Проза.ру

***

       Эта книга, все-таки написана. Хотя её автор, не видел в себе, ни каких предпосылок и не является профессиональным писателем. Но, с определённого момента своей жизни, обрёл уверенность в том, что ему необходимо, это осуществить.
Истина, доброта, терпение – слова, являющиеся не противоречащей частью, окружающего нас мира. Но они попираются и отодвинуты, на второй план другой тройкой – роскошь, разврат, ложь. Первая тройка – явный позитив. Во второй, только роскошь, является нейтральным состоянием, хотя и тут можно поспорить, а два других – деструктивного направления.
Счастья, здоровья, любви, успехи в работе и учёбе и т. д. и т. п. Разнообразия таких пожеланий мы слышим на юбилеях, годовщинах и в дни рождения. Но на сколько, всё это реально, и соответствует ли это нашим надеждам на будущее? Научили ли нас изменять прошлое, которое является фундаментом настоящего и будущего?
Зато мы часто, слышим о любви, и не важно какой, главное – Любовь! И в первой и во второй тройке присутствует любовь, но она – разная.

 
  Любовь в романах и кино
  терзает место нам одно.
  И мы не знаем,
  как нам быть,
  когда нам некого любить.
  Тогда скорее стань, богат,
  и та, хранительница врат,
  устроит в честь тебя парад.
  И будешь ты, безумно рад,
  вкушая рай – дорогой в ад.

  ***

Игра теней,
  меж граней света.
Игра людей,
  - театр, газета.
Игра детей,
  как это мило.
Во взрослых играх,
  - уже лживо.

 

       Путь, притягивающий Свет.

       Стоял обычный, будний день. Который мало чем отличался от других, сменяющих друг - друга на Земле, в конце 20-го и начале 21-го века. Жизнь, приобрела некую стандартную и вполне сносную размеренность, для многих людей и народов. Но были и те, которые ощущали едва выносимую тяжесть, своего бренного существования. Однако, находились рычаги, сдерживающие социальные разногласия, хотя конфликты, даже с применением оружия имели место.
       Поток информации, из радио и телеприемников, завораживал сознание людей больше, чем само изо¬бретение и постоянное усовершенствование чудо - техники. Людям интересно, если в новостях сообщают о наводнении, упал самолёт – ещё интересней, взорвался блок на атомной станции – тоже круто и чем страшней, тем интересней. Потому что это происходит не с нами и не у нас, а мы сидим дома, ужинаем, смотрим телевизор и нам интересно.
       Ещё интересный подарок цивилизации – “перс”,персональный компьютер, так не навязчиво вошёл в нашу жизнь, покорив своими возможностями, дал понять, что скучать нам уже будет некогда. Хотя четверть века назад без этой радости, коэффициент полезного счастья был, вряд ли ниже.
И никто не знает, что нам подарят ещё через четверть века. Но зато известно, что через две четверти, нефть на Земле закончиться.
Примерно такие мысли посещали Фёдора, который был обычным человеком, родившемся не в худшем месте на планете.
 На днях Фёдор отметил 42-ой год, от дня рождения.
Это был радостный и приятный день и даже наверно, счастливым. Такие состояния души, были редкостью,но они появлялись всё чаще и Фёдор, выглядел оптимистом. В последнее время, у него всё складывалось довольно благополучно, заметно это было и для окружающих. И он уважал себя за эти достижения, которые маленькими расточками пробивались, на почти было усохшем дереве.
Да, было время, когда Фёдор выглядел, как молодое, хорошо развитое дерево и приносящее пользу людям. У него было своё жильё, жена и сын. На хлеб насущный он зарабатывал тяжелым физическим трудом и, конечно же, задумывался, о более лёгких деньгах. И он не сидел на месте, пробовал, рисковал, ошибался. Примерно в это время, здоровье зазвонило в колокольчик.
Как-то Фёдор подумал, а не написать ли мне песню и попробовать продать её кому-либо из знаменитостей.
Но первый блин, оказался не песней.
 
  ***
        Полу лежу, полу дышу
  и в дремоту спокойно ухожу.
  Сейчас на гребнях волн любви,
  я чувствую себя прекрасно
  и кажется, что жизнь моя,
  проходит не напрасно.
  Весь обогретый нежным солнцем,
  любуюсь контуром его,
  к которому стремился так давно.
  Как новорожденные дети,
  доверчивы друг к другу и чисты,
  мы превращаем в жизнь – свои мечты.
  А серый берег впереди,
  встречает нас с известным равнодушьем,
  что б предложить нам радости свои,
  которые доводят до удушья.
  И гребень, опускаясь вниз,
  мне говорит, я не карниз
        и тут цепляться, бесполезно,
  хотя мгновенье на верху,
  было действительно чудесно.
  А что бы вновь попасть,
  на гребень той волны.
  Ты должен нахлебаться суеты,
  уйти в водоворот на дно.
  И там найти своё окно,
  через которое тебя – на гребне понесёт!

Когда Фёдор мне его прочёл, я попросил его при следующей встрече, если можно, принести текст, записанным на листике. Он оживился и пообещал принести и другие, мысли в стихотворной форме.
Я познакомился с Фёдором в маленькой деревеньке,
находящейся в 30-ти км, от миллионного города. Он приезжал к себе на участок в летнее время – один – два раза в неделю. А я, совсем недавно приобрёл тут, заброшенную усадьбу и бывал реже. Проходя по единственной дороге хутора, я заглядывал за его забор.
Иногда, там стояла машина и по возможности, я заходил в гости, а Фёдор с удовольствием бывал и у меня.
       В праздничный, майский день, я застал его лежащим на топчане, с большой тетрадью и греющегося
под весенним солнцем. Признаюсь, что по доброму позавидовал порядку и ухоженности на его участке.

Добродушное приветствие на мой визит и уютный шезлонг, расположили к общению. Фёдор с удовольствием делился состоянием своих дел, а затем и содержимым своей тетради. Чувствовалось, что ему не хватает общения, а темы он затрагивал глобальные. Я не мог понять, почему он так этим увлечён и для чего, ему это всё надо.
       Я ищу Истину и получаю удовольствие, от понимания того, что было непонятным. И главное, что жизнь можно изменить к лучшему, если ты знаешь, как это можно сделать.
Ну вот смотри, все люди перед Богом равны, так говорит Церковь, основанная Иисусом. А Бог есть Истина. Человек должен идти за Богом, или стремиться к Богу, а значит к Истине. А что б, куда то идти, надо знать, где это находится. Причём, только Человеку, дано право выбора, как и куда, идти – добровольно.
Но поскольку Человек создан по образу и подобию
Творца, он и сам может творить подобно – Богу. Ну например – Бог создал птиц, способных летать, из живой материи, Человек создал по их подобию – самолёты из неживой материи. Бог создал кита, Человек – подводную лодку. Бог создал орган зрения – глаз, Человек – видеокамеру. Творец сотворил Солнце, Человек создал лампу и прожектор.
Из этих сравнений видно, что Человек творит из не живой материи, его творения не самодостаточны и потребляют энергию, а без неё не дееспособны. Отсюда видно, что Человек отстает, и зависим от Творца.
       Фёдор, ты говоришь, что все равны, но где же равенство?
А в том, что – нам жизнь даётся в долг и не надолго, а долг, придётся отдавать.
       И от накопленных процентов,
  зависит звук аплодисментов,
  который, в общем, то должны бы,
  твои потомки, издавать.

Или – мы все, приходим методом единым,
  бесплатно, получая роль.
  И погостив, уходим, кто любимым,
  а кто пустою цифрой – ноль.

Человек, самое гениальное творение Создателя и состоит так же, из живой материи. Чем отличается живая материя от неживой? Это, видно посмотрев на живого орла и на его чучело, на живое дерево и на высохшее, хотя зимой, разницу трудно заметить, посмотрите на живого человека и зайдите в музей, восковых фигур. Внешняя разница незначительна, тогда нужно смотреть внутрь. А внутренности любого живого существа, состоят из живых клеток.
Я остановил Фёдора, понимая, что это надолго. И предложил ему ознакомиться с его записями вечерком, в домашней обстановке.
Пожилая пара, за забором у Федора, крутилась возле ульев, а я решил откланяться, заняться делом, но предложил ему ответный визит, в течении дня. Он по памяти прочёл следующее: -

  У нас часто нет времени для себя и не для,
  мы заложники бремени, большей мерою зря,
  нас всегда подводила, двойная мораль,
 глазки разного цвета - покрывает вуаль.

И обещал зайти.
Федор, оставшись один, располагаясь на топчане, увидел знакомую птичку, похожую на щегла. Он знал, что она свила гнездо в макушке одной из четырёх молодых сосен. Ещё на той неделе он заметил, как она законспирировано ныряла, между пушистыми, сосновыми ветками. Фёдор делал вид, что не замечает и ему все равно, но в душе радовался её выбору. Был у птички и дружок, который прятался неподалёку, в абрикосе или на орехе. В последнее время на участок, стали залетать красивые и раннее не виданные птицы. Они собирались возле бочки с водой и, понимая их интерес, Фёдор поддерживал бочку полной. Он стал замечать, что они ему доверяют, и его сердце наполнялось теплом, понимая, что он тут кому-то по доброму нужен.
Глубоко и спокойно вдохнув вкусного воздуха, он посмотрел на тёплое, светло- голубое небо и мысли стали заполнять его сознание. Он закурил, и стал обдумывать, как ему доступней передать то, что он осознаёт. Была твёрдая уверенность, что это может принести пользу.
Фёдор понимал, что он близок к Истине. В прочитанной за последнее время литературе, он обязательно находил подтверждения своей правоты, но не находилось рядом с ним людей, готовых или способных, эту правоту принять. У каждого была своя правда, и чем лучше эта правда кормила – его и его семью, тем крепче за неё держались. Люди готовы жертвовать чем угодно, но не личным благополучием. Такая звериная близорукость, вызывала у Фёдора отвращение и апатию. На пальцах одной руки, он мог пересчитать людей, давших возможность их уважать и не разочароваться в этом с годами.
 
Я подумал и понял,
       что люблю я людей,
но простите, не всех,
  их так встретилось мало.
А другие, не вызвали –
       чувства во мне,
или может во мне,
        этих чувств не хватало.
 

Он задавал себе вопрос – почему? И нашёл ответ, потому, что в этой стране, не заинтересованы в любви.
Тут другой принцип – боятся, значит уважают. И вместе с тем, эти люди считаются православными христианами, В этой стране, воры ходят в церковь, ставят свечи перед Николаем Угодником и ожидают поддержки. В этой стране принимают хорошую Конституцию, но живут по понятиям. И эти понятия их кормят, и поэтому они не хотят с ними расставаться.
Здесь воры чтят законы и новых законов не предлагают. А народные депутаты, вне закона, но с удовольствием принимают новые.
Это государство занимает предпоследние места по уровню жизни, но в десятке лидеров по коррупции.
Правительственные чиновники ездят на шикарных
“Мерседесах”, не уступая чиновникам из высокоразвитых стран, а пользы своему народу, приносят в десятки раз меньше, чем последние.
За всё это, я не уважаю своё государство.
 
  Я не верю в систему,
  а она в меня верит,
  кто же прав?
  Только Время,
        достойно проверит.

Фёдору нравились рифмованные мысли, они его успокаивали, и смысл казался незыблемым и верным. А главное краткость, удобная для понимания.
       Возвратившись к себе, я понимал, что первым делом надо навести порядок, хотя бы в одной комнате.
Друзья и коллеги приедут завтра, будет маёвка, костёр и скорей всего ночёвка. А в комнатах было прохладно и сыро. Окна я пооткрывал ещё утром, теперь нужно вынести одеяла и подушки на солнышко, подмести, снять паутину и протереть пол.
       Ближе к вечеру зашёл Фёдор, он достал из кулёчка ломтик пасхи и два яблока. Я поставил чайник на тлеющие угли и подкинул остатки веток ореха. Чайник долго молчал, окутываясь дымом, и пасха, не дождавшись кипятку, радовала мой желудок.
Просматривая Фёдора тетрадь, актуальным, мне показалось:

Что толку много говорить,
когда потребности нет – слушать.
Ты прежде вкусно накорми
и после, снова дай покушать.

У тебя, конечно, просматривается рационализм, переплетённый с максимализмом. Могу с тобой согласиться, что наша верхушка обходится без народной любви. Но в качестве компенсации, присутствуют интересы, сдерживающие развал государства. Нам приходится приспосабливаться к имеющимся условиям.
       Вот на счёт условий, Вы очень правы. Но дело в том, что условия, люди умеют создавать себе сами. Мы умеем строить дома и создавать в них интерьеры по собственному вкусу, мы высаживаем сады и парки,
Создавая тем самым себе условия, для приятной и полноценной жизни. А что есть приятная и полноценная жизнь, и где её можно сегодня увидеть? Лучше заглянуть в высокоразвитые государства – Швейцария, Австрия, Голландия, Германия, можно и в США.
Но что б далеко не ехать, сядьте за руль “свежей “ иномарки и покатайтесь, купите себе немецкий холодильник, стиральную машину, установите чешский унитаз и облицуйте ванную комнату итальянской плиткой. Представьте, что у вас металлопластиковые
окна, не отключают свет, круглосуточно горячая вода
и регулируемое отопление. Пожив в таких условиях вы поймёте, что такое приятная и полноценная жизнь. И такие условия имеются в обычных студенческих общежитиях, такова норма, в выше перечисленных странах. А если вы вдруг тяжко заболели, стали калекой или просто нетрудоспособным, вам гарантируется полноценное жильё с пожизненной оплатой и деньги, на полноценное питание.
       Такова, правда “загнивающего” капитализма. А
“развитой” социализм, имел свою правду, и, опираясь на неё, создавал условия, для своего народа.
       С развалом СССР, не стало и “развитого” социализма, но остались люди, те, кто ложную правду насаждал и выдавал за Истину и те, кто, к этой правде приспосабливаясь, привыкал, и воспитывал своих детей ориентируя на неё.
       Что мы имеем сегодня – ложных руководителей – ложной системы и народ, не осознающий правды.
       Стоп, стоп, стоп! Ты хочешь сказать, что вокруг одни негодяи, и честных, правдивых людей нет?
       Ну, зачем же, так бросаться в крайности. Если б, не было честных людей, человечество прекратило б
своё существование, а это не в планах Создателя. Ему нужен порядок, который присутствует во всех Его творениях. И этот порядок есть богу угодная и с большой буквы – Правда, Истина. Человек в состоянии придерживаться и следовать этому порядку, для этого, он наделён сознанием и терпением. Отхождение от Истины, есть заблуждение, оно тоже истинно правдиво, но с маленькой буквы, так как имеет более низкую пробу. Чем больше лжи, тем ниже проба, но больше зла. Зло, – предусмотренный бич, в назидание, при заблуждении.
Нашим руководителям и всей вертикали власти могу сказать:
       ***


Вы на столько глупы,
        что вам нет оправданья,
и амбиции ваши,
  лишь нелепость сознанья.
Ваша внешняя сытость,
        не лишает вас голода,
ледяные сердца – онемели от холода.
Вы питаетесь соками,
  своих же сограждан,
и растёте высокими,
  по законам бумажным.
Вы больны - без диагноза,
  и других заражаете,
вам бы помощь врача
  и вы зря возражаете.
Кто был прежде, до вас,
        чаще – скверно кончали.
Те ж, кто вас воспитал,
        беспардонно - смолчали.

Всякое правило – имеет исключение. А исключение, есть меньшинство. Меньшинство, в нашем парламенте, во внимание не принимается, и управлять страной, не допускается.
 Людям, терпящим подобных правителей – напомню:

       ***
Тех, кто жили до нас,
  продавали и били,
загружали работой,
       но, за это кормили.
Мы, живём, но не очень,
  нет покоя на сердце,
но мы можем поесть,
       помечтать и согреться.
Вы, кто будете, жить,
        точно знаю – иными,
будете нас представлять,
слепо-глухо-немыми.
Зачем нас так?
       Но так, уж будет
  и здравый смысл
       ваш ум, разбудит.

Слушая Фёдора, я ощущал моральный натиск с революционным привкусом. Я понимал, что по большому счёту он прав. И вместе с тем, мне не хотелось с ним соглашаться. Что толку в его правде, если приходится мириться с окружающей действительностью, не только мне, но и моим друзьям, да, наверное и ему самому.
И что б он не харахорился, об этом я и спросил.
       Мириться приходится, признаю, но это не говорит о том, что это есть хорошо и правильно. К примеру, если ты не будешь долгое время умываться и бриться, ты будешь менее привлекательным, и с этим можно мириться. Можно мириться с тараканами и мышами в доме. Можно мириться с плохим зрением, но правильнее обратиться к врачу и подобрать очки. И чем дольше мы будем с этим мириться, тем с большим злом мы столкнёмся.
Есть люди, способные, со всем этим и даже большим мириться. К примеру, некоторые бомжи, согласны питаться из мусорника. Они находятся, на одной из низших ступеней деградации.
Нормальный человек, быстрей откажется жить, чем смирит-ся с такой участью. Нормальным человеком, можно оставаться, только в нормальных условиях.
А что можно считать нормальными условиями?
       Жизнь ребёнка в детском саду или в пионерском лагере, можно назвать – нормальными условиями. Но если нянечки, воспитатели, повара, плохо выполняют свою работу, условия уже становятся не нормальными. Проходя службу в вооруженных силах, молодые бойцы, длительное время живут в казармах, вдали от дома. И возвращаются домой, как правило, нормальными людьми. Хотя моральные и бытовые условия отличаются от домашних, но они нормальны.
       Например, космонавт, находясь в космосе, преодолевает ненормальные условия, благодаря скафандру.
Пребывать под водой, не испытывая крайнего дискомфорта, водолаз может лишь, имея специальный костюм и дыхательный аппарат. К чему я это всё говорю? Напрашивается интересный вывод, условия зависят – от кого-то или чего-то, в большей степени,
чем от самого, отдельно взятого человека. Но если посмотреть шире, мы увидим, что есть и такие отдельно взятые люди, которые, своими действиями, изменяют условия жизни в целых государствах.
       Из очевидного парадокса возникает вопрос, кто они? И как у них это всё получается.
       Федор, не задумываясь над действиями, плавно и уверенно управлял машиной. Я сидел молча на удобном, переднем сидении, изредка кивая, успевал переваривать размеренный монолог и наслаждался комфорт-ной поездкой. Последняя его фраза, заставила искать ответ, к которому я не был готов. А Фёдор и не рассчитывал на мой ответ, у него был свой, который находился в его тетради. Тетрадь, лежала в моём рюкзаке, и я обещал на досуге с ней ознакомиться.
 
       
       Город создан человеком, а деревня Богом.

Увидев данный заголовок, я прочёл его ещё дважды, интересно, откуда Фёдор его выудил. Небрежный подчерк, едва отступив, не соблюдая полей, укрывал весь лист.
       Что было раньше, деревня или город? Я уверен, что при социологическом опросе, обнаружатся разногласия. А если спросить, что лучше, город или деревня, то дело может дойти и до драки. Вопрос – почему?
Просматривается разный уровень сознания. А что есть сознание? В толковых словарях, разных авторов, на разных языках, мы встретим различия во мнениях. Такова субъективная истина. Но есть и объективная Истина, её лишь нужно обнаружить.

«Истина не есть продукт человеческого ума. Она существует независимо от нас, и всё, что мы должны сделать – это постараться её понять». – Рене Генон.
 
У Человечества имеется уже опыт, и конкретный пример, правда, он материального характера.
       Когда-то, какие-то люди считали, что Земля стоит, и держится на больших рыбах-китах. Европейцы были уверены, что живут на краю земли. И решив добраться до Индии, случайно оказались в Америке.
Американские индейцы, ничего не зная о европейцах, имели собствен-ное представление об окружающем мире и собственной земле.
Сегодня, благодаря космическим фото и видео съёмкам, мы имеем глобус – уменьшенный макет, объективно-истинного понимания, что есть Земля. Этот пример подтверждает поговорку, что “большое
видится с расстояния”.
Из данного примера видно и другое, мировое сообщество, а это более 230-ти стран и народов, осознали, что Земля – такова. Но наверняка найдутся люди, которые не знают, что она такова. Это могут быть
племена пигмеев в джунглях, обычные дети 2-х; 3-х летнего возраста из высоко развитых стран, или просто умалишенные в психбольницах. Это так же люди, но уровень сознания – другой. Отсюда видно, что сознание это то, что способно осознавать реальные факты, в данном случае, с материальной субстанцией. Но есть и не материальные субстанции – это время, тепло, радиоволны и просто воздух. Наше сознание, осознаёт и эти невидимые факты. Отсюда видно, что всякий факт, является – истиной. Но мы знаем, что истина бывает с большой буквы и с маленькой буквы. С большой буквы Истина ведёт к большому, т. е. к совершенству, развитию, к высокому. С маленькой буквы истина – уводит от высокого к низкому, происходит деградация и распад. Что меняет буквы в истине?


Обыкновенная ложь. Чем больше лжи, тем меньше заглавная буква и тем ниже проба истины.
Пример, возьмите фокусника – иллюзиониста. Всякий фокус – есть обман, но выглядит, как правдоподобный факт. Знаменитый эстрадный пародист – Аркадий Райкин подметил, если ты из-за пазухи можешь
вытаскивать курей и голубей, а из карманов яйца, тогда накорми страну и обеспечь народ!
       Подобными фокусами занимаются и политики. Именно ложь, приве-ла к распаду Римской империи, ложь привела к распаду язычества, ложь привела к распаду феодального строя, а полу добровольная отмена крепостного права, позволило человечеству развиваться и совершенствоваться. Ложь привела к распаду СССР, а демократия на Западе способствует развитию человеческого общества. Какая страна на сегодняшний день является самой высоко развитой? Кто является лидером в мировой экономике? Деньги, какого государства находятся в обиходе по всему миру? Лёгкий вопрос и лёгкий ответ из трёх букв – США. Вопрос почему? Сложный вопрос и говорить можно много, но в конечном результате обнаружится, что это очень молодое государство,
жители которого, составляют “ассорти'' из множества стран и народов, покинувших свои родные края – в поисках лучшей доли. Почему они покинули свои родины? Почему и сегодня десятки тысяч людей, легально и не легально перебираются в Америку?
Просто там меньше лжи и несправедливости. Люди, возводящие это государство, были движимы идеей свободы, и на сегодняшний день, свободы там реально больше, чем в каком либо другом государстве. Американская идея свободы подстёгивала и Старый Свет, изменяться к лучшему. Протестанты доказали, что протестовали они правильно. Но что такое свобода? Опять же, ответ будет зависеть от уровня созна-ния. Фёдор мыслит так:
 
Свобода – ясная погода,
       где её нет, там тень урода.
Но верная Свобода -
  приятная зависимость
и если вам её не дали,
        то это не почтительность.
А если Вас не почитают,
       себя вам нужно уважать.
И как бы ни было всем сложно,
        Свободы нам не избежать!

Если взять пернатую птицу и спросить её – свободна ли она. Но понятно, что ответа мы не дождёмся. Давайте поразмыслим сами. По


сравнению с человеком, птица намного свободней, ей не нужны нательные вещи, квартира, машина, часы и космические корабли. Она летит, куда считает нужным, и место жительства выбирает на своё усмотрение. Некоторые птицы на зиму улетают в тёплые края, а некоторые остаются, одни доверяют людям и могут у них жить, даже помогают человеку на охоте, а другие, от совместного проживания отказываются, но при хороших, спокойных условиях, с удовольствием живут возле людей, как например (дикие утки, в городских парках Германии). Какой можно сделать вывод, – имея свободу выбора, птица выбирает те условия, где ей хорошо.
  Человеку, быть свободным сложнее. Он обязательно должен трудиться, чтобы иметь пищу, одежду, жильё и т. д. и т. п. Но поскольку Господь Бог всё предусмотрел, он и человека наделил возможностью, о себе побес-покоиться. И приготовил всё необходимое, в воде и на суше. В писаниях сказано, что человек создан по образу и подобию Господа Бога, то бишь - Высшего Разума. И видя творения Человека( любые творческие и экономические достижения человечества, принадлежат не одному отдельно взятому человеку, а большим группам и целым поколениям различных людей), очевидно присутствие высокого коллективного разума. Размышляя на подобные темы, Фёдор сталкивался с мно-жеством различных взглядов, отдельных исторических личностей и современников. Он заглядывал в историю человечества и видел пагуб-ные влияния, которых можно было избежать, имея опыт накопленный сегодня. Но были знаменательные исторические события, которые подтверждают верность выбранных действий и являются фундаментом на котором, как показывает время, можно строить благополучное будущее. Из этих соображений вытекал вопрос, почему, тот, кто берёт на себя право принимать судьбоносные решения, чаще ошибается, чем принимает верные решения?
Самое интересное, что Фёдор имел собственное видение правильного
пути человечества, но это мнение, мало кого, если не сказать вообще никого не интересовало.
И тут возникает следующий вопрос, а может я вообще, никому не нужен?
Движенье – Жизнь
       и жизнь движет нами,
и мы живём,
       пока полны делами,
дела живут,
       пока нужны мы сами,
       а мы нужны,
       по крайней мере, – маме,
       а мать нужна,
       по крайней мере, папе.
       Тогда кому
       понадобился папа?
       Ответ ищите в том,
       что прикрывает шляпа.

Давайте попытаемся разобраться вместе. Тут есть один путь. Это путь отматывания ленты жизни назад.
но поскольку жизнь не записана на привычную для нас видеоленту или диск, это сделать обычным и привычным, для нас способом не представляется возможным. Но существуют письмена и книги, исторические ( якобы) факты и мифы, сказания и поверия, жреческие тайны и пророчества пророков.
Здравомыслящему человеку, тем более единичному субъекту, разобраться сложнее, чем запутаться. Из этого всего и состоит история человечества и каждого из нас с вами.
Давайте упомянем ещё слово – ложь, оно не истёрто из обихода, мы хорошо знаем, что это такое, а кто не знает пусть спросит у родителей. Так вот это наследие, пришло к нам из глубокой нашей истории и как оно там поработало – остаётся только догадываться.
Но есть люди, которые называются историками, которые изучая историю, издают всё новые и новые книги и мы узнаём всё новые и новые (якобы) факты.
Становится очевидным, что отматывать ленту по книгам весьма лишь приближённо к правдоподобию.
Даже в Новом Завете, есть предупреждение – если, кто либо, что либо – отнимет или добавит, будет сурово наказан и даже истёрт из книги жизни. Значит возможны и там редактирования, а кто ответит, сколько их было. Не менее интересно, что Иисус( хотя многие называют иначе), никого и ничего не просил, так обильно конспектировать, Он дал только заповеди, причём лишь в устной форме, и как по мне, любой нравственный посту-пок по отношению к окружающим - не может разойтись с наставлением заповеди. А нарушение нравственности – зло (грех), всё очень просто, но мы отвлеклись, а к этому вопросу ещё вернёмся.
Мы хотим найти способ или метод, который бы позволил добраться до истоков( кому понадобился папа, со своей возможностью делать детей).
Что интересно, церковная и и вообще религиозная литература( учитывая мировую), всяк по своему истолковывает появление людей. И тем не менее люди не так уж отличаются друг от друга, как их создающие – Божества. Религии возникали в различные века и даже тысячелетия, а уровень развития, и среда где передают религию ( то из чего, и как религия возникла)не свидетельствует о разных Творцах.
Кровь у землян одна, но разных групп, количество органов и костей одно, но разных размеров, всех можно научить читать – писать, но в разные сроки и т. д. Уровень развития, зависит от условий. Если к примеру, восточные немцы пожили за Берлинской стеной в других условиях всего 40 лет, то западные немцы, после её демонтажа, хорошо это ощутили. Хотя это одна нация и всего 40 лет!?
Мы опять отвлекаемся, но мы ищем пути к Создателю. Смотрите Земля у нас одна, океан общий, воздух общий, Солнце общее ( кстати не только для нас), на другие планеты оно тоже светит (правда там температурка другая). Что ещё общее – американский доллар, Интернет и ООН (Орг. Объед. Наций).
Мысли нескладным роем, кружились в голове, конечно вопрос о проис-хождении первого человека спорный, а ведь кто то вообще давно успокоился, он всё знает и живёт не хуже, а порой и лучше нашего…
Кто эти люди, почему им всё известно и чем они отличаются от меня или от вас?
Они себя считают умней, им понравилось предположение ( гипотеза) Дарвина, что жизнь на Земле, по всей видимости возникла сама по себе из хаоса из некоего бульона, и на уровне атомов и молекул, которым захотелось – хитро сплетаться и размножаться. И мы являемся свидетелями чудесного Мира, от нечего делать затеянного – некими генами и фенами белкового происхождения. Полных доказательств по происхождение человека, сегодня не имеется, мотивы проистекают из гипотез, предположений мифов и легенд. Любая вера, в том числе и атеизм имеет определённые недостатки и скрываемые казусы, но чело-век был и есть, не взирая на своё вероисповедание или вообще без такового.
И что же дальше, жили себе люди и пусть бы дальше жили, как и остальные животные на Земле, но нет – начали писать книги. Вопрос почему? Почему слоны не пишут книги или к примеру страусы с обезьянами? Что не даёт дятлу, перестукиваться азбукой Морзе со своими собратьями, или грецкие орехи долбать, а то и просто – яблоки с грушами.?
Оказывается всё имеет некий смысл, который, оказывается, может быть доступен, но далеко не всякому человеку. Открыто и доказано множество законов и теорем на сновании которых выстроен прогресс человеческой цивилизации. И утверждать, что всё это произошло, от безысходности, грозящей микрочастицам вымиранием от голодной смерти – по меньшей мере субъективно.
Подобные вопросы, уже не волновали Фёдора, он сегодня видел мир по своему идея же, которая сидела в нём и не давала покоя, требовала её оглашения перед общественностью. Год проходил за годом, он читал новые книги и статьи и везде находил лишь подтверждения сидевшим в нём мыслям. Он пробовал делиться с окружающими, но понимания и интереса эти откровения не пробуждали. Ну посудите сами, когда человек в рабочих вещах философствует и даже предлагает рецепт от проблем подъедающих общество, это выглядит несколько необычно…


Из яичной скорлупы – вот и появился ты,
да ты можешь рот открыть, но решаем в общем – мы.
Всё идет верно, но только примерно,
а всяко примерно – неточностью скверно…

Схема, тактика и стратегия жизни Человеческого сообщества – расположена в отдельно взятом индивидууме этого общества.
Как вам этот выпад – философа самоучки?
Самое интересное, что он готов эту теорию отстаивать и даже доказы-вать, пусть только найдутся не согласные и добро пожаловать – на поединок, в любое время, вот даже книгу пишет уже.
Но по скольку, это всё ещё впереди, нужно идею донести, до широких слоёв сообщества.
А может не нужно?
Конечно, кому-то и не нужно, у них итак всё сходится, но в том то и дело, что сходиться должно у всех, кто живёт с вами в сообществе.
Тема не новая, и проблемы старые – социальная не справедливость.

       Люди тянут хомут,
       а куда не поймут,
кто-то смотрит вперёд,
кто-то давит назад,
кто-то их наставляет
и неведенью рад.
       Почему тогда те,
       кто берётся рулить,
       богатеют быстрей,
чем нам нравится жить?

Как все-таки не просто, доводить, что-то новое, обязательно найдутся противники изменений, но как сказывал Ломоносов - “ Природа состоит в действии и противодействии”.
Заметьте, что слово Природа с большой буквы, а слово Человечество, Фёдор также пишет с заглавной, очевидная взаимосовместимость.
Итак, кому вообще – нужна справедливость в обществе людей? Довольно сложный, на первый, да и на второй взгляд вопрос, но слово то существует и не нами придумано, кстати, потому нужно погружаться в первоисточники.
Аристотель:
33. Осталось сказать еще о справедливости (dikaio- synes)—что она такое, в чем проявляется и к чему относится. Возьмем сначала справедливое — что оно такое. Справедливое бывает двух родов.




Один из них — соответствие закону: справедливым называют то, что приказывает закон. Закон велит поступать мужественно, благоразумно и вообще вести себя в согласии с тем, что зовется добродетелями. Вот почему, как говорят, справедливость — это, по-видимому, некая совершенная добродетель. Ведь если справедливое — это то, что велит делать закон, а закон приказывает исполнять все добродетели, то поступающий справедливо в соответствии с требованиями закона достигнет совершенного достоинства, так что справедливый и справедливость — это некая совершенная добродетель. В этом состоит и к этому относится один род справедливого. Однако мы исследуем не такое справедливое и не такую справедливость. В самом деле, при таком понимании справедливого возможно быть справедливым самому с собой: благоразумный, мужественный, воздержный бывает таким сам по себе. От упомянутого справедливого, требуемого законом, отличен второй род справедливого — справедливое по отношению к другому человеку. В вещах справедливых по отношению к другому человеку нельзя быть справедливым [только] для самого себя. А мы исследуем как раз справедливое по отношению к другому и соответствующую ему справедливость.
Справедливое по отношению к другому есть, собственно говоря, равенство (to ison). В самом деле, несправедливое — это неравное: когда люди наделяют себя хорошими вещами больше, а плохими меньше, то тут имеет место неравенство, и принято думать, что таким путем совершают несправедливость и подвергаются ей. Итак, если несправед-ливость сводится к неравенству, то очевидно, что справедливость и справедливое состоят в равенстве обязательств (symbolaioi)). Поэтому ясно, что справедливость есть некая середина между излишеством и нехваткой, между многим и малым: несправедливый, совершая несправедливость, имеет больше, а терпящий несправедливость, подвергаясь ей, имеет меньше. Середина между ними — справедливое, среднее же — это равное. Так что равное между большим и меньшим справедливо, а справедливый— это человек, стремящийся иметь равное. Причем равное бывает между по меньшей мере двумя лицами, итак, быть равным по отношению к другому справедливо, и такого человека можно назвать справедливым.
Поскольку, однако, справедливость заключена в справедливом, то есть в равном, то есть в середине, причем о справедливом говорится как о справедливом в чем-то, о равном — как о равном чему-то, о среднем — как о среднем между чем-то, то, следовательно, справедливость и справедливое будут таковыми по отношению к кому-то и в чем-то.
Если справедливое — это равное, то пропорционально равное также будет справедливым.



Пропорциональность предполагает самое меньшее четыре члена: А так относится к В, как Г к Д. Например, есть пропорциональное [равенство] в том, что имеющий большое имущество делает большой взнос, а имеющий малое — малый взнос, и равным образом в том, что понесший большие труды получает много, а понесший малые — мало. Как потрудившийся относится к нетрудившемуся, так [полученное первым] многое относится к [полученному вторым] малому, а потрудившийся относится [к полученному им] многому, как нетрудившийся — к [полученному им] малому. И Платой в «Государстве» явно применяет эту справедливую пропорциональность 19. Земледелец, говорит он, производит хлеб, строитель — дом, ткач — плащ, сапожник — обувь; и земледелец при этом дает строителю хлеб, а строитель и земледельцу — дом, и равным образом все прочие вступают в такие же соотношения, обменивая свои изделия на то, что есть у других. В этом состоит пропорция: земледелец так относится к строителю, как строитель к земледельцу. Равным образом и между сапожником, ткачом и всеми другими существует одинаковая пропорция взаимных отношений, и этой пропорциональностью держится общественная жизнь (politeian). Таким образом, справедливое — это, повидимому, пропорциональное; общественная жизнь держится справедливостью, и справедливое — то же, что пропорциональное. Поскольку, однако, строитель ценит свою работу выше, чем сапожник, и сапожнику было трудно обмениваться со строителем — в обмен на обувь нельзя было брать дом,—то постановили (enomisan) пользоваться серебром, объявив его монетой (nomisma), за которую все это можно купить: каждый за свою вещь назначал цену, и так производили обмен друг с другом; тем самым поддерживалась государственная общность (politiken koinonian).
Итак, если справедливое заключено в таких вещах и в том, о чем сказано выше, то справедливость в отношении к ним есть некое расположение (hexis), намеренно стремящееся к названным вещам в названных обстоятельствах.
Справедливое — это также и взаимопретерпевание (to antipeponthos), но не в том смысле, какой вкладывали в него пифагорейцы. Они полагали, что справедливо претерпеть самому то, что сделал другому. Но такое определение не может относиться ко всем. Ведь не одно и то же справедливо для слуги и для свободного: если слуга ударит свободного, справедливо ответить не ударом, а многими-(ударами), то есть взаимопретерпевание справедливо тоже при пропорциональности: соотношение, какое существует между свободным как высшим и рабом, существует и между ответным действием и действием раба. Таким же [пропорциональным] будет и отношение свободного к свободному.



Если кто вырвал кому глаз, то справедливое не в том, чтобы в ответ и ему только глаз вырвали, но в том, чтобы он потерпел еще больше, с соблюдением пропорциональности: ведь и начал он первый, и поступил несправедливо; он несправедлив вдвойне, и справедливо, чтобы пропорционально несправедливостям и он претерпел в ответ больше того, что сделал. Поскольку о справедливом говорится во многих значениях, следовало бы определить, какое именно справедливое мы исследуем. Говорят, что есть место для справедливости в отношениях слуги к господину и сына к отцу. Но справедливое тут, по-видимому, лишь омоним к справедливому между гражданами государства. Справедливость, которую мы исследуем,— это гражданская справедливость, то есть она больше всего сводится к равенству (ведь граждане — это своего рода «общники» и по природе стремятся к равенству, но различаются нравом), в отношениях же сына к отцу и слуги к господину нет, как нам кажется, ничего от такой справедливо-сти. Ведь [нет ничего от такой справедливости и в отношениях] ко мне моей ноги или моей руки, равно как и любого из моих членов. Таково, по-видимому, и отношение сына к отцу. Сын — это как бы некая часть отца, пока он не встанет в разряд взрослых мужчин и не отделится от отца. Тогда он уже равен и подобен отцу. Именно таковыми стремятся быть граждане. По той же причине нет ничего от справедливости в отношениях слуги к господину. Слуга — это нечто принадлежащее господину. Если и существует для него справедливое, то это «домашнее справедливое» по отношению к нему. Мы же исследуем не такое справедливое, а гражданское. Гражданское справедливое состоит, по-видимому, в равенстве и подобии. Однако к государственному справедливому близко справедливое, бывающее в общении между мужем и женой. Жена ниже мужа, но очень близка ему и в наибольшей мере причастна его равенству, поэтому жизнь их близка к общению, которое имеет место среди граждан, и выходит, что справедливое в отношениях между женой и мужем преимущественно перед другими [видами справедливого] есть [справедливое] гражданское. Итак, поскольку справедливое — это то, что находит себе место в общении людей внутри государства, справедливость и справедливый человек имеют отношение к гражданскому справедливому.
Справедливость может быть природная и установленная законом. Однако не надо понимать этого так, будто [в первом случае] не бывает никаких перемен. Ведь и с вещами, существующими от природы, происходят изменения. Скажем, если бы все мы постоянно упражнялись в бросании левой рукой, обе наши руки стали бы правыми. Но по своей природе левая рука — это левая, и правая все




равно лучше, чем левая, в силу своей природы, хотя бы мы и все делали левой рукой, как правой. Из-за этих перемен вещи не перестают быть по природе тем, что они есть. И если в большинстве случаев и большую часть времени левая рука остается левой, а правая — правой, это у них от природы. Так же обстоит дело и со справедливым от природы. Если при нашем обращении с ним оно изменяется, это не значит, что нет справедливого от природы. Оно есть. Остающееся в большинстве случаев справедливым, видимо, и есть справедливое от природы. То, что мы сами положим и признаем справедливым, становится после этого таковым, и мы называем его справедливым по закону. Справедливое от природы выше справедливого по закону, однако исследуем мы гражданское справедливое, а оно существует по закону, не от природы. Может показаться, что несправедливое (adikon) и несправедливое дело (adikema) —одно и то же, но это не так. Несправедливое — это определенное законом; например, несправедли-во не возвращать полученного на хранение. Несправедливое дело — это уже совершенный несправедливый поступок. Равным образом и справедливое (dikaion) не тождественно справедливому делу (dikaiopragema): справедливое — это определенное законом, а справедливое дело — совершение справедливых поступков.
Когда имеет место справедливое, а когда нет? Говоря вообще, когда человек поступает по свободному выбору, добровольно (о том, что такое добровольно, мы говорили выше) и сознавая, по отношению к кому, каким способом и ради чего он это делает, при таком условии совершается справедливое. Подобно этому и несправедливый человек — это тот, кто действует, сознавая, по отношению к кому, каким способом и ради чего [он действует]. Если же кто поступит несправедливо, не ведая ни одной из этих вещей, то он не нарушитель справедливости, а несчастный. Так, если, думая, что убивает врага, человек убьет отца, он поступит несправедливо, однако в этом случае он будет не нарушителем справедливости, а несчастным. Поскольку совершающий несправедливое не бывает нарушителем справедливо-сти, если поступает по неведению, о чем мы только что вели речь, говоря, что он действует, не зная кому, чем и ради чего наносит вред, нам надо теперь дать определение неведению, [показав], в каком случае человек не бывает несправедлив, если даже вредит кому-либо в неведении. Пусть определение звучит так: когда неведение — причина какого-то поступка и человек совершает его не по доброй воле, он не нарушитель справедливости; когда же человек сам причина своего неведения и делает что-то в неведении, он ведет себя несправедливо, и его по праву будут звать несправедливым. Возьмем пьяниц.




Совершившие зло в пьяном виде — нарушители справедливости, потому что они сами причина своего неведения. Ведь они могли не напиваться до такой степени, чтобы не сознавать, что бьют отца. Подобно этому и в других случаях нарушителями справедливости бывают те, кто совершает неправый поступок по неведению, которому причина — они сами. Если же не они сами в нем виновны и причина, по которой содеянное ими было содеяно, — неведение, то они не нарушители справедливости. Таким неведением бывает естественное неведение. Дети, например, в неведении бьют родителей, однако такое естественное неведение не заставляет нас за подобное действие называть детей нарушителями справедливости, потому что причина поступка тут — неведение, но дети неповинны в нем, поэтому и не называют их несправедливыми.
А как с перенесением несправедливости? Можно ли добровольно терпеть несправедливость? Или, скорее, нельзя? В самом деле, мы добровольно совершаем справедливые и несправедливые поступки, но терпим несправедливость от других недобровольно. Мы избегаем даже быть наказанными, так что очевидно, что по доброй воле мы не станем подвергаться несправедливости. Добровольно никто не терпит вреда себе, а терпеть несправедливость — это значит терпеть вред.
Да, скажут нам, но бывает, что люди уступают кому-то, имея право на равную долю, так что если равное, как мы говорили, справедливо, а меньшее — несправедливо, причем имеющий меньше соглашается добровольно, то, выходит, он добровольно подвергается несправедливо-сти. Но что это опять же не так, ясно из следующего. Все берущие себе меньшую долю приемлют взамен честь, похвалу, славу, дружбу или иное, что в том же роде, а кто получает что-либо взамен того, что упускает, уже не терпит несправедливости; если же не терпит несправедливости, то и не терпит ее по доброй воле. …
  ***
Вот так господа рассуждал Аристотель, а это один из первых философов, рассматривавших мораль этику и т. п.
Не слышал и не читал Фёдор о справедливости более подробно и точно, ни в школе, ни в книгах. А ведь Аристотель жил 2 т.330 лет назад, и преподавал свои знания в основанном им же учебном заведении.
Фёдор задавался вопросом, почему школа – не даёт этих знаний сегодня, почему он до них – должен докапываться сам, почему природное чувство справедливости, попирается злом - несправедливого окружающего мира. Прошло столько времени, столько войн, трагедий и восстаний, а несправедливость осталась и пытается




трактовать, что это нормально - так было и будет.
Но нет господа – так не будет. И почему – знает Фёдор.
В одной из глав раннее, уже стоял вопрос, что было ранее – деревня или город. И кто бы на него не отвечал – язычник, верующий в богов или в эволюцию Дарвина, вынужден будет признать, что таки деревня была раньше, и отношения между людьми, имели определённый уклад. Можно согласиться, что не было денег, но то что все трудились, это не требует доказательств. И то, что такие деревни, были разбросаны по всей Земле, тоже понятно.
Теперь, по скольку Фёдор утверждает, что схема управления государственным организмом, находится в самом человеке, нужно заглядывать в человека. А почему так думает Фёдор, да потому, что Библия пишет – мы (люди) созданы по образу и подобию нашего Творца, и Царствие Божие, есть внутрь нас. А до Библии, на одном из городских сооружений в Греции была надпись – Познай себя…(и Истину познаешь – Сократ).
Фёдор пишет: Я решил заглянуть в себя, и что же, а там клетки (самодостаточные живые единицы(амёба -- ведь тоже клетка, но живёт сама по себе) да, так вот эти клетки, толи на столько умны, что сами организованно собрались в различные организмы нашей Планеты (включая и нас с вами) --по Дарвину.
Толи по воле Создателя - живут в нас, причём разных форм, размеров, цветов(по сути - национальностей). И что интересно, живут по заповедям( оставленным Иисусом и для нас). И я вас спрашиваю, не поучиться ли нам, как это всё, у них там - получается???
Господа не верующие в Создателя, не веря - уразуметь нельзя. А вы верите, в то, что вас ещё сто лет назад – не было, а то, что через ещё сто, вас опять не будет? А кто вас спрашивал – хотите вы родиться или нет? А может вас спросили, кем вы хотите тут на земле побыть – мальчиком или девочкой и какого роста и веса? А вы знаете, что жизнь каждого из вас – началась с одной полуклеточки(сперматозоида), которая встретилась с другой неполноценной (яйцеклеткой) и лишь объединившись, они скинулись хромосомами(23+23) и образовав полноценную клетку, которая и смогла потом саморазмножаясь выстроить ваш организм за 7 – 9 месяцев???
А потом ещё 30 раз по столько, чтобы организм ваш достиг зрелости, и в трое больше потом просуществовал?
Приходится верить, что это так, но ещё три века назад об этом не говорили и трамваи тогда не ходили, а пять веков ещё назад, говорили, что Земля плоская и на чём-то держится. Нам приходится верить, в то, что преподносят, но не редко, информация не соотвецтвует действительности и появляются новые,



опять же предположения, которые выдают за наконец-то, повиди-мому, верные соображения. А кто вообще, над этим всем соображает и кто им дал, право соображать, откуда они берут информацию и кто им платит деньги за их труды, и почему вообще платят, жили б себе спокойно без науки – в деревнях и сёлах?
Ан нет, всё идёт как то не понятно и в разрез:

Да, этот мир не совершенен,
       но нам дано его поправить,
и тот, кто с этим не согласен,
       не сможет в нём себя оставить.

Корень проблемы, начинается с основ коллективного общежития – племя, родовая община, деревни, сёла, и далее города в государствах. Можно спросить, а какая проблема – собственно? Жили себе люди, воевали болели, да были горькие времена, но ведь выжили, и живут не плохо…
О да, действительно не плохо! Но за счёт чего и кого?
Разве те, кто являлись вождями племён мечтали о судах и демократии, или может феодалы об этом мечтали, а каким царям, монархам и халифам, нужна была свобода слова, парламенты и профсоюзы?
Но это всё есть, вопреки нежеланию (выше упомянутых).
Напрашивается вопрос, а если б не мешали, а способствовали? Просто спокойно учитывали бы интересы от ближнего и до крайнего жителя села, города, государства? Ты ж царь-батюшка, а ты ж депутат, а вот товарищ конгрессмен и президент, кому как не вам способствовать ко благу общества( а не к своему в первую очередь)??? Что ж вы господа «нехорошие», вкладываете столько усилий и денег, что бы прорваться к власти, и где ж ваши подвиги – герои? Да на такие каторжные – общественные труды, да вас должны были бы уговаривать, а вы сами рвётесь отдавая последнюю копейку.
Вам хочется славы, но почему так бесславны дела ваших предшествен-ников? И о вас, в большинстве своём – будут думать так же, не только народ, но и дети внуки правнуки, будут являться наследственным результатом ваших подвигов. Им будет стыдно, за ваши фамилии и гены, которые вы им передали.
Вы скажите, что за чушь , мы такое не желаем слушать и я соглашусь – лечиться никому не хочется. Но вас скоро начнут отлавливать и лечить, поэтому я вас об этом уведомляю. Так как не ведающий, что творит и не наказуется по причинённому убытку. А вы вот уже и знаете к чему идёте. Вы спросите – откуда ведомо о таком наказании?
Да просто век информации настал, больше знаешь, а значит большее, можешь и предвидеть.


И заметьте, радио, телевидение, сотовая связь и компьютеры, все эти новообразования, которые, хотите вы того или нет, не спрашивая вас – сами собой развиваются и совершенствуются. И именно по ним, как по нервной системе в организме, грядёт век информационных, многосторонних коммуникационных контактов между субъектами государственного организма.
И никакая неприкосновенность, или отживающая себя частная собственность, ни в коей мере не будет являться оправдательным документом, а наоборот, указывать на место – сокрытое от контроля, и именуемое в человеческом организме, как раковое образование.
Вот такие страсти-напасти господа ожидают вас в перспективе. Мир не спрашивая любит – к лучшему меняться. И кто благоразумен, тот не упорствует, а созидает вместе с Миром, а тот, кто шёл против - всегда бесславно проигрывал…
Прочитав эти строки, каждый отдельный индивид, отреагирует по своему, ну что ж - это его право, так как и право видеть и читать дышать воздухом и высказываться. Пусть пользуется и не мешает другим заниматься тем же.
Но мы попытаемся воспроизвести в сознании развитие реакции, на подобное заявление с возможными вытекающими последствия-ми(комментариями и эмоциональными реакциями).
Начнём с атттттеистов-эволюционистов, так как они сегодня дают образование в плоскости эволюции Дарвина. Если один субъект из подобных сторонников, услышит Фёдора ЗАЯВЛЕНИЕ, он возможно поспорит и возможно расскажет о разговоре друзьям и на этом всё утихнет. Если же такое заявление, прочтут в купленной книге, оно будет создавать конкуренцию, уже имеющимся книгам и мнениям
(потому Фёдор и занёс его в книгу). А поскольку конкуренция в наши дни не является противозаконной, то пусть себе и конкурирует. Так вот атеисты заявят, но мы знаем другое, и вот смотри сюда, сюда и сюда, а Фёдор с удовольствием смотрел и читал, но написал своё и теперь предлагает заглянуть им к нему.
Но ребятам кажется, что это ни к чему( у них итак всё сходится, а что не сходится, так это не очень то и важно…). Для того, чтоб читатель осознал всю пагубность подобной ограниченности, следует привести исторический факт.(Сегодня признанный и подчёркивающий пагубность субъективных взглядов).
Знаменитый Николай Коперник(5 марта 1616 года главный труд Коперника «О вращении небесных сфер» был осуждён католической церковью с занесением его в Индекс запрещённых книг, и был исключён из «Индекса» только в 1835 году.) Но идеи Коперника были по началу только гипотезой, не доказанной фактами. Однако до тех пор, пока гипотеза не была доказана, церковь не особенно тревожилась.


В 1609 Галилей создаёт свой первый телескоп и начинает систематиче-ские астрономические наблюдения.
. Он открывает горы на Луне, четыре спутника Юпитера.
Обнаруживает, что млечный путь состоит из множества звёзд. Открывает пятно на солнце и его вращение, фазы у Венеры. Эти астрономические открытия приносят Галилею и его телескопу такую широкую популярность, что он даже налаживает производство телескопов. А в 1610-14 годах, комбинируя и подбирая расстояние между линзами, изобретает микроскоп. Эти два прибора в последующие века послужили мощным орудием научных исследований.
А сам Галилей исследовал природу света, цвета, занимался вопросами физической оптики.
Сформулировал идею конечности скорости распространения света, и провёл эксперименты по её определению.
Астрономические открытия Галилея были обобщены им в вышедшем в 1632 году трактате «Диалог о двух главнейших системах мира», практическим путём подтвердившем правильность учения Коперника о гелиоцентрической системе мира. Эта книга разъярила церковников. Инквизиция наложила запрет на книгу, а самого Галилея в 1633 году заставила отречься от своих взглядов и отлучила от церкви. В той же церкви, где в 1600 году был приговорён к сожжению так и не отрёкшийся от своих взглядов Джордано Бруно, Галилей, стоя на коленях, произнес предложенный ему текст отречения.
Умер Галилео Галилей 8 января 1642 года в возрасте 78 лет. Похоронен без почестей и надгробия. В 1737 году, через 95 лет его прах был перенесен во Флоренцию, в церковь Санта-Кроче. А в 1992 году, только через 350 лет после смерти Галилея, Римский Папа Иоанн Павел II после работы специальной комиссии признал гелиоцентрическую систему мира и снял обвинения с великого учёного.

Психологи подметили,
        что есть одна проблема,
веками подтверждается,
  и словно теорема.
При жизни, гений не в почёте
        и большей частью мается,
и лишь другие – братья, сёстры,
  потом им восхищаются.
.
Узнавая о таких фактах, а это далеко не единичный случай ( к примеру Спенсер анализируя общественный уклад в Англии заметил, что жизнь общества, развивается вопреки навязываемых, искусственно создаваемых указов и законов)Фёдор задумывался, а почему всё так,



почему вопреки здравому смыслу, на каком основании некие группы, ЯКОБЫ ОБРАЗОВАНЫХ негодяев не принимают объективную правду, и даже больше того, они губят судьбы людей, которые на эту правду указывают и её отстаивают? Сегодня Фёдор осознаёт, что его идея, не вписывается в установленные нормы и законы, и появись она годков на 200 - 300 раннее – за неё бы сожгли на костре.
Но Фёдор так же знает, что эта идея прозвучала из уст Эрнста Геккеля в конце 19-го века, но была раскритикована Сеченовым, как непоследовательная. Фёдор так же понимает, что 100 лет назад О-К/Г-Л (организм - клетки / государство - люди), не имела последовательных звеньев – доказывающих перспективную состоятельность. Однако уже прошли 100 лет, но какие – научно технического прогресса, притом прошёл эксперимент строительства социализма – замахнувшегося на коммунизм. Эти 100 лет, заключили в себя колоссальный опыт, на основании которого, есть над чем подумать и извлечь полезное и отказаться от пагубного…
Но кто этим будет заниматься, кому это надо, а если и будут, то где гарантия, что это будет объективная точка зрения, а не официальное мнение:

Официальное мнение – это точка, для зрения,
Объективное мнение – это точки прозрения,
Субъективное мнение – это мировоззрение.

Посему Фёдор, имея возможность и потребность, взглянуть на ситуацию со стороны, решил высказать собственное мировоззрение на имеющихся перед вами страницах. А можно так же уточнить, а какое право он имеет лезть в сферу управления государством?
А Фёдор подумал и ответил, что он никуда не лезет, просто у него есть здоровое желание – жить в здоровом государстве. И если государство здорово, пусть предоставит анализы и результаты обследования, а Фёдор в свою очередь предоставит свои анализы и наблюдения, которые в свою очередь могут быть весьма полезными, для всех, кто это государство населяет.
И в свою очередь Фёдор задал встречный вопрос, кто из субъектов, населяющих государство, имеет права большие, чем Фёдор? И заглянув в Конституцию обнаружил – что права и обязанности у всех граждан равны, а также задекларировано право на голос. вероисповедание и прочие права присутствующие в демократических сообществах.
Имея собственную точку зрения и потребность её изложить, Фёдор взял отпуск за свой счёт, и приступил к независимому изложению протекающих процессов, которые не являются совершенными и нуждаются в объективной коррекции.


Итак. учитывая причинно-следственные обстоятельства, наш сегодняшний день – это следствие, которое последовало в виду определённых причин, способствовавших и вызвавших имеющиеся изменения ( следствия). Почему написана эта книга – была причина, почему вы живёте в этом государстве и зовут вас именно так, и своеобразная фамилия, и ваш пол, и конституция тела – всё имеет определённые причины, просто вами лично они не определены, но они были. И если б кто-то их для вас записывал, предположим в толстую тетрадь, вы б её смогли открыть и прочесть. Но кто это не фиксировал, кто не смог оставить информацию – ваши предки. Опять вопрос – почему? Да была причина! Не умели писать или не было толстых тетрадей, а кто-то писал, но не смог сохранить и т. д. и т. п.
Возьмём теперь государство, имеет ли оно толстую тетрадь с записями о своём прошлом? Оказывается имеет и там постоянно что то пишут новое, и заглядывают в давно минувшее старое. И это здорово, что хотя- бы государство ведёт какие-то записи. Но вот что интересно, записи на одни и те же события, касающиеся участвующих в этих событиях государств, зачастую расходятся в точности хронологии и прочих деталях, что, к сожалению, имеет негативные следствия.… И это тоже имеет к стати свои причины…
 Но возникает вопрос, как и кто может определить истинно верные ( правдивые ) причины?
Можно ответить, а к чему такие тонкости нужны, ну не знаем, но ведь всё равно жизнь не останавливается – жили и живем, в конце концов. Это действительно логическое заключение может удовлетворить ( и устраивает) многих граждан государства и жизнь наша продолжается.
На этом, можно было бы окончить рассуждения и написание книги, но Фёдор задаётся следующим вопросом, а как долго вы живёте в своём государстве и как жили в нём родители и бабушки с дедушками, а как будут жить ещё ваши дети внуки и правнуки?
Мы с Федором, например, родились в СССР, но оно рассыпалось на отдельные фрагменты, которые в свою очередь образовали отдельные государства. Но где гарантия, что и эти государства не рассыплются на ещё более мелкие и т. д. Кто – то живёт Афганистане, кто-то в Ираке, Иране, Израиле, Африке, Югославии, а кто-то в Евросоюзе, и где гарантия в завтрашнем дне даже у США?
Ребята, если вас интересует, лишь только ваше благополучие сегодня, то закрывайте книгу и радуйтесь благополучию, но на этих страницах далее будут рассуждения о подобных экземплярах, как причинах нездоровых последствий, как для себя, так и для общества в целом.
Я много общался с Фёдором и осознал, что должен ему помочь в написании этой книги. И надо признать, что это весьма не просто…
Размышляя над подобными вещами, приходили всё новые почему, почему и почему? Ответы можно искать в книгах и многие – так, и

поступают, Фёдор тоже почитывал, однако на многие трудности в миропонимании, он большую часть ответов почерпнул из Нового Завета. Это было ощутимое духовное ободрение и он с интересом углубился в историю Христианской Церкви и там обнаружил интересные сведения, которые явно свидетельствовали, что наше сегодняшнее христианство не является тем прототипом, который закладывался изначально Иисусом и апостолами.
Как-то у себя на даче, ФЁДОР наблюдал за соседскими пчёлами, спокойные перелёты с цветка на цветок, обратно в улей, а возле улия сосед пасечник открывает и чистит им домики. И всё в гармонии и все довольны. Фёдор подумал, а ведь пчёлы в своём трудолюбии, раци-ональности, очень похожи на людей. Что мешает людям вот так же спокойно трудиться и быть сытыми и довольными? Фёдор был знаком с пасечником и знал, что он хороший хозяин и сравнил президента своей страны с этим пасечником . И понял, что президент, для своего народа, не так хорош, как этот пасечник, для своих пчёл. И подумал, как же так, что бы сделали пчёлы, если б пасечник был плох – либо улетели бы, либо искусали бы. Но народу улетать некуда, и кусать не позволяют. Вот и получается, что пасечник у народа – сильно хитрый, а народ глупый и ничего не может придумать. Дальше Фёдор подумал. Но ведь пасечник – это человек, а пчёлы не люди. А у людей пасечник – тоже человечек, пусть и президент, но такой же обычный человек. У пчёл в ульях, тоже есть главная пчела – матка, но она работает на потомство и потому её берегут и лелеют.
Какую тяжкую и ценную работу делает президент, пришедший на срок (4)года или два срока? И что он может вообще один сам сделать, Природа ему не дала ни размеров, как у матки, ни функциональных способностей. И вот тут ФЁДОР уловил не состыковочку не то что с пасечником, но и с маткой. Кстати Сталин, подобным образом наблюдал за муравейником, и решил, что в государстве должно быть так же, как у муравьёв.
Люди вообще у Природы перенимают полезные вещи…. Но ФЁДОР пошёл дальше, в виду того, что он немного был знаком с медициной, он сравнил человека и того же президента с клеточкой, которая живёт и работает в организме. И вот тут он понял, что это намного ближе к истине, чем пчёлы с муравейниками и прочие животные, у которых человек, научается законам джунглей. С этого момента, Фёдор захотел узнать всё про клеточку, что б откинуть либо развивать мысль дальше.
Идея Фёдора постепенно укреплялась и росла на серьёзных основаниях:
1. -Познай себя и истину познаешь (Сократ)
2. -Мы созданы по образу и подобию( Библия)
3. -Ибо царствие Божие – есть внутрь нас ( Библия)



Пожертвовав личным временем и купив шоколадку для библиотекар-ши, Фёдор отправился читать медицинскую энциклопедию. И вот, что он начал выписывать:
 Первым человеком, увидевшим клетки, был английский учёный Роберт Гук (известный нам благодаря закону Гука). В 1663 году, пытаясь понять, почему пробковое дерево так хорошо плавает, Гук стал рассматривать тонкие срезы пробки с помощью усовершенствованного им микроскопа. Он обнаружил, что пробка разделена на множество крошечных ячеек, напомнивших ему монастырские кельи, и он назвал эти ячейки клетками (по-английски cell означает «келья, ячейка, клетка»). В 1674 году голландский мастер Антоний ван Левенгук (Anton van Leeuwenhoek, 1632—1723) с помощью микроскопа впервые увидел в капле воды «зверьков» — движущиеся живые организмы. Таким образом, уже к началу XVIII века учёные знали, что под большим увеличением растения имеют ячеистое строение, и видели некоторые организмы, которые позже получили название одноклеточных. Однако клеточная теория строения организмов сформировалась лишь к середине XIX века, после того как появились более мощные микро-скопы и были разработаны методы фиксации и окраски клеток.
О клетках написано много и большей частью научным языком. Некоторые учёные не видят того, что видят другие учёные в клетке, но никто не оспаривает, что клетка это сложноорганизованная, целостная живая система. Клетки имеют способность, узнавания клетками друг друга, по принципу свой или чужой. Клетки имеют различные формы и размеры, могут деградировать, либо развиваться, имеют пищевари-тельный тракт, продуцирует энергию выполняя различные функции и ещё много схожестей с человеческой особью.
Я прилагаю введение современного учёного:
Клетка как архитектурное чудо.
I. Живые нити
Ю. М. ВАСИЛЬЕВ
Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова
ВВЕДЕНИЕ
Каждый знает, что наш организм есть федерация огромного множества отдельных клеток. Однако мы часто недооцениваем тот простой факт, что каждая из этих клеток - сложный индивидуум, обладающий собственными принципами поведения. Если не понять эти принципы, нельзя разобраться во взаимодействиях клеток в организме. Изучать поведение отдельных клеток лучше всего, пользуясь методом клеточных культур, то есть выделяя отдельные клетки из организма и помещая их в сосуд с питательной средой. Если наблюдать эти клетки под микроскопом и фиксировать их поведение на кино- или видеопленке, то



легко убедиться в том, что каждая клетка в такой культуре живет самостоятельной сложной жизнью: прикрепляется ко дну сосуда и ползает по этому дну (подложке), меняя свою форму и направление движения, выбрасывая и втягивая отростки. Внутри клеток отдельные пузырьки-органеллы все время движутся. Долго казалось, что разобраться в механизмах этого сложного поведения клеток и их частей почти невозможно.
Замечательное достижение последних десятилетий - открытие и исследование системы структур, ответственных за подвижную архитектуру клетки, за ее движения и форму. Этой системой в клетках эукариот оказался цитоскелет - система белковых нитей, наполняющих цитоплазму (рис. 1). В этой статье я попытаюсь кратко рассказать о том, как организован цитоскелет, каковы основные типы его конструкций…

Ещё введение к другой статье:

ВВЕДЕНИЕ. МОЛЕКУЛЫ И МОРФОЛОГИЯ
Изучение молекулярных механизмов морфогенеза - одна из основных, может быть, главная проблема биологии ближайшего будущего. Мы уже много знаем о генетических механизмах, определяющих природу химических компонентов клетки, и в особенности структуру белков. Вместе с тем, мы еще плохо понимаем, как особенности этих
химических компонентов определяют сложнейшую структуру всего многоклеточного организма. Мы не знаем, как изменения генов и кодируемых ими белков реализуются в изменениях формы и размещения клеток, тканей и органов. Приведу только один наглядный пример: мы хорошо понимаем, как ДНК родителей определяет структуру любого белка их ребенка, но совершенно ничего не знаем о том, как эта ДНК определяет морфологические черты лица их ребенка, то есть форму его подбородка, губ, носа, ушей и т.д. А ведь о сходстве детей с родителями мы обычно судим именно по этим чертам.
Одним из наиболее перспективных подходов к этой проблеме является исследование механизмов изменений цитоскелета. В предыдущей статье я рассказал о том, что цитоскелет - это основа подвижной архитектуры клеток животных и растений. Напомню, что цитоскелет образован тремя системами белковых нитей: микрофиламентами, состоящими из белка актина, микротрубочками, состоящими из белка тубулина и промежуточными филаментами, состоящими из разных белков. Эти нити собираются (полимеризуются) из соответствующих белковых молекул и вновь разбираются на отдельные молекулы. Благодаря такой полимеризации-деполимеризации цитоскелет непрерывно перестраива-ется, и эти перестройки являются основой изменений формы и движений клеток, лежащих в основе образования клеток и органов.
В этой статье мы разберем некоторые простейшие цитоскелетные механизмы таких движений и изменений формы. Конкретнее говоря, попытаюсь объяснить, как клетка (или часть ее) ползет по твердой поверхности (так называемой подложке) и при том ползет в определенном направлении, проявляя зачастую поразительную способность выбирать определенную ориентировку и, когда надо, соблюдать эту ориентировку, а когда надо - менять ее. На примере двух разных клеточных типов фибробластов и нейронов попытаюсь показать, как разумные движения отдельных клеток приводят к образованию сложных многоклеточных структур.

Читая всю многообразную информацию о клетке, Фёдор испытывал кипящий в нём восторг, такого эмоционального подъёма, прежде он не ощущал. С каждой новой страницей, он убеждался в правомочности своих предположений. Но была и ещё одна мысль – неужели другие люди, не могли этого раньше обнаружить. Фёдор не рассчитывал на сюрприз, но он его получил, дойдя до клеточной теории.
Оказывается некий Эрнст Геккель – немецкий биолог, изучая клетку заявил о « клеточном государстве». Согласно данной теории организм сравнивается с государством, а его клетки — с гражданами, и сразу же скупо добавляется -.Подобная теория противоречила принципу целостности организма. Фёдор был на небесах от радости, хотя бы от того, что он не одинок в предположениях. Спустя время, будет новая информация подтверждающая не безосновательные предположения и от Спенсера. Но об этом позже, а пока заглянем, кто же и чем опровергал Геккеля.
Клеточная теория со второй половины XIX века приобретала всё более метафизический характер, усиленный «Целлюлярной физиологией» Ферворна, рассматривавшего любой физиологический процесс, протекающий в организме, как простую сумму физиологических проявлений отдельных клеток. В завершении этой линии развития клеточной теории появилась механистическая теория «клеточного государства», в качестве сторонника которой выступал в том числе и Геккель. Согласно данной теории организм сравнивается с государством, а его клетки — с гражданами. Подобная теория противоречила принципу целостности организма.
Механистическое направление в развитии клеточной теории подверглось острой критике. В 1860 году с критикой представления Вирхова о клетке выступил И. М. Сеченов. Позднее клеточная теория подверглась критическим оценкам со стороны других авторов. Наиболее серьезные и принципиальные возражения были сделаны Гертвигом, А. Г. Гурвичем (1904), М. Гейденгайном (1907), Добеллом (1911). С обширной критикой клеточного учения выступил чешский гистолог Студничка (1929, 1934).


В 1950-е советский биолог О. Б. Лепешинская, основываясь на данных своих исследований, выдвинула «новую клеточную теорию» в противовес «вирховианству». В ее основу было положено представление, что в онтогенезе клетки могут развиваться из некоего неклеточного живого вещества. Критическая проверка фактов, положенных О. Б. Лепешинской и её приверженцами в основу выдвигаемой ею теории, не подтвердила данных о развитии клеточных ядер из безъядерного «живого вещества».
Сегодня Фёдору понятно, что М.Сеченов цеплялся за то, за что больше платили и понятно желал, чтоб головы не отрубили : Клеточная теория рассматривала организм как сумму клеток, а жизнепроявления организма растворяла в сумме жизнепроявлений составляющих его клеток. Этим игнорировалась целостность организма, закономерности целого подменялись суммой частей.
Мадам О. Б. Лепешинская жила и работала при Сталине (тиране) и понятно почему она выдвигала «новую клеточную теорию» и естественно такую теорию подтвердить не смогли.
Читая сегодня « Современная клеточная теория», Федор явно видел,
что народ упорно старается не замечать очевидных подсказок Природы. Находя уводящие причинки:
Проблема части и целого разрешалась ортодоксальной клеточной теорией метафизически: всё внимание переносилось на части организма — клетки или «элементарные организмы». Целостность организма есть результат естественных, материальных взаимосвязей, вполне доступных исследованию и раскрытию. Клетки многоклеточно-го организма не являются индивидуумами, способными существовать самостоятельно (так называемые культуры клеток вне организма представляют собой искусственно создаваемые биологические системы). К самостоятельному существованию способны, как правило, лишь те клетки многоклеточных, которые дают начало новым особям (гаметы, зиготы или споры) и могут рассматриваться как отдельные организмы. Клетка не может быть оторвана от окружающей среды (как, впрочем, и любые живые системы). Сосредоточение всего внимания на отдельных клетках неизбежно приводит к унификации и механистическому пониманию организма как суммы частей.Очищенная от механицизма и дополненная новыми данными клеточная теория остается одним из важнейших биологических обобщений.
Опять то же самое, какой-то негодяй пишет:
Современная клеточная теория – и наполняет её официальным мнением власть имущих, которые плотят ему за это деньги. И этот негодяй не принимает во внимание опытных наблюдений:
Клетка как архитектурное чудо.
I. Живые нити
Ю. М. ВАСИЛЬЕВ
Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова
ВВЕДЕНИЕ
Каждый знает, что наш организм есть федерация огромного множества отдельных клеток. Однако мы часто недооцениваем тот простой факт, что каждая из этих клеток - сложный индивидуум, обладающий собственными принципами поведения. Если не понять эти принципы, нельзя разобраться во взаимодействиях клеток в организме. Изучать поведение отдельных клеток лучше всего, пользуясь методом клеточных культур, то есть выделяя отдельные клетки из организма и помещая их в сосуд с питательной средой. Если наблюдать эти клетки под микроскопом и фиксировать их поведение на кино- или видеопленке, то легко убедиться в том, что каждая клетка в такой культуре живет самостоятельной сложной жизнью: прикрепляется ко дну сосуда и ползает по этому дну (подложке), меняя свою форму и направление движения, выбрасывая и втягивая отростки. Внутри клеток отдельные пузырьки-органеллы все время движутся. Долго казалось, что разобраться в механизмах этого сложного поведения клеток и их частей почти невозможно.
Замечательное достижение последних десятилетий - открытие и исследование системы структур, ответственных за подвижную архитектуру клетки, за ее движения и форму. Этой системой в клетках эукариот оказался цитоскелет - система белковых нитей, наполняющих цитоплазму (рис. 1). В этой статье я попытаюсь кратко рассказать о том, как организован цитоскелет, каковы основные типы его конструкций…
Точно так же Галилео Галилей дивился глупости людской и наблюдал как первый учёный университета, усиливаясь логическими аргументами, как бы магическими заклинаниями – отозвать и удалить с неба новые планеты.
Но Фёдор сегодня понимал, что дело не столько в глупости,
сколько в преднамеренной лжи, которую пытаются выдать за правду.
Ведь изучением клетки и «клеточной теорией» живо интересовался и Маркс, и Энгельс и Ленин. Ф. Энгельс упоминал, клеточная теория, в числе трёх главных достижений науки того периода.
«Только со времени этого открытия, стало на твёрдую почву исследование органических, живых продуктов природы, как сравнительная анатомия и физиология, так и эмбриология. Покров тайны окутывающий процесс возникновения и роста и структуры организмов был сорван. Непостижимое до того времени чудо предстало в виде процесса, происходящего согласно тождественному по существу, для всех многоклеточных организмов закону» К. Маркс. Ф. Энгельс п. собр. Сочинений – 20-е издание т. 20 стр. 512.




Так вот господа, эта троица заговорившая о социализме и коммунизме, имела очевидные основания наблюдать похожее сходство их идеи, с тем, что происходило на клеточном уровне в многоклеточных организмах.
Эти ребята были умны, и заглядывали на много веков назад, смотрели в себя, и выстраивали модель будущего.
Тогда, это было понятным, только для них, и они думали, что они гениальные творцы будущего Земли – гении человечества. Количество томов - тому подтверждение.
Природное стремление к справедливости, они рассмотрели ещё в Томасе Мюнцере – сподвижнике Мартина Лютера:
Важнейшая марксистская работа о Мюнцере — «Крестьянская война в Германии» Ф. Энгельса. Энгельс трактовал Мюнцера как борца за социальное равенство, использовавшего библейский язык как единственно понятный тогдашним крестьянам.
(Мюнцер развивает здесь и социальный идеал: всюду должно водвориться равенство и братство, правители должны сравняться с последним христианином.)
Когда Фёдор начал сопоставлять все эти факты, он понял, что всё в этой жизни – очень не просто. Всегда есть умники, которые выдвигают различные теории, идеи, предположения и даже принимают догматы, которые одному, даже истинно умному человеку, весьма затруднительно разоблачить. Но Фёдор понял и другое, что всему своё время, не нужно сильно упорствовать в опровержениях, настаёт время и ложь сыпется сама собой.

О смиренный ко лжи,
        и не жаждущий правды.
  Ты не видишь того
  и конечно, не знал бы.
  Что у лжи меньше прав,
  и она - отступает,
  когда горькая правда,
  сладкий вкус набирает.

Как то на одном из сайтов, Фёдор зашёл на форум с темой
«Библия или Учебник, кто прав?» и подключившись к беседе, написал следующее:
Верующих много, а дел по вере мало... Достаточно одной веры -- в нравственность и тут много ума не надо -- всё заключено в заповедях.
Иисус не призывал строить храмы и читать в них лекции, достаточно было небольших собраний в доме у кого либо из верующего или выходов в пустыню ( у нас поле). И пресвитеры трудились всю неделю на своём хозяйстве. и лишь один день отдавались общению с братьями по вере и могли поделиться мыслями и результатами дел. И мало какой язычник, смог бы устоять перед нравственными людьми, ведущими хорошо своё хозяйство, взаимовежливыми и сплочёнными вокруг простой идеи -- любя друг друга, вы большего добьётесь, чем – ненавидя друг друга.
Но нашлись умники, которые решили, таким простым вещам обучать. И вот им понадобились большие красивые храмы, золотом обложенные иконы, хитро выкрученные богослужения. А кто то из таких же умников. решил вообще отколоться в католичество и т д. и т . п.
Я молюсь коротенько -- утром и вечером, храмами не пользуюсь, но 1-ин день в неделю, плотненько рассматриваю Его мир и себя в нём.
И вот ответ от некоего проповедника протестантизма: С ча-стью Ваших мыслей можно согласиться, с частью - нет. Без " умников " не обойтись в данном мире: " но как призывать Того, в Кого не уверовали? как верить в Того, о ком не слыхали? как слышать без проповедующего?" / Римлянам 10,14-15/.

Ответ Фёдора: Без умных – да, а без умников -- Миру стало бы легче...
И далее тишина…
 
Фёдор пишет:

Толкователи писаний,
        где гарантия дерзаний,
где гарантии движенья,
        кто в ответе за скольженье?
Где итоги достижений,
        облик наш – продукт брожений,
может, хватит заслоняться?
Кто глаголет, но без дел,
  будет праведней – уняться.
Уймитесь рабы, вы такие, как мы,
       а кто сытый – без дел,
тот в плену – сатаны.

И тишина …

Давайте вместе попытаемся отмотать ленту развития человечества к тому моменту, когда стояла пара мужчина и женщина с детьми, либо это было не большое поселение – племя, или на крайний случай деревня.




Я хочу попытаться провести параллель, с развитием человеческого эмбриона из первой начальной клетки.
В целом развитие человеческого эмбриона можно разделить на три стадии. Первая – это период от оплодотворения яйцеклетки до конца второй недели внутриутробной жизни, когда развивающийся эмбрион (зародыш) внедряется в стенку матки и начинает получать питание от матери. Вторая стадия длится с третьей до конца восьмой недели. В течение этого времени формируются все основные органы и эмбрион приобретает черты человеческого организма. По окончании второй стадии развития он уже называется плодом. Протяженность третьей стадии, называемой иногда фетальной (от лат. fetus – плод), – от третьего месяца до рождения. На этой заключительной стадии завершается специализация систем органов и плод постепенно приобретает способность существовать самостоятельно.

Смотрите: У человека зрелая половая клетка (гамета) – это сперматозоид у мужчины, яйцеклетка (яйцо) у женщины. Перед слиянием гамет с образованием зиготы эти половые клетки должны сформироваться, созреть и затем встретиться.
Перед продолжением рода, люди тоже должны сформироваться и созреть.
После оплодотворения, зародыш прорастает из трёх начальных лепестков. Постепенно, шаг за шагом, каждый зародышевый листок дает начало определенным тканям и органам. Из одного формируется наружный слой кожи и ее производные (придатки) – волосы, ногти, кожные железы, выстилку ротовой полости, носа и заднего прохода, – а также всю нервную систему и рецепторы органов чувств, например сетчатку глаза.
Из другого образуются: легкие; выстилка (слизистая оболочка) всего пищеварительного тракта, кроме рта и заднего прохода; некоторые примыкающие к этому тракту органы и железы, такие, как печень, поджелудочная железа, тимус, щитовидная и паращитовидные железы; выстилка мочевого пузыря и мочеиспускательного канала.
Из третьего - источник системы кровообращения, выделительной, половой, кроветворной и иммунной систем, а также мышечной ткани, всех типов опорно-трофических тканей (скелетной, хрящевой, рыхлой соединительной и т.д.) и внутренних слоев кожи (дермы). Полностью развившиеся органы обычно состоят из нескольких типов тканей и поэтому связаны своим происхождением с разными зародышевыми листками. По этой причине проследить участие того или иного зародышевого листка можно только в процессе формирования ткани.
Итак, толи уж такие клетки умные, толи это по разумению, как строить царство Божие, мы видим три основных направления построение организма ( а у людей сообщества).


1 – граница территории, способность взаимодействовать, а так же иметь дозорные посты.
2 – воздух, возможность питания, приготовление пищи и канализация.
3 – обеспечивающий и правоохранительный персонал, рабочие и военные, а так же основы государства - архитектуры.
Обратите внимание, даже есть миграция клеток, то бишь как людей в обществе : - В определенные моменты одна часть клеток зародышевых листков начинает делиться быстрее, чем другая, группы клеток мигрируют, а клеточные слои изменяют свою пространственную конфигурацию и местоположение в эмбрионе. В отдельные периоды рост некоторых типов клеток очень активен и они увеличиваются в размерах, в то время как другие растут медленно или вовсе перестают расти.
Смотрите что интересно: Первой после имплантации развивается нервная система.
А у человеческого государства( так называемого) нервная система практически отсутствовала до недавнего времени.
После трех недель развития средняя длина эмбриона лишь немного больше 2 мм от темени до хвоста. Тем не менее уже присутствуют зачатки хорды и нервной системы, а также глаз и ушей. Уже есть сердце S-образной формы, пульсирующее и прокачивающее кровь.(вот с чего начинается деревенька, городок). Что такое сердце, это своеобразное диспетчерское обеспечение организма продуктами, посредством санитаро – милиционеров в должности снабженцев (кровяных клеточек).
После четвертой недели длина эмбриона равна примерно 5 мм, тело имеет С-образную форму. Сердце, составляющее самую большую выпуклость на внутренней стороне изгиба тела, начинает подразделяться на камеры. Формируются три первичные области мозга (мозговые пузыри), а также зрительный, слуховой и обонятельный нервы. Образуется пищеварительная система, включая желудок, печень, поджелудочную железу и кишечник. Начинается структурирование спинного мозга, можно рассмотреть маленькие парные зачатки конечностей.
Всё остальное, можно найти и почитать самостоятельно, Фёдор же хотел разобраться в зарождении начального сообщества, как у людей, но по примеру клеток.
Конечно, ожидать прямого и готового рецепта это наивно, но отдельные элементы дают почву для размышления.
Мы видим из медицинских исследований и наблюдений, что в 5-ти мм.- зародыше человечка уже есть сердце качающее кровь, нервная системка и развивающийся мозг.
По усмотрению Фёдора, это действительно три главные вещи способствую-щие взоимосвязи между каждым членом сообщества, как у людей, так и в клеточном организме.




Что мы знаем из истории общества? Да были вожди, князья, короли – типа мозговые органы, нервную систему заменяла голосовая речь, издание указов и их распространение, а вот обеспечение продуктами каждого члена сообщества и контроль о его состоянии, защита – отсутствовал. (это то, что делает сердце с кровью).
Да можно спросить у Фёдора, а как он это себе представляет? Да очень просто, вот небольшое поселение, вокруг соплеменники, большей частью родовая община, близкие тебе люди, все о всех всё знают, все работают и потому живут. Да кто-то среди них успешней ведёт хозяйство и пожалуй смышленей и умнее, у него можно поучиться, и даже признать его превос-ходство и выбрать старшим, при решении спорных вопросов, или во взаимо-отношениях с другими поселениями. Но ты как представитель своего поселения, не должен забывать о интересах и потребностях своих односель-чан. Если ты от Бога, то у тебя заложена совесть, если ты от эволюции( из обезьяны), то у тебя традиции и нравы совместного общежития. В конце концов, кто тебе дал право эксплуатировать соплеменников. Вы скажете, да никто соплеменников не эксплуатировал, просто собрались соплеменники, взяли дубины и решили сходить за 30-ть километров к соседям и отобрать у них продукты и утварь, а там смотришь и пару пленников прихватить в рабство. Им понравилось, и сходили за 60-ят км, к другим соседям, а пока возвращались, первые соседи приходили и забрали своё – обратно, да прихватили кой чего и чужого. Возможно, было и так, но как бы там ни было, а деревня всё равно перерастала в город и тот, кто брался за управление городом, должен был организовывать управление этим городом. Но посколь-ку первые города были большей частью – крепости, то понятно, что мозги у правителя города работали не на гражданское общество, а большей частью на военную политику, а из городов подобным образом слаживалось и Государство. Можно заметить неуклонный рост от малого к большему, деревня - Государство, но нравственный рост, особо не просматривается. А ведь нравственность и управление в каждом государстве были различны.
Фёдору хотелось понять, почему людям не жилось мирно и спокойно, почему имея ум – больше и выше чем у животных, человек не мог понять, что – живя в дружбе между собой, можно большего добиться, чем враждуя и уничтожая соплеменников, жителей других княжеств, городов и государств. Фёдор с детства не приемлел насилия, хотя был физически крепким и мог себе это позволить. Внутренняя справедливость отрицала насилие, но окружающий мир, был не справедлив. Этот внутренний дискомфорт временами находил выход и имел отрицательные последствия, как для него, так и для любителей понаглеть.
Пришло время, и он стал погружаться в книги, но первые ответы он извлёк




из Нового Завета, затем история Христианской Церкви, затем история Греции и Рима, и пр.
Ему хотелось найти убедительные доказательства в том, что здравомыслящие люди способны жить лучше, и Человек имеет неограниченный потенциал для своего развития и самосовершенствования. В доказательство к своим мыслям он прикладывал Порфирия Иванова – победившего холод, йогов – укрощающих плоть, спортсменов( благодаря тренировкам) – достигающих потрясающих результатов, цирковых артистов и прочих людей предоставля-ющих чудеса. Человек – единственное живое существо на Земле, способное организованно творить чудеса в виде небоскрёбов, самолётов, космических кораблей, сотовой связи и Интернета( кстати Фёдор считает, что это нервная система Землян) и прочих достижений, которые ещё только ждут Человека.
Тренируя дельфина, тренер знает, что дельфин очень долго не может понять – чего от него хотят. Но как только дельфин уразумеет, что собственно такие пустяки, могут так высоко оцениваться – его и кормят и любят и ласкают, то он с таким удовольствием всё выполняет, что, кажется возвратиться в прошлое, ни за что не согласится.
Задумываясь о людях, Фёдор полагал, что люди не до конца осознают преимуществ – натренированности к добрым делам, да об этом на прямую говорится не так уж и часто. Но однако есть учителя, есть законы, есть требования и обязанности и вот с совершенно недавнего времени, и то не во всех государствах – у людей появились права… .
Именно с этих мыслей начинает зарождаться естественный вопрос, а почему твои права – редко кого вообще интересуют, почему их приходится отстаивать, и перед кем, и кто – кому вообще дал право, ущемлять Фёдора и ему подобных права??? Ответы на такие вопросы найти сложно, вопрос почему? А ответы приходится искать самому. И многие поколения искали ответы, и только лишь потому, что искали – получили заслуженные права….
Фёдор тоже решил взяться за поиск своих прав и в этой книге делится определёнными достижениями.

Мы все идем, дорогой равных,
       и помолчим пока – о «главных»,
они итак, покажут сами,
       куда придут – идя не с нами.

       ***
Тех, кто жили до нас,
       продавали и били,
загружали работой,
       но, за это кормили.
Мы, живём, но не очень,
       нет покоя у сердца,
 но мы можем поесть,
       помечтать и согреться.
 Вы, кто будете жить,
       точно знаю – иными,
 будете нас представлять,
       слепо-глухо-немыми.
Зачем нас так?
Но так уж будет
       и здравый смысл,
       - к вам прибудет.

Так вот о «главных», в этой книге Фёдор и решил поговорить.
Кто ж те главные, что распяли Иисуса, кто ж те главные, которые основывали великую римскую Империю, переходили в Католичество и жгли костры для несогласных, главные, которые и основывали монголо-татарскую империю… Хотелось бы вспомнить строителей коммунизма и главаря Сталина, нужно вспомнить «великого» Адольфа Гитлера, Пиночета и Садам Хусейна, в общем, есть кого вспомнить и над чем подумать, чтобы понять, какую роль играют в нашей жизни «главные».
По скольку Фёдор думает и пишет на русском языке, найдём пример, что ближе перекликается с русской историей. Кто на Руси был главным?
Царь батюшка…. Заглянем в толковый словарь Даля:
 ЦАРЬ м. вообще, государь, монарх, верховный правитель земли, народа или государства. Царь земной под Царем небесным ходит, под Богом. Слышите убо, царие, и разумейте, судии концев земли! Соломон. У царя царствующих (у Бога) много царей. Русские государи, до Петра, чествовались царями, и ныне русский император пишется царем польским и иных. Народ зовет государя царем. Народ согрешит - царь умолит, а царь согрешит - народ не умолит. Народ думает, а царь ведает. Как весь народ воздохнет, до царя дойдет. Жалует царь, да не жалует псарь. Не ведает царь, что делает псарь. До милосердого царя и Бог милостив. Без царя народ сирота. Он живет царь-царем, пышно, роскошно. Государь, батюшка, надежда, православный, белый царь. Царь от Бога пристав. Никто против Бога да против царя. Без Бога свет не стоит - без царя земля не правится. Не всяк царя видит, а всяк его знает. Где ни жить, одному царю служить. Где царь, тут и правда (там и страх или и гроза). Бог милостив, а царь жалостлив. За Богом молитва, за царем служба не пропадает. Всякая вещь перед царем не утаится. Бог помилует, а царь пожалует. Бог помилует, так и царь пожалует. Виноватого Бог простит, правого царь пожалует. Близ царя, близ чести, близ царя, близ смерти. Царь не огонь, а ходя близ него опалишься (царская опала). До царя дойти - голову нести. До Бога высоко, до царя далеко. У Бога и живых царей много.



Ни солнышку на всех не угреть, ни царю на всех не угодить. Свой ум - царь в голове. У каждого свой царь в голове. Царь огонь, да царица водица. Спи, царь огонь, говорит царица водица. Благо подданных в руке царевой. Царево око видит далеко. Сердце царево в руке Божией. Гнев царев - посол смерти. Божьи дела проповедуй, тайну цареву храни. Царевы очи. Что Бог, то Бог, а свята и воля Царская! На все святая воля царская. Царское осуждение бессудно. Царский гнев и милость в руке Божьей. За царское согрешение Бог всю землю казнит, за угодность милует. Царский глаз далече сягает. Правда Божья, а суд царев. Царский дворец, - пир, - власть, - день, годовой праздник царской семьи; табельный.
Царствовать, арх. царовать, царить, церк. царевати, быть царем, государем земли, верховным главою народа, владеть и править страною, государством. Царствуй над нами, царь православный, гимн. Преобладать где, в чем, господствовать неограниченно.
Царство, вся страна под одним государем; государство, земля, общество и весь народ.
Царелюбивый народ русский. Царенаставник, бывший наставник царя. Цареотеческое милосердие. Царепочитание, свойство царепочтительного народа. Царестража, гвардия, лейб-гвардия; царский конвой. Цареубийца об. совершивший цареубийство.
 Итак, господа, как состояние духа. Федор, когда это читал – его подмывали не добрые чувства, и даже слегка подташнивало. Над этим, пожалуй, сегодня можно посмеяться, но ведь это, не такое уж и далёкое прошлое. Ещё бабушка Фёдора жила при царе Никое 2-ом. И Фёдор конечно безмерно рад, что нашлись люди, которые смогли положить конец подобному абсурду. Сегодня Фёдор не подданный царя, а подданный – своего независимого государства, большое благо и, слава Богу:


       Абсолютная истина –
       торжество абсолюта,
       она просто не мыслит,
       жизнь души, без уюта.
       Это то, что нам должно,
но мы долго, мудреем,



       это то, что нам нужно,
       но пока не умеем.
       Те, кто правил народом,
       торговал кислородом,
       но исключения были
       и они нам дарили,
       веру в благость – Творца
       и по духу Отца.
 Он, поставил законы,
       лишь они долговечны,
 мы вплетаем свои
       и лукавим беспечно.
Весь прогресс состоит
       на законах – Природы,
       а в регрессе, невинно-повинны уроды.
       Да, законы для общества –
       крепко держатся моды.
       Очень модно всегда,
       быть беспечно богатым
       и, пожалуй, не страшно,
       что духовно горбатым.
       С этим можно мириться,
       мало, кто удивится,
       больше их впечатлит –
       дорогая вещица.
       Итак, материя нам ближе,
       мы перед ней духовно ниже.
       А если кто-то скажет, нет,
       рискует постным съесть обед.
       Есть замечательный закон
       и сквозь года толкует он –
       Необходимость и Достаточность,
       суммируясь, дают – Порядочность.
       Любая клетка в организме,
       живёт на этом афоризме.
       А организм – система Бога,
       в нём, гениально всё с порога.
       Но те, кто нами управляют,
       о Боге редко вспоминают.
       Земная слава им забава,
       она как острая приправа,
       которой сущность покрывают,



       не ведая, что пострадают.
       Но кто фиксирует провалы?
       Кто контролирует каналы?
       Кто умникам барьер поставит,
       кто шансов скверных не оставит?
       Такой контроль в Природе – есть,
        он досконально отработан
       он эго усмирил и спесь,
       и не приемлет – идиотов.
       И как ни странно, это сердце,
       оно кровинки направляет,
       они несут с собой, что нужно
       и клеткам, в сроки поставляют.
       Кровинки, это тоже – клетки,
       но с документами в барсетке,
       они про каждого, всё знают
       и быть здоровым, помогают.
       Им все равно, в мозгу иль в попе,
       они верны своей работе,
       доставил пищу, сор убрал,
       спросил про жизнь и побежал.
       Случается и там – аврал,
       когда зажравшийся нахал,
       бесцеремонно им наврал
       и, подрывая идеал,
       готовит сам себе – провал.
       Итак, я много вам сказал,
       не верьте, ежели – солгал.


Есть общеизвестная фраза – спрос рождает предложение. Опираясь на неё, можно признать, что спрос народа, на руководителей ( то есть мозг государственного организма), а государство – это организм ( а не механизм) действительно присутствует. Но поскольку ни мозг сам по себе не может существовать, ни организм без мозга, то между этими понятиями должна существовать взаимосвязь. Можно долго разглагольствовать и выдвигать различные версии, но стоит прежде сделать оговорку, жизнь всё же диктует свои состоявшиеся правила. И не учитывать их, это значит просто абстрактно провозглашать гипо-тезы.
Фёдор не выдвигает гипотезы, он хочет указать на слабые места в устоявшихся взаимоотношениях власть - народ, которые к стати постоянно претерпевают изменения, а значит, будут эти изменения


претерпевать и в дальнейшем.
Что на сегодня есть власть ( власть имущие), и кто им позволил, на своё личное усмотрение управлять народом и издавать законы. Такие вопросы приходят к Фёдору особо настойчиво стучась, в периоды душевного дискомфорта.
Итак, заглянем к В. Далю:
ВЛАСТЬ ж. право, сила и воля над чем, свобода действий и распоряже-ний; начальствование; управление; | начальство, начальник или начальники. Всякому дана власть над своим добром. Закон определяет власть каждого должностного лица, а верховная власть выше закона. Великая власть от Бога. Всякая власть от Бога. Всякая власть Богу ответ дает. Сельския власти, из крестьян, голова, староста и пр. Бог дает тому власть, кому похочет. Разошлась новгородская власть, разошелся и город, стар. Гость во власти хозяина. Властный, кому дана власть, сила, право и воля чем распоряжаться: сильный, могучий властью. Властно нареч. вольно, со властию, по праву. | Властный стар. и зап. свой, собственный. Подписал рукою властною. Власно нареч. (от власть? или от волос в волос?) сиб. зап. южн. подобно, ровно, точно как, точь в точь, ни дать, ни взять. Властитель, -ница, властелин м. -линша, -линка ж. властель м. волостель и волостельша, господин и госпожа; владетель, владелец, кто держит власть, право и силу над чем, кто повелевает, управляет, владеет. Властителев, властелинов; властительницын, властелиншин, властелинкин, владетелев, владетельницын. Властельский, властелинский, властительский, относящийся до власти, властей; свойственный начальству, особ. высшему. Властительство, властелинство, властельство ср. волостельство, власть или владычество, господство, полновластное управление. Властвовать, властить, властительствовать, властельствовать чем, над кем, управлять властно, господствовать, повелевать, распоряжаться. Властвование, владение, управление, в знач. действия; господствование. Властодержавный, державновластный, самодержавный, вседержавный, всевластный. Властодержец м. -держица ж. стар. верховный властелин, государь. Властодержатель м. правитель, наместник. Властолюбие ср. любоначалие, страсть к господству, ко властвованию. Властолюбивый, страстный до власти, добивающийся самовластия. Властолюбец м. -любица ж. человек, безмерно любящий властвовать, начальствовать, никому не желающий подчиниться. Властоненавидец, -ненавистникм. возмутитель; своевольник, не терпящий властей.
С самого начала, мы сталкиваемся с силой и волей над чем-то, немного далее: . - Ну хорошо, давайте поверим, что это так. Кому ж отдал Бог эту власть? -


Властодержцу м. -держица ж. стар. верховный властелин, государь. Далее добавляем по смыслу, для полного разумения: . Закон определяет власть каждого должностного лица, а верховная власть выше закона. Значит закон наделяет властью каждое должностное лицо, которое с позволения закона властвует над подчинёнными.
Значит выстраивается пирамида( иерархия):1.верховный властелин, государь.( а верховная власть выше закона.)
2.Закон определяет власть каждого должностного лица.
3. право, сила и воля над чем, свобода действий и распоряжений; начальствование; управление; | начальство, нчальник или начальники.

4. подчинённые воле власть имущих ( чернь)
Вот расклад взаимоотношений между властью и народом, в царской России – всего 150 лет тому назад.
Мы предположительно поверили, что – «Великая власть от Бога. Всякая власть от Бога. Всякая власть Богу ответ дает.»
Но о Боге и богах написано много, и в писанном можно многое найти – даже такое: "Когда страна отступит от закона, тогда много в ней начальников; а при разумном и знающем муже она долговечна." (Прит.28:2)
Это писано окло 900-950 гг. до н. э. Библейские притчи написал мудрый человек - Соломон. Но это старый Завет, а Апостол Павел в Новом Завете упомянул о старом :
Послание к евреям(Св. Апостола Павла)(8; 13) говорится;
Говоря "новый", показал ветхость первого; а ветшающее и стареющее близко к уничтожению.
Может по этому, тот кто держится за старое(ветшающее и стареющее) всегда подвергается неминуемому уничтожению? Как бы там ни было, а царей и монархов в развитых странах сегодня нет. Но исключения из правил всегда находятся ( Англия, Япония) и это подчёркивает, как тяжело и с неохотой люди прощаются с многовековой традицией. Так же стоит заметить, что былых величий и власти, эти пережиточные символы уже не имеют.
Вопрос почему? Да потому, что они не способны дать своей стране того, что диктует время. А время таки диктует, и не только время, диктуют граждане, диктуют соседние государства, даже Фёдор решил подиктовать мне, что бы я, доступно и убедительно передал его мысли. И надо так же признать, что ни один царь или монарх, добровольно не предложил расстаться со своей спорной полезностью для государства и его жителей в целом.

Из мировой истории известно, что и философы и цари и императоры глубоко задумывались над тем как лучше управлять государством, и даже пробовали экспериментировать…
Давайте попытаемся поглубже заглянуть в историю управления государствами.
Конфуций. Биография
Родился Конфуций в 551 г. до нашей эры в царстве Лу. Отец Конфуция Шулян Хэ был храбрым воином из знатного княжеского рода. В первом браке у него родились только девочки, девять дочерей, а наследника не было. Во втором браке столь долгожданный мальчик родился, но, к несчастью, был калекой. Тогда, в возрасте 63 лет, он решается на третий брак, и его женой соглашается стать молодая девушка из рода Янь, которая считает, что нужно выполнить волю отца. Видения, которые посещают ее после свадьбы, предвещают появление великого человека. Рождению ребенка сопутствует множество чудесных обстоятельств. Согласно традиции, на его теле имелось 49 знаков будущего величия.

Так родился Кун-фу-цзы, или Учитель из рода Кун, известный на Западе под именем Конфуция.
Что интересно, уже первый абзац биографии – даёт почву, для размышле-ний: В 63 года отец Конфуция передаёт свои гены в плоть юной женщины(и его женой соглашается стать молодая девушка из рода Янь, которая считает…) Сегодня Фёдору понятно, что гены человека в 20-ти летнем возрасте, не могут быть идентичными спустя 40-ок лет( в них безусловно присутствует опыт – накопленный за 40 лет.

Отец Конфуция умер, когда мальчику было 3 года, и молодая мать посвятила всю жизнь воспитанию мальчика. Ее постоянное руководс-тво, чистота личной жизни сыграли большую роль в формировании характера ребенка. Уже в раннем детстве Конфуций отличался выдаю-щимися способностями и талантом предсказателя. Он любил играть, подражая церемониям, бессознательно повторяя древние священные ритуалы. И это не могло не удивлять окружающих. Маленький Конфуций был далек от игр, свойственных его возрасту; главным его развлечением стали беседы с мудрецами и старцами. В 7 лет его отдали в школу, где обязательным было освоение 6 умений: умение выполнять ритуалы, умение слушать музыку, умение стрелять из лука, умение управлять колесницей, умение писать, умение считать. Конфуций родился с беспредельной восприимчивостью к учению, пробужденный ум заставлял его читать и, самое главное, усваивать все знания, изложен-ные в классических книгах той эпохи, поэтому впоследствии о нем говорили:


«Он не имел учителей, но лишь учеников». При окончании школы Конфуций один из всех учащихся сдал сложнейшие экзамены со стопроцентным результатом. В 17 лет он уже занимал должность государственного чиновника, хранителя амбаров. «Мои счета должны быть верны — вот единственно о чем я должен заботиться», — говорил Конфуций. Позже в его ведение поступил и скот царства Лу. «Быки и овцы должны быть хорошо откормлены — вот моя забота», — таковы были слова мудреца.
Проникая уважением к биографии, Фёдор понимал, что всё хорошее – не возникает на пустом месте, оно произрастает постепенно, из простого в сложное…

 «Не беспокойся о том, что не занимаешь высокого поста. Беспокойся о том, хорошо ли служишь на том месте, где находишься».

 В двадцать пять лет за свои бесспорные достоинства Конфуций был отмечен всем культурным обществом. Одним из кульминационных моментов в его жизни стало приглашение благородного правителя посетить столицу Поднебесной. Это путешествие позволило Конфуцию в полной мере осознать себя наследником и хранителем древней традиции (таковым считали его и многие современники). Он решил создать школу, основанную на традиционных учениях, где человек учился бы познавать Законы окружающего мира, людей и открывать собственные возможности. Конфуций хотел видеть своих учеников «целостными людьми», полезными государству и обществу, поэтому учил их различным областям знания, основывающимся на разных канонах. Со своими учениками Конфуций был прост и тверд: «Почему тот, кто не задает себе вопросы «почему?», заслуживает того, чтобы я задавал себе вопрос: «Почему я его должен учить?»
Слава о нем распространилась далеко за пределы соседних царств. Признание его мудрости достигло такой степени, что он занял пост Министра правосудия — в те времена самую ответственную должность в государстве. Он сделал так много для своей страны, что соседние государства стали опасаться царства, блестяще развивавшегося усилиями одной личности. Клевета и наветы привели к тому, что правитель Лу перестал внимать советам Конфуция. Конфуций покинул родное государство и отправился в путешествие по стране, наставляя правителей и нищих, князей и пахарей, молодых и стариков. Везде, где он проходил, его умоляли остаться, однако он неизменно отвечал: «Мой долг распространяется на всех людей без различия, ибо я считаю всех, кто населяет землю, членами одной семьи, в которой я должен исполнять священную миссию Наставника».



Фёдор читал и обалдевал, что 2 500 лет назад был человек, мыслящий созвучно с его мировоззрением…
 Для Конфуция знание и добродетель были едины и неразделимы, и поэтому жизнь в соответствии со своими философскими убеждениями являлась неотъемлемой частью самого учения. «Подобно Сократу, он не отбывал «рабочее время» со своей философией. Не был он и «червем», зарывшимся в свое учение и сидящим на стуле вдали от жизни. Философия была для него не моделью идей, выставляемых для человеческого осознания, но системой заповедей, неотъемлемых от поведения философа». В случае Конфуция можно смело ставить знак равенства между его философией и его человеческой судьбой.
Умер мудрец в 479 году до нашей эры; свою смерть он предсказал ученикам заранее.

Несмотря на внешне скромные биографические данные, Конфуций остается величайшей фигурой в духовной истории Китая. Один из его современников говорил: «Поднебесная давно пребывает в хаосе. Но ныне Небо возжелало сделать Учителя пробуждающим колоколом»

Конфуций не любил говорить о себе и весь свой жизненный путь описал в нескольких строчках:

       «В 15 лет я обратил свои помыслы к учению.
       В 30 лет — я обрёл прочную основу.
       В 40 лет — я сумел освободиться от сомнений.
       В 50 лет — я познал волю Неба.
       В 60 лет — я научился отличать правду ото лжи.
       В 70 лет — я стал следовать зову моего сердца и не нарушал Ритуала».

В этом высказывании весь Конфуций — человек и идеал традиции, известной как конфуцианство. Его путь от учёбы через познание «воли Неба» к свободному следованию желаниям сердца и соблюдению правил поведения, которые он считал священными, «небесными», стал нравственным ориентиром всей культуры Китая.
 – после ознакомления с биографией Сократа, Фёдор написал следующие строки:
       Абсолютная истина –
       торжество абсолюта,
       она просто не мыслит,
       жизнь души, без уюта.


       
       Это то, что нам должно,
но мы долго, мудреем,
       это то, что нам нужно,
но пока не умеем.
       Те, кто правил народом,
торговал кислородом,
       но исключения были…

       И вот сейчас, читая о Конфуции, он видит сходство в опережающем величии философской мысли отдельного человека, получившего возможность – являться таковым. То есть, определённые условия позволили просто человеку, быть – Человеком.

Давайте теперь сразу же заглянем в биографию Сократа:

СОКРАТ из Афин (469–399 до н.э.) – знаменитый античный философ, учитель Платона, воплощенный идеал истинного мудреца в исторической памяти человечества. С именем Сократа связано первое фундаментальное деление истории античной философии на до- и после-Сократовскую («Досократики»), отражающее интерес ранних философов VI–V вв. к натурфилософии, а последующего поколения софистов V в. – к этико-политическим темам, главная из которых – воспитание добродетельного человека и гражданина. Сократу был близок софистическому движению. Учение Сократа было устным; все свободное время он проводил в беседах с приезжими софистами и местными гражданами, политиками и обывателями, друзьями и незнакомыми на темы, ставшими традиционными для софистической практики: что есть добро и что – зло, что прекрасно, а что безобразно, что добродетель и что порок, можно ли научиться быть хорошим и как приобретается знание. Об этих беседах мы знаем в основном благодаря ученикам Сократа – Ксенофонту и Платону. Кроме их сочинений, имеются также фрагменты и свидетельства о содержании «сократических диалогов» других сократиков, пародийное изображение Сократа в комедии Аристофана Облака и ряд замечаний о Сократе у Аристотеля. Проблема достоверности изображения личности Сократа в сохранившихся произведениях – ключевой вопрос всех исследований о нем.
Постоянная мысль Сократа – об абсолютной ценности добра и знания, которые не могут быть отделены друг от друга: невозможно поступать мужественно или благочестиво, не зная, что такое мужество или благочестие. Поступок только тогда имеет моральный смысл, когда человек совершает его осознанно и по внутреннему убеждению.




Если же он ведет себя хорошо только потому, что, например, «все так делают» – то, если «все» станут вести себя плохо – не будет причин быть добродетельным. Норма нравственности должна быть автономной, и нельзя в вопросах истины и добра полагаться на мнение большинства. Прежде всего с недоверием к мнению большинства связаны критические замечания Сократа об афинской демократии и принятой практике решения государственных вопросов большинством голосов; эти критические настроения были в полной мере учтены при судебном разбирательстве, закончившемся для Сократа казнью.
Фёдор знал из книги Майкла Гранта, что Сократ при особом желании мог остаться в живых, но не на тех условиях, которые ему предоставили. Он предпочёл свободу совести, и был первым человеком того времени, заставившим людей задуматься об этических вопросах. Сократ поместил человека в центр философского исследования , и, таким образом, расширил границы человеческого духа, как удавалось лишь немногим и до, и после него.
Сократ был уверен, что если достаточно настойчиво искать, то абсолютная истина обязательно найдётся. Всё остальное его не интересовало. Для Сократа характерно то, что он, выступая против софистов (ведь они, например, брали за обучение деньги), в то же время в своём творчестве и взглядах выражал те особенности философской деятельности, которые были специфичны для софистов. Сократ не признаёт проблем, характерных для философов тех времён: о природе, её первоначале, о мироздании и т. п. По Сократу, философия должна заниматься не рассмотрением природы, а человеком, его нравственны-ми качествами и сущностью знания. Вопросы этики — вот главное, чем должна заниматься философия, и это являлось главным предметом бесед Сократа.
Фёдор взял две первые личности философов (Конфуция и Сократа) ознакомившись с которыми, можно приступить к размышлениям о исторических, и уже доступных, для нас ситуациях, которые являются причинами дальнейших следствий.
Опираясь на данные электронной и книжной библиотеки он видел, что с этих личностей и начинается философская( не религиозная мысль), хотя и религия имела параллельно свою, оформленную мысль.
Но что бы понять глубже и шире историю человеческого общества Фёдор в поисках источников обнаружил индийские Веды.
Е.П. Блаватская пишет о древности и происхождении «Вед» следующее: «Веды (санскр. „Откровение“) — священные писания индусов, от корня вид, „знать“, или „божественное знание“. Они суть наиболее древние, так же как и наиболее священные из всех



санскритских трудов. „Веды“ сначала передавались устно в течение тысячелетий и затем были собраны на берегах озера Манаса-Саровара (оз. Манасаровар) по ту сторону Гималаев, в Тибете. Когда это произошло? Тогда как их религиозные учи-теля, например Свами Даянанда Сарасвати, исчисляют их древность во многие десятки веков, наши современные востоковеды даруют им, в их теперешней форме, древность не более, чем между 1000 и 2000 гг. до Р.Х. Все же, в их конечной форме, как они составлены Веда-Вьясой, сами брахманы единодушно относят их к 3100 г. до христианской эры, ко времени, когда жил сам Вьяса… Их древность достаточно доказана тем фактом, что они написаны на такой древней форме санскрита, столь отличающейся от теперешней, что нет другого подобного труда в литературе. Лишь самые ученейшие из брахманов-пандитов могут читать „Веды“ в оригинале.
„Веды“ были окончательно обработаны и составлены за четырнадцать столетий до нашей эры; но к их древности это не имеет никакого отношения… Когда мы разбираем эти гимны... они представляют глубокий интерес как история человеческого разума, так как принадлежат намного более древнему периоду, чем поэмы Гомера и Гесиода.»*
Веды имеют огромное значение: во-первых, они приводят нас к истокам древней арийской религии, во-вторых, они дают нам ключи к пониманию Индии, в-третьих, они дают нам понимание основных идей эзотерической доктрины и всех арийских религий. Они заключают в себе знания древних индийцев о богах, человеке и жертвоприношении, соединяющем мир земной и божественный. В них отразились представления человека об окружающем мире, космосе, ритуале, социальном устройстве, этических ценностях и морали. Некоторые понятия, используемые в Ведах, позже переходят в философию и мировоззрение брахманизма — понятие о трехчастном строении мира, понятие майи, риты — мирового закона, управляющего Вселенной, понятия жертвы, пути и т.д. Веды трансформируясь временем оформились в более близкую, для нас плоскость восприятия:Упанишады предназначались для четвёртой стадии развития «дваждырожденных» — отречения для пожелавших стать аскетами. В упанишадах содержится свод философских представлений ведизма. Упанишад 108, но основных 13. Они возникли (по официальным данным) в период VIII–VI вв. до н.э. В упанишадах и брахманах упоминаются определенные констелляции звезд в точно указанных положениях, что позволяет датировать время создания эпоса примерно 20 000 г. до н.э.




Собственно упанишады стали основой одной из философских школ брахманизма — веданты (букв. «конец вед»). Упанишады — искусство достижения Божества, это наставления брахманов царям-кшатриям в мудрости.
В упанишадах появляются основные философские понятия: Брахман (единое, невыразимое и непостижимое Божество). Атман (духовное начало человека, исходящее из Брахмана и тождественное ему), всеединство Божества и мира, понятие «Я», прана (тонкая жизненная энергия). Карма (закон причинно-следственной связи). сансара (перевоплощение, круговорот жизней и смертей) и мокша (освобожде-ние от колеса сансары).
Учитывая, что индийская культура, хоть и древнейшая, но плоды этой культуры, не имеют явного преимущества по отношению к многообразию других современных культур, Фёдор ознакомился с трудами одного из крупных и известных духовных учителей – Шрила Прабхупада.
Этот человек с его наследием, причисляется к сокровищам Ведической мудрости. Фёдора рождение совпало с периодом творческой деятельности Прабхупада Свами.
БХАГАВАД-ГИТА КАК ОНА ЕСТЬ
Самое востребуемое произведение древнеиндийской клас-сики, впервые появившееся в России в 1788 году при содействии Екатерины II и с благословения Священного Синода.

В своем первоначальном виде было издано благодаря труду выдающегося ученого и философа современности – Бхактиведанты Свами Прабхупады (1896-1977).Его божественная Милость А. Ч. Бхактиве-данта Свами Прабхупада появился в этом мире в 1896 г. В Калькутте (Индия). Впервые он встретился со своим духовным учителем , Шрилой Бхактисидхантой Сарасвати Госвами , в Калькутте в 1922 г. Бхактисидханте Сарасвати , выдающемуся ученому в области религии и основателю шестидесяти четырёх Гаудийа Матх (ведических обществ) , понравился образованный молодой человек , и он убедил его в том , что ему следует посвятить свою жизнь распространению ведического знания. Так он стал духовным учителем Шрилы Прабхупады , одиннадцать лет спустя принявшего от него формальное посвящение в ученики.
При первой их встрече Шрила Бхактисидханта Сарасвати Тхакур попросил Шрилу Прабхупаду распространять ведическое знание на английском языке. В последующие годы Шрила Прабхупада много помогал в работе Гаудийи Матхи, написал комментарий к Бхагавад




 Гите и в 1944 г. Начал выпускать журнал на английском языке под названием «Бэк ту Годхед» («Домой к Богу»)
В 1947 г. Общество Гаудийа-вайшнавов присвоило Шриле Прабхупаде титул «Бхактиведанта», признав таким образом его познания в философии и преданность Богу. В 1950 г., в возрасте пятидесяти четырёх лет , Шрила Прабхупада отказался от семейной жизни приняв ванапрастху, чтобы посвятить всё своё время научным занятиям и написанию книг. Шрила Прабхупада поселился в святом городе Вриндаване , где жил в очень скромной обстановке в историче-ском средневековом храме Радха-Дамодары. В течении нескольких лет он был полностью поглощен научными и литературными занятиями . В 1959 году он принял обет отречения от мира (саньясу). Там же, в храме Радха-Дамодары, Шрила Прабхупада начал работу над своим шедевром - многотомным переводом и комментариями к "Шримад Бхагаватам" (Бхагавата пуране), состоящему из 18 000 стихов. Тогда же он написал небольшую книгу "Легкое путешествие к другим планетам".
 Его Божественная милость А. Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада основатель-ачарья Международного общества сознания Кришны непосредственно принадлежал цепи ученической преемственности (сампрадайе), идущей от Господа Кришны и Господа Чайтанйи. В 1922 году он получил указание от своего Гуру Махараджи нести послание санатана-дхармы Западному миру. Шрила Прабхупада в течении ряда лет готовился к своей миссии и 13 августа 1965 г., всего за несколько дней до того, как ему исполнилось шестьдесят девять лет, А. Ч. Бхактиведанта Свами, философ, ученый и миссионер, отправился в Америку, чтобы познакомить людей этой страны с учением Шри Чайтаньи. Вымолив разрешение на бесплатный проезд на одном из пароходов индийской судоходной компании, он был взят единственным пассажиром на борт небольшого, видавшего виды сухогруза под названием "Джаладута". С собой у него были только чемоданчик, зонтик, небольшой запас крупы, 40 рупий (около семи долларов) и несколько ящиков с книгами. Когда тридцать семь дней спустя "Джаладута" пришвартовался в Нью-Йоркском порту, Бхактиведан-та Свами сошел на землю Америки и оказался в полном одиночестве. Он приехал в США, никого там не зная, практически без средств к существованию. Все его имущество ограничивалось тем, что он взял на борт корабля. У него не было ни денег, ни друзей, ни последователей, ни молодости, ни крепкого здоровья, ни даже сколько-нибудь ясного представления о том, как достичь своей смелой цели — познакомить западный мир с духовной мудростью Вед.
       



После приезда в Нью-Йорк в сентябре 1965г. Шрила Прабхупада в течение целого года в одиночку боролся за то, чтобы основать движение, которое будет проповедовать сознание Бога. Он жил очень скромно и пользовался любой возможностью рассказать людям о Кришне. Так постепенно ему удалось вызвать у нескольких человек интерес к своему учению.
В 1966г. Шрила Прабхупада, обосновавшийся в помещении крохотного магазинчика в Нижнем Ист-Сайде Нью-Йорка, основал общество, членами которого должны были стать люди со всех уголков Земли. Он назвал его Международным обществом сознания Кришны (сокращенно ИСККОН). К моменту регистрации Общества у Шрилы Прабхупады не было ни одного верного последователя. Но это не остановило его: он набрал добровольцев из небольшой группы людей, регулярно посещавших его лекции, и сделал их первыми попечителями ИСККОН.
       За период с 1965 по 1977 гг. Бхактиведанта Свами, или Шрила Прабхупада, как любовно называли его ученики, принес учение сознания Кришны практически во все крупные города мира и создал международное общество, членами которого стали тысячи преданных ему людей. Он открыл 108 храмов на пяти континентах Земли и двенадцать раз объехал земной шар, лично руководя деятельностью членов своего набиравшего силу Движения.И, как будто этих свершений недостаточно для человека его возраста, Шрила Прабхупада за тот же срок написал и издал более пятидесяти томов книг, которые при его жизни были переведены на двадцать восемь языков и разошлись в десятках миллионов экземпляров. Он прочел тысячи лекций, написал тысячи писем и провел тысячи бесед со своими учениками, почитателями и оппонентами. Его деятельность получила признание множества выдающихся ученых и общественных деятелей, которые высоко оценили вклад Шрилы Прабхупады в развитие религии, философии и культуры.
В 1968 Шрила Прабхупада заложил экспериментальную ведическую общину, Нью Вриндаван, в Западной Вирджинии. Воодушевлённые успехом Нью Вриндавана его ученики с тех пор образовали несколько подобных коммун в США и за их пределами.
В 1972 он ввёл на Западе ведическую систему начального и среднего образования, основав в Далласе гурукулу. С тех пор его ученики под его непосредственным руководством организовали школы для детей по всему миру, и главный центр образовательной системы ИСККОН находится сейчас во Вриндаване (Индия).
Всего за двенадцать лет , несмотря на свой преклонный возраст, Шрила Прабхупада объехал вокруг света четырнадцать раз, читая лекции на всех пяти континентах. Несмотря на свою предельную занятость , Шрила




Прабхупада никогда не прекращал писать свои книги. Его произведения представляют собой подлинную энциклопедию ведической философии, религии, литературы и культуры.
Интересно, не правда ли?
И вот уже началось третье тысячелетие, и мы можем спокойно, с позиции прошедшего времени, проанализировать и поразмышлять о результатах известных нам событий.
Для тех, кто не знаком с трудами этого человека, попытаюсь коротко осветить тем, что Фёдор отметил при чтении сборника мантр – Шри
Йшопанишад.
Прабхупада пишет в своих комментариях к мантрам (2): …Разумные люди прекрасно понимают, что хорошие и плохие поступки служат причиной материальных страданий. Поэтому они стремятся найти такое занятие, которое освободит их от последствий как хороших, так и плохих поступков. Подтверждая, что освободиться от хорошей и дурной деятельности возможно.
…А если человек осознал верховную власть Личности Бога, то значит, что он поднялся на уровень позитивного знания.
…Обыкновенный человек работает ради чувственного наслаждения, а когда принцип чувственного наслаждения распространяется на его окружение, нацию или всё человечество, то это фигурирует под разными привлекательными именами: альтруизм, социализм, коммунизм, национализм, гуманизм и т. д. Эти «измы», безусловно очень привлекательные формы порабощающей деятельности, но ведические наставления «Шри Йшопанишад» гласят, что если человек хочет жить ради любого из вышеупомянутых «измов», в центре он должен поместить Бога. Нет ничего плохого в том, что кто-то становится семьянином, альтруистом, социалистом, коммунистом, националистом или гуманистом, но при условии, что он будет действовать в соответствии с – богоцентрической концепцией.
 Возможно, для кого-то это пустые слова. Даже возможно что у тех, для кого они пусты – просто имеют пустые головы. Но Фёдор знает, что Прабхупада посещал бывший СССР, знакомясь с выставкой ВДНХ-а, и видел в живую, социалистическое общество, строящее коммунизм.
Фёдор задаёт себе вопрос – где этот СССР ( общество Дарвиновских атеистов-эволюционистов), почему нет ни социалистов ни коммунистов? Почему ребята передумали, и выбрали другой, проверенный и вполне эффективный путь – капиталистический?
Можно конечно думать, что угодно, но лучше читать умные книги и потом уже думать. Мы ниже ссылаемся на мнение человека, написавшего достаточно умную книгу, и если кто-то не согласен, пусть напишет опровержение.



А Фёдор разделяет данную позицию – адекватным отображением исторического факта: А. А. Опарин «Религии мира и Библия»
Читающий данную главу может удивиться, почему в разделе, посвященном влиянию религий на развитие государств, отведена глава атеизму наравне с исламом, буддизмом и другими верованиями. Но давайте не будем делать пока преждевременных выводов, а рассмотрим, что такое атеизм. Для этого мы сравним данное учение с основными постулатами, без которых не существует ни одна религия, и посмотрим, не характерны ли они и для атеизма. Во-первых, в любой религии присутствует вера в Бога, или в космический разум, или в силы человека, который может стать подобным божеству (как учат индуизм, буддизм), или в особое предначертание своей страны и народа (синтоизм, иудаизм) и т. д. Но это характерно и для атеизма в его «коммунистическом» виде, с верой в светлое будущее человечества и в особой роли коммунистов, призванных надежду сделать реальностью. Это также и вера в самообразование земли, которая «эволюционировала» миллиарды лет, и на которой само собой образовались горы и долины, флора и фауна, моря и океаны и пр., это и вера в эволюцию человека, и вере этих людей можно позавидовать: не имея никаких доказательств этого «превращения», против которого сегодня высказывается подавляющее большинство ученых, они верят в стечение обстоятельств и слепых случаев, вероятность которых составляет 1:1028!
Во-вторых, для любой религии характерно поклонение своим основате-лям и учителям — и тут мы вновь находим сходство. Не надо подробно говорить о том, каким поклонением и всеобщим почитанием пользовался Ленин — в каждом городе и селе возвышались (кое-где стоят и до сих пор) его памятники, бюсты, полотна и полотнища с его изображением. На каждом заводе, фабрике, школе, в любом высшем учебном заведении, словом, во всех организациях (даже в детских поликлиниках и яслях!) были красные уголки, посвященные ему. В праздники миллионы людей возлагали к подножию памятников цветы, склоняя головы или кланяясь при этом. В печально знаменитые годы сталинских репрессий за случайное «осквернение» «святыни» (к примеру, если во время уборки в красном уголке случайно падал бюст вождя) детей отправляли в детдом, а их родителей репрессировали. В совсем еще недавнее время могли исключить из школы или сделать публичную «чистку» провинившемуся пионеру или комсомольцу, непочтительно отозвавшемуся о вожде или о его изображении. Десятки городов и тысячи сел, совхозов и колхозов носили его имя. Мавзолей на Красной площади в Москве являет собой типично языческий храм, посвященный «вечно живому» богу. Достаточно вспомнить лозунг: «Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить».




Перед любым заседанием, пленумом, съездом или выходом на трибуны во дни празднеств руководители страны всегда шли в мавзолей, где некоторое время стояли, склонив головы у гроба с вождем — своим богом, подобно языческим правителям, желающим получить мудрый совет и силу у своего божка. Во время Парада Победы в 1945 г. к гробу вождя, к мавзолею, были повергнуты знамена побежденной Германии. В каждой своей речи партийные руководители обращались к Ленину со словами, что его завет ими выполняется, что его дело они свято будут продолжать. Ленин был единственным «вечным» членом коммунистической партии с партбилетом №1, как бы незримо присутствуя на всех ее заседаниях во всех уголках страны. Сегодня истории известно, и это стало достоянием общественности, что Сталин, создавая культ Ленина, преследовал цель дать народу нового бога, вместо отвергнутого Христа, желал заполнить духовный вакуум, образовавшийся в умах и сердцах людей после Октябрьской революции 1917 г.! Поэтому бывший семинарист Иосиф Джугашвили и перенес всю атрибутику православия на поклонение новому богу — Ленину. Ему действительно удалось осуществить свой замысел, и более чем на 70 лет дать стране бога — Ленина. Итак, в коммунизме (атеизме) был свой бог — Ленин.
В-третьих, для любой религии характерна хорошо разработанная идеология и священные, особо почитаемые книги. И здесь вновь атеизм «обходит» все религии: идеология его была на редкость всесторонней и хорошо поставленной. С раннего детства детей учили любить вначале Ленина (в 30—50-е гг. — Сталина), а потом уже маму и папу. За услышанный от ребенка правдивый противоположный ответ родители могли поплатиться свободой, а ребенку вдалбливалось в голову, что все, что имеют дети в СССР, является заслугой Ленина, Сталина и партии! Все достижения науки в 30-60 гг. рассматривали только с позиций учений классиков коммунизма (Маркса, Энгельса, Ленина, а до 60-х годов и — Сталина). Ведущими и неизменно правильными считались именно их мнения о законах физики, химии, биологии, астрономии, истории и др. Все научные работы, выходившие в СССР, начинались с их высказываний, на которые ссылались на протяжении всего сугубо научного текста. Их имена стояли первыми в списках библиографии, вне законов алфавита. Все открытия и теории, даже подтвержденные многочисленными опытами и принятые недавно или много лет назад во всем мире, отвергались, если содержали «отклонения» от мнений и взглядов признанных вождей коммунизма, и объявлялись лженаучными и реакционными! Даже если работы и не содержали указанных «отклонений», но не находили подтверждения в трудах вождей пролетариата, их уничтожали. Благодаря этому были запрещены многие науки (в том числе и генетика), закрыты тысячи открытий и репрессированы более 90% ученых страны!


Вместо настоящих наук преподавали «коммунистическую» физику и химию, «ленинскую» биологию и историю, археологию «под редакцией Сталина» и пр. Чтобы не быть голословными, приведем пример из учебника для студентов медицинских институтов «Глазные болезни», изданного в Москве издательством «Медицина» в 1939 г., где на первых страницах приведена «дискуссия» между крупнейшим ученым-офтальмологом с мировым именем Г. Гельмгольцем и адвокатом Лениным, как известно, к медицине, в частности, к офтальмологии, никакого отношения не имевшего, где, в частности, говорится: «В.И. Ленин, отдавая должное Г. Гельмгольцу…. считал, что… он был непоследовательным материалистом». В своей работе «Физиологическая оптика» Гельмгольц писал: «Я обозначил ощущения как символы внешних явлений и я отверг за ними всякую аналогию с вещами…» Ленин это положение Гельмгольца определяет как агностицизм… Ленин подверг критике теорию инроглифов (выдвинутую Гельмгольцем — примеч. автора), Ленин считал, что изображение неизбежно предполагает объективную реальность того, что отображает-ся. Мы видим, что даже в учебнике по глазным болезням не обошлось без оговорки, где указано, что не все в работах Гельмгольца безупречно, ибо их не мог полностью одобрить лидер пролетариата, и хотя это и великий офтальмолог, но… Были написаны целые тома, повествующие об открытиях, доходивших порой до абсурда, например, как на елке могут запросто расти березовые ветки, что является доказательством эволюции, и, в частности, человека от амебы (через обезьяну, разумеется!), или о несуществующих «неоспоримых» свидетельствах, доказывающих верность утверждений атеистов. Таким образом, тормозилось развитие науки, промышленности в еще большей степени, чем в средние века. Все советское население от школьной скамьи было обязано изучать «священные» труды вождей, без знания которых невозможно было ни окончить школу, ни учиться в институте, ни работать. Слова Ленина и Маркса заучивались напамять целыми страницами. Была разработана своя идеологическая система праздников и «священных» дней. В-четвертых, любую религию отличает миссионерская деятельность. И вновь атеизм здесь намного опережает все религиозные конфессии: «Направим человечество железной рукой к счастью!» — было провозглашено, и действительно, начали «направлять». Вначале на крови организовали СССР, приступив к беспощадному истреблению инаковерующих и к насаждению своей идеологии. Наконец, когда почти вся страна, подобно роботу, склонилась перед бого-Лениным, советское правительство приступило к воплощению его идеи мировой революции, своего рода крестовому походу, «миссионер-ской» программе для всего мира. Сегодня раскрыты причины второй мировой войны, раскрыта роль Сталина, как одного из главных ее разжигателей. Следует упомянуть и о результате «крещения» в атеизм народов мира: Польша, ФРГ, Болгария, Венгрия, Югославия, Чехия и Словакия, Румыния, Китай, Северная Корея, Монголия, Албания и др. оказались в лагере атеизма. Миллионы погибших и репрессированных, развал в экономике, попрание всего святого — любви и уважения к человеку, духовности, морали, нравственности, и, главное, страх — получили эти народы. Ежегодно преемники и последователи Ленина и Сталина отправляли за границу миллионы рублей для поддержания мировой революции и образования коммунистических атеистических режимов в Афганистане, Вьетнаме, Лаосе, Кампучии, Кубе, Анголе, Алжире, Эфиопии, Йемене, Никарагуа, Чили, Мозамбике и др. В-пятых, почти все религии предъявляют определенные требования к своим последователям, и бывают (к сожалению, но это исторический факт) беспощадными к инаковерую-щим. И здесь атеизм занимает лидирующее положение: во имя идеи он отправлял миллионы людей на смерть, десятки миллионов людей, исповедующих различные религии, были зверски замучены (люди, никому не сделавшие ничего плохого, которые не воровали, не убивали, но призывали к добру, миру, любви). Более того, несогласие не только в делах, но и в словах, каралось смертью советской инквизицией — ВЧК, ГПУ, НКВД. Следует подчеркнуть, что среди сотрудников этих организаций, как и среди коммунистических деятелей, было немало честных людей, искренно желавших счастья и процветания своему народу, но заблуждавшихся и обманутых. И мы ни в коей мере не хотим никого осудить или упрекнуть тех людей, которые живы сегодня, или оскорбить память умерших в глазах их близких. Речь идет об атеистическом режиме как таковом и о том, сколько печали, бед и трагедий он принес обманутым поколениям. В-шестых, как и в любой религии, атеизм имел свое «духовенство» — партийный аппарат, пользующийся всеми возможными правами и каравший «мирян», то есть народ. Этот список можно было бы еще долго продолжать, но и этого достаточно, чтобы сказать, что атеизм — это настоящая религия, имеющая своего бога, свою идеологию, свое духовенство, свою инквизицию и отличающаяся крайней жестокостью и беспощадностью. Фанатики, к сожалению, имевшие и имеющие сегодня место во всех религиях, которые развязывали религиозные войны, погромы и убийства, не пролили столько крови, сколько пролили ее последователи атеизма. Ни одна религия не принесла столько горя и слез, сколько принес атеизм десяткам стран с почти двухмиллиардным населением.________________________________________
       «Направим человечество к счастью!»
«Фашизм — это философия, направленная на уничтожение других народов, коммунизм — своего собственного народа», — говорил премьер-министр Великобритании У. Черчилль. История подтвердила это высказывание. Все страны, исповедующие атеизм, пришли к глубочайшему экономическому краху, развалу науки, резкому падению морали и нравственности. И вновь напрашивается вопрос: почему столь непохожие страны — СССР и Монголия,



Куба и Румыния, Йемен и Корея, Ангола и Албания пришли к одному и тому же результату? Страны, расположенные на 4 материках, удаленные друг от друга на десятки тысяч километров, имеющие разную культуру и историю, вступившие в ХХI в. В чем причина? И мы вынуждены вновь признать, что причина — в исповедуемой религии — атеизме, единственном факторе, объединяющем эти страны! Какие же его постулаты способствовали этому? Во-первых, насильственный, революционно-террористический захват власти, что погрузило страну в гражданскую войну и разруху, разделив население на «своих» и «чужих». Таким образом, новое государство основывалось на крови, на зле и насилии, а, как известно, зло не может породить добро, а только породить еще более сильное зло! Во-вторых, принцип государственного управления — диктатура пролетариата, красный террор. Лозунгом Ленина был следующий: «Террор, террор и террор!», то есть, насилие, насилие и насилие! Когда-то Ф.М. Достоевский сказал: «Даже слезами одного ребенка не может быть куплен рай!» Но большевики попрали это. Убийства, насилия, тысячи беспризорных детей — все это полностью оправдано, когда дело касается построения коммунистического атеистического общества, все чувства родства и любви должны быть забыты, отныне нет друзей — есть только соратники по партии. Диктатура привела к сосредоточению власти в руках нескольких человек, и поэтому все не согласные с их мнением, вне зависимости от пола, партийной принадлежности и возраста, объявлялись врагами народа. В-третьих, принцип о том, что наука, культура, искусство должны быть подчинены атеистической идеологии, прославляя и подтверждая ее. Вследствие этого произведения искусства прошлого объявлялись буржуазными, подлежащими уничтожению, в результате тысячи бесценных произведений искусства были проданы за бесценок за границу, разрушены прекрасные дворцы и храмы, уничтожены замечательные умные книги. Вместо этого появилось и поддерживалось «новое, передовое» пролетарское искусство: книги вождей или их биографии, литература, живопись и скульптура, воспевающие новый строй и «светлое завтра». Все это должно было носить яркий классовый характер, содержать элементы борьбы народа со своими угнетателями. Наука так же была полностью подчинена власти, все открытия должны были соответствовать идеологии и трудам вождей. Мало того, что была практически уничтожена интеллигенция, большая часть ученых вынуждена была заниматься не наукой, а лженаукой, обосновывая утверждения коммунистов, вожди которых не имели порой и начального образования. «Разоблачая» труды западных ученых, советская наука резко и на много десятилетий отстала от западной. Были запрещены тысячи программ и экспериментов, не сделаны тысячи возможных открытий, а их авторы — высокообразованные, преданные России, с большой буквы ученые месили глину и клали кирпичи в зонах за колючей проволокой, умирая от голода и непосильного и часто никому не нужного труда. Доходило до того, что советская наука отстаивала идеи, как, например, о самозарождении жизни на Земле, от которых весь мир давно отказался. В учебниках, энциклопедиях, монографиях писали заведомую ложь! Очень часто, цитируя тот или иной источник, бывшие советские ученые вставляли свои слова и мысли вместо авторских (например, свидетельства Тацита или Светония о Христе). Вот и оказались коммунистические страны сегодня на задворках научно-технического прогресса. В-четвертых, положение о мировой революции. Во имя этой идеи ив целях расширения сфер влияния атеистические правительства развязывали войны, революции и террористические акции: вторая мировая война, война в Корее, Кубе, Анголе, Эфиопии, Китае, Никарагуа, Кампучии и Афганистане были их плодами. Прокоммунистические Ирак, Ливия и др. стали центрами международного терроризма. Были жестоко подавлены народные восстания в Будапеште (1956 г.), Чехословакии (1968 г.), расстреляны демонстрации в Тбилиси, Вильнюсе, осуществлен государственный переворот в Афганистане.Это приводило к гибели миллионов людей, в том числе и сограждан. На поддержание коммунистических режимов ежегодно расходовались миллионы долларов, так необходимых родной стране. В-пятых, поклонение и обожествление своих вождей. В-шестых, принцип «однообразия», который выражался в одинаковых зарплатах вне зависимости от того, как человек работал, что уничтожало желание делать что-либо лучше, всюду насаждалась идея «быть, как все», то есть индивидуальность в людях нивелировалась, ибо с серой, однообразной, не рассуждающей, послушной массой народа легче иметь дело, чем с ярко выраженными индивидуальностями, личностями, которые в глазах вождей казались взрывоопасными. Даже не приветствовалась яркость в одежде — серые или черные тона с белой отделкой — вот лучшие цвета для общества! Людей планомерно превращали в послушное стадо. В-седьмых, принцип непримиримости и беспощадности к врагам. Интересный факт, но без образа врага атеистическое общество не могло существовать: если врагов не было, их выдумывали. В каждом человеке, в членах семьи, в сотрудниках, соседях предполагалось видеть потенциального врага народа и революции. В людях формировалась подозрительность, ненависть, а донос и предательство возводились в ранг добродетели. «Нам Сталин дал стальные руки — крылья, а вместо сердца — пламенный мотор!», — это слова популярной в те годы песни, песни о «новом» человеке — человеке без сердца! Поэтому неудивительно, что мораль и нравственность неуклонно падали. Если при недавнем режиме об этом предпочитали умалчивать, то сейчас все открылось в подлинном свете: проституция, наркомания, половые извращения, убийства, грабежи, насилия, разводы, алкоголизм, детская преступность вывели бывшие коммунистические страны на первые места я мире. Оказывается, в этих странах, где десятками лет провозглашалось, что с этим покончено, указанные грехи широко процветали за красивыми и лживыми лозунгами. Поэтому не правы сегодня те, кто утверждают, что причины моральной деградации народа в развале соцлагеря. Нет, именно сама их идеология и вскормила все это, окончательно убив у народа веру в Бога и любовь к ближнему. За несколько месяцев это не удалось бы сделать. К сожалению, еще и сегодня многие люди из нашей страны склонны видеть виновниками своих страданий, несчастий, бедности или представителей другой национальности, или богатых обеспеченных людей, не понимая того, что в большинстве своих проблем виноваты они сами. Ни одна идеология не привела к гибели такого количества людей, число которых достигает более 200 миллионов (!) человек, и это всего за 30–40 лет! Сегодня почти все коммунистические атеистические режимы пали, но их наследие живо.
 «И осквернилась земля, и Я воззрел на беззаконие ее, и свергла с себя земля живущих на ней» (Левит 18:25)
Итак – дамы и господа, тяжеловато даже перечитывать, а ведь кто-то это пережил, но у кого имеется гарантия, что нечто подобное не возымеет потребности повториться. Я вам скажу уже больше. Россия пришла в себя ( от развала СССР) спустя 15 лет, и вот уже находятся умники – восстанав-ливающие памятники Сталину(20-ать штук – восстановлено). Но мы пока оставим больные темы, и полетим обратно, в даль веков искать правду-матушку…
Меня интересует вот что, почему поразваливались все великие и могучие империи. Ведь нам понятно, что это происходило не по плану властвующих господ, и что вообще происходило по их плану?
Не могу также не поставить на рассмотрение, вот этот отрывок из электронной книги, современного философа Сергея Мальцева - «Дуальность мира нашего». Всё, что сказано Аристотелем о справедливости и приведено выше на страницах нашей книги, Мальцев не беря во внимание, излагает свою весьма короткую трактовку:

 Справедливость
Много буйных голов полегло в истории человечества, борцов за справедливость. В Октябрьскую революцию, например, боролись за то, чтобы не было богатых. Считалось, что именно так, будет справедливо. Сейчас мы хотим обратного результата, чтобы не было - бедных. То есть, справедливость, понятие относительное.
В том и другом случае, мы хотим притянуться к одной из противоположностей дуальной пары, «богатый = бедный», отрицая другую. Но, теперь-то мы знаем, что такое невозможно, так как, любые противоположности существуют, только одна, за счет другой. Поэтому, природа находится в равновесии только тогда, когда - «богатый = бедный», а никак не «богатый = богатый» или «бедный = бедный».
Если что-то вам кажется несправедливым, то это только для вас и таких как вы, по социальному положению. Поэтому, вспомните об этом, прежде чем, бороться за справедливость.
 А вот что мудрец сей , думает о правде: (- Правота )
И правота тоже, понятие относительное. Относительно – неправоты (лжи). В каждой точке Вселенной, сколько правды, столько и лжи, так как, правда и ложь – дуальная пара.
; Каждый человек является точкой во Вселенной, и вы в том числе. Поэтому и в вас тоже, сколько правды столько и лжи, как и в каждом человеке. Так что, имейте в виду, что любой человек, с которым вы постоянно общаетесь, говорит вам, сколько правды, столько и лжи.
; Если человек, перед тем как что-то сказать, скажет: «Я всегда говорю только правду», – учтите, сейчас он будет лгать.
Правотой (правдой) для нас, является то, во что мы верим. Поэтому, у каждого человека, своя правота. Обычный нормальный человек привык считать, что он живет правильно, а вот другие – неправильно. На этой почве рождаются споры, так как свою правоту, нужно доказать. Говорят что, в спорах рождается - истина. Вряд ли, в таких спорах, родится истина. Нельзя назвать истиной то, что относительно.



 Если вы решили с кем-то поспорить, кто из вас прав, то лучше вспомните вышесказанное. Ибо, если вы спорите, значит, вы глупы, что и будет вашей истиной. Мудрые люди, не спорят никогда.

В. Даль :
ПРАВДА ж. истина на деле, истина во образе, во благе; правосудие, справедливость. Творите суд и правду. Стоят за правду. Нeт правды на свете суда по правде…(Даль жил при царе) – напоминает Фёдор.

МУДРЫЙ, основанный на добре и истине; праведный, соединяющий в себе любовь и правду; в высшей степени разумный и благонамеренный. | Замысловатый, трудно понятный, мудреный; сокращ. мудр, сохраняет первое значение, а мудер - второе, означая иногда | затейлив, причудлив. Немудрый, простой, понятный; не весьма ценный, не больно отличный. Немудрые люди мудрую пословицу сложила. До шестидесяти лет мудрым не бывают. Дело мудроватое, трудно, мудрено. Не мудрое дело молотить, немудреное. Не мудрая вещь, не очень казистая. Не мудер жених, средней руки. Дары и мудрых ослепляют. На пьяного угоди, так будешь мудер. Мудрые немцы. Камышинцы! Мудрый слышит в полслова. Мудро нареч. разумно, дельно, право и полезно; мудро, мудрено, непонятно, весьма трудно. Мудрехонек, -шенек, весьма мудрый. Мудрое ср. орл. похлебка из простокваши с гречневою мукою. Мудрость ж. свойство мудрого: премудрость, соединение истины и блага, высшая правда, слияние любви и истины, высшего состояния умственого и нравственого совершенства; | философия. | Хитрость, искусство, уменье; замысловатость или трудность. Мудрость Божеская, промысел, провиденье. Мудрость человеческая, умстйованье, умничанье, заблуждения. Не велика мудрость, не трудно, немудрено сделать. Беды человека научают мудрости. Всякая мудрость от Бога. Мудреть, делаться мудрым, умнеть и добреть, извлекая из ученья и опыта высшие истины. Живучи, мудреют. Без Бога не помудреешь. Он перемудрел: ум за разум зашел. Что ни беднеют, то мудреют (или мудренеют). | Мудрость, растение Sisymbrium Sophia. Мудрить или мудровать; перм. мудрять; мудреничать чем или над кем, хитрить, придумывать что необычайное, делать самонадеянно свое; | умничать, помыкать кем, дурачить кого. Полно мудрить, живи по-людски. Что ты все мудруешь над ним? Не олух я тебе дался, мудрить-то надо мной. Что они там мудрят вдвоем? | Мудровать, южн. иногда дурить, благодуриться, упрямиться. Девка так мудруя, шта и подступу нет! тамб. Как ни мудри, а концов не отрубишь. Сколько ни мудри, а воли Божьей не перемудришь (ответ крестьянский на нововведенья). Коли пировать, так не мудровать. Гляди, торгуй, а потом не мудруй! -ся, быть мудриму, мудруему; умудряться.



Вымудрил штуку, выдумал. Домудровался до сумы. Он опять замудрил! Измудровался, стал дураком. Намудрил много, да ничего не кончил. Помудри-ка над этим делом, как быть. Перемудришь, так испортишь. Промудровали долго, без пути. Что размудровался над ним? Смудрил штуку. Как ты умудрился сделать это? Простых Господь умудряет. Мудрованье ср. неуместное, хитрое умничанье, лжемудрое суждение. | Помыканье кем, умничанье. Мудрствовать о чем, умствовать, рассуждать, философствовать; углубляться в отвлеченные суждения, мужевать или мозговать. -ся, безличн. Мало ли о чем мудрствуется. Мудростный, к мудрости относящ., от нее происшедший. Мудроватый, затейливый, чудный, непонятный и трудный. Мудровато написано, не поймешь. Мудроватая штука, замысловатая. Не велика штука, да мудровата (мотовата). -тость ж. свойство мудроватого; замыслова-тость, изысканность. Мудрователь, мудритель м. -ница ж. кто мудрить, мудрует. Мудровка, мудрящая женщина. Мудрец м. философ, мудрый муж; человек достигший ученьем, размышлением и опытностью до сознания высших житейских и духовных истин. На всякого мудреца довольно простоты. Нужда хитрее (или мудрее) мудреца. Мудрецов, ему принадлежащий; -цкий, к нему относящийся. Мудречество ср. состояние и наука мудреца. Мудреный, замысловатый, странный, непонятный, трудный, сложный, запутанный, неразгаданный; хитрый, искусный. Мудрено сотворено. Мудрёненькая вещь, мельница. Немудрено в Кудрино, мудрено с Кудрина, моск. Слепцы мудрены. Не мудрен мужичек, да киса ядрена. То мудрено, что на льду сварено. Голь мудрена: голь на выдумки берет. Мудрена ты на вольном свету - а как-то умирать станешь? Тот мудрен, у кого карман (кошель) ядрен. Украдено мудрено, а будет найдено. Не мудрено голову срубить, мудрено приставить. Городское теля мудреней деревенского пономаря. -новатый, то же, в меньшей степени. Мудреность, -ватость ж. состояние, свойство по знач. прилаг. Новейшая музыка славится мудреностью. Мудренеть, становиться мудреным: мудреть, опытом и наукою доходить до чего. Мудрушка ж. новг. яросл. хитрушка; обольщенье, обман или штука; хитрая вещица, игрушка и пр. | Новг.-череп. об. наряженый, окрутник. Мудрушки о святках ходят. Мудролюбие ср. любомудрие, склонность к мудрости и самая философия. -любный, -любивый, к сему относящ. -любец м. -бица ж. мудролюбивый человек. Мудроправитель любим. Мудроумный человек. Мудроустый муж, мудроречивый проповедник. Мудрохрабрый воитель.

Мудрый слышит в полслова. И поскольку мы собирались искать правду-матушку в глубине веков, мы отправимся в известное многим город - государство Спарту. А почему Спарту, да потому, что сам Николо




Макиавелли приводил его в пример, где на протяжении 8-и веков удерживалась - бесконфликтная и размеренная общественная жизнь…
Город Спарта, единственный из всех древнегреческих городов, не имел стен и оставался верен этому принципу вплоть до 2 в. до н.э.
В поисках информации Фёдор понял, что отдельным блоком, всё взять не является разумным, нужно выбирать то, что подчёркивает разумную индивидуальность, позволившую спартанцам выгодно отличаться на фоне общепринятых норм и традиций того, да и нашего времени.
Фёдор вообще ищет подтверждение в исторических фактах, и письменах подтверждения того, что если люди принимают определённые правила, законы, то жизнь людей – либо способна принять эти правила, законы либо отвергает их, как чуждые и не конструктивные.
Читателю известна в общих чертах идея Фёдора, о справедливом обустройстве государственного общества, и макетом справедливости Фёдор предлагает использовать человеческий организм – в котором живут и работают самодостаточные живые организмы – клетки, выполняющие роль граждан в многонациональном государстве.
Знаменитый Никколо Макиавелли пишет в книге Рассуждения о первой декаде Тита Ливия:
 «Известно, что Спарта свыше восьмисот лет соблюдала свои законы, не извращая их и не переживая гибельных смут. Несколько менее счастлив город, который, не обретя умного и проницательного устроителя, вынужден устраиваться сам собой. И уже совсем несчастен город, который еще дальше ушел от прочного строя, а дальше всего отстоит от него тот город, который во всех своих порядках совершенно сбился с правильного пути, способного привести его к истинной цели и совершенству».
«…Из создателей такого рода конституций более всех достоин славы Ликург. Давая Спарте законы, он отвел соответствующую роль Царям, Аристократам и Народу и создал государственный строй, просуществовав-ший свыше восьмисот лет и принесший этому городу великую славу и благоденствие. Совсем иное случилось с Солоном, давшим законы Афинам. Установив там одно лишь Народное правление, он дал ему столь краткую жизнь, что еще до своей смерти успел увидеть в Афинах тиранию Писистрата. И хотя через сорок лет наследники Писистрата были изгнаны и в Афинах возродилась свобода, ибо там было восстановлено Народное правление в соответствии с законами Солона, правление это просущество-вало не дольше ста лет, несмотря на то что для поддержания его принимались различные, не предусмотренные самим Солоном постановления, направленные на обуздание наглости дворян и всеобщей разнузданности. Как бы то ни было, так как Солон не соединил Народное правление с сильными сторонами Самодержавия и Аристократии, Афины, по сравнению со Спартой, прожили очень недолгую жизнь».
«Спарта, как я уже говорил, управлялась Царем и небольшим Сенатом.





Она смогла просуществовать столь долгое время, потому что в Спарте было мало жителей и потому что в нее был закрыт доступ для чужестранцев, желавших там поселиться, а также потому, что, почитая законы Ликурга (их соблюдение уничтожало все причины для смут), спартанцы смогли долго сохранять внутреннее единство. Ликург своими законами установил в Спарте имущественное равенство и неравенство общественных положений; там все были равно бедны; плебеи не обладали там честолюбием, ибо высокие общественные должности в городе распространялись на немногих граждан и Плебс не подпускался к ним даже близко; аристократы же своим дурным обращением никогда не вызывали у плебеев желания завладеть этими должностями. Такое положение было создано спартанскими Царями, которые, обладая самодержавной властью и будучи окруженными со всех сторон Знатью, не имели более верного средства для поддержания своего достоинства, нежели предоставление. Плебсу защиты от всякого рода обид. Благодаря этому Плебс не испытывал страха и не стремился к государственной власти; а так как у него не было государственной власти и он не испытывал страха, то тем самым не возникло соперничества между ним и Знатью, отпала причина для смут, и Плебс и Знать могли долгое время сохранять единство. Два важных обстоятельства обусловливали это единство: во-первых, в Спарте было мало жителей, и поэтому они могли управляться немногими; во-вторых, не допуская в свою республику иноземцев, спартанцы не имели случая ни развратиться, ни до такой степени увеличиться численно, чтобы для них стало невыносимым управляющее ими меньшинство».
Теперь нам стоит поинтересоваться Ликургом ( IX-VIII вв. до н.э.)
Ни один из рассказов о великом спартанском законодателе Ликурге не может считаться вполне достоверным. О его происхождении, государственной деятельности и смерти существуют разноречивые известия.
Незадолго до правления Ликурга в Спарте начались смуты. В народе росло недовольство, богатые угнетали бедных, и часто дело доходило до открытых уличных столкновений. В одной из таких стычек убили отца Ликурга. Он был царем Спарты, и, согласно обычаю, его власть перешла к старшему сыну Полидевку, брату Ликурга. Так как Полидевк скоро тоже скончался, не оставив детей, Ликург стал единственным наследником царского престола. Однако вскоре после воцарения он узнал, что царица, жена его умершего брата, ждет ребенка. Ликург объявил, что если ребенок его брата окажется мальчиком, он передаст ему престол, а сам, пока ребенок не вырастет, будет управлять государством в качестве опекуна.
За недолгое свое правление Ликург успел заслужить любовь и уважение сограждан. Люди слушались его не только потому, что он был главой государства, но и потому, что он был мудрым и справедливым человеком. Однако у Ликурга были йе только друзья, но и противники.
Они всячески старались оклеветать его и распространяли слухи, что царский опекун сам стремится захватить престол.Ликург опасался, что если что-нибудь случится с молодым царем, виновником будут считать его. Желая избежать клеветы и подозрений, Ликург покинул родину и решил не возвращаться до тех пор, пока у Харилая не родится наследник. Тогда, даже в случае смерти Харилая, Ликург не будет иметь право наследовать престол, и никому не придет в голову подозревать его в убийстве царя.
Спартанцы жалели об отъезде Ликурга и не раз просили его вернуться. Но Ликург не был уверен, что граждане дадут ему возможность провести необходимые преобразования в государстве. Поэтому, прежде чем вернуться, Ликург решил заручиться мнением Дельфийского оракула.
Пифия встретила входящего в храм Ликурга словами:
 Вижу тебя я, Ликург, пришедшего в храм
мой богатый
Как мне тебя называть, я не знаю: хотя
схож с человеком.
Всё же тебя назову я бессмертным скорее,
чем смертным.
Ликург попросил посоветовать ему лучшие законы. Пифия ответила, что лучше его законов не будет ни у одного государства. Это предсказание ободрило Ликурга, и он вернулся в Спарту, где правил его слабохарактер-ный племянник Харилай. Прежде всего Ликург открылся своим друзьям, затем постепенно привлек на свою сторону еще многих. В подходящий момент он с 30 вооруженными друзьями из самых знатных семей занял городскую площадь. Харилай, думая, что заговор направлен против него, бежал, укрывшись в храме Афины. Однако, поняв, что ему нечего бояться, Харилай вышел из своего убежища и вместе с остальными аристократами решил участвовать в преобразованиях.
Важнейшим государственным органом по законам Ликурга стала герусия — совет старейшин (по-гречески — геронтов). Герусия решала споры и давала указания даже царям. Дело в том, что во главе Спарты издревле стояли два царя. Они происходили из двух постоянно враждовавших между собой родов — Агиадов и Еврипон-тидов. Одновременно с Харилаем,-происходившим из рода Еврипонтидов, в Спарте правил Архелай из рода Агиадов. Оба царя ненавидели друг друга: каждый стремился к единоличной неограниченной власти, которую в Греции называли деспотией. Эта вражда ослабляла государственный строй.
       По закону Ликурга, цари сохраняли свое старое значение только на войне. В походе они по-прежнему обладали властью над жизнью и смертью граждан. В мирное время спартанские цари входили в герусию в качестве рядовых членов. Остальные 28 членов герусии выбирались народом пожизненно из числа стариков не моложе 60 лет. Выборы назначались, когда кто-либо из геронтов умирал, и таким образом общее число членов герусии всегда составляло 30 человек, включая царей. Это число, по мнению древних, определилось тем, что именно 30 аристократов вышли некогда с Ликургом на площадь. Они и стали первыми членами герусии. В течение всей истории Спарты совет старейшин сохранил свой аристократический характер. Хотя по закону любой спартанец, достигший 60 лет, мог стать геронтом, но обычно в repyciyo выбирали старцев из наиболее влиятельных семей.
Для того чтобы цари, геронты и народ не спорили между собой из-за власти, Ликург составил соглашение между ними — закон о разделении власти.
«Пусть,— говорилось в законе,— народ будет разделен и по месту жительства и на племена, пусть в герусию входит вместе с царями 30 человек, а народ время от времени собирается у реки Эврота на собрания. Там пусть народу предлагают решения, которые он может принять или отклонить. У народа пусть будет высшая власть и сила».



Аристократы остались недовольны этим законом, предоставлявшим окончательное решение всех вопросов народу. После смерти Ликурга они приняли добавление к закону: «Если народ примет неправильное решение, геронты и цари могут отвергнуть его и распустить народное собрание».
С этого времени, по-видимому, окончательно установился порядок проведения народных собраний в Спарте. Площадь, где происходили собрания, отличалась простотой: не было здесь ни портика — галереи для защиты от солнца, ни статуй, ни других украшений. Спартанцы боялись, как бы удобство и красота не породили в ораторах многоречи-вость, что привело бы к долгим заседаниям. На открытой, не защищенной от ветра площади, где негде было даже присесть, собрание шло быстро. Выслушав краткую речь царя, или геронта, народ криком одобрял или отвергал внесенное предложение. Никому, кроме царей и геронтов, не разрешалось высказывать свое мнение,
Такой порядок ведения государственных дел давал возможность аристократам почти бесконтрольно решать все вопросы управлёния. Однако народ не желал терпеть несправедливость, и через 130 лет после правления Ликурга была учреждена должность эфоров. Правда, некоторые древнейшие писатели утверждали, что эта должность существовала еще при Ликурге. Но тогда эфоры были просто жрецами-прорицателями1 и не играли существенной роли в управлении государством. Позднее же стали регулярно выбирать по одному эфору от каждой из пяти областей страны. В отсутствие царей они вершили суд и расправу над гражданами. В их обязанности входило проверять деятельность должностных лиц и следить, чтобы спартанские законы выполнялись. В случае нарушения карали даже царей. И действительно, контроль за поведением царей привел к тому, что они вынуждены были считаться с народом, опасаясь, чтобы их образ жизни не вызвал народного гнева.


Из данных материалов Фёдор извлекал ценные сведения, из которых можно заметить – уже в то время были известны элементарные факторы влияющие на взаимоотношения между слоями общества. По сути злоупотребление властью, являлось основной причиной социальной несправедливости между гражданами. А по скольку Аристотель показал, что несправедливость есть зло, то Фёдор тут же заглядывает в клеточный организм – сравнить, как обстоят дела с этими вещами в нём.
Тут, в организме, тоже своё разделение на физический и умственный труд. Тоже есть руководители и исполнители, тоже есть права и обязанности. А все отношения – урегулированы определёнными законами.
Если следовать теории эволюции, то всякий организм. Возник не в одночасье, а постепенно, постепенно, постепенно – в течении миллионов лет, как утверждает английский учёный Р. Докинз :
Вначале была простота. Объяснить, как возникла даже простая Вселенная, довольно трудно. Мне кажется, вряд ли кто-нибудь станет возражать, что



было бы еще труднее объяснить внезапное возникновение во всей его полноте такого сложного упорядоченного феномена, как жизнь, или существа, способного создавать живое. Дарвиновская теория эволюции путем естественного отбора убедительна, потому что она указывает нам, каким образом простое могло превращаться в сложное, как неупорядоченные ансамбли атомов могли группироваться во все более сложные структуры, пока в конечном счете это не привело к созданию человека. Дарвин нашел решение (единственное приемлемое из предложенных до сих пор) фундаментальнейшей проблемы - нашего существования. Я попытаюсь объяснить эту великую теорию в более общем плане, чем это принято, начав с периода, предшествовавшего началу самой эволюции.
Фёдор прочитав этот абзац задумался – ну допустим неупорядоченные ансамбли атомов смогли сгруппироваться во все более сложные структуры, пока в конечном счете это не привело к созданию человека. Но как сгруппировались планеты вокруг Солнца, и почему в такой схеме, с разным вращением. И откуда у Солнца на протяжении миллионов лет такая огромная температура. Но оказывается и на эти вопросы учёные имеют ответы. Фёдор тогда себе думает, ну если вы такие умные и так много знаете, что ж вы не определите по какому закону должно развиваться человеческое общество? Вы господа учёные, лезете в миллионы лет назад, просчитываете по закону Ньютона – бесконечна ли вселенная, высчитываете световыми годами расстояния между звёздами, а тут у себя на Земле порядка, навести не можете? Вот было три учёных мужа – Карл Маркс, Фридрих Энгельс и Владимир Ленин, написали кучу томов якобы умных книг. И что же, им поверили (равно, как и вам – эволюционисты – дарвинисты), на бумаге, у вас у всех всё сходится, а как стали пробовать на практике, так не пошёл социализм в коммунизм. Оказывается материи не достаточно, а вы господа материалисты – упёрлись в первичность материи, хотя сами воспользовались изначально «идеей» коммунизма. Оказывается нужен к книжной «идее» - живой дух, тот который отстаивают идеалисты, и без духа оказывается никуда, даже управлять государством невозможно. А вы господа не грамотные решили опровергнуть многовековой опыт и пойти против Создателя – потому произошёл провал СССР.
Но кто ответит за провалы? Кто контролирует каналы? Кто умникам барьер поставит? Кто шансов скверных не оставит?
А теперь снова вернёмся к неупорядоченным ансамблям атомов, которые всё таки решились упорядочиться. Объясните, зачем им это стало нужно, что стало причиной, для дальнейшего следствия?




Наш с вами современник Р. Докинз – имеет предположение:
Дарвиновское "выживание наиболее приспособленных" - это на самом деле частный случай более общего закона выживания стабильного. Мир населен стабильными объектами. Стабильный объект - это совокупность атомов, которая достаточно стабильна или обыкновенна, чтобы заслуживать собственного имени. Это может быть единственное в своем роде собрание атомов, как, например, Маттергорн, существующий достаточно давно, чтобы имело смысл дать ему название. Или это может быть некий класс объектов, таких как капли дождя, возникающие с достаточно высокой скоростью, чтобы заслуживать общего названия, несмотря на то, что каждая отдельная капля живет очень недолго. Все объекты, которые мы видим вокруг себя и сущность которых нам хотелось бы объяснить, - горы, галактики, морские волны, - представля-ют собой в большей или меньшей степени стабильные атомные структуры. На Солнце самые простые атомы - атомы водорода - сливаются, образуя атомы гелия, потому что в преобладающих там условиях гелий более стабилен. Другие, еще более сложные атомы постоянно образуются в звездах по всей Вселенной; их образование происходило и в момент Большого взрыва, который, согласно господ-ствующей теории, положил начало возникновению Вселенной. Именно таков изначальный источник элементов, из которых построен наш мир.
Господа учёные предположительно знают из каких атомов сделано солнце, но не замечают, что противоречат закону выживания стабильного – ссылаясь на господствующую теорию Большого взрыва,( зачем взрываться распадаясь – если накапливал стабильность), тем более, что прошли миллиарды лет, а обратно в кучу никто не стабилизируется, и Солнце не тухнет уже 5-ять млрд. лет. А на Земле атомы, решили не просто стабильно лежать, а упорядочиться и начать активную, а затем и разумную жизнь.(тут ведь на Земле есть, а больше нигде нет кислорода). Ну ладно, пойдём за этой мыслью, посмотрим куда она приведёт.
Далее Дикенз рассказывает, что атомы собераются в молекулы, а те в свою очередь …, но делает отступление:
Конечно, отсюда не следует, что существование столь сложных объектов, как человек, можно объяснить на основе одних только таких принципов. Бесполезно, отсчитав в сосуд нужное число атомов, встряхивать их с помощью внешнего источника энергии до тех пор, пока они не сложатся в нужную структуру и из сосуда не выпрыгнет Адам! Таким способом можно получить молекулу, состоящую из нескольких десятков атомов, но организм человека содержит 1026 атомов.
Представляемое здесь описание возникновения жизни не может не быть




спекулятивным; по определению, никто не мог видеть, как это происходило. Существует несколько соперничающих теорий, но у всех у них есть некоторые общие черты. Мое упрощенное описание, вероятно, не слишком далеко от истины.
В какой-то момент случайно образовалась особенно замечательная молекула. Мы назовем ее Репликатором. Это не обязательно была самая большая или самая сложная из всех существовавших тогда молекул, но она обладала необыкновенным свойством - способностью создавать копии самой себя. Может показаться, что такое событие вряд ли могло произойти. И в самом деле, оно было крайне маловероятным. В масшта-бах времени, отпущенного каждому человеку, события, вероятность которых так мала, следует считать практически невозможными. Именно поэтому вам никогда не удастся получить большой выигрыш в футбольной лотерее. Но мы, люди, в своих оценках вероятного и невероятного не привыкли оперировать сотнями миллионов лет. Если бы вы заполняли карточки спортлото еженедельно на протяжении ста миллионов лет, вы, по всей вероятности, сорвали бы несколько больших кушей.
Итак, мы с вами свидетели, как закон причинно-следственных отношений начинается не с причины, а с случайности(хотя всякая случайность – непознанная закономерность), ребята не познали, а просто приняли, как данность. То бишь не знай когда, не знай как, не знай зачем, но предположительно по нужде – решила молекула, что нужно себя такую сложную и хитро закрученную(Она построена из цепей более мелких молекул - аминокислот, каждая из которых состоит из нескольких десятков атомов, расположенных строго определенным образом. В молекуле гемоглобина содержится 574 аминокислоты. Они собраны в четыре цепи, перекрученные между собой и образующие невероятно сложную трехмерную глобулярную структуру.)копировать, копировать и ещё раз копировать.
Ну хорошо, говорит Фёдор пусть себе копируется на здоровье и далее, раз такая могучая.
Важно то, что в мир внезапно пришла новая форма "стабильности". Однако теперь следует сказать об одном важном свойстве любого процесса копирования: оно несовершенно. Случаются ошибки. Мы не знаем, насколько точно исходные молекулы репликатора создавали свои копии. Их современные потомки, молекулы ДНК, удивительно добросовестны по сравнению с большинством точнейших механизмов копирования, созданных человеком, но даже они время от времени допускают ошибки, и в итоге именно эти ошибки делают возможной эволюцию. Вероятно, исходные репликаторы допускали гораздо больше




ошибок, но в любом случае мы можем быть уверены, что ошибки совершались и что эти ошибки были кумулятивными.
Интересно выражается учёный – ошибочные отклонения создают эволюцию(может это не ошибка, а причинная поправка), далее он продолжает:
Хотя мы воспринимаем, пусть не вполне четко, эволюцию как "что-то хорошее", тем более, что мы сами являемся ее продуктами, в действи-тельности ничто на свете не "хочет" эволюционировать. Эволюция просто происходит, хотим мы этого или не хотим, несмотря на все усилия репликаторов (а в наши дни - генов) предотвратить ее. Жак Моно (Jacques Monod) очень четко сказал об этом в своей Спенсеровской лекции, предварительно саркастически заметив: "У эволюционной теории имеется еще один любопытный аспект - каждый полагает, что он понимает ее".
Из данного абзаца видно, что учёный подчёркивает некую предрешённость от нас не зависящую, но которая нас подталкивает к позитивным изменениям. Пессимистически обобщая «всеобщее» нежелание. Кстати в такой здоровой предрешённости Фёдор усматривает некий идейный исход, о котором предупреждают Библейские писания, но Дикенз к этому глух. Далее Дикенз пишет: Должны ли мы в таком случае называть эти первоначальные молекулы-репликаторы "живыми"? Какое это имеет значение? Причина наших извечных мучений заключается в неспособности слишком многих из нас понять, что слова - это всего лишь орудия, существующие для того, чтобы ими пользоваться, и что если в словаре имеется такое слово, как "живой", то из этого вовсе не следует, что оно обозначает нечто определенное в реальном мире. Будем мы называть первичные репликаторы живыми или нет, они были нашими предками; они были нашими родоначальниками.
Следующее важное звено в наших рассуждениях, на которое делал упор сам Дарвин (хотя он имел в виду растения и животных), это конкуренция. Первичный бульон не мог обеспечить существование бесконечного числа молекул-репликаторов. Не говоря уже о конечных размерах Земли, важную роль должны были играть другие лимитирующие факторы. Описывая репликатор как матрицу или форму для отливки, мы предполагали, что он был погружен в бульон, богатый мелкими строительными блоками, т.е. молекулами, необходимыми для создания копий. Но с возрастанием численности репликаторов эти блоки стали использоваться с такой скоростью, что очень быстро оказались дефицитным и дорогостоящим ресурсом. Репликаторы разных типов или штаммов конкурировали за них.
Далее Дикенз имея любовь к литературной фантастике, излага-ет собственный пробный труд:




Между разными типами репликаторов шла борьба за существование. Они не знали, что они борются, и не беспокоились об этом; борьба происходила без недобрых чувств, да и в сущности вообще безо всяких чувств. Но они боролись в том смысле, что любая ошибка копирования, в результате которой создавался новый, более высокий уровень стабильности или новый способ, позволяющий снизить стабильность противников, автоматически сохранялась и размножалась. Процесс совершенствования был кумулятивным. Способы повышения собственной стабильности или снижения стабильности противников становились более изощренными и более эффективными. Некоторые из репликаторов могли даже "открыть" химический способ разрушения молекул-противников и использовать освобождающиеся при этом строительные блоки для создания собственных копий. Такие прото-хищники одновремен-но получали пищу и устраняли своих конкурентов. Другие репликаторы, вероятно, открыли способ защитить себя химически или физически, отго-родившись белковой стенкой. Возможно, именно таким образом возникли первые живые клетки. Репликаторы стали не просто существовать, но и строить для себя некие контейнеры, носители, обеспечивающие им непре-рывное существование. При этом выжили репликаторы, сумевшие построить для себя машины выживания, в которых можно было сущест-вовать. Первые машины выживания, вероятно, состояли всего лишь из защитной оболочки. Однако обеспечивать себе возможность существования становилось все труднее, по мере того как появлялись новые противники, обладавшие более совершенными и более эффектив-ными машинами выживания. Машины увеличивались в размерах и совершенствовались, причем процесс этот носил кумулятивный и прогрессивный характер. Какова судьба древних репликаторов теперь, спустя 4*109 лет? Они не вымерли, ибо они - непревзойденные мастера в искусстве выживания. Но не надо искать их в океане, они давно перестали свободно и непринужденно парить в его водах. Теперь они собраны в огромные колонии и находятся в полной безопасности в гигантских неуклюжих роботах, отгороженные от внешнего мира, общаясь с ним извилистыми непрямыми путями и воздействуя на него с помощью дистанционного управления. Они присутствуют в вас и во мне; они создали нас, наши души и тела; и единственный смысл нашего существования - их сохранение. Они прошли длинный путь, эти репликаторы. Теперь они существуют под названием генов, а мы служим для них машинами выживания.
И P. S. - Мое упрощенное описание [возникновения жизни], вероятно, не слишком далеко от истины.





Читая подобные вымыслы, Фёдор думал: ну хорошо, что мне 46 лет, хорошо, что у меня есть определённое мировоззрение не придержи-вающееся определённых официальных точек зрения, хорошо, что мой мозг и дух свободен в выборе правды и поиске Истины. И будь Фёдор моложе лет на 30-ть, то возможно Фёдор и стал бы сторонником подобных авторов… Но сегодня Федор для начала напечатает вот что:

Иллюзорная зыбкость,
  плод твердыни иллюзий.
Нас она поглощает
  по закону диффузий.
Но люди всё же – дойдут,
  нам и некуда деться,
но лишь те, кто оценят –
  назначение Сердца.

А теперь дальше, когда Дикенз сталкивается с вопросом о том, почему репликаторы "сбригадированы" в большие мультиклеточные клоны, называемые организмами, он признаёт, что имеет лишь малоудовле-творительный ответ. (На мой взгляд, самый интересный вопрос - не то, почему гены и реализующие их фенотипы собраны в "команды", называемые организмами, а то, что всякая такая "команда" обладает собственной специфической организацией (планом строения, морфологией), которая воспроизводится в череде поколений и в широком диапазоне "шумов" среды намного устойчивой и лучше, чем отдельные гены. На эту тему стоит почитать И. И. Шмальгаузена - В.Ф.) Сейчас ответ начинает нас удовлетворять больше.
В общем господин учёный имея довольно сильный мозг не в состоянии признать, что всякая организация имеет координационный центр, из которого и исходит управление. Таким центром – является мозг организма, который посредством нервной системы имеет связь с каждой клеточкой организма. Но Докинзу видится иначе, он полагает, что оганизмами управляют гены, находящиеся в клетках и причём не все гены управляют всей сложной системой и не во всех клетках, а только в стволовых клетках. Далее учёный полагает, что гены бывают эгоистичные и альтруистичные, есть и гены, которые просто ждут своего часа на запасных путях и являются конкурентами для власть имущих. Учёному не приходит в голову, что в многоклеточном организме, каждая клетка представляет собой элемент, подчинённый целостному организму, в связи с разделением функций между клетками и их специализацией в процессе эволюции многоклеточных организмов сформировались различные типы клеток ( соединительные, мышечные, нервные и др.)



Учёный не осознаёт, что гены являются лишь носителями необходимой для организма информации, причём эта информация постоянно корректирует-ся, посредством сигналов, приходящих из головного мозга. Дикенз не учитывает элементарных вещей, когда он писал свою книгу, он ссылался, что ввиду недостатка питания возникла конкуренция… Но совершенно недавно учёные обнаружили удивительные факты: одноклеточная амёба сталкиваясь с условиями нехватки питания, начинает группироваться в небольшие колонии – 70 – 80 особей и поедать собственных собратьев. Умному человеку это говорит о многом, но если человек не в состоянии охватить многогранности окружающего мира, то к истине прийти сложно.
Фёдор не претендует на истину в последней инстанции. Но предлагает рассмотреть учёным всего мира, то что открыто для него, и быть может открывающаяся плоскость и лежащие на ней факты дадут позитивные источники в построении будущего сообщества Землян.
Можно так же задать вопрос, а кому вообще это сегодня нужно, зачем все эти сложности и разбирательства, как и что правильнее? Но Фёдор сегодня испытывает дискомфорт, находясь в отведённом ему гражданском сообществе, и далеко не один он, и не только в его государстве. Более того, на протяжении тысячелетий, другие люди испытывали более дискомфорт-ные условия, и не один император желал изменить жизнь в государстве к лучшему, но не видел и не знал, какие пути являются наиболее конструктивными.
Мы немного опережая события тянемся к будущему, но не до конца окунулись в прошлое, и посему возвратимся в Спарту. Мы рассматривали законы справедливого Ликурга:
Самым важным и смелым из преобразований Ликурга был передел земли. Все богатство в это время скопилось в руках немногих аристократов, а бедняки, потерявшие свою землю, угрожали восстать и уничтожить власть богачей. Ликург убедил сограждан отказаться от владения землей в пользу государства, с тем чтобы никто больше не мог продавать или покупать землю. Всю землю разделили на равные участки, и каждая спартанская семья получила равный надел. Этим Ликург хотел уничтожить бедность и богатство и заставить всех жить в одинаковых условиях, чтобы никто не был выше другого. Каждый участок обеспечивал семью ячменной мукой и растительным маслом, чего, по мнению Ликурга, было достаточно человеку, чтобы сохранить здоровье и не нуждаться в самом необходимом.
Чтобы окончательно уничтожить всякое неравенство, Ликург хотел переделить не только землю, но и движимое имущество. Однако он понимал, что богачи никогда не согласятся на это, и решил обмануть корыстолюбивых .людей. Для этого он убедил их принять такие законы, которые бы сделали богатство бесполезным грузом, так что многие сами рады были бы отказаться от своей собственности.
 
       Прежде всего он запретил пользоваться золотой и серебряной монетой и приказал принимать только железные деньги. Чтобы сделать железо, из которого приготовлялись новые деньги, совершенно бесполезным, Ликург приказал опускать его раскаленным в уксус. Это лишало металл твердости, делало его хрупким и совер-шенно негодным для каких-либо изделий. Эти деньги были настолько громоздки и малоценны, что для того чтобы держать их дома, нужно было строить большую кладовую и перевозить деньги на телеге. Благодаря новой монете в Спарте прекратились преступления: кто решился бы воровать, брать взятку или грабить, раз нельзя было скрыть свою добычу?
Затем Ликург запретил в Спарте все ремесла. Впрочем, даже если бы Ликург не изгонял ремесленников, они исчезли бы сами, так как вещи не находили сбыта. Железные деньги не шли в других государствах: на них ничего нельзя было купить, и приезжие ремесленники только смеялись, когда кто-либо пытался расплатиться железными деньгами. Роскошь исчезла в Спарте, и богач не имел теперь никакого преимущества перед бедным.
       Третьим проведенным Ликургом преобразованием, также направленным на уничтожение стремлений граждан к накоплению богатств, было учреждение сисситий — совместных обедов свободных спартанцев. Но сиссития была не просто общим обедом, это было товарищество из 15-20 человек, называвшихся сисситами, служивших обычно в одном военном отряде и связанных тесной дружбой.
       Ликург хотел, чтобы члены сисситий ста ли друзьями и готовы были умереть друг за друга. Каждого новичка вводили в палатку, где ели сисситы и раб с чашей на голове обходил всех. Тот, к кому подходил раб, скатывал из хлеба шарик и кидал его в чащу. Никто не мог увидеть, если кто-нибудь, опуская шарик, слегка сдавливал его пальцами. Сдавленный шарик означал, что бросивший его человек не хочет принять новичка в сисситию. Этого было достаточно для отказа, так как решение о принятии должно было быть единогласным.
Нельзя было допустить, считал Ликург, чтобы хотя бы два человека в сисситии не любили друг друга. Это могло внести раскол в товарищество и привести к страшным последствиям, если сисситам придется сражаться плечом к плечу на поле боя.
 
Каждый сиссит должен был ежемесячно вносить в общий котел одну меру ячменя (на каждый день выходило около двух килограммов), немного сыра, фруктов, несколько кружек вина.
1. Кроме того, каждый, кто приносил жертву богам, посылал в сисситию лучшую часть убитого животного. Охотники тоже приносили часть своей добычи.
 


Тот, кто опаздывал из-за жертвоприношения или охоты, мог обедать дома, но остальные должны были приходить к обеду вовремя. Спартанцам было запрещено приходить на сисситии сытыми. Все строго наблюдали за тем, чтобы никто не оставлял свою порцию несъеденной. Это было признаком того, что сиссит поел где-то в другом месте, то есть что он считает общий стол недостаточно хорошим для себя. Такой человек подвергался штрафу и мог быть исключен из сисситии.
Любимым кушаньем сисситов была похлебка. Она приготовлялась из чечевицы и бычьей крови. Особенно любили ее старики, которые даже отказывались ради нее от мяса, отдавая свою долю молодым. Тяжелые физические упражнения и скудность пищи делали для спартанцев вкусным то, что другим грекам казалось несъедобным.
 
На сисситии допускались дети. Считалось, что им полезно слушать разговоры и перенимать опыт старших. Кроме того, они учились высмеивать недостатки, не оскорбляя людей. Когда мальчик впервые переступал порог палатки, где обедали спартанцы, старший из сисситов говорил: «За эту Дверь не должно выйти ни одно произнесенное здесь слово».
 
Спартанских мальчиков приучали к мысли, что обижаться на шутку глупо и недостойно спартанца. Находились все-таки люди, не переносившие шуток. Достаточно было такому человеку сказать, что смех ему неприятен, и насмешник сразу умолкал.
 
Вводя обязательные совместные трапезы, Ликург лишил богачей в Спарте возможности вкусно поесть — одной из главных радостей, которые может дать богатство. Именно введение сисситии больше всего восстановило богачей против Ликурга. Они до того были злы на правителя, что однажды побили его палками и выбили ему глаз. Народ, однако, заступился за реформатора и наказал богачей. Обычай обедать вместе сохранялся в Спарте в течение многих столетий.
 
Законы Ликурга не были записаны. По его мнению, все, что важно и необходимо для счастья государства, должно войти в обычай и образ жизни граждан с самого раннего детства. Вот почему основное внимание законодателя было обращено на воспитание детей.

Фёдор читал и прозревал, для него открывались тайные вещи, о которых он прежде не слышал и конечно же не догадывался.




Оказывается таки можно руководить народом и даже по не писаным законам. Тут в конце двадцатого века нашей эры, наш современник Дикенз пишет, что все организмы, животные и люди – есть просто биологические машины, которыми изнутри управляют малёхонькие гены( в сотни раз меньше клетки). Но этот господин явно не знал о Ликурге, который не по подсказке генов изнутри, а сообразуясь с обстановкой, и не для собственной потребности, а во благо многих , если не всех сограждан, вводил непопулярные, для других сообществ законы. И самое интересное, что время показало, что это пошло во благо. Идея Господа – имела и мотивы и причины, для таких нововведений и следствие – заслуживает адекватного внимания. Фёдор так же понимал, что если заплатить Дикензу и его коллегам – миллион либо два фунтов стерлингов, они б и не такое смогли понавыдумывать…, Ликург понимал, что деньги и роскошь есть растлевающее зло, и доказал это опытным путём. Спустя тысячелетия, не видно, чтобы кто-либо особо пёкся о переменах в этом вопросе. Но мы покопаемся в этом вопросе, и хорошо покопаемся…
Итак, на страницах этой книги уже и пока существуют два опреде-лённых субъективных – человеческих мнения ( Фёдора и Докинза ). Есть и официальное мнение, как у Фёдора – на родине, так и у Докинза на родине. А тот, кто читает эти строки, имеет своё субъективное мнение, и в какой бы стране читатель ни проживал – чиновники предоставят существующее официальное мнение. Короче куча людей, куча стран и куча мнений. Но кучами обычно называют то, что грубо и неорганизован-но свалено, толи временно, толи на долго. Если разобраться – из чего состоит куча? Куча песка состоит из песчинок, куча глины – рыжая земля, куча щебня -…, куча кирпича, куча цемента. И если знать как, и иметь кучу людей, кучу идей, то можно построить кучу различных жилых, промышленных, культурных – архитектурных строений. Как не трудно заметить, куча – это весьма полезное и даже необходимое состояние, для последующей, её же, оформления в более стройные, эстетически совершенные, гармоничные формы, несущие в себе и практический смысл.
Второй доступный пример: разберите свой велосипед, мотоцикл либо автомобиль по запчастям, не забыв раскрутить самые неудобные винтики и гаечки, и сложите всё это в одну кучу. Станьте в сторонке и подумайте, кто смог всё это придумать и собрать не до кучи, как вот вы, а в движущийся механизм? Причём запчасти с другой планеты никто не получает, просто кто-то ещё роится в земле, находит кучи полезных ископаемых, потом эти кучи плавят в печах, и лишь потом обрабатывают в нужные формы.




Из двух примеров не трудно осознать, что есть некие люди, способные всё это выполнить от просто кучи, вплоть до космического корабля. А что делает из кучи космический корабль – идея . А где рождаются идеи – в генах или в головах людей? Дикенз возможно начал бы доказывать, что в генах, но Фёдору не важно где, главное, что они приходят, и мы в состоянии осознавать их головой ( морща лоб), и вправе – принимать идеи или нет.
Можно конечно сказать, ну что ты Фёдор, это весьма важно, и мы ж учёные всё-таки люди, не даром то изучаем науки. Конечно, не даром говорит Фёдор, хотя бы уж потому, что мы сейчас сопоставим наши взгляды и посмотрим, в чём польза наших взглядов.
Со времён Спарты и правления Ликурга( 8-ой век до н. эры) никто не догадывался, что Земля круглая и вращается вокруг Солнца вместе с другими планетами, а полагали совершенно иначе, причём разные народы судили об этом по своему, даже и до сегодняшнего времени есть недопонимания. Но Коперник и Галилео Галилей предоставили другую версию, и мы видим, что это так. Но ответьте, какая разница для людей – Земля крутится вокруг Солнца, или как нам с Земли видится, что Солнце идёт вокруг Земли? Для нас суть в том, что есть свет, тепло и зелёная Природа вокруг нас. Мир самодостаточно организован и мы лишь можем извлекать пользу из этой организации.
Тоже самое касается и нашего организма. Он имеет собственную организацию – это саморегулирующаяся и самовосстанавливающаяся система, которая наделена мозгом, посредством которого нам людям дана возможность, менять условия от простых, к более совершенным и осознанно принимать лучшие из вариантов на наше усмотрение. И суть не в том, «как» это всё работает, а в том «почему» и «в связи с чем (причина?)» такой организации – смысл???
Вы господа учёные являясь материалистами находите ответы на вопрос «как» устроена материя, и «как» устроен окружающий нас Мир. Вы знаете «как» устроена молекула, но не понимаете почему именно так, вы знаете «как» устроена живая клетка, но не знаете почему сами – не в состоянии повторить копию(живую). Вы знаете «как» устроен организм, но не понимаете почему он, являясь столь сложным внутри, внешне парадоксально прост, а зачастую и прекрасен. Самое интересное, что все открытия и изобретения передираются и обнаруживаются у матушки Природы .
Но не буду вас более расстраивать, так как всё же преклоняюсь перед научно-техническим прогрессом, и опираясь конечно же на него продолжу рассуждения.
Возьмем, к примеру – письменность, есть письмена, которые люди не могут расшифровать, есть которые не могут просто прочесть. Существует много языков и алфавитов, все они отличаются друг от друга буквами и иероглифами, словами и направлением чтения и т. д. и учёный народ может нам даже рассказать – «как» и с чего произошла первая буква, из чего состоит алфавит, но дать ответ почему и по какой причине они не в состоянии. Вы скажете – ну как же, просто по тому, что нужно было записывать, так ведь удобней.
Но Фёдор говорит, что удобней либо ультра звуками, как киты с дельфинами, либо СМС-ками, без мобильного телефона прямо из головы – это удобней и проще, а понимать всё молча, это для людей вообще находка была б!
Но мы имеем данность, и вообще, зачем так много разных языков, Зачем эволюции такие сложности, ведь Природа идёт по наименьшему сопротивлению? Что имеют общего все языки. Есть такое слово – идея . Идея у всех языков одна – понимать суть происходящего.
Но смотрите, если мы заглянем внутрь нашего организма(здорового), там все решается, без принуждения, молча, с толком и гораздо эффективней, чем это получается у людей. Почему всё так гениально устроено и на протяжении тысяч лет не даёт сбои? Умники назвали это достояние – инстинктом. Ну хорошо, эволюционируя клетки настолько были хитры и умны, что сумели, так гениально собраться во всевозможные организмы, так что ж тогда сами организмы оказались глупее их создателей? А если таки инстинкт, то Кому под силу такая Идея ?
Оказывается, мы во всём имеем данность. Животные получили инстинкты, а человек право мыслить и творить (чем и занимается в данную минуту, на этой странице ФЁДОР). Англичанин Р. Докинз мог бы схитрить и сослаться на очередную ошибку ( во благо) при копировании генов от которой дескать и явился человек. Но раз ошибки настоль хороши, то пользуйтесь ими во благо – говорит Фёдор. Раз мы имеем возможность от ныне мыслить и закладывать Идеи, так будем теперь использовать сию удачу в полной мере! А поскольку таким подарком судьбы наделён не только Фёдор, нужно поискать в историческом прошлом, что же остальным представителям человеческого общества мешало мыслить подобно Фёдору…
Р. Докинз однако, признаёт плодотворную «кооперацию» между генами. Вообще читая замечательные работы этого автора, Фёдор мысленно его благодарил за проделанный огромный труд, но Фёдор наблюдал и противоречия и не последовательные заключения, смелые выводы и тёмные пятна. Перенося цитаты из его книги «Эгоистичный ген» я попробую уточнить нестыковки в понимании Фёдора:(отрывки из «эгоистичный ген»)
Казалось бы, от создания белка очень далеко до создания организма, и тем не менее это первый маленький шаг в нужном направлении. Белки не только составляют большую часть физической структуры тела; они осуществляют также чуткий контроль за всеми химическими процессами, происходящими внутри клетки, избирательно включая и выключая их в строго определенные сроки и в строго определенных местах.




 Для того чтобы установить, как именно это в конечном счете приводит к развитию младенца, эмбриологам придется работать не одно десятилетие, а может быть, и несколько столетий. Однако младенец-то развивается! Гены действительно косвенно регулируют построение организмов, и влияние это одностороннее: приобретенные признаки не наследуются. Сколько бы знаний и мудрости вы ни накопили в течение своей жизни, ни одна их капля не перейдет к вашим детям генетическим путем. Каждое новое поколение начинает на пустом месте. Гены используют тело для того, чтобы оставаться неизменными.
Признавая, что ответы нас ожидают лишь спустя столетия, тут же признаёт некую косвенность, и тут же утверждает, что «именно» не наследуется. (А мы знаем, что гениальный Конфуций, был зачат своим отцом в возрасте 63 лет).
Мы можем учитывать, что Природа на детях порой и отдыхает, но нужно и учитывать, что хромосомы собираются от двух родителей поровну( 23+23), а где и что фиксируется из прожитой жизни людей, пусть разбираются учёные(они за это получают зарплату). А поскольку новые поколения всегда отличаются от прежних, и при мудром образе жизни, как правило не деградируют, то не стоит принижать значение нравственной жизни. Хорошие породы собак и прочих животных – никогда из плохих пород не зарождались…
Естественный отбор благоприятствует репликаторам, которые умеют строить машины выживания, - генам, достигшим совершенства в искусстве регулирования зародышевого развития. В этом смысле репликаторы не стали действовать более сознательно или целеустрем-ленно, чем когда-либо прежде. Те же старые процессы автоматического отбора между соперничающими молекулами по критериям долговечно-сти, плодовитости и точности копирования продолжаются так же слепо и так же неуклонно, как это было в далеком прошлом. Гены не наделены даром предвидения. Они не заглядывают вперед. Гены просто существуют (причем одни преуспевают в этом больше, чем другие) - и этим все сказано. Однако качества, детерминирующие долговечность и плодовитость, теперь уже не столь просты, как прежде. Далеко не столь просты.
А вот клетки головного мозга наделены даром предвидения, они способны заглядывают вперед. И пусть себе гены так же слепо и так же неуклонно, как это было в далеком прошлом, пусть себе копируют старые процессы автоматического отбора между соперничающими молекулами по критериям долговечности, плодовитости и точности.





Только не объявляйте столь субъективные структуры – хозяевами положения. В многоклеточном организме нет главных, тут все одно целое – один для всех и все для одного.
Далее Докинз сам признаёт: Первое, что нам следует усвоить относительно современного репликатора, - это то, что он очень общителен. Машина выживания содержит не один, а многие тысячи генов. Построение организма - мероприятие кооперативное, причем внутренние связи в нем так сложны и запутанны, что отделить вклад одного гена от вклада другого почти невозможно. Данный ген может оказывать самые разнообразные воздействия на совершенно разные части тела. Данная часть тела может находиться под влиянием многих генов и эффект каждого отдельного гена зависит от его взаимодействия со многими другими генами. Некоторые гены выступают в роли главных генов, контролирующих действие кластера других генов. Вновь воспользовавшись нашей аналогией, можно сказать, что каждый данный лист чертежей имеет отношение ко многим разным частям здания; и каждый лист(план) приобретает смысл лишь при условии перекрестных ссылок на многие другие листы.
Вот довольно абстрактное заключение: В конечном счете, проследив родословную маленькой генетической единицы на достаточном числе поколений, мы дойдем до ее первоначального создателя. На какой-то стадии она, вероятно, была создана впервые в некоем семеннике или яичнике одного из ваших предков.
Говоря выше что: Гены не наделены даром предвидения. Они не заглядывают вперед. Гены просто существуют. Докинз приводит противоречивый пример из которого видно, что не гены способствуют мимикрии, они лишь её принимают и хранят, а глаза, через мозг(состоящий из клеток) бабочки дают информацию, какой образ им следует закладывать в строение её тела:
Один из лучших примеров этого касается явления, известного под названием мимикрии. Некоторые бабочки обладают неприятным вкусом. Они обычно имеют яркую и броскую "предупреждающую" окраску, и птицы научаются избегать их. Этим воспользовались другие виды бабочек, не обладающие противным вкусом, которые подражают несъедобным бабочкам. Они сходны с последними по окраске и форме (но не по вкусу) и нередко вводят в заблуждение не только птиц, но и натуралистов. Птица, которая однажды попробовала съесть невкусную бабочку, избегает хватать всех других бабочек, которые на нее похожи. В их число входят бабочки с подражательной окраской, так что естественный отбор благоприятствует генам, детерминирующим такую окраску. Так в процессе эволюции возникла мимикрия.




Далее он пессимистически заявляет: Отдельный организм кажется достаточно дискретным, пока он живет, но, Боже, как недолго это длится! Каждый индивидуум уникален. Эволюция невозможна, если все, чем вы располагаете - выбор между организмами, каждый из которых имеется лишь в одном экземпляре! Половое размножение - это не репликация. Точно так же, как данная популяция "загрязнена" другими популяциями, так и потомство данного индивидуума "загрязнено" потомством его полового партнера. В ваших детях от вас лишь половина, в ваших внуках - лишь четверть. По прошествии нескольких поколений вы можете надеяться только на то, что каждый из ваших многочисленных потомков будет нести в себе маленькую частичку, полученную от вас, всего несколько генов, даже в том случае, если некоторые среди этих потомков будут носить вашу фамилию.
Товарищ явно забывает, что акулы, крокодилы, наутилусы и прочие особи остаются прежними, а если и меняются, то с корректировкой в лучшую сторону. Имея кучу противоречий, предположений и оговорок, автор спешит сенсационно заявить:
Индивидуумы не вечны, они преходящи. Хромосомы также уходят в небытие, подобно пачке карт, полученных каждым из игроков и отыгранных вскоре после сдачи. Но с самими картами при тасовке ничего не происходит. Карты - это гены. Гены не разрушаются при кроссинговере, они просто меняют партнеров и продолжают двигаться дальше. Конечно, они движутся дальше. Это их работа. Они - репликаторы, а мы - машины, необходимые им для того, чтобы выжить. После того как мы выполнили свою задачу, нас выбрасыва-ют. Но гены - выходцы из геологического времени, они здесь навеки.
Вот такие учителя окружают сегодняшний мир. Читая подобное, Фёдор испытывал отвращение к подобным мессиям. Этот дядя, даже не осознавал, какой вред он приносит читателю своими фантастическими умозаключениями. Далее учёный делится: довольно интересные гипотезы. Из нее следует, например, что если бы мы захотели увеличить продолжительность жизни человека, то могли бы воспользоваться двумя основными способами. Во-первых, можно было бы запретить людям иметь детей до определенного возраста, скажем до сорока лет. Через несколько десятилетий этот минимальный возраст повысился бы до пятидесяти лет и так далее. Можно допустить, что таким способом продолжительность жизни человека удалось бы довести до нескольких сот лет. Однако я не могу представить себе, чтобы кто-нибудь серьезно захотел завести такой порядок. (ООО!!!)




Во-вторых, мы могли бы попытаться "обмануть" гены.
Сегодня в Англии – поздние браки(40-45лет) и рождение ребёнка – добровольно принятый шаг, завоевывающий симпатии и у граждан и у правительства. ( Всё как-то складывается вразрез с Докинзом?)
нам остается просто сделать общее предсказание: чем лучше нам удастся смоделировать или имитировать в старом теле свойства тела молодого, какими бы несущественными эти свойства ни казались, тем дольше будет жить это старое тело.
Далее Докинз продолжает упорно не признавать право клетки на самостоятельность (хорошо хоть, что признаётся в незнании…)
Как у животных, так и у растений в результате эволюции возникли многоклеточные тела, причем каждая клетка получила полные копии всех генов, положенных данному виду. Мы не знаем, когда, почему и сколько раз это происходило. Некоторые авторы прибегают к метафоре, описывая тело как колонию клеток. Я предпочитаю представлять тело как колонию генов, а клетку - как удобную рабочую единицу для химической деятельности генов.
 Но даже будучи колониями генов тела в своем поведении несомненно обрели некую индивидуальность. Животное движется как согласованное целое. Субъективно я воспринимаю себя как нечто единое, а не как колонию. Это естественно. Отбор благоприятствовал генам, способным сотрудничать с другими генами. В отчаянной конкуренции за скудные ресурсы, в непрерывной борьбе за поедание других машин выживания и в стремлении избежать того, чтобы быть съеденным самому, центральная координация активности этой "коммуны" несомненно давала преимущество по сравнению с анархией. В наши дни сложнейшая взаимная коэволюция генов достигла такого уровня, что этот "коммунальный" характер отдельной машины выживания буквально невозможно разглядеть. Многие биологи в самом деле не признают его и не согласятся со мной.
Далее Докинз начинает признавать, что многоклеточный человеческий организм, таки должен, чем-то предвидеть, хоть ближайшие последствия своей ( и других членов) совместной деятельности :
Для выживания и процветания в таком мире необходимо уметь предвидеть, что собираются делать эти другие индивидуумы в ближайшем будущем. Предсказывать события в неживом мире - одно удовольствие по сравнению с предсказанием возможных событий в обществе. Психологи, занимающиеся научными исследованиями, не умеют правильно предсказывать поведение людей. Компаньонки, сиделки и разного рода другие работники сферы социального обслуживания на




основании малейших движений лицевых мышц и других тонких признаков нередко поразительно точно угадывают мысли и подспудные причины тех или иных поступков. Хамфри считает, что такое "естественное психологическое" искусство достигает высокого развития у обществен-ных животных, почти как дополнительный глаз или какой-нибудь другой сложный орган. Этот "внутренний глаз" возник в процессе эволюции как социально-психологический орган, точно так же как наружный глаз - это орган зрения.
Докинз приводит в пример много любопытных опытов поставленных на животных, из которых делает заключение, что бесстрастное(без эмоций – от авт.) поведение, имеет большую перспективу:
 Почему же бесстрастное лицо, а не отъявленная ложь? Еще раз: потому что вранье нестабильно. Допустим, случилось так, что большинство индивидуумов приходило бы в ярость только тогда, когда они действительно собираются вести длительную войну на истощение. Ответная уловка совершенно очевидна: как только у животного шерсть встала дыбом, его противник тут же отступает. Но дальнейшая эволюция может привести к появлению обманщиков: индивидуумы, которые вовсе не расположены к длительной борьбе, при каждом удобном случае ощетиниваются и пожинают плоды легкой и быстрой победы. Так начинают распространяться гены вранья. Когда обманщики оказываются в большинстве, отбор начинает благоприятст-вовать индивидуумам, которых они "брали на пушку". Поэтому число обманщиков снова уменьшается. В войне на истощение обман пригоден в качестве эволюционно стабильной стратегии не более, чем правда. Эволюционно стабильна бесстрастность. Капитуляция, когда она, наконец, произойдет, будет внезапной и непредсказуемой…

И наконец Фёдор обнаружил у учёного суждение, которое по сути («развязывает руки»), даёт право Фёдору полагать, что – ориентируясь на схему взаимоотношений между клетками организма, можно обрести верный источник социально-справедливой и Природно-отработанной модели для тех, кто из этих клеток состоит:
Далее, "настоящие" общественные насекомые сотрудничают друг с другом, несмотря на то, что они не являются частями одного и того же организма, тогда как тли Аоки сотрудничают, потому что они составляют единый "организм". Я не могу серьезно относиться к этому семантическому вопросу. Мне кажется, что до тех пор, пока вы понимаете, что происходит среди муравьев, тлей и клеток человека, вы вольны называть или не


называть их общественными по собственному усмотрению. Что касается лично меня, то я по ряду причин предпочитаю называть тлей Аоки общественными организмами, а не частями одного организма. У единого организма имеются определенные критические свойства, которыми обладают отдельные тли, но которых нет у клона тлей. Этот вопрос я разобрал в "Расширенном фенотипе", в главе, названной "Вновь открывая организм", а также в новой главе настоящей книги, названной "Длинная рука гена".
По сути, Фёдор имеет полное право радоваться и прыгать до потолка. Но сегодня уже не хочется, то. что он понял и подметил 3 – 4 года назад( уже и не помнится когда), очень вяло и с большим скептицизмом воспринима-ется окружающими его людьми. Но Фёдор сегодня уже хорошо знает, что правдолюбцев и мудрецов всегда недолюбливали, посему не печалясь, идёт к цели. Можно спросить – а какая ж цель? Да такая же, как у предшест-вующих правдолюбцев и мудрецов…
Можно конечно почитать и главу «Глава 10. Приспособленность: пять приступов мучений» - в которой видны разногласия между Докинзом и научным миром, но это лишь прибавит доказательств, что Докинз не является объективной истиной… Но Докинз на тех же страницах признаёт: . В конце концов и Бог, и естественный отбор - единственные две имеющиеся у нас работающие теории, объясняющие наше существование.
В этой же работе Докинз посмотрев на ситуацию ещё разок со стороны пишет :В этой конечной главе я не стремился дать полностью удовлетворительный ответ на вопрос, почему существуют большие многоклеточные организмы. Я буду рад, если я смог возбудить новое любопытство в этом вопросе. Вместо того, чтобы принять существование и вопросить, как адаптация приносит пользу организмам, ею обладающим, я старался показать, что само существование организмов должно быть истолковано как феномен, сам по себе заслуживающий объяснения. Репликаторы существуют, и это фундаментально. Фенотипические проявления их, включая расширенные, следует рассматривать как функционирующие инструменты, служащие цели поддержки существования репликаторов. Организмы - огромные и сложные собрания таких инструментов, собрания разделяемые бригадами репликаторов, которым в принципе не нужно существовать вместе, но фактически существующих вместе - ибо имеющих общий интерес в деле выживания и воспроизводства организма. Привлекая внимание к феномену организма как сущности, нуждающейся в объяснении, я старался в этой главе сделать набросок общего направления, куда бы мы могли бы двигаться в поиске объяснения. Это только предварительный эскиз, но он стоит того, чтобы его здесь резюмировать.



Написав столь много в своих трудах он признаёт: «В этой конечной главе я не стремился дать полностью удовлетворительный ответ на вопрос, почему…».
Фёдор хорошо понимает, что не всякий имеющий глаза и уши – способен всё видеть и слышать… Яблоки с деревьев падали на протяжении многих веков, но пришёл Ньютон, и извлёк невидимую пользу…
У Теодора Драйзера - «Финансист. Титан. Стоик », герой наблюдал за живностью в аквариуме и сделал для себя судьбоносные выводы. Сталина заинтересовал муравейник, подарив идею обустройства сообщества, кто-то наблюдает за волками и собаками (тоже беря на вооружение и делая выводы). Кто-то ссылается на «закон джунглей». А Докинз, глядя на гангстера в баре – подумал : вот так гены у парня (и пошла фантазия, а вместе с ней – оказия…).
Прошу прощения, что отвлеклись от изначально затронутых исторических мест и героев, но думаю, нам легче теперь будет понимать, что движет людьми, и какие цели они преследуют, поступая тем, или иным образом.

       Давайте-ка вернёмся в Спарту – к неписаным законам, перешедшим в традиции. Смотрите, какой интересный народ, собирая информацию, мне попалась такая вырезка: Однажды спартанец прочел надгробную надпись на братской могиле. После перечня имен шли слова: «Когда они тушили пламя тирании, они пали в бою».
Так им« и надо! — неожиданно сказал спартанец.— Не следовало тушить пламя тирании. Пусть бы сгорела дотла!»

Далее: Многие восхищались беспристрастностью устроителей Олимпийских игр при присуждении премий. «Что ж удивительного,- сказал спартанец,— если люди один день в четыре года умеют быть справедливыми».
Когда у царя Архидама спросили, много ли в Спарте войска, он сказал: «Хватит, чтобы прогнать трусов».
Из ответов спартанцев можно составить представление о тех правилах поведения, которых они придерживались. С детских лет спартанцы приучались без особой необходимости не высказывать своих суждений и говорить только то, что нужно.
       Спартанских мальчиков приучали к мысли, что обижаться на шутку глупо и недостойно спартанца. Находились все-таки люди, не переносившие шуток. Достаточно было такому человеку сказать, что смех ему неприятен, и насмешник сразу умолкал.
Вводя обязательные совместные трапезы, Ликург лишил бога-чей в Спарте возможности вкусно поесть — одной из главных радостей,




которые может дать богатство. Именно введение сисситии больше всего восстановило богачей против Ликурга. Они до того были злы на правителя, что однажды побили его палками и выбили ему глаз. Народ, однако, заступился за реформатора и наказал богачей. Обычай обедать вместе сохранялся в Спарте в течение многих столетий.

Законы Ликурга не были записаны. По его мнению, все, что важно и необходимо для счастья государства, должно войти в обычай и образ жизни граждан с самого раннего детства. Вот почему основное внимание законодателя было обращено на воспитание детей.

В Спарте отец не имел права решать судьбу своего ребенка. Сразу после рождения сына отец приносил его в назначенное место, где заседали старейшины. Внимательно осмотрев младенца, старцы, если находили его здоровым и крепким, разрешали отцу растить ребенка и отводили новорожденному надел земли. Если же , ребенок оказывался слабым, его приказывали бросить в пропасть, считая, что самому ему лучше не жить и для государства полезнее будет, когда среди граждан не станет слабых .и больных.

Детей не пеленали, отучали от страха перед темнотой и одиночеством, от капризов и нытья, заставляли есть всякую пищу. Дети вырастали здоровыми, а спартанские няньки славились по всей Греции.

Никто не имел в Спарте права воспитывать детей по своему усмотрению. Купленные или наемные педагоги не допускались к детям. В семь лет мальчиков отбирали от родителей и объединяли в небольшие отряды. Здесь их воспитывали всех вместе, приучая к суровой дисциплине. Во главе каждого отряда (который назывался агелой) стоял человек, прославившийся рассудительностью и мужеством. Дети во всем брали с него пример, подчинялись ему и покорно терпели наказания. Старики наблюдали за игрой ребят и часто, нарочно ссоря их, вызывали драки, чтобы выяснить, кто из детей храбрее.

Грамоте, мальчиков учили только в пределах необходимости, чтобы они умели прочитать приказ или подписать свое имя. Остальное обучение сводилось к воспитанию безоговорочного повиновения. Спартанцы должны были терпеливо переносить лишения и побеждать в битвах.

По мере того как мальчики вырастали, условия воспитания становились все более суровыми: их стригли коротко, заставляли ходить босиком и в




любую погоду играть без одежды. В двенадцать лет им выдавали плащ, который они должны были носить круглый год. Горячей водой им почти не разрешалось мыться. Спали юные спартанцы все вместе на связках тростника, который приносили себе сами с берегов Эврота, ломая его руками.Старшие внимательно следили за развитием детей, ходили в школы, наблюдали за занятиями. За детьми здесь смотрел воспитатель — педоном, и, кроме того, они сами выбирали в каждой агеле вожака — самого сильного и умного юношу. Это мог быть только юноша, который уже более года как вышел из детского возраста. Такие юноши назывались иренами. 20-летний ирен командовал потешными сражениями, которые мальчики разыгрывали, чтобы приучиться к войне.

Дети сами добывали себе дрова и пропитание. Все это они вынуждены были красть. Одни отправлялись в сады, другие прокрадывались в сисситии, стараясь проявить наибольшую хитрость и осторожность. Юным спартанцам умышленно выдавали слишком скудное питание. Их приучали собственными силами бороться с лишениями и воспитывали из них людей ловких и хитрых. Им приходилось не только тайно воровать продукты, но иногда даже нападать на сторожей и силой отбирать необходимое. Попадавшегося без пощады били плетью, как неловкого вора, и заставляли голодать.

Фёдор читая видел много хорошего и ценного, что ценится в людях и сегодня, но явные перегибы с воровством и голодом – указывают , что далёкие перспективы будут не радужные.

 После обеда ирен, не выходя из-за стола, проводил с мальчиками нечто вроде занятий: одним он приказывал петь, другим задавал различные вопросы. Эти беседы должны были научить детей отличать хорошее от дурного и судить о поведении людей. Ирен часто наказывал детей в присутствии стариков, чтобы те могли судить, правильны ли его приемы воспитания. Во время наказания старшие не вмешивались в распоряжения юноши, но после того как дети уходили, с него взыскивали, если он наказал строже, чем следовало, или был чересчур мягок и снисходителен.

Детей приучали выражать свои мысли коротко и точно, несколькими простыми словами. Сам Ликург выражался всегда кратко и отрывисто. Когда кто-то стал требовать, чтобы он ввел в государстве демократию, он сказал: «Введи сперва демократию у себя дома».

Однажды спартанцы спросили Ликурга: «Как сделать, чтобы соседние страны не нападали на нас?» Он отвечал: «Оставайтесь бедными и не будьте ни в чем богаче соседей».


Чудесная мысль – подумал Фёдор( ведь в нашем организме нет бедных и богатых…)

Вообще спартанцы любили короткие и остроумные ответы. Когда человек говорил умно, но некстати, ему говорили: «Ты говоришь дело, но не к делу».

Однажды в присутствии спартанского царя ругали какого-то философа за то, что на званом царском обеде он не сказал ни слова. Защищая его, царь заметил: «Кто умеет говорить, умеет и выбирать для этого время».

Один человек надоел спартанскому царю вопросами, кто лучший из спартанцев. Никто не удивился, когда царь ответил ему: «Тот, кто меньше всего похож на тебя».

Высоко ценилась в Спарте музыка. В бой спартанцы шли под звуки флейт. Спартанский поэт говорит: «Хорошая музыка действует на душу не меньше, чем оружие».

Когда юноши становились воинами, строгость их воспитания несколько смягчалась. Им разрешали следить за красотой платья, волос и оружия. Перед боем юноши старались особенно тщательно украсить себя: они расчесывали волосы и смазывали их маслом, помня изречение Ликурга: «Волосы красивых делают красивее, безобразных — еще безобразнее».

походах гимнастические упражнения молодежи были не такими трудными, да и в остальном жизнь была легче. Спартанцам война казалась отдыхом по сравнению с бесконечными упражнениями мирного времени.
       Когда войско выстраивалось перед битвой, царь приносил жертву богам и приказывал всем воинам надеть венки. Под звуки флейт начиналась военная песня. Величественное и торжественное зрелище представляла шеренга людей, шагавших в такт музыке. Ряды были сомкнуты, ничье сердце не замирало от страха, они шли навстречу опасности с песней, спокойно и весело. Рядом с царем шел воин, победивший на последних Олимпийских играх.Рассказывают, что одному спартанцу предлагали большую сумму за то, чтобы он сдался и уступил своему сопернику честь победы на Олимпийских играх. Когда он не принял денег' и после трудной борьбы одержал победу, его спросили: «Какая тебе польза от твоей победы, что ты ради нее отказался от возможности стать богатым человеком?» — «В сражении я пойду рядом с царем впереди войска»,— гордо ответил победитель.


Обратив неприятеля в бегство, спартанцы его преследовали недолго и скоро возвращались. Им казалось низким и недостойным рубить и убивать отступавших врагов. Этот обычай был не только великодушным, но и полезным, так как неприятельское войско, зная, что убивают лишь сопротивляющихся, часто предпочитало бежать, а не сражаться.
 
По замыслу Ликурга, воспитание спартанца не заканчивалось в тот момент, когда он становился взрослым. И зрелые люди должны были жить так, как предписывал обычай. Спарта была похожа на лагерь, где был установлен строго определенный образ жизни для каждого. Если спартанцам не давалось никаких других поручений, они смотрели за детьми, учили их чему-нибудь или сами учились у стариков.

У спартанцев было много свободного времени, так как заниматься ремеслами или другим полезным трудом им было строго запрещено. Беседы друг с другом, танцы, игры, охота, песни и гимнастические упражнения поглощали весь досуг спартанцев, когда они не были заняты войной.
 
Когда один спартанец, побывав в Афинах, узнал, что там осу-дили человека за праздность, он попросил показать ему осужденного за любовь к свободе. Так глубоко спартанцы презирали всякий труд, что нежелание работать они называли «любовью к свободе».
 
Спартанцы могли жить беззаботно, потому что землю за них обрабатывали илоты. Это были потомки порабощенного спартанцами населения, оставшиеся жить на тех участках земли, которыми они владели раньше. В их обязанность входило отдавать завоевателям значительную часть урожая. Илоты и участки земли, которые те обрабатывали, были равномерно поделены между спартанцами. Каждая спартанская семья получала с принадлежавшего ей участка достаточное количество продуктов.
Так как илотов было значительно больше, чем самих спартанцев, то спартанцы постоянно опасались восстаний. Чтобы предупредить восстания илотов, и были учреждены так называемые криптии. Это дало основание обвинять Ликурга в жестокости и несправедливости. Криптия заключалась в следующем. Время от времени эфоры посылали за город юношей, вооруженных кинжалами. Днем молодые люди скрывались, а ночью выходили на дорогу и убивали флотов. Чтобы придать этим гнусным убийствам вид законности, эфоры, вступая в должность, объявляли илотам войну. Иногда они направляли большие отряды юношей в деревни, чтобы внезапным нападением уничтожать самых сильных и смелых илотов.
 
Рассказывают, что однажды спартанцы дали двум тысячам отборных илотов свободу. Радостные, надев венки, обходили илоты храмы, чтобы принести благодарность богам за внезапное счастье. Но ночью все они исчезли, и никто не мог рассказать, каким образом они погибли.
Читая эти абзацы – Фёдор начинал понимать, что это не Божий путь, и потому Спарта утеряла статус – государственного организма. И что интересно – Адольф Гитлер наверняка не читал то, что читает сейчас Фёдор. А если и знал что-то о Спарте, то не понимал, что не в Божьих законах эксплуатация себе подобных.( «Царствие Божбе – есть внутрь нас», и там никто никого не эксплуатирует).
 Вообще спартанцы обращались с илотами крайне жестоко. Иногда они нарочно заставляли илотов пить неразбавленное вино, чтобы, доведя их до состояния опьянения, показать юношам, как ужасен порок пьянства. Илотам под угрозой страшных наказаний было запрещено петь песни свободных. Правильно заметили греки, что если свободный в Спарте наиболее свободен, то раб здесь находится в наиболее рабском состоянии.
Последняя строчка этого абзаца верна не только к Спарте, но и вообще к любому государству…
Надежды не обманули Ликурга. Пока Спарта придерживалась его законов, в течение нескольких столетий, она оставалась одним из самых сильных государств Греции. Только в конце V в. до н. э., когда в Спарту вместе с золотом и серебром проникли корысть и имущественное неравенство, законам' Ликурга был нанесен смертельный удар.
 В эпоху, когда, по преданию, жил легендарный законодатель Ликург, письменность в Греции только зарождалась и не было еще никаких исторических записей. Все, что было рассказано здесь о Ликурге, мы узнали от историков, живших намного столетий позже, главным образом от Плутарха. Греческие историки приписывали Ликургу все законы, существовавшие в Древней Спарте в эпоху ее расцвета.
 Но на самом деле они были приняты много позднее и, конечно, не благодаря деятельности какого-либо мудрого законодателя, а в результате борьбы бедняков за свои права. Греческие историки подчеркивали положительные стороны спартанского образа жизни, считая, что только после смерти Ликурга спартанцы перешли к паразитическому существованию, живя за счет чужого труда. На самом деле суровые законы, приписываемые Ликургу, с самого начала устанавливали для спартанцев порядки, необходимые для того, чтобы держать илотов в постоянном страхе.
Поскольку Греция до нашей эры состояла из крупных городов-государств, параллельно со Спартой, жизнь протекала так же в центре греческой культуры городе-государстве – Афинах. Именно в них и родился знаменитый Платон :



Выдающийся мыслитель древности Платон (427-347 гг. до н.э.) родился в Афинах в знатной, аристократической семье. При рождении ему было дано имя Аристокл. Платон - прозвище (от древнегреческого "platos" - "широкий", "широколобый").
Авторитет Платона был настолько значителен, а его роль в развитии античной и общемировой культуры столь велика, что еще при жизни о нем появились многочисленные легенды. Согласно одной из них, отцом Платона назывался бог Аполлон, который призвал мудрых пчел, наполнивших уста младенца Платона медом, как предзнаменование его будущего сладчайшего словесного дара.
Платон получил прекрасное образование и уже в юности по-ражал всех своим поэтическим и литературным даром. Но встреча с Сократом, произошедшая в 408 г. до н.э., перевернула жизнь молодого человека. Он сжег все написанные им к этому времени сочинения и стал преданным и самым одаренным учеником афинского мудреца. Сократ тоже высоко ценил Платона. Рассказывают, что он предчувствовал появление среди своих учеников необыкновенного таланта: перед встречей с Платоном Сократ видел во сне у себя на коленях молодого лебедя, который, взмахнув крыльями, взлетел с дивным криком. Лебедь - птица, посвященная Аполлону. Символическое толкование этого сна предсказывало появление у Сократа необычайно талантливого ученика, который самим богом послан продолжить дело своего учителя.
Платон до самой смерти Сократа не расстается с учителем. Ученики и друзья Сократа, среди которых был и Платон, присутствуют на суде, и, стремясь повлиять на судебное решение, предлагают внести денежный штраф за Сократа. Перед вынесением окончательного приговора Платон попытался выступить с защитительной речью. Он уже начал говорить, но его прервали и прогнали с криками "Долой! Долой!".
Уважение и любовь к Сократу Платон хранил всю свою жизнь. Большинство сведений о Сократе, его диалоги и речи мы знаем благодаря тому, что Платон записал их, сохранив тем самым для истории. Более того, практически все произведения Платона написаны в форме диалогов, главным действующим лицом которых выступает Сократ. Между прочим, в этом заключается так называемый "Платонов вопрос" - не всегда ясно, какие идеи, высказываемые в диалогах, принадлежат самому Платону, ибо чаще всего собственные мысли он вкладывал в уста героев своих произведений и, прежде всего, в уста главного героя - Сократа.
Несправедливое осуждение Сократа на смерть так потрясло молодого философа, что он покинул Афины и на долгие годы отправился в странствия. Он побывал в Персии, Ассирии, Финикии, Вавилоне, Египте, может быть и в Индии. В 389 г. до н.э. Платон оказался в Сиракузах (о. Сицилия), где пытался побудить тамошнего тирана Дионисия Старшего к



преобразованиям государственного управления в соответствии со своими политическими представлениями. Двухлетнее пребывание в Сиракузах закончилось охлаждением отношений между философом и тираном, в результате чего Платон был продан в рабство. И только усилия друзей, которые выкупили его, спасли Платона от неволи.
Платон возвратился в Афины и вскоре в 386 г. до н.э. основал школу. Эта школа располагалась в роще, посвященной аттическому герою Академу, и потому стала называться Академией. Платоновская Академия просуществовала 915 лет - до 529 г. н.э.
В Афинах Платон прожил до конца жизни, за исключением еще двух поездок в Сиракузы (367, 362-361 гг. до н.э.) к сыну Дионисия Старшего - Дионисию Младшему. Попытки оказать влияние на молодого тирана также окончились неудачей.
Умер Платон в день своего рождения на брачном пиру, и был похоронен в Академии. По преданию, на его могиле была выбита надпись:
Двух Аполлон сыновей - Эскулапа родил и Платона,
Тот исцеляет тела, этот целитель души.
Платону принадлежит большое количество сочинений, практически все из которых дошли до нашего времени. Все они - образцы высокого литературного таланта, ибо Платон не просто ученый - он прекрасный писатель, великолепно владеющий пером. Свои научные идеи он чаще всего излагает на языке художественных и даже мифологических образов, делая их таким образом более доступными для понимания современников.
В своих сочинениях Платон предстает первым в европейской истории мыслителем, стремящимся к созданию целостной философской системы - с позиции своих философских взглядов он разработал учения чуть ли не о всех сторонах человеческой жизни: о бытие (онтология), о космосе (космология), о познании (гносеология), о душе (психология), о боге (телеология), об обществе (социология), о нравственности (этика). Платоновскую систему, скорее всего, нельзя назвать окончательно завершенной, ибо его философские воззрения постоянно развивались и совершенствовались.
Философия Платона в целом - это необъятное поле знания. Поэтому мы рассмотрим лишь наиболее важные компоненты платоновского учения.
Главная составляющая философии Платона - учение об эйдосах (идеях). Слово "эйдос" имело в древнегреческом языке до Платона много значений - вид, внешность, образ, облик. Но именно Платон придал этому понятию философское звучание. Поэтому он считается создателем первого в истории идеалистического учения. Идеализм - это учение, признающее первичность идеального по отношению к материальному, первичность сознания по отношению к бытию.




Предшествующие Платону древнегреческие мыслители-натурфилософы искали первопричины мироздания и причины возникновения конкретных вещей в феноменах физической природы - вода, воздух, огонь, земля, теплота, наконец, атомы.
Уже софисты, а затем и Сократ, подвергли сомнению вер-ность философии "физиса". Обратив внимание на особенности человеческого сознания, Сократ показал, что теории "физиков" не дают объяснения главному - мотивам человеческих поступков, ибо в своем поведении человек руководствуется совершенно иными причинами, нематериального характера. В своих беседах Сократ и пытался выяснить их существо. Платон стал продолжателем Сократа в стремлении осмыслить и понять истинную природу этих причин. При этом он расширил сферу поиска истины на все мироздание, придя к мысли, что не только у человеческих поступков, но и у всех вещей и вообще у всего физического мира есть некие нематериальные причины.
Как мы различаем вещи? Например, чем отличается стол от стула? Стол и стул могут быть сделаны из одного материала, иметь примерно равные физические параметры. Но тем не менее человек вполне определенно отличает один от другого. Благодаря чему? Благодаря тому, что стол и стул имеют разное предназначение. Образно говоря: это стул - на нем сидят, это стол - на нем едят. Следовательно, все вещи имеют свое предназначение.
Но откуда берется данное предназначение? Оно не заложено в материале, из которого сделан тот или иной предмет. Дерево, металл или камень, пошедшие на изготовление стола, сами по себе не определяют его предназначение. Иначе говоря, причина появления стола и его предназначение - не имеет материального характера. Материал лишь средство для осуществления вещи.
Главная же причина, по мнению Платона, в том, что человек в своем сознании всегда имеет некий образ, как стола, так и всех вещей вообще. В соответствии с этими образами люди и творят окружающий их мир.
Эти образы Платон и назвал "эйдосами", или "идеями". Идея вещи - вот истинная причина появление конкретной вещи, сделанной из какого-нибудь вполне осязаемого материала. Идея вещи предшествует самой вещи и никакая вещь не может возникнуть, если нет ее идеи. Вещи - результат, следствие, воплощение, образец той или иной идеи, выполненные в конкретном материале.
В этой мысли заключено основное содержание платоновской философии: идея вещи соединяясь с тем или материалом рождает реальную вещь. Следовательно, каждая вещь имеет как бы тройственную природу - идея, материал и сама вещь, обладающая одновременно идеальными и



материальными свойствами. При этом идея вещи - причина, материал - средство, а вещь - лишь следствие взаимодействия идеи и материала.
Здесь необходимо заметить, что Платон смог понять столь сложную философскую природу каждой вещи благодаря, с одной стороны, влиянию орфизма, с его мистическим пониманием троичности бытия, тройственной природы всего в мире, а с другой стороны, в силу собственной диалектической логики. Именно диалектическое мышление Платона позволило ему увидеть, что соединение двух противоположных, обладающих разными свойствами начал - идеи и материала, рождает некий новый феномен - вещь. Поэтому каждая вещь, с точки зрения Платона, внутренне противоречива - идеальна и материальна одновременно, при этом "идеальность" как бы "испорчена" материально-стью.Все учение Платона, как мы увидим в дальнейшем, построено на основе этого принципа - везде, во всех явлениях мироздания он видел их диалектическую сущность, пытался обнаружить и показать их внутреннюю противоречивость. И только поняв эту платоновскую диалектику, которая стала результатом творческого переосмысления орфизма и пифагорейства, мы сможем разобраться в сути его учения, в том числе и учения об идеях.
Какими же свойствами обладает идея? Прежде всего, согласно Платону, идея - это смысл вещи. Познать идею вещи означает познать, чем одна вещь отличается от другой. Зная идею стола и идею стула, мы знаем смысл их существования, знаем их предназначение и только потому отличаем один от другого.
Во-вторых, идея вещи есть цельность всех отдельных частей и проявлений вещи. Неважно, из какого материала сделан реальный стол - из дерева, камня или металла. Неважно, какую форму имеет конкретный стол - круглый он, квадратный или прямоугольный. Идея стола включает в себя все проявления стола как такового и определяет общую природу всех столов вообще. Каменные, деревянные, металлические, круглые, квадратные, прямоугольные, высокие и низкие столы являются столами потому, что воплощают в себе единую для них всех идею. И именно эта идея делает все эти столы столами.
В-третьих, идея вещи является законом возникновения единичных проявлений вещей. Вещь не может возникнуть, если нет ее идеи - идея стола предшествует созданию конкретного стола, является причиной, законом его появления.
В-четвертых, идея вещи сама по себе невещественна. Стол может быть изготовлен из любого материала. Но это совсем не значит, что сама идея обладает какими-то вещественными характеристиками. Наоборот, благодаря тому, что идея вещи является умозрительным объектом, то есть, постигаема только разумом, люди и могут создавать стол какой



угодно формы из какого угодно материала. Сама по себе идея - сверхчувственна, доступна только разуму, мысли.
И, наконец, в-пятых, идея вещи, несмотря на свою невещественность, обладает собственным существованием. Идея как таковая не рождается, не умирает, не переходит ни во что другое. Идеи живут в своем мире. Поэтому отсутствие стола в том или ином месте не означает, что вообще нет идеи стола.
И вот тут читая Платона, Фёдору пришли в голову следующие мысли.
Человек способен порождать идеи и имея необходимый материал – идея благодаря этому материалу превращается в видимую форму.
Благодаря какому материалу поэт создаёт стих? – Благодаря буквам.
Благодаря какому материалу создавался тот или иной национальный разговорный язык? - Вначале звуки, а затем буквы. Не имея пера, бумаги и чернила – не будет букв, алфавита и текста. Точно так же не имея песка, цемента и кирпича – не будет строения.
Без нот и рояля нет музыки. Без саженцев- нет сада.
Стихи по форме бывают разные, алфавиты и языки – разные, строения и дома тоже разные.
Клетки в организмах – разные, органы у разных организмов разные, и организмы населяющие Землю, тоже разные. Но материал ( клетка), обязательная составляющая, для осуществления столь разнообразных идеальных организмов. Кто мог иметь столько разных идей, но используя одну и туже клетку – идейно её организуя? Если сами клетки настолько умны, что умеют собираться во всевозможные идейные комбинации, то люди, умея разумом производить идеи, также могут комбинироваться по различным конфигурациям и в различные жизне-формы. Так как сами состоят из столь умных клеток. А если же клетки не умны, а Кто-то их собрал, сообразуясь с Идеей и никому, кроме Человека не дал права порождать идеи, то, что сей Творец – может ожидать от человека??? Не справедливо ли будет полагать, что способный идейно творить, способен в этом находить немалую радость? Поэт эту радость находит, художник находит, музыкант находит, скульптор находит, а почему политик не находит, ведь в его распоряжении находится огромная куча живых единиц – состоящих из кучи более мелких живых единиц, и всё это способно подчиняться и организовываться согласно предоставленным идеям. Почему политики – не являются творцами, почему у них чаще получается натворить, а не сотворить. И почему так высоко – оценивается их «творчество»? Мы с вами выше уже приходили к разумению, что с кучи кирпича, кучи песка, цемента и кучи идей и людей – создаётся прекрасная архитектура. В многоклеточном организме, из кучи клеток – согласно принятой Идеи, создано прекрасное живое сообщество, управляемое




самими же клетками. И у тех, кто управляет этим организмом – почему-то всё получается. Мы же господа, являемся кучей живых людей, которая не в состоянии обрести Идею, согласно которой следовало бы организоваться. Сегодня мы подходим лишь под определение промежуточного звена – колониальные сообщества ( водоросли) .
Можно подумать даже так, поскольку эволюция следует от простого к сложному, и мы люди являемся наиболее сложным звеном, то в чём Идея нашего дальнейшего усложнения(совершенствования)? Нам дано право произвольно избирать, что есть для нас наилучшее благо, и умозрительно осознав идеальность выбранного решения (пути), найти материальные ресурсы, для её осуществления. Мы видим, что на Земле присутствует множество материальных ресурсов. Платон говорит, стол может быть изготовлен из дерева, железа либо мрамора. Но идея одна – нужен стол.
Какой – это уже другая идея. Фёдор говорит, дом может быть деревянным, каменным либо железным – мы вправе выбрать, но дом нужен изначально.
Государство изначально необходимо, для человеческого сообщества – эта Идея заложена не нами (людьми), но какое мы избираем идеальное или не идеальное решение, эта идея построения уже предоставляется нам(людям).
Так как нам предоставлена возможность мыслить, принимать и отклонять идеи, и поступать опираясь на имеющийся опыт и возможности.
С этого момента, думаю стоит подойти к понятию софистики, так как господа не желающие принимать такой поворот мысли – как излагает Фёдор, попытаются повесить ему ярлык софиста.
-«5 есть 2+3. Два — число четное, три — нечетное, выходит, что пять — число и четное и нечетное».
-«Знаешь ли ты, о чем я хочу тебя спросить?» — «Нет». — «Знаешь ли ты, что добродетель есть добро?» — «Знаю». — «Об этом я и хотел тебя спросить. А ты, выходит, не знаешь то, что знаешь».
-«Лекарство, принимаемое больным, есть добро. Чем больше делать добра, тем лучше. Значит, лекарств нужно принимать как можно больше». Прочитав эти изречения, может, у вас, дорогие читатели, сложиться впечатление, что это слова душевнобольного человека, иначе говоря, бессмыслица. А между тем, они принадлежат крупнейшему древнегреческому философу Протагору (480—410 гг. до Р. Хр.), представителю школы софистов. В переводе с греческого это слово обозначает «хитрость, умышление». И действительно, рожденная из недр риторики школа софистов приобрела со временем весьма странные философские концепции. Одним из первых ее представителей был Горгий (483—375 гг. до Р. Хр.). Наибольшую известность снискала его работа о том, что «ничего не существует». В ней философ «убедительно» (наподобие тех высказываний, что мы приводили вначале) «доказал», что ничего не существует в этом мире.


Другим известным представителем этого направления был Протагор, изречения которого следующие: «Вор не желает приобрести ничего дурного. Приобретение хорошего есть дело хорошее. Следовательно, вор желает хорошего»; «Эта собака имеет детей, значит, она — отец. Но это твоя собака. Значит, она твой отец. Ты ее бьешь, значит, ты бьешь своего отца и ты — брат щенят». Воистину, как не вспомнить библейские слова: «Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом…» (1 Кор. 3:19). Сейчас людей, проповедующих то, что говорили софисты, могут поместить в психиатрическую больницу с соответствующим диагнозом — резонерство. Приведем определение, которое дал резонерству крупнейший психиатр бывшего СССР, профессор В. А. Гиляровский: «Характерное расстройство мышления представляет резонерство. Так обозначают случаи, когда высказывания больного не наполнены содержанием, а представляют пустые рассуждения, не приводящие к какой-либо цели. Предметом рассуждения служат какие-нибудь незначительные факты, совершенно не заслуживающие внимания. Мышление в силу этого оказывается совершено бесплодным. Бесконечные и бессодержательные рассуждения не приводят к цели. Все высказывания таких больных построены правильно, но лишены конкретного смысла». И сегодня софисты встречаются в жизни, и намного чаще, чем это может показаться. Разве мало тех, кто не желает ни учиться, ни работать, тех, которые не интересуются абсолютно ничем, но зато готовы «осветить» любую проблему! По сути, эти люди — пустословы! Разве так уж редко приходится слышать разговоры ни о чем, длящихся часами, высокопарных рассуждений «о прошлогоднем снеге», но самое удивительное в том, что часто такие люди стояли у власти, учили других. К сожалению, подобные люди есть и в церкви. Именно современные софисты отстаивают свое собственное понимание Божественного Авторитета, заменив Закон Божий человеческими предписаниями, постановлениями и преданиями. Это они в Средние века писали обширные теологические трактаты на темы: из чего состоят крылья у ангелов, какова природа Фаворского света, в то время как вопросы, главные для спасения человека, оставались в пренебрежении. Об этих людях апостол Павел писал: «…от чего отступивши, некоторые уклонились в пустословие, желая быть законоучителями, но не разумея ни того, о чем говорят, ни того, что утверждают» (1 Тим. 1:6, 7). Апостол Павел нам также советует: «Негодных же и бабьих басней отвращайся, а упражняй себя в благочестии». (1 Тим. 4:7)
Как вы думаете, почему такое учение могло возникнуть? В принципе из последнего абзаца понятно, что его используют не добрые умы, а напротив – негодяи, пытающиеся выглядеть достойными людьми. И при разговоре с подобными субъектами, нужно смотреть на дела, которые свидетельствуют



– добрая личность или же прикрывается добрыми словами. (кстати они избрали идею, такого вот своеобразного благополучия).
А почему такая вот идея, собственно могла прижиться в обществе?
       _/Майкл Грант « золотая эра Греции»/ – Слово «софист» вошло в употребление в Греции ( 5 век до н. э.) и изначально применялось для обозначения мудрого человека ( софос), или знатока, или мудреца, который приравнивался к божеству, или поэта. Со временем это слово стало обозначать новую профессию, которая в общих чертах может быть определена как предоставление высшего образования. Софисты, занимавшиеся этим, делали нечто, практически отсутствовавшее в греческом обществе прежде. Их достижения трудно оценить, во- первых, потому, что они зафиксированы лишь в фрагментах литературных произведений и источниках сомнительного происхождения, и, во-вторых, потому. Что консервативные противники убеждали, что слово « софист» имеет уничижительное значение, это почти бранное слово. Тем не мение значение их деятельности велико – фактически они преобразовали, общество…
Фёдор с большим уважением относится к трудам этого автора и потому ссылается с удовольствием на его мнение. Однако с этого момента считает нужным предложить параллель( о преобразователях), в виду того, что также испытывает не меньшее уважение и к философской мысли – Герберта Спенсера ( с которым мы ознакомимся подробнее – позже), который писал следующее:
Достаточно оглянуться на окружающие нас перемены, наблюдать за социальной организацией в главнейших ее особенностях, чтобы убедиться, что эти перемены и особенности не имеют ничего сверхъестественного и не определяются волею каких-либо личностей, как это вообще можно бы вывести из поучений историков, а проистекают из общих, естественных причин Одного факта разделения труда достаточно, чтобы пояснить это. Не повеления какого-нибудь правителя были причиной того, что некоторые люди сделались мануфактуристами, тогда как другие остались земледель-цами. В Ланкашире миллионы людей посвятили себя выделыванию хлопчато-бумажных изделий, в Йоркшире миллион людей живет разработкой шерсти; гончарный промысел Стаффордшира, ножевые изделия
Шеффильда и металлические изделия Бирмингема занимают сотни тысяч рук. В строе английского общества это факты крупные, но мы не можем приписать их ни чуду, ни законодательству. Не "героем-царем" и не "коллективной мудростью" раздроблено было население на производите-лей и оптовых и мелочных распределителей. Вся наша промышленная организация, от главнейших ее очертаний до мельчайших подробностей, сделалась тем, чем она есть, не только без помощи законодательного




руководства, но в значительной мере вопреки законодательным стеснениям. Она возникла из различных человеческих нужд и деятель-ностей. Между тем как каждый гражданин старался о личном своем
благоденствии и ни один не помышлял о разделении труда, да и не сознавал
необходимости такого разделения, оно установилось и постоянно развивалось.Процесс этот совершался медленно и скрыто, так что до новейшего времени никто почти его не замечал. Он подвигался шагами, до того незаметными, чтопромышленные порядки долгое время казались все теми же, как и в старину. Рядом изменений, столько же нечувствитель-ных, как те, через которые семя переходит в дерево, общество сделалось тем сложным сочетанием взаимно зависящих друг от друга деятелей, каким оно является нам теперь. И надо заметить, что эта экономическая организация есть существенная основа всего строя. Благодаря самобытно выработав-шимся таким образом сочетаниям, каждый гражданин снабжается предметами жизненных потребностей и в то же время оказывает и другим какую-либо помощь, поставляет какой-нибудь продукт. Тем, что мы живы сегодня, мы обязаны правильному течению этой комбинации в течение прошлой недели, и, если бы существующий механизм был внезапно уничтожен, большая часть нас перемерла бы до исхода текущей недели. Если же эти наиболее крупные и жизненные черты нашего общественного строя возникли не по мысли какого-либо индивида, а из личных усилий граждан удовлетворить их собственные потребности, то можно быть уверенными, что и менее важные черты возникли таким же путем.
"Однако, - скажут нам, - нельзя же причислить общественные изменения,
произведенные непосредственно законом, к самобытно развившимся явлениям. Когда парламент или король приказывает сделать то или другое и назначает от себя лиц для исполнения приказанного, процесс, очевидно, искусствен, и в этих границах общество должно считать скорее искусственно сотворенным, нежели самобытно взросшим". Нет, даже изменения не составляют исключения. Истинные источники подобных изменений лежат глубже, нежели в действиях законодателей. ... Спенсер.
А теперь господа, читаем дальше М. Гранта – Было бы не правильным рассматривать софистов как группу, причисляемые к этой профессии главным образом были наставниками, которые всю жизнь путешествова-ли по миру и обучали за плату. Обучение охватывало ряд предметов: риторику, логику, грамматику, этику, политику, физику, метафизику и даже военное дело. Эти предметы преподавались с целью помочь ученикам преуспеть в жизни; и софисты, сконцентрировавшись на методах передачи знаний, ориентировали на это.



Некоторые из них утверждали то, что теперь кажется чрезмерным оптимизмом, а именно, что способны обучить «превосходству» или добродетели. Это расценивалось ими самими и их публикой не как моральное совершенство, подчёркиваемое Сократом, а как понятие, почти синонимичное практическому успеху.
Фёдор сказал бы «оборотистости». Итак, как мы видим уже в древней Греции, параллельно с Аристотелем, и его этическими толкованиями, с Сократовым поиском абсолютной истины и с Платоновой - идеальностью, зарождалась иная школа (платная и с выездом «надом») – как быть превосходнее и успешнее остальных. Кто нуждался в таких учителях и почему это было выгодно?
Далее: – И одним из основных методов достижения такого «превосход-ства» достаточно справедливо считалось красноречие, потому что оно было главным способом получения общественного и политического признания среди греков, которые уделяли огромное значение умению ясно формулировать речь. И нигде ораторское искусство не ценилось так высоко, как в демократических Афинах, где публичные дискуссии были частыми, порой непрерывными, и сильно влияли, буквально управляли событиями. В связи с этим именно в Афинах труд софистов пользовался большим спросом и привлекал состоятельных людей.
А кто такие – состоятельные люди? В. Даль: - СОСТОЯТЬ из чего, быть составлену, заключать в себе составные части, и слагаться из них. Полное суждение состоит из трех частей: из общего данного, из приложения его и из заключения. В чем состоит должность твоя? какие обязанности, дело, занятия. Состоять на службе, служить, или числиться. Состояться, исполниться, сбыться, свершиться. Состояние, быт, положение, в каком кто или что состоит, находится, есть; отношения предмета. А в каком состоянии его дела? Дом в ветхом состоянии. Он в спокойном состоянии духа. Сословие, звание, каста; звание, род занятий и род жизни, по рождению, либо наследственно, или по избранию. Податные состояния, крестьяне, мещане, ремесленики. Лишить кого, по суду, прав состояния. Преимущественое состояние, сословие дворян. Перед законом все состояния равны. | Богатство, зажиточность, имение, достаток, собь. У него хорошее состояние. Он честно нажил свое состояние. Огромное состояние отцовское пало впрах. Нет состояния, так руки есть. Небольшое состояньеце, состояньишко. Быть, не быть в состоянии, в силах, мочь или не мочь; иметь власть, возможность, способность. Я не в состоянии обсудить дело это, не могу. В состоянии ли он написать толковую бумагу? может ли, станет ли его на это. Состоятельный человек, с порядочным достатком, зажиточный. | О должнике, исправный, могущий уплатить долги свои, коего имущество покрывает все долги.



Купец по суду объявлен несостоятельным, банкрутом. | Состоятельное дело, сбыточное. -ность, свойство, качество по прилаг.

Итак мы видим, что состоятельные и не состоятельные уже имелись в демократической Греции ( Афинах), а в Спарте были равно не богаты, но имели рабов. Интересно, что состоятельные уже, обращались за платной помощью к софистам, а не состоятельные – мало кого интересовали вообще.
Далее: - Обучение для состоятельных предподогало тщательное изучение функций слов и способов их использования, поскольку основной целью было показать людям, как говорить, убеждать(преподавать им искусство убеждения) и приводить аргументы, которые следует использовать в общественных дебатах. Со временем эта деятельность всё больше проникалась идеями релятивизма и скепсиса, ведь хорошо обученные мыслители и ораторы имели тенденцию кичиться собственной способностью, чтобы привести доводы в пользу любой точки зрения не зависимо от того, истина она или нет.
Как вам этот поворвотик друзья? Оказывается вот, за что платили деньги – ложь выгодное дело!!! А как же демократия? А вот так – была и сплыла. А почему? Да потому, что лживая была. Мы с вами читали выше у Докинза, что ложь не перспективна.( но кто ж тогда – у греков, об этом знал…)
Но мы почитаем ещё дальше о софистах: - центральным аспектом растущего скептицизма был постоянно подчёркиваемый контраст между – природой и – законом земли , или, скорее, законами и обычаями каждого города-государства. Этот контраст можно проследить в различных аспектах, но всё более доминировало мнение, что природа абсолютна и истинна, а правовая и общественная система, имеющиеся в различных государствах, неизбежно являются несовершенными, они не соответст-вуют естественным природным нормам. Таким образом, они могут быть неправильными, а значит и необязательными для исполнения.
Фёдор читал и балдел – насколько верно чувствовали греки несправедли-вость, и не хотели ей подчинятся. Ведь несправедливость по Аристотелю – это зло. А зло конечно же порождает зло…
Далее: - Столь анархические выводы пробудили отвращение традициона-листов, и, наоборот, всё более привлекали ииндивидуалистически настроенную и цинично настроенную молодёжь. Они ощущали колоссальный разрыв между поколениями, и высшее образование, предлагаемое софистами, казалось предлагало именно те возможности изменения государственного строя, которых хотели молодые люди.
Фёдор читал, и видел большое сходство с сегодняшней молодёжью – бывшего СССР. А ведь прошло 2,5 тысячи лет!? И софисты сегодня есть, только иначе величаются и учат, как быть богатым и успешными.



Вот лежит книга Роберта Грина «48 законов власти», а вот на полке Наполеон Хилл «Думай и богатей», а сколько различных тренингов – « как стать миллионером». Живучие вы господа, но и «сократы» ещё не вымерли ./Справка о сегодняшней ситуации/ - в Америке существует один значительный и высокоинтеллектуальный класс, который заинтересован в защите плутократии, - класс юридической корпорации. В некоторых отношениях функции этого класса аналогичны функциям, которые выполняли в Афинах софисты.
Афинская демократия, несмотря на свою большую ограниченность, которая исключала рабов и женщин, в некоторых отношениях была более демократичной, чем любая современная система. Судьи и большинство представителей исполнительной власти избирались по жребию и на короткое время. Таким образом, подобно нашим присяжным, они оставались средними гражданами, с характерными для средних граждан предрассудками и отсутствием профессионализма. Вообще в Афинах каждое дело слушалось большим количеством судей. Истец и ответчик, или обвинитель и обвиняемый, выступали лично, от своего имени, а не через профессиональных юристов. Естественно, что успех или неудача дела зависели в значительной степени от ораторского искусства, умения играть на народных предрассудках. Но хотя человек должен был сам произносить свою речь, он мог нанять специалиста, чтобы тот написал для него речь, или, как предпочитали многие, он мог заплатить за наставления в хитростях, требующихся для достижения успеха в суде. Полагали, что этим хитростям учат софисты.
Платон посвятил свою деятельность карикатурному их изображению и поношению, но о софистах не следует судить по этой полемике с ними Платона. Возьмите, находясь в веселом настроении, следующий отрывок из диалога Платона "Эвтидем" - отрывок, в котором рассказывается, как два софиста, Дионисиодор и Эвтидем, решили запутать простодушного человека по имени Ктисипп:
Скажи-ка, есть ли у тебя собака?" - "И очень злая", - отвечал Ктисипп. - "А есть ли у нее щенята?" - "Да, тоже злые" - "И их отец, конечно собака же?" - "Я даже видел, как он занимается с самкой". - "Что ж, ведь эта собака твоя?" - "Конечно". - Значит, этот отец - твой, следовательно, твой отец - собака, и ты - брат щенят".
В общем с софистами нам понятно. Следует проследить как же – «золотая эра Греции» разложилась в собственной софистике,( плутократии).
Ведь с 146 года до н.э. Греция уже оказалась под властью Рима. С VI века н.э. страна была частью Византийской империи и находилась в ее составе до XIII века.




Но нам надобно ознакомится полнее с Платоном, ввиду того, что он пёкся о государственном обустройстве.
«Справедливость столь же хранит государство, сколь и человеческую душу, поэтому раз невозможно всегда сохранять правильное государствен-ное устройство, необходимо построить его внутри себя». Платон

Когда Платон написал эту цитату, он верно понимал, что прежде нужна справедливость, но он по понятной причине ( отсутствие микроскопа), не мог знать , что справедливое государство из клеточек – существует внутри каждого человека, но он душой чувствовал, что оно где-то не так далеко, и рано или поздно оно откроется, для человеческого осознания. И чутьё его не подводило…
Платон - древнегреческий философ, классик философской традиции. Учение Платона пронизывает не только мировую философию, но и мировую культуру.
Одна из основных тем учения Платона - справедливое (идеальное) государство. Она претерпевала изменения от момента несправедливого осуждения Сократа в Афинах и до конца жизни Платона. Теория идеального государства наиболее полно представлена Платоном в труде "Государство" и развита в "Законах".
Убежденный в том, что достойную жизнь можно вести только в совершенном государстве, Платон создает в афинской школе для своих учеников условия идеального государства.
Очищение души у Платона связано с телесной и умственной дисциплиной, которая внутренне трансформирует человека, уподобляет его божеству.
«Благоразумие, справедливость, мужество и мудрость являются средствами такого очищения» (Федон).
Государство, по Платону, как и душа, имеет трехчастную структуру. В соответствии с основными функциями (управление, защита и производство материальных благ) население делится на три сословия: земледельцы-ремесленники, стражи и правители (мудрецы-философы). Справедливое государственное устройство должно обеспечить их гармоничное сосуществова-ние. Первое сословие образовано из людей, в коих преобладает вожделеющее начало. Если в них преобладает добродетель умеренности, своего рода любовь к порядку и дисциплине, то это достойнейшие люди. Второе сословие образовано из людей, в коих преобладает волевое начало, долг стражника - бдительность по отношению как к внутренней, так и к внешней опасности. Согласно Платону, государством призваны управлять только аристократы как лучшие и наиболее мудрые граждане..Правителями должны быть те, кто умеет любить свой Город более других, кто способен исполнить свой долг с наибольшим усердием. А всего важнее, если они умеют познавать и созерцать Благо, то есть в них преобладает рациональное начало и их можно по праву назвать мудрецами. Итак, совершенное государство - это такое государство, в первом сословии преобладает умеренность, во втором - мужество и сила, в третьем - мудрость.
Ну что можно сказать – золотой человек ( конечно без мудрости, воплотить идею справедливого (идеального)государства просто не реально.




Концепция справедливости заключается в том, что каждый делает то, что ему надлежит делать; это касается граждан в Городе и частей души в душе. Справедливость во внешнем мире проявляется только тогда, когда она есть в душе. Поэтому в совершенном Городе должно быть совершенным образование и воспитание, причем для каждого сословия оно имеет свои особенности. Большое значение придает Платон воспитанию стражей как активной части населения, из которой выходят правители. Воспитание, достойное правителей, должно было сочетать практические навыки с освоением философии. Цель образования - через познание Блага дать образец, которому должен уподобиться правитель в своем стремлении воплощать Благо в своем государстве.
В финале IX книги «Государства» говорится, что «не так важно, как должно или как может быть» в идеальном государстве, достаточно уже, если кто-то один живет по законам этого Города, то есть по закону Блага, Добра и Справедливо-сти. Ведь прежде, чем возникнуть в реальности внешне, то есть в истории, платоновский Город родится внутри человека.

Да, Царство Божье есть внутрь нас.

«...ты говоришь о государстве, устройство которого мы только что разобрали, то есть о том, которое находится лишь в области рассуждений, потому что на земле, я думаю, его нигде нет.
— Но быть может, есть на небе его образец, доступный каждому желающему; глядя на него человек задумается над тем, как бы это устроить самого себя. А есть ли такое государство на земле и будет ли оно — это совсем неважно. Человек этот занялся бы делами такого — и только такого — государства»

Спасибо тебе Платон, нас действительно ждут очень великие дела…
Оставим хорошее, так как плохое не заставило себя долго ждать.

Обеспеченные граждане греческой Эллады получая образование у софистов, стремясь к эгоистическому превосходству над другими согражданами, понятное дело – способствовали разобщённости социальной жизни.
. Дальновидная, стратегически выверенная политика Филиппа укрепила государство и предопределила экспансию Македонского царства на территорию Эллады, к тому времени ослабленную нескончаемыми раздорами. При царе Филиппе II (359 — 336 г. до н. э.), территория Македонии расширилась и включила в себя богатый золотыми рудниками Пангей, Халкидику, все греческие города-полисы на фракийском побережье Эгейского моря, земли иллирийцев на востоке и пеонийцев на севере. Эпир и Фессалия стали вассальными государствами Македонии. После битвы при Херонее вся материковая Эллада, исключая Спарту, признала зависимость от македонского царя. В своём отношении к Филиппу II греки раскололись, одни рассматривали его как агрессора, душителя свободы Эллады, другие приветствовали как лидера, способного сплотить раздробленную Элладу. В этот период Македония находилась под сильнейшим культурным влиянием древнегреческих государств, сохраняя при этом древнюю самобытность.
Побыв под Македонией, Греция автоматически перешла под Римскую оккупацию. В 215 до н. э. Македония вступила в первую из трёх войн против Рима: результатом проигранных второй (197 до н. э.) и третьей (168 до н. э.)




стало свержение правящей династии и объявление Македонии римской провинцией в 146 до н. э.
Ну что ж, кто не желает принимать хороших идей, по идее заслуживает того, что выбрал – подумал Фёдор и настроился разобраться, что за Римская империя, и какие идеи двигали ею.
Все конечно слышали о некой « римской империи», но мало кто слышал почему и куда былое величие подевалось…(а ведь это произошло вопреки воли императоров и всей «властьимущей» системе) – Идея не сработала, но люди надеялись и верили…
Именно по этому у Фёдора есть такие строки:

Я не верю системе,
        а она, в меня верит,
  кто же – прав?
Только время - достойно проверит.

Тут хотелось бы пояснить на примере – надеюсь многим понятном:
Первые автомобили и поезда приводились в движение паровыми двигателями, и работали на дровах либо угле(такова была идея создателей). Потом возникли иные – более сложные, но и более эффективные идеи, люди думали, думали, думали и вот сегодняшние автомобили и поезда – воплощение сегодняшних идей.
Над построением же Государства – редко, кто вообще задумывался. Как удержать власть – да, это беспокоило и беспокоит многих.
А что есть власть – это примерно, как водитель сидящий верхом на лошади или на первом не крытом паровом автомобиле. Который управляет лошадью – хоть туда, хоть сюда, хоть так, хоть эдак. Но хорошая лошадь, дорогого стоит, как в прочим и хороший автомобиль.
У плохого водителя(властителя) хорошая лошадь(автомобиль) долго не удержится. Но власть в Государстве – это не значит сидеть на шее у своего народа, власть должна находиться в голове у государственного организма, и единым целым совершать любые фигуры высшего пилотажа – как птица, которая так же является организмом.
Никто не пустил слезу умиления? А здесь таки можно было бы…
Итак, давайте вместе попытаемся понять, какие мотивы и идеи были в зародышевом состоянии(эмбрионе) – римского дитяти.

       История Италии
Италию можно по праву считать одним из старейших очагов ци-вилизации на земле, а Римскую империю, чьи следы до сих пор без труда можно найти в половине Европейских государств, можно без колебаний назвать одной из могущественнейших из когда-либо существовавших. Итальянская эпоха





Возрождения также привнесла огромный вклад в мировую историю, а такие люди как Микеланджело или Леонардо Да Винчи известны во всем мире.2000 г. до н.э. - С этого момента начинается история Итальянского государства, когда переселенцы предположительно с северных областей Европы начали пересекать Альпы и расселяться северо-западнее и восточнее Паданской равнины, поскольку наиболее благодатные для возделывания почвы районы находились в устьях рек Вольтурио, Арно и Тибра.
Если учитывать эволюцию – то какие радости переселенцы находили раннее – предположительно в северных областях Европы?
753 до н.э. - образование Рима - легендарного города на семи холмах, которые сами по себе являлись естественным укреплением, именно поэтому их еще до основания города заселяли крестьяне и скотоводы. Считается, что границы города, будущей столицы Римской Империи, определил Ромул. С этого момента начинается присоединение земель и развитие Римского государства.
Значит всё таки деревня была раннее, чем город(ура!). Построили город и решили присоеденять земли(чужие), для расширения территории…
А Спарта и Афины в Греции живут себе параллельно, и не догадываются, что в Риме пришла идея расширяться.
509 г. до н.э. - В Риме возникает республиканская форма правления, при которой верховную власть представляли два консула и Сенат. В это время создается институт трибунов - выразителей интересов беднейших слоев населения. Первой победой трибунов было принятие законов в 451 году до нашей эры, которые ограничили произвол магистратов и положили начало римскому гражданскому праву.450 г. до н.э. - Выходит первый свод законов, так называемые "двенадцать таблиц»
Нам представляется необходимым показать происхождение и развитие самого права. Так вот, в начале нашего государства народ решил сперва действовать без определенного закона, без определенного права, все управлялось царями по произволу. Впоследствии, когда государство до известной степени увеличилось, сам Ромул, по преданию, разделил народ на тридцать частей; эти части он назвал куриями (curiae), потому что он выполнял тогда заботу (curam) о государстве при посредстве подачи мнений этих частей. И таким образом он и сам предложил народу некоторые куриальные законы; предлагали их и последующие цари. Все эти законы сохранились записанными в книге Секста Папирия, который, будучи знатного происхождения, жил в то же время, как и (Тарквиний) Гордый, сын коринфянина Демарата. Как мы сказали, эта книга называется Папириево гражданское право, не потому, что Папирий прибавил там что-либо от себя, но потому, что законы, предложенные без порядка, он собрал воедино. Затем, по изгнании царей, по трибунскому закону, все царские законы вышли из употребления, и римский народ опять стал больше пользоваться неопределенным правом и обычаем, чем предложением законов, и это он терпел почти шестьдесят лет [1]. Впоследствии, чтобы этого не было дольше, с общего согласия было решено поставить десять лиц, чтобы через них просить законы у греческих государств и обосновать законами римское государство. Эти законы, записанные на таблицах из слоновой кости, были поставлены пред ораторской




кафедрой, чтобы их можно было яснее воспринимать. Упомянутым 10 лицам были даны на этот год высшие права в государстве, чтобы они, если понадобится, и исправляли законы, и толковали, и чтобы на них, как на остальных должностных лиц, не было права апелляции. Они сами заметили, что упомянутым первым законам кое-чего недостает, и потому на следующий год прибавили к старым еще две таблицы. Таким образом, от прибавки, получилось название законов двенадцати таблиц. По сообщению некоторых, виновником их внесения у децемвиров был некий Гермодор из Эфеса, живший Италии в изгнании. По внесении этих законов начало быть необходимым обсуждение их на форуме (как естественно и обычно бывает, что толкование законов вызывает авторитет людей мудрых). Это обсуждение и это право, которое без записи является составленным мудрецами, называется общим именем гражданское право. Потом из этих законов почти в то же время были составлены иски, чтобы на основании их люди могли спорить между собой на суде. Чтобы народ не устанавливал эти иск по своему желанию, было выражено желание, чтобы они были определенными и торжественными. И эта часть права называется исками по законам, т. е. законными исками. Таким образом, эти три права возникли почти одновременно: законы двенадцати таблиц, из них начало вытекать гражданское право, из них же составлены иски по закону. Знание всех их и умение толковать иски были у коллегии понтификов, которые устанавливали, кто и в каком году будет ведать частными (делами), и народ почти сто лет пользовался этим обыкновением. Впоследствии, когда Аппий Клавдий упорядочил и свел к формулам эти иски, писец Гней Флавий, сын его вольноотпущенника, передал похищенную книгу народу, и этот подарок был до того приятен народу, что Флавий сделан был народным трибуном и сенатором и курульным эдилом. Эта книга, которая содержит иски, называется Флавиевым гражданским правом, как упомянутое выше Папириево гражданское право, ибо и Гней Флавий не прибавил к книге ничего своего. С последующим ростом государства, так как некоторых родов (судебных) исков недоставало, Секст Элий составил другие (судебные) иски и книгу передал народу, которая называется Элиевым правом. Далее, когда в государстве были закон двенадцати таблиц и гражданское право, были и (судебные) иски по закону, случилось, что у плебеев возник раздор с патрициями, и плебеи удалились из Рима и установили себе права. Эти права именуются решениями плебса. Затем, когда плебеи были призваны обратно, так как из-за этих решений плебса возникало много раздоров, то постановили, на основании закона Гортензия [2] соблюдать и эти решения, как законы. В результате между решениями плебса и законом разница была только в способе установления, а власть их была одна и та же. Затем, так как плебеи с трудом начали приходить к согласию, а с народом, при такой массе людей, это было во всяком случае гораздо труднее, то в силу самой необходимости, забота о государстве перешла к сенату. Таким образом сенат начал вступаться в дела и всякое постановление его принималось во внимание; это право называлось постановлением сената. В то же время и должностные лица исполняли права, и чтобы граждане знали, какое право выскажет всякий о каждом деле и предохранит себя, они выставляли эдикты. Эти эдикты преторов составили почетное право. Почетным же оно именуется, так как явилось от преторского почета.
Фёдор читал и пупел(прозревая) – как оказывается всё складывалось…
Значит законы приехали из Греции, а не проросли из народных традиций. Потому народу были и не по душе. Народ упирался и выдвигал свои




законы. А те, кто брался за управление имел в виду и народ и его законы, - пришлось вводить сенат, а сенат с депутатами и сегодня подкупается. Как всё это похоже на сегодняшний день, проблемы то господа остаются неразрешёнными и на сегодняшний день? А мы как палили дровами печки, так и до сих пор печки наши на дровах? Что ж вы за руководители? Где прогресс от ваших законов? Где справедливость? Софистов вам не хватало? С удовольствием оплачивали их труд? Они научили, как ложь выставляется за правду? А «Конфуции, Сократы и Платоны» вам лишь помеха? Ну господа, право вы вредители. И добродетели у вас нет. А кто не имеет добродетели и поступает несправедливо( тем более к своему народу), тот творит зло – Аристотель. Да и Иисус того же мнения, а кто не слышал, так мне тогда интересно, как вы оказались у власти над народом? Вам понравились Фёдора вопросы? Мне да. Потому и печатаю дальше. А что б немного успокоить господствующий класс, поставим вот это:
Всё идёт верно,
  но только примерно,
а всяко примерно,
  неточностью – скверно.

Первый в истории автомобиль был изготовлен лишь примерно желаемому…

390 г. до н.э. - разграбление Рима галлами, вторгшимися с севера.

Фёдор насчитал 30-ать междуусобных войн римлян с окружающими их соседями и победителями выходили римляне.

В начале IV века до н. э. на Италию обрушилась волна кельтских вторжений. Основные группы кельтов двигались из Восточной Галлии (Франции), Южной Германии и Швейцарии. Кельты осадили этрусский город Клузий, после чего десятки тысяч кельтов (или галлов, как называли их римляне) во главе с вождем Бренном двинулись на Рим, поскольку некоторые граждане Рима участвовали в борьбе с кельтами на стороне этрусков. В Риме, очевидно, не осознавали, с какой опасностью им пришлось столкнуться. Только тогда, когда кельты были недалеко от Рима, римская армия перешла через Тибр и загородила им дорогу в трех милях от городских ворот. 18 июля 390 г. до н. э. в битве на речке Аллии (вблизи ее впадения в Тибр) 40-тысячная армия кельтов разгромила равное по численности войско римлян под командованием Квинта Сульпиция. По свидетельству древних авторов, римляне, поначалу бывшие слишком самоуверенными, испытали какой-то панический ужас, внушенный видом обнаженных воинов противника и дикими звуками их рогов. Кельты вначале




разгромили правый фланг римлян, где находились наиболее молодые и неопытные воины, а затем обрушились на левый фланг и центр. Практически никто из римлян не погиб в открытом бою — кельты поражали бегущих в спину. Страшная резня произошла на берегу Тибра, куда бежал левый фланг римлян. Многие утонули под тяжестью доспехов.После этой победы кельты взяли и разграбили Рим. Уцелел только Капитолий, под которым кельты потерпели поражение от ега защитников. И дальнейшие попытки взять эту крепость были неудачны. Не знакомые с осадным искусством, кельты простояли под его стенами 7 месяцев. По преданию, однажды Капитолий был спасен гусями, разбудившими римских воинов в одну из ночей, когДа кельты пытались неожиданно забраться на стены крепости. Кроме того, знаменитый Марк Фурий Камилл, находившийся изгнании в городе Ардеи, собрал войско из ардеян и смелой ночной атакой разгромил один из кельтских лагерей. Дважды римляне разбили этрусков, решивших заняться грабежами римских владений: первый раз в битве у Вей, а второй — в битве у Салина.
 Наконец, кельты согласились взять выкуп и покинуть Рим. Одной из причин этого стало вторжение племени венетов на территории, занимаемые кельтами на берегах реки По. Есть информация, что Камилл, вновь назначенный диктатором, подошел с войском к Риму и дважды разбил кельтов, ускорив их уход. Хотя это, скорее всего является выдумкой самих римлян, желавших как-то смягчить горечь своего позора.Следствием разгрома, учиненного кельтами, стало ослабление влияния Рима среди латинских городов. Кельтское племя сенонов (которое, предположительно, и разгромило римлян) обосновалось на адриатическом побережье Италии, заняв полосу территории около 60 км в ширину и протяженностью 100 км между современными городами Пецаро и Мацерата. Этот район имел важное значение, поскольку контролировал проходы в долину Тибра, а также позволял постоянно угрожать городам Апулии и Кампании. Отдельные отряды кельтов проникали отсюда далеко на юг, и именно в это время кельтские наемники оплачивались Дионисием Сиракузским, который отправлял их отряды в Грецию в поддержку Спарты, соперничавшей с Фивами.

Война с вольсками, эквами и этрусками 389—385 гг. до н. э.
Противники Рима не преминули воспользоваться его тяжелым положением, в котором он оказался после нашествия галлов. За оружие взялись вольски, эквы и этруски, а бывшие верные союзники латины и герники постарались освободиться от римского влияния. Диктатор Марк Фурий Камилл одну часть войск послал против Этрусков, другую оставил




около Рима, а с третьей частью осадил вольсков в их лагере у Ланувия.
Камилл воспользовался тем, что вольски обложили вал лагеря срубленными деревьями, и приказал поджечь их. В результате пожара лагерь был уничтожен, а вольски Разбиты. Камилл немедленно опустошил земли вольсков, затем выступил и против эквов, разбив их войско в битве при Болах. В это же время этруски осаждали союзный Риму город Сутрий Осада длилась до тех пор, пока туда не подошел в 388 г. до н. э Камилл, с ходу разбивший этрусков в Первой битве под Сутрием. В конце того же года римляне предприняли экспедиции в этрус, скую область Тарквиний, где взяли два города — Кортуозу и Контенебру. Кортуоза была взята легко, практически без осады, а вот битва за Контенебру получилась очень упорной, и не прекращалась даже ночью в течение нескольких суток.
В 386 г до н. э. Вольский город Антий выступил против Рима, поддержанный также латинами и герниками. В бой римлян повел все тот же знаменитый Марк Фурий Камилл, одержавший очередную победу. Только благодаря начавшемуся во время битвы ливню, противники римлян не были полностью истреблены. Вольски бежали в Сатрик, но этот город был вскоре взят. Тем временем этруски снова подошли к Сутрию, и даже взяли часть города. Камилл двинулся против них и разбил во Второй битве под Сутрием, после чего римляне пошли к городу Непету и также отбили его у этрусков. В 385 г. до н. э. вольски опять собрали огромное войско, к которому примкнули латины и герники. В Риме диктатором был назначен Авл Корнелий Косе, а начальником конницы стал Тит Квинкций. Вольски, искусные только в метании копий, не устояли против сильных в рукопашной схватке римлян, и были разбиты в очередной раз. Считается, что после этого поражения наиболее грозные противники Рима вольски, которые фактически воевали с римлянами начиная с 459 г. до н. э., превратились в довольно слабое племя, не представлявшее больше угрозы.
Войны Рима с бывшими союзниками, 383—377 гг. до н. э.
Проведя один год без войны, римляне в 383 гг. до н. э. были вынуждены снова взяться за оружие. Кроме вольсков, которые, как пишет Тит Ливий, «были словно судьбою даны римскому народу для постоянных военных упражнений», среди противников оказались жители Цирцей и Велитр, решивших отделиться от Рима, а также жители Ланувия, бывшие до той поры самыми верными союзниками. Затем к коалиции примкнули и жители Пренесты. В 382 г. до н. э. римляне разбили в битве у Велитр отряды пренестинцев. Те в отместку взяли в 381 г. до н. э Сатрик. Для борьбы с ними был вновь призван Камилл, находившийся уже в преклонном розрасте. Под его руководством римляне разгромили противника и взяли его лагерь. В




380 г. до н. э. пренестинцы стали лагерем у дллии, в том самом месте, где римляне были разгромлены галлами. Им навстречу двинулась римская армия под командованием диктатора Тита Квинкция Цинцинната. В битве при Аллии пренестинцы дрогнули уже после первого же удара и бежали до самой Пренесты. Римляне взяли 8 городов, принадлежавших пренестинцам, а затем взяли и Велитры. В конце концов Пренеста сдалась без боя.
 В 379-378 гг. до н. э. римские владения тревожили вольски, а в 377 г. до н. э. римская армия под командованием Публия Валерия и Луция Эмилия подошла к Сатрику, где сразилась со своими бывшими союзниками — латинами. В битве при Сатрике латины, прошедшие римскую военную школу, оказали упорное сопротивление, но не выдержали удара конницы римлян. Разбитые латины бежали к вольскам в Антий, который римляне не стали штурмовать, разорив окрестности. Жители Антия, утомленные войной с Римом, сами сдали город. Тогда латины от Антия двинулись к Тускулу и попытались укрыться там. Но подошедшее римское войско с одной стороны и жители Тускула с другой, нанесли им еще одно поражение в битве у Тускула.Кстати, в 378 г. до н. э. произошло знаменательное событие — вокруг города были возведены новые оборонительные стены, которые заменили земляной вал, сделанный еще при Сервии Туллии в середине VI века до н. э. Новые стены, в сооружении которых большую роль сыграл Марк Фурий Камилл, имели более трех с половиной метров в толщину и около семи с половиной метров в высоту. Их сложили каменщики-греки из вулканической породы, доставленной из недавно разрушенных Вей. Протяженность этих стен показывала, что к тому времени Рим намного превосходил по своим размерам любой город Италии — его площадь превышала площадь тех же Вей в два раза.
И так далее и тому подобное из года в год, из века в век…Фёдору тошнило от подобных описаний, и он подумал – почему людям не жилось спокойно? Сиди себе, защищайся на одном месте, будут знать что сильный, подёргаются – подёргаются и успокоятся, а может и сдружатся…
Но там оказывается эгоизм бурлил замешанный на старых обидах, хотелось превосходства, а когда ты силён, то лакомый кусочек у соседа, сам эгоизм велел взять. Короче идея просматривается в том, что возможность лёгкой наживы – указывала на новые территории, и засиживаться с оружием в руках, воинам казалось унизительным и не профессиональным занятием. А помериться силами и поживиться, грабя и насилуя – это было романтичней и совершенно не скучно. Брали в рабство, продавали, и для себя оставляли…
И как видно из истории – это было, как цепная реакция – ты мне я тебе, зло порождает зло. И где тот умный – кто первым остановится??? Какая справедливость? Но о ней всё-таки задумывались, вернее жизнь заставляла задумываться. И мы попытаемся обнаружить, как и в чём это проявлялось.
Причём замечу 2000 лет такого образа жизни – непременно отпечатался в генах молекулы ДНК, и передаётся по наследству даже в наши дни…
Читая о Римской империи и о тех, кто ею правил Фёдор усматривал явную проблему




во взаимоотношениях между различными слоями общества, а также между родными и близкими, и просто ближними, непосредственно с которыми живёт и общается гражданин этой империи. Вот пример для наглядности, который частично свидетельствует о кризисе:
       ...Сначала под влиянием своего воспитателя Сенеки он правил в согласии с сенатом, но затем сказались его низменные пороки. Он убил свою жену, дочь Клавдия Октавию, а потом, тяготясь опекой матери, подослал убийц и к ней. Когда сенат униженно приветствовал убийцу собственной матери, Нерон будто бы воскликнул: «До сих пор еще ни один принцепс не знал, как далеко он может зайти!»
Заговор против него, открытый по доносу раба, дал повод к массовым репрессиям, казням и конфискациям. Ревнителей «нравов предков» возмущало пристрастие Нерона к поэзии, музыке и театру. Нерон сочинял стихи и песни, выступал на сцене, ездил по Греции с артистическим турне, упиваясь лестью зрителей. Он выстроил себе роскошный дворец, «золотой дом», и отстраивал Рим, сильно пострадавший от пожара летом 64 г. По слухам, пожар учинил сам Нерон, и, чтобы прекратить вызванные этими слухами волнения, вину свалили на появившихся в Риме христиан и жестоко с ними расправились. В 68 г. восстали Галлия, Испания, Африка. В союзе с местным населением действовали стоявшие в провинциях войска, выдвигавшие своих претендентов на престол. Нерон был низложен, началась гражданская война, победу в которой одержал Тит Флавий Веспасиан, человек незнатный, но опытный полководец, в то время подавлявший начавшееся в 66 г. восстание в Иудее (окончательно оно было разгромлено его сыном Титом). Армия Веспасиана захватила Рим, и сенат утвердил его императором...
Из данного исторического отрывка можно извлечь суть и некое представление того не идеального состояния « в Священной Римской Империи». Тут можно заметить упоминание и о появившихся христианах.
Поскольку исторические периоды делятся на – «до н. э.» и после, то бишь - н. э. , то нельзя пройти не разобравшись, в чём суть этого «перехода эр».
Это не простой вопрос, и не однозначно воспринятый человечеством. В Китае, Индии и Израиле – такой исторической шкалой летоисчислений не пользуются, вопрос почему? Вот с этим мы попытаемся разобраться независимо – глазами Фёдора. Конечно Фёдор будет ссылаться на какие-то источники, но мнение и комментарии будут его собственные, не смотря на то что – нравится это кому-то или нет…
Свобода господа, да здравствует свобода!!! А свобода в понимании Фёдора – это всего - на всего «приятная зависимость» ( от тех условий в которых ты обитаешь).
Хотелось бы для начала приложить маленькое отступление, которое быть может станет ориентиром – что мы имеем сегодня, по прошествии 2000 лет от Рождества Христова(или н. эры). Слушая радиопередачу посвящённую теме культуры – «Культурная эволюция», Фёдор услышал мнение профессора университета, в котором он выразился « омерзительное христианство». Профессор расширил мнение о христианстве, которое корнями уходит на несколько веков глубже от распятия Иисуса.




Достоверность распятия якобы не доказана, но и не опровергнута. Идеология пассивного ожидания конца света, сделала христиан не внушающими уважения и потому не принятыми серьёзно современным обществом.
Это то, к чему христианство пришло спустя 2000 лет ( на территории бывшего СССР). Но вместе с тем христианские храмы и церкви есть, строятся новые, люди крестятся и считаются христианами… Фёдор решил заглянуть на сайты, что же думает общественность:
Прошел круглый стол «Христианские ценности в современной России» (пресс релиз)
25 мая 2006 года в Москве прошёл круглый стол «Христианские ценности в современной России», организованный по инициативе ассоциации «Духовное возрождение», - сообщает Христианский Мегапортал www.invictory.org со ссылкой на пресс-службу Ассоциации "Духовное возрождение". Проведение названного мероприятия возглавили Михаил Черенков, вице-президент ассоциации «Духовное Возрождение», кандидат философских наук (Москва), и Владислав Бачинин, ведущий научный сотрудник Института социологии РАН, доктор социологических наук (Санкт-Петербург).
Круглый стол объединил усилия ученых историков, религио-ведов, философов и представителей религиозных конфессий. В работе круглого стола приняли участие ученые Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода. На заседании круглого стола присутствовали гости из США, Агнишка Теннат – редактор журнала «Христианство сегодня» (Christianity Today), эксперт по вопросам религиозной жизни на территории Восточной Европы, и Гэрри Гнидович - арт-директор журнала «Христианство сегодня», фотожурналист.
В ходе работы круглого стола участниками были затронуты следующие вопросы: - Во время перестройки, впервые за долгие десятилетия, заговорили о духовном возрождении общества. Насколько исполнились те надежды?
 - Какое место занимают христианские ценности жертвенной любви, милосердия, сострадания в иерархии ценностей российского общества?
 - Соотношение демократических и христианских прав и свобод человека? - Россия между Западом и Востоком: актуальна ли эта проблема сегодня? - Каковы перспективы развития межконфессионального диалога в России?
- Как христианские церкви могут участвовать в решении общественных проблем, в чем состоят их первоочередные задачи?
 Открывая заседание круглого стола, Владислав Бачинин сказал: «Пространство, в котором мы живём, информационное поле, которое нас
окружает, не христоцентрично. Так исторически повелось, что в России




судьбы страны чаще всего решали не христиане. И так важно, чтобы именно сегодня голос христиан в нашем обществе был отчётливо слышен».
 Евгений Рашковский, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, доктор исторических наук (Москва), отметил ряд причин, по которым, на его взгляд, о духовном возрождении в России говорить преждевременно: «Во-первых, мы утратили человеческое измерение христианства. Годы атеизма изувечили как неверующих, так и верующих. Последние, пораженные гордыней и искаженным чувством собственной правоты и убеждений, за которые они страдали во времена гонений, до сих пор с опаской смотрят на неофитов, приходящих в «их» церковь. Во-вторых, сегодня мы отчетливо видим, что руководители большинства конфессий ориентированы, в первую очередь, на государство, а не на свою паству. Думается, что причиной всему обозначенному мною является то, что в постсоветском обществе не произошло подлинной «метанойя», не произошло настоящего покаяния».
С ним вполне согласен и Владимир Илюшенко, поэт, прозаик, член Союза писателей Москвы, который в своем выступлении справедливо указал на тот факт, что «Духовное возрождение всегда персоналистично. Духовное возрождение России возможно только через возрождение конкретной личности, затем церкви и только потом общества в целом». С точки зрения Владимира Ильюшенко, не смотря на социальную и миссионерскую активность церквей, на сегодняшний день в России так и не произошло духовного возрождения.
В своем выступлении Игорь Малин, юрист, религиовед (Н.Новгород), напомнил собеседникам, что в 90-е годы происходит активная конфессионализация российского общества. Появляются сотни новых религиозных организаций. Наблюдается подлинный подъем и пробуждение в обществе. «Но затем наступает период раздела сфер влияния в поликонфессиональном мире России. Однако попытка конфессий занять своё наиболее удобное место в обществе, а главное стать поближе к власти, неизбежно привела к разобщенности и изоляционизму. Следствием чего христианские деноминации в 90-е годы ХХ века упустили шанс стать реальной консолидирующей силой российского общества. Более того, на сегодняшний день наше общество просто не видит желания у лидеров христианских церквей объединиться в служении, даже в сфере социальной диаконии».
Теперь, думаю можно отправиться в историческое прошлое Римской империи, на территории которой и зарождалось Христианство. Однако Фёдор понимает, исторические даты, факты, и суждения порой у разных источников различны.
Выделить истину сложно, но нас интересует общая суть – почему возникло, очень не просто вжилось, закрепилось Новым Заветом и «живёт» до ныне.




Христианство возникло в греко-римском средиземноморском мире, когда он переживал эпоху религиозных брожений. Существовало множество культов, включая культ богов Рима и культы богов тех городов и стран, которые вошли в состав Римской империи. Особенно важное значение придавалось культу императора. Широкое распространение имели мистериальные культы, посвященные тем или иным греческим божествам. Все они были связаны с поклонением некоему богу, который был умерщвлен своими врагами, а затем восстал из мертвых. Обряды эти сохранялись в тайне от посторонних, посвященные же верили, что, совершая эти обряды, они соучаствуют в смерти бога и через его воскресение обретают бессмертие. Другая религиозная традиция, герметизм, обещала своим приверженцам освобождение от оков плоти и бессмертие.
Христианство отвергало почитание языческих богов и императора. Оно имело определенные черты сходства с мистериальными культами, но существенно отличалось от них – в частности, тем, что в нем почитался не мифический персонаж, а реальная историческая личность, чья жизнь и учение стали предметом почитания и веры. Христианское вероучение существенно отличалось и от того, что предлагали мистериальные культы. Христианство отчасти заимствовало свою терминологию из греческой философии, – прежде всего стоической, платонической и неоплатонической – однако его смысловое ядро – вера в то, что во Христе вечный Бог стал человеком, претерпел смерть на кресте, а затем воскрес из мертвых, – не имело ничего общего с любой из существовавших в то время философских систем.
 Христианство существенно отличалось от других религий и от официальных культов, поэтому его последователи столкнулись с постоянными гонениями со стороны основной массы населения и властей, поставивших христианство вне закона. Однако число христиан множилось, и императоры принимали решительные меры для того, чтобы заставить их отказаться от своей веры. На протяжении 3 в. два императора – Деций и его преемник Валериан – сделали все, чтобы навсегда покончить с христианством. В начале 4 в. Диоклетиан возбудил самое широкое и самое жестокое из всех гонений на христиан.
 Однако за пять веков, последовавших за распятием Иисуса Христа, подавляющее большинство населения Римской империи, включая императоров, становится христианским. В 312 император Константин Великий принял эту веру, его примеру последовали трое его сыновей, которые также стали императорами. Попытка племянника Константина, императора Юлиана (прозванного «Отступником»),
возродить язычество (в 361–363) провалилась. К концу 5 в. христианство




стало государственной религией Армении, христианские общины появились в Персидской империи, в Индии и у германских народов на северных рубежах Римской империи.
В первом поколении христиан было несколько выдающихся миссионеров, самыми замечательными из которых можно считать апостолов Павла и Петра. Они и их менее прославленные современники проповедовали христианство преимущественно среди грекоязычного населения империи. Из крупных городов вера распространялась в малые города, а оттуда – в сельскую местность.
 Среди причин, побудивших большинство населения Римской империи принять христианство, можно назвать следующие: 1) постепенное разложение и упадок греко-римской культуры; 2) принятие христианской веры Константином и его преемниками; 3) тот факт, что в христианстве люди всех классов и национальностей принимались в единое, общее братство и что эта религия могла быть адаптирована к местным народным обычаям; 4) бескомпромиссная приверженность церкви своим убеждениям и высокие моральные качества ее членов; 5) героизм христианских мучеников.
Организация церкви. Христиане верили, что составляют единую вселенскую церковь. Она была организована по принципу «диоцезов» (термин, обозначавший территориальную единицу в составе империи), или «епархий» во главе с епископом. Особым почетом пользовались епископы Иерусалима, Александрии, Антиохии, Карфагена, Константинополя и Рима. Епископу Римскому как главе церкви имперской столицы отдавалось первенство перед другими епископами. Кроме того, согласно традиции, первым епископом Рима был апостол Петр, которого сам Христос поставил главой церкви.
По мере роста церковь вынуждена была заботиться о чистоте веры, воспринятой от апостолов. Христианству угрожала опасность утратить эту чистоту в ходе адаптации к тем или иным местным условиям. В 1 в. существовала опасность поглощения христианства иудаизмом. В предотвращении такого исхода главную роль сыграл Павел. Во 2 в. возникла серьезная опасность со стороны гностицизма. Под гностицизмом понимают целый ряд различающихся между собой религиозных и философских течений, распространившихся в Средиземноморье. Одной из главных особенностей гностицизма было резкое противопоставление духа как благого начала и материи, которая провозглашалась принципом зла. Одной из форм существования этой злой материи гностики считали человеческое тело. Они учили, что спасение состоит в освобождении от плоти и в погружении в область чистого духа. Некоторые гностики пытались найти в своих системах место и для Христа, однако при этом они отводили ему второстепенное место и отказывались признавать его историчность. См. также ГНОСТИЦИЗМ; МАНИХЕЙСТВО.


Близким гностицизму было учение маркионитов, также игравшее видную роль в духовной жизни 2 в. Основным центром движения был Рим. Маркион, основатель движения, учил, что материальный мир, включая тела людей и животных, со всем присущим ему злом был сотворен неким злым богом. Этого бога Маркион отождествлял с Богом Ветхого Завета и еврейского народа. Маркион был убежден в существовании еще одного Бога, Бога Любви, которого люди не знали до тех пор, пока он не открыл себя во Христе. Подлинная «благая весть», согласно Маркиону, состояла в том, что Христос избавил людей от власти злого бога и указал им спасительный путь в царствие Бога Любви. Он считал Павла единственным из апостолов, правильно понявшим Христа и его благую весть. Маркион требовал от своих последователей строго воздержи-ваться от половых сношений, т.к. как именно это позволяет плоти, с ее пороками и недугами, продлевать свое существование. Секта Маркиона просуществовала по крайней мере до 5 в. См. также ДОКЕТИЗМ; МАРКИОН. Чтобы противостоять этим и другим сходным течениям, христианская церковь выработала три принципа, позволявшие обеспечить сохранение веры в ее изначальной чистоте. Во-первых, это была доктрина апостольского преемства, согласно которой апостолы усвоили Евангелие непосредственно от Христа, а затем, перед смертью, передали его – вместе со своим вероучительным авторитетом – епископам, избранным христианами местной церкви, а эти епископы, в свою очередь, передавали его своим преемникам. В связи с этим церковь должна была определить, какие именно линии епископства восходят непосредственно к святым апостолам. В частности, епископы Римские считались прямыми преемниками апостола Петра.
Во-вторых, следовало четко определить круг писаний, в которых содержалось подлинное учение апостолов. Еще до конца 4 в. был выработан канон из 27 книг, составляющих Новый Завет. Основным критерием для включения той или иной книги в канон было авторство апостола либо лица, непосредственно связанного с одним из апостолов. В-третьих, вставала задача дать краткую и четкую формулу, которая выражала бы сущность христианской веры, в результате чего возникли символы веры, из которых наиболее распространенным был т.н. Апостольский символ веры. Название этого символа указывало не на то, что он был сформулирован самими апостолами, а на то, что в нем было кратко выражено основное содержание апостольского учения. За исключением двух или трех стихов, включенных в него позднее, этот символ существовал уже во второй половине 2 в. Концепция апостольского преемства епископов, новозаветный канон и Апостольский символ веры до сих пор остаются фундаментом, определяющим жизнь большинства христианских церквей.



Вот такую подборку нашёл Фёдор о христианстве на сайте в энциклопедии «Кругосвет». Здесь упоминается об апостолах – Павел и Пётр. Но ничего не говорится о распятом Иисусе. И причём не только в этом, но и в других источниках обходят стороной, как же происходило становление Христианства. Но летоисчисление новое идёт от рождества Христова, отмечают и сам праздник рождества во многих странах, но в разное время. Одни до Нового года, другие после, одни христиане, другие католики третьи протестанты в общем вопрос запутанно – напутанный, задаём вопрос почему? А потому, что путались те, кто якобы правильно следовал христианскому пути. Прошло 2000 лет – Бог один, Земля одна, Солнце одно, Человек – «человечество» ( в общепринятом понимании) один, а мировоззрение и религии у человечества – разные? Очевидная нестыковочка явно привлекала внимание Фёдора. По Платону – всякая сущность либо предмет имеют заложенные в них идеи. В чём идея – человека, Земли, Солнца, Космоса? Кстати эти мысли приходили ко многим ранее живущим людям, и если люди не видели идеи, они переставали понимать, как же поступать и жить дальше. С подобными проблемами столкнулась и Римская Империя.

ПРОБЛЕМА ХРИСТИАНИЗАЦИИ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ
(Казаков М.М.)
Христианство возникло на развалинах классического античного мира, и Империя, ставшая новой формой сохранения античных традиций в новых исторических условиях, стала одновременно и условием развития и распространения новой религии, которая объективно выходила за рамки классической античности, хотя и основывалась на ее достижениях. Оба организма - христианство и Римская империя - были следствием разложения и трансформации полисных структур, порождением одних и тех же исторических условий, и уже в силу этого должны были иметь тенденцию к объединению. И хотя в течение I-III вв. линии развития христианства и Римской империи чаще расходились, чем сближались, в начале IV в. сложились максимально благоприятные условия не только для сближения, но и для союза.
 При этом определенный интерес представляет изучение личности императора Константина и его личного обращения в христианство.
 В историографии по отноше¬нию к обращению Константина существуют следующие основные подходы: полное отрицание видения Константина и видение в Константине лишь трезвого политика и прагматика, лишенного какой бы то ни было экзаль¬тированности (Гиббон, Буркхардт); убежденность в истинности сведений Лактанция и Евсевия и вера в то, что Константин действовал по указанию Бога, будучи убежденным христианином (Альфольди, Кересцес, Бэйнс); стремление объяснить обращение Константина, как результат длительной эволюции и как сочетание религии и политики (Паланк, Пиганьоль). Мне ближе последний подход.




– Методы христианизации, которые имели в основном ненасильственный характер до того момента, когда христианство стало государственной религией. После этого христианизация, напротив, стала осуществляться в основном насильственными методами, “на почве закона”[4], и теперь ее подкрепляла сила государства и его структуры. IV век является уникальным временем относительного равновесия язычества и христианства, что делает его особенно интересным с точки зрения изучения “мирных” методов христианизации.
Фёдору повезло, он нашёл то, на чём хотел заострить внимание: «Христианская Церковь есть основанное Господомъ нашимъ Iисусом Христомъ общество людей, соединённыхъ между собою верою в Него, какъ Бога Искупителя, однимъ Богооткровеннымъ ученiем, однимъ богослужениемъ и таинствами, подъ управленIемъ и руководством Богоустановленной iерархiи, для достижения нравственнаго совершенства и спасенiя» (Язык русский. Издательство Свято-Троицкая Сергиева Лавра. Книга Е. И. Смирнова "История Христианской Церкви" была удостоена Святейшим Синодом полной премии Высокопреосвященнейшего Макария и одобрена в качестве учебника для духовных семинарий. Это сочинение много раз переиздавалось. Оно широко известно современному читателю. В предлагаемой публикации монографии, воспроизводящей десятое издание (1915 г. ), уточнены имена и даты в соответствии с данными современной церковно-исторической науки, а также внесены небольшие стилистические исправления.)
Если Церковь стремится к нравственному совершенствованию, то почему она применяет насильственные методы? Церковь хочет достичь спасения, но от кого и от чего?
Далее на первой же странице говориться – что предметъ Церковной Исторiи есть Церковь, как религiозное общество, состоящее изъ людей. Таким образомъ, предметомъ Исторiи служитъ только человеческiй элементъ Церкви, какъ подлежащiй изменяемости; и т. д. Ну вот подумал Фёдор, как под влиянием Церкви исторически изменился христианин?
Он с удовольствием прочёл неспеша эту книгу, и обнаружил довольно интересные вещи, о которых не предполагал, хоть и прочёл Новый Завет, но об этом позже и постепенно, а пока вернёмся к проблемам затронутым выше.
В конце 1980-х гг. Р. МакМаллен исследовал пять сфер светской жизни и пришел к выводу, что христианство не привело ни к каким изменениям в рабстве, не отменило гладиаторских боев, не смягчило судебных наказаний, не прекратило коррупции, которая проникла и в саму церковь. Изменения, по его мнению, были значительны лишь в сфере сексуального поведения (Mac Mullen R. What Difference Did Christianity Make? // Historia. – 1986, Bd



Ну что ж , упорядочение в сексуальных отношениях, тоже немаловажная вещь (Садом и Гоморра видно – подействовали), но коррупция, несправедливое отношение к человеку (рабство) и судебные махинации – это то, что осталось и по сегодняшний день. Кто-то скажет как рабство?
Да, крепостное право на Руси отменили всего в 1861г, а в Германии на пол века ранее. Но по работе ли, или по совершенствованию ли Церкви произошли эти изменения? Оказывается, что нет, даже вопреки её размеренной, исправно славящей и ждущей конца Света церковной иерархии. Крепостного права, мы коснёмся более детально позже. Пока нам интересна следственная результативность Христианства. Формирование церкви не только как религиозного, но и идеологического и политического института позднеантичной цивилизации, которое происходило на фоне борьбы внутри самой церкви.
Вот открывается , что просто религия, понятно, что имевшая некую идею (достижения нравственнаго совершенства и спасенiя) заключала компромиссный контракт с идеологией и политическим институтом позднеантичной цивилизации, и тут присутствовала борьба внутри церкви. Фёдор задавал вопрос – почему борьба, почему не нравственно и спокойно обсудить и прийти к соглашению, что есть – Богоугодное ? Но если взять вышеупомянутый учебник Смирнова, там действительно приведено множество разногласий и споров, и вот по мнению церкви почему: Христианское вероучение, заключающееся в Священном Писании и Священном придании, явилось в Церкви, как данное, которое должно быть принимаемо и усвояемо каждым верующим без изменения, так как оно заключается в своих первых источниках. Но так как у людей, составляющих Церковь, степени понимания и усвоения тех или других истин различны по различию силы их веры и понимания откровенного учения, а так же по разнообразию первоначального воспитания и умственного развития, то и христианское вероучение на первых порах исторической жизни Церкви входило в сознание членов её различно. С одной стороны мы видим людей, с верою, во всей полноте принявших и усвоивших христианское учение именно так, как оно заключается в своих источниках, с другой – людей, принявших христианство только по форме, внешним образом, не понявших его сущности, а потому исказивших его примесью сторонних учений, не имеющих основания ни в Священном Писании, ни в Священном Предании. Отсюда в сознании людей христианское вероучение является или таким, каким оно должно быть в своей идее, истинным, правильным, или искажённым, не правильным. В первом случае оно, в церковно-исторической жизни, является как православие, во втором – как ересь.





В появлении еретиков, искажавших божественное неизменяемое учение Христианской Церкви, есть некоторого рода последовательность и система, именно – нисхождения от общего к частному. Далее говорится, что на первых порах, в следствие вступления в Церковь иудеев и язычников, не хотевших вполне отказаться от иудейства и язычества и потому смешивавших христианское учение с воззрениями языческими и иудейскими, появятся еретические заблуждения, относительно всей системы христианского вероучения, а не отдельного какого –либо пункта. Так действительно и было: с одной стороны явились еретики иудействующие, которые стремились слить христианство с иудейством, даже с подчинением первого последнему, а с другой язычествующие, или как они назывались во 2-ом веке , гностики, а потом манихеи, стремившиеся из христианского вероучения в соединении его с восточным религиозным миросозерцанием, или греческою философиею , образовать смешанную религиозную систему. Когда лжеучения этих еретиков были поражены Церковью, и уже стали отживать своё время, на смену их являются другого рода ереси, возросшие уже на христианской почве. Оспаривающие главный догмат христианства о троичности Лиц в Божестве, а далее по вопросу ещё более частному – о Божественности Второго Лица Святой Троицы, эта ересь ( арианство) – начало 4-го в. Результаты и значение этой борьбы оказывали прямое влияние на общий исход христианизации.
В процессе христианизации церковь не могла не использовать богатейшего опыта римского государственного строительства, и многие величайшие деятели этой эпохи были прекрасными администраторами и политиками (Василий Великий, Амвросий Медиоланский, Синезий Киренский и др.). Формирование церковного аппарата не могло проходить в отрыве от государственных структур, приспосабливаясь к которым церковь сама превращалась в политический институт. Тот факт, что церковь “примкнула к данным государственного строя”[6], явился необходимым условием возвышения отдельных епископов уже в силу самого политического значения главных городов Римской империи, в которых они занимали свои посты. При этом становление церкви в качестве политического института происходило в неразрывной связи с формированием собственной церковной идеологии, которая не всегда совпадала с чисто


христианскими представлениями, характерными для первых веков истории христианства.
[6] Болотов В.В. Лекции по истории древней церкви. Т.III. – М., 1994С.211.

И вот тут Фёдор видит ( места выделены) – основные грубейшие ошибки, как христианизации, так и самого церковного организма, принявшего условия от государства, и пренебрегши своими внутренними, и изначально заложенными заповедями и наставлениями.
И тут, дабы не быть голословным, Федор изымет из книги Смирнова, как надлежало поступать по Преданию.
Христос основал Свою Церковь из немногих, только избранных лиц; в последствии же по Его Божественному предначертанию, она должна была обнять все народы и распространиться во всём мире. Дело распространения и устройства Церкви Он возложил на своих ближайших учеников, Апостолов, обещая для предстоявшего им служения облечь их силою свыше.
Иудеи разсеяния, более других подготовленные к принятию Мессии, первые и начали принимать христианство.
Устройство Церкви в первое время её существования, - это разграничение её членов на два разряда, на духовных и мирян, или клир и народ. Начало такому разграничению положено было Самим Основателем Церкви. Принесши себя в жертву за грехи всего мира, Господь Иисус Христос совершил дело спасения людей, ( и стоит только запятая)и для того, чтобы они могли во все времена участвовать в семъ спасении, учредил в Своей Церкви иерархию, т. е. священноначалие. Лица составляющие её, занимая посредствующее место между Богом и людьми, имеют, по заповеди Спасителя, своим назначением приводить последних к союзу с Богом и тем содействовать устроению их спасения. Таким образом, цель устроения И. Христом иерархии состоит в продолжении совершённого Им дела спасения людей, через умножение и нравственное совершенствование членов Церкви. Апостолы, а в лице их и их приемники, предназначены были Спасителем именно для этой цели. И наделил их известными полномочиями. Апостол Павел ясно определяет особенное значение этих лиц в Церкви, называя их соработниками у Бога и домостроителями тайн Божьих, назначенными для созидания тела Христова, т. е. Церкви.
В первое время существования Церкви Христовой на земле мы видим служение особенное, чрезвычайное и неповторимое в другие времена.
Особенности служения Апостолов определяются их особенным отношением к Основателю Церкви, И. Христу, и тем назначением которое он дал им.
Степени иерархии в Х. Церкви возникали одна за другой, начиная с низшей. Так, когда в иерусалимской церкви число верующих увеличилось настолько, что апостолы сами, без ущерба главным своим обязанностям, проповедованию слова Божия и богослужению, не могли наблюдать за правильным распределением между ними жизненных потребностей, установлена была в облегчениеим, для последнего служения особая должность. Апостолы предложили общине избрать на эту должность семь человек; община избрала, представила избранных апостолам , а они помолясь, возложили на них руки; т. е. через видимое действие сообщили им благодатную силу, и власть для назначенного служения. Эти избранные общиною, и посвящённые апостолами , лица получили названия дiаконовъ, т. е. служителей, каковое название из




общего перешло в частное и всегда потом усвоялось лицам, занимавшим известную должность в Церкви. Диаконство, есть низшая иерархическая степень. Из иерусалимской церкви, как матери всех церквей, эта степень перешла и в другие церкви.
Вторая степень церковной иерархии – пресвитерство – появилась в церкви также во времена апостольские. Апостолы, основывая христианскую общину в одном месте и переходя с проповедью евангелия в другое, естественно должны были заботиться о том, что бы после их отшествия, основанная ими община содержала непреложно преподанное ей учение, постоянно совершала богослужение и т. п. И вот для руководства какой-либо отдельной христианской общины в учении, для совершения богослужения,и вообще для заведывания всеми делами её, под своим главным надзором, апостолы назначают пресвитеров т. е. старейших из старейшин, как показывает само название, из лиц достойных, заявивших себя перед обществом и апостолами особенным усердием в вере, мудростью и опытностью в управлении. Так поступал апостол Павел в первом путешествии и некоторых основанных им церквях. Пресвитеров, так же, как и диаконов, апостолы посвящали в назначенное им служение, через рукоположение, только при этом сообщали им ещё большие иерархические права и полномочия. Пресвитеры имели право поучать верующих, наблюдать за нравственною жизнью общины не исключая и диаконов. Как помощники апостолов, они от них только получали наставления и их только распоряжения выполняли.
Наконец явилась в Церкви и последняя иерархическая степень. Самая высшая,-- епископская. Сначала верховный надзор за всею Церковью, рукоположением пресвитеров и диаконов, решение всех недоумений и споров между верующими и т. п. – всё принадлежало апостолам. Но этот верховный надзор за Церковью, с течением времени становился всё более и более для них невозможным, с одной стороны, что христианские общины постоянно образовывались в новых странах, часто разделённых между собой большими пространствами, с другой – должно было наступить время, когда самих апостолов не станет, тем более, что во славу Спасителя, они ожидали себе внезапной смерти от гонителей. Поэтому, для высшего руководства Церкви в вере, рукоположения пресвитеров и диаконов и для верховного управления ею, в своё отсутствие, и после своей смерти, они передавали, через рукоположение, свои верховные иерархические права, особым лицам, известных им по высоте своих нравственных качеств, глубокому пониманию истин христианства, твёрдости в вере и способности к управлению. Этим лицам усвоено было название епископов, т. е. надзирателей. Так апостол Павел рукоположил Тимофея в епископы ефесской церкви, Тита в епископа критской, вместе с апостолом Петром для римской церкви рукоположил Лина…
Все члены известной общины, как клпр, так и народ или миряне принимали всегда живое участие, в выборе лица на ту или другую иерархическую степень. Впрочем в тех церквах в которых, по многочисленности членов, или по другим причинам, было не удобно всем подавать свои голоса при выборе, от народа назначались для сего особые лица, старцы, которые представляли в своём лице всю общину. Так было в некоторых западных церквах.
Что касается назначения на низшие церковные должности, то и здесь также принимаем был в уважение голос всей общины. С течением времени, впрочем(?), назначения на эти должности передано было одному епископу с его пресвитерами и диаконами, так как поставление на эти должности не имело такого важного значения для Церкви, как поставление пресвитера или епископа.




Вот так господа была задумана Живая иерархичная организация Церкви, которая растворилась при компромиссном воссоединении с государственным Римским политическим аппаратом. Из которого образовался гибрид, которым мы пользуемся и по сегодняшний день.
Давайте ещё ознакомимся какие требования предъявлялись к священнослужителям:
Установив степени иерархии, апостолы дали Церкви определённые указания на то, какие лица и с какими качествами должны быть избираемы на иерархические должности и как должно производиться само избрание их. Апостол Павел в своих пастерских посланиях к Тимофею и Титу разъясняет: Епископ должен быть непорочен, одной жены муж, трезв, целомудрен, благочинен, страннолюбив, учителен, держащийся истинного слова, согласного с учением, чтобы он был и силён наставлять в здравом учении и противящихся обличать, не пьяница, не бийца, хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою чесностию; ибо кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли печься о церкви Божьей? Не должен быть из новообращённых; наконец, должен иметь о себе вообще одобрительные отзывы не только между верующими, но даже и язычниками. Те же самые качества требуются и от пресвитера, и от диакона. Так называемые апостольские правила, составлены на основании апостольских писаний и апостольского предания, к сим требованиям присоединяют, что глухой и слепой не может быть епископом, а также бесноватый, раб без согласия господ, и вообще всякий женатый на вдове, отверженной от супружества, блуднице, рабыне или актрисе) – не могут быть приняты в клир.

Ознакомившись поближе с истоками и идейными стремлениями христианства, нам будет понятней идея Фёдора, так как он сам себя считает христианином и полностью, всем сердцем признаёт Иисуса, и Отца пославшего Сына и Святого Духа посылаемого тем, кто хочет прийти к Создателю. Иначе б эта книга и не писалась бы.
Но Фёдор христианин не обычный. В церковь ходить – нужды не испытывает, потому как считает церковь не тем живым организмом, который закладывался Иисусом. Новый Завет принимает, читает выбранные для себя вечернюю и утреннюю молитвы, носит серебреный крестик, один день – седьмой, интересуется и думает о Боге, и один день в неделю голодает, но пьёт воду. В общем своеобразный христианин, да и мысли к нему приходят своеобразные. Но мы не узнали до конца всех проблем христианизации Р. Империи:
Отношения между церковью и государством, их взаимодействие и взаимовлияние. Показателем этих отношений являлась религиозная политика римских императоров, с одной стороны, и отношение лидеров церкви к политическим проблемам, с другой. Политический аспект христианизации включает формирование церкви, как политического института Римской империи, с одной стороны, религиозную политику римского правительства, с другой, и взаимодействие между церковью и государством, с третьей. Именно изучение этих сторон политического




аспекта христианизации позволяет выявить действительную ее роль в судьбах Римской империи и, шире, позднеантичного мира. Здесь же наиболее рельефно предстает сочетание новаций и традиций в процессе христианизации. Определение этого сочетания способствует решению проблемы преемственности христианства и античности в политической сфере. Несмотря на довольно основательную изученность этой проблемы в отечественной и зарубежной литературе, изучение ее с точки зрения всех аспектов христианизации в их комплексе и взаимосвязи может представлять особый интерес и дать новые результаты.
Формирование собственности церкви и превращение ее в экономическую структуру позднеантичного общества, а также отношения между формирующейся церковной собственностью и корпоративной собственностью, с одной стороны, и римской частной собственностью и императорской собственностью, с другой стороны. Именно в IV веке были заложены основы того, что сделало церковь в средние века крупнейшим феодалом и позволило пережить крушение самой Римской империи. Формирование церковной собственности стало возможным только после Миланского эдикта, и именно Константин заложил ее основы тем, что после Никейского собора 325 г. отдал распоряжение отдавать местным церквам сбор с определенной части податной земли каждого городаОднако в IV в. собственность церкви формировалась не столько за счет государства, сколько за счет частных пожертвований и завещаний.
 Уже к 370-м гг. практика пожертвований и завещаний в пользу церквей и духовных лиц стала приводить к злоупотреблениям со стороны последних, что привело к появлению знаменитого закона Валентинана I об объявлении недействительными завещаний, сделанных в пользу духовных лиц (CTh) Формирование церковного права и взаимодействие римского права и формирующегося канонического права. Это взаимодействие явилось важной стороной христианизации и стало возможным только с момента легализации христианства. Кодекс Феодосия, созданный уже после того, как христианство стало государственной религией Римской империи, стал источником канонического права наряду с решениями церковных соборов и Священным Писанием. Причем последняя книга «Об универсальной или католической церкви», как бы венчавшая весь труд, включала император-ское законодательство о христианстве и церкви, начиная с Миланского эдикта.
 Значение христианизации Римской империи IV в. и влияние этого процесса на последующее историческое развитие. Совершенно очевидно, что это значение не ограничилось рамками клонящейся к закату Римской империи и даже процессом перехода от античности к средневековью. Христианизация IV века может послужить своеобразной моделью для




изучения аналогичных процессов, происходивших в других странах в последующие эпохи. Разумеется, охват всех перечисленных выше аспектов выходит далеко за рамки одного исследования, как ввиду объема охватываемого материала, так и в силу обилия источников по этой проблематике. Каждый из этих аспектов заслуживает специального исследования, хотя современные методы компьютерной обработки источников могут в значительной степени облегчить задачу исследователя или исследовательского коллектива. Наиболее перспективным, на наш взгляд, является изучение христианизации Римской империи IV века как исторического феномена в наиболее ярких и характерных ее проявлениях и определение сочетания новаций и традиций в этом процессе. Особую сложность для изучения как общей проблемы христианизации Римской империи, так и решения задач, направленных на ее разрешение представляет вопрос о выборе методологии исторического исследования. Господствовавший до недавних пор практически безраздельно в советской исторической науке марксистско-ленинский формационный подход к истории подвергся в последние годы не только обоснованной, но и в ряде случаев неоправданной критике. Вместе с тем и увлечение историков цивилизационным подходом имело не только свои положительные стороны, но и недостатки. Нам представляется, что оба подхода представляют собой в определенном смысле крайности, которых следует избегать в серьезном историческом исследовании. Если оставаться материалистом и признавать диалектику исторического развития, вряд ли целесообразно придерживаться строгой материальной детерминированности исторических явлений и событий, особенно в том, что касается религии и культуры. Вместе с тем и цивилизационный подход, предполагающий определенную аморфность экономических и социальных структур на каждом этапе исторического развития, не дает достаточно полной и ясной картины эпохи и общества в ней существовавшего, а также не позволяет вывести исторических закономерностей, если каждая цивилизация представляется неким замкнутым циклом. На наш взгляд, наиболее плодотворным может стать сочетание обоих подходов. Нам представляется, что общество, как и сам человеческий индивид, имеет две сущности - материальную и духовную. Материальная сущность позволяет человеку и человечеству существовать как биологическому виду и воспроизводить себя в последующих поколениях. Духовная сущность выделяет человека и человечество из мира животных, создает социум и воспроизводится в культуре каждой исторической эпохи. В связи с этим, формационный подход позволяет определить структуру, каркас общества на определенном этапе истории, выявить объективные факторы его существования и изучить основные тенденции влияния этих факторов


       
на исторический процесс. Цивилизационный подход позволяет акцентировать внимание на духовную сферу общества, на субъективные факторы его существования и увидеть насколько объективные тенденции соответствовали реальному ходу истории. Этот комбинированный подход, как представляется, позволит выявить исторические закономерности, составляющие бесценный опыт человечества, но, к великому сожалению, далеко не всегда используемые в последующие эпохи с должной эффективностью, либо вовсе отвергаемые последующими поколениями.
И еще в одном хотелось бы предложить комбинированный подход. Советская историческая наука, находясь в узких рамках концепции общественно-экономических формаций, имела своей тенденциейсоздавать некие схемы и обобщения и стремилась к выведению общих, а порой и глобальных исторических законов. В силу этого большая часть исторических исследований в советской историографии отличалась широтой тем и поставленных проблем. В свою очередь западная историография, напротив, стремится избегать широких обобщений и большая часть западных исторических исследований отличается узостью тем и конкретностью решаемых проблем. Однако, как и в случае с комбинированным методологическим подходом хотелось бы сочетать оба подхода и в отношении проблематики, обозначенной выше.
 Христианизация является в определенной степени универсальным явлением, встречающимся в самых различных уголках мира на протяжении последних двух тысячелетий истории человечества. Непрекращающееся распространение христианства в наши дни делает проблему христианизации актуальной не только в академическом, но и в практическом плане. Шире, изучение процесса христианизации позволяет выявить некоторые общие закономерности распространения любой религии, особенно если она имеет мировой характер.
 Христианизация, будучи многосторонним и многогранным явлением, позволяет выявить многие исторические связи разных аспектов общественного бытия и применительно к истории Поздней античности помогает понять процесс перехода к средневековью, который не утрачивает своей актуальности уже на протяжении многих столетий.
Изучение процесса христианизации позволяет приблизиться и к пониманию другого важнейшего философско-исторического вопроса о том, что является движущей силой исторического развития - внешние божественные силы или общество само по себе содержит потенциал и двигатель собственного развития
Вот в этом последнем абзаце кроится весьма важный вопрос, без ответа на который, Человечество не сможет идти благополучно далее, пока не придет к верному ответу.
 

Так, что же такое религия? И почему без неё не обходится ни одно человеческое общество, которые нам известны на сегодняшний день? Читая А. А. Опарина Фёдор пришёл к некой ясности:
Неоспоримым является факт, что история народов — это история религий, а история религий — история народов, их исповедующих. Трудный и подчас трагический путь многих государств, исчезнувших цивилизаций и народов — это конечный результат их идеологий (религий).
Вглядываясь в глубь веков, мы находим тысячи и тысячи скорбных памятников и следов народов, канувших в небытие, разбитых иллюзий, обманутых надежд. “Где боги Емафа и Арпада? Где боги Сепарваима, Ены и Иввы? Спасли ли они Самарию от руки моей?” (4 кн. Царств 18:34). Из каждого ушедшего столетия до нас доносятся слова гордых победителей: “Кто из всех богов земель сих спас землю свою от руки моей?” (4 кн. Царств 18:35).
Чему же нас учит история исчезнувших народов? Говорят, что мудрый учится на ошибках других. Что же касается вопросов веры и вечной участи каждого из нас, важно помнить, что для их решения слишком мало отпущено нам времени, ибо жизнь человека коротка и быстротечна. Учиться на своих ошибках — значит, повторить трагическую историю многих, кто жил до нас, тех, кого уже нет, кого обманули их вера, их религия, их бог. К каждому поколению людей обращен голос Божий: “...остановитесь на путях ваших и рассмотрите, расспросите о путях древних, где путь добрый, идите по нему, и найдете покой душам вашим” (Иер. 6:1). Слово Божье призывает нас оглянуться назад, сделать соответствующий вывод и избрать путь жизни: “Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое” (Втор. 30:19). Это голос нашего Спасителя Иисуса Христа обращается к нам, людям, живущим на пороге нового тысячелетия.

Дорогой читатель!
Остановись на полдороге.
Доверься небу, как судье.
Подумай, если не о Боге,
Хотя бы просто о себе.
(Е. Евтушенко)


Куда ведет тебя твоя религия, твоя вера? Соответствует ли твоя вера тому, чего ожидает от тебя Христос? Все ли пункты твоей веры, твоей религии соответствуют тому, что написано в Слове Божьем — Библии? Помни, если хотя бы по одному пункту ты не можешь сказать: “Так говорит Библия”, — значит ты идешь по неверному пути. В свое время Ф. М. Достоевский сказал: “Библия помогает каждому из нас посмотреть на себя глазами Бога”. Смотрел ли ты в это зеркало? Не избрал ли ты человеческие предания вместо Божьих заповедей? Дает ли тебе твоя религия, твоя вера уверенность, мир, покой и радость сегодня, несмотря на сложное время, в которое мы живем, и надежду на жизнь вечную?
 “Ищите Господа, когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. Да оставит нечестивый путь свой и беззаконник — помыслы свои, и да обратится к Господу, и Он помилует его, и к Богу нашему, ибо Он многомилостив” (Ис.
Читая подобные вещи, Фёдор постоянно обнаруживал мысли писавшего совпадающие с его мировосприятием. Ну вот говориться – «Слово Божье призывает нас оглянуться назад, сделать соответствующий вывод и избрать путь жизни:». Ведь никто не принуждает, но подсказывает: «Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое” (Втор. 30:19).»
Вот мы с вами оглядываемся назад, смотрим как же жили люди раннее, анализируем, взвешиваем даже по совести, пытаемся понять и сделать верные выводы, для того чтобы строить свои планы на будущее – опираясь на наилучший опыт прошлого. Можно задать вопрос, а где гарантия, что мы верно поступаем? Фёдора убеждает вот что – когда совершенствуют и улучшают качества автомобиля, то всегда берут от старых моделей лучшее и прибавляют недостающее, для улучшения новой модели. Тоже самое в тренерской работе – имеется опыт из прежних позитивных достижений, его сохраняют, и стараются привнести новое, которое ожидаемо есть наилучшее, что только может способствовать более совершенному результату. А как говорил знаменитый Ломоносов ; “Природа крепко держится своих законов и всюду одинакова”. Так же он полагал что: Природа, по Ломоносову, “состоит в действии и противодействии.”
Если мы окинем взглядом историческое прошлое хотя бы людей, то постоянные войны и конфликты говорят, что Ломоносов прав. И можно было бы согласиться, что так оно и будет продолжаться, но Фёдор сегодня имеет, возможно исключение, которое имеет всякое правило. О чём он думает, что ведь собака бывает кусачей, по сути от жизни собачей… Будучи в Германии, (около 4-ох месяцев), Фёдору не




встретились вообще гавкающие собаки – всё чинно и спокойно. Давайте возьмём тигров и львов – позволяют человеку дрессировать себя, обниматься и даже голову засовывать в пасть. О чём это говорит – при определённых условиях действия, не вызывают – противодействий.
Давайте заглянем внутрь нас – там живые клетки, и никто ни с кем не дерётся и не грызётся. Клетки крови, двигаясь по венам, соблюдают даже правила дорожного движения – одни постоянно идут ближе к стенкам сосудов, другие по центральному руслу. Кстати ещё исключение из правил законов природы – кровь являясь жидкостью, внутри нас не подчиняется законам(о сообщающихся сосудах и пр.) и ведёт себя совершенно не адекватно прочим жидкостям. Я задаю вопрос – почему среди многих миллиардов клеток внутри организма, нет противодействия и противостояния друг другу? Почему каждая клетка, работает во благо всего организма, а весь организм не забывает подумать о каждой клетке? Что за Идея, Кто придумал, и что интересно – зачем такая контрастная разница между миром, где действие получает противодействие, и другим Миром, где все едино трудятся во благо Идеи? И чем умней Идея, тем больше клеток головного мозга контролируют её исполнение. Поскольку человек способен производить, осуществлять и корректировать собственные идеи, то человек, остаётся лишь зависим – от ресурсов, из которых и материализуется всякая идея. Что нужно для спокойствия льва в цирке? Первым делом сытость и лишь вторым – доброе, искреннее отношение к животному. И что интересно – животное начинает трудиться, пересиливая собственную волю, и поступая так, как угодно тому, кто обеспечил животному достойные условия существования.
Учитывая всё это, переходим к человеку и к обществу, в котором человек проживает. Вполне нормально, если мы будем оглядываться на пройденный путь, взвешивая все за и против, оставлять приятное, правильное и ценное, а избавляться от скверного, пагубного и дискомфортного.
Но тут следует остановиться подробней на приятном и дискомфортном.
Не трудно заметить, что слова противоположны друг к другу, а значит антонимы : Примитивный негатив,
  не спешит в аккузатив,
  а антоним – позитив
  заключён в презерватив.
        Ткните преграду,
  развенчайте браваду,
  берите своё –
  не сочтя за награду.

       




И вот тут, можно остановиться и задуматься – что за преграда, что за награда, что за негатив, что за позитив…?
Но Фёдор говорит, добавь ещё вот это:
       
       Тех, кто жили до нас,
  продавали и били,
       загружали работой,
  но, за это кормили.
       Мы, живём, но не очень,
  нет покоя у сердца,
       но мы можем поесть,
       помечтать и согреться.
       Вы, кто будете жить,
  точно знаю – иными,
       будете нас представлять,
       слепо-глухо-немыми.
       Зачем нас так? Но так уж будет
       и здравый смысл, здоровей будет.

       С некоторых пор, когда нужно ответить на тот или иной вопрос, Фёдор обязательно опирается на два фактора – (1)позиция Творца, и (2)как этот вопрос разрешается на клеточном уровне, внутри самого Фёдора.
Можно улыбнуться и даже посмеяться, над столь необычным подходом.
Но смеются, довольно часто и тогда, когда не смешно, а потому, что смешно другим, вынужденно и не вынужденно подражая, выдавливая смех, что бы показать – что тебе «смешно»… Врут.
А интересно, подумал Фёдор – Природа вообще практикует ложь? И стал искать ложные поступки – солнце вроде никогда не хитрило, и восход с закатом строго по минутам и по календарю. Весна приходит каждый год, дожди выпадают, реки текут. Короче никакой хитрости и лжи не обнаруживается, а даже напротив – вполне определённая правдивая ( истинная) стабильность. Давайте смотреть дальше – растения лгут или может – хитрят? Деревья не замечены во лжи, они всегда деревянные, и если плодовое дерево, то всегда плод имеет свой специфический вкус. И не может, яблоко вырасти на пальме, а маслины иметь вкус груш. Но можно вспомнить однако, что есть грибы, имеющие схожую внешность, но одни ядовитые, другие употребляются в пищу, есть бурьян, пытающийся походить на культурные растения, и тут уже просматривается некая хитрость( ложность). Если взять животных, то хитрость и вводящие в заблуждение действия, имеют определённое место, и обнажают перед нами мотивы, которые движут известными особями.



Рыба камбала, способна изменять цвет своего тела, сообразуясь с цветовой гаммой плоскости дна, хамелеон без проблем маскируется на ветках среди листьев, это обман, но он более защитный, нежели коварный. Гремучая змея, отвлекает хвостом , но жалит неожиданно головой, крокодил коварно прячется под водой, и хорошо знает, как заполучить жертву. Мы знаем и многие другие примеры. Но, говорит Фёдор, этот хищнический обман всегда направлен против жертвы, которая необходима как пища, а против сородичей по роду и племени, такое поведение не практикуется.
Человек же, пользуется обманом более корыстно и коварно, против людей, даже среди своих соотечественников, не говоря уже о иноземцах и этнических группах. Вопрос почему? Почему некоторые субъекты, не открыто, а сокрыто занимаются духовным и моральным каннибализмом? Почему физическое уничтожение себе подобных, ставит человека ниже уровня животных? И на каком основании отдельные ублюдки считают возможным такое поведение?
Вот когда мы ответим сами себе на эти вопросы, Такие вопросы начнут постепенно исчезать. Так как там, где есть ответы – не всплывают вопросы .
А что бы всё же получить ответ, попросим Фёдора уж потрудиться.
А он опять за своё – что нам велел Творец? И как с этим вопросом внутри нашего организма – то бишь в клеточном государстве? ( так как Царство Божие – есть внутрь нас).
Ну что ж, мы знаем о Заповедях, которые мало кто соблюдает, ну а о том, что там внутри нас – мы вкратце знаем из биологии и анатомии, а о царствии, мы даже не подозревали, хотя оно, оказывается там так и есть.
Чему же нас учат и для чего, кто командует, как обучать и зачем им это надо?
Вот, на политическом сайте, в разделе – «разговоры о разном», парень открывает тему; «Право на жизнь», и пишет:
Всем привет!
Срочно нужен совет. Никогда в жизни не делал ничего подобного, но жизнь заставляет...
в г. Дзержинск, с. Новгородское находится завод по производству фенолов, когда ветер дует в сторону нашей Горловки, на окраине дышать просто нечем.
В Горловке люди постояно болеют всякими болячками органов дыхания, и кто знает еще какими, говорят что вещества содержащиеся в фенолах вызывают рак, но все бездействуют. Как-то приходилось слышать что местные экологи, которых неплохо прикармливает
горловский химзавод "Стирол", заявляют что выбросы, дескать, соответствуют всем нормам ....
Я не знаю, тут что-то не так или нормы рассчитаны для машин, но не людей, или эти люди лукавят.
Я думаю что жители с. Новгородского были бы не против если бы





руководство комбината принудили установить очистные сооружения
на заводе и контролировать свои выбросы...
Все понятно, эти заводы дают людям работу а их владельцам возможность жить далеко от загрязненной ими же Украины, но нам что делать???
Если кто-то не представляет масштабы катастрофы объясняю - за несколько километров от завода, при "благоприятном" ветре ты стоишь и дышишь над бочкой каких-то зловонных химикалиев.
Прикол еще в том, что сам фенольный комбинат относиться к Константиновскому району, а достаются все блага в основном Горловскому.
Можно ли вообще что-то сделать? Куда следует обратиться чтобы толк был?
Местные Рады думаю отпадают по любому, там люди все запуганы и не заинтересованы в этом, местные экологи тоже самое.
Напишите, кто что думает по этому поводу.
Нужно же что-то делать, иначе скоро начнут по улицам бегать мутанты, а многие просто вымрут...
Заранее благодарен


Вот ответ земляка, случайного незнакомого человека:
       Ты отличный парень Igorius, только молод ещё, конечно...
Таких как Ты - можно пересчитать по пальцам.
Послушайте старика:
Мой Вам совет: если есть возможность - уезжайте в америку, или в Австралию...
Потом будет поздно. Начнёте гнить так же, как все прочие...
(посмотрите хотя бы на форуме: бешенство - стиль жизни).
В этих странах: действует "или-или".
Или Ты подонок - богато живёшь...
Если Ты будешь отличным парнем - Ты будешь жить в нищете..
Условие для материального благополучия поставлено однозначно:
Только мерзавцы и сволочи имеют право на деньги...
Остальным достаточно будет любви Господа...
Что атмосфера? Народ гниёт, гниёт на корню...
И С ЭТИМ НИЧЕГО НЕ ПОДЕЛАЕШЬ ОДИН В ПОЛЕ НЕ ВОИН.
Это та страна, в которой проживает и Фёдор. Когда то и ему хотелось уехать толи в Америку, толи в Германию, но судьба сказала иначе, твоё место тут, и он смирился. Но Фёдор не смирился с системой, которая не в состоянии благотворно и конструктивно выстраивать общественную жизнь…:
       


       Да – меня не прельщают,
  ублюдки, подонки.
       И я не хочу,
  прохлаждаться в сторонке,
       я уже не согласен,
  дэградэ и субпассы,
       что тот, кто опасен,
  должен есть ананасы.

Проблемы преследуют человечество издавна, но почему они преследуют – преследуемое человечество не может понять. Вернее ему не дают и не позволяют понять. Кто не даёт, кто не позволяет, да те, кто нагло рвутся к власти – хорошо понимая, что власть бесконтрольна и защищена законом, армией, комитетом государственной безопасности, плюс полиция или милиция. И что б не быть голословным Фёдор предлагает возвратиться в историческое прошлое, так уж сложилось, что всё наследуется -- из предыдущего опыта…
       Мы уже знаем, что; Трудный и подчас трагический путь многих государств, исчезнувших цивилизаций и народов — это конечный результат их идеологий (религий). Мы начали говорить о религии, и даже о новом отчёте летоисчисления ( наша эра – от рождества Христова), мы в общем знаем, с чего началось христианство, и как оно слилось с Римской империей. Мы знаем о компромиссах христианства, и мы знаем, что это есть отход от пути Божьего. Нетрудно понять, когда дороги разные, то события и жизненные переживания – так же различны. Иисус оставил рецепт, пользуясь которым, можно получить то желаемое, которого недоставало прежним поколениям. Но человечество рецептом не воспользовалось, мы взяли то, что нам было удобно и приемлемо. И посчитали, что этого достаточно. Теперь вопрос, кто принимал решения, кто нарушил заповеди Иисуса? Можно ли ответить, что всё человечество? Конечно – нет. Были люди, которые отступили, от начертанного пути и воспользовались опытом государственного управления ( об этом мы указывали выше). А поскольку Иисус оставил рецепт, пользуясь которым, можно получить то желаемое, которого недоставало прежним поколениям, то нам, стало быть и не достаёт, то чего и не хватало. Но чего же не хватало? Ведь мы знаем, что были и города, и ремесленники, императоры и
цари, храмы и священники, бедные и богатые, рабы и вольные, лицемеры и правдолюбцы, честные и лживые люди. Так что поменялось с «новой эрой», что мы приобрели нового? Имя Иисуса, и христианское движение, да, около 3-ох веков( а это очень немало) люди держались пути Божьего и заслужили почёт и уважение. Обратила внимание на это движение и



Римская империя, так как разложение римского общества – исторически известный факт. И вот епископы христианства вступили в переговоры с Константином, по его же благоволению. И как всё было при переговорах мы не знаем, но мы знаем, что преследуемая и отрицаемая христианская нравственность, вдруг оказалась под крылом, даже почти за пазухой уже не у Бога, а у государства( имеющего богатства – которыми правит, князь мира сего…) И на эти же богатства строились христианские храмы, духовные училища и семинарии, дарились земли, собирались Всемирные Соборы, и римские императоры решали, как и чему лучше быть???
Если рецепт – дамасской стали или булатных клинков не соблюдать, то какие это будут изделия? Если операцию на сердце, возьмётся делать обычный хирург, в обычной палате, то кто захочет к нему лечь, и какой вам представляется результат? Всякое отступление, и даже незначительное – имеет известные последствия…

  Смерть не жалеет никого,
  она спокойно наблюдает,
  кто как живёт и счёт ведёт,
        тому, что мелочью считают.
  Но как не странно – с мелочей,
        мы в этом мире появились,
  все мелочи - большой секрет,
  в котором мы и проявились.
  Одни с рожденья здоровей,
        наверно их родители –
  учли немало мелочей,
        и деток не обидели.
  Таким вперёд идти легко,
        запас есть, от рождения,
  и как ни будет тяжело,
        все выдержат лишения.
  А для других – совсем не в счёт,
        что в мелочах значение,
  от жизни им «больной букет»,
        плюс зависть, раздражение.
  И так плюсуя всё в одно,
        не спит касатка грозная,
  чем больше груза – ближе дно,
  и пустота морозная.
  А кто не только в мелочах,
  умеет ошибаться,
 тому и вовсе без труда –
  на клык её попасться.



Но как ни странно это всё,
        вернёмся к дню рождения,
никто ведь нам не пожелал,
       испытывать волнения…?

Фёдора можно упрекнуть в некой непоследовательности изложения, некоторые могут не заметить целостности, такой привычной для них, которая возможна в доказательстве теорем, либо в узких научных трактатах. Но Фёдор взялся доказывать абсурдность и ложность человеческого пути, а это уже дело посложнее , чем констатировать научно- доказанные наработки и опираться на формулы и опыты коллег учёных.
Посему, давайте наберёмся терпения, и постараемся вникнуть в суть того, что пытается довести до сознания - не имеющий научных степеней и званий простолюдин Фёдор. На данном этапе и вот на этой странице, заостряется внимание на кажущихся, порой незначительных мелочах, случайностях и просто погрешностях. Которые на первый взгляд не могут предрекать серьёзных последствий, но жизнь, и практика жизни постоянно доказывает, что всё не так, как нам кажется на первый и как правило заблуждающийся взгляд. И сразу же, всем понятный пример: Ну подумаешь, скажем, что климат Земли – повысится или понизится на 1 – 2 градуса, а оказывается это уже ощутимые изменения. А ведь 3 – 5 градусов, это уже будет полная катастрофа! Так вот господа умники и недоумки именно вам в первую очередь следует читать подобную литературу, так как вы берётесь вести общество за собой в тёмное будущее на – «Авось» пронесёт, или – да там видно будет, и скорее всего не вам, а совершенно другим людям и поколениям придется видеть и пожинать плоды ваших стараний . Но пока возвратимся в тёмное прошлое и постараемся осветить своим сознанием жизнь и поступки знаменитых и не очень людей.
Поскольку римского императора Константина почитают за основателя христианства в империи, к нему и обратимся подробней. А скажи-ка Константин – почему ты так поступил, какие мотивы тобой двигали, если можно поподробней и как на духу, а не документально? А он молчит, и бесполезно ждать, нужно шевелиться и искать сведения самому. А на кой чёрт, это вообще Фёдору надо? Лежал бы себе – смотрел телевизор, бутылочку пива бы откупорил. А он сидит в 4-ре утра и думает – о чём же думал Константин «в сердцах», протянув руку христианству… .
Фёдор сегодня знает, что в сообществе клеток – многоклеточного организма, одна, две или десять клеток, не в состоянии продумать и разрешить все необходимые нюансы по многогранной, всесторонней и целостной, взаимосвязанной системе. А Константин вот решил ( может и не один конечно), что поступать необходимо именно так, и империя от этого



выиграет. Люди ничтожно малы, но с удовольствием берутся за большие дела, особенно если эти дела можно выполнить чужими руками.
И о результатах выполнения нас повествует историческое
прошлое. Когда решения, приказы и распоряжения приводят к печальным последствиям, то виновники естественно списывают вину на «стрелочников», и об этом нам, рассматривающим исторический – туманный пейзаж, не следует забывать.
Итак, что нам повествуют о Римском императоре Константине господа историки и прочие литературоведы.

Константин I, известный как Великий (288? – 337г.), -- римский император. Родился 27 февраля предположительно 288 года н.э. в Наиссе (ныне Ниш) в Верхней Мезии (Сербия). Он был незаконнорожденным сыном Констанция и Флавии Елены (по описанию св. Амвросия, содержательницы придорожной гостиницы). Еще мальчиком Константина отправили - практически в качестве заложника - ко двору правителей восточной части Римской империи. В 302 году он сопровождал императора Диоклетиана в поездке по Востоку, был возведен в ранг первого порядкового трибуна (tribunus primi ordinus) и служил в войсках августа Галерия на Дунае. В 305 году Диоклетиан и его соправитель Максимиан отреклись от престола, и августами стали Констанций Хлор и Галерий, в сан же цезарей были возведены Флавий Валерий Север и Максимин Дайя (по другим источникам Максимин Даза). Теперь Констанций потребовал от Галерия вернуть сына, на что тот неохотно согласился. На самом же деле рассказывается история, что Константин бежал от Галерия и избавился от погони, похитив всех почтовых лошадей. Он нашел своего отца в Гезориаке (Булонь), отплывающим в Британию, чтобы отразить нашествие пиктов и шотландцев. Одержав победу, Констанций умер в Эбораке (Йорк), и 25 июля 306 года н.э. армия провозгласила его сына августом. Однако Константин принял свое назначение армией на этот пост с притворной неохотой и написал Галерию осторожное письмо, слагая с себя ответственность за действия войск, но прося признать себя в качестве цезаря. Галерий был не в силах отказать ему в просьбе, боясь мощи западной армии. И в течение года Константин носил титул цезаря не только в своих собственных провинциях, но и восточных. Он успешно воевал с франками и аллеманами и перестроил по-новому оборонительные сооружения на рейнской границе. Восстание Максенция в Риме (28 октября 306 года) при поддержке его отца Максимиана привело к поражению, пленению и смерти западного августа Севера. После этого Максимиан признал Константина августом (307 год); они скрепили свой союз браком Константина и Фаусты, дочери Максимиана. После этого отец с зятем объявили себя консулами, что, однако, не нашло признания на Востоке.




Галерий вторгся в Италию, но мятеж в войсках заставил его отступить от ворот Рима. Максимиан уговаривал Константина напасть на его отступающую армию с фланга, но тот еще раз проявил решимость строго следовать по пути законности. В 308 году Диоклетиан и Галерий на совете в Карнунте решили отменить действия западных правителей. Максимиан был отстранен, Лициний назначен августом Запада (11 ноября 308 года), а титул "сына августа" (цезарей) получили Константин и Максимиан Дайя. Константин молчаливо игнорировал это соглашение: он продолжал носить титул августа и до 309 года, когда правитель Востока, считавшийся старшим, официально не объявил его августом (совместно с Лицинием). В его домионах никакие иные императоры не признавались. В 310 году, пока Константин отражал нашествие франков, Максимиан попытался вернуть себе титул августа в Арелате (Арль). Константин спешно вернулся с Рейна и преследовал Максимиана до Массалии (ныне Марсель), где взял его в плен и казнил. Поскольку законное право Константина на западную часть империи основывались на его признании Максимианом, ему теперь пришлось искать новое оправдание законности своей власти, и он нашел его в своем происхождении от римского императора Клавдия Готика (Готского), который был представлен как отец Констанция Хлора.
Вот вам пример, как произрастали вершители человеческих судеб на планете Земля ( из грязи – да повыше чем в князи…).
Далее:
Терпение Константина вскоре было вознаграждено. В 311 году Галерий умер. И Максимин Дайя (который в 310 году принял титул августа Востока) сразу же повел армию к берегам Босфора и одновременно вступил в переговоры с Максенцием. Это бросило Лициния в руки Константина, который вступил с ним в союз и отдал ему в невесты свою единокровную сестру Констанцию. Весной 312 года Константин перешел через Альпы - до того, как Максенций закончил свои приготовления - с армией, которая по словам его панегириста (возможно, преуменьшившего его численность), составляла 25 тысяч, а по сведениям Зонораса - примерно 100 тысяч человек. Он штурмом взял Сузы, разбил полководцев Максенция в Турине и Вероне и направился обратно в Рим. Этот смелый шаг, совсем не вяжущийся с обычной осторожностью Константина, похоже, явился результатом одного события: как говорится в книге Евсевия " Жизнь Константина", глазам Константина явилось чудо-видение Пылающего Креста, появившегося в небе в полдень с надписью под ним на греческом: " Эв тоута вика" ("Сим победишь"), и оно привело к обращению его в христианство. Евсевий заявляет, что слышал эту историю из уст Константина; но он писал после смерти императора, и она, очевидно, была ему незнакома в таком виде, когда он писал "Историю Церкви". Автор другого сочинения "




О смерти гонителей" ("De mortibus persecutorum") был хорошо осведомленным современником Константина (это сочинение приписывают Лактанцию, писателю и ритору, жившему при Диоклетиане и умершему в 317 году), и он рассказывает нам, что знак Пылающего Креста явился Константину во сне; и даже Евсевий добавляет, что это было не дневное видение, А ночной сон. Как бы то ни было, Константин стал носить монограмму собственного изобретения. Максенций, веря в численное превосходство, выступил из Рима, готовый оспаривать переправу на севере Тибра через Мильев мост (Pons Vulvius - ныне Понте Молле). Армия, за шесть лет прекрасно обученная Константином, сразу же доказала свое превосходство. Галльская конница загнала левый фланг врага в Тибр, и с ним погиб Максенций, как говорили, вследствие обрушения моста (28 октября 312 года). Остатки его войска сдались по собственной воле, и Константин включил их в ряды своей армии, за исключением преториан-ской гвардии, которая в конце концов была распущена.Таким образом, Константин стал бесспорным властелином Рима и Запада, и христианству, пусть еще и не принятому как официальная религия, Медиоланским эдиктом (ныне Милан) было обеспечено терпимое отношение во всей империи. Этот эдикт явился результатом встречи между Константином и Лицинием в 313 году в Медиолане, где состоялось бракосочетание последнего с Констанцией, сестрой Константина. В 314 году между двумя августами началась война, причиной которой, как нам
сообщают историки, явилось предательство Бассиана, мужа сестры Константина Анастасии, которого он хотелось возвести в ранг цезаря. После двух трудно доставшихся побед Константин пошел на мировую, присоединив к своим доминионам Иллирик и Грецию. В 315 году Константин с Лицинием занимали должность консулов. Мир сохранялся около девяти лет, в течение которых Константин, мудро действуя как правитель, укреплял свое положение, тогда как Лициний (возобновивший гонения на христиан в 312году) постояннотерял свои позиции. Оба императора создали мощные армии, и весной 323 года Лициний, войска которого, говорят, имели численное превосходство, объявил войну. Он дважды терпел поражение - сначала в Андрианополе (1июле), затем в Хризополе (18 сентября), когда попытался снять осаду Византия и, наконец, попал в плен в Никомедии. Заступничество Констанции спасло ему жизнь, и его интернировали в Фессалониках, где в следующем году казнили по обвинению в преступной переписке с варварами.
Константин - император Востока и Запада. Теперь Константин царствовал как единственный император на Востоке и на Западе и в 325 году председательствовал на Соборе в Никее. В следующем




году его старший сын Крисп был изгнан в Полу и там был предан смертной казни по обвинению, выдвинутому против него Фаустой. Вскоре после этого Константин вроде бы убедился в его невиновности и приказал казнить Фаусту. Истинный характер обстоятельств этого дела остается тайной.
       В 326 году Константин решил перенести место пребывания правительства из Рима на Восток, и уже к концу года был заложен первый камень в основание Константинополя. Константин подумывал по меньшей мере еще о двух местах для устройства новой столице: Сердике (ныне София) и Трое, - прежде чем его выбор пал на Византий. Вероятно, этот шаг был связан с его решением сделать христианство официальной религией империи. Рим, естественно, являлся оплотом язычества, за которое с горячей преданностью цеплялось сенатское большинство.
Константин не хотел искоренять это чувство открытым насилием и поэтому принял решение основать новую столицу для империи собственного творения
       В 332 году Константина попросили оказать помощь сарматам в борьбе против готов, над которыми его сын и одержал крупную победу. Спустя два года, когда 300 тысяч сарматов расселились на территории империи, на Дунае снова вспыхнула война. В 335 году восстание на Кипре дало Константину предлог для казни молодого Лициния. В том же году он разделил империю между своими тремя сыновьями и двумя племянниками - Далмацием и Аннибалианом. Последний получил вассальное царство Понт и, в пику персидским правителям, титул царя царей, тогда как другие правили как цезари в своих провинциях. При этом Константин остался верховным правителем. И наконец, в 337 году Шапур II, персидский царь, заявил свои претензии на провинции, завоеванные Диоклетианом, -- и вспыхнула война. Константин готов был лично возглавить свою армию, но заболел и после безуспешного лечения ваннами скончался в Анкироне, пригороде Никомедии, 22 мая, незадолго до кончины приняв христианское крещение из рук Евсевия. Он был похоронен в церкви Апостолов в Константинополе.
Фёдор предлагает обратить внимание, на то, что не будучи ещё не крещёным Константин в 325 году председательствовал на Соборе в Никее. Город Константинополь: Он объявил, что место для столицы явилось ему во сне; торжественная
церемония открытия совершалось христианскими духовными лицами 11 мая 330 года, когда город был




посвящен Блаженной Деве (по другой версии - богине счастливой судьбы Тихе). Крещение им было принято лишь 337 году лишь перед смертью. А поклоняться богам Константин ходил в языческие храмы.
Константин и христианство.

Константин получил право называться "Великим" скорее в силу своих дел, чем того, каким он был; и верно, что его интеллектуальные и моральные качества не были настолько высоки, чтобы обеспечить ему этот титул. Его претензии на величие в основном зиждется на том, что он предвидел будущее, ожидающее христианство, и решился извлечь из него пользу для своей империи, а также на достижениях, завершивших труд, начатый Аврелианом и Диоклетианом, благодаря которым квазиконституционная монархия, или "принципат" Августа, преобразовался в голый абсолютизм, иногда называемый "доминатом". Нет причин сомневаться в искренности перехода Константина в христианство, хотя мы не можем приписывать ему страстную набожность, коей наделяет его Евсевий, а также не можем принять за истинные те истории, что ходят вокруг его имени. Моральные предписания новой религии не могли не оказать влияния на его жизнь. И он дал своим сыновьям христианское образование. Однако по мотивам политической целесообразности Константин отложил полное признание христианства как государственной религии до тех пор, пока не стал единственным правителем империи. Хотя он не только обеспечил терпимое к нему отношение сразу же после победы над Максенцием, но уже в 313 г. выступил на его защиту от оппозиционного течения донатистов и в следующем году председательствовал на совете в Арелате. Рядом актов он освободил Католическую церковь и священнослужителей от налогов и даровал им разнообразные привилегии, которые не распространялись на еретиков, и постепенно выявилось отношение императора к язычеству: его можно было бы назвать презрительной терпимостью. С высоты признанной государством религии оно скатилось до простого суеверия. В то же время разрешалось отправлять языческие обряды, за исключением тех мест, где их считали подрывающими моральные устои. И даже в последние годы правления Константина мы находим законы в пользу местных жрецов - фламенов и их коллегий. В 333 году или позже был установлен культ рода Флавиев, как называлась императорская семья; однако жертвоприношения в новом храме были строго запрещены. Только после окончательной победы Константина над Лицинием языческие символы исчезли с монет, и на них появилась отчетливая христианская монограмма (которая уже служила знаком




монетного двора). С этого времени постоянного внимания императора требовала ересь арианства, и тем, что он председательствовал на соборе в Никее, и впоследствии, вынеся приговор об изгнании Афанасию, он не только откровеннее прежнего заговорил о своей причастности к христианству, но и выказал решимость утверждать свое верховенство в делах Церкви. Ничуть не сомневаясь в том, что его сан Великого понтифика дает ему высшую власть над религиозными делами всей империи и приведение в порядок христианства находится в его компетенции. В этом вопросе ему изменила его проницательность. Было сравнительно легко применить принуждение к донатистам, сопротивление которых светской власти не было всецело духовным, но в значительной степени являлось результатом не столь уже чистых мотивов. Но ересь арианства подняла фундаментальные вопросы, которые по мысли Константина, возможно было примирить, но на деле, как справедливо полагал Афанасий, они обнажали существенные противоречия доктрины. Результат предвещал возникновение процесса, приведшего к тому, что Церковь, которую Константин надеялся сделать орудием абсолютизма, стала решительным противником последнего. Не заслуживает более чем беглого упоминания легенда, согласно которой Константин, пораженный проказой после казни Криспа и Фаусты, получил отпущение грехов и был крещен Сильвестром I и своим пожертвованием епископу Рима заложил фундамент светской власти папства.

Законодательство Константина.
Организация общества по принципу строгой наследственно-сти в корпорациях или профессиях частично, несомненно, уже закончилась перед приходом Константина к власти. Но его законодательство продолжало ковать оковы, привязывавшие каждого человека к той касте, из которой он был выходцем. Такие originales (наследственные сословия) упоминаются в самых первых законах Константина, и в 332 году признается и утверждается в жизни наследственный статус сельскохозяйственного сословия колонов. Кроме того, муниципальные декурионы, ответственные за сбор налогов, потеряли все лазейки к отступлению: в 326 году им запретили приобретать неприкосновенность путем вступления в ряды христианских священников. В интересах правительства было такими средствами обеспечить регулярное поступление в казну налогов, тяжелым бременем как в деньгах, так и в натуре ложившихся на население еще при Диоклетиане и, разумеется, оставшихся таким же бременем при Константине. Один из наших древних авторитетов говорит о нем, что десять лет был отличным правителем, двенадцать лет - грабителем и еще десять - расточителем, и ему


постоянно приходилось вводить чрезмерные налоги, чтобы обогащать своих фаворитов и осуществлять такие экстравагантные проекты, как строительство новой столицы. Благодаря ему появились налоги на сенаторские поместья, известные как collatio glebalis (поземельный), и на прибыли от торговли - collatio lustralis (откупной).
       В общем законодательстве правление Константина было временем лихорадочной активности. До нас дошли около трехсот его законов в кодексах, особенно в своде Феодосия. В этих сводах просматриваются искреннее желание реформ и влияние христианства, например, в требовании гуманного отношения к заключенным и рабам и наказаний за преступления против морали. Тем не менее они зачастую грубы по мысли и напыщенны по стилю изложения и явно составлялись официальными риториками, а не опытными законниками. Подобно Диоклетиану, Константин верил, что пришло время, когда общество нужно перестраивать декретами деспотической власти, и важно отметить, что с той поры мы встречаемся с неприкрытым утверждением воли императора как единственного источника закона. По сути, Константин воплощает в себе дух абсолютной власти, которому предстояло господствовать в течение многих веков как в Церкви, так и в государстве.
Теперь мы с вами немного знакомы с характером и помыслами знаменитого исторического персонажа, и можем сделать каждый себе определённые выводы. Но Фёдору очевидно одно – предначертанный Иисусом путь для Христианства, был подменён иным, гибридной совокупностью языческой сути разбавленной христианской моралью.
Мы теперь видим фундамент, на котором стоит и по сей день, обустроенный человечеством, и из человечества состоящий, своеобразный организм, заключающий в себя множество национальностей, языков и вероисповеда-ний. И какую бы мы страну или государство сегодня не взяли б, в неё обязательно входят населяющие её люди, а в многоклеточном организме – это клетки. Люди разделяются на тех кто работает головой ( умственный труд) и занятых физическим трудом. В нашем организме, также есть клетки занимающиеся умственным трудом ( орган головного мозга) и мышечные клетки, непосредственно физический труд, есть и переходные стадии – от физического к умственному. В государствах, это армия и милиция, полиция, а также медицина, в нашем организме – это клетки крови ( они также и снабжают, и лечат и защищают от бактерий и вирусов). Охватить все сферы государственного организма, и все сферы жизнедеятельности нашего организма, для Фёдора не является задачей номер один, так как данная


книга предполагает дать общее понимание сути, о которой власть имущие слои не заинтересованы распространятся и даже рассматривать, но на поверхности лежащие детали, следует указать.
Организм человека имеет глаза, для чего они служат? Для приёма информации из окружающей нас среды. Глаза связаны с мозгом, и информация поступая в мозг обрабатывается и мозг посылает сигнал посредством нервной системы, какое действие необходимо совершить тем или иным группам клеток или органам ( состоящих из клеток).
Есть ли подобный орган зрения в государстве? Фёдор ставит на эту роль журналистов. Они могут посредством объективов видеокамер ( которые изготовлены по подобию глаза) фиксировать и передавать информацию в головной мозг. А где в государстве головной мозг? А там, где столица государства. И вот те президенты, парламенты, конгрессы и верховные рады, и выполняют роль – головного мозга. И вот этот, так называемый мозг, посредством нервной системы, а какая и где нервная система в государстве? Какие и чем можно посылать импульсы отдельным людям ( клеткам), либо группам, коллективам( органам). На сегодня мы можем благодарить Бога – это телефонная, сотовая и Интернет связь, которая и имеющаяся действующая, более совершенная нервная система, нашего государственного организма. Причём этот прорыв произошёл за последние 20-ть лет. И если проследить историю развития Интернета, то станет понятным, что никто и не предполагал, что человечество получит, столь совершенную мировую сеть, способную претендовать на нервную систему человеческого сообщества!!! ( Пути Господни неисповедимы)
Если взять орган слуха (уши), то мы увидим, что это необходимо и для безопасности организма, и для приёма информации из внешнего мира. В различных государствах, это различные органы безопасности – ФСБ, СБУ, КГБ. К стати Сталин в СССР применял КГБ, для прослушивания и обработке информации не только из внешнего мира, но и внутри государственного организма, то бишь своих сограждан ( клеток), что является противоестественным в Природе. ( что подтверждает адекватность тирана, а не компетентность мудрого правителя).
Клетки крови, как мы говорили, выполняют функции снабженцев, милиционеров-полицейских и врачей. Так вот что интересное обнаружил Фёдор, в человеческих сообществах, эта категория граждан сидит на месте и не эффективно выполняет свои обязанности – корумпируясь атрофируясь в собственном соку. У нас в организме, эта категория работников находится в движении, это намного эффективней, экономичней, целесообразней, и наступит время когда люди осознают преимущества – заложенной Творцом системы. Как минимум милиция должна двигаться вахтенным способом, по всему государству, во все точки, где живут сограждане. И никто в




государстве, не имеет права пользоваться неприкосновенностью, перед правоохранительными органами, не исключается так же и мозговой центр. Что на сегодня практически отсутствует, но потому и присутствует коррупция и нездоровость общества в целом. Можно искать и другие параллели между государственным организмом и многоклеточным организмом, и мы позже добавим интересную информации благодаря труду Спенсера. А пока возвратимся в наше тёмное прошлое, из которого наши предки передали нам ту наследственность, с которой мы и вынуждены считаться и передавать что-то своё далее – будущим поколениям.
Итак, знаменитая Римская империя, столицей и центром управления которой являлся город Рим, естественно наиболее римским и патриотическим из всех культов было почитание самого Рима. Хотя город утрачивал политическое и экономическое значение, эмоциональный заряд, который несло его название, не ослабевал. Смысл многозначительного лозунга «Roma Aeterna» ( «Вечный Рим») ничуть не изменился. Монеты империи развивали тему всеми возможными способами. Они отождествляли судьбу Рима с судьбой правившего императора, подобно тому, как Тиберий в своё время был провозглашён «рождённым для того, чтобы сделать Рим вечным». Более того, особую пышность торжествам по случаю очередной годовщины со дня основания Рима придало открытие великолепного храма при Адриане в ознаменование единства Рима с его божественной основательницей – Венерой.
Читая эти строки из книги Майкла Гранта, Фёдор себе думал, куда же делась запланированная «вечность Рима» и его империи, а ведь система – правящая империей глубоко верила и надеялась, что империя основана навечно. Они себя чувствовали хозяевами положения. И вот тут надо начинать искать ложность между желаемым и действительным. На первый взгляд, может показаться, что это бесполезная затея, и что всё было действительно умно , величественно, и в духе со временем. Но невозможно также не признать, что сама ложность идеи доказана временем. Так в чём же ложность? Да просто в присутствии лжи – говорит Фёдор. Говорить и делать – это разные вещи. Можно даже знать, как осуществить ту или иную работу либо воплотить идею, но не имея воли и терпения, желания и материальных ресурсов – ничего не получится.
Мы с вами биографически ознакомились с единовластным императором Константином Великим, но каким бы великим он ни был, а управлять огромной империей в одиночку – ну никак не выйдет. И он это хорошо понимал. Процесс христианизации в закоснелом языческом Риме, было осуществить сложнее, чем заложить новую столицу – Константинополь и объявить город новым (или вторым ) Римом. При этом, по образцу Рима, в новой столице был построен форум, учреждён собственный сенат, а




населению стали бесплатно раздавать зерно, привозившееся особо для этого предназначенным флотом, ранее обслуживавшим только Рим. Константин не торопился. Рим не утратил никаких привелегий, а константинопольским сенаторам надлежало признавать первенство римских. Однако по замыслу императора, постепенно статус столицы должен был полностью перейти к Константинополю.
Вот так и началась история Византии, и раскол Римской империи, начался с тайных планов Константина В. Западная Римская империя после окончательного разделения (395г.) просуществовала недолго,
власть императоров становилась все слабее, они всецело зависели от германских войск и их командиров, фактически управлявших всеми делами государства. В западных провинциях появлялись все новые узурпаторы, которых поддерживали бургунды, франки и аламаны. Знать Галлии, Британии и Испании искала теперь союза с германскими вождями, власть которых представлялась значительно менее обременительной, чем власть римского бюрократического аппарата, и которые к тому же могли значительно более эффективно подавлять багаудов, чем римское правительство. Со своей стороны колоны, рабы, крестьяне бежали к германцам, спасаясь от гнета государства и своих господ. Об их сочувствии варварам можно судить по, правда, относящимся к более раннему времени сочинениям Коммодиана, жившего в одной из западных провинций, возможно, главы какой-то секты, восставшей как против обмирщения церкви, так и против римского правительства. С победой готов он связывает и победу "праведных" над знатными и богатыми, над сенатом и римскими городами. Все "благородные" и "начальники" обратятся в рабов своих рабов, и начнется тысячелетнее царство справедливости, добра.
Так формируется союз внутренних и внешних сил, который должен был положить конец Западной Римской империи. Тяжелейший удар ей был нанесен, когда против нее снова выступили вестготы под командой Алариха. Война длилась около 10 лет, сражения перемежались с мирными договорами, заключавшимися с Аларихом жившим в Равенне римским правительством, фактически возглавлявшимся главнокомандующим вандалом Стилихоном. В результате придворных интриг Стилихон был казнен, договор с Аларихом порван, и в 410 г. после долгой осады Аларих взял Рим, ворота которого ему открыли рабы. Три дня готы грабили Рим, затем ушли, но падение "Вечного города" произвело страшное впечатление. Еще сохранявшиеся, несмотря на направленные против них строгие законы придерживавшегося никейского православия Феодосия, язычники увидели в этом событии кару за отступление от религии предков; христиане - наказание за грехи. В значительной мере в опровержение




впечатления, произведенного взятием Рима, и было написано Августином его сочинение "О граде божьем".
 Западная империя постепенно распадалась. Еще до нашествия Алариха вторгнувшиеся в империю вандалы и аланы утвердились в Испании. В 418 г. готы по договору с римским правительством получили Аквитанию со столицей в Толозе. Бургунды утвердились на Рейне. Саксы захватили Британию. В середине V в. с помощью франков на территории между Сеной и Луарой образовал свое самостоятельное княжество Эгидий, которому наследовал его сын Сиагрий, изгнанный франками в 486 г. Престол Западной империи стал игрушкой в руках командиров германских войск, назначавших и смещавших императоров. В 476 г. командир стоявших в Италии германских наемников, требовавших предоставления им земли и, не получив ее, поднявших восстание, скир Одоакр сместил последнего императора Ромула Августула и, не сочтя нужным поставить нового, отослал инсигнии императорской власти в Константинополь. Эта дата считается концом Западной Римской империи, территория которой теперь была занята варварскими королевствами.
 Константинополь стал не только столицей Византии, но и до взятия штурмом крестоносцами в 1204 г. Оставался важнейшим городом Европы, образцом торгового центра Средних веков. После освобождения в 1261 г. Два столетия Константинополь пребывал под властью византийских императоров, а в 1453 г. пал под натиском войск турецкого султана и превратился в его столицу – великолепный и процветающий Стамбул. Уже в 16 веке Константинополь – Стамбул, опять стал столицей империи, равной которой в Европе не существовало. Таким образом город полторы тысячи лет соперничал с Римом за первенство в политической, духовной и художественной сферах.
Но мы с вами рассуждали о тех, кто мечтал о «Вечном Риме», да:
       
       Погасло пламя, лишь ходит слух,
       его зажёг – Имперский дух.
       Теплились надежды, горели сердца,
       хотели – что б вечно,
  ну не ждали конца.
       Но какая оказия,
  обгорела фантазия,
       и кто ж допустил,
  прекратить безобразия?






Наверняка найдутся люди, которые скажут: да Фёдор просто пессимист, и приведут пример со стаканом воды – что пессимисты , видя пол стакана воды говорят, блин, ведь это только половина, а оптимисты восклицают – это не только половина, это уже половина!
Ну что ж, это не простой философский вопрос, и в нём нужно учитывать уровень развития и сознания и совести и степень информированности. Ведь есть и высказывание, что пессимист – это хорошо информирован-ный оптимист. Значит золотая середина, между двумя этими крайностями – реалист ( по Аристотелю, это самая верная позиция). Так вот Фёдор, учитывая всё изложенное, старается находиться в балансе между различными крайностями, которые встречаются на его пути . Реалист, видя пол стакана воды – подумает, вода есть, её не много и не мало, если я её выпью, то её не останется, тогда где пополнить стакан? А раз стакан может быть и полным (то есть вдвое больше содержать воды, вина, молока и т.д.), то если далеко ходить за пополнением, тогда нужно набирать полный либо завести ещё и графин .А если источник рядом, то наливая по пол стакана даже удобней и приятней пользоваться стаканом. Как не трудно заметить, реалист взвешивает ситуацию, а пессимист и оптимист, следуют более на поводу эмоций, которые превалируют над сознанием. Так вот большая часть людей научена руководствоваться эмоциями, нежели здравым смыслом, вопрос почему? И кто так научил? Да тот, кто брался учить, а учили всегда те, кто был выше по социальному статусу, и если мы возьмём простого рядового человека, работягу, труженика из большого города и предложим ему покинуть город и пожить временно загородом. Мы увидим эмоциональные возражения и беспокойства, по поводу, как всё это можно реализовать? Если мы возьмём не одного, а всех работяг, из этого города и предложим то же самое, убедим, урегулируем, оплатим их временное отсутствие. То мы столкнёмся с другим эмоциональным всплеском – со стороны тех, кто стоит выше над этими работягами. И это понятно ведь город будет парализован, в городе останутся только управленцы и воспитатели. Более масштабный виртуальный эксперимент можно проделать и с целым государством. Так вот эта отсеянная масса чиновников, милиционеров, управленцев, священнослужителей, депутатов и мэров и есть народные воспитатели, благодаря которым большая часть народа и имеет то воспитание – которое имеет(менталитет).
Менталитет - (франц. Mentalite, от позднелат. mentalis — умственный), образ мышления, мировосприятия, духовной настроенно-сти, присущие индивиду или группе. Понятие М. утвердилось в интеллектуальной жизни Запада как поправка XX в. к просветительско-му отождествлению сознания с разумом. В российской философии, культурологии и публицистике обычно




употребляется для характеристики национальных особенностей народов, особенностей культуры. Например, черты русского М. — духовность, коллективизм (соборность), широта души. М. культуры — глубинные структуры культуры, исторически и социально укорененные в сознании и поведении многих поколений людей, объединяющие в себе различные исторические эпохи в развитии национальной культуры.
Поскольку мы коснулись развития национальной культуры, то надо бы узнать, а что такое культура? Заметьте в школе – терминологию слов раскрывать не принято. Мы слышим слова, о чём-то догадываемся, но точного смысла, нам не спешат открыть. И видимо потому, мы склонны заблуждаться, у каждого своя правда, и чем сытнее эта правда кормит, тем крепче за неё держатся. А что нам(или кто нам) предоставляет возможность уютно и сытно себя чувствовать?
Хочется заранее предупредить, что это непростой многогранный вопрос, но мы рассматриваем пока очевидные, и лежащие на поверхности факты, поэтому для лёгкости понимания с них начали рассуждения. Нетрудно заметить, что наши родители. воспитатели, учителя и начальники, и являются ближайшими посредниками в передаче нам материальной и духовной пищи. Они то и снабжают нас и культурой:
Культура - одно из двух-трех самых сложных слов, используемых в нашем практическом и научном обиходе. Отчасти это объясняется тем, что оно имеет сложную и запутанную языковую историю, а отчасти тем, что оно применяется для обозначения крайне сложных понятий в разных научных дисциплинах и к тому же в самых различных системах мысли.
О том, как формировались и развивались разные значения слова культура, рассказал языковед Р. Уильямс. Появлению этого слова в различных европейских языках непосредственно предшествовало латинское cultura, происходившее от colere. Последнее имело множество значений: населять, культивировать, покровительствовать, поклоняться, почитать и т.д. Некоторые из них со временем образовали самостоя-тельные термины, хотя и с частично перекрывающими друг друга значениями. Так, значение "населять" через латинское colonus трансформировалось в колонию, а "почитать", "поклоняться" через латинское cultus - в культ. В английском языке слово culture первоначаль-но имело смысл "развивать", "культивировать", хотя и с оттенком "служения", "почитания", при этом в средневековом английском оно иногда прямо употреблялось как служение. Во французском, точнее в старофранцузском, латинское cultura преобразовалось в слово couture, позже приобретшее совершенно самостоятельное значение, и лишь затем в culture.
 Во всех случаях раннего употребления слово culture означало



процесс культивирования, выращивания чего-нибудь, обычно животных и растений. Это привело к появлению дополнительных значений слова, таких, как английское coulter - лемех, происходящее от латинского culter, обозначающего то же орудие. Дальнейшая эволюция связана, очевидно, с перенесением представлений о культивировании, возделывании с естественных процессов на человеческое развитие, причем агрикультур-ный, сельскохозяйственный смысл долгое время сохранялся. Так, Френсис Бэкон говорил о "культуре и удобрении умов", а в середине XVIII века английский епископ, сетуя на недостатки современного воспитания, писал, что "люди благородного рождения и воспитания не хотят растить своих детей для церкви" (словами "люди ...рождения ...и воспитания" я постарался передать словосочетание "persons of either birth or culture").
 Два момента нужно отметить особо. Во-первых, метафора становилась все более привычной, пока, наконец, такие термины, как культура ума, не начали восприниматься прямо и непосредственно, а не в переносном смысле; во-вторых, слово культура, относящееся к частным процессам, все чаще использовалось при характеристике процессов развития и совершенствования вообще, что означало универсализацию термина. Именно с этого на рубеже XVIII - XIX веков и началась многообразная и запутанная современная история слова культура.
Тогда же, в конце XVIII - начале XIX века сформировалось устойчивое значение самостоятельного термина цивилизация. Это слово происходит от латинских civis - гражданин и civilis - при- надлежащий, относящийся к гражданину. В результате довольно долгой эволюции оно стало выражать смысл исторического процесса и его достижений: очищение нравов, воцарение законности и социального порядка. В то же время, сначала во Франции, а затем в Англии оно стало использоваться во множественном числе - стали говорить о цивилизациях.
Примерно те же процессы (правда, с определенными задержками) отмечаются и в русском языке. Само слово культура впервые зарегистрировано в Карманном словаре иностранных слов, изданным Н. Кирилловым в 1845 году, но особого распространения оно не имело, и не встречается даже у "властителей дум" - Добролюбова, Писарева, Чернышевского и др. Еще в 1853 году И. Покровский в "Памятном листке ошибок в русском языке", опубликованном в "Москвитянине", объявил это слово ненужным. Но уже в 60-е годы оно полноправно обосновывается в словарях русского языка, а в 80-е и позже получает широкое распространение, причем в том же богатстве значений, что и в западноевропейских языках.
 Согласно В. Далю, культура - это "обработка и уход, возделывание,




возделка; образование, умственное и нравственное; говорят даже культивировать вместо обрабатывать, возделывать, образовать". При этом, как в европейских языках, соответствующие термины применялись для обозначения сельско- хозяйственных орудий (культиватор). Подобным же образом и термин цивилизация проник в Россию вместе с соответствующими переводными книгами. В XX веке в России, как и в Западной Европе, под словом цивилизация (а иногда цивилизованность или civility) стали понимать общее состояние общества или даже уровень воспитания, поведения или манер конкретных персон, противопоставляемое дикости или варварству. Однако с ростом числа сравнительных исследований появились весьма нечеткие трактовки этого понятия в различных сочетаниях: западная цивилизация, российская цивилизация, индустриальная цивилизация, современная цивилизация и т.д.
Но вернемся к развитию термина культура. Важный поворот в его интерпретации произошел в немецком языке: до конца XIX века была распространена форма Cultur, а на смену пришла сегодняшняя Kultur. Сначