можно было его кончить сразу, не пытаясь даже взять живым, но правители Зоэ назначили за него немаленькую награду, причем, живой З’Дар стоил вдвое больше З’Дара мертвого. А деньги нужны, в этой дыре только на пойло и курево чуть не все солдатское жалованье уходит…

… Яромир, переступив через лежащего на земле связанного З’Дара, вошел в его палатку, огляделся. Первое, что заметил, - старинный клинок, весь в драгоценных камнях. Ах да, этот З’Дар… он же у нас, ****ь, отпрыск древнего рода… А из ножен так и не успел вытащить! Ладно, клинок сдать придется, хоть и жаль – красота такая.

Впрочем, то, что испуганно жалось в углу, была поценнее клинка. Две девчонки, ничего такие из себя, в расшитой одежде.

Яромир повернулся к вошедшему следом проводнику:

- Дочери?

- Стал бы он дочерей с собой таскать, - ухмыльнулся тот. – Жены.

- Что, обе? – Яромир, конечно, слышал об обычаях Гиндхали, но… - Но, блин, шикарно живет!

Целых две жены, в уме не укладывается! И с собой в поход берет, их же убить могли… шальная пуля там… Вот сука!

Так, что у него тут ещё? Карты, планы, деньги… Ну, деньги начальству можно не сдавать, с ребятами разделить, и ещё… Яромир смотрит на то, что принял сначала за обрывок бумаги или ткани со странным рисунком. Ему знаком этот рисунок… глаз в языках пламени… странная бредовая фантазия… «Татуировщик пьяный был или под кайфом» - так всегда думал Яромир, когда видел этот глаз и это пламя… на плече Дикаря… Сука! Тварь!

Самое паршивое, что Яромир должен теперь отдать ЭТО Змею, это ведь принадлежало его любимому…

Яромир не знает, что сказать, все слова, что приходят в голову, дурацкие какие-то, ненужные, неуместные, а то и вовсе – фальшивые. Он ничего не говорит, просто молча протягивает страшную находку Змею. А тот, тоже молча, смотрит на З’Дара. Взгляд застывший, без всякого выражения. Просто смотрит, и всё. А потом поворачивается к Яромиру, и в глазах уже вопрос. И Яромир понимает, кивает в ответ, произносит тихо, глухо:

- Можно.

Малыш – вот умница, что об этом подумал! – скоренько уводит девчонок, правильно, нечего им на такое смотреть. А Змей спокойно и деловито достает нож и командует парням, что рядом оказались:

- Подержите!

… То, что осталось от З’Дара, бросили там же, у подножия гор. Премии за него теперь не видать, это ясно. Только все ж понимали, что у Змея есть право, желающих возразить не нашлось. Да и другие ценные пленники есть, за них тоже награда обещана.

По дороге к вызванному транспорту почти никто не вспомнил о З’Даре. Двое новичков только заспорили, что его раньше доконает: жара спалит или зверье сожрет?

… По прибытии на базу Яромиру, вместо желанного отдыха, пришлось заняться «оформлением» трофеев. Он терпеть не мог всю эту канцелярщину, но Малыш – добрая душа – взялся ему помочь.

Быстрее всего разобрались с «личным имуществом» З’Дара, коим являлись: оружие, кое-какие побрякушки, две девчонки. С пленными возни больше было. Пока установили, кто есть кто…

Малыш кивнул Яромиру на одного из повстанцев:

- Мальчишка совсем. А уже убивал.

Точно, Малыш наблюдательный, разглядел у мальчишки под разорванной рубахой особое украшение – цепь из красного золота, такую носят только воины Гиндхали, прошедшие «крещение кровью». А ещё Яромир отметил, что одежда на юном пленнике богатая, видать, родственник кого-то из командиров. Ну, варвары! Жён за собой в тяжелые походы таскают, детей своих кровожадными бандитами воспитывают!

- И что с ним сделают? – спросил Эйдо.

- Убьют, наверное, - Яромир ещё раз посмотрел на мальчишку. Худенький, большеглазый… Сколько ему? Лет пятнадцать, не больше. - Слушай, ведь жалко, если убьют. Премия за него уж точно не обещана…

Малыш посмотрел на него слегка удивленно. Слово «жалко» по отношению к врагу из уст Яромира он слышал впервые.

Яромир, между тем, продолжал разглядывать мальчишку. Потом подошел к нему вплотную, взял за подбородок, чтоб лицо получше рассмотреть. Симпатичный… Мальчишка дернулся было, попытался увернуться, но тут же получил звонкую оплеуху. И притих.

- Так-то лучше, - усмехнулся Яромир. Значит, зверек дрессировке поддается.

Он притянул паренька к себе, наскоро ощупал: тощий, да, но крепкий, попка такая упругая… Надо бы попридержать его, а потом уже, когда отмоют и «белым мантиям» покажут… Там видно будет.

* * *

Генерал налил ему вина. Если и есть на Зоэ что-то приличного качества, так это вино. А то, которым угощал генерал, было первоклассное, не иначе, как из правительственного дворца.

Яромир пил неторопливо, получая удовольствие от каждого глотка. Когда ещё такое попробует…

- Я представление уже отправил, - улыбался генерал. – Так что, Шоно, быть тебе майором. Заслужил. Сколько мы за этим говнюком З’Даром охотились… А ты – вон как, с минимальными потерями!

«Минимальными». Яромир прикрыл глаза… Имена, лица, голоса… Они были, как родные, дети – не дети, но как братишки младшие, Яромир заботился о них, они доверяли ему себя полностью. На войне не бывает без потерь, он знал, готов был к этому. Но – как же тяжко, хоть и не виноват… вроде… Или виноват?.. Он выпил залпом то, что оставалось в стакане, и генерал, глянув понимающе, налил ему ещё.

- Что с захваченным добром? – спросил Яромир.

Генерал снова оживился.

- Оружие З’Дара передали главе клана Хайраджу, как свидетельство смерти его злейшего врага. Прочие цацки командованию презентуем. Как сувениры. Девки… Девок обследовали – здоровые. Их теперь на Элпис отправят. Может, в бордель, может, обработают «пси-про» и в жены кому отдадут. В любом случае, им, можно сказать, повезло. Всяко лучше, чем тут.

- А пленные?

- Ну, местным властям передали. Хайраджу решили своих людей зрелищами порадовать, давненько тут экзотических публичных казней не было.

- И сколько Хайраджу заплатили? – Яромир отлично знал, что пленных должны были судить по законам Элпис. Если уж отдали местным, то не задаром, это точно.

Генерал засмеялся добродушно:

- Да будет тебе, Шоно! Уж ты и твои ребята в накладе не остались. И премиальные вам за этих бандитов заплатили, и в палатках у них, небось, кое-чем поживились. Так что, не наглей, Шоно… Кстати, парнишку ты себе оставляешь?

- Вы о ком? – не понял сразу Яромир. А потом вспомнил – худенький, большеглазый… - А, тот… Не знаю ещё, может, на что сгодится.

- Если сгодится, то имей в виду: его папаша у З’Дара был правой рукой, казнят его завтра вместе с прочими. В общем, чтоб с пацаном проблем не было, держи его на базе, под хорошим замком, а то – местные на куски порвут.

- Ага, - согласился Яромир.

В дверь постучали.

- Ах ты, чуть не забыл! – воскликнул изрядно захмелевший генерал. – Тут с телевидения Элпис приехали. По твою душу – ты ж герой у нас. Потолкуй с ними, наври чего-нибудь героическое, они это любят. И главный у них – такая куколка! – генерал подмигнул ему напоследок.

… Генерал был прав, парень, и впрямь, - как картинка. Ну, ясное дело, уродов на телевидении держать не будут.

Телевизионщик постукивал отшлифованными коготками по столику – они сидели в офицерском баре при базе – и жеманно вздыхал:

- Гражданам Элпис было бы интересно посмотреть на мертвого злодея. Жаль, что мы не можем показать тело.

- Думаю, от самого тела уже мало что осталось. Но… - Яромир улыбнулся самой обаятельной из своих улыбок. – Но есть отдельные части – кисти рук. Мы их вместе с его оружием доставили. Хотите взглянуть?

- Н-нет, пожалуй… это лишнее… - телевизионщик прикусил пухлую губку.

- Ну, тогда… - Яромир решительно поднялся, посмотрел сверху вниз – красавчик, холёный, изящный, духами благоухает. – Тогда, может, продолжим разговор в каком-нибудь укромном местечке?

- Я… - парень тоже поднялся, и тут же оказался во власти сильных рук Яромира. – Я, правда, не знаю, у меня работа…

- Работа подождет, лапа, - Яромир уже поглаживал его задницу.

Телевизионщик и не думал отстраняться, наоборот, прильнул к Яромиру поближе.

- Разве что, ненадолго, - совершенно сдаваясь, залопотал он. – А то, я ещё сегодня приглашен во дворец, на личную встречу с господином Хайраджу.

- Ненадолго, - пообещал Яромир, подумав при этом: «Посмотрим, останутся ли у тебя силы на этого Хайраджу. А, в общем-то, та же шлюха, только дорогая».

* * *

- Что скажешь, а?

 Сам Яромир разглядывал мальчишку с явным удовольствием. Гладкая смуглая кожа с медным отливом, жесткие черные волосы, прежде заплетенные во множество тонких косичек, теперь волной падали на плечи, большие темные глазенки смотрели диковато, но это даже заводило. Уж во всяком случае, намного симпатичнее шлюх из местного борделя - те, мало того, что страшные, так ещё и дорогущие. Пользуются тем, что спрос превышает предложение. Шлюхи тут только с матушки-Элпис, поскольку местные считают ****ство страшным грехом и этим делом не промышляют. Вот Яромир и решил ребятам своим приятное сделать. А что – мальчонка симпатичный, здоровый, свеженький… и бесплатный, что немаловажно.


- Он знает, что ему предстоит? – в голосе Малыша слышалось сомнение.

- Да, а как же.

Яромир перед этим раздел мальчишку догола, оглядел и так, и этак, потом объяснил, коротко и доходчиво, что от него требуется. А чтоб понятнее было, показал вывешенные над въездом в город изуродованные тела казненных – их с базы хорошо было видно. Яромир заметил и отчаяние в темных глазах, и дрожащие губы. То, что он предлагал мальчишке, - занятие позорное, за которое презирать будут свои и чужие, но… но юный пленник не хотел умирать, тем более, такой жуткой смертью, он остался совсем один, у него не хватило мужества…

А ведь один из этих подвешенных мертвяков был когда-то отцом мальчишки… Но, как только эта мысль появилась, Яромир напомнил себе про знак «настоящего воина» на мальчишеской шее – теперь, разумеется, снятый, про Дикаря напомнил… И пленник, съежившись под жестким взглядом прищуренных зеленых глаз, покорно принял свою участь.

А потом Яромир позвал Малыша.

- Он не умеет ничего, ясно, у них же это не принято, - Яромир в упор смотрел на Эйдо.

- И… что? – вот, блин, Малыш всегда смышленый такой, а сейчас до него не дойдет никак.

- Ну, ты это… оприходуй его, что ли, - открыто предложил Яромир. А кого тут стесняться-то?

Малыш закашлялся, будто воздухом на вдохе подавился.

- А… - выдавил он минуту спустя, - почему я?

Реакция Малыша только утвердила Яромира в мысли, что «право первой ночи» он доверил тому, кому следует.

- Потому, что ты деликатный, - торжественно объявил он вконец обалдевшему Эйдо.

* * *

У него было длинное и труднопроизносимое имя – Янгхор и ещё как-то… Язык сломаешь! Парни называли его Янни, так удобнее.

Яромир выделил маленькую комнатку в жилом корпусе, где раньше был вещевой склад, она запиралась на ключ, и окно было забрано решеткой. Там поставили кровать и… и всё, а больше там ничего и не нужно. Парни окрестили помещение «комнатой отдыха».

Яромир распорядился, чтоб бельё хоть иногда меняли, график посещений чтоб был – а то заездят мальчишку, и, разумеется, не обижали чтоб, не рукоприкладствовали, а если жалобы будут – пусть к нему, Яромиру, обращаются.

Но жалоб не было. Янни был тихим и послушным, делал, что велели… по-простому, конечно, без изысков. Ходили к нему все, кроме Змея, разумеется, тому предлагали, но он и слушать не захотел, отказался сразу и в таких выражениях, что второй раз предложить не решились.

А вот Яромир отказываться не стал. Во-первых, с какой стати? Что он – не человек, что ли? А во-вторых, хороший командир не станет брезговать тем, чем его бойцы пользуются.

Янни Яромиру понравился. Мальчишка был жарким, как местный полуденный зной. Яромир заводил его в два счета, заставляя возбуждаться, кончать бурно и часто. Хрупкое тельце, мокрое от пота, билось в судорогах нежеланного удовольствия, Янни давился стонами, изо всех сил стараясь молчать, кончал со слезами, как в муках. Яромир понимал: это всё чертовы их обычаи, мальчишка стыдится своей чувственности. Ясное дело, каждый день отдаваться врагам – позор, а уж наслаждение при этом получать – позор вдвойне… «Пощады» ему Яромир, однако, не давал, наоборот, каждый раз заласкивал всё изощреннее. Ничего, пообвыкнется, перестанет стесняться…

… Где-то через полгода за ним и надзирать почти перестали. Понятно, куда ему теперь деваться, при таком-то занятии он на Зоэ, по-любому, изгой, бежать ему некуда и не к кому… Поэтому комнатку его теперь только на ночь запирали, а днем за Янни никто особо не присматривал, он и выходил иногда – поесть, помыться, ну, и в сортир, разумеется.

В тот день Янни, как раз, из душевой возвращался, мылся после очередного «клиента». Идет по коридору, волосы мокрые, из одежды – только полотенце на поясе, привык уже голышом бегать. А тут навстречу ему - Змей. Нос к носу столкнулись… Блин, и рядом-то никого! Яромир увидел издалека, понял, что добежать не успеет, если Змей… А что Змей?.. Стоит, смотрит. А Янни – нет, чтоб удрать! - тоже на Змея уставился. Так они с минуту в гляделки играли. Потом мальчишка всё-таки глаза опустил, а Змей пошел своей дорогой, только в самом конце коридора остановился, обернулся. И Янни тоже обернулся, прежде, чем в комнатку свою юркнуть… И всё. Яромир долго голову ломать не стал: что бы это ни значило, время всё расставит по местам.

Оно и расставило. Через месяц после этого случился взрыв в ангаре для наземного транспорта. Кары эти давно не использовались, инженеры местные говорили, что они не для здешнего климата, перегреваются быстро… Короче, пожар мгновенно начался, огонь на жилые корпуса перекинулся, парни выбегали, ругаясь, кто в чем – дело было ночью…

А когда весь первый этаж был охвачен огнем, который тщетно старались потушить, кто-то вспомнил:

- Мы ж про Янни забыли!

Яромир кинулся к пожарникам, пусть подцепят и выломают решетку, не заслужил мальчонка такую смерть. Когда сломанная решетка валялась на земле, и Яромир уже соображал, как бы половчее запрыгнуть в окно, его неожиданно опередили. В горящий оконный проем молнией влетел Змей и выскочил через несколько секунд – в дымящейся одежде, с опаленными волосами и бровями и неуместно довольной рожей. На плече у него висел кашляющий и чумазый от гари Янни.

Надо ли говорить, что через пару дней после пожара Змей навестил мальчишку в «комнате отдыха». А потом зашел к Янни ещё раз, потом его визиты стали регулярными и частыми, и никто этому не удивлялся. Парни уступали Змею свою очередь, а через какое-то время Змей вообще стал единственным «клиентом» Янни. Остальные отнекивались и ухмылялись загадочно. «Ну вот, кончилась наша халява» - вздыхали парни, без особого, впрочем, сожаления. Змея все уважали. А некоторые ещё и побаивались…

Как-то, после очередного задания, когда они жалованье получили и увольнительные в город, Яромир встретил Змея на базаре. Полюбопытствовал: что, мол, купил? И Змей вытянул руку – показать. На широкой ладони свернулась яркой змейкой нитка с разноцветными камушками. У Яромира аж глаза округлились.

- Охренеть можно! Бусики! Ты б ему ещё платье прикупил.

- А что, - нахмурился поначалу Змей. – Тут мужики любят всякими цацками обвешиваться.

А потом… То ли представил своего мальчишку в платье, то ли еще почему, но посмотрел на бусики, на Яромира, и – засмеялся. Змей засмеялся!!! Чудеса, да и только! Его после смерти Дикаря и улыбающимся-то никто не видел…

… Всё бы хорошо, но Малыш, как всегда, тень на плетень наводить стал.

- Что будет, если нас переведут? – спросил он как-то у Яромира.

Ясно было, что речь идет о Змее и его мальчишке.

- Хм… Думаешь, на другой базе мальчонку нельзя будет держать? Он же здоровый – «белые мантии» всё проверили…

- А если не на другую базу? – не унимался Малыш.

- А куда ещё?! – вспылил Яромир. – На Элпис? Дворец Софии охранять? Да, нас там ждут - не дождутся. Размечтался!

Эйдо хмыкнул только, не убедил его Яромир.

«Вечно он со своими сомнениями… Настроение только портит. Ну, пусть переведут – придумаем что-нибудь. Главное: Змей смеялся. Ожил он, человеком снова хочет быть, а не духом мщения».





10. Приговоренные.


«Все на свете можно исправить, кроме смерти»

(М.Сервантес)


Суфи Гару не стал спорить с ним, это было ни к чему. У бывшего куратора, а ныне – советника, имелись фактические доказательства, и он не замедлил продемонстрировать их Дани.

Видео и аудиозаписи, прочие результаты скрытого наблюдения за «объектом»… Всё было предельно ясно. И ясность эта как будто корчила рожи, издевалась над Дани… Как же всё мерзко оказалось, отвратительно. И ужаснее всего то, что он сам во всем виноват.

… У неё был… как же это называется… Дани никак не мог вспомнить… зазор между передними верхними зубами. И родинка на щеке. Сейчас это большая редкость – родинки, тем более, на лице. И грудь у неё была полной, округлой. Всё это не соответствовало нынешним модным стандартам, но её родители – отец был высокопоставленным чиновником из Серого Города – не захотели слепо следовать моде, хоть и заказали для единственной дочери очень дорогую «ф-про».

Звали её Роза. Долгожданный любимый ребенок… Её растили, как трепетный цветок, - оберегали, холили и лелеяли, баловали до невозможности. Она и выросла похожей на самую настоящую розу: роскошный бархатный бутон и острые шипы…

Дани проводил её медицинское обследование. Вообще-то, он не занимался подобными вещами, но отец Розы так кланялся, так униженно просил… Мол, девушка вошла в брачный возраст, нужно, чтобы все документы были подготовлены наилучшим образом, а медицинское обследование, проведенное самим Дин-Хадаром… что может быть лучше, надежнее? Тем более, Дани Дин-Хадара называют самым талантливым в семье, после деда, разумеется. «О, все так говорят, что Вы… Вы слишком скромны!» Это будет очень престижно – пройти обследование именно у Дани, документы, выданные им, поспособствуют заключению выгодной партии для Розы. «О, Вы только посмотрите на мою девочку! Разве она не достойна самого, самого лучшего?! А я ничего ради неё не пожалею!»

Дани посмотрел… и согласился провести обследование.

Кто ещё кого обследовал! Роза рассматривала его, пожалуй, даже ещё более откровенно, чем когда-то в студии мальчики из Флорес. Дани же, наоборот, чувствовал себя неловко, глядя на её обнаженное тело. Это было странно, он ведь давно привык к виду обнаженных тел. А тут – смущался. Роза замечала его смущение и смеялась – низким хрипловатым смехом, тоже немодным, сейчас в фаворе были чистые высокие голоса…

Она вертелась и извивалась, когда он прикасался к ней, а её полная грудь при этом ходила ходуном.

- Ай! Щекотно! – взвизгивала она и снова заливалась смехом. – У Вас перчатки щекотные, не могли бы Вы снять их?

И Дани снял. Сначала перчатки, потом – с её помощью – всё остальное…

… Дани было не просто хорошо с ней, и, уж точно, дело было не в сексе… не только в сексе… С Розой он чувствовал себя… свободным.

Она была избалованной и нахальной, ни манер, ни этикета. Она безвкусно одевалась и вульгарно громко хохотала. Она вся была… не такая, как принято… сплошное нарушение правил, воплощенное в нестандартно, немодно красивом теле. И связь их была нарушением, вызовом всему этому холодному, серому, скучному миру, этой жизни, затянутой в тугой корсет строгих правил… Этот тайный бунт опьянял Дани, кружил голову, ему казалось, что ничего больше не нужно, что вот это и есть – настоящая жизнь, а все эти россказни о предназначении – шелуха, сорванная и выметенная порывом свежего ветра… Он так долго терпел. И так быстро избавился. И теперь ничего не страшно. Так ему казалось… Затмение какое-то, временное помрачение рассудка…

Он почти перестал бывать у Эстэли. А когда тот, всё-таки, зазвал Дани к себе… Дани не выдержал, так невыносимо хотелось поделиться с кем-нибудь этим своим новым состоянием. Вот он и рассказал Эстэли. И даже показал Розу – фотографию и свой рисунок.

Эстэли тогда сдвинул тонкие брови:

- Ты видишь её не такой, какая она на самом деле. У тебя она… что-то возвышенное, свободолюбивое… А на фото – хищница, жадная и хитрая. Она тебе лжет.

Дани не рассердился, он в тот момент не мог сердиться – настолько его переполняли новые ощущения. Поэтому он только отмахнулся благодушно:

- Эстэли, ты ревнуешь. Я долго не был у тебя, но это не причина…

- Это не из-за ревности, - Эстэли почти кричал, чего с ним никогда раньше не бывало. – Говорю тебе – она хищница! Это чувства, а в чувствах я уж понимаю лучше тебя!

Да что это с ним?.. И снова слезы в глазах стоят… Ох, уж эти слезы! Но на этот раз излишняя чувствительность Эстэли вовсе не раздражает Дани, напротив, умиляет даже…

Это было удивительное состояние. Ему тогда казалось, что он может всё, стоит только захотеть. Ему казалось…

… Суфи Гару – неслыханное дело! – заявился в его лабораторию без вызова, без предупреждения, и не попросил – потребовал! – немедленно уделить ему внимание.

- Дани, Вы вляпались в очень неприятную историю. Эта девица, которая проходит у Вас обследование…

Дани, разумеется, стал сразу же возмущаться, в конце концов, он взрослый самостоятельный человек, по какому праву за ним следят, контролируют…

И тогда-то суфи Гару без лишних предисловий ознакомил его с результатами наблюдения. Пояснил только, что обратился к специалистам из службы безопасности сразу, как заподозрил неладное. А потом – показал Дани всё это… ткнул его носом, как маленького, как несмышленыша.

Её наняли люди Алега, договорились с её отцом, хорошо заплатили. Она должна была переспать с Дани. Этого было бы достаточно, чтобы обвинить его в ненадлежащем исполнении своих обязанностей. Но, поскольку ей удалось серьезно увлечь Дани, Роза закапризничала и потребовала гораздо больше денег. Алег ничего не имел против, он был доволен её «работой», но сказал, что она должна будет сделать ещё кое-что…

- Отец этой… Розы уже заключил брачный договор, - продолжал суфи Гару.

- Но… ведь такие договоры заключают только при наличии всех необходимых документов. В том числе, медицинского обследования, - Дани, который обрел, наконец, дар речи, хотел теперь знать всё. Это было единственным спасением – укрыться за данным ему от природы неуемным любопытством. В самом деле, забавная история получается, если забыть о том, что произошло всё это с ним.

- Такое заключение есть. Выдано в клинике, принадлежащей Кемиру Дин-Хадару. Отец девушки имеет право заказывать обследование столько раз, сколько захочет. Он ведь платит за это. И он вовсе не обязан был ставить Вас об этом в известность, как и о том, что дочь уже обещана кому-то. Вы же не интересовались… И Вы должны были просто исполнить свои обязанности как врача… кодекс «белых мантий», помните? Первоначально расчет был лишь на то, что Вы злоупотребите своим положением. Девушка ведь не актриска из Флорес, Ваше поведение могло привести к расторжению договора… Ваш дед был бы очень Вами недоволен… Но, узнав, что Вы… эээ… не просто переспали с девицей, но и начали испытывать к ней некие чувства, Алег слегка изменил план: он предложил девице известить Вас, что её выдают замуж, а она этого не хочет, а хочет быть с Вами… Припоминаете? Это Вам аукнулась давняя история с Эстэли, Ваш кузен очень злопамятен… Так вот, он предложил Розе сыграть на Вашей… эээ… слабости к ней, на что она ответила… Впрочем, послушайте сами…

И Дани послушал. Низкий хрипловатый голос его Розы, его прекрасного колючего цветка… Она сказала: «Да, я предложу ему бежать вместе. Вообще с Элпис. А что, он точно согласится, даже раздумывать не станет. А потом нас, конечно, поймают. А я что? Я же жертва, разве я посмела бы ослушаться приказа амира? Уверена, он защищать меня будет! Бедняжка! Со мной он как с цепи сорвался… Все амиры такие?» Последнее прозвучало кокетливо, игриво. Дани безумно нравилась в ней вот эта игривость, эта бесцеремонная, нагловатая, бьющая через край сексуальность… теперь выглядевшая банальной похотью. Невероятно, Эстэли оказался прав – хитрая, жадная хищница!

Да уж! Прыгнул повыше, собрался взлететь… и больно шмякнулся о землю. Разумеется – крылья-то ненастоящие, подделка…

- Что теперь, суфи Гару? – спокойно спросил Дани. Послушный мальчик и мудрый наставник – всё встало на свои места. Дани даже отстраненно удивился тому, насколько равнодушно звучал его голос.

- К сожалению, придется поставить в известность Вашего деда. Другого пути нет.

… Исен целых два часа потратил на то, чтобы отругать их с Алегом за «безнравственное поведение». И для них всё на этом закончилось.

Отец Розы был снят с занимаемой должности и переведен на низкооплачиваемую канцелярскую работу. Сама же Роза всё-таки вышла замуж – договор, как-никак! Но перед этим она подверглась «пси-про»… Дани присутствовал на свадьбе – таково было распоряжение его деда, что-то вроде дополнительного наказания или урока… Дани лично поздравил прекрасную невесту, и прекрасная невеста, поблагодарив, принялась его бесцеремонно разглядывать – она же в первый раз в жизни видела амира так близко…

Пару дней Дани предавался совершенно непривычному для него занятию – безделью. Он почти не появлялся в лаборатории, не интересовался ни государственными делами, ни новыми проектами, он вообще не хотел ничего делать и никого видеть. Даже Эстэли – мысль о том, что богемный юноша оказался умнее и проницательнее ученого амира, была невыносима…

В конце концов, разъяренный Исен объявил ему, что «пора прекращать это безобразие» и приказал отправляться на Зоэ.

- Там за последний год произошла серия довольно странных взрывов: на военной базе, затем на перерабатывающем заводе и, совсем недавно, в химической лаборатории. Ты как амир возглавишь комиссию по расследованию. И убери немедленно это кислое выражение со своего лица! Ты власть или кто?!

* * *

С раннего утра в жилом корпусе, как, впрочем, и на всей базе, царила суета.

Новички драили полы и стены, а головорезы Яромира имели такой аккуратный и прилизанный вид, что аж противно делалось. И причина всему этому – правительственная комиссия, визит которой ожидался прям сегодня.

Накануне начальник хозяйственной части собрал у себя командиров подразделений, находящихся на базе, и передал распоряжение вышестоящего руководства: навести порядок, «так, чтобы в этот свинарник не страшно было зайти приличному человеку», чтоб бойцы ходили умытые, причесанные, в чистой форме, «а не как обычно – полуголые и небритые».

Ну, думали – очередная чиновничья делегация. Но завхоз торжественно объявил, что прибывает правительственная комиссия во главе с самим высокородным Дин-Хадаром.

- А, понятно! – не удержался от ехидства Яромир. – Благородный амир, как прибудет, так, первым делом, - в нашу казарму. В Амирате же нынче только и обсуждают, что наши небритые рожи, других проблем в государстве нет.

- А ты не ёрничай, Шоно, - проворчал в ответ завхоз. – Уж твои-то парни скоро по внешнему виду от местных отличаться перестанут, так что – есть чем заняться. И шлюшку вашу спрячьте куда-нибудь подальше, развели тут бордель…

… Причина визита комиссии с Элпис была всем понятна: чертовы взрывы. Причина взрывов тоже, по большому счету, ни для кого загадкой не являлась. Климат на Зоэ и так жуткостный, днем от жары плавишься, ночью от холода околеваешь. А сейчас разгар лета, и такого зноя, как в этом году, даже местные не припомнят. Ночи же всё равно студеные. А техника, которую присылают с Элпис, в большинстве своем, не предназначена для работы при таком перепаде температур, терморегуляторы давно не меняли, и они постепенно выходят из строя… Снабженцы, понятное дело, свою вину отрицали, валили всё на неправильную эксплуатацию оборудования, а то и вовсе – на вражеские диверсии…

«Диверсии, ага!» - думал Яромир. - «Не иначе, Гиндхали научились климатом управлять. Или подкупили самих снабженцев… А, всё-таки, в одном завхоз прав: мальчишку запереть надо, чтоб никто из этих на него не наткнулся случайно».

… Шлюпка с государственным гербом Элпис приземлилась на площадку. Яромир стоял позади высших офицеров, в парадной форме, которую надевал до этого всего пару-тройку раз, по таким же примерно случаям – чиновникам показаться. Или телевизионщикам…

Первыми вышли охранники, затем – чиновники, потом специалисты – эксперты из инженерно-технических служб. Амир Дани Дин-Хадар вышел последним. Все присутствующие вытянулись в струнку при его появлении.

Разумеется, Яромир видел его раньше - фотографии там, телевидение, он же правнук Великого Оакима… Видел – и ничего такого особенного в нем не углядел. Ну, изящный, длинноволосый, личико с тонкими чертами… Стандартная, подправленная «ф-про» внешность. Тот же телевизионщик, которого Яромир когда-то отымел, поинтереснее выглядел, поизысканнее, и физиономия не такая высокомерная, особенно, когда трахается…

Тот Дани Дин-Хадар, которого видел сейчас Яромир, был совсем другой, не такой, как на фото и в телевизоре. Было в нём нечто, чего бездушная техника не заметила, а если и заметила, то не смогла сохранить и передать. Это было… Он был, как… Яромир вспомнил: в каком-то борделе, ещё на Элпис, у одного парнишки на стене над кроватью висела картинка – копия поздравительной открытки, какие на Изначальной выпускали… Там были забавные трогательные сердечки и… такой… весь белоснежный и золотой… Ангел, вот! И когда Яромир увидел этого Дани, живьем увидел, рядом почти, - в белоснежном одеянии амира, в короне золотых волос… Длинный белый шелковый шарф взметнулся крыльями, глаза – как два солнышка… Нет, фото, телекамеры – рухлядь, бесполезные железки, потому что живой Дани похож на ангела с той картинки, лучше даже, Яромир и не знал, что такие бывают… «И, как будто, светится изнутри…»

- Шоно, рот закрой, - прошипел стоящий рядом с ним завхоз. – И прекрати так пялиться, вон, уже охрана на тебя коситься начала!

Рот Яромир закрыл. А сам думал уже, как бы подобраться поближе. На фига, спрашивается? А так – хоть насмотреться вдоволь, впрок, чтоб было потом, о ком фантазировать.

* * *

Зоэ… Закат, как загустевшая кровь…

Специально прилетели вечером, когда прохладнее, а воздух всё ещё дрожит от зноя. После сырой и холодной Элпис Дани словно в пекло попал. Тем не менее, помощники взяли для него теплую одежду – да-да, холодные ночи, он помнит...

- Надеюсь, мы не останемся здесь до ночи, - Дани раздраженно поворачивается к одному из помощников. – Эксперты доложили, что ситуация вполне прозрачна, а оформить всё документально можно и на Элпис.

- Вы правы, амир, - кивает помощник, пряча взгляд.

Лжец! Вокруг сплошные лжецы и подхалимы! Или ещё хуже – дураки и воры! Неужели до утра тут сидеть, в этом отвратительном месте?..

Он только прибыл, а уже стремится поскорее отсюда убраться… с этой раскаленной сковородки. Запах испарений, поднимающихся от земли, запах нагретого металла и машинного масла, запах пота… Его стошнит сейчас… Ну, что там? Разобраться в ситуации, наказать виновных? «Да, конечно, генерал, я во всем разберусь, виновные понесут суровое наказание!» Уж в этом можно не сомневаться, те, по чьей милости он сюда попал, сильно пожалеют… Главное – добраться бы побыстрее до помещения с кондиционером…

И кто он?.. Этот высокий, зеленоглазый, чей взгляд преследует Дани по пятам?..

* * *

Старший инженер пришел в бар уже за полночь, весь взмыленный. Офицеры, кучковавшиеся тут с самого вечера, обступили его, налили стакан чего покрепче и потребовали подробного рассказа.

- А чего говорить? Всё-таки, есть на свете справедливость… А то – я уж опасался, что опять всех собак на нас навесят. Не-ет, на этот раз придется снабженцам за всё ответить. Может, и технику теперь приличную будут присылать…

- А что насчет диверсий? – спросил кто-то. Собравшиеся засмеялись.

- Такую возможность почти сразу исключили. Действительно, смешно… А вот что касается неправильной эксплуатации… Хм, эти паразиты нас обвиняли в том, что местных на работу принимаем. Так у нас местные и работают только уборщиками, к технике они не прикасаются… Правда, теперь придется или самим грязной работой заниматься, или с Элпис рабочих завозить: оказывается, работать на государственных объектах могут только те, кого кадровики с Элпис пришлют. А местных, мол, чтоб с завтрашнего дня тут не было. Никого. Если хоть одна здешняя физиономия на базе обнаружится – ответственное лицо под трибунал пойдет. Дела… И что, я, выходит, пока уборщиков не пришлют, должен сам в своих ангарах сортиры чистить?!

Сортиры Яромира не волновали. Он знал наверняка, что уж его-то парней никто говно убирать не заставит. Но фраза про местных… и про трибунал… не понравилась. Очень не понравилась.

- А долго ещё заседать будут? – спросил он.

- Хм, передо мной не отчитывались, - усмехнулся инженер. – Но, думаю, сейчас уже снимаются. Решение принято, так что, нечего им тут больше делать.

Яромир сорвался с места и почти бегом направился в главный корпус. Надо бы к генералу… Ведь можно же как-то… исключение сделать… всего один местный, его почти не видит никто, не мешает никому, пользу даже приносит… что им стоит…

… Они, как раз, направлялись на взлётную площадку, и начальство, разумеется, их сопровождало. Генерал тихо беседовал о чем-то с одним из экспертов. Яромир остановился поодаль, кашлянул негромко, чтобы обратить на себя внимание. И, когда генерал таки обернулся и посмотрел вопросительно, Яромир сделал страшные глаза, что должно было означать – дело срочное, отлагательств не терпит.

- Что у тебя, Шоно? – вполголоса спросил подошедший генерал.

- Прошу прощения. Такое дело… Сказали – местных нельзя на базе держать?

- Да, нельзя! Тебя-то это с чего волнует?

- Мальчишка… тот, из Гиндхали…

- А, твоя добыча! – генерал усмехнулся понимающе. – Да, с этим делом здесь туго. Только ничего не поделаешь, придется завтра же с базы его убрать.

Убрать с базы?.. Так ведь некуда ему деваться, горожане же, в самом деле, такое с ним сотворят, что… А Змей…

Генерал истолковал его замешательство по-своему.

- Да не переживай ты так, Шоно! Я зато выбил у чиновничков разрешение при базе нормальный бордель организовать, и чтоб по льготным ценам…

А Змею не нужны по льготным ценам, Змею нужен Янни… Блин, напророчил Малыш!

Противно засосало под ложечкой от предчувствия беды… Нет, черта с два! Он придумает, он выкрутится, подумаешь – не такие узлы развязывали! Он… Он знает, что делать. Ангел, амир Дани – нужно обратиться к нему, у амира столько власти, он не откажет… Просьба-то пустячная! А Дани Дин-Хадар выглядит таким необыкновенным… Ангелы ведь творят чудеса, разве нет?!

И он рванул через всю площадку к шлюпке, возле которой развевался на ветру белоснежными крыльями знакомый уже длинный шарф.

Остолбеневший генерал только и успел выкрикнуть вдогонку:

- Куда тебя несет, дурень?!

Но это Яромира не остановило. Его уже ничто не могло остановить: ни возмущенные возгласы чиновников, ни ощетинившаяся охрана. Он видел только сияющий взгляд золотого ангела, и взгляд этот воскресил в Яромире маленького мальчика, который верит в чудо, и в то, что всё будет хорошо.

* * *

Дани зябко кутался в шерстяной плащ. Холодный ветер пробирал до костей, прическа растрепалась, от летящей в лицо пыли слезились глаза. Скорее же, скорее отсюда! Всё-таки, климат на Элпис не так ужасен, как ему всю жизнь казалось. Всё познается в сравнении.

Он уже поднимается в шлюпку, когда слышит за спиной предупреждающие возгласы. Ну, что там ещё? Охрана наготове, а нарушитель спокойствия… тот самый – высокий, зеленоглазый… майор, кажется… Дани не очень хорошо разбирается в знаках различия… Что ему нужно?

Дани подает знак охранникам, и они убирают оружие. Да, он согласен уделить пару минут. Может, это что-то важное… «Глупости!» - тут же одергивает Дани сам себя. – «Просто он интересен». Дани и сам не понимает, что вызвало этот интерес, просто ему кажется, что этот человек необычен, и сейчас должно произойти что-то из ряда вон выходящее, что-то важное для него, Дани…

Он небрежным жестом разрешает майору обратиться к нему.

- Извините, я… Это мелочь, конечно, но…

Ну же, что его смущает? В конце концов, эти военные славятся своей грубостью и бесцеремонностью.

- Тут у нас мальчик на базе живет, из местных… Я понимаю, правила не допускают…

Дани искренне пытается уловить смысл сбивчивой речи майора, который, почему-то, сильно волнуется. Но тут в разговор встревает другой военный, кажется, он занимается здесь хозяйственными вопросами.

- Шоно, что ты со всякой ерундой?! – офицер почтительно склонился перед Дани. – Простите его, пожалуйста. Он у нас герой, конечно, но понятия о хороших манерах – никакого…

- Что за мальчик? – перебил его Дани.

Майор… Шоно… хотел что-то сказать, но его снова опередили:

- Мальчик, да. Ну… Он находится на базе… обслуживает солдат… Ну, в определенном смысле, Вы понимаете… - говорящий замялся. – Конечно, это нарушение. Но у солдат естественные потребности…

Он только все испортил, этот человек, зачем он вмешался?! Или… нечего было портить, нет никакой загадки, ничего необычного и важного. Всего лишь похоть. Этот майор обеспокоен тем, что может лишиться привычного и удобного секса. А Дани надеялся… Надеялся? О, нет! Неужели он ничему не научился?!

Дани вспомнил, как выговаривал ему дед после того случая, с Розой: «Может, тебе стоит провериться у психиатров? Такой мальчик у тебя – танцор, Эстэли – нежный, утонченный… А тебя всё в грязь какую-то тянет. Да, девица… Но это её единственное достоинство, в приличном обществе её не покажешь. В наше время таких шалавами называли…» Неужели с ним, и правда, что-то не так? Вот же, опять: нашел мутные осколки стекла и чуть было не принял за бриллианты. А ведь мог и порезаться…

Дани брезгливо поджал губы:

- Для подобных… «естественных потребностей», как Вы выразились, имеются специальные заведения.

- Да-да, конечно, я понимаю, виноваты, исправимся…

- Выслушайте меня, прошу! – неожиданно закричал майор, да так, что охрана снова потянулась к оружию. – Я Вам объясню…

В его голосе слышалось неподдельное отчаяние… Увы, столько страсти из-за банальной физиологии. Какое разочарование!

- Мне это не интересно! – отрезал Дани. – И Вы здесь для того, чтобы выполнять свой долг, а не развлекаться!

Он взглянул, наконец, в глаза майору… этому Шоно. Наверное, свет так упал… да, свет… Но зеленые глаза загорелись на секунду, совсем как у дикого зверя, у опасного хищника… А впрочем, он ведь и есть хищник. Как и Роза… Той нужны были деньги, а этому…

Он быстро поднялся в шлюпку. Раздражение, которое не покидало его все последние дни, стало совсем критическим. Всё больше усилий требовалось, чтобы держать себя в руках. Но ничего, вот вернется… Как же хочется… нет, не домой, не в своё строгое и безликое жилище. Хочется к Эстэли, в возмутительно мягкое кресло, к приторному запаху цветов, к веселой и пустой болтовне… туда, где нет и не будет опасных хищников с горящими глазами… Дани знал наверняка, что всё это ждет его по возвращении, что милый и добрый Эстэли окружит его заботой и вниманием…

Но откуда же тогда взялось это острое чувство сожаления, словно он допустил какую-то ошибку?..

* * *

Завхоз и подошедший генерал что-то говорили ему, ругались. Он не слушал. Так, долетали отдельные слова, фразы:

- …что творишь… с ума сошел… и нас подвел… из-за тебя… сейчас же чтоб его тут не было… куда хочешь девай…

«Куда. Хочешь. Девай. Чтоб. Не было» - это он расслышал, слишком хорошо расслышал.

Шлюпка давно улетела. Холодный ветер бил в лицо. Вот и всё. Чудес не бывает. Ангелов тоже. Ангел – это слащавая картинка над кроватью в борделе, розовые сердечки – как мечты дешевой шлюшки…

-… ты всё понял, Шоно?

- Да, я понял. Всё. Разрешите выполнять?

«Чтоб не было». Куда уж понятнее! Он солдат и должен выполнять приказ. Скрипя зубами, сжимая до хруста кулаки от бессильной ярости…

… Перво-наперво он находит Малыша. Тот ни о чем не спрашивает… спасибо ему, всегда был понятливым.

- Змей где? Спит? – Яромир старается говорить спокойно, но голос срывается на какой-то зловещий хрип.

- Нет ещё. Он же в последнее время не в казарме спит, а с… Ну, ты в курсе. А у… там сейчас закрыто…

- Я знаю, - конечно, он знает. Он сам и запер Янни. И ключ сейчас у него в кармане.

- Малыш, ты… отвлеки его, чтобы глупостей не натворил.

- Я сделаю, но… что будет…

- Что будет потом? Что-нибудь… как-нибудь… - он очень хочет сказать, что потом что-нибудь придумает, но беда в том, что ему ясно, как белый свет, - всё это ерунда, у него просто нет другого выхода, и придумать он ничего не сможет, только надеяться, что всё само собой образуется… - Малыш, это не приказ, я прошу тебя, помоги мне, пожалуйста.

- Да, Яромир, я всё сделаю.

Малыш никогда не обращается к нему по званию, это позволено только тем, с кем Яромир вместе вырос, с кем был в учебном центре. Но Малыш единственный, кто называет его по имени. Всегда только по имени. Для него Яромир никогда не был Волком…

… Он открыл дверь. Мальчишка сразу сник, увидев его, радостная улыбка сползла с лица. Но Яромир успел её заметить, эту улыбку. Мальчишка ждал Змея…

Странно, Яромир никогда не задумывался о том, как Янни относится к Змею, что чувствует. Впрочем, чего тут думать, видно же было, что мальчишка прямо расцвел на глазах, пригожий такой стал. Змей приодел его, откормил, да и вообще баловал. И юный пленник не глядел больше загнанным зверьком, улыбаться научился – широкой белозубой улыбкой…

Яромир выругался про себя: какого хрена он сейчас об этом думает, душу себе бередит?! Нельзя, иначе не сможет… Стараясь не смотреть на мальчишку, приказал ему одеться и идти с ним.

… Кажется, Янни догадался обо всем, когда они вышли за пределы базы, остановился на секунду, шмыгнул носом и… снова покорно поплелся за Яромиром.

Ветер и песок… Они уходили всё дальше, в холмы, кровавые звезды смотрели на них злыми и жадными красными глазами, точно голодное зверье…

Наконец, Яромир решил, что они отошли достаточно далеко. Он остановился. И Янни остановился тоже.

- Закрой глаза, - сказал ему Яромир.

Мальчишка снова шмыгнул носом. И снова безропотно послушался.

- Не бойся, больно не будет, - Яромир говорил с ним ласково – в первый и в последний раз.

… Наверное, не было больно. Не должно было быть: выстрел в голову – это же мгновенная смерть, так ему говорили «белые мантии»… Не нужно было потом смотреть на него… как тонкие пальчики… мертвые пальчики… сжимали нитку с разноцветными камушками. Простенькие бусики… Янни никогда их не снимал…

Худенькое тело быстро заносило песком. Уже к утру здесь будет маленький холмик. А потом – не останется никаких следов.

… - Где он, Волк?

Он вынырнул из темноты неожиданно, когда Яромир был уже у ворот базы. Змей… Он был потный весь, несмотря на холод и легкую одежду, он тяжело дышал – судя по всему, метался по базе, разыскивал везде, где мог… Глупо было надеяться, что Малыш сможет его удержать, когда Змей обнаружит исчезновение Янни.

- Где он? – снова прорычал Змей. – Что ты с ним сделал?

Дуло пистолета смотрело прямо между глаз Яромиру, и рука у Змея не дрожала. А Яромир даже не чувствовал страха, только странное удивление: вот ведь какие дела, этот мальчишка… вражье отродье, солдатская подстилка… был так дорог Змею, что он готов…

Змей смотрит на Яромира, и Яромир видит по его лицу – он догадался, что всё кончено, что Янни больше нет… не вернуть, не исправить, бесполезно всё… Змей опускает оружие.

- Какой теперь смысл, - говорит Змей, и в голосе его уже нет гнева, ничего нет, кроме бесконечной усталости. – Не уберёг… опять не уберёг… Твою мать, Волк! – вдруг выкрикивает он, и рука с пистолетом взлетает вверх, но на этот раз смертоносное око направлено не на Яромира…

А Яромир успевает понять, но не успевает остановить. Выстрел кажется оглушительным в ночной тишине. Второй выстрел за эту ночь… Вторую свечу задуло холодным ветром…
«Руни Корд по прозвищу Змей… Если можешь… Если сможешь…»

… - Прости, - Малыш рядом, как всегда, когда ему трудно. Малыш щедро вливает в него спиртное из объемной фляги. – Прости, я не справился, у меня не получилось его отвлечь. Ты понадеялся, поручил мне, а я…

- Ты не виноват, - говорит Яромир. Чертов песок… попал в глаза… Ведь это же песок, верно, потому что крутые парни не плачут… - Ты не виноват, Малыш. Я знаю, кто виноват.

«Ладно, златоглазая сука, за мной должок. Обещаю вернуть с процентами!»

… Через месяц пришел приказ из Штаба ВС о переводе майора Шоно и его подразделения в столицу Элпис.

- После твоей последней выходки, той, с амиром, я уж думал: тебе тут до старости служить, - изумлялся генерал. – А оно вон как повернулось!

Яромир только пожал плечами. Надо же, выходит, Малыш опять – как в воду глядел.


11. Смута.
«Здесь меня никто не слышит.
Деньги, кровь, гордыня и спесь
Держат на себе величье этих стен.
Не поможет стать им выше
Слов и судеб адская смесь,
И стремленье вверх во имя перемен».

(КИПЕЛОВ «Вавилон»)


Серое небо, сырой воздух, грязные лужи под ногами… Ну, здравствуй, Родина!

… Их пока разместили в казармах на окраине столицы, дали три дня «на акклиматизацию» - чтоб обжиться, обустроиться, в город сходить, то да сё… через три дня Яромира должны были вызвать в штаб и поставить в известность о цели перевода и о новых служебных обязанностях.

… Район шестой категории. Кажется, двор стал ещё грязнее, а краска на фасаде дома совсем облупилась. В длинном коридоре – запах мочи из общего сортира. За той самой дверью, в той самой квартире – ютятся незнакомые бедолаги. И они ничего не знают о семье Шоно. Люди, которых они сменили в этой квартире, носили другую фамилию. Должно быть, ещё до них…

Район шестой категории. Билет в один конец…

Он всё понял. До того, как пришел в отдел по учету населения. Он уже знал. Этот дом, этот коридор, эта квартира… уже дали ему ответ. Все эти годы он запрещал себе думать, вспоминать о них, запрещал верить, ждать. Ему казалось: если не надеяться, будет не так больно. Верно, больно не было. Внутри была выжженная пустыня, где завывал ветер – тоскливо и монотонно…

Отец умер через месяц после того, как Яромира забрали, а мама – спустя год, в местном Флорес, где она жила после смерти мужа.

Яромир пил два дня, а на третий спохватился вдруг, что даже не знает причину смерти. У чиновников такой информации не было, ну да, в шестой категории люди мрут, как мухи, кому интересно – от чего. Отец, должно быть, так и не оправился от побоев. А мама? Это можно во Флорес узнать…

Он выяснил, в каком заведении работала мама, и поехал туда. Он не задавал себе дурацких вопросов: зачем это надо и что это изменит. Ему просто надо было знать. И точка.

«Милый кролик» - это заведение было самым дорогим и считалось самым лучшим в шестой категории. Здесь обслуживались тузы преступного мира Элпис. На вывеске – невинного вида пухленькие кролики с бантиками на шее. Внутри – шелк и бархат, яркие краски режут глаза, слишком много красного и золотого… Да, пожалуй, дорого. Но запах – тяжелый, липкий… Хорошо знакомый и везде одинаковый… Запах борделя. «Она работала здесь». Гнев накатывает мутной волной, хочется поджечь всё это, а лучше взорвать… уничтожить, сровнять с землей, чтоб ни следа не осталось!

- Чего желает достойный шаид?

Мальчик. Лет десяти, наверное. Он тут слуга или тоже?..

- Мне нужно видеть хозяина! – Яромир говорит тоном, не допускающим возражений.

- Я… Сейчас доложу, шаид, я мигом!

Прежде, чем мальчонка исчезает за тяжелыми бархатными шторами, Яромир успевает поймать на себе его быстрый оценивающий взгляд. Значит, уже работает…

Хозяин появляется буквально через минуту, он молод, на вид – ровесник Яромира. Вряд ли он помнит… Но стоит попытаться.

- Так, что нужно доблестному воину?

Хозяин улыбается. Разумеется, фальшиво, потому что взгляд – колючий, настороженный. Нет, похоже, не простая шлюха, это опасный тип, Яромир чует таких сразу. И что-то, вроде, знакомое в нём есть… Невысокий, худой, вертлявый, легкомысленные светлые кудряшки, блестящие от геля, манера говорить, растягивая слова…

- Мне нужны ответы, - говорит Яромир. – Здесь когда-то работала женщина…

- Здесь и сейчас работает одна женщина, - приторно вежливо перебивает хозяин.

- Мне нужно знать о той, что умерла здесь, - Яромир повышает голос, потому что волна гнева нахлынула снова. – Четырнадцать лет назад.

- Умерла четырнадцать лет назад? – хозяин удивленно приподнял брови.

«Не знает» - решил Яромир. – «Вряд ли он тогда тут работал».

Взгляд хозяина оставался цепким и внимательным, но по-другому уже, без враждебной настороженности.

- Так ты, значит, Яромир Шоно? – задумчиво произнес он и… улыбнулся. Немного насмешливо, но без прежней фальши.

- Откуда?.. – в свою очередь изумился Яромир.

- Она часто вспоминала тебя… Крутой парень… И правда – крутой, уже майором стал.

Вот теперь Яромир вспомнил. Светлые кудряшки… глазками стрелял, прижимался… Кокетливая маленькая дрянь. Первый, кто назвал его «крутым».

- Тимо.

Хозяин рассмеялся. Открыто, довольно.

- Так меня теперь никто не называет. Но тебе можно. Такому крутому парню я готов позволить многое…

Он опять улыбнулся. И оглядел Яромира с ног до головы, да так, будто раздел, ощупал взглядом. А Яромир себя так почувствовал, словно это он тут шлюха. Да и фиг с ним! Пусть только расскажет… И расслабиться как следует не помешает.

- Сколько ты берешь за ночь? – небрежно спросил Яромир, попытавшись восстановить положение вещей, которое казалось ему единственно правильным.

Но не тут-то было. Тимо только ухмыльнулся снисходительно.

- Забудь. Впрочем, если у тебя проблемы с деньгами, я сам тебе могу заплатить.

Да, маленькая дрянь изрядно заматерела. Из них двоих на хищника сейчас больше походил Тимо, а Яромир – на добычу. Неважно, плевать!

… Тимо со стоном перекатился на спину. Несколько секунд оба лежали без движения, тяжело дыша. Потом Тимо подполз к краю огромной кровати, дотянулся до стоящего рядом столика, взял сигареты.

- Будешь? – предложил Яромиру.

- Угу, - Яромир краем простыни вытер пот с лица, вытащил из пачки сигарету. Тимо услужливо щелкнул зажигалкой.

- Кру-ут, - с ленивым довольством протянул он. – Так засаживал, что у меня в глазах темнело. Чуть не отрубился… Вот смеху-то было бы!

Тимо глубоко затянулся и неожиданно, без перехода, заговорил о прошлом.

… Банда Раима просуществовала недолго. Ровно до первой серьезной схватки с соседней, более сильной, группировкой. Раим готов был драться до конца, он был упрямым и рисковым.

- Мне это в нем обалденно нравилось. Он, когда дрался, как сумасшедший иногда делался. А потом подойдет, сгребет в охапку… глаза горят, кулаки в кровь разбиты… Заебись! Как же заводило! Я и решил, что останусь с ним, во что бы то ни стало.

Но Раима предали свои же. Дождались, когда расслабился, напали вместе и выпустили ему кишки. За это их приняли в ту, другую банду. А Тимо они продали агенту-перекупщику из Флорес. Правда, перед этим отымели по кругу. Он не сломался тогда, улица достаточно его закалила… Так что, попав к агенту, Тимо не растерялся, продемонстрировав тому всё своё немудрящее искусство. Агенту, видно, понравилось, потому что он исхитрился как-то пристроить не обученного и не слишком красивого малолетку в такое добротное заведение, как «Милый кролик».

- Тут хоть условия нормальные – помыться, пожрать… и не калечат. А то, знаешь, в здешнем Флорес такие местечки есть, где больше полугода не живут… В «Кролике» жить можно было. Драли меня, правда, по-черному, во все дырки. А мне тогда и десяти не было…

- Как тому малявке, что меня сегодня в «Кролике» встретил? – прервал Яромир.

- Да, примерно так… Эээ, ты, никак, упрекаешь меня в чём? Почему это я должен быть добреньким? Меня-то не особенно щадили, и я не собираюсь благотворительностью заниматься! Такова жизнь… Да, и не терзают особо этого мальчишку, так, отсасывает в основном, если кому по-быстрому надо…

Яромир пожал плечами: тоже верно, тут своя жизнь, свои правила, и кто он такой, чтоб осуждать?.. ****ская жизнь, да, но не изменишь ведь ничего. Да и кто менять будет? Он? Ага, в чудо он уже поверил недавно…

А Тимо, успокоившись, продолжал:

- Я ещё на подхвате был: подай-принеси, в комнатах помочь убраться… Вот как-то пришлось у неё убирать – так и познакомились. Она ведь наверху жила, там, где комнаты-люкс…

Яромиру не было нужды уточнять, кто такая «она».

- В общем, убирался я у неё и… ну… там клиент пирожные не съел. А я рос ещё – жрать всегда хотелось, а таких пирожных даже не видел… да и кто мне предложит… Короче, упёр одно. А она заметила. Думал, крик поднимет, выпорют меня… Ни фига! Она мне и остальные отдала. «Ешь!» - говорит. И с тех пор зазывала меня к себе частенько, подкармливала. А случится – порвут в кровь, так она мази всякие доставала, лечила. Жалела… Представляешь, я свою-то мамашу последний раз видел, когда только ходить начал… Твоя мать – единственный человек, кто меня в этой грёбаной жизни жалел, слышь, крутой парень!

Последнее он выкрикнул с непонятно к кому обращенной злостью. Помолчал потом, сглотнул и предложил:

- Выпьем, может?

- Да, - согласился Яромир.

На столике всё было приготовлено – бутылка, стаканы. Пойло неплохое – густое, крепкое, жгучее, по мозгам сразу шибануло. То, что нужно сейчас… «Жалела…» Да, она не могла по-другому, его мама… пожалеть того, кому ещё хуже… Яромир разом осушил свой стакан, потом, приподнявшись, навис над Тимо, глядя ему прямо в глаза.

- Как она умерла?

Тимо не спешил из-под него выбираться.

- Думаю, тошно ей было совсем… Перебрала с наркотой. Вообще-то, здесь все употребляют, здесь без наркоты хреново…

Вот как. Наркота. Слишком большая доза. Для местного Флорес – обычное дело, Яромир в курсе. Но это – не какой-нибудь «рядовой случай», это его мама… Гнев снова начал затапливать сознание.

- Почему ей давали в таком количестве? Почему ей вообще давали наркоту? Это что, специально делали?

На лице Тимо появилась злая усмешка.

- Ну что ты, «Кролик» - приличное заведение, тогдашний хозяин ничего такого ей не давал, запрещал даже. Но клиенты-то, сам понимаешь… Да и… я приносил.

- Ты?! – руки Яромира сами потянулись к горлу Тимо. «Придушу гниду!» Но Тимо даже не думал сопротивляться, лежал себе спокойно. И голос был спокойным.

- Да, я. А что? Говорю же, нельзя здесь без этого. Вся жизнь – пьянки да ёбля. Сплошной праздник, да? И ****-то любой урод, который заплатить сможет. А ты – знай, ноги раздвигай. Да ещё, чтобы с охотой, чтобы самому завестись и урода завести! И вот, чтобы не совсем уж противно…

Яромир слушал, и весь гнев его развеяло ветром по выжженной пустыне. Возразить было нечего, да он и не хотел возражать. Если и была какая-то другая правда, то Яромир её не знал…

- Она жалела меня, хорошо ко мне относилась, и это единственное, чем я мог ей отплатить… Я рисковал, между прочим, если б хозяин пронюхал – шкуру бы спустил… И не говно какое-нибудь ей таскал – хорошую качественную дурь…

- Где ж ты брал качественную? – недоверчиво спросил Яромир.

- Это отдельная история. Случилась у нас как-то групповуха, один из главных боссов района гулял со своими приближенными после очередного успешного дельца. Ради такого всех шлюх в «Кролике» задействовали, даже мне применение нашлось. И, представь себе, я изловчился подобраться… нет, не к самому боссу, к его казначею. У того проблемы были: сначала не вставало ни хрена, потом кончить не мог. С ним все намучились. Ну, я и устроил ему сеанс орального секса, - Тимо самодовольно ухмыльнулся, кажется, он гордился собой. – Всё, как надо, получилось, он потом самому боссу меня порекомендовал… Как ты понимаешь, после этого у меня дури стало – любой и в любых количествах… И сам заправлялся, и с ней делился… Она всё время о тебе говорила, даже под кайфом… вот, мол, было бы хорошо, если бы о моём мальчике тоже кто-то позаботился…

Яромир продолжал смотреть на него. Нет, Тимо винить не в чем. Он ведь, и вправду, хотел для неё что-то хорошее сделать, что-то приятное. А может, так оно и было. Ей хотелось забыться, унять боль… И Тимо помогал ей в этом. Как мог. И как понимал. Не Тимо виноват – другие… Другой…

- Что-то я расчувствовался, - Тимо потянулся к нему. – Но, коль уж такой момент… Дай-ка, я тебя ублажу, как следует, по высшему разряду.

… Тимо показал класс, факт. Не шлюха – виртуоз, мастер своего дела. Такое языком вытворять! Лекарством это оказалось отменным – Яромиру полегчало, отпускать начало, вроде. За что он был благодарен безмерно.

- Ты процветаешь, я смотрю, - Яромир выразительно обвел взглядом шикарные апартаменты. – Сам теперь большим боссом заделался?

- Да, - совершенно серьезно подтвердил Тимо, снова потянувшись за бутылкой. – Я того туза крепко зацепил, старался вовсю, так отлизывал, что у него чуть мозги из ушей не лезли… Думаю, у меня талант к этому делу. А? Как считаешь?

- Безусловно! – заверил его Яромир.

Тимо кокетливо захихикал, став на секунду прежним вертлявым мальчишкой, хитреньким и глупеньким одновременно.

- Вот, значит… А у этого мужика детей не было, а возраст уже поджимал… Он захотел меня при себе иметь, из «Кролика» выкупил, к делу сначала пристроил – я оказался способным, быстро раскрутился, тогда он меня и вовсе наследником сделал, документы все оформил… Я же говорю, прикипел он ко мне… Когда он умер – сердце подкачало во время очередной оргии – я стал его делами заправлять.

- И что, никто не возражал?

- Возражали. Мол, какого… шлюшка подзаборная в боссы пролезла… Но я на них не обижаюсь, их давно уже крысы съели. А остальным я быстро доказал, что у меня не только жопа, но и мозги чего-нибудь, да стоят. Я весь район под себя подмял, и довольно быстро. Я теперь тут самый главный – во Флорес, во всей шестой категории. Тут все мое, и «Кролик», и все остальное.

- Доволен, небось? – в ответе Яромир не сомневался.

- Ага. А главное: знаешь, что я перво-наперво сделал, как боссом стал?

Хм, нетрудно догадаться. Яромир уже достаточно узнал о Тимо.

- Нашел тех парней, которые тебя продали?

- Точно! – Тимо просто-таки сиял от удовольствия. Хорошие, наверное, были воспоминания, веселые. – Нашел. Всех. Они умоляли меня… Они так уморительно вопили. Жаль, не записал, я бы дал тебе послушать…

Он опять захихикал. И Яромир опять не нашел ни единого довода, чтобы осудить его. И эту месть, и это удовольствие от мести. Он понимал сейчас Тимо, слишком хорошо понимал. Когда беда за бедой, и ни единого просвета, и так фигово, что вот-вот завоешь… А Тимо дал своим бедам имена и лица. И покончил с ними, уничтожил их, надеясь освободиться таким образом от прошлого. Он хотел, чтобы крики, страдания и кровь тех, кого он считал виновниками всех своих несчастий, помогли ему забыть собственные муки и унижения. Трудно сказать, добился ли он, чего хотел, память – штука коварная. Но, по крайней мере, удовольствие получил, если не от результата, то от процесса точно.

У беды Яромира тоже было имя, красивое, звучное – Дани Дин-Хадар. Тонкое лицо с золотыми глазами – воплощение всего, что терзало, мучило, всего, что Яромир ненавидел. И мечтал уничтожить. Всегда легче, если есть конкретная цель.

Только бы добраться до них… до него… Чтобы заставить ответить за всё… пусть кричит, пусть умоляет… И тогда Яромиру станет легче, тогда он освободится. А разве не так?..

* * *

В штабе Яромира ждал ещё один старый знакомый.

- Майор Шоно. Яромир Шоно. Теперь уже точно не волчонок, а волк. Оскал за версту видать.

Берт Инсар не изменился. Почти. Должность только у него теперь – выше не бывает – начальник штаба ВС. О как!

Яромир, как положено, стоит навытяжку, «ест глазами начальство»… Ждет. Негоже самому интересоваться: зачем, мол, вызвали. Ждать надо. Начальство – оно такое, походит вокруг да около, поглядит изучающе, потолкует о чем-нибудь малозначительном. А к делу перейдет, когда Яромир уже решит, что хрен ему чего важное скажут…

Инсар, однако, долго томить не стал.

- Ты, наверное, теряешься в догадках, зачем боевого офицера, вместе с его опытным, натасканным подразделением вызвали ни с того, ни с сего в столицу?

«Да уж, неплохо бы узнать», - подумал Яромир. – «Хотя, ни с того, ни с сего вызывать бы не стали: может, среди штабных и есть маразматики, но генерал Инсар точно не из их числа». Озвучивать эту мысль Яромир, по понятным причинам, не стал.

- Так точно, - ответил он. – Теряюсь в догадках.

Инсар кивнул, подошел вплотную к Яромиру, посмотрел пристально в глаза – любимая манера у него, видать. А ещё Яромир отметил, что они теперь с Инсаром почти одного роста. Почти – потому, что Яромир чуть выше…

- Я изучил твое личное дело, - начал Инсар. – Поспрашивал о тебе, о твоей службе на Зоэ. Узнал многое… Достаточно, чтобы понять, что ты – тот, кто мне нужен.

Яромир вздрогнул. Инсар не сказал: «ты нужен Элпис» или «нужен армии»… или «штабу»… или даже «нам»… Он сказал «мне». Ох-хо-хо, ну и дела творятся! И ведь спросить нельзя – чутье подсказывало Яромиру, что интересоваться подробностями в данный момент не только бесполезно, но и опасно. А потому он счел за благо промолчать.

Кажется, Инсару это понравилось. Он продолжил:

- Понимаю, тебе бы хотелось знать больше. Но – всему свое время. Откровенничать сейчас было бы неправильно, а врать… я никогда не врал своим солдатам. Позже проясню ситуацию, если будет такая надобность. А пока – твое подразделение возьмет под контроль охрану космопорта. Задача ясна?

Инсар отдавал в его руки межпланетные ворота Элпис, связь с внешним миром… Что же он задумал?.. Понятно, что подробностей сейчас не дождешься – Инсар и так сказал слишком много, гораздо больше, чем Яромиру, как простому исполнителю, полагалось знать. Это было безусловное доверие, и Яромир это оценил.

- Так точно, мой генерал! Взять под контроль охрану космопорта!

И, всё-таки…

- И, всё-таки, мой генерал… Только один вопрос?..

- Да? – Инсар чуть напрягся, так, самую малость…

- Мне… нам придется стрелять в граждан Элпис?

Инсар задумался. О чем? Придется ли убивать своих? Или – говорить ли Яромиру правду?

- Вероятно… - Инсар не отводил взгляд. Нет, не врет, как и обещал. – Скорее всего, да.

Он мог бы наплести всякой лабуды ещё, про то, что «нужно сделать всё возможное, чтобы избежать трагических последствий», «предотвратить гибель невинных людей», «обойтись без жертв и разрушений»… Но он был честен. «Значит, честность и доверие. Ну что же, я весь твой, генерал Инсар. Командуй!»

- Разрешите приступить к исполнению своих обязанностей, мой генерал?

* * *

Исен Дин-Хадар, председатель Амирата, сын и продолжатель дела Великого Оакима, погиб, когда возвращался с научного форума, проходившего в одной из стран Торгового Союза. При посадке на площадку космопорта шлюпка потеряла управление, врезалась в один из топливных складов и взорвалась. Не выжил никто. В стране был объявлен десятидневный траур.

Сразу же было назначено экстренное заседание Амирата, призванное решить самый главный вопрос – о власти. Завещания Исен так и не оставил. Но в его отсутствие обязанности главы государства исполнял Кемир Дин-Хадар. Кроме того, Кемир был старшим сыном и, по существующим законам о наследовании, он становился преемником отца в его делах, если иное не объявлено в завещании. А завещания не было… Казалось бы, всё ясно, Кемир должен занять место отца. Однако, весьма значительная часть Амирата высказалась за то, чтобы подождать с утверждением Кемира на должность председателя. Сомневающиеся требовали расследования по факту гибели Исена.

Действительно, в этом деле было слишком много вопросов. Катастроф, даже мелких, в космопорте не случалось лет десять, техника безопасности там была на высоте. Кроме того, межпланетный транспорт Элпис считался одним из лучших в цивилизованном мире. Пилоты (мастерство которых тоже ни у кого не вызывало сомнений) не сообщали о каких-либо неполадках, а техники не один раз тщательно проверили все механизмы – ведь не кто-нибудь летел, а сам глава государства.

Конечно, официальная версия, которую объявили гражданам Элпис – «несчастный случай», причиной которого, якобы, стала неисправное состояние шлюпки. Сотрудники службы безопасности и техники, ответственные за проверку и обнаружение неполадок, были скоропалительно арестованы, осуждены и… казнены.

Но амирам, в отличие от простых граждан, нужна была полная ясность, в «несчастный случай» они не особенно верили. Подозрения о причастности спецслужб Торгового Союза также не подтвердились. Поэтому многие амиры требовали рассмотреть все обстоятельства – «дабы исключить моменты, которые могут бросить тень на уважаемый род Дин-Хадаров».

Кемир был категорически против любых расследований и разбирательств. Что только укрепило подозрения в его адрес.

А потом поползли слухи… Сначала их передавали шепотом и только в Верхнем Городе, но вскоре, уже не таясь, во всех районах столицы обсуждали, что, якобы, Исен Дин-Хадар решил не оставлять власть Кемиру, за что и поплатился жизнью. Народ охотно верил в эти сплетни – старший сын Исена был фигурой крайне непопулярной.

Сам же Кемир Дин-Хадар начал совершать одну ошибку за другой. Сначала он распорядился закрыть две новостные телепрограммы, где, как ему показалось, были высказаны намеки на несостоятельность официальной версии гибели Исена. Главные редакторы этих программ были арестованы. После этого многие посчитали, что Кемиру, и в самом деле, есть, что скрывать. А тот, не дожидаясь решения Амирата, объявил себя законным преемником Исена. И, как только истекли дни траура, назначил всенародный праздник по случаю своего вступления в должность. Что многими было расценено как неуважение к памяти Исена.

В большинстве своем граждане Элпис уже не сомневались, что Кемир – истинный виновник гибели своего отца, открыто возмущались его поведением и требовали призвать к ответу «того, кто не достоин носить фамилию Великого Оакима».

Таким образом, доверие к власти было окончательно утрачено, и обстановка в стране стремительно накалялась.

* * *

Он не зажигал свет. Сейчас лучше было посидеть в темноте, прикрыв глаза, привести мысли в порядок, разложить всё по полочкам аккуратными стопками… как привык… Чтобы вернуть, хотя бы, иллюзию спокойствия и благополучия.

События последних дней походили на стремительный водоворот, и Дани почти физически ощущал его затягивающее вращение… После смерти Исена…

… Дани Дин-Хадар, в отличие от своего дяди, повел себя в эти смутные дни спокойно и, по всем меркам, разумно. Он ничего не делал. То есть, он, конечно, занимался опытами в своей лаборатории, проводил запланированные операции, приходил на заседания Амирата. Но старался вести себя как можно тише и незаметнее, в шумные разбирательства не лез, права Кемира не оспаривал. Разумеется, сразу после гибели Исена они обсуждали происходящее с суфи Гару, пришли к выводу, что ситуация для Дани создалась крайне невыгодная и лучшим выходом сейчас будет – «не высовываться».

Вот Дани и не высовывался. К тому же, у него было плохое предчувствие. Конечно, любой из его окружения сказал бы, что предчувствия – это ерунда, антинаучная чушь, всё дело в нервном напряжении, в неблагоприятной обстановке. Да, обстановка действительно была препротивнейшая: за спиной Дани то и дело шептались, где бы он ни появился, все внимание сразу обращалось на него. И Кемир последнее время очень нехорошо на него смотрел – долгим тяжелым взглядом, словно Дани был в чем-то виноват…

Но это дурное предчувствие появилось задолго до гибели Исена. Может, сыграла свою роль та памятная поездка на Зоэ? Отвратительное место, что ни говори, странные люди… особенно, тот майор… Шоно… Вспоминая об этом человеке, Дани испытывал непонятное, не находящее разумных объяснений, беспокойство. А стереть из памяти этот досадный случай почему-то не получалось, злосчастный майор всё время лез в голову… точнее, не выходил из головы… Один раз Дани даже вскрикнул, столкнувшись в холле Дворца Софии с офицером охраны – высоким темноволосым майором… похож был, да, только глаза карие, а не зеленые… «Да что со мной?!» - подумал он тогда почти в отчаянии. Запланировал, было, визит к психиатру… потом перенес на день… потом на неделю… потом – отменил, в конце концов. Когда представил, что кто-то вторгнется в его мысли, желания, в самое сокровенное и тщательно оберегаемое… Нет, ни за что на свете! Пусть уж лучше эти странные галлюцинации…

Но ему хотелось с кем-то поделиться, и однажды он рассказал всё Эстэли. Ну, как всё… как курьез, забавный случай. Дескать, во время его визита на Зоэ один из офицеров обратился к нему, к самому амиру, так, словно это был вопрос жизни и смерти, не иначе. А оказалось – солдатам всего лишь нужна проститутка. Такой странный офицер… взгляд, как у дикого зверя… высокий, зеленоглазый… наверное, красивый даже, в своей среде, разумеется… Не правда ли, смешно, да?

Эстэли не смеялся. Не улыбнулся даже. Он, по своей любимой привычке, уселся у ног Дани, положил голову ему на колени…

- Что тебя больше мучает: то, что этот человек… этот майор, который тебе так понравился… что он оказался грубым солдафоном с низменными инстинктами? Или что ты отказал ему в его просьбе?

Дани почувствовал, что у него загорелись щеки. От возмущения, естественно. Этот дурачок Эстэли, что он вообразил?! Вечно у него мысли в одном направлении!

- Мучает?! С чего ты взял, что меня это мучает?! И… и он мне НЕ понравился!!!

- Тогда почему ты о нем столько думаешь? – с обидой в голосе проговорил Эстэли.

… Хороший вопрос – почему? Даже сейчас, когда Исен погиб, когда думать надо о… О чем? Руководитель государства теперь – Кемир… Когда Дани узнал об этом, сначала злость была, раздражение – ну вот, всё напрасно, всё старания, все жертвы – впустую… А потом… он испытал облегчение. Мысль о том, что теперь будет только любимая лаборатория, а по вечерам – яблоки с корицей и веселая болтовня Эстэли… мысль была на удивление приятной, как прикосновение шелка к коже… В этот момент Дани сделал одно очень важное открытие, не в науке – в себе. Оказывается, ему никогда… «вы слышите, суфи Гару, НИКОГДА!»… по-настоящему не хотелось управлять государством. Может, и к лучшему, что так всё обернулось. И для государства, и для самого Дани…

Только предчувствие нехорошее, тревожно, беспокойно… Грызет что-то изнутри…

… Когда суфи Гару сказал, что для разговора им нужно подняться на крышу, Дани чуть не рассмеялся: что за причуды у его наставника?

- Там меньше всего вероятность прослушивания, - объяснил суфи Гару.

И вид у него был весьма серьезный. Суровый даже. И глаза – красные, воспаленные. «Бедняга! Нужно объяснить ему, что я совершенно не переживаю, я даже рад, что эта борьба за власть, наконец, закончилась. Не нужны больше никакие интриги…»

- Суфи Гару, Вы, конечно, очень мудрый человек, и ещё ни разу не были неправы… Но – кому и зачем меня прослушивать? Сегодня, если я ничего не путаю, праздник по случаю вступления Кемира Дин-Хадара в должность председателя Амирата. Торжество в Центральном Театре вот-вот начнется. Кто-то думает, что я могу этому помешать?

Суфи Гару смотрел на него чуть ли не с жалостью.

- Дани, Дани, как же тяжело с Вами! Вы все ещё амир. И всегда будете Дин-Хадаром. Сейчас Вы не претендуете на власть. Допустим. Вы верите в то, что власть Вам не нужна. Я, пожалуй, тоже могу в это поверить. Зная Вас. Но Ваш дядя, кузен Алег, прочие амиры – они всегда будут видеть в Вас, прежде всего, Дин-Хадара. Вы не такой, как Ваш отец, поэтому Вас не оставят в покое… До Вас доходили слухи о причастности Кемира к гибели Исена?

Да, Дани что-то слышал… глупости, зачем Кемиру?.. Или не глупости?..

- Вы хотите сказать, что это правда?

Жалости во взгляде суфи Гару заметно прибавилось.

- Дани, Вы что, только сейчас об этом подумали? – вздох. – Кемир МОГ это сделать. Завещания нет, Исен в любой момент мог передумать… в Вашу пользу передумать, между прочим… Не исключен вариант, что Кемир решился поторопить события. Но эти слухи… Они появились не просто так, их целенаправленно распускают. Уверен, Кемир подозревает в этом Вас. В таком случае, Вы для него – опасность номер один. А если это правда, что он устранил Исена, то от Вас он тоже избавится при первом удобном случае. Причем, арестовать Вас он не сможет – это запятнает род Дин-Хадаров…

- То есть, - Дани начал понимать, - Вы хотите сказать… Он может убить меня? Как деда? Несчастный случай – и всё? В любой момент? Но что, если Кемир не убивал деда?

- Тогда, - суфи Гару сдвинул брови, - тогда всё ещё хуже. В таком случае, Кемир подозревает Вас в убийстве Исена. И, опять же, - в распускании слухов с целью дискредитации Кемира и устранения его от власти…

- Так-так-так, - Дани потер виски, он так всегда делал, когда хотел максимально сосредоточиться на чем-то. – Значит, убивал Кемир деда или нет, во мне он, всё равно, видит главную угрозу?

- Боюсь, что так.

- А мой отец?..

- В такой ситуации он не сможет защитить Вас. Мне показалось, что он сам уверен в Вашей причастности ко всем этим событиям.

- Но почему?

- Вы были одним из главных претендентов на власть, Исен благоволил к Вам. Значит, у Вас была мотивация. Четыре месяца назад Вы проводили расследование на Зоэ и весьма тесно контактировали с представителями инженерно-технических служб, в том числе, из той самой компании, что производит межпланетный транспорт. Значит, у Вас была возможность организовать убийство Исена. Или, если убийца – Кемир, узнать об этом. Ну, и… у меня есть свои люди в средствах массовой информации, значит, я мог организовать распространение слухов…

Дани пристально смотрел на наставника.

- Могли или сделали?

- Мог. Но не сделал… Дани, не становитесь параноиком, эти слухи – не моих рук дело, поверьте.

Дани поверил ему. Суфи Гару был хитрым интриганом, но Дани не слышал от него ни слова лжи. По крайней мере, пока… Нет, правда, не стоит впадать в крайности: беспочвенные подозрения так же неразумны, как и полная беспечность… Итак, во всем, что сказал ему суфи Гару… самая большая неясность, вопрос без ответа… и, в то же время, самая главная причина того, что Дани чувствовал себя сейчас стоящим над пропастью…

- Значит… всё дело в этих слухах, я прав?

- Да, - суфи Гару энергично кивнул. – И тот, кто распространяет их, силен, самоуверен, хитер и очень, очень опасен. И возможно… нет, я почти уверен в этом… что слухи и убийство Вашего деда – это звенья одной цепи. Некая третья сила, желающая уничтожить Дин-Хадаров. Всех Дин-Хадаров.

У Дани стало сухо во рту. Только сейчас он понял, что привычного мира больше нет, вместо него – колючие заросли да зыбкая трясина. И на месте оставаться нельзя, и каждый шаг может стать последним.

- Суфи Гару, кто может стоять за этим? Кто способен на такое?

- Переиграть Кемира и… и меня? Не знаю, - голос суфи Гару стал совсем тихим, с каким-то надломом. Дани вдруг подумал: всё это время наставник пытался узнать, разгадать эту шараду, спасти… ну, хоть что-то спасти, ведь все его труды, умные интриги, вся борьба – всё это пошло прахом. И теперь ему очень трудно признать поражение. – Я не знаю, Дани. И поэтому я пришел к Вам, чтобы предложить единственный выход, который у Вас… у нас остался. Через два часа стартует корабль Торгового Союза, рейс длинный, одна из остановок – на Доминго, я там раньше работал в исследовательском институте… и у них, как раз, есть отделение по нанотехнологиям… Я был там на хорошем счету, а Вы… Думаю, они будут счастливы, если Вы согласитесь сотрудничать. На корабле нас примут, я уже обо всем договорился, с вылетом проблем не будет, пока все заняты торжеством…

Значит, бегство? Или, всё же, свобода? Другой мир… Нет дисциплины, нет борьбы, нет этого вечного «Вы же амир, Вы обязаны…». Интересно, а какая там погода?.. А ещё интересно, почему суфи Гару не улетел один…

- Суфи Гару, зачем Вы все это делаете? Вы могли бы один уехать, зачем Вам амир-неудачник?

- Я никогда не лгал Вам, Дани, и теперь буду честен. Вы нужны мне. Моя ценность как ученого, прямо скажем, невелика – никаких открытий, ничего мало-мальски выдающегося. Место преподавателя – это мой потолок. Иное дело – Вы. Ваши идеи, будь то трансплантология или столь любимые Вами нанотехнологии, - гениальны, Вы – лучший хирург, которого мне доводилось видеть, наверное, даже талантливее Вашего прадеда Оакима… Я мог бы устраивать Вам встречи с нужными людьми, хлопотать о финансировании проектов, интриговать, чтобы получить наилучший материал и оборудование… И Ваши победы стали бы и моими победами тоже, я разделил бы с Вами славу Ваших открытий…

Дани поежился: опять этот проклятый дождь, сыро, холодно… как холодно… Через два часа он оставит этот мир. Его ждут открытия, слава… Почему же так тоскливо? Победы… побед не бывает без борьбы. Значит, всё сначала? Значит, опять борьба, жертвы и ограничения? Снова «жить во имя…»? Иногда он завидует людям, которым не надо заботиться о таких вещах. Как Эстэли… Стоп! Эстэли! Как же он упустил, это же важно, это очень важно!

Дани хлопает себя по лбу.

- Как я мог забыть?! Сейчас же концерт идет в Центральном Театре, я должен быть там, я обязан…

Суфи Гару помотал головой.

- Нет! Именно потому, что обязаны, Вам и не стоит там появляться, Вам вообще лучше не появляться в публичных местах. И, кроме того, Вы что же, не слышали, через… уже через час сорок минут… нас ждет корабль…

- Нет, Вы не поняли… Концерт, там будет танцевать Эстэли… Я хочу забрать его с собой. Да, знаю, знаю, мы тогда не успеем, но ведь это же не последний корабль…

Суфи Гару, вдруг растеряв всю свою бесстрастность, громко простонал, как от боли.

- Дани!!! Вы соображаете, что говорите?! Я проклинаю тот день, когда разрешил Вам общаться с этим танцором, потому что глупость, похоже, заразна! Вы хоть понимаете, что другой такой возможности у Вас может не быть?! А Вы о своей игрушке…

Не игрушка… Нет… Дани представляет, как Эстэли выходит на сцену… уже сейчас, наверное… Танцует для него, Дани… А его в зале нет. Эстэли будет думать, что Дани придет потом, в гримерку, он будет ждать, ждать… Сколько пройдет времени, прежде чем он поймет, что Дани не придет никогда?.. Каково ему будет?.. «…умру от тоски…» Красивый, глупенький Эстэли, слишком нежный, слишком чувствительный… Не игрушка!

- Я его покровитель. Я отвечаю за него и не вправе оставить его в опасности.

- Это Ваш окончательный ответ? – раздраженно спросил суфи Гару.

- Да. Я не покину Элпис без Эстэли.

- Что ж, Вы упрямец, я знаю. И отговаривать Вас бесполезно, только время зря терять. В таком случае, я лечу один и буду ждать Вас на Доминго. Если в Вас есть хоть капля благоразумия, не ходите на концерт... лучше вообще никуда не ходите… Знаете, вот что мы сделаем: я позабочусь, чтобы Ваши документы отметили в космопорте, и тот, кто будет Вас искать, получит информацию, что Вы вылетели с Элпис. При «повторном» отлете сошлетесь на ошибку… А пока - отсидитесь где-нибудь, только не у себя дома… Вылетайте любым кораблем Торгового Союза, на Доминго можно и окольными путями добраться…

Суфи Гару продолжал торопливо инструктировать: как быть с документами, как договариваться с пилотами… Дани кивал рассеянно. Эстэли сейчас танцует для него, а потом будет сидеть в пустой гримерке…

Возле лифта суфи Гару обернулся:

- И, всё же, зря. Во Флорес не знают, что такое верность. Как только он поймет, что Вы… в затруднительном положении, он найдет себе более надежного покровителя. Он не пропадет, я таких знаю… по собственному опыту.

Суфи Гару ещё ни разу не ошибался. А что, если и сейчас он прав? Может быть… Но что из этого? Бросить Эстэли сейчас, когда такое творится, и когда… да, те самые дурные предчувствия…

- Возможно, Вы правы. Возможно, Эстэли бросит меня. Но Я не могу его бросить. Есть вещи, которые делать нельзя. Никогда. Спасибо за все. Прощайте, - и, увидев, как изменилось лицо наставника при этом трагическом «Прощайте», тут же поправился. – Я хотел сказать – до скорой встречи на Доминго!

… Он сидел в темноте, прикрыв глаза. Кресло было таким мягким и уютным, а запах цветов – таким сладким и теплым, что он даже задремал. И вынырнул из этой блаженной дремы, когда услышал, как…

Вошел… Что случилось с его легкой походкой? Шаркает, как пациент после тяжелой операции. Ну вот, а теперь и вовсе на пол завалился… И что это за звуки? Ааа… Угадайте с трех раз, чем сейчас занимается Эстэли?.. Где в нем эти неиссякаемые запасы влаги помещаются?..

- Эстэли, умоляю, достаточно с меня сырости на сегодня!

Поднял заплаканное личико, смотрит изумленно, словно не веря.

- Ты… а я уже думал… я боялся…

- Не бойся. Пока я с тобой, ничего не бойся. И где мой любимый напиток?


12. Перед рассветом.


«Темнее всего в предрассветный час».

(Б.Дизраэли)


Кар плавно взлетел с площадки перед домом Эстэли, набрал высоту, и Эстэли задал ему направление на космопорт.

Перед вылетом Эстэли всё сокрушался, что не может взять этот кар с собой, такой груз надо было заявлять заранее. Машина, в самом деле, была отличная – новейшая модель с бесшумным ходом, высокой скоростью и хорошей маневренностью, а самое главное – простая и легкая программа автоуправления и канал связи, снабженный надежной защитой. Последнее оказалось сейчас очень кстати. Дани ещё раз запросил информационную службу космопорта: да, сведения, полученные им незадолго до вылета, подтвердились – в настоящий момент продолжается посадка на два корабля Торгового Союза.

… Дани не понадобилось много времени на сборы. Сразу после разговора с суфи Гару он вернулся в свою лабораторию, отпустил сотрудников, а сам быстро перенес информацию с результатами исследований на компактные носители и забрал с собой. Затем съездил домой и взял там только то, что считал самым ценным. То есть, совсем немного, уместилось в небольшом кейсе. А потом поехал к Эстэли…

Эстэли, вопреки ожиданию, вопросов не задавал, в истерики не впадал («Ехать, так ехать… Мне главное, что с тобой…»). Обмолвился только, что «когда мне было десять лет, я был на Доминго с родителями… там все такие скучные… так что, наряды можно оставить – всё равно никто не оценит… шубки точно не нужны – там жарища…». Собирался он, правда, суетливо и рассеянно, вещей набралось слишком много.

- Эстэли, я же предупреждал, место не забронировано заранее, пилоты согласились принять нас на борт как неучтенных пассажиров. С минимальным багажом, - ворчал Дани.

И Эстэли, чуть не плача, расстался таки с изрядной долей своих «сокровищ», сопровождая это расставание беспрерывными вздохами и причитаниями…

… И вот они летят в космопорт.

Дани немного беспокоит одно обстоятельство: с пилотами связаться невозможно. Накануне Дани, на всякий случай, договорился с пилотами обоих кораблей, а теперь ни с тем, ни с другим не мог соединиться, на все попытки следовал ответ, что канал перегружен… Но это пока не особенно тревожит Дани, он отлично понимает, что нынешняя ситуация пугает не его одного, и желающих покинуть Элпис должно быть немало. Это предположение подтверждается, когда они подлетают к месту назначения. Стоянка запружена транспортом так, что Дани и Эстэли с большим трудом находят свободное место.

Они выскочили из кара и направились было к административному зданию, но… У входа шумела огромная толпа, почти целиком состоявшая из представителей богемы, они выкрикивали что-то, размахивали руками… Дани заметил, что двери в здание закрыты, в окна видно, как внутри прохаживаются военные… Что происходит?..

- Я сейчас! – воскликнул Эстэли и метнулся к кому-то в толпе.

А Дани снова сел в кар и попытался ещё раз связаться с пилотами. Бесполезно. И никакой дополнительной информации.

Наконец, примчался Эстэли с блестящими от возбуждения глазами, затараторил:

- Представляешь, они не выпускают граждан Элпис! Совсем… Только иностранцев… И денег не берут, им хорошие деньги предлагали, а они… Говорят, это не та служба охраны, которая обычно… Говорят, они из боевого десанта…

Что же происходит? Поменяли охрану, никого не выпускают…

- Кто их поставил сюда? Чьи приказы они выполняют?

- … и такие страшные – грубые, злые… а денег не берут… А? Приказы? Ммм…

Конечно, Эстэли не знает – тем, с кем он сейчас общался, даже в голову не пришло… в их пустые хорошенькие головы… узнать самое главное.

- И что теперь будет? – Эстэли доверчиво и беспомощно жался к нему. – Подождем тут? А может, обратимся к охране, и нас, всё-таки, выпустят? Или?..

Он должен быть сильным, уметь быстро принимать решения.

- Или, - твердо говорит Дани. – Возвращаемся.

«Надеюсь, я поступаю правильно?..»

* * *

Яромир мрачно оглядывал толпу, скопившуюся у входа в космопорт. Весь цвет богемы, мать её! Возмущаются, требуют… потом смиренно просят.. деньги суют… Думают, всех и все могут купить своими ****скими деньгами…

Нет, начальству, конечно, виднее, но… Уж этих-то можно было выпустить, пусть катятся ко всем чертям! Нервируют только ребят – те после Зоэ оголодавшие, за три дня отдыха и на солдатское жалованье не разгуляешься. А тут – такой соблазн! Целые стада самых роскошных задниц Элпис прямо перед носом пасутся. Озвереть же можно!

Они и зверели потихоньку. Выражения, с помощью которых солдаты объяснялись с толпой, становились всё более резкими и всё менее цензурными. Очередного просителя, предлагавшего взятку, так грубо отшвырнули от двери, что он не удержался на ногах и упал.

«А вот это уже лишнее. Эдак можно совсем контроль потерять, сорвется кто-нибудь, да пальнёт…» И он подошел, дабы навести порядок, услал грубияна внутрь здания, подальше от толпы. Птички богемные, перепугавшись, притихли. Вот и хорошо. Он окинул изучающим взглядом этот разноцветный людской клубок и… И тут… Яромир сморгнул, потер глаза… Нет, не почудилось: одежда на нем, правда, не белоснежная, а что-то синее такое, но – он, тот самый, златоглазый.

«Ах, ты!..» Внутри всё кипело, он с трудом поборол желание броситься сейчас же, схватить эту тварь и… и сделать, что фантазия подскажет. Так нельзя ведь! Или – пока нельзя… «Ладно, мы терпеливые. Но проследить бы надо». С кем это он там? Ага, по виду – потаскушка богемная, только красивый очень, глаз не отвести. Ну да, конечно, амирам всегда всё самое лучшее достается...

Яромир продолжал наблюдать, видел, как златоглазый направился к стоянке, сел в кар. «Кар приметный, запомним». А потаскушка его к кому-то в толпе подлетела, выспрашивает. Яромир отметил того, с кем беседует спутник Дани Дин-Хадара. И после, когда этот спутник убежал обратно к кару, приказал своим:

- Блондинчика в красном видите? Ага, этого. Ко мне сюда его доставьте, живо! И можете не церемониться.

* * *

Телевидение транслировало только развлекательные программы. Никаких новостей. А ведь сейчас должно проходить заседание Амирата, и это всегда освещалось в новостях. Хотя… Может, Кемир, замученный подозрениями, вообще все новостные программы позакрывал? Хм, но, вообще-то, Кемир Дин-Хадар – не тот человек, который легко впадает в панику…

Дани сидел в любимом кресле и ждал. Всё равно - ничего другого не оставалось. Корабли, на одном из которых он планировал покинуть Элпис, давно улетели. Теперь только сидеть и ждать…

… Днём раздался взрыв. По крайней мере, Дани определил это как взрыв: грохот, стены дома содрогнулись, зазвенели изящные бокалы на столике. И почти сразу – неслыханное дело – отключилось электричество. А потом послышались хлопки – выстрелы? – где-то в районе Дворца Софии.

- Мне страшно, - прошептал сидящий у его ног Эстэли и уткнулся носом в его колени. Дани гладил танцора по волосам, но ничего утешительного сказать не мог. Конечно, хотелось сказать что-то вроде «всё будет хорошо», но… для начала было бы неплохо самому в это поверить.

Вечером, когда уже стемнело, выстрелы постепенно стихли. Через какое-то время дали электричество. Стало тихо, светло, и, как будто, совсем не страшно. Заработавший снова телевизор известил о скором экстренном выпуске новостей. Дани подобрался. «Ну вот, сейчас должно всё проясниться».

Хорошо знакомая заставка, хорошо знакомые лица ведущих… Но то, что они говорили… никак не желало укладываться в сознании, отторгалось, как нечто абсурдное, ирреальное.

- … сегодня пополудни… перед началом внеочередного заседания Амирата… у себя дома… Кемир Дин-Хадар покончил с собой… Личная охрана подтвердила факт добровольного ухода из жизни, а также – сделанное перед смертью признание в убийстве своего отца…

Что они городят? Если бы Кемир и был убийцей Исена, он бы ни за что… не такой он был человек…

- … не смог бы вынести разоблачения… того, что опозорил род Великого Оакима…

Невероятно. И нелогично. Если так боялся опозорить род, то зачем было признаваться?! Тем более, личной охране?! Но это ведь не всё, а выстрелы как же? А, вот и про выстрелы:

- … Алег Дин-Хадар высказал сомнения в достоверности представленных доказательств… попытался захватить Дворец Софии и присутствовавших там амиров… силами отряда собственной личной охраны удерживал Дворец в течение нескольких часов… Но теперь порядок восстановлен… благодаря решительным действиям начальника Штаба ВС генерала Берта Инсара… мятежники уничтожены… Поскольку Алег Дин-Хадар не пожелал сдаться… принимал активное участие в завязавшейся перестрелке… к нашему глубокому сожалению, не проявил благоразумия, поэтому…

Ясно. Ни Кемира, ни Алега. Обоих сразу, одним ударом. «Уничтожить Дин-Хадаров. Всех Дин-Хадаров». Айгор им не страшен, да теперь, к тому же, он в их руках. Как и весь Амират. Как и вся Элпис. А Дани… Они ведь поверили, что Дани нет в стране. И удар нанесли сразу после его «отлета». Почему? Да потому, что Кемир и Алег подозревали Дани. И что бы они сделали, получив сведения о бегстве главного подозреваемого? Правильно, присмотрелись бы повнимательнее к своему окружению, поискали – нет ли другого кандидата на роль подозреваемого. И наверняка бы такого кандидата обнаружили, у Кемира ведь было больше возможностей, чем у суфи Гару.

Ах, суфи Гару, мудрый наставник! Он всё правильно сказал о «третьей силе». Но искал он её среди таких же мудрых, среди Амирата. Как и Кемир с Алегом. А надо было…

Дани рассмеялся невесело. Эстэли смотрел на него расширившимися от изумления глазами. «Нет, Эстэли, твой покровитель не сходит с ума! Я не безумец, я просто дурак!»

- Мы такие глупцы, Эстэли. Ты даже не представляешь… Интеллект, знания… А не видим, что под носом творится.

Да, глупцы. Механизмы в шлюпке Исена были в полном порядке – теперь Дани в этом уверен, несчастных техников казнили напрасно. Легче легкого взять под контроль приземляющуюся шлюпку, направить куда следует – такие приборы есть у военных. Убийцы находились на земле, на территории космопорта, где к тому времени сменили охрану… У кого есть такие полномочия – менять охрану на столь важном государственном объекте? Приказ мог исходить либо из Штаба ВС, либо из Амирата… но через Штаб ВС опять же. А вот личную охрану Кемира Дин-Хадара, ту самую, что присутствовала при так называемом самоубийстве и признании… Личную охрану председателя Амирата подбирает и инструктирует начальник Штаба ВС, только он и никто другой.

Значит, генерал Берт Инсар? Похоже на то. Другие амиры постоянных телохранителей не имеют. Только Алег, он в своё время вытребовал себе охранников и… да, он хвастался, что подчиняются эти солдаты ему одному, что умрут за него, не раздумывая. Он, кажется, разработал новую «пси-про», предназначенную, как раз, для армии, и испытал её действие на солдатах из своей охраны… Дани горько усмехнулся: судя по выстрелам, доносившимся из Дворца, и по тому, что сказали в новостях, - испытания прошли успешно, охрана защищала хозяина до конца…

Итак, сомнений нет – Берт Инсар и есть «третья сила». Вспомнился холодный взгляд серых глаз, в которых Дани однажды заметил презрение… Думал, показалось…

- Мы глупцы, Эстэли, - повторил он, вздохнув.

Эстэли смотрел непомнимающе.

- Но ведь теперь всё кончилось, да? Кемира и Алега теперь нет… я знаю, кощунственно так говорить… они Дин-Хадары, как и ты… но ведь они хотели причинить тебе вред… Алег, по крайней мере, хотел… у тебя столько неприятностей из-за него было… А теперь их нет, и тебе ничего не грозит, верно?

«Уничтожить Дин-Хадаров. Всех Дин-Хадаров»… Инсар потому и не стал медлить с нанесением главного удара, что счел Дани сбежавшим, ведь все сведения из космопорта попадали к нему. И выезды он запретил, чтобы ещё кто-нибудь важный не сбежал… Может, теперь отменит запрет? Стоит немного подождать?.. Или явиться к Инсару, убедить его, что Дани не нужна власть?.. Надеяться, что поверит?.. Что разрешит уехать?.. «Уничтожить… Всех Дин-Хадаров…»

- Да, - он улыбнулся Эстэли. – Теперь мне ничего не грозит. Но, на всякий случай, мы ещё посидим тут тихо, подождем. А то – мало ли что, на улицах может быть неспокойно, сегодня вот стреляли…

«Всё плохо. Но не стоит его пугать, ему и так несладко. Близость к амиру из привилегии в одночасье превратилась в тяжкое испытание».

Эстэли радостно вскочил, он не стал больше ни о чем спрашивать, не стал пытливо всматриваться в лицо Дани, ловить малейшие оттенки тревоги, он очень хотел, чтобы всё было именно так, как сказал ему Дани.

- Тогда мне срочно нужно выпить! А тебе я приготовлю то, что ты любишь. Да?

И, не дожидаясь ответа, упорхнул из комнаты, что-то негромко напевая. Поверил. Что всё позади, что они в безопасности. Он всегда верил своему покровителю. Это так трогательно. И так необычно. Суфи Гару считает Эстэли глупым. Но Дани он нравится именно таким. В его жизни, забитой до отказа обязанностями и правилами, так нужны были теплые вечера в мягком кресле, взгляды, полные искреннего восхищения, непринужденный веселый смех, запах цветов и шелк волос под ладонью…

«Он мне нужен» - с удивлением понял Дани. Ещё одно серьезное открытие. Нужно было всё потерять, чтобы осознать некоторые вещи. – «А я нужен ему. Я, а не моё положение. Он не может не понимать, что я уже не власть, но всё равно остается со мной. И чего же я жду? Разве не могу хоть раз отблагодарить его так, как он того хочет, сделать подарок, который принесет ему настоящую радость, счастье?.. Что бы ни было дальше… со мной… с нами… сейчас я могу…»

Дани откинулся в кресле. Вот-вот войдет Эстэли… И Дани скажет ему… Да нет, не будет он ничего говорить, чтобы сделать Эстэли счастливым, нужны не слова, а… Дани знает, что нужно, всегда знал. И теперь он это сделает.

Какой-то шум на площадке перед домом… Кар приземлился? Не один – несколько, два или даже три… шум возле входных дверей…

- Кто это может быть посреди ночи? – удивленно восклицает Эстэли… и направляется к двери.

- Эстэли, нет! – хрипит Дани, потому что предчувствие вдруг оживает, наваливается бесформенной громадой, сдавливает горло…

* * *

Трупы, трупы… Окровавленные тела в черно-серой форме… Та же форма, что на Яромире и его парнях.

«Они такие же, как мы. Братья. Просто им не повезло».

… Инсар предупредил его. Он всё рассказал, как и обещал. Когда пришло время.

- … «пси-про», новая разработка лаборатории Алега Дин-Хадара. Программа успешно прошла контрольные испытания – на телохранителях Алега, и он, при поддержке своего отца, Кемира, предлагал внедрить эту «пси-про» в армии. Вопрос даже не собирались обсуждать в Амирате, поскольку Исен был наслышан о случаях проявления неповиновения и росте немотивированной агрессии, - Инсар жестко усмехнулся. – Исен дал добро. Сначала в армии, а потом… Вот такое будущее, Шоно, они готовили народу Элпис. И никакого недовольства, никаких бунтов. Солдатам можно приказать, а остальные граждане… достаточно было просто сделать прохождение «пси-про» обязательным при оформлении на работу. Они б ещё и деньги за это брали!

Обязательная «пси-про»… Сказать, что Яромир был потрясен, значит – не сказать ничего. Однако, у него появился вопрос:

- Откуда Вы знаете об этом, мой генерал? Это ведь дела амиров…

Инсар снова усмехнулся.

- Можно сказать, что у меня есть свои люди в Амирате.

Черт, этого Яромир и опасался!

- Значит, опять власть амиров? – разочарованно хмыкнул он. Это была дерзость, да и фиг с ним! Свалить одного амира, чтобы посадить на его место другого… Стоило ли трудов?!

- Нет! – отрезал Инсар. – Их время кончилось. Амиры нужны нам, нужны Элпис. Их ум, их знания – без этого не обойтись. Но решающее слово будет на этот раз за нами. Мы возьмем власть в свои руки и этими руками построим новый мир.

… «Новый мир»… Он объяснил это своим ребятам. Мог, конечно, ничего не говорить, они в него верили, пошли бы за ним куда угодно. Но он должен, обязан был объяснить, ради чего они будут убивать таких же парней, в такой же форме. И они поняли, и убивали…

Пришлось уничтожить всех до единого – Алег не хотел сдаваться. А бедолаги-охранники, кажется, не чувствовали ни боли, ни страха… а может, так и было… Продолжали стрелять, когда в них уже чуть не по десятку пуль сидело, продолжали, истекая кровью, защищать эту сволоту, превратившую их в живые машины для убийства…

Алег был жив, когда Яромир подошел к нему, не ранен даже. Выбрался из-под трупа охранника, который закрывал его своим телом, глянул на Яромира… Идеальное узкое лицо, высокомерный взгляд – как на быдло, как на мусор под ногами. «Если не будет другой возможности…» - так напутствовал Инсар.

- Не будет, – произнес Яромир. И выстрелил Алегу Дин-Хадару в лоб. – Для э т и х нет и не будет другой возможности.

Парни выходили из Дворца в молчании. Не было радости от такой победы. Кого постреляли-то? Бедняг, чье сознание изуродовали чертовы амиры.

Яромир связался с Инсаром.

- Кончено! – доложил он.

- Значит, все, - подвел итог Инсар. – По крайней мере, все, кто представлял опасность.

«Не все» - подумал Яромир.

- А как же Дани Дин-Хадар?

- Дани? – Инсар удивился. – По данным службы информации космопорта, он вылетел вчера на Доминго. Точнее узнать было нельзя, амиров не проверяют… У тебя есть другие данные?

- Есть, - ответил Яромир. И рассказал.

- Значит, ты выяснил, что он прячется у своей сучки… А ты уверен, что это был он? – Инсар всё ещё сомневался.

- Я его до смерти не забуду, - о, да, Яромир был уверен!

- Хорошо, - генерал размышлял вслух.- Его отец у меня в руках, он выдающийся ученый. Впрочем, Дани тоже, насколько мне известно. Их можно было бы использовать обоих. Но вдвоем, вместе, они будут намного опаснее. Я бы предпочел вообще обойтись без Дин-Хадаров… Нет, лучше не рисковать. И пусть Айгор думает, что его сын сбежал…

- Что это значит? – не понял Яромир.

Инсар коротко рассмеялся.

- Это значит, что я дарю его тебе, Шоно. Можешь делать с ним всё, что вздумается. Только… Шоно, я уже сказал, что его отец мне пока нужен, так что, ты это… приберись потом за собой. Понял?

- Понял! – куда уж понятнее…

* * *

Громкие грубые голоса, взрыв хохота, испуганный вскрик Эстэли…

Дани рывком вскакивает с кресла, бежит к двери, но… они уже входят в гостиную. Солдаты, человек десять, может, больше. От них разит алкоголем, Дани делается дурно от одного только запаха, на них грязная обувь и одежда – копоть и кровь, у них злые глаза и злые усмешки.

Рот Дани вдруг переполнился слюной и резко кольнуло в груди… Первый укол страха, не испуга, не опасения, а настоящего животного страха, какого не должно быть у амиров. Но он ещё в силах преодолеть, взять под контроль…

- Немедленно прекратите! – ровным голосом приказывает он. Он привык приказывать, и распоряжения его всегда мгновенно выполнялись.

И сейчас… солдаты смолкли, замерли, нерешительно переминаясь с ноги на ногу. Они привыкли повиноваться таким, как Дани, и привычку эту не вытравишь в одночасье.

А Дани уже хочет скомандовать: «Убирайтесь отсюда вон!», он уже верит, что они послушаются и уйдут, что всё на этом закончится. Но тут в комнату входит… тот… хищник… майор Шоно. Он медленно подходит к Дани, смотрит ему в глаза жестким немигающим взглядом чуть прищуренных глаз, смотрит, не отрываясь. И страх возвращается, уже не единичным уколом, а сразу сотнями игл, что впиваются в Дани, и ему нечем защититься, некуда спрятаться от этого холодного жуткого взгляда, от ощущения неумолимой враждебной силы, которая исходит от этого человека, эта сила вот-вот сомнет, раздавит Дани.

Губы майора изгибаются в усмешке – победной, презрительной.

- Мы исполнили свой долг, - негромко и очень спокойно произносит он. – А теперь хотим развлекаться. Достойный амир не откажется развлечь усталых защитников Родины?

Наверное, надо что-то сделать, сказать… Но Дани не знает, что говорить, что делать, он впервые в жизни так напуган, растерян, сбит с толку. И больше всего на свете ему хочется оказаться как можно дальше от этого места, которое ещё недавно было таким уютным, от этого страшного человека, который – Дани это чувствует – хочет причинить ему вред, хочет сделать с ним что-то… кошмарное, отвратительное, о чем Дани даже подумать боится… А голос, противный голос поселившегося внутри страха, нашептывает абсурдное: «Веди себя тихо, тогда, может, всё обойдется». Но это неправда, в беспощадных зеленых глазах Дани читает: «Не обойдется, что бы ты ни делал, уже слишком поздно!»

Страшный майор подошел вплотную, протянул руку обманчиво-осторожным движением, пальцы сначала прикоснулись к груди Дани… Он отшатнулся было, и тут же майор схватил, скомкал в ладони тонкий синий шелк рубашки, а потом с силой рванул вниз – ткань затрещала. Ещё один рывок, и ещё… Разорванная рубашка упала на пол.

Это словно явилось сигналом для остальных. Один многозначительно присвистнул, другой отпустил похабное замечание – и вот они уже снова грубая и злая пьяная стая. Обступили кругом, но пока не подходят ближе, пока не трогают. Как будто ждут… разрешения?

И Дани замер, точно скованный, обездвиженный немигающим взглядом майора. Обхватив себя руками, будто пытаясь закрыться таким образом от похотливых взглядов и сальных шуточек, он всматривается в прищуренные зеленые глаза, стараясь понять, увидеть назначенный ему приговор. «Он знает, что мне страшно» - понимает вдруг Дани. – «Он нарочно медлит, он наслаждается моим страхом. И своей властью надо мной. Но вдруг… А что, если ему недостаточно просто напугать и унизить?..»

В этот момент из прихожей раздаётся шум, ругань и отчаянные крики Эстэли. Крики боли. И Дани будто очнулся, разом сбросил с себя оцепенение, рванулся к двери… И тут же несколько пар сильных, цепких рук схватили за плечи, за руки, за рассыпавшиеся в беспорядке волосы, отшвырнули обратно, прямо в другие руки, не менее сильные и цепкие… А Эстэли всё кричал. И крики его заглушали страх, Дани отбивался – нелепо, неумело – но он был сильным и гибким, он уворачивался, бил по тянувшимся к нему рукам. Ему почти удалось добраться до выхода… Он не знал, что будет делать, когда доберется, он просто хотел быть сейчас рядом с Эстэли, он в ответе за него, он обещал, что всё будет хорошо, что нечего бояться… Эстэли слишком чувствительный, он так боится боли…

Дани был сильным, но совершенно не умел драться, ему ни к чему было, для этого есть охрана… А они были профессионалами. Когда им наскучила эта игра в драку, Дани просто сбили с ног, крепко стянули ремнем руки и отволокли обратно в гостиную. Пока тащили, чья-то ладонь залезла ему в штаны, ухватила за член, кто-то ущипнул за сосок… И Дани содрогнулся: злоба, густо замешанная на похоти, была куда страшнее, чем просто злоба. А в прихожей продолжал кричать Эстэли…

- Там ребята веселятся, - сказал один, не отрывая жадного взгляда от Дани.

- Я сейчас лопну, до чего охота, - сказал другой. И вопросительно посмотрел на майора.

- Можно, - сказал зеленоглазый и отошел, скрестив руки на груди.

… Он отбивался, даже со связанными руками, но они быстро сорвали с него остатки одежды, швыряли, толкали, забавляясь, друг к дружке, щупали, трогали его тело, засовывали везде свои грязные руки, обсуждали всё это в самых мерзостных выражениях…

- Нееееееет!!! – раздался вдруг истошный крик. Прямо тут, в гостиной. Крик Эстэли.

Он ворвался в комнату, в разорванной одежде, весь в синяках и кровоподтеках, которых, казалось, даже не замечал. Взгляд Эстэли сразу заметался по комнате, нашел того, кого искал, и лицо танцора мучительно исказилось. Он бросился к Дани, но кто-то ударил его по ногам, и Эстэли упал… «Его нельзя по ногам… Он же танцор…» Дани сделал отчаянную попытку вырваться. Бесполезную попытку. Его тут же крепко захватили за шею.

- Только дернись ещё раз, падаль, живо башку сверну! – зашипели у него над ухом.

Эстэли не попытался подняться, он на коленях подполз к майору.

- Не надо… Только не его… пожалуйста… я прошу Вас… - прекрасные шелковые пряди упали прямо на замызганную обувь. – Я умоляю… я сделаю всё, что хотите… я разное умею… многое… только не его… не надо его… пожалуйста, умоляю…

На лице майора появилась какая-то болезненная гримаса, он оттолкнул Эстэли, приказал нервно:

- Уберите его отсюда!

А Дани понял вдруг: все эти раны, синяки… Эстэли пытался прорваться к нему, пытался… «Защитить?! Меня?! Эстэли, милый глупенький Эстэли, что же ты делаешь?! Это я им нужен, меня они так люто ненавидят. А у тебя есть возможность… Ты можешь спастись…» Он шептал всё это, получалось еле слышно из-за того, что сильно сдавили шею, но он отчаянно надеялся, что Эстэли услышит, поймет… послушает его… Так будет правильно, разумно…

Но Эстэли никогда не был разумным, даже если он и слышал Дани, всё равно всё сделал по-своему. Он внезапно перестал умолять, вскочил и с яростным воплем бросился на двух солдат, что держали Дани. Те не ожидали и не успели среагировать. Одного из них Эстэли ударил головой в лицо, а другого… как он умудрился так ловко выхватить нож, висевший у солдата на поясе?.. Но выхватил ведь и полоснул солдата по шее его же ножом. Тот завалился на ковер, забрызгав кровью всё вокруг. Крики, шум, хрипение раненого… А Эстэли, нежный, утонченный Эстэли, издавая безумные крики, кидается с ножом на всякого, кто пытается приблизиться к нему и Дани…

Все это прекращается, когда раздается выстрел. Стрелявший стоит в дверях, его не было в гостиной, он не принимал участия… Он ведет себя странно: смотрит на майора, качает головой и выходит. Молча.

А Дани смотрит на Эстэли. Он уверен сначала, что стреляли в воздух, просто, чтобы пригрозить, заставить сдаться… Вот же, Эстэли стоит, нож бросил… Нет, нож выпал. Из ослабевшей руки. Эстэли поворачивается к Дани, взгляд у него удивленный и будто бы обиженный. И он медленно оседает на пол, а на груди расползается кровавое пятно. Он протягивает к Дани руки, и Дани тоже тянется к нему… если бы не связанные руки… Но им так и не позволяют коснуться друг друга, Дани снова хватают, швыряют об стену, больно ударившись, он падает на пол, вниз лицом… А когда поворачивается опять к Эстэли… в открытых по-прежнему глазах уже нет жизни, они стеклянные, как у той мертвой птицы… Как сломанные крылья – руки, что по-прежнему тянутся к Дани…

Впервые суфи Гару оказался неправ.

Осознание того, что Эстэли ушел, оставил его, что теперь он совсем один в этом мире, лишает Дани и страха, и воли. Он теперь знает свою судьбу, свой окончательный приговор. И не хочет сопротивляться.

… Раненого – или мертвого уже? – унесли. Они теперь стали ещё злее, взгляды совсем остервенелые, ничего человеческого. И для Дани начался ад…

Его перекинули через столик, на котором всё ещё стояли бутылка с вином и изящные бокалы. Прямо перед ним, на полу – Эстэли… его тело… мертвые глаза смотрят на Дани… Скоро всё кончится… Скорей бы уж…

… Когда-то, на занятии по хирургии, он порезал скальпелем себе руку. Случайно, конечно. Он вскрикнул тогда, чем сильно рассердил своего деда. «Будущий амир должен уметь терпеть боль! Не смей раскисать и хныкать!» И маленький Дани стиснул зубы…

Он тогда не знал, что такое настоящая боль. Узнал только сейчас. Словно его оперируют без наркоза, острый скальпель вгрызается в него изнутри, распарывает, кромсает… И омерзительное хлюпанье… и чьи-то пальцы грубо теребят мошонку, царапают ногтями… Это не секс, и это даже за гранью похоти, это взбесившееся, остервенелое, безудержное насилие, не просто желание – жажда – мучить, унижать, калечить, втаптывать в грязь. И насилие хочет торжествовать в полной мере, оно требует криков боли, причитаний… Но Дани стискивает зубы, он обещает себе, что не будет кричать и просить… Это не гордость, нет, какая может быть гордость, когда… Это из-за Эстэли, Дани словно боится расстроить его своими криками, а вдруг он ещё может слышать… это слишком похоже на безумие, но Дани уже всё равно… может и к лучшему, если он сойдет сейчас с ума…

А им не нравится, что он молчит, что не бьется, не умоляет.

- Он там, часом, не окочурился?

- Хы, ты мне льстишь, но посмотрим…



Его резко вздергивают за волосы.

- Живехонек, что ему сделается! Я ж только четвертый…

«Только четвертый… Сколько же их ещё?.. Сколько осталось терпеть?..»

- Тогда чего он как мертвый? Не тот кайф.

Его бьют лицом об столик. Кровь из разбитого носа и рассеченной брови заливает лицо…

… Как пахнет насилие? Кровью, спермой, потными немытыми телами…

- Сейчас я его расшевелю.

Его переворачивают на спину. И тушат сигарету об его сосок. Он дергается, едва удерживая в горле крик.

… А ещё насилие пахнет жженой плотью и мочой, что течет по его ногам, смешиваясь с их спермой и его кровью…

- Надо же, обмочился! Какие мы нежные!

Наверное, они всё ещё не сломали его, раз он способен чувствовать стыд…

Когда очередной насильник наваливается на него, Дани запрокидывает голову, чтобы видеть Эстэли. Насильнику это не нравится, он хватает Дани за волосы, бьет наотмашь по залитому кровью лицу.

- На меня смотри, паскуда, а не на дружка своего! Это я тебя трахаю!

От насильника нестерпимо воняет – потом, алкоголем, табаком… Дани не выдерживает, его рвет, выворачивает наизнанку. Солдат в бешенстве.

- Ну, падаль, я тебе сейчас…

Он вытаскивает из брюк ремень с тяжелой пряжкой, Дани снова переворачивают на живот… И на этот раз он плачет, глаза предательски заполняются слезами каждый раз, когда железная пряжка со свистом опускается на его спину. «Это ничего» - беззвучно шепчет он мертвым глазам Эстэли. – «Это скоро кончится. Надо только ещё немножко потерпеть. Совсем чуть-чуть»…

А потом им приходит в голову, что можно сразу вдвоем… Дани кажется, будто внутрь ему вбивают раскаленное железо, он всё ещё не кричит, но закушенные губы превращаются в кровавое месиво.

- Всё-всё можно, командир? – доносится откуда-то издалека.

- Да, всё. Всё, что в твою дурную пьяную башку взбредет, - небрежно произносит его палач, его судьба…

И они опять что-то придумали. Он не видит, он снова лежит на животе, но чувствует – надо же, он ещё может чувствовать т а м ! – они засовывают в него что-то огромное, очень твердое, холодное… что-то, что делает боль непереносимо острой, сжигающей нервы, взрывающей сознание…

А потом его поднимают на ноги, и тяжелый солдатский ботинок с размаху врезается ему в живот…

И тогда Дани не выдержал. Он, наконец, закричал.

* * *

Вот он, этот дом.

Яромир всю дорогу опасался, как бы добыча не смылась куда-нибудь, но – нет, свет горит… Парни гомонят возбужденно, они крепко нахлестались после бойни во Дворце. А Яромир не пил, он хотел сейчас быть трезвым. Чтобы насладиться каждой секундой, чтобы всё хорошенько запомнить…

Вышибают дверь, вламываются всей оравой. В коридоре – этот, красивый… Мордашка перепуганная. Яромир зыркнул на него этак построже:

- Будешь вести себя тихо – не тронем! – и скомандовал парням. – Заприте его пока куда-нибудь!

Красивый продолжал верещать, да ну и хрен с ним! Яромир прямым ходом направился в гостиную… Да, здесь он, ангелочек золотой, никуда не делся. Растерялся, напуган… Правильно, так и должно быть, тебе есть, чего бояться.

Яромир подходит совсем близко, смотрит сверху вниз – благородный амир ему едва до подбородка достает… Боится, точно боится… Яромир смакует каждое мгновение своего триумфа. Вот она, справедливость, а разве нет?! Вот он, бывший всесильный… свергнутое божество… и делай с ним, что хочешь. «И сделаем! Мы пришли получить своё!»

- … достойный амир не откажется развлечь усталых защитников Родины?

Яромир протягивает руку, касается, будто сомневается в реальности происходящего, хочет убедиться, что перед ним – всамделишний живой Дани Дин-Хадар, из плоти и крови. Убеждается – живой, теплый… Ишь, отпрянул, глядит этак… глаза, как золото расплавленное, будто солнце внутри… «Эээ, нет!» - одернул себя Яромир. – «Больше я на эту удочку не попадусь… надо же – едва не забылся… Ну ничего, ангелок, сейчас я тебе покажу, кто тут главный!»

Яромир срывает с него рубашку… Золотистая гладкая кожа, нежные соски и то, как беззащитно, невинно этот Дани обхватывает себя руками, всё это… злит Яромира донельзя, приводит в настоящее бешенство. Тварь разэтакая, гадина, что тут из себя строит?! Яромир – не злодей какой, он пришел сюда, чтобы воздать по заслугам, а э т о т - заслужил стократ!

… Торжественность момента нарушают вопли в коридоре. ****ь! Ну что они, не могут с цветочком богемным справиться?! А тут ещё и златоглазый рыпаться начал. Куда рвется? К любовничку? Лучше б о своей шкуре подумал… о своей холеной роскошной шкурке. Так-так, ребята, хорошо, держите крепче, ух ты, горячий какой, строптивый, ничего, подожди, сейчас мы тебя сообща объездим…

- Можно.

Да, парни, валяйте. За все обиды разом, всю черноту, всю ненависть, годами оседавшую в душе, освободить, выплеснуть на… чтобы захлебнулся, утонул в этом потоке дерьма! Никаких запретов, никаких тормозов!

… Он всё испортил, этот красивый. Ворвался… Ему же обещали, что не тронут, чего ему ещё?.. Они же ****и все, продажные, разве нет?.. Он не должен был так себя вести, никто и не ожидал, что… Охренеть же, опытному вояке потаскушка богемная глотку перерезала. Да все охуели от такого, и кто ещё знает, что могло случиться, если бы не Малыш. Как он вовремя появился, реакция оказалась даже быстрей, чем у Яромира… Только глянул нехорошо, прежде чем выйти… Ну, понятно, Малышу такие вещи не нравятся… чистенький… Как умудряется таким оставаться? Не липнет к нему говно всякое, не пристает…

А парни на глазах звереть начали, не только из-за раненого товарища… хотя, обидно будет, если помрет… Из-за этого, красивого – как он вел себя отчаянно, как заслонял собой… Парни вспоминают сразу тех, из Дворца, охранников Алега, думают, что этот, богемный, такой же – с переделанными мозгами. Жалеют его, мол, во всем сука-амир виноват. И Яромир тоже хочет так думать, что во всем виноват э т о т , что красивый из-за «пси-про» его защищал, ведь не может же быть, в самом деле, чтобы он его… чтобы у них… как у Змея с Дикарем?.. Или даже с Янни?.. Нет, не может, он – тварь бездушная, не умеет он чувствовать, нелюдь!

А всё ж таки, первым Яромир стать отказался. Ему как командиру сразу место уступили, как только разложили… а он отказался, позже, мол, хочу, чтобы сломался уже, чтобы сам просил. Занятие даже себе нашел неотложное, чтоб не глазеть попусту, а как бы при деле: Инсар поручил ему привезти все документы, носители, которые при Дани найдутся. Вот Яромир и искал. Тут же, в гостиной. Хотя, искомое наверняка в кейсе лежало, который он в коридоре приметил…

А парни переговаривались – хоть уши затыкай.

- А пахнет как вкусно, так бы и сожрал!

… запах у него прохладный, с горчинкой…

- Бля, соврали, что у них на теле совсем волос нет.

… конечно, соврали, вот же – золотые завитки на лобке…

- Зато тут какой глааадкий…

Яромир искоса поглядывает, как говоривший с наслаждением запускает руку между маленьких округлых ягодиц.

- Ох ты ж, блин, до чего туго!

Ну, это понятно к чему… Придурки, не могут без комментариев идиотских!

Затем они начинают сомневаться, что Дани чувствует. Они хотят, чтобы чувствовал. Амир не просит, не умоляет – почему? Парни гадают: может, на себе какую хрень испытывал, вот ему и не больно. Но Яромир смотрит на истерзанное уже тело и понимает: больно ему, очень больно – зрачки, вон, такие, что глаза черными кажутся, губы все изгрыз, описался даже… и плачет… Лицо в крови, от этого кажется, что плачет кровавыми слезами… И все с дружка своего мертвого глаз не сводит…

«Нет, «пси-про» тут не при чем» - понимает Яромир, и мысль эта вызывает досаду почему-то, и ещё – совершенно уже дикую для такой ситуации ревность. Яромир злится: на Дани, на себя, на мертвого амирского дружка, на всех амиров, вместе взятых… За то, что всё не так идет, как надо, как задумал и хотел, не получается справедливого возмездия, а получается черт-те что… Ну и на хрен! Чего теперь-то сомневаться, когда уже… Пускай парни доиграют, а он пойдет за кейсом… насмотрелся, наслушался…

- Всё-всё можно, командир?

- Да, всё. Всё, что в твою дурную пьяную башку взбредет.

Пускай. Плевать он хотел на справедливость… может, и нет её вовсе на белом свете… А смотреть-то неприятно стало…

… Яромир открыл кейс: ну да, вот носители в коробочке, папка с документами, ещё папка какая-то, закрытая… Он вздрагивает, чувствуя на себе взгляд… Малыш, как всегда, тих и незаметен. Стоит, курит, пепел падает на выложенный мозаикой пол. Показалось или пальцы у него дрожат?..

Яромир подходит к нему, хлопает по плечу.

- Слушай, этот выстрел… Ты молодец, даже я оплошал, растерялся, а ты…

Малыш смотрит куда-то… то ли на стену, то ли на огонек сигареты. Не на Яромира.

- Я не хотел его смерти, - говорит он.

- Я тоже не хотел, - отвечает Яромир. – Он же просто шлюха.

- А мы – просто убийцы.

- Ну, знаешь! – взрывается Яромир. – Я, по-твоему, плохой, да?! А они бедненькие-несчастненькие?! Вспомни, как мы жили! Семью свою вспомни! И посмотри вот на это, - Яромир обвел рукой просторное помещение. – Мы же быдло для них, скоты!

- А мы сейчас и есть скоты, - Малыш усмехнулся, по-прежнему не глядя на Яромира. – Тебе зрелище понравилось? Не участвовал, знаю, иначе не был бы сейчас таким дерганым… Но ты ведь хочешь его? Так хочешь, что крыша едет, - он, наконец, посмотрел на Яромира, но не в глаза, а… туда, где заметно набухло под брюками. – Хочешь… А получить можешь только так, как сейчас… Точно – скоты и быдло… И вот этими руками мы будем строить новый мир. Мир шлюх и убийц.

«Малыш, Малыш, да что с ним происходит?! Или это с нами неладно?..»

- Значит, ты так это видишь? – Яромир вздыхает, ладно, мол, потом поговорим, когда ты отойдешь, успокоишься, кто бы мог подумать, что Малыша так заденет… но он ведь потом обязательно успокоится, всё станет, как раньше, как должно быть… - Ладно, пора заканчивать всё это.

И тут раздается крик. Нет, вой, нечеловеческий, пронзительный, полный запредельной боли.

Яромир кидается в гостиную. Чего они тут натворили?.. Парни стоят притихшие, протрезвевшие, вид, как у мальчишек, изрядно напакостивших. Амир на полу – безжизненной тряпичной куклой, и кровь из него хлещет – лужа целая натекла… Не мертвый? Нет, дрожь по телу пробегает…

Парни начинают говорить… точно, как мальчишки… запинаются, смотрят в пол… Дескать, Крюк с Рыжим поспорили, что Крюк заставит амира заорать… Крюк выиграл, это ясно, неясно только – как. И вдруг догадывается… На столике бутылка стояла. И бокалы.

- Значит, вы это всё… ему туда…

Крюк кивает виновато. И что с ними делать, если сам разрешил? Вот и взбрело в дурную пьяную башку… Он командует, чтобы шли все вон, чтоб возвращались в казарму, пусть только один кар ему оставят, а «прибрать» он и сам сможет, в одиночку, нехитрое дело, пары вакуумных зарядов хватит… Достало просто всё…

Они выходят, присмиревшие, стараются не смотреть на тела – мертвое и почти… Они ведь не звери, не садисты, они просто с катушек слетели сегодня… Зоэ, переворот, те несчастные во Дворце… Они никогда не будут этим хвалиться, наоборот – постараются забыть как можно быстрее…

… Улетели.

Запах тут невообразимый: крови, спермы… и цветов… Да, тут цветы повсюду, наверное, красивый их любит… любил… Или это для… Дани Дин-Хадар любит цветы, интересно?.. И какие?.. Ох, ёб!.. «Ну, я сбрендил, не иначе. Какое это имеет значение? Теперь…»

Он, наконец, открыл папку, ту, из кейса. А то – всё таскал, таскал в руках. «Посмотрим, что же так важно для тебя, ты ведь в этом кейсе только самое важное собрал?» Не документы никакие – листы с рисунками. Он – рисовал?! Какая красивая птица… А это… это…

Яромир не сел – упал в кресло, рука, державшая листок, задрожала, но он не выпускал. Он понял, что это… кто это… Она смотрела золотым взглядом прямо на него, прямо ему в душу. «Что ты сделал с моим мальчиком?» - спрашивали её глаза. И черты лица её будто расплывались, менялись, превращаясь в то самое, незабываемое лицо самой прекрасной женщины на свете… «Жалела… жалела меня…»

«Нет, нет, не надо!» - шептал он, раскачиваясь из стороны в сторону… Он с усилием оторвал глаза от рисунка, и… взгляд упал на мертвое тело… и на живое ещё… они лежали рядом… Яромир смотрел, смотрел на них, а видел – хрупкое тельце заносит песком, и кровавые звезды, и рука с пистолетом поднимается к виску… «Твою мать, Волк!»

И навалилось камнепадом, придавило так, что дышать невозможно…

- Не-е-е-ет! – стонет он, роняет листок и закрывает лицо руками.

Вот как… Сколько крови видел, сколько мук и смертей, а сломал его простой рисунок… Прав Малыш – эти руки уже ничего не построят, они несут только горе и смерть.

Оторвал ладони от лица, вытащил пистолет. Спокойствие было таким странным, словно мир вокруг замер… словно приоткрылась дверь – в пустоту, в тишину, в сон про теплое море и мокрую траву…

Полная обойма, да… а нужно всего два патрона.

- Ну что, мой златоглазый, пойдем туда вместе…

Длинные золотые ресницы вздрогнули, пальчики вытянутой руки чуть шевельнулись. Он же в сознании… слышит… понимает.. чувствует…

Палец дрожал на спусковом крючке, а Яромир уже смутно догадывался, что не получится…

- Что, вот так вот просто сдашься? – на пороге комнаты стоял Малыш.

Малыш… Пришел. Он всегда рядом, когда хреново… Только сейчас опоздал.

- Да, - отозвался Яромир. – Как Змей.

… как Змей, у которого он всё отобрал…

- Хрена лысого! – заорал вдруг Малыш. – Змей до конца боролся!

И что-то изменилось от этого ора… дверь в пустоту… захлопнулась, растворилась. Он снова был тут, в гостиной, с Малышом и…

- Ты чего на меня орешь?!

- А того! - и спокойнее уже. – Я всегда твоей силой восхищался, а сегодня… ты всю ночь ведешь себя, как дерьмо!

Яромир вдруг засмеялся – нервным, дребезжащим смехом. Малыш посмотрел обеспокоенно… Не, зря волнуется, сознание у Яромира прояснилось окончательно, мозги на место встали… и даже заработали. Значит, «боролся до конца»? Ну, что ж…

 - Я не хочу его убивать! – заявил Яромир, решительно поднимаясь с кресла. Если он в чем-то сейчас и был уверен, так это в том, что хочет спасти златоглазого. Ради… да какая разница, ради чего?! Главное то, что эта уверенность делает его прежним… почти прежним… сильным, решительным. Ему есть, за что бороться…

Малыш кивает, он даже не удивился, будто ждал от Яромира чего-то подобного. И они начинают суетиться…

- Простыня не подойдет, тонкая, сразу кровью пропитается…

- В другой комнате плед был, сейчас принесу…

- Осторожнее, эти штуки ещё в нем, как бы хуже не покалечить…

- Ага, давай его сюда, на заднее сиденье…

- Ну, всё, а я теперь домом займусь…

Яромир уже ставит заряды на таймер, когда Малыш возвращается. С тонкой белоснежной простыней, которой он заботливо накрывает мертвое красивое тело. И смотрит так, будто это кто-то близкий ему… «Странный он. А впрочем… не, не странный, это же Малыш, таким я его… ценю? Люблю?..»

… Уже утро. Кар взлетает над огромным костром, быстро пожирающим мозаичные полы и шелковые простыни, цветы и кровь, красоту и мерзость этой ночи…


13. Сначала.


«Все зачеркнуть, все изменить,
Из подсознанья вырвать тормоза,
Новый вираж преодолеть,
Ток пропустить по нервам в сотый раз,
Смуту в душе перетерпеть,
Чтобы исполнить
Все, что хотел,
Но не успел»

(КИПЕЛОВ «Не Сейчас»)


Уже в шлюпке Яромир пытался сообразить, куда же им сейчас лететь. Клиники, принадлежащие Дин-Хадарам, наверняка закрыты. Другие клиники в Верхнем Городе?.. Неизвестно, как поведут себя высокопоставленные «белые мантии», когда увидят одного из своих… вот такого… А Инсар, когда узнает – а он точно узнает – будет в бешенстве, можно не сомневаться.

Когда поднялись в воздух, он высказал свои соображения Малышу. И в конце сделал неуверенный вывод:

- Может, тогда к нашим «белым мантиям»?

Эйдо покачал головой.

- Не… Лучше не рисковать. Фиг знает, как начальство на это посмотрит. И мы уже в этом случае сделать ничего не сможем… Лучше, чтоб наши вообще не знали.

Всё Малыш правильно говорил, Яромир и сам так думал: лучше, чтоб не знали…

- А тогда куда?..

Малыш наморщил лоб, на размышление ему понадобилась пара секунд, потом выдал уверенно:

- В шестую категорию надо.

Яромир протестующе вскинул руки.

- Там же не клиники – клоповники, и не лечат там толком, а больше наркотой торгуют или этими… членоподъемными снадобьями. А ему, - Яромир перевел взгляд на Дани, - настоящий врач нужен.

Но Эйдо был настроен решительно, он уже и курс выправил на район шестой категории.

- Есть такой настоящий. Он, говорят, раньше в хорошем месте работал. Из уважаемой семьи…

Яромир недоверчиво хмыкнул.

- А как он в этой клоаке оказался?

- Так… пьет.

Ну, это уж совсем нереально звучало.

- Да ну! «Белые мантии» не пьют, тем более, из уважаемой семьи.

- А этот пьёт. Может, чего с ним не так, может, «ф-про» сбой дала… Но он постоянно нажратый ходил. А лечил хорошо, бандиты побогаче к нему за пластикой обращались – себе или любовничкам… Он и отца моего оперировал.

- У тебя же отец помер?!

- Это потом уже, по другой причине, а после операции он в порядке был.

- Ну, ладно, - сдался Яромир. Всё равно – других вариантов не предвиделось.

Он перебрался назад, туда, где лежал замотанный в плед Дани Дин-Хадар. Струйка крови уже потекла по кожаному сиденью… Глаза закрыты. Воздух с едва слышным стоном вырывается сквозь приоткрытые окровавленные губы… «Только пока он жив, можно что-то исправить. А смерть уже не исправишь, оттуда не вернешь, не докричишься. Я не могу его туда отпустить. И он не отпустит меня, утянет за собой». Яромир протянул руку, коснулся шеи: пульс – тонкой ниточкой…

- Долго ещё? – Ему кажется, что кар движется слишком медленно.

- Сейчас, где-то тут, ещё пара кварталов.

И скорость прибавить нельзя – темно тут слишком…

«Хорошо, что я ту папку захватил» - подумалось ни с того, ни с сего Яромиру. - «Где птица. И его мама… Он на неё похож, глаза – точь-в-точь, и носик… Какой она была? Пела ли ему песню про далекий край у теплого моря?.. Ох, нет! Нельзя сейчас об этом. А то ведь – раскисну. А не должен раскисать, никогда не должен был, но сейчас – особенно».

- Малыш, а что, если его там не окажется?

- Окажется, - уверенно говорит Эйдо. – Когда мы с Зоэ прибыли, я заходил к нему. Помянули моих… Всё, мы на месте.

Раннее утро, на узкой улочке пустынно, только двое малолетних оборванцев роются в мусорном контейнере.

Малыш выходит, направляется к дому из красного кирпича. Рядом с входом в табачный магазин ещё одна дверь, над которой висит скромная табличка: «Медицинский кабинет». А на самой двери нацарапано: «Стучите громче». Малыш колотит в дверь от души, кулаками и ногами. Из окрестных окон высовываются заспанные злые физиономии… Но тут же снова исчезают в темноте квартир. Ясное дело – военный кар, солдатня… кому охота связываться?!

Усилия Малыша, наконец, вознаграждены – дверь открывается, из-за неё показывается… старик?.. Или нет?.. Впрочем, в шестой категории большинство так выглядит – не пойми какого возраста. Одутловатое лицо, нос какой-то сизо-синюшный… Пьянь, точно. А Малыш с ним говорит уважительно… ****ь, и это врач! Вон, руки трясутся, да он нитку в иголку вдеть не сможет! Нельзя ему златоглазого доверять…

А Малыш уже это чучело к кару тащит. Чучело заглядывает в салон…

Яромир тем временем подзывает Малыша, шипит на него гневно:

- Ты чего, охуел совсем?!

- Нормально всё, - отвечает тот, как ни в чем не бывало.

- Какое «нормально»?! Он же ни на что не годен! Мы время только теряем! – он ухватил Малыша за плечо, тряхнул даже пару раз. Малыш вырвался, зашептал раздраженно:

- Если знаешь чего получше, давай – предлагай!

Ничего получше Яромир не знал. Он просто боялся… он до жути боялся, что златоглазый умрет. И тогда всё будет кончено. Всё. Будет. Кончено.

Должно быть, Малыш это понял, потому что смягчился сразу, видно было, что готов снова заверить, что «все нормально»… А тут этот… синеносый… лапищи свои потянул…
Яромир в два прыжка возле него оказался, схватил за руку.

- Эй, ты чего делаешь?!

А пьянь обернулась, зыркнула на Яромира неожиданно трезвыми, ясными глазами.

- Во-первых, юноша, пустите руку! А во-вторых, не задавайте глупых вопросов… Вы калечите, я лечу…

Яромир растерянно отпустил его руку, и врач, отдернув плед, аккуратно прощупал живот златоглазого. Тот встрепенулся, дернулся. Всхлипнул… А врач вздохнул, протянув: «М-да… Натворили дел». И у Яромира опять сердце замерло – неужели всё?..

Врач повернулся к нему:

- Деньги есть?

- Д-да, - Яромир таскал при себе большую часть своих богатств, сейчас в карманах и деньги были, и кое-что из драгоценных трофеев с Зоэ. Это немало… а Малыш ещё может в казарму смотаться, остальной Яромиров капитал доставить… Пусть только скажет, что спасет златоглазого… - Да, да, у меня вот…

Яромир достает пачку денег из нагрудного кармана, хочет лезть за второй, но врач выхватывает деньги, пересчитывает…

- Этого хватит, - он оставляет часть себе, но несколько купюр возвращает Яромиру.

Тот протестует:

- Да берите, у меня ещё есть, я не пожалею… если вылечите…

- Это чтоб кровь для переливания срочно доставили, - перебивает врач. – Всё остальное, что необходимо, у меня есть. А мне лично ваших кровавых денег не надо.

Он положил купюры на сиденье кара. Потом проворчал, не глядя на ошарашенного Яромира:

- Они суки, конечно, - Дин-Хадары. Жизнь мне сломали. Но этот мальчик… Зря!

Яромир не спрашивает, чего врачу сделали Дин-Хадары, ему это сейчас не интересно. Главное – не сказал, что невозможно… что поздно…

… Дани заносят в неожиданно чистое помещение, там уже ждут помощники вполне опрятного вида. Врач первым делом достает бутылку, прикладывается.

- Чтоб руки не дрожали, - поясняет он. А потом командует. – А теперь – пошли вон! Я работать буду!

* * *

Яромир меряет шагами коридор. Вдоль дверей в операционную… от одной стены к другой… к входной двери… обратно… Неизвестность. Выматывающее ожидание.

Сколько прошло времени?.. А, неважно! Что там хоть? Не суетятся, вроде… Тихо… И то ладно.

Он давно связался с Инсаром, доложил, что «прибрался за собой». Подробности генерала… правителя теперь… к счастью, не интересовали. Зато спросил, всё ли в порядке в космопорте, Яромир ведь до сих пор отвечал за тамошнюю охрану, там его люди стояли. В космопорте было тихо – Яромир узнавал. Богемные птички разлетелись, попрятались по своим гнездышкам, иностранные транспортники отчалили, торчала только пара грузовиков Торгового союза. Переворот, конечно, переворотом, но – контракты, поставки, денежки… Но, чтоб уж точно порядок был – он туда Малыша отослал. Яромиру сейчас и космопорт, и порядок до одного места были, но вопросов лишних не хотелось, чтоб от главного ничего не отвлекало… А главное – лежало сейчас в операционной, с располосованным животом. Яромир приоткрывал дверь, заглядывал…

Малыш, улетая, спросил:

- Ты точно в порядке? – и смотрел подозрительно.

- Не боись! – усмехнулся Яромир.

Ага, в порядке. В полном. Его ведь вылечат, да? А если не вылечат… Малыш уже не остановит. Что тут, что в космопорте. Так что – да, в порядке.

- Слушай, Малыш, нужно, чтобы там всё под контролем, чтобы… чтобы…

Чтобы никто не догадался раньше времени, что Волк Шоно спёкся, выдохся, сгорел к такой-то матери…

- Угу, не дергайся, сиди тут, сколько понадобится, если что – я на связи.

Малыш всё время оглядывался, уходя…

… Никакого мандража, он спокоен, как никогда раньше.

Он меряет шагами коридор. Твердыми, уверенными шагами.

Он принял решение. То, что всегда отбирал, теперь должен спасти. Иначе – не будет ему житья, не нужен он такой на этом свете.

… Пять шагов к входной двери, разворот…

Проклятие мёртвых – самое страшное. От них ничего не скроешь, от них никуда не скроешься, они всё видят, везде найдут.

… Пять шагов к креслам у стены, разворот…

«Змей, братишка, теперь я понимаю, каково тебе было».

… Снова к входной двери, мимо операционной…

Золотой взгляд… его… её… «Я спасу твоего сына, я всё сделаю, вот увидишь, обещаю».

… У входа снова разворот…

«Мама… Мама, прости, что я такой у тебя окаянный!»

… Остановиться, заглянуть в приоткрытую дверь…

Как граница между двумя мирами – операционный стол. На котором… Его золотое проклятье, его наказание… Самое страшное…

… Разворот. К креслам у стены…

* * *

Вышли, наконец.

- Зашили, почистили, инородные предметы удалили. Пока всё, - буркнул врач, и, схватив услужливо поднесенную помощником бутылку, опустошил её чуть не наполовину. – Теперь уход, медикаменты, процедуры кой-какие…

- Если деньги на это нужны?..

Яромир теперь тоже разговаривал уважительно.

- Нужны. Только… Я ж не знаю, как оно теперь повернется, что вы такое затеяли… Может, прикроют завтра мою лечебницу. Лицензия у меня давно просрочена… Я взятки давал, кому положено, а если их отстранят…

- Об этом можете не беспокоиться, - торопливо заверил его Яромир. Уж он сможет позаботиться…

Врач криво усмехнулся.

- Тебе виднее, ты теперь власть.

Входная дверь открылась, и на пороге возник типчик гнусного вида, в дорогом костюме и с уродливым шрамом на и без того малоприятной физиономии. У Яромира мелькнула случайная мысль, что вот, мол, потратился, балда, на тряпки, вместо того, чтобы рожу себе поправить. Типчик, между тем, поклонился почтительно.

- Прошу прощения, шаид доктор, у меня есть дело к шаиду военному.

Яромир окинул типа презрительным взглядом и повернулся к врачу.

- Это кто? – собственно, род занятий вошедшего Яромиру был и так ясен, но лучше бы уточнить.

- Бандит, - равнодушно отозвался врач, снова отхлебнув из стремительно пустевшей бутылки. – Человек Сладкого Тимо.

«Сладкий», офигеть! Хотя… как раз по нему прозвище». То, что Тимо узнал о местонахождении Яромира, было нисколько не удивительно: Тимо же хвастался, что он хозяйничает во всей шестой категории, а значит, в курсе того, что здесь творится, имеет повсюду глаза и уши. Мало ведь прибрать к рукам целый район, нужно ещё суметь его удержать. А для этого нужна информация. Так что, Сладкому наверняка сразу же донесли о появлении армейского кара и о визите «шаидов военных» к врачу.

- Что надо твоему боссу? – нарочито грубо спросил Яромир.

Тип, не переставая почтительно кланяться, залопотал:

- Он просит шаида майора зайти к нему. Для серьезного делового разговора. Так он сказал… Мне он поручил сопроводить Вас.

«Зайти к нему? Ещё чего!» Нет, он не оставит златоглазого… к тому же, сразу после операции.

- Я занят! – отрезал Яромир. – Передай Тимо, если ему так надо, пускай сам сюда идет!

- Но шаид…- типу такой оборот дела был явно не по душе.

Яромир прищурил глаза.

- Я что, непонятно выразился?

Тип попятился к двери, закивал:

- Да, шаид, я передам. Простите за беспокойство, шаид.

Бродячий пес почуял настоящего волка и поджал хвост. Так-то.

… Яромир сидел в маленьком кабинете врача, они успели уже приговорить бутылку на двоих, когда объявился Тимо. Яромир вышел в коридор, чтобы потолковать с ним наедине.

- Ты теперь и сам большой босс, а, крутой парень? – Тимо кокетливо стрелял подведенными глазками.

Только Яромиру было сейчас не до этого, не до чего, кроме…

- Ближе к делу, - оборвал он попытку заигрывания.

- Деловой человек… - насмешливо прокомментировал Тимо. Но тут же развернул беседу в нужную сторону. – Ты ведь руководишь охраной в космопорте? Там сейчас грузовики Торгового союза…

«****ь! Откуда?..» Деньги хорошо развязывают язык, да, но парням было приказано молчать, он сам, лично приказал… Тимо будто мысли его прочел.

- Да не злись – мальчики твои надежные. Мне б таких верных людей… Кое-кто из обслуги раскололся.

До обслуги просто так не доберешься… Значит, Тимо не сегодня контакты наводил. И постарался изрядно. Значит…

- И давно ты надумал удрать? Как же твои дела, твой район?..

- Надумал после смерти Исена, - Тимо нахмурился. – Зыбко всё стало. А я не люблю неопределенности. И чутье меня ещё не подводило, а сейчас я чую – грядут перемены, и не в мою пользу. Вот, ребята твои взятки не берут, а это дурной признак – власть, которая не берет взяток…

- Ну, и… - Яромиру было интересно, сколько Тимо предложит, во сколько оценит себя, любимого. Деньги сейчас нужны…

- Ты ведь не откажешься помочь? По старой дружбе, - Тимо ухмыльнулся, но взгляд был серьезным, выжидающим.

Яромир пожал плечами – пускай понервничает, подергается, больше можно будет стрясти. А что удерет – так и хорошо, меньше заразы будет на Элпис. Хотя… новая ведь нарастет. Да и кто бы говорил насчет заразы… Ладно уж…

- Власть иногда берет взятки, - успокоил он Тимо.

Тот сразу расслабился, заулыбался.

- Не зря я на тебя надеялся! Что возьмешь: деньги, ценности? Может, дурь?

Хм, в самом деле… Ценностями, конечно, вернее. Или чтоб сразу медикаменты купил, всё, что врач скажет?.. Или… Блин, башка не варит совершенно, мозги ватные, не спал уже двое суток, да и… всё остальное… Он бы для себя и парней своих быстро сообразил, но теперь о златоглазом думать надо. А себе… Смешно – ничего себе не хотел, пропади оно пропадом! «Так что же взять?..»

А Тимо, пока он размышлял, заглянул в операционную, поцокал языком:

- Славная игрушка. Правда, поломанная слегка, но, если починить…

Яромир сжал кулаки, вскипел мгновенно - да как он посмел?! Внутри зашевелилось тёмное: «Моё, не тронь!» Но опомнился, подумал с изумленным омерзением: «Надо же, как оно меня подкараулило… чудовище из мрака…»

А Тимо, заметив его реакцию, воскликнул иронично-примирительно:

- Нет-нет, дорогуша, я не претендую! Ни в коем случае! Кстати… А где ты его, такого роскошного, держать собираешься? Он не слишком нежный для твоей казармы?

А ведь верно, где? Пока не вылечат, тут останется, а потом? Не в казарме же, в самом деле. Опасно слишком. Да и ему невмоготу будет. Платить кому-нибудь за присмотр? Так нужно, чтоб надежный был, и чтоб условия… А какие условия в шестой категории? Для амира-то?.. Что ещё можно придумать?.. Отец у него… Айгор, амир… Нет, Инсар же говорил – не нужно это, опасность представляет… «А что, если… отправить его отсюда?»
На одном из этих грузовиков, в Торговый Союз, туда, где он будет в безопасности… А Тимо в качестве платы пусть присмотрит. Только… златоглазый совсем слабый сейчас. И можно ли под наркозом? «Надо у врача спросить».

- Ты обожди пока, - сказал он Тимо. – Мне посоветоваться нужно, кое-что выяснить.

- Понимаю. Там, на улице, будет ждать мой человек. Как надумаешь – дай ему знать, он со мной свяжется.

… Врач уже прилично набрался, но рассуждал вполне трезво.

- … Это для него очень тяжело будет. Долгий перелет исключается, только если поближе что-нибудь поискать. И нужно, чтоб на корабле был полноценный медицинский бокс с лазаретом. На транспортниках они всегда есть, да и на грузовиках положено, насколько мне известно. Но… на наших грузовиках, например, каждый сантиметр площади в коммерческих целях эксплуатируют. А в Торговом Союзе… там разный подход. Так что, ты этим вопросом озаботься перво-наперво. И чтобы сразу по прибытии ему помощь оказали, лучше в солидной клинике, где всё на уровне. Выполнимые условия?

- Я это… сейчас…

Яромир тут же связался с Малышом. Тот обнаружился в момент, точно ждал звонка ежесекундно.

- Грузовики Торгового Союза… - Малыш был несколько удивлен… сильно удивлен… но вопросов не задавал: надо так надо. – У нас сейчас два грузовика. Один с топливом, летит на Килларни, другой – со сплавами бытового назначения – летит на Леду, промежуточная посадка на Ильм. Медицинскими боксами… сейчас, подожди… - и через минуту. – Медбоксы на обоих кораблях, действующие… Ты что задумал?

- Потом объясню, - буркнул Яромир. И, спохватившись, - Спасибо тебе.

… - Значит так, кхе-кхе, - врач прокашлялся и продолжил. – Про частные клиники в этих местах ничего не знаю, а вот про госпитали солидных благотворительных организаций, куда беженцев принимают и жертв всяческих войн… Об этом информации много. На Килларни развернулись «Новые Христиане» - целых два «полевых госпиталя». Но мне эти святоши не нравятся. Они все больше проповедуют, а лечат, как недоучки. Вот на Ильме – «Рука помощи» недавно большой госпиталь открыла. Эта организация богатая, работать в ней престижно, так что специалисты там очень достойные. И идеологией мозги никому не забивают. На Леде… А на кой черт тебе Леда, туда далеко. Послушай моего совета – отправляй его на Ильм… Э, глянь-ка, у меня в холодильнике осталось чего? Ооо, хорошо, почти полбутылки, холодненькая… Благодать!

… Прикончив остатки спиртного, врач захрапел, повалившись на стол. А Яромир…

Вроде, решил всё. Вроде, правильно. А неспокойно, и такая тоска в душе злющая… Златоглазый будет без сознания, беспомощный совсем, кто за ним присмотрит?.. Придется полностью положиться на Тимо. Скользкий тип, нельзя ему доверять…

«Ээ, а в этом ли дело? Или я просто не хочу его от себя отпускать? Вот ведь… Знаю наверняка, что когда в себя придет…» Нет! Не наверняка и не знает. Что там может быть меж ними – этого никто не знает. Но чтобы вот так вот отдать его неизвестно кому?! И никогда больше не увидеть?..

«Хочешь его?»… «Да, Малыш, хочу». Всегда хотел, бредил им, жил, как во сне. И как же поздно понял, чего хотел. Его золотое прозрение… Стало наказанием. Стало проклятьем. А могло бы быть счастьем… «Всё так. Да только не видеть мне счастья без этого наказания, ничего не видеть… Весь белый свет заслонил…»

Яромир пошел к операционной, открыл дверь, смотрел, смотрел…

А что, если?.. «Змей боролся до конца». Но у Змея не было возможности начать всё сначала, с нуля, с чистого листа… зачеркнуть прошлое. А Яромир может… может попытаться… Всё зачеркнуть, всё бросить…

«Всё бросить?.. Всё потерять?.. От всего отказаться?.. Стать неизвестно кем, неизвестно где?..» Решиться на такое трудно, но если остаться здесь, вернуться к прежней жизни… Снова стать Волком Шоно… Хорошим офицером - который отсчитывал два патрона, ужаснувшись тому, что натворил. Заботливым командиром – который своих солдат за собой в дерьмо потащил.

Нет. Он перестал быть собой прежним, а себя нового даже и не видел. Пока что. И получается, что нечего ему бросать, нечего терять. Значит, только вперед можно, в неизвестность. Уехать, оставить здесь всю свою боль… нет, боль не получится, не уйдет так просто… Но тогда – злобу оставить, ненависть, ярость. Уйти налегке.

* * *

Сперва Яромир связался с Малышом и изложил свой план.

- Ну, так как?

- Хм… Значит, Ильм? – Яромир по голосу чувствовал, что Малыш улыбается. Ага, значит, ему тоже по вкусу идея начать новую жизнь. – Я тут посмотрел – симпатичный мирок. Малонаселенный… Основные занятия у местных – сельское хозяйство и рыболовство. В большую политику не вмешиваются, ни с кем не конфликтуют… Красота!

«Скука» - подумал Яромир. Тем более, если ни с кем не дерутся, - значит, и Яромирово солдатское искусство им не ко двору придется. А землю пахать он не умеет. Рыбу ловить? Рыбу Яромир только на картинках видел. Ладно, посмотрим, в конце концов, потом можно будет ещё куда-нибудь рвануть…

- Значит, одобряешь?

- Одобряю! – уверенно ответил Малыш. – Только у меня кое-какие соображения появились относительно… ммм… финансовой поддержки.

- Чего? – переспросил Яромир. Но секундой позже до него дошло. – Ты про взятку от Тимо, что ли? Блин, Малыш, говори нормально.

Эйдо засмеялся.

- Ладно, про взятку. Так вот…

Идея была отменная: поскольку Тимо наверняка уже измудрился немалую часть своих капиталов перевести в банки Торгового Союза, будет гораздо больше толку, если он откроет для Яромира счет в каком-нибудь банке на Ильме. И поместит взятку туда. А сделать это можно прямо в космопорте, там все банковские автоматы работают исправно, в том числе и иностранные.

Яромир присвистнул восхищенно.

- Ну, Малыш, ты…

- Знаю – умница, - со смехом договорил за него Эйдо. – И ещё – что бы ты без меня делал!

- Ага!

… Потом Яромир послал за Тимо, и, когда тот пришел, изложил ему свои условия.

- О! – насмешливо протянул Тимо. – Значит, я не единственная крыса, бегущая с корабля. Но ты-то сейчас поднялся, мог бы жить, как амир. С чего вдруг убегаешь?

«Как амир». Яромира передернуло.

- Не твоё дело! Согласен или как?

- Ну… Я в таком положении… А сколько ты запросишь?

Малыш посоветовал ему не скромничать. И то дело – Тимо сейчас полностью зависел от него. Но жадничать тоже не хотелось. Деньги Тимо… наркота, бордели, казино, рабство и торговля органами… Может, прежний Яромир, тот, которого называли Волком, и не почуял бы смрадного запаха, исходящего от этих денег, или не обратил бы внимания. Но Яромир нынешний… нынешнему было противно. Тем не менее, он прикинул примерную сумму богатств Тимо и запросил нечто среднее между «поскромничать» и «пожадничать», решив про себя, что разделит потом это добро между Малышом и Дани Дин-Хадаром. Малыш имеет право сам решать, а златоглазому ведь не только на лечение деньги нужны, он к хорошим условиям привык…

Тимо поморщился, но торговаться не стал. Поворчал, правда, что на него ещё лягут расходы по оплате мест на корабле для Яромировой компании, за медбокс наверняка отдельно придется заплатить, но, «так и быть, по старой дружбе, пусть даже и себе в убыток…»

… Врач продолжал оглушительно храпеть, несмотря на все попытки Яромира разбудить его. В конце концов, Яромир позвал одного из помощников врача, тот сходил куда-то, вернулся с непочатой бутылкой спиртного, открыл её и поднес к лицу своего хозяина. Тот сразу очнулся, сделал солидный глоток… И спустя несколько минут уже снаряжал златоглазого в дорогу. Когда всё было готово, и носилки с Дани погрузили в кар, он передал Яромиру большой пакет.

- Тут все необходимые медикаменты и две информационные карты: первая – инструкция для медика на корабле, на случай, если он полным идиотом окажется, вторая – для госпиталя на Ильме.

- Спасибо, - сказал Яромир. – Если я чем-то могу…

- Не за что, - оборвал его врач и махнул рукой. – Я делаю это для него, а не для тебя.

И он, не прощаясь, скрылся за дверью.

Яромир уже собрался сесть в кар, и тут заметил, как Тимо что-то приказал своему человеку, и тот, подобострастно кивнув, направился вслед за врачом.

Яромир скорее почувствовал, чем понял… Но реакция его была мгновенной:

- А ну стоять!

Бандит замер, как пригвожденный, а Тимо, даже не вздрогнув, подошел к Яромиру и принялся снисходительно объяснять:

- Так будет вернее. Он вряд ли станет сам кому-то сообщать, но вдруг… До старта ещё час, за это время всё может случиться…

«Так будет вернее» - нашептывало темное внутри. – «Надежнее, безопаснее…»

- Нет! – отвечает Яромир, одновременно Тимо и чудовищу.

- Да пойми ты: он видел меня, тебя, чинил твою игрушку… Он знает про корабль. Таких свидетелей лучше не оставлять.

Снова вкрадчивый шёпот: «Кто он тебе? Ты даже имени его не знаешь»

- Нет! – это вслух. И мысленно: «Уймись, тварь!»

- Слушай, крутой парень, если тебе на твою шкуру плевать, то моя мне дорога, и я не собираюсь…

Тёмное молчит. Теперь – остался только Тимо. А с ним-то Яромир справится, легко.

- Тронешь его – сам тут ляжешь!

И Тимо, недовольно ворча, отзывает своего человека.

«Я видел его в первый и, скорее всего, в последний раз в жизни. Я даже не знаю его имени, ничего о нем не знаю… Кроме того, что он лечил отца Малыша, и Малыш его уважает. А теперь и я уважаю, потому что он заботился о златоглазом. Я не могу войти в новую жизнь через его кровь».

* * *

В космопорте Тимо, как и договаривались, перевел деньги и вручил Яромиру банковскую карту. На имя Яромира Корда…

Идея изменить имя - «на всякий случай» - принадлежала, разумеется, Тимо. И Малыш его в этом поддержал. Вот Яромир и изменил. То есть, имя-то оставил своё, а фамилию взял Змея. Малыш посмотрел пристально, но ни о чем не спросил.

А потом медик с корабля запросил имя пациента для карты медбокса. Можно было назвать любое. Но Яромир назвал: Дани Айри. Имя – настоящее, а фамилия – Дикаря. И Малыш снова задержал взгляд на Яромире, но снова промолчал.

Началась посадка в шлюпку, и Яромир придирчиво следил за тем, как заносили и устраивали внутри златоглазого.

Малыш подошел тихо, как обычно. Встал рядом.

- Почему Змей и Дикарь?

- Даже не знаю, - Яромир не отрывал взгляда от носилок. – Просто первое, что в голову пришло.

- Да, - задумчиво проговорил Малыш. – Я помню. Ещё в учебном центре, когда хотели сказать о тех, кто вместе по-настоящему… о любви, о верности… Не нужно было долго слова подбирать. Достаточно было сказать: «как Змей и Дикарь», и все понятно становилось.

- А… Да, я тоже помню, - рассеянно подтвердил Яромир. Он думал о другом сейчас. Хорошо ли закрепили носилки? Как бы не растрясло златоглазого, когда шлюпка взлетит… Поднялся, сам все проверил…

… Раздался звуковой сигнал, а затем Яромир ощутил легкую вибрацию – заработали двигатели. «Вот и всё. А мне даже не жаль… Интересно, что Малыш думает на этот счет?»

- Малыш! Чего ты там копаешься? Залезай, взлетаем сейчас!

Яромир выглянул из шлюпки. Малыш стоял внизу и даже не думал подниматься. Ну же! Чего он ждет? Это прощание с родиной явно затянулось.

- Малыш!

Малыш улыбнулся ему. Как-то странно, незнакомо.

- Пора прощаться, Яромир.

- Малыш?.. – Яромир вдруг вспомнил, что толком и не говорил с Эйдо об отъезде, о новой жизни, не расспрашивал, хочет ли тот всё начинать с нуля… Он привык, что Малыш всегда рядом… верный, надежный, понимающий, как никто другой… такой особенный и такой… без которого невозможно. – Малыш…

- Я остаюсь, - говорит его единственный друг. – Решил дать старушке Элпис ещё один шанс.

- Но… - Яромир не может вот так просто от него отказаться, нужно убедить, что-то придумать, ещё не поздно. – Но у тебя могут быть неприятности.

- Не-а, - Малыш энергично мотает головой. – Я выкручусь, я же умница, так?

- Малыш, - не сдавался Яромир, - Ты мне нужен… Мне… Мне… Как же я справлюсь…

Он посмотрел назад, вглубь салона, на носилки… Малыш проследил за его взглядом.

- Нет, Яромир, тут я тебе не помощник, это твоя ноша – сам её и неси.

Именно эти слова заставили Яромира осознать, что – да, Малыш прощается с ним. Возможно, навсегда… Скорее всего, навсегда.

Раздался ещё один сигнал, более резкий и настойчивый, пол под ногами Яромира заходил ходуном.

- Малыш… Ты… Я… - так мало времени. Так невозможно трудно подобрать слова – нужные, важные. - Ты для меня… Ты самый…

- И ты для меня… - крик Малыша тонет в нарастающем шуме двигателей. – Только не возвращайся! Слышишь, никогда не возвращайся! Потому что…

Губы Малыша шевелятся, он говорит, говорит ещё что-то… Но дверь захлопывается, и шлюпка взлетает. А Яромир всё стоит, прислонившись к закрытой двери. Ему кажется: он знает, что сказал Малыш, он слышит его слова сквозь расстояние, которое становится все больше. И он понимает, что эти слова всегда были с ним, хранили его от всего, от чего только были в силах сохранить… Незаметно согревали в холод, давали тень посреди палящего зноя… Придавали сил, когда боль казалась невыносимой, а тоска - безысходной…

«Эйдо Мар… Малыш… Прости».

… Он подходит к носилкам, касается пальцами золотой прядки… Что ж, всё, как хотел, - новый мир, новая жизнь. «Теперь только ты и я».


14. Уйти, чтобы вернуться.


«Пока ты жив, ещё не поздно
Начать сначала бренный путь.
Там, наверху, пылают звёзды.
Там, дальше, - есть ли что-нибудь?»


(М.Семёнова)


Он вынырнул из темного забытья.

Пока ещё не было сил пошевелиться, даже открыть глаза… он пока ещё не мог вспомнить, как это – двигаться. Просто понял, что он – есть, а темнота закончилась.

А потом он вспомнил… боль… Боль, окунувшая его во тьму… Сейчас ничего не болело. Но он чувствовал… холодно… И где-то был свет… Если открыть глаза… Но он, почему-то, боялся это сделать, боялся увидеть – мертвую птицу с остекленевшими глазами и сломанными крыльями… Птица… красивая… мертвая…

- Эстэли… - прошептал он. И обрывки воспоминаний начали соединяться.

… Дом Эстэли. Ночь. Солдаты. Крики и ругань. Высокий, зеленоглазый… Майор Шоно… Страшно… Эстэли с ножом. Зачем?.. Выстрел. Мёртвые глаза… руки тянутся к нему… Потом… больно… Везут куда-то. Больно дышать… Горит всё… внутри… Густая кровавая пелена… вокруг… везде… Руки прикасаются. Очень больно, не надо, не трогайте!.. Знакомые звуки. Жужжание приборов, звяканье инструментов. Запах… анестезия?.. И – провал в темноту…

… Он открывает глаза. Свет мягкий, приятный, но какой-то… неправильный, падает не сверху, а сбоку. А сверху – белый потолок, вокруг все белое, только слева, откуда идет свет… Ой, что за странная стена? Это картина? С подсветкой? Трава зеленая, деревья… много деревьев, а свет пробивается сквозь листву… Или - не картина, стекло, а за ним – оранжерея? Листья и трава шевелятся, как будто ветер…

«Где же я?» Дани осматривается: белое, всё белое. Стены, дверь, простыни… надо сказать, чтобы принесли что-нибудь… чтобы укрыться… потеплее. Позвать кого-нибудь… неважно, кого – здесь врачи… свои… Это успокаивает.

Хоть и странное место. Не похоже ни на одну из известных ему клиник. Тут всё иначе, всё другое – палата, приборы. Даже дверь странно открывается… Точнее, дверь открывают. И заходит… Нет, не может быть, это… женщина?!

Сначала Дани изумленно разглядывает высокую грудь, округлые бедра, симпатичное строгое лицо. И только потом замечает, что форма на… женщине-враче?.. не такая, какую он привык видеть. Мысли после анестезии двигаются медленно, неповоротливо, но, в конце концов, выстраивают единственное разумное объяснение происходящему: это не Элпис.

А женщина-врач улыбается ему ободряюще, смотрит на показания приборов и, кажется, довольна тем, что видит, спрашивает:

- Как Ваше самочувствие?

Выговор у неё интересный. Дани приходилось общаться с иностранцами, но он не припомнит ничего похожего.

- Где я? – голос слушается плохо, язык еле ворочается, он, скорее, не говорит, а хрипит что-то невнятное.

Но она понимает.

- Вы на Ильме. Это госпиталь благотворительной организации. Вас привезли вчера, доставили сюда прямо с корабля. Операция, которую Вам сделали на Элпис, была удачной, и организм у Вас очень крепкий. Так что, пройдете курс необходимых процедур, и мы быстро поставим Вас на ноги.

Мысли начали двигаться быстрее.

- Ильм? Операция? Меня оперировали? Привезли на Ильм? На корабле?

Нормальная речь тоже постепенно возвращалась. Правда, вместо хрипа теперь из горла вырывался сиплый шепот. Но, хотя бы, разборчиво…

- Да-да, нам сказали, что Вы были без сознания, когда покинули Элпис. И об операции ничего не знаете.

Сказали? Кто? Кто привез его сюда? А операция? Кто спасал ему жизнь? И зачем?.. Он же никому не нужен… Кроме Эстэли. А Эстэли больше нет. Птица… Умерла…

Взгляд женщины стал участливым, она аккуратно промокнула ему глаза салфеткой.

- Теперь Вы в безопасности, всё будет хорошо, вот увидите. Сделать Вам укольчик успокоительного?

Дани замотал головой. Ему было неловко, что он сейчас так… плохо себя контролировал.

- Нет, не надо успокоительного, - ещё не известно, чем у них тут успокаивают. – Если можно… Укрыться… потеплее.

- Хорошо, - она улыбнулась. – Сейчас принесут.

Одеяло принесли сразу после её ухода. Очень тонкое, чуть плотнее простыни, но очень теплое. Новые технологии?..

Санитарка… или как они тут называются?.. – да, тоже женщина, точнее, совсем юная девушка – укрыла его и показала на кнопку над тумбочкой:

- Это звонок, на случай, если что-то понадобится. А если почувствуете себя хуже, звоните обязательно. Договорились?

Она ушла. А Дани… Надо было тщательно обдумать… Этот разговор с врачом… словно отнял последние силы… Дани повернул голову к окну и смотрел на колышущуюся под ветром траву, пока веки не отяжелели… «Не спросил… самое главное… кто… спас…»

Наверное, это не было настоящим сном – просто очередное погружение в темноту, только не такое глубокое, как раньше. Он барахтался где-то у поверхности этого озера забытья. И вытащил его оттуда очередной приход санитарки. Она сняла показания приборов, поинтересовалась, не нуждается ли он в чем-нибудь…

- Ваша должность… Как здесь называют младший медперсонал?

- Медсестра, - она улыбалась. Вежливо и немного… кокетливо. Это был хороший знак – видимо, не так уж он скверно выглядит, как себе представлял.

– Но можно и по имени, - она указала на табличку, прикрепленную к нагрудному карману. – Хельга. Так меня зовут.

- Хельга, - Дани попытался улыбнуться в ответ, но… губы… нет, не больно, а как будто лопнули, рот заполнился кровью.

- Ой-ой-ой! Сейчас, секундочку, - она приложила к его губам салфетку, пропитанную какой-то жидкостью, - запах был ему не знаком, наверное, кровь останавливает… надо будет узнать... А взгляд у неё стал… с жалостью…

«Жалость. Отвратительно».

- Так что Вы хотели? Вы ведь хотели что-то спросить?

- Да. Я хочу… Вы не знаете… Кто меня сюда доставил?

Хельга снова заулыбалась.

- Как же не знаю! Тут все знают! Его же не выгнать отсюда, ни на шаг от Вашей палаты не отходит, и ночует в коридоре на стуле. Ваш друг такой заботливый, так переживает из-за Вас! Он и сейчас здесь, хотите, позову?

Он кивнул. «Друг… Заботливый… Переживает…»

Дани даже не успел обдумать полученную информацию.

… Он вошел, пригнувшись – конечно, с таким-то ростом… Остановился у двери, будто не решаясь подойти ближе…

Тот самый – высокий, зеленоглазый. Только одежда другая. Без военной формы даже на человека похож. И взгляд не такой, как тогда, не хищный… Но Дани теперь знает, кто он… какой он… Тот, кто забрал у Дани всё, весь его мир, его жизнь… И даже возможность умереть… уйти вслед за Эстэли… Теперь Дани жив, а Эстэли нет. А должно было быть наоборот…

Проклятая слабость! Просто встать и покинуть это место – и то нельзя. Можно только…

Так тяжело… Тело не слушается, как чужое, особенно ниже пояса… Он чувствует, как на лбу выступает испарина, но – ещё усилие, и у него получилось. Перевернуться на бок, лицом к окну. Отвернуться.

«Уходи. Я не хочу тебя видеть. Тебя нет для меня. Ты остался там, за тёмной, кровавой пеленой кошмара. Уходи. Тебя нет. Убирайся прочь! Хищникам не место среди людей. Убирайся… уходи…»

* * *

Яромир вышел. Оглушенный, как от сильного удара по голове.

А чего он ждал?.. Ну… Увидеть в этих невероятных глазах… ярость, ненависть, злость… Но вот такое…

Когда вошел, посмотрел на него, и во встречном взгляде – на долю секунды, на чуть-чуть совсем, застал оживленное любопытство, интерес, а потом… Из золотых глаз будто жизнь ушла. Это он, Яромир, своим появлением потушил этот свет, эти солнышки.

Но ведь было. Видел он блеск в глазах, можно поклясться. Значит, сможет златоглазый… Дани… без него. Должен без него. Яромир только всё испортит, если останется, только хуже всё изгадит. «Нельзя мне с ним».

Он почти знал, что так будет. И боялся, что так будет. Он ещё на корабле дал себе слово, что станет всё делать, как лучше для златоглазого. Для Дани. Чтобы тому было хорошо. Ну, а самому – что останется… Но там же, на корабле, когда он мог находиться рядом с Дани всё время… И находился ведь, а зря – так прикипел, что теперь отдирать с мясом придется… Сбрендил до того, что разговаривал с ним. Дани не слышал, понятно, но, с другой стороны, был бы в сознании – слушать бы не стал. А один раз Яромир даже коснулся губами прохладной золотистой щеки. Обозвал себя при этом чокнутым извращенцем, но, всё равно, было так приятно, что внутри будто сладкая патока разлилась.

А теперь вот – всё. Даже не налюбуешься напоследок. Только и радости – знать, что с ним порядок, что будет и жив, и здоров, и… И солнышки в его глазах кого-то другого согреют…

Яромир мысленно выматерился в свой адрес. «Кто о чем, а я все о том же. Весь мусор в одну яму!» И знает ведь, что сам все испортил… А могло бы, интересно?.. Вот, если представить?.. Если бы Дани не был амиром? «Если бы он не был амиром, если бы я не был солдатом, если бы встретились мы вот тут, а не на Элпис… От этих пустых мечтаний только хуже. И вообще – распустил нюни, вместо того, чтобы о деле подумать!»

И Яромир, привычно скрутив все свои чувства, желания и прочие «сопли» в тугой узел, присел на облюбованный стул возле палаты и принялся думать «о деле».

Прежде всего, надо было переоформить счет со своего имени на имя Дани Айри. Насколько он понимал, это сделать нетрудно, в случае чего, в банке подскажут – как. А вот что, если Дани поменяет имя? Ведь «Рука помощи» и документы новые оформляет, если пострадавшему это нужно. Дани поступил сюда по карте медбокса корабля, под именем Дани Айри. Но сейчас-то он запросто может сказать, что это не его имя и подать заявление на выдачу новых документов. Что же делать-то? Может, снять деньги, и наличность где-нибудь ему оставить? Вот, хотя бы, тут, в госпитале, можно с кем-нибудь об этом потолковать. Они тут честные, аж до противного. Яромир, когда Дани привезли, спрашивал, кому и как оплатить лечение. А здешние «белые мантии» в ответ так на него глянули… Это, мол, благотворительная организация, они не берут денег с несчастных людей, пострадавших от войн и прочего насилия.

А женщина, которая лечила Дани… Блин, Яромир ещё ляпнул тогда сдуру – нельзя ли мужчину-врача… Так эта шаида оскорбилась не на шутку, отчитала его, дескать, тут цивилизованный мир, привыкайте, обычаи отсталых народов здесь не приветствуются. Ох, не будь она женщиной, Яромир бы выдал ей за «отсталых»! А так – извиняться пришлось. Лишь бы не рассердилась и заботилась о златоглазом. Шаида-доктор поворчала ещё немного, сказала, что, вместо того, чтобы деньгами откупаться, лучше бы помог, полно, мол, работы, где нужна грубая физическая сила. И таких работников всегда не хватает… Яромир послушно поддакивал: да-да, он обязательно над этим подумает, таскать ящики с грузами всегда было его мечтой. Ну, она тогда смягчилась, и потом всё рассказала ему про Дани: что очень повезло ему с врачом, который оперировал, что ничего ему уже страшного не грозит, скоро будет здоров… Позволила Яромиру всё время в госпитале ошиваться, даже ночевать возле палаты.

Вообще-то, в центре по приему беженцев было и жилье бесплатное, что-то вроде казармы – комнаты на несколько человек. У Яромира запросы скромные, мог бы там пожить. Ну, а если не понравилось бы, так можно было номер в гостинице снять. Но он не хотел оставлять златоглазого надолго. Ещё немного побыть рядом хотел, урвать лишние часы, минутки… А теперь вот – всё…

Да, так что там с деньгами? Может, шаида-доктор не откажется взять на хранение?

Яромир посмотрел ещё раз на закрытую дверь в палату, вздохнул… и пошел искать врача.

… - А я, как раз, хотела с вами побеседовать, - энергично заговорила врач, едва услышав его «здрасьте». – Вы уже подыскали жилье, куда могли бы забрать Вашего друга?

- Забрать? – хлопая глазами, переспросил Яромир. Поворот оказался слишком крутым.

- Да. Понимаете, через два-три дня мы намерены перевести его в общую палату, но ему не обязательно находиться там до полного выздоровления. Если состояние не будет вызывать серьезных опасений, то лучше будет просто привозить его сюда на процедуры. Я так поняла, Вы располагаете достаточными финансовыми возможностями, чтобы создать для Вашего друга более благоприятные условия, нежели общая палата и общая комната в центре?

Яромир торопливо закивал. Наконец-то, чертовы деньги на что-то сгодятся, а то уж он начал думать, что никому тут его «финансовые возможности» на фиг не нужны…

- В таком случае, советую подыскать жилье за городом, где-нибудь в тихом, красивом месте. Тогда процесс реабилитации пройдет и быстрее, и успешнее. Вы же понимаете, речь идет не только о физическом состоянии. При таких повреждениях…

Мысли Яромира метались перепуганными зверьками по клетке. Как же теперь сделать лучше для златоглазого?..

- Я вижу Ваше самоотверженное желание заботиться о Вашем друге, а это сейчас необходимо ему…

Ну, не говорить же ей, как оно всё на самом деле обстоит… А с другой стороны… Тихое, красивое место… Блин, Яромир мог бы и сам додуматься: лазарет есть лазарет, на кого угодно тоску нагонит. «А если найти ему домик, да чтоб в нем цветы и шелковое белье – глядишь, и оживет златоглазый. Точно! И прислугу нанять, чтоб он мою рожу поменьше видел, и не раздражался».

И Яромир занялся поисками «домика».

Несмотря на усталость, он был полон энтузиазма. Ещё бы – нашлась веская причина, по которой он мог оставаться рядом с Дани. А там – кто знает… «Препятствия будем преодолевать по мере добегания до них».

… В информационном центре «Руки помощи» можно было получить сведения о чем угодно. В том числе – о сдающемся и продающемся жилье, с указанием цены и подробным описанием «товара». Яромир получил нужную информацию за каких-то пару минут. Сложнее было сделать выбор, так как «тихими и красивыми» оказались все предложенные варианты. И в этом не было ничего удивительного: Кайса, столица Ильма, была единственным крупным городом на планете. Да и то – не крупнее какого-нибудь одного района Ороса – столицы Элпис. Сама же Кайса – место, безусловно, красивое – могла бы считаться, к тому же, и тихой, если бы не разномастные толпы подопечных «Руки помощи»… Зато всё, что лежало за пределами столицы, - сплошь красота да тишина.

Яромир внимательно просматривал видеоинформацию, будто специально выглядывал чего-то такое особенное. Вот, большой дом, с цветником на веранде. И цветы все такие яркие, крупные… Но Яромиру отчего-то кажется, что слишком уж яркие для златоглазого. Ему бы что поспокойнее… И мебели в комнатах слишком много, прям, нагромождение… А вот этот – красивый дом, что внутри, что снаружи. Но… неуютная какая-то красота, не греет…

Он и сам толком не понимал, что ищет. Пока не увидел т о с а м о е. Небольшой двухэтажный домик из светлого камня стоит на высоком холме, поросшем травой и кустарником. Домик окружают деревья – «фруктовый сад», как сказано в информации. Дальше по холму – лес, настоящий, густой, а внизу – берег моря…

Больше Яромир не стал ничего смотреть, в этом не было необходимости. «Только бы информация не устарела, только бы его ещё не купили» - эта мысль вертелась у него в голове всю дорогу до приглянувшегося домика.

Аэрокары здесь были только у городских служб, а граждане пользовались наземными, очень простыми в обращении и жутко медлительными. Яромир ерзал на пассажирском сидении и бросал нетерпеливые взгляды на таксиста – вдруг, прямо сейчас, в эту самую минуту, кто-то покупает… утаскивает у Яромира из-под носа… вожделенный домик?! Нервничать он перестал, когда поехали вдоль берега. Яромир посмотрел в окно, и… у него перехватило дыхание: залитый солнцем простор – синий, бирюзовый, золотой – до самого горизонта…

Наконец, кар зашуршал по дорожке, ведущей к дому на холме. Нет, не опоздал, вот и надпись: «Продается».

… Пожилая женщина с серебристыми волосами и свежим ещё лицом, коренастая и крепкая, как все здесь, - она попросила называть её «тетушка Анни».

- Я к дочке переезжаю, она тут рядом живет. Не хочу в пустом доме оставаться… Год назад не стало моего Эрни, море забрало его…

- Примите мои соболезнования, - заверил Яромир. Он, правда, сочувствовал, женщина ему нравилась.

- Ой, да не стоит! Эрни ушел так, как всегда мечтал, он любил море, даже свирепое и опасное. Но эгоист он был порядочный, вот что я тебе скажу. Забыл меня на берегу…

Она улыбалась, когда всё это говорила, в её словах не было горя, скорее, светлая печаль. И дом её тоже был светлым.

Они ходили из комнаты в комнату. И всё было так, как Яромир и представлял, даже лучше. Деревянная мебель, отнюдь не новая, но до сих пор пахнет деревом и лаком…

- Эрни сам делал, своими руками, он у меня умелец был, - с гордостью говорит тетушка Анни. И тут же добавляет, словно извиняясь. – Но Вы, наверное, захотите поменять на современную?

- Нет! – твердо говорит Яромир. – Ничего не надо менять. Отличная мебель, всё отличное. И вот эта штука, в которой огонь разводят…

- Камин, - подсказывает женщина.

- Ага, камин. Вы не покажете мне, как им пользоваться?

Она ему все с удовольствием объясняет – и про камин, и ещё разные бытовые мелочи…

… А когда он, наконец, расплатился, и дом стал уже его, он спросил про прислугу – мол, нельзя ли нанять кого из местных.

- Зачем тебе? – удивилась тетушка Анни. – Деньги некуда девать? Руки у тебя, вроде, из нужного места растут, хоть и иностранец. А еду приготовить или ещё чего по хозяйству помочь – первое время я могу приходить, мне не в тягость. А потом… Парень ты видный, быстро себе жену найдешь…

- Я тут не один буду жить, - смущенно уточняет Яромир.

- Тем более. Если уже есть подруга – неужели вдвоем не справитесь?

- У меня друг, - м-да, говорить, так уж всё сразу. – И он в госпитале. За ним уход нужен.

Женщина сочувственно качает головой, извиняется:

- Ох, прости меня, парень. Я-то, дура старая, сама могла бы догадаться, что, раз ты в «Руке помощи» о моем доме узнал… Прости… Он тебе просто товарищем приходится? Или?..

- Я не знаю ещё, - говорит Яромир. Это сущая правда.

- Ну вот, побудете тут вдвоем, и определитесь, как раз, - уверенно заявляет тетушка Анни. – Он сильно болен?

- И да, и нет, - и это тоже правда. – Ему сейчас… очень плохо.

- Переживает, значит, - непонятно как догадывается женщина. – Тогда, тем более, - лишний народ ему ни к чему будет. А я, как и обещала, буду навещать вас, готовить, или еще, может, чем помочь…

- Спасибо, - Яромир вкладывает в это слово всё, что сейчас испытывает – благодарность за дом, за теплую улыбку и теплые слова, за мудрый совет…

… Когда она уходит, Яромир ещё раз осматривает дом. С в о й дом. Трогает деревянную мебель, вслушивается в шум моря, вдыхает свежий, горьковатый запах листвы… Выходит на порог…

… Теплое море. Солнце яркое – глазам больно. Трава – сочная, мягкая, будто зеленый ковер расстелили. «Я нашел это место, мама».

… Свой дом. Не казарма. Не комнатушка в борделе, а дом. Светлый, уютный. Почти как настоящий. Почти. Потому, что настоящий – это там, где ждут.

* * *

Он не знал, что это будет так… Даже не трудно, а попросту невозможно.

Всё то же самое, что и на Элпис. «Чтобы не оставалось рубцов» - так ему объяснили. Но могли бы и не объяснять. Та же аппаратура, те же препараты, тот же способ применения – ректально, а как же ещё…

Конечно, он знал, какое лечение полагается в его случае: антибиотики и курс процедур. И знал, какие именно процедуры. Но одно дело – быть в роли врача, и совсем другое… спустить штаны и лечь на живот… Он не смог этого сделать.

Его успокаивали, уговаривали, объясняли (они же не знают, что он врач, а он и не скажет теперь, иначе – стыда не оберешься), но всё было напрасно. Он сидел на кушетке, сжавшись, сгорбившись, обхватив себя руками, и смотрел немигающим взглядом на эту самую аппаратуру.

Мысленно он обругал себя последними словами, это же глупо, в самом деле, не может быть, чтобы он боялся… «Это совсем не больно» - уверяли его. «Знаю» - думал он в ответ, приказывал себе и… не мог двинуться с места.

И только когда они сказали, что ему нужно «побеседовать со специалистом»… только тогда он смог заставить себя. Что угодно, только не психиатры! Тот, давний страх, оказался сильнее.

Однако, под конец процедуры – действительно, безболезненной – его трясло, а по щекам катились слезы. Девушки-медсестры ласково успокаивали его… Позор…

Но худшее ждало его в общей палате на четырех человек. К несчастью, раны остальных были легче, по крайней мере – им самим так казалось. И они очень любили поговорить… и отличались чудовищным, совершенно ненормальным любопытством…

Всё это – сочувственные, а то и откровенно жалостливые взгляды, участливые осторожные расспросы – было невозможно, невыносимо мучительно для него, это казалось даже более унизительным, чем само насилие. «Пострадавший», «жертва изнасилования»… Он не хотел быть жертвой. Он – Дин-Хадар, амир… бывший, ладно… Но он один из высших, выдающийся хирург… Он не жертва!

Он ненавидел этот госпиталь, ненавидел «Руку помощи», в том числе и за то, что эта самая помощь была ему необходима…

Все, чего Дани хотелось сейчас – чтобы лечение поскорее закончилось. А потом… Оформят необходимые документы? Очень хорошо. Он даже согласен оставить эту чужую идиотскую фамилию – Айри – лишь бы побыстрее стать дееспособным. Помогут связаться с родными или друзьями? Отлично! На Доминго его ждет суфи Гару. Ждет любимая работа, открытия, победы, слава… Всё это снова у него будет. И новая незнакомая обстановка пойдет на пользу. Он сумеет убедить себя, что просто получил серьезные телесные повреждения, не больше. А потом, когда сделает пластику, уберет все шрамы… Со временем он и вовсе забудет, вычеркнет из жизни это… этот… случай.

Одно только не давало покоя. «А как же Эстэли? Его тоже вычеркнуть?»

… Он даже не удивился, когда на пороге его палаты вновь возникла высоченная фигура. Было бы странно, если бы причина всего этого… всего, что с ним происходило… оставалась в стороне.

Конечно, можно было не идти с ним. Снова отвернуться. И даже больше – попросить не подпускать к нему этого человека. И остаться в палате, где несчастные жертвы делятся друг с другом своими бедами и переживаниями. «Нет!» Дани укорял себя за малодушие, но понимал, что не сможет дальше тут оставаться, не выдержит… Лучше Шоно. В его взгляде Дани заметил желание… Животное, грязное животное! Но вызывать желание – это ведь лучше, намного лучше, чем вызывать жалость.

Так и быть, он пойдет с этим хищником. Потому, что не пойти – это худшая пытка. Всего лишь выбор из двух зол…

Он старался не смотреть на Шоно, который уверенно вел кар. Дани смотрел в окно, на море и солнце. Краски были пронзительно яркими, а воздух таким свежим, что кружилась голова. Ильм показался перед Дани в своем самом нарядном облике, завлекал его, пытался влюбить в себя. «Ничего у тебя не выйдет!» - отвечал ему Дани. – «Все равно – уеду!» но этот чистый, наивный мирок отчего-то не верил ему и никак не хотел сдаваться. Пока Дани шел к дому, ветерок в листве нашептывал, убеждал: «Посмотри! Разве не прекрасно?» «Нет!» - отрезал Дани и вошел в дом.

Шоно сказал, что его зовут Яромир… А какое Дани до этого дело?! Нет, он не хочет есть… Всё, что ему сейчас нужно, - это поскорее остаться в одиночестве. В покое… Моя спальня? Очень хорошо. Что делают в спальне? Правильно, спят. Он будет спать. Пусть его оставят… пусть от него отвяжутся, наконец!

Зачем тут этот мерзкий белый шелк?! Дани почти с ненавистью срывает с кровати белоснежное шелковое белье, стаскивает с себя и швыряет на пол рубашку из тонкого белого шелка – Шоно принес ему эту одежду в госпиталь… не в пижаме же больничной ему было ехать… Но больше он это не наденет! Он ненавидит белый шелк!

Дани забирается на кровать, устраивается поудобнее… насколько возможно… швы… всё ещё не позволяют ему двигаться, как он хочет… Накрывается с головой кусачим теплым пледом…

… Темноту прорезают алые всполохи. Из наползающего на Дани кровавого тумана вдруг вылетает птица со стеклянными глазами и переломанными крыльями… Перья слиплись от запекшейся крови… Птица раскрывает клюв, будто хочет кричать, но из горла её брызжет кровавый фонтан…

Дани кричит, бьется в чьих-то сильных руках… И просыпается. Отталкивает от себя Шоно. Тот молча выходит, но вскоре возвращается с полотенцем, смоченным в каком-то… настое? Пахнет травами… Приятно… Шоно кладет полотенце на лоб Дани. Надо бы выкинуть, но… Пусть… Пусть…

… Шоно возил его в госпиталь на процедуры, после которых Дани неизменно впадал в истеричное и плаксивое состояние. Но в госпитале он пытался, как мог, сохранять самообладание. А этот… Яромир Шоно… он, в отличие от медперсонала, з н а л. Поэтому, при нем Дани мог не сдерживаться. И не сдерживался – срывался, психовал, капризничал, отказывался от еды, швырялся ампулами с успокоительным и болеутоляющим… Как ни странно, от этого становилось легче.

А по ночам Дани навещал один и тот же кошмар, от которого он с криками метался по постели. И тут же появлялся Яромир, с влажным, пахнущим травами полотенцем и стаканом воды – у Дани в такие моменты пересыхало в горле и нестерпимо хотелось пить. Дани мог так просыпаться несколько раз за ночь. И каждый раз Яромир был наготове, прибегал и хлопотал возле него… Дани с мрачным удовлетворением смотрел в его измученное посеревшее лицо, думал о том, что этот человек уже которую ночь не спит из-за него… И от этого тоже становилось легче.

А однажды Яромир уснул рядом с ним. Положил, как всегда, полотенце, напоил водой, присел на край кровати, дожидаясь, когда Дани успокоится… Потом привалился на бок… и уснул. Дани не стал его будить. В ту ночь его собственный сон был на удивление спокойным. Может, оттого, что самый страшный его кошмар лежал рядом?..

* * *

- Забота и терпение, - наставляла его шаида-доктор. – Это – главное, что Вам понадобится. Возможно, даже весьма вероятно, агрессивное поведение, другие неадекватные реакции. И Вы должны быть к этому готовы, Вы же понимаете, после случившегося… Не будьте слишком настойчивы, но, в то же время, не оставляйте его без внимания, не позволяйте ему как-то вредить себе или замыкаться, говорите с ним. Но главное – будьте терпеливы.

… «Терпение и забота. Терпение… Терпение…» - повторял Яромир, подбирая с полу разорванную на куски белую рубашку из тонкого шелка. Постельное белье тоже валялось на полу, но было относительно целым – видимо, порвать его оказалось намного сложнее…

Явным плюсом пока было только то, что златоглазый немного поспал. Благодаря настою из трав, в котором Яромир смачивал полотенце. «Надо будет поблагодарить тетушку Анни». Зато еда, приготовленная бывшей хозяйкой – Яромир всё записал, что можно златоглазому, что нельзя, и передал список тетушке Анни – так и осталась нетронутой. А белье и одежда – вот, пожалуйста, валяются ненужными тряпками. Яромир так долго искал, выбирал… Ладно, фигня! Вот поговорить с ним нужно, это да.

Обреченно вздохнув, Яромир направляется к Дани, который, замотавшись в шерстяной плед, сидит на скамейке возле дома. Смотрит на море… Можно было бы подумать, что любуется, да только взгляд у него неподвижный, неживой какой-то.

- Послушай, - начинает Яромир. И, не дождавшись ровным счетом никакой реакции, продолжает. – Ты… Я… У тебя есть причины меня ненавидеть. И ты, наверное, ненавидишь…

Он повернулся, наконец, к Яромиру… Оттенок кожи из золотистого превратился в нездоровый желтый, волосы потускнели и свалялись… Смотреть больно…

- Ненавижу? – златоглазый приподнимает брови, демонстрируя холодноватое удивление. – Ненавидят равных.

Его верхняя губа чуть дернулась, он посмотрел, наконец, прямо на Яромира… Лучше б не смотрел – не было там ненависти, только непробиваемый ледник презрения. И Яромир корчился на этом леднике от скручивающего и тело, и душу холода…

Дани встал и ушел в свою комнату, а Яромир… Он чувствовал себя раздавленным насекомым. Божество, даже свергнутое с небес, оставалось божеством, а Яромир по-прежнему был мусором под его ногами.

Хотелось напиться, да нельзя… Теперь у него сплошные «нельзя», надо ведь присматривать, заботиться… Терпеть.

… - Ты бы поел. А то, вон, прозрачный совсем стал…

- Не хочу.

Опять труды тетушки Анни даром пропали.

- Тогда, может, ванну?

Ванна тут небольшая, но до чего же уютная! Яромир прикупил туда пушистые коврики и полотенца, а ещё пену с хвойным ароматом. Красота!

- Не буду.

Так, понятно: есть не хотим, мыться не желаем, свежий воздух нам тоже ни к чему, лежим, потолок изучаем… А не ел он с тех пор, как Яромир его привез домой после очередного посещения госпиталя. То есть, со вчерашнего дня. С этим надо что-то делать… Ведь врач как сказала: «Не позволять вредить себе». А он, как раз, вредит. Надо это прекращать.

И Яромир решительно начал:

- Ну, вот что. Или ты начнешь нормально есть, на прогулки ходить, как тебе прописали, и вообще – делать всё, что положено, или…

- Или что?

Любопытство, вроде?.. Ээ, нет, не просто любопытство, а вызов этакий. Ах, ты ж!.. «А в самом деле, что я ему сделаю? Ведь не побью же…» И тут Яромира осенило. Он вспомнил, как отреагировал Дани на слова врача про «психологическую помощь». Затрясся весь, с лица спал. Вообще-то, Яромир и сам в тот момент вздрогнул. Это потом он узнал, что психологи из «Руки помощи» совсем не похожи на психиатров Элпис и уж точно не имеют никакого отношения к «пси-про». Но Дани, вроде, не знает этого…

- Или я пожалуюсь шаиде, которая тебя лечит. Она говорила, что, если ты будешь причинять вред своему здоровью, тебя направят к другим врачам, которые мозгами занимаются.

Ага, побледнел! Задумался, как будто. Но ненадолго.

- Хорошо, - произнес, наконец, ровным голосом. – Я буду тебя слушаться.

И что-то такое было в его словах, что Яромиру не понравилось, подвох какой-то.

Не потребовалось много времени, чтобы понять, в чем дело. Дани, действительно, послушно выполнял все указания Яромира. Ел, когда подавали, гулял, когда выводили, мылся, когда готовили ванну… А также садился, когда говорили сесть, и вставал только после того, как разрешали встать. Ни шагу без команды. Яснее ясного – нарочно он это делал… Наказание, одно слово! Но Яромир не ругался, решил: пусть пока хоть так…

… Как-то вечером тетушка Анни отвар приготовила. Сказала, что успокаивает, сон чтоб нормальный был. Ну, Яромир и дал выпить златоглазому… Блин! Там вина-то и было всего – чайная ложка, он же не думал, что… Тем более, он сказал Дани, из чего отвар…

Дошло до Яромира только тогда, когда Дани скрутило. Рвота началась, так было плохо, что Яромир не на шутку испугался… Зато понял теперь, почему «белые мантии» не пьют…

- Это из-за вина? – спросил он Дани, когда тот оклемался.

- Угу.

- Зачем же ты пил?

- Ты сказал выпить.

Это стало последней каплей. Яромир взорвался.

- Ну, хватит! Строишь тут из себя… черт знает что, выделываешься… Как будто никому не бывает хуже, чем тебе!

И Яромир рассказал… Сперва об отце… Надо же, столько лет прошло, а он помнил всё, до мельчайших деталей… таких, как след от подошвы на отцовской щеке… он рассказал об учебном центре. «Негодные отсеиваются…» В первый год обучения таких «негодных» набралась едва ли не треть всех новичков. Детские тела, холодные, безжизненные – уходят во тьму… в черноту пластиковых мешков… Ни слез, ни прощаний. «Такова жизнь, солдат. И такова смерть». Он говорит о Змее, о том, как они с Дикарем… «Сет Айри, это его фамилию ты носишь сейчас…» О любви… посреди всего этого… И снова – о смерти… О мальчике Янни… Змей, который осмелился…

Яромир вытирает глаза рукавом. Крутые парни не… Да ну, на хер! Плачут, ещё как, ревут даже…

- А ты… Хоть бы пару минут… твоего грёбаного амирского внимания. Что тебе, эти местные на базе мешали? Да кому они, на ***, мешать могли?! Думаешь, они так рады были у нас сортиры чистить да помои убирать? Это же бедолаги из уничтоженных сел, они без домов, без всего остались. А как с базы их погнали… Им только и осталось, что от голода загибаться. Ты же мог просто не обращать на них внимания. Нет же, ****ь, грёбаное нарушение грёбаных правил!..

Дани молчал. Стоял, опустив глаза, сжавшись, словно каждое слово Яромира было хлестким ударом. Потом развернулся и ушел к себе. Всё так же молча и не поднимая глаз.

Несколько секунд Яромир смотрел в том направлении, куда только что удалился Дани. А потом… С силой треснулся лбом о деревянную панель.

- Да что ж я тупой-то такой?!

Поговорил, ничего не скажешь. Наладил контакт. Окружил заботой, проявил терпение… «Ну, он, понятно, не в себе. А я-то хорош, с катушек слетел вполоборота! Вот, кому из нас сейчас фиговее? Ага, ему. Изнасиловали, искалечили, любовника убили… Любовника? Ну, да… Наверное… Их же в одном доме нашли, защищал он его. Точняк, любовник…»

- ****ь! – Яромир ещё раз хорошенько приложился лбом об панель – а что ей станется, башке, там, все равно, ничего ценного не водится. – Тупая скотина, одно слово. О чем думаю?.. Вместо того, чтоб пойти, посмотреть, как он там…

Яромир осторожно заглядывает в спальню – сидит, голова опущена, волосами занавесился…

- Дани… Я тут… всякого наговорил… Прости, я не буду больше.

В ответ – судорожный вздох. Хоть какая-то реакция…

- Слушай, тут… Тетушка Анни молоко и мед принесла, сказала - чай с молоком и медом на ночь хорошо. Тебе это можно? Если хочешь, я сделаю…

- Да, - глухо донеслось из-за золотого занавеса.

- Ты, правда, хочешь? – засомневался Яромир: а вдруг, опять чего не так? – Или это потому, что я сказал?.. Не получится, как с тем отваром?

Дани вдруг вскинулся, отбросил с лица пушистое золотое покрывало, и злые янтарные глаза в упор уставились на Яромира.

- Да!!! – завопил он. – Хочу!!! Неси твой грёбаный чай с грёбаным молоком и… и… грёбаным… этим…

- … Медом, - машинально добавил ошалевший Яромир

… «Вот и ладно. Пусть ругается. Пусть кричит, обзывает…» Яромир зачерпнул ложкой густую медовую массу – прямо, как глаза у него… «Это лучше, чем угрюмое молчание. Наверное, лучше…»

Яромир ничего не понимал в премудростях «белых мантий», он просто чувствовал, что дело пошло на лад, что ледник потихоньку начал таять, вроде как, первый слой открошился…

* * *

Чай с молоком и медом… Вкусно…

«Эстэли погиб из-за меня… Я убил того мальчика, из Гиндхали… о котором даже не знал ничего… не захотел знать… лишил его права жить… забрал у того солдата… А они потом забрали жизнь Эстэли... Но виноват-то я. Я не улетел с суфи Гару… я остался, вернулся за Эстэли. Только ли потому, что хотел защитить его? Покровитель, ответственность… Я наслаждался… взглядами, полными восхищения и обожания… мне доставляли удовольствие его восторги… Решил, что не смогу обойтись без всего этого. Не хочу обходиться… И мне нравилось быть его покровителем. Мне вообще нравилось покровительствовать, быть господином, хозяином. Владеть им… Как собственностью, как… живой игрушкой… М о й Эстэли… Он умер, потому что был м о и м… Я живу, дышу свежим воздухом, любуюсь морем и солнцем, пью вкусный чай с молоком и медом… А его нет. Я убил его».

Что-то изменилось. Что-то определенно произошло – с ним, в нем.

Ни в эту ночь, ни в следующую, ни потом окровавленная птица больше не прилетала к нему.

… Он сидел возле процедурного кабинета и дожидался своей очереди. Яромир привез его на полчаса раньше… за что и получил выговор в самых резких выражениях. После чего был отправлен в магазин, за «нормальной одеждой».

- … Серый. Я понятно выражаюсь: се-рый! И чтобы никакого шелка! Нормальная человеческая одежда. Я надеюсь, это возможно?

Яромир благодушно кивнул и понесся выполнять его указания. Предварительно взяв с Дани слово, что ему больше ничего не требуется и что с ним тут ничего не случится. «А что со мной ещё может случиться, идиот?!»

Можно было спокойно подумать… о чем-нибудь, не связанном с предстоящей процедурой. Например, об этом Шоно… нет, он же теперь Корд… да какая разница! Но интереснее думать о его поведении, чем о той штуке в… Так вот, Яромир Корд. Почему он терпит все выходки Дани? И – Дани уверен – будет терпеть дальше? А зачем спас его? Покинул вместе с ним Элпис? Теперь вот заботится о нем… Тут ведь не только желание, но и совершенно явное чувство вины…

… Что там за шум? Кого-то привезли? Авария? Хм…

Да, чувство вины… Оно дает возможность управлять этим зверем. Однако… Лучше, все же, сексуальное желание. Оно тоже дает власть, но идет рука об руку с поклонением и восхищением. В то время как чувство вины – с жалостью. Что, опять-таки, низводит его до положения жертвы…

… Что они там делают? Столько суеты – и все без толку, ничего у них так не получится…

Что же преобладает у Яромира? Желание или вина?..

… Нет, невозможно! Кто их учил?! И кто принял сюда на работу?! Они себя врачами называют?! Да им только горшки выносить!

Он не выдерживает, подходит к несчастной жертве аварии и суетящимся вокруг неё неумехам. Что ж, придется им показать, как надо работать.

… Через полчаса Дани сидит в кабинете главного врача госпиталя. Он уже выслушал слова благодарности и восхищение его профессионализмом. А сейчас они беседуют о трансплантологии и нанотехнологиях.

- … Профессор Бьярни? Тот самый, что провел операцию по полному восстановлению зрения после…

- Да, тот самый, - подтверждает главврач. – Ильм – родина Бьярни, а этот госпиталь можно назвать его детищем, он лично курирует отделение трансплантологии и протезирования…

«Почему бы и нет… Ненадолго… Месяц, может, два. Ехать к суфи Гару сейчас… несчастной жертвой… Нет, не хочу! Поработаю здесь немножко – это будет полезный опыт. Их биопротезы… очень интересные технологии… И от шрамов, как раз, избавлюсь… Но главное – Бьярни!»

Профессор Бьярни был его кумиром, Дани столько читал о нем ещё в детстве. И вот – такой случай, может, удастся увидеться с ним? Или даже вместе поработать?.. Решено: Доминго и суфи Гару подождут, никуда не денутся.

Главврач, правда, не торопился принять решение.

- У Вас высокий профессиональный уровень, я это понял. Несмотря на то, что Вы очень молоды… И мы были бы очень рады хорошему специалисту…

- Но?.. – Он что же, ещё раздумывает?! Как он может не взять его, во всём этом госпитале вряд ли найдется хирург такого же уровня… разумеется, кроме профессора Бьярни…

- Но, понимаете, Вы сейчас сами проходите лечение. В принципе, это не помешает, но у Вас, к тому же, другая школа, другой опыт, наше оборудование Вам не вполне знакомо…

Выкрутился: «школа, опыт». Дани не маленький, понимает, что в этих благотворительных заведениях не особенно жалуют врачей с Элпис. Сплошные предубеждения!

- Я быстро учусь, - с улыбкой отвечает он. Искренне отвечает, он согласен учиться, он хочет учиться, это ему нужно, это его жизнь. Они не могут ему отказать!

- Не сомневаюсь, - главврач тоже улыбается. – Поэтому… Если Вас устроит испытательный срок, в течение которого Вы будете ассистировать… И жалованье, которое может Вам показаться весьма скромным…

Что ж, они не доверяют ему сразу самостоятельную работу? Хм, но это разумно, нечего обижаться, ведь они ничего не знают о нем. А жалованье… У него же ничего нет, всё у этого Яромира… А теперь он будет работать. Перестанет быть беспомощным и зависимым…

- Я согласен!

… Яромир бросился ему навстречу, сразу, как увидел. О да, конечно, он вернулся, не застал Дани в процедурной, искал, волновался…

- Я устроился на работу, - небрежно объявил Дани, краем глаза заметив, как вытянулось лицо у этого солдафона. Мгновение триумфа!

* * *

Яромир рассеянно помогал тетушке Анни готовить ужин и пытался переварить информацию об «устроился на работу». Переваривалось с трудом… Но сюрпризы на этом не закончились. Пошел звать Дани на ужин и обнаружил того в ванной… перед зеркалом… с ножницами. Щелк, щелк – и тяжелые золотые кольца падали на пол…

- Зачем? – спросил Яромир.

- Здесь никто не носит длинные волосы, - равнодушно ответил златоглазый. – Я буду выглядеть нелепо. К тому же, за ними трудно ухаживать.

«Если бы ты только позволил… Уж я бы ухаживал! Каждую прядку бы расчесывал…» - хотел сказать Яромир. Но сказал:

- Сзади неровно. Я помогу?

Дани, пожав плечами, вручил ему ножницы. Щелк, щелк – и пушистые мягкие локоны у него в руках. Как живые… Хоть так – подержать, погладить.

… С новой прической – высокий затылок и длинная челка, золотые завитки падают на лицо – Дани казался очень юным, хрупким и беззащитным. Но он таким больше не был. А может, не был никогда…

… Яромир теперь отвозил его в госпиталь каждое утро. А вечером привозил домой – усталого и, насколько Яромир мог судить, весьма довольного собой. Теперь у Дани был прекрасный аппетит, он с удовольствием принимал ванну и гулял по саду… Он больше не нуждался в заботе и опеке. И всячески это демонстрировал…

«Я ведь хотел, чтобы ему хорошо… чтобы с ним всё в порядке… Ну, вот, у него сейчас всё идет на лад, более чем… Я ему уже не нужен, и пора мне убираться из его жизни».

А ведь Яромир думал о таком, готовился. И всё равно – тоска жжёт. Но, конечно, он всё сделает, как надо, поступит правильно, он обязательно уйдет, оставит Дани в покое. Только… надо бы сперва и самому как-то устроиться.

… Объявление было коротким: «Требуется серьезный, физически крепкий человек для работы в экипаже поисково-спасательного аэрокара».

Штаб поисково-спасательной службы находился, как оказалось, совсем недалеко от «Руки помощи». Яромир направился к ангару, где возились около машин молодые крепкие парни в темно-зеленой униформе. У них он и спросил о работе.

- Спасатели нам требуются, - тот, что казался постарше, окинул его оценивающим взглядом. И, судя по одобрительной усмешке, увиденным остался доволен. – Иностранца тоже можем принять. Но, конечно, последнее слово за командиром, - спасатель указал рукой в сторону посадочной площадки. – Она там, возле кара. Зовут Дейдра.

«Она? Надо же…» И Яромир пошел к стоящему на площадке аэрокару. «Она», то есть – командир, была молодой, высокой и статной, и форма на ней очень ладно сидела.

- Значит, с Элпис? – уточнила она, выволакивая из багажного отсека огромный моток проволоки.

Яромир утвердительно кивнул.

- И как же ты собираешься у нас работать? – Дейдра криво усмехнулась. – Ведь, говорят, мужики на Элпис ни за что не станут подчиняться женщине?

Она, кряхтя, взвалила моток на плечо. Неужели, сама потащит?! Ээх, порядки тут у них!

- Мужики на Элпис, - вежливо ответил Яромир, – Ни за что не станут спокойно смотреть, как женщина тяжести таскает.

Он подошел и легко снял моток с её плеча.

- Куда нести?

- К ангару, - она весело засмеялась. – И ты принят.

… У каждого из них теперь была своя жизнь, своя работа. Но Яромир по-прежнему утром отвозил Дани в госпиталь, а вечером забирал домой. В их по-прежнему общий дом…

Яромир вовсе не забыл, что нужно уйти. И не передумал… Вот, сделает златоглазый себе пластику… И научится, наконец, водить кар… Тогда и… Но пластика Дани ждала только через полгода, а кар… Он и не собирался учиться вождению, будто рассчитывал, что его всю оставшуюся жизнь возить будут…

А в обеденный перерыв Яромир, плюнув на еду и отдых, заезжал в госпиталь и незаметно подсматривал за Дани. Как он работает… Он светился изнутри, совсем как в тот раз, когда Яромир его впервые увидел. «А со мной не светится. И не будет, наверное…»

* * *

«Пожалуй, останусь ещё ненадолго»

В самом деле, глупо уезжать сейчас, когда он успешно прошел испытательный срок, а профессор Бьярни заинтересовался им и взял к себе в отделение… Но правда была в том, что всегда находилась веская причина… «Побуду тут ещё немного». «Уехать всегда успею».

Он как будто ждал… Но что лежало в основе этого ожидания? Предчувствия? Знаки? Нет, чушь… Просто случилось то, что должно было случиться.

… Её доставили ночью. А к утру, когда Дани приехал на работу, её случай назвали безнадежным. Госпиталь признал свое поражение, даже Бьярни сокрушенно разводил руками. А Дани решил посмотреть всё сам, всю информацию, все показатели…

- Здесь можно использовать её собственные ткани…

Бьярни изумленно смотрел на него.

- Ну-ка, ну-ка, покажите!

И Дани принялся объяснять, выводя на мониторы изображения предстоящих действий.

- Таких операций ещё не проводилось, - задумчиво проговорил Бьярни. – Вы на Элпис уже делали что-то подобное?

- Нет, - признался Дани. – Но в моей лаборатории… То есть, я хотел сказать, в лаборатории, где я работал, как раз, занимались этой проблемой, и… кое-какие наработки…

Конечно, все это звучало не особенно убедительно. И почему они должны ему поверить?..

- Скажите, а Вы сами в это верите? – испытующе смотрел на него профессор.

Дани снова просмотрел изображения на мониторах. А для чего тогда ему была нужна собственная лаборатория?! Какой тогда смысл в его работе, если никому от неё пользы не будет?!

- Я верю, - ответил он.

Бьярни кивнул.

- Что ж, это единственный шанс, и мы обязаны его использовать. Мы не имеем права лишать последней возможности… Приступайте, доктор Айри, а я буду Вам ассистировать.

… У него всё получилось. Не сразу, нет… Долгие часы кропотливой работы, неимоверного напряжения. Ни на секунду он не позволял себе расслабиться, малейшая ошибка – и всё, конец. Ни на мгновение не должен был усомниться в правильности выбранного пути, одно-единственное сомнение – и чернота, которую он чувствовал, почти видел, которая только и ждала момента… и если дождется – не упустит, схватит, вырвет свою жертву прямо у него из рук…

Долгие часы борьбы. Целая вечность… Он соединял тончайшие волокна ниточки под названием «жизнь»…

У него получилось. И профессор Бьярни сказал, что для него честь работать с Дани… И Дани улыбался – устало и счастливо. Потому, что сделал самое важное открытие в своей жизни. Суфи Гару, слава, победы… Не то. Настоящее – произошло только что, он одержал победу над смертью. Это и есть его предназначение, о котором ему твердили с детства, и которое он нашел сейчас и здесь. Предназначение… То, ради чего он живет…

… Сегодня мир улыбался ему, и он улыбался в ответ. Всем. Даже здоровенному глупому солдафону, который нужен лишь для того, чтобы отвезти Дани домой… А может, ещё зачем-то нужен… Так, по мелочи…

* * *

Что это с ним сегодня? Не фыркает, не ворчит… Улыбнулся даже. А как он улыбается, а! Точно, солнышко златоглазое!

… Яромир помыл кар, поставил его в гараж, сам умылся и переоделся, прошел на кухню… Блин, чудеса продолжались! Дани нарезал мясо тонкими ломтиками и кидал на сковородку. И ловко ведь ножом-то орудует! Хотя – да, он же у себя там всю дорогу с этим… скальпелем… А теперь вот и готовить как-то успел научиться.

Яромир так засмотрелся на стряпающего Дани, что не заметил при входе табурет, задел ногой, и тот с грохотом свалился. Дани вздрогнул от неожиданности, неосторожное движение ножом – и… кровь из разрезанной ладони хлещет на стол, на чертово мясо, будь оно неладно!

- Уй, блин… то есть, прости… напугал… Я сейчас, я принесу, чтоб остановить, перевязать…

Яромир приволакивает всю домашнюю аптечку, вытряхивает на стол всё её содержимое…

- Не суетись, - вполне добродушно останавливает его Дани. – Я сам разберусь, в конце концов, это не смертельно.

Но Яромир продолжает есть себя поедом – под ноги надо было смотреть, как же он теперь, он же врач, ему руки в целости нужны…

- Тебе одной рукой неловко. А я не такой уж чурбан, не впервой порезы обрабатывать.

И Дани сдается, протягивает ему руку. Яромир всё сделал, как надо, и руку-то уже отпустить можно… Да загляделся на голубые жилки под тонкой кожей… А потом – как затмение нашло. Приник губами к этим жилкам… И Дани… не оттолкнул, не отнял руку… И от этого Яромира совсем в жар кинуло, осмелел, прошелся губами выше, к локотку, распалился ещё больше – хотя, куда уж больше-то – притянул Дани к себе и… и врезался в стену от сильного толчка.

Он едва не выругался. Так, по привычке… Но слова застряли в глотке, когда посмотрел на Дани. В золотых глазах – не страх даже, а смертный ужас…

Но уже через секунду перед ним снова был тот Дани, которого он привык видеть. Не сегодняшний, чудесный и улыбчивый, а вчерашний – холодно-надменный. И этот Дани произнес:

- Прошу прощения. Я позволил лишнее… себе и тебе. Этого больше не повторится.

… Ужина не получилось. Чудеса закончились. Яромир вышвырнул проклятое мясо. Ни в чем не виноватое мясо… Некого винить, сам все испортил. И всегда всё портит.

«Он только-только оттаивать начал, а я… Лапать полез, не терпелось… И что теперь?.. Можно, конечно, опять лбом об стену, да толку… Лучше приготовлю ему чай с молоком и медом. Он любит…»


15. Вместе.


«Помечтай со мной –
Время добрых слов.
Неземной покой
Нежностью принесло…

Это день такой –
Свет и грусть.
Ангел за спиной,
Неба терпкий вкус…

Madre!
Научи надежде и любви,
И терпенью научи.
Храни меня!»


(CATHARSIS «Madre»)


Последний месяц весны.

В это время на Ильме начинается сезон штормов. И у спасателей изрядно прибавляется работы. Вот и сейчас… сигнал бедствия был получен с рыбацкого судна, промышлявшего на севере.

В Кайсе, откуда они вылетели всего полчаса назад, был ласковый солнечный денек, а здесь – на черном небе то и дело сверкали молнии, а внизу бесновалось такое же черное море, словно гигантское живое существо, разозленное, неистово-яростное. Это буйство стихии было одновременно и ужасающим, и величественным, прекрасным даже. Вот ведь: жутко смотреть, а глаз не оторвать – как завороженный… Яромир, кажется, начал понимать местных моряков…

Рыбаков спасли всех. А старенькое суденышко прямо у них на глазах заглотила пучина. Яромир смотрел на старика-капитана, который тихо стонал, обхватив голову руками. Двое его сыновей стояли рядом в угрюмом молчании. Казалось, они и не рады, что спаслись. Но Яромир уже прожил на Ильме полтора года и начал понимать, что к чему. Он знал наверняка, что старика и его семью не ждет голодная смерть, и из дома их не выгонят. Здесь всё не так, как на Элпис… Капитан получит страховку, тут все суда застрахованы, сыновья его быстро найдут работу – на Ильме с этим нет проблем, здесь не особенно торопятся заменять рабочие руки автоматикой. А старику даже полагается по возрасту… эта, как её… пенсия. Всего этого бы хватило на Элпис, чтобы не горевать по погибшей собственности. Но на Ильме… Беда заключалась в другом. Суденышко было маленьким и старым, полученные по страховке деньги не позволят построить новое. А значит, чтобы выходить в море, придется наниматься на работу. Парней-то сразу возьмут, понятно, а старика побоятся, хоть и опытный, да мало ли что – возраст, всё-таки. И старый моряк станет жить на пенсию, ухаживать за садом и домом… Или найдет работу в какой-нибудь рыболовецкой конторе, будет подсчитывать чужой улов… Встречать и провожать чужие суда, стоя на берегу… Яромиру пришло в голову, что лучше б он этого всего не понимал, потому что он никак не мог придумать, чем утешить старика, какие слова подобрать…

… А ещё этот месяц был знаменит Днем Весны – одним из самых веселых праздников на Ильме. Правда, Яромиру так никто и не смог внятно ответить, почему День Весны отмечают в последний месяц этой самой весны, а не в первый. Говорили только, что пошла эта традиция ещё с Изначальной, первые поселенцы перенесли её на Ильм. Хорошая такая традиция, принято дарить цветы и подарки – друзьям, любимым - чтоб, значит, порадовать. На Элпис таких праздников не было. Поэтому в прошлом году День Весны как-то мимо Яромира проскочил… Да и не до праздников тогда было… Зато в этом году он решил всё сделать, как положено.

В обеденный перерыв Яромир заскочил в магазин и купил… «Пусть, что хочет, делает, хоть выбросит, но я ему это подарю…» Ещё выбрал три букета. Один – понятно кому, второй – тетушке Анни. А третий преподнес Дейдре. Та зарделась и, поколебавшись немного, поцеловала Яромира в щеку. Приятно, что ни говори.

За то время, что он работал спасателем, они с Дейдрой… ну, подружились-не подружились, а ладили отлично. Другие парни из их команды посмеивались, правда, да подначивали Яромира: глаз, мол, командир на тебя положила, а ты не теряйся – девушка что надо. Яромир отнекивался: дескать, поживем – увидим. Он и сам считал Дейдру хорошей девушкой, красивой и умной, и характер… ну, нормальный… Бывают хуже, он даже пальцем может показать – у кого хуже…

Ээ, так вот, Дейдра… Яромир, если честно, подумывал… У них с Дани – не то, чтобы плохо, а вообще никак. То есть, общаются-то они уже вполне нормально, вместе ужинают, могут ещё посидеть у камина, и Дани вовсе не возражает, когда Яромир готовит ему чай с молоком и медом. Или ванну. Или теплый плед приносит, когда златоглазый изволит в саду на скамейке отдыхать. Даже, вроде как, поговорить могут: «Как дела?» - «Идут себе». Что-то в таком духе… Попыток сблизиться Яромир не предпринимал. Не потому, что не хотел, а… Он слишком хорошо помнил… «Этого больше не повторится…» Он чувствовал невидимую стену, которой Дани окружил себя, и был уверен, что любая попытка проломить эту стену ранит Дани, и он ещё больше уйдет в себя.

Оставалось только ждать и надеяться. И довольствоваться тем, что есть. А есть не так уж мало: вечера у камина, иногда – совместные прогулки по саду или на берег моря… И ещё… изредка… Яромир мог видеть Дани голым… ну, или почти… Запирался потом в ванной, представлял, первым делом, его коленки… Нет, вообще-то, Дани весь был красивый, но почему-то коленки заводили Яромира особенно. Округлые, гладкие…

Яромир, конечно, понимал, что такая сексуальная жизнь не вполне нормальна, и сдерживаться, находясь рядом с объектом вожделения, становится всё сложнее. Казалось, всё просто решается: ведь давно же собирался уйти, не мучить ни себя, ни его. Однако…

Что касается «себя не мучить», то, как раз по этой причине, он и начал замечать знаки внимания со стороны Дейдры. И тогда же стал подумывать о ней… не только как о своей начальнице… «А что, может, и правда – жениться?..» Но, как только он пытался представить себя с Дейдрой в постели… у неё почему-то всё время оказывались золотистые волосы и кожа… а коленки – точь-в-точь, те самые… «Блин! Вот ведь – засел, как заноза, и в башке, и в прочих местах. Хрен вытащишь!»

И главное – Яромир сильно сомневался насчет «его не мучить». Потому, что было совсем не похоже, чтобы Дани мучался. Вон, в госпитале, сколько девушек красивых возле него крутится. И заигрывают – Яромир сам видел. Ещё бы с ним не заигрывали… Дани может любую выбрать, а они к тому же и образованные – вроде как, ровня ему. Но Дани особого отношения ни к кому не выказывал. Сколько ни следил за ним Яромир ревнивым взглядом, ничего такого не заметил. Но это во-первых. А во-вторых, Яромир готов был поклясться, что все эти появления Дани перед ним – якобы, невзначай – в самом что ни на есть соблазнительном и аппетитном виде – что это вовсе не случайно. Нет, определенно, Дани с ним не мучается. Наоборот, златоглазому, кажется, понравилось мучить Яромира.

«Заноза… Наказание» - Яромир остановил кар возле госпиталя и любовно погладил пакет с подарком. – «И ведь уверен, что я никуда от него не денусь. Ну… Правильно уверен».

… И зачем делать такое лицо? Это же не гадость какая, это белый шелковый шарф. Длиннющий… Дорогой, между прочим. На ветру – а здесь всегда ветер, то легкий, то порывистый – будет развеваться. Как крылья… Красиво же. Ладно, хоть не выкинул и не отказался брать. Уволок вместе с букетом к себе в комнату, пробурчав на ходу: «Спасибо».

А потом они слопали вдвоем праздничный ужин, заботливо приготовленный тетушкой Анни, и Яромир предложил Дани погулять по берегу. «А чего дома сидеть, погода – сказочная!» И Дани, по обыкновению, сделал вид, что задумался. Конечно, Яромир-то уже знал, что согласится златоглазый мучитель, но правила игры таковы, что торопить или, тем более, настаивать нельзя, а надо покорно ждать.

Яромир ждал, предвкушая уже, как лучики предзакатного солнца будут играть на золотистой коже, а ветерок – ерошить крупные кольца пушистых волос… А Яромир будет смотреть… глядеть – не наглядеться…

Но тут… В кои-то веки – всё испортил не Яромир. А Дейдра… Правда, она об этом даже не догадалась, она просто приехала поздравить с праздником, подарок привезла – собственноручно испеченный пирог с ягодами.

Дани был с ней вежлив, улыбался, поблагодарил вполне душевно.

- Ну вот же, оказывается, на Элпис тоже водятся обходительные парни, - вконец очарованная Дейдра решила подколоть стоящего остолопом Яромира. – Не все такие грубые мужланы…

На берег с ним Дани не пошел. И пирог есть не стал.

Яромир попытался было объясниться.

- Послушай, я ей просто цветы подарил. На День Весны. Здесь так принято. Всё-таки, уже давно вместе работаем. А она в ответ мне подарок принесла. Ничего особенного…

- А почему ты решил, что меня это интересует?

И неделю потом с Яромиром не разговаривал… До того случая…

… В тот день шторм прошелся по их берегу. Ураганный ветер разломал деревянный домик, стоявший рядом с причалом. Это было уютное местечко, что-то вроде бара, там рыбаки обычно время коротали – пропустить стаканчик-другой, перекусить, поболтать…

Яромир с Дани возвращались домой поздно вечером – из-за урагана пришлось задержаться в Кайсе. И вот видят – толпа на берегу, обломки дома… Дани приказал - да, именно приказал, умеет он это – подъехать поближе, может, врач там нужен.

Подъехали, значит, узнали, что все, кто был в баре, благополучно спаслись. Кое у кого есть, конечно, синяки да царапины, но и врачи уже на месте, оказывают необходимую помощь.

Так что, можно было ехать домой… Но Яромир заметил в толпе пацаненка лет десяти, тот кричал, плакал, рвался к разрушенному домику.

Яромир выяснил, что мальчишка в этот день к матери приходил, она в баре работает. И приходил со щенком. А когда ураган начался, щенок испугался и забился куда-то, его не смогли найти… Да и некогда было искать – в подвал все побежали, прятаться. Мальчонку, ясное дело, тоже увели… А теперь он уверяет, что слышал, как щенок его скулит, уже после урагана слышал, когда все из подвала выбрались.

В домик-то опасно сейчас лезть – вот-вот совсем рухнет, да там ещё, говорят, провода оголенные везде торчат… Но на мальчишеском лице такое горе было написано…

Яромир многое в своей жизни повидал, да, есть вещи и пострашнее. Но, если б сказал ему сейчас кто, мол, дурень, куда ты лезешь – рисковать жизнью ради собаки безмозглой – Яромир бы в рожу дал, не задумываясь. Потому, что стоило многое повидать, чтобы решить для себя: если можно что-то сделать, чтобы высохли эти горькие детские слезы, то это надо сделать непременно.

И он полез в этот чертов домик, отыскал там глупую маленькую псину, выбрался благополучно… только доской с гвоздем по спине огрело – фигня, в общем-то, он почти не почувствовал.

- На свою зверюгу! – вручил пацаненку хнычущий мокрый комок шерсти с толстыми лапами – большая, должно быть, собака вырастет…

Пока врач из местных царапину его – ту, от гвоздя – обрабатывал, Яромир всё шарил взглядом вокруг, искал Дани. Не увидел нигде, но… будто чувствовал, как тот смотрит на него, наблюдает откуда-то.

А утром Яромира ждал сюрприз.

* * *

Он не сожалел. Ни секунды.

Даже когда валился с ног от усталости. Даже когда проигрывал… той черноте, что прокрадывалась иногда в операционную, и ждала… и дожидалась… И Дани смотрел на остывающее тело… Но он не позволял отчаянию заполнить себя, говорил себе, что борьба не окончена… никогда не будет окончена… потому, что он не собирается сдаваться, и чернота не сломает его. Есть другие жизни, которые нужно отвоевать…

Нет, он не сомневался. Он должен быть здесь. И он хочет быть здесь. Хочет возвращать жизнь и возможность радоваться жизни, хочет слышать слова благодарности… Да, именно так, не пополнение счета в банке, не дорогие подарки – это всё пустое – но признательный, счастливый взгляд. Улыбки спасенных похожи на солнечные лучи. Дани почти чувствует, как они греют, наполняют энергией… У Дани не было сомнений, что такая награда для него и дороже, и нужнее всего.

А по вечерам его ждал дом у моря, шепот деревьев в саду, огонь в камине… И этот человек… Майор Шоно, отобравший у него Элпис. Яромир, подаривший ему Ильм. Дани не знал, как к нему относиться, кого он хочет видеть в этом человеке…

Ясно было, пожалуй, одно: твердить себе, что человек этот – никто, что он ничего не значит для Дани – это самообман.

Почему он оставался с Яромиром? Ведь не только же из-за домика на холме и уютных тихих вечеров?.. Конечно, нет. Яромир испытывал к нему… сильное влечение. Которое, судя по всему, даже не думал скрывать… Это было так странно, немного пугающе и, в то же время, волнующе…

Дани понимал, зачем ему нужно чувствовать себя желанным. Он привык… Он был даже, в некотором роде, избалован поклонением, восхищением, восторженным вниманием. А после всего произошедшего… После того, как он всё потерял… Ему было необходимо подтверждение того, что он по-прежнему привлекает внимание, может нравиться, что в нём видят не только гениального… ну, хорошо, просто очень талантливого хирурга, но и мужчину… Всё это понятно. Он только никак не мог себе ответить, почему для него так важно, чтобы его желал именно Яромир. А может, ответ на этот вопрос был неприятен Дани, и он упрямо не хотел признавать…

Он отталкивал от себя воспоминания о том случае… Когда он порезал руку, а Яромир прикоснулся к нему т а к… Тело Дани отреагировало раньше, чем он успел понять, осознать… проанализировать… Эта дрожь, как электрический разряд… И острое, почти болезненное возбуждение… Но, когда Яромир привлек его к себе, и Дани ощутил его близость, его участившееся горячее дыхание… и запах крови… На миг он снова стал беззащитным, беспомощным. И почувствовал себя добычей, отчаянно бьющейся в когтях хищника с горящими от возбуждения зелеными глазами. Вернулись – яркой вспышкой в сознании – боль, животный страх… и птица с мертвыми глазами… Жутко, невозможно!

Лучшим выходом было бы уйти, бежать от этого человека. И теперь у Дани было предостаточно возможностей для этого. Более чем… Хельга, та самая, очень милая девушка, однажды игриво предложила Дани «расслабиться вместе после тяжелого трудового дня». Девушки здесь были такие раскованные… И Дани охотно последовал за ней в помещение, где хранилось белье.

Она была нежной и умелой, она очень старалась… Но у Дани так ничего и не вышло. Он чувствовал себя униженным, совсем как тогда, во время процедур. Девушка мягко утешала, но от этого ему было ещё хуже.

- Этот Ваш друг, который высокий, заленоглазый, - вдруг спросила она, - Вы с ним любовники?

- Нет, - ответил он. Слишком поспешно. – Конечно, нет.

- Но Вы ведь этого хотите – стать его любовником? – она подмигнула.

И тогда Дани понял – это наказание.

Мысли о сексе… Не с Яромиром, нет, просто о сексе, о руках, ласкающих его тело, неизменно вызывали в памяти прикосновения нежных, осторожных рук… прохладный шелк волос, терпкий сладкий запах… Разве имеет он право на счастье, право наслаждаться жизнью вот так, в полной мере?.. Эстэли любил его… Умер за него… А он… Неужели он хочет найти удовольствие в объятиях убийцы?.. Не может же Дани, в самом деле, хотеть… Или может?..

Как бы там ни было, ему нужен этот человек. Хотя бы, потому, что ни с кем другим Дани не чувствовал себя настолько… живым. Требуется время, чтобы понять, что значит для него Яромир, понять собственные желания… принять их или победить. «Пусть будет так» - говорил себе Дани. – «Если невозможны нормальные отношения. А они невозможны, мы не имеем на них права, мы не заслужили… Тогда пусть он страдает, и… и я тоже…»

… Однако, как выяснилось совсем недавно, Дани был готов страдать вместе с Яромиром, но никак не и з – з а Яромира.

Та девушка. Дейдра. Едва Дани увидел её, увидел, как она заговорила с Яромиром, как смотрит на него, стало понятно, что Яромир ей нравится. Конечно же, в этом нет ничего необычного: он хорош собой, он обеспеченный человек и… не лишен своеобразного обаяния. Глупо было предполагать, что… «Интересно, а они уже… Между ними что-то было?..» Девушка казалась такой решительной, смелой. Если она станет действовать… или уже действовала?.. так же, как и Хельга… И у Яромира такой вид… Он кажется смущенным… Даже эти его глупые оправдания, они только усиливают подозрения.

«А разве мне не все равно? Да, я хотел, чтобы он страдал, но ведь это в прошлом. Я же не хочу зависеть от него. Он волен делать, что пожелает, так же, как и я». Все эти самоуговоры не помогали ни капли. Дани только больше злился. Совершенно нелогичной и неразумной злостью.

… Злился он и тогда, после шторма, когда увидел, как Яромир полез в разрушенный дом. Чтобы вернуть щенка мальчику… Он ничего не сказал Дани, не посмотрел даже в его сторону, просто бросился, не раздумывая, к этим развалинам… А ведь это опасно было. Он же мог… Он даже погибнуть мог. Что же, его совсем не интересовало, что при этом почувствует Дани?! Дани в тот момент… не просто злился, а, прямо-таки, возненавидел Яромира. За то, что заставил волноваться, переживать… хоть он этого и не достоин… И радоваться, когда Дани увидел, что глупый солдафон выбрался живым и почти невредимым. И испытать досаду, что кто-то другой… другой врач, не Дани… занимается его раной…

Но то, как он смотрел на мальчика… «Дейдра… И этот ребенок… У него может быть настоящая семья, дети… Он ведь любит детей. И тогда я освобожусь от него… Нет, не так. Это он освободится от меня».

Наутро Дани достал тот самый шарф…

Нет, это ничего не значит. Просто… он хочет проверить, из-за чего Яромир до сих пор остается с ним. Желание и чувство вины… Так было с самого начала. И Дани нужно было убедиться, что желание не ушло и даже не умалилось, что оно, как и раньше, на первом месте. А если… Если теперь Яромира держит только лишь чувство вины… То Дани это не нужно.

Он повязал шарф. Неплотно, так, чтобы шея была открыта. Подумал немножко… И расстегнул несколько верхних пуговиц на рубашке. Как будто бы забыл застегнуться… В таком виде вышел в кухню, где Яромир хлопотал над утренним кофе…

«Нет, это не только чувство вины!» Выражение лица и взгляд Яромира позволили Дани ликующе улыбаться всю дорогу до госпиталя.

* * *

Прошлого как бы не было. С нуля, так с нуля. Он старался не вспоминать. Но, так уж вышло, что прошлое само добралось до него, ухватило за шкирку, как раз тогда, когда он меньше всего ожидал…

Вечером он, как обычно, заехал за Дани. Прибыл чуть раньше, зашел в холл. Там телевизор был, а по нему международные новости шли. И вдруг – пейзаж, знакомый до боли, до скрежета зубовного. Кровавое солнце, красный песок… Зоэ… Там опять заварушка началась – будь здоров. Гиндхали, видать, сразу после переворота на Элпис голову подняли, и пошла резня. Но то, что это показывают по местному телевидению… Значит, Инсар допустил туда телевизионщиков Торгового Союза?

Яромир попросил кого-то из персонала сделать звук погромче. Да, так и есть, пустили на Зоэ иностранцев. И не только телевизионщиков – комментатор сообщал, что неподалеку от зоны боевых действий, в предгорье, строится лагерь «Руки помощи». И те, кто не сможет получить медицинскую помощь на Зоэ – операция, например, нужна дорогостоящая или биопротезы – будут первое время вывозиться в госпитали «Руки помощи», находящиеся на других планетах. В том числе, на Ильм.

- Военные Элпис не будут чинить препятствий вывозу тяжелораненых и искалеченных, даже если таковыми окажутся люди, принадлежащие к клану Гиндхали… разумеется, речь идет о мирном населении, а не о повстанцах. Так нас заверил представитель вооруженных сил Элпис, ответственный за контакт с благотворительными организациями, майор Эйдо Мар.

Его показали… «ответственного за контакт»… всего на секунду… Такая знакомая, такая родная физиономия… А серьезный-то какой! Ишь ты, при исполнении, заважничал… «Малыш… Стало быть, вот как: повысил тебя Инсар, а потом – от греха подальше – сослал на Зоэ. Но должность-то – по тебе. Только ты и можешь что-то изменить… в этом мире цвета крови. Для этого одной силы мало, а надо чистое сердце… Как у тебя… Держись, Малыш, у тебя получится!»

… Вскоре они бродили по коридорам госпиталя. Хайраджу и Гиндхали. В одинаковых больничных пижамах – и не разберешь, кто есть кто. На Зоэ осталась война и многовековая взаимная ненависть. А здесь… Здесь были только измученные, израненные, несчастные люди. В глазах – одинаковая боль и бесконечная усталость…

Той ночью ему не было покоя… Во сне он снова видел красный песок под кровавыми звездами. И взгляд… Большие темные глаза… Прежде, чем они закрылись навсегда, Яромир успел увидеть… смог прочитать – в них не было ни злобы, ни ненависти. Мальчик Гиндхали… Янни… Янгхор… Он не боялся и не проклинал. Он всем всё простил. Тоненькие пальцы сжимали разноцветные бусины… В последний миг своей жизни… он любил…

Яромир метался по постели, бессвязно выкрикивая слова запоздалого покаяния… Пока на лоб ему не легло влажное полотенце.

- Спа… сибо… - прохрипел Яромир.

Дани в ответ лишь передернул плечами.

- Мне на работу завтра. Я спать хочу. А никакой специальной звукоизоляции здесь нет.

«Я люблю его» - подумал Яромир. Ни с того, ни с сего. – «Я с ним, потому что люблю его. И хочу быть с ним. Хочу любить…»

* * *

Для Дани это был первый пациент с Зоэ.

Он обернулся, когда вошел «доктор Айри»… Вот так, вблизи – картина была намного страшнее, чем на экранах. Ожоги ужасающие… Потребуется биопротез руки, пересадка кожи, но не это самое сложное. Левой половины лица у него практически нет, и левого глаза…

Уцелевший глаз в упор смотрел на Дани. Тот уже готов был произнести слова, которые обычно говорил пациенту перед операцией: что бояться нечего, что у них есть всё необходимое, чтобы оказать ему помощь. Конечно, потребуется время, прежде, чем он сможет вернуться к полноценной жизни…

Пациент с Зоэ… отшатнулся, как только Дани попытался приблизиться к нему. На лице… на том, что осталось от лица – смесь ужаса и ненависти.

- Дин-Хадар! – плевком сорвалось с почерневших губ.

… Несколько минут спустя он сидит в ординаторской и пьет воду со льдом.

«У нас проблема, доктор Айри» - мрачно думает он, когда замечает, что рука, держащая стакан, чуть вздрагивает.

- Эти ребята с Зоэ – большинство из них не в себе, - словно извиняясь, говорит ему анестезиолог. – Жить в таком аду… Неудивительно, что у него галлюцинации.

«Это не галлюцинации» - думает Дани. – «Он знает, кто я. А я… Я знаю?.. Кем нужно быть, чтобы внушать такой ужас, такую ненависть?!»

Нет, так нельзя, недопустимо! Эти эмоции сейчас мешают… Сосредоточиться на работе, взять себя в руки… «Он, конечно же, из Гиндхали. Да, наверняка. Они ненавидят Элпис, ненавидят Дин-Хадаров».

А если нет?.. Если Гиндхали тут вовсе не при чем? На Зоэ находились филиалы его лаборатории… Лаборатории Дани Дин-Хадара… «Досточтимый амир Дани, к сожалению, мы не сможем закончить исследования в установленный срок из-за нехватки подходящего материала…» Он же прекрасно знал, что это за «материал». Но не задумывался, нет, его не интересовали подобные мелочи. Как и тот мальчик, о котором говорил ему Яромир, как и многое другое… Главное – результат. «Ради науки». «Ради народа Элпис». «Ради блага всего человечества». Этих пафосных формулировок хватало, чтобы заглушить и без того слабый и тихий голос совести.

Когда это началось, когда с ним произошло такое? В памяти всплывает – совсем юное лицо со светящимся перевернутым треугольником. «Будь ты проклят…» Да… Проклятый путь, который он выбрал сам… Или выбор был ещё раньше? Когда он унизил человека, чтобы получить рисунок… портрет, который потом так и не доставал из папки… словно боялся… И только здесь, на Ильме, - повесил, наконец, на стене своей комнаты. И, всё равно, избегал смотреть…

Его предназначение… Сможет ли он теперь верить в себя?.. Врач, которого боятся и ненавидят?..

- Доктор Айри? – в ординаторскую зашел профессор Бьярни.

- У Вас же выходной сегодня? – удивился Дани.

- Да, но мне сообщили о… об инциденте, который произошел с Вашим пациентом.

Дани тяжело вздохнул, опустив глаза. А что он мог теперь сказать?

Бьярни сел напротив него, и заговорил очень ровно и спокойно – так он обычно говорил с практикантами.

- Конечно, Дани, мне не следовало поручать Вам этого пациента… Но я привык думать, прежде всего, о благе больных. И, в данном случае, посчитал, что даже я не смогу провести первую операцию лучше Вас. Я не предполагал, что он узнает Вас и так отреагирует…

У Дани округлились глаза.

- Так Вы знаете?! Когда Вы узнали?

- С самого начала. Специалистов такого уровня в мире, к сожалению, немного… Не волнуйтесь так, Дани, вот, выпейте ещё воды.

- Да, спасибо, - Дани послушно глотнул. – Но почему?..

Его ни о чем не спрашивали… Сохранили его тайну…

- Видите ли, как я уже говорил, для меня важнее всего жизнь и здоровье пациентов. А Вы – и это я тоже говорил – очень хороший специалист. Но я ни за что не стал бы с Вами работать, если бы сомневался в Ваших человеческих качествах. А я видел, как Вы, несмотря на то, что сами пережили тяжелейшую ситуацию, отбросили в сторону собственные переживания ради спасения чужих жизней. У меня нет причин сомневаться в Вас. Даже то, что сейчас Вы так сильно переживаете, подтверждает, что я в Вас не ошибся. Ни как во враче, ни как в человеке. Вы умеете быть судьей самому себе, а для врача это качество необходимо.

- Спасибо, - мир перестал вращаться, вызывая противное головокружение. Почва под ногами снова была твердой и надежной.

- Да, в общем-то, не за что. Я был с Вами откровенен. А теперь к делу: Вы сможете провести эту операцию? Или, раз я уже здесь…

- Смогу, - рука, держащая стакан, не дрожала. Нисколько. Профессор Бьярни и дальше может не сомневаться в нем.

… Операция прошла успешно. Но сразу после неё Бьярни выпроводил Дани с работы.

- Езжайте-ка домой. И завтра возьмите отгул, - и, увидев, как Дани собрался, было, возразить. - Не спорьте со мной, юноша, я лучше знаю, что Вам сейчас нужно. Ступайте отдыхать!

… Бьярни ошибался – Дани сейчас не нужен был отдых. Ему сейчас… Он сам не знал, что ему нужно. Но был уверен, что не хочет оставаться наедине со своими размышлениями.

Раньше… в другой жизни, на Элпис, когда ему было вот так же отвратительно, он шел в «Лезвие тьмы». Это помогало, но это было не то, чего ему на самом деле хотелось. Здесь, на Ильме, когда он был весь в швах… «несчастная жертва»… он выплескивал всю эту душевную муть в агрессивных выходках. Становилось легче. Но это опять было не то…
Потому что хотелось – и он не мог этого не признать – открыться без страха, быть самим собой, зная, что такой он и нужен, таким его и примут, быть откровенным, не опасаясь непонимания. Но Дани никогда не мог себе этого позволить – довериться кому-то настолько. Ему казалось – это слабость, уязвимость, это недопустимо и опасно. А сейчас… Он лишился такой возможности, когда не стало Эстэли…

Но что-то ведь нужно предпринять, чтобы избавиться от невыносимого жжения в груди, дурноты, подступающей к горлу…

Позвонить глупому солдафону? «Он же должен меня забрать отсюда, привезти домой…»
Должен? Дани горько усмехнулся: нет, ничего ему Яромир теперь не должен. Да и раньше… «Он, по крайней мере, сознавал, что убивает, смотрел в лицо своим грехам. А я… «Выделывался», как он выражается». Нет, срываться на Яромире он не станет, это не лекарство, это яд. Лучше вообще его сейчас не видеть…

Подумав немного, Дани решил, что нашел выход. Спиртное ему нельзя, но можно кое-что другое. Что-то, что на время даст ему забвение, выключит из реальности.

… Не все беженцы были несчастными жертвами, желающими поскорее вернуться к нормальной жизни. Среди тех, кто находил убежище в «Руке помощи», было не так уж мало темных личностей с криминальным прошлым. Некоторые из них прочно обосновались в Кайсе, промышляя в окрестностях госпиталя и центра по приему беженцев. Местная полиция, по мере сил, боролась с этим безобразием. Но – законы на Ильме суровыми никак не назовешь. «Несчастную жертву» сложно было не то, что депортировать, а даже в тюрьму надолго упрятать. И жертвы, на которых подчас клейма негде было ставить, отсидев год-другой в комфортабельной тюрьме Ильма, возвращались к прежнему занятию. В основном, это была наркоторговля.

… Дани знал, где найти то, что было ему нужно. В госпитале ходили разговоры…

Он спустился в подземный гараж, в конце которого начинался длинный тоннель, ведущий в морг. Тоннелем этим почти никто не пользовался…

Они подошли к Дани не сразу – присматривались, видимо.

- Решили взбодриться, док?

У них были неприятные лица, но разве это важно?

- Или, может, расслабиться?

- Да, да, скорее, расслабиться.

Наркоторговец – тот из двух, что казался главным, - усмехнулся.

- Нет проблем, док. Всё, что угодно, за Ваши деньги. Желаете употребить здесь?

Дани кивнул. Конечно, лучше здесь. И прямо сейчас.

- Пойдемте, док, тут есть местечко, где Вам никто не помешает.

Он пошел за ними по тоннелю. Сбоку были двери. Наркоторговец открыл одну из них – это оказался туалет.

- Сюда, док. Итак, что берем?

Дани немного растерялся. Он хорошо разбирался только в тех наркотиках, что применялись в медицине. Но ему нужно было что-то…

- Посильнее, но чтобы быстро выводилось из организма.

Торговец понимающе закивал.

- Ясное дело – чтоб вставило поглубже, но без ущерба для репутации. Вот эта штучка Вам подойдет, - он достал инъекционную упаковку. – Действует сразу. Отправит Вас в расчудесную сказку, а к вечеру будете, как новенький. Внутривенно. Вы же не боитесь уколов?

- Давайте! – Дани решительно протянул руку. Да, он поступает неправильно, он это понимает, но ведь, в случае чего, пострадает только он…

- Э, док, - торговец прищурился. – Сперва денежки.

И он назвал сумму. У Дани с собой столько не было.

- Может, есть что-нибудь подешевле? – неуверенно спросил он.

Второй торговец, стоящий у входа в туалет, громко захохотал.

- Может, чем другим с него взять? – он выразительно и громко причмокнул губами.

- Заткнись! – резко оборвал его тот, что договаривался с Дани. – На мели, док? А по Вам не скажешь.

Он показал пальцем на ухо Дани.

- Дорогущие штучки, а? Самой мелкой бы хватило.

Рубины… Подарок Эстэли… Как он может отдать?!

- Ну же, док, не жадничайте! Оно того стоит – пропуск в сказку!

А если в этой сказке будет Эстэли? Он бы понял, Дани уверен…

Он вынул сережку, протянул торговцу – и маленький красный огонек исчез в чужой ладони. А Дани получил свою «сказку».

- Наслаждайтесь, док! – торговец помахал рукой, выходя из туалета. Дани не понравилось его выражение лица. Но… «Это же преступники, какие у них ещё могут быть лица!» Он не стал тратить времени на раздумье и сделал себе укол.

Всё произошло быстро и… как-то внезапно… Пол стал уходить из-под ног, и Дани схватился за стену, а потом сполз по ней на пол. Тело стало необычайно легким. А потом… потолок как будто исчез… и пошел дождь из золотых и серебряных искр. Дани подставлял ладони, пытаясь поймать «дождинки». Было легко и весело. Без мыслей. Без переживаний… Потом откуда-то появились… неприятные лица… Это были… не вспомнить… Ему не нравится… Шарят по нему руками… Пусть убираются из его сказки! Их головы превратились в сверкающие пузыри и начали раздуваться. Это было… смешно… Дани смеялся… И тут вдруг один пузырь взял и лопнул с оглушительным треском, а второй… куда-то исчез. Где они?.. Лопнули оба?.. Ну и ладно, пусть не мешают ему ловить сияющие искорки. Ой, а он что тут делает? Этот… Лицо совсем близко, смотрит на Дани… Он весь в искорках, обсыпан ими. Красиво… Глаза… зеленые… не страшные… А почему должны быть страшные?.. Он поднимает Дани, куда-то несет. «Нет, мне здесь хорошо, здесь все сверкает!» Не слушает, не отпускает… Пахнет морем… и табаком… Дани нравится… И руки теплые, которые несут… Горячая грудь, к которой Дани прижимается…

- Ты горячий! – смеется Дани и дует ему в шею. А он так забавно вздрагивает.

«Яро-мир»… Имя – как огонь. И весь он как огонь – жаркий и яркий. Хорошо! Пусть Яро-мир несет его подольше. Дани нравится… Его несут к солнцу и небу, его окутывает голубой свет. Радость переходит в восторг…

А потом он приземлился. Это его кровать? Дома?.. Дома… Восторг сменился ощущением тепла и счастливого покоя. Всё было привычно, за исключением того, что комнату заполняло голубое сияние. А рядом с Дани, на краешке кровати, сидел… Эстэли. Живой и изумительно красивый.

- Эстэли! – удивленно обрадовался Дани. – А как же птица? Та, со стеклянными глазами…

Эстэли рассмеялся. Легко и беззаботно, как всегда.

- Да забудь ты эту дурацкую птицу!

Но Дани не может смеяться вместе с ним. Потому что…

- Я виноват, Эстэли, прости меня…

Эстэли вздыхает и хмурится.

- Ты забыл… Я же говорил, что не смогу на тебя обидеться, даже если захочу. И мне совсем не за что тебя прощать.

- Но я виноват, - настаивает Дани. – Всё из-за меня… Если бы не я…

Эстэли мотает головой.

- Нет-нет-нет, всё не так! Ты же не бросил меня, как ненужную вещь, вернулся за мной… Ты это сделал, остальное неважно… Те несколько часов рядом с тобой… были самыми счастливыми в моей жизни…

- Но я должен был раньше…

Эстэли печально улыбнулся.

- У тебя в голове столько знаний… А, всё равно, - глупенький. Любовь – это не долг, не обязанность. Она или есть, или нет. И никто тут не виноват… Это я и хотел тебе сказать.

Дани кажется, что Эстэли прощается с ним, что он сейчас исчезнет, пропадет… Дани хочет удержать его.

- Останься со мной, Эстэли, - просит он. Он никогда и никого, и ни о чем так не просил. – Останься, не бросай меня!

Глаза Эстэли так знакомо наполняются слезами… Слезами, которые когда-то раздражали… А потом – забавляли… А позже – умиляли, выглядели трогательно… Но чаще – оставались незамеченными. Тому, что привычно, не знаешь истинной цены…

- Я тебя очень люблю, больше всего на свете… Но… Мы должны отпустить друг друга. Иначе… ты будешь страдать. А мне так больно, когда ты страдаешь… меня словно сжигает… Я хочу видеть тебя счастливым. Разреши себе счастье, пожалуйста, если ты… если ты меня… хоть когда-нибудь… хоть немножко…

И Эстэли протягивает к нему руки, и Дани тоже тянется к нему, и на этот раз они смогли коснуться друг друга… Но в тот же момент, когда их руки соединились, Эстэли растаял, растворился в голубом сиянии, и Дани почувствовал, как это сияние проникает в него, наполняя покоем… удивительным покоем…

* * *

Они в тот день опять спасали рыбаков. Но на этот раз врагом их был не шторм, а банальная поломка двигателя. Небольшую лодку отнесло течением черт-те куда, а упрямцы-рыбаки долго не хотели звать на помощь… Но всё завершилось хорошо: и лодка цела, и гордые морские волки. Яромир любил, когда дело вот так заканчивалось – без жертв, без потерь, пусть даже все мокрые и ругаются.

Вернулись, как раз, перед самым обедом. Яромир наскоро ополоснулся, переоделся и помчался – по традиции уже – в госпиталь, за златоглазым подсматривать.

… Дани нигде не было.

Яромир, уже не опасаясь быть замеченным и разоблаченным, заглянул, в конце концов, в ординаторскую. Там сидели двое врачей, которые обычно работали вместе с Дани. Один из них узнал Яромира.

- Вы, если не ошибаюсь, друг доктора Айри? У него сегодня была сложная операция, и его отпустили домой пораньше.

- Когда? – быстро спросил Яромир.

- Примерно полчаса назад.

Яромир прикинул, что за полчаса Дани точно не успел добраться до дома. Даже если сразу выехал… А кстати, на чем выехал-то? Такси?..

И он пошел к стоянке такси возле госпиталя. Где сразу же узнал, что за последний час… даже за два часа… да что уж там – за все утро!.. такси никто не нанимал. Обычное дело для Ильма. Даже для самого оживленного места столицы. Он попытался связаться с Дани, но телефон у того был отключен. «Он всегда выключает во время операции, а потом, должно быть, забыл включить…»

Таксист смотрел на него сочувственно. Потом осведомился.

- А кто пропал? Может, я чем помочь могу?

Яромир вздрогнул. Очень уж не понравилось ему словечко это – «пропал». Но обращаться за помощью к таксисту… Мелькнула было мысль: «Сам найду, обойдусь без помощников!», но он тут же вспомнил, что ослиное упрямство давешних рыбаков едва не довело их до серьезной беды. А рисковать Дани…

- Мой… друг, доктор из госпиталя. Такой… тоненький… глаза золотые. И волосы… Офигенный, в общем…

- А, доктор Айри! – сразу сообразил таксист. И счел нужным пояснить. – Внешность необычная, приметная… Но из госпиталя он сегодня не выходил – я тут от скуки наблюдаю за главным входом.

Конечно, Дани мог выйти и через запасной выход… Но Яромир отлично знал, что тот, другой, выход ведет на пешеходную аллею, которая огибает больничные корпуса, и – опять-таки – выходит на эту стоянку. Куда же он ещё мог подеваться?..

- Некоторые из персонала или посетителей оставляют кары в подземном гараже. Он мог спуститься, попросить кого-нибудь подвезти его, - сообщил ему таксист.

Яромир тут же спросил его, «где находится этот чертов подземный гараж» и, выслушав объяснения, отправился на поиски.

Охранник при въезде в гараж четко ответил, что за последний час выехал только один кар, но вела его женщина, а пассажиров не было.

- Надеюсь, с Вашим приятелем там ничего не случилось, - добавил охранник. – За последние годы в этом гараже кое-какие дрянные местечки образовались.

- Что за местечки?! – немедленно вскинулся Яромир.

Охранник всё выложил: пара подсобок, бывшая мойка, которая сейчас не работает, тоннель в морг…

- Ну, и какого хера вы тут сидите?! – вместо благодарности обругал его Яромир. – Скоро у тебя под носом всякая шушера будет орудовать, а ты – всё сопли жуешь!

И, оставив охранника стоять с раскрытым ртом, помчался в гараж.

«Только бы отыскать его. Пусть набросится, пусть называет идиотом и издевается по-всякому, только бы с ним всё в порядке…» Сердце бешено колотилось, грозя вот-вот проломить ребра, пока он носился, как угорелый, обыскивал «дрянные местечки» одно за другим…

В тоннеле была куча дверей. Почему он ломанулся именно в эту, ведущую в туалет? Чуял, не иначе, чутьем своим звериным… А может, что другое его вело, тащило, рисовало видимые только ему одному знаки беды?..

Он всё понял, как только увидел... Взгляд охватил всю картину разом – валяющийся шприц, расстегнутая рубашка, затуманенный взгляд… и двое мерзких ублюдков, чьи грязные лапы шарят по гладкой золотистой коже… Напали, вкололи какую-то дрянь, а теперь собрались ограбить и изнасиловать…

Уже почти забытая – темная мутная волна… Накатила, обдала яростным, неистовым жаром…

Но он не позволил темному снова взять верх. Когда хрустнули под ударом кулака чужие кости, он смог остановиться… что-то остановило его, что-то шепнуло: «Не для того ты сюда пришел!»

И они удрали… Яромир позволил им удрать. Избитым, напуганным до смерти… Он не убивать пришел – спасать. Дани – вот что главное, главнее не бывает…

Яромир немного разбирался в разной дури. Достаточно, чтобы понять, что с Дани ничего серьезного. Можно, конечно, врачам показать, но… Дани ему потом за это точно «спасибо» не скажет. По этой же причине полицию вызывать Яромир тоже не стал. Просто подхватил глупо хихикающего златоглазого на руки и понес…

Нести Дани оказалось задачей трудновыполнимой. Нет, сама ноша-то легкой была, и силушки у Яромира – в достатке. Но вот… На что тяжко было сдержаться и не прибить этих уродов, а гораздо тяжелее – когда такое сокровище на руках, да ещё и прижимается потеснее, дышит в шею… Уу, вот уж испытание на прочность!

… Довез, наконец, до дома, уложил на кровать… Успокоился, вроде, златоглазый, перестал хихикать. Похоже было, что спит, только Яромир понимал, что не настоящий это сон, а что-то наподобие глубокой отключки…

Обратно на работу Яромир решил не ехать. Нельзя сейчас Дани оставлять – вдруг, наркота на него тоже как-нибудь не так подействует…

Позвонил Дейдре, та сначала разорялась, мол, где шляешься, никакой ответственности… Яромир слушал терпеливо, не перебивая. Женщина… И минут через пять, когда Дейдра решила, что нерадивый подчиненный отруган достаточно, она, наконец, посчитала нужным спросить, в чем дело.

- У меня тут… друг себя неважно чувствует. Мне бы приглядеть за ним, - не вдаваясь в подробности, ответил Яромир.

- Друг? Тот, хорошенький? Ой, да, конечно, тогда тебе лучше остаться, извини, что налетела сразу… А что с ним? Что-то серьезное? Нужна помощь? Я бы могла… - в голосе девушки слышалось неподдельное беспокойство.

- Да не, не надо, справлюсь.

Яромир усмехнулся: стоит только упомянуть златоглазого, как все сразу млеют. «Ах, доктор Айри!» «Ой, хорошенький!» М-да… Вырисовывалась неважнецкая перспективка – всю оставшуюся жизнь ревновать Дани к каждому встречному-поперечному. «Ну и плевать! Зато мне достаются вечера у камина и прогулки к морю!» Угу… А также язвительные насмешки, надменно поджатые губки, высокомерные взгляды… А иногда даже поломанная домашняя утварь – в случае, если «милашку доктора» что-то уж совсем не устраивает… «Всё равно, плевать!» - повторил Яромир, с нежностью глядя на взъерошенные золотые кудряшки, на раскинутые точеные руки… пальцы – длинные, изящные, с розовыми ноготками... «Такой ты – только для меня одного».

* * *

Проснулся… Или правильнее будет сказать – очнулся?..

За окном уже были сумерки. В комнате царил полумрак, разбавленный приглушенным светом маленького ночника.

На краешке его кровати сидел Яромир и обеспокоенно смотрел ему в лицо.

- Как ты? – осторожно спросил он. – Как себя чувствуешь?

Дани себя чувствовал… неловко. Хуже всего было то… да – винить снова, кроме себя, некого…

Он смутно помнил, как Яромир нес его на руках. Это точно не было галлюцинацией. Запах моря и табака, жар тела… Ох, нет! Эти воспоминания лучше отложить… на потом… Сейчас Дани куда больше занимало вот что: наркоторговец и его приятель действительно пытались его… с ним… Раздевали, щупали… Как бы так узнать?

- Те двое, - произнес он и почувствовал, что краснеет. – Они не…

Яромир нахмурился.

- Ублюдки, что напали на тебя? Они ничего не успели, не волнуйся…

Он осекся, внимательно посмотрел на Дани… Слишком уж внимательно. Дани чувствует, что его лицо стало уже пунцовым.

- Вот выродки! – вдруг гневно выкрикивает Яромир. – Всё-таки, кое-что успели напакостить! Сережки твои… Их же три было, я помню. Такая красота – как капельки крови… ****ь! Ну, нахрена я дал им уйти?! Успели таки стянуть. А я сразу не заметил… Ты уж меня прости, купим тебе новую. Или закажем, чтоб сделали… Обещаю!

- Спасибо, - Дани улыбается ему.

Глупый солдафон… Вбил себе в голову, что на Дани напали. И никакая другая правда ему не требуется, он не мучает Дани расспросами, сомнениями… «Вот уж никогда не думал, что буду настолько рад видеть его рядом».

- Ты, правда, пришел в себя?

Глупый… Какой он глупый… Думает, наверное, что Дани улыбается ему из-за наркотиков… смешной он. Пахнет морем и табаком.

- Слушай, давай я тебе сейчас ванну приготовлю? С хвоей, как ты любишь. И чай с…

- … с молоком и мёдом, - Дани опять улыбается.

… «Он так сияет. Просто оттого, что со мной всё в порядке, и я всем доволен» - размышлял Дани, нежась в теплой ванне с душистой пеной и прихлебывая ставший любимым чай.

Мысли текли плавно и неторопливо. Он, и правда, был сейчас всем доволен. Ощущение тихой радости… вокруг него, внутри него – как чистый звенящий воздух. Дани был уверен, что наркотики здесь не при чем. Это… тот голубой свет. Это Эстэли… который не был галлюцинацией… Пусть «антинаучная чушь», пусть «невозможно»! Но Дани хочет верить - и будет верить! – что всё правда, что Эстэли приходил к нему, говорил с ним… простил его… «Разреши себе счастье…»

Над «счастьем» Дани не успел как следует задуматься – помешал заглянувший в ванну Яромир.

- Я это… чашку забрать. Если ты уже все выпил…

- Да, можно забрать, - лениво протянул Дани.

Он бы с удовольствием выпил ещё, но… Как-то не хотелось гонять Яромира, без которого этот день мог закончиться для Дани очень скверно.

«Да и вылезать пора…» Как только Яромир вышел, Дани встал, потянулся за полотенцем, но поскользнулся и, чтобы не упасть, схватился за висящую сбоку полочку… откуда тут же с грохотом посыпались на пол всевозможные пенки, лосьоны, гели, щеточки…

Яромир, разумеется, немедленно вернулся, окинул ванну встревоженным взглядом.

- Что-то случилось?

- Да, - ответил Дани. – Я хотел достать полотенце.

И засмеялся. В руках у него была отломавшаяся часть полочки.

- Я сегодня, как стихийное бедствие. Так и от дома скоро ничего не останется.

- Да уж, - только и сказал Яромир. И облегченно вздохнул, словно скинув с плеч тяжеленный груз. Потом подошел к Дани, отобрал у него кусок злосчастной полочки, а взамен вручил полотенце.

Дани так и стоял в ванне, теребя в руках полотенце, глядя, как Яромир подбирает все эти баночки, бутылочки…

«Я чего-то жду?» - озадаченно спросил себя Дани. И ответ тут же нашелся. Да, он ждал… ждал, когда этот глупый солдафон обратит на него внимание и догадается, что Дани вовсе не против того, чтобы его вытерли. А потом закутали в полотенце и отнесли в кровать…

… Прижимаясь – теперь уже сознательно, без всяких наркотиков – к широкой горячей груди, Дани думал об огне, который может быть смертельно опасным и безжалостным, но ведь и согревает, спасает от лютой стужи… А ещё думал о том, что наркотики, конечно, гадость, но они высвобождают тайные желания, о которых подчас и сам не подозреваешь… И сегодня, когда Яромир тащил его, накачанного наркотиками… В тот момент у Дани были такие желания… Он думал ещё о словах Эстэли, о том, чтобы разрешить себе…

Он столько всего успел передумать, пока Яромир нес его до кровати. Несколько шагов – из одной жизни в другую…

… Забыть невозможно. Как ни старайся. Но можно оставить прошлое прошлому. Можно разрешить себе жить.

Он принял решение. Как раз в тот момент, когда его бережно опустили на мягкую постель…

* * *

Что-то такое случилось со златоглазым. Когда он очухался… Поначалу Яромир даже подозревал, что Дани всё ещё под кайфом. Но времени уж очень много прошло. Да и зрачки у того были в норме, и поведение вроде бы соответствовало…

Странность – или что это ещё? – заключалась в том, что Дани был… почти, как в тот день, когда руку порезал. Тогда он… светился для всех, даже для Яромира. И сейчас тоже светился. Не так ярко, как тогда, не ослепительным солнцем полудня, а мягкими рассветными лучами новорожденного утра… Таким Яромир его ещё не видел. Даже в мечтах… Он и не подозревал, что Дани может… умеет… захочет быть таким…

«Не стой столбом, сделай ему что-нибудь приятное, чтоб, значит, светился подольше!»

И Яромир приготовил ванну с пеной и чай с мёдом и молоком – дальше этих маленьких привычных «приятностей» фантазия залетать остерегалась. Как бы не разрушить опять это хрупкое чудо…

… И всё шло правильно, как надо – Яромир это чувствовал, не звериным чутьем, нет, а сердцем, которое, хоть и в шрамах всё, но, оказывается, не потеряло чувствительности… Дани не дразнил его и не испытывал. Это было… другое, чего раньше не было… с ними… между ними…

Но как же хотелось остановить время, когда он нес Дани на руках… Второй раз за этот день, но сейчас не было никакой наркоты, а был только Дани – знакомый и совсем неизвестный… Тепло кожи под пушистым полотенцем… и пушистые волосы щекочут шею Яромира… А запах – прохладный, с горчинкой – дурманит похлеще всяких специальных ароматов…

Чуть не со стоном кладет драгоценную ношу на постель, выпускает из рук… Да только руки Дани, обвившиеся вокруг Яромировой шеи, отпускать не хотят, держат крепко… А золотые глаза… ждут? А приоткрытые губы… «Это я, наверное, дурью накачан… Хорошая такая дурь… Да что бы оно ни было, если этот кайф сейчас закончится, я сдохну!»

Едва не ошалев от привалившего нежданно счастья, Яромир, тем не менее, помнил – нельзя набрасываться, как бы не закипало всё внутри. Чтобы снова не напугать, не испортить всё… себе и ему…

«Как лучше для него. Чтобы ему хорошо было»

Легкий, осторожный поцелуй в уголок рта… Потом – в приоткрытые губы… языком… глубже…Его пропустили, не препятствовали. Но и не ответили.

«Слишком настойчиво» - понял Яромир. – «Вроде как, вторжение получилось. Не стоило так сразу».

Яромир отстранился – ох, блин, как же тяжко ему это далось! – посмотрел на Дани… Зардевшиеся щеки, испарина на лбу… Но лучше, всё-таки, спросить.

- Тебе вправду этого хочется?

А тот чуть наклонил голову к плечу.

- Можно попробовать…

- Мучитель ты! Славный мой мучитель! – и Яромир, сказав, наконец, вслух то, что давно мечтал сказать, в два приема скинул одежду. И развернул полотенце на Дани. Как подарочную упаковку…

«Не торопиться. Главное, чтоб ему хорошо было» - напомнил он себе. И накинулся на вожделенные коленки. Дорвался… Теперь зацеловать всласть – и коленки, и под коленками… Чуть раздвинуть… приникнуть щекой к внутренней стороне бедра, потереться и так, и эдак – кожа там мягонькая, шелковистая… животик потом вылизывать… и втянутый пупок… целовать и гладить золотые завитки в паху… И нашептывать, нашептывать…

- Солнышко… лапонька… ангел золотой…

И много, много ещё всего… Оказывается, Яромир столько ласковых слов знает. Но говорит их в первый раз. И ласки такие, нежность без конца-края – тоже в первый раз. Первый и есть. С другими – другое было. А сейчас он наслаждался тем, что любил каждую клеточку кожи, каждый пальчик, каждый волосок… Отдавал… дарил годами остававшийся невостребованным запас ласки, нежностей всяких… Надо же, сколько в нем этого всего! Будто хранилось до поры, до времени, скрытое даже от него самого. Чтобы не разбазарить попусту то, что предназначено только для одного… т о г о с а м о г о.

А тот самый… единственный, драгоценный, ненаглядный… он и хотел, видно было, но в то же время – что-то в нем сопротивлялось, не пропускало Яромировы ласки-нежности, не позволяло отвечать… «Ничего… Я понимаю… Я буду стараться… Всё у нас будет, как надо… Всё для тебя».

- А теперь самое время заняться твоим молодцом, а?

Ответ Яромиру был не нужен, он ведь и не спрашивал, по правде говоря. Взял без спроса… Сперва погладил легонько, пощекотал языком, подразнил… А как только Дани ойкнул, двинул бедрами, подавшись к нему – тут Яромир смилостивился, обхватил губами, не торопясь, смакуя, забрал в рот… горячий, твердый, а вкус – с той же горчинкой… Как награда – пальцы Дани, зарывшиеся в густую Яромирову шевелюру…

Когда Дани завертелся, развел согнутые в коленях ноги, Яромир, выпустив изо рта то, что так старательно и умело баловал, приподнялся, заглянул в золотые глаза… И прочел в них разрешение.

Но как только Яромир, сияя от радости, что твой светильник, приподнял бедра Дани, намереваясь водрузить их себе на колени, златоглазый вдруг вывернулся и перекатился на живот, уткнувшись носом в подушку.

О как, значит… Видеть его не желают… Первым порывом было – схватить, развернуть, прижать, притиснуть сверху, чтоб дернуться не мог… И в тот же момент Яромир пожалел, что не обо что сейчас башкой треснуться. «Давай-давай, гад, испогань всё опять, только это и умеешь» - клеймил его беспощадный внутренний голос. - «Все для него, да? Чтобы ему хорошо?..» Для него… Яромир погладил чуть вспотевшую золотистую спинку. Пусть… Если так ему будет лучше… Пусть не смотрит на Яромира, пусть даже кого другого себе представляет… может, того, красивого… Пусть. А Яромир сделает всё, чтобы ему было хорошо.

Он слизал капельки пота с поясницы… Там пушок такой… бархатный… глазу его не видно, и пальцы недостаточно чувствительные, чтоб нащупать… а губами можно… Раздвинул маленькие тугие ягодицы, добрался до заветной дырочки… Э, нет, просто так не пустит, тут даже пальцами – слишком грубо. Только языком…

И когда эта маленькая дверца приоткрылась для него, Яромир понял… что крепко оплошал. Слюна слюной, но этого недостаточно. Там так узко, так пугливо всё сжимается… Он вовек себе не простит, если сделает Дани больно. Если ещё раз сделает…

«Придурок!» - заорал внутренний голос. – «Точно сделаешь больно, если вот так его оставишь – остывать, после того, как разогрел не на шутку. Лучше ищи, чем смазать!»

Первая мысль была – в ванную побежать, там гели разные… что-нибудь, да подойдет. Но Яромир всерьез опасался, что пока он бегает да рыщет, передумает златоглазый. Он такой – скажет, мол, не оправдал доверия… Что же тогда… А, вот же, на тумбочке, когда чашку ставил из-под чая, видел… да, точно – крем для рук, смягчающий… хороший, должно быть, руки-то у Дани такие мягкие…

* * *

Он был словно заключен в кокон. Множество прочных пут держали его, и он не мог выбраться.

А так хотелось… ощутить, почувствовать, насладиться… в полной мере, не думая больше ни о чем…

Он был благодарен Яромиру. За терпеливые и, в то же время, настойчивые ласки. За то, что тот нежностью своей осторожно распутывал кокон, постепенно вызволяя спрятанного в нем живого, настоящего Дани…

Оставалось совсем немного… Дани знал – ещё чуть-чуть, и он освободится.

Он не боялся – ни в коем случае! – он хотел идти до конца. Но он просто не был готов к тому, чтобы смотреть сейчас на Яромира. Дани опасался снова увидеть в нём зверя, а себя – его слабой и беззащитной добычей.

Но закрывать глаза он тоже не хотел. Это… для него это было сродни подчинению. А подчиняться он не будет.

Лучше он перевернется. Неважно, хочет этого Яромир или нет. Дани сам решает, как получать удовольствие.

Яромир так старается… Конечно, Дани ему разрешит… Так и быть. Пока всё хорошо, всё нравится… Но он будет контролировать…

Он не смог контролировать… не захотел… Когда удовольствие разлилось в нем, как медовый чай из расколовшейся чашки, проникая всюду, заполняя самые тайные, самые закрытые уголки тела… сознания… «К чертям контроль!»

Наверное, это и означало «разрешить себе счастье»?..

* * *

Ну… Извел чуть ли не весь тюбик… Но всё – пальцами, пальцами… Пока Дани не начал нетерпеливо ерзать, крутить попкой. Только тогда вошел…

Яромир так давно этого ждал, столько раз представлял, закрывшись в ванной… Он мог бы кончить уже сразу… Если бы отдался ощущениям, если бы не сдерживал себя…

Но он должен был сдерживать. Потому что – сначала Дани. Только так. Тяжко… Вроде как, опять испытание… Но – так надо, иначе – обидится златоглазый, решит, что Яромир только о себе думает.

Вот он и сдерживался… Только чуточку подпуская к себе удовольствие… И ласкал своего ненаглядного, не уставая шептать – да разве ж можно от такого устать?! – какой он… самый лучший… самый красивый… самый желанный… И чувствовал, как рушится постепенно то, что всё время держало Дани, как уходит напряжение, недоверие, как они все ближе к тому, чтобы стать по-настоящему вместе…

И только когда дрожь пробежала по золотистому гладкому телу, и Яромиру в ладонь, которой он ласкал Дани, брызнула бесценная влага, только тогда он отпустил себя…

Но и в тот момент они ещё не стали – вместе. Яромир это понял, почувствовал… Дани продолжал лежать лицом в подушку… даже когда Яромир тихонько позвал его… «Это неправильно. Так не должно быть».

По наитию какому-то, будто опять подсказал кто, - мягко обнял Дани за плечи, развернул к себе… А тот - упирается ладонями ему в грудь… но – несильно, нерешительно. Поэтому Яромир не отпускает его, продолжает мягко, но настойчиво притягивать к себе, он понимает, что это – не настоящее сопротивление, что Дани вовсе не отторгает его… Но сдаться сейчас, отпустить – нельзя, тогда он снова закроется, спрячется…

Яромир держал, пока Дани не обмяк в его руках… и почти слышно было, как рухнула невидимая стена… но Яромир продолжал прижимать к себе своего любимого, гладить стриженый золотой затылок… Пока Дани не уснул, тихонько посапывая на Яромировом плече. И Яромир, счастливый и довольный, как ни разу в своей бестолковой жизни, уснул тоже. С мыслью, что вот теперь… только теперь… они по-настоящему вместе.

* * *

Утро Ильма. Золото и бирюза. Запах моря, дождя и мокрой травы… И спокойное дыхание рядом…

Отголоском остывшей боли – воспоминание о другом дождливом утре… в другом мире…

Вот оно как вышло – и ломала их матушка-Элпис, и корежила по-всякому, но до конца не сломала. Ну да, не хватило у них силенок, чтобы одолеть суку-родину, но выжили ведь, не сгинули, пустили корни в новую землю… А если кто и считает, что бегство – это слабость, то… то… «То пускай себе в задницу засунет своё дурацкое мнение! Сам бы попробовал столько-то дерьма хлебнуть!»

Яромир аж рассердился на себя. Вот, начал ни с того, ни с сего фигней страдать… в такое утро необыкновенное… И золотые глазоньки вот-вот откроются…

- К теплому морю. По мокрой траве…- прошептал он чуть слышно.

- … Я бегу босиком… - негромко откликнулся его любимый.

… Портрет на стене – как окно в иной мир. Из которого смотрела на них и улыбалась… Мама.


Рецензии
Какая же это фантастика? Особенно про суку-родину. Спасибо!

Наталья Захарова 3   19.04.2015 13:11     Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.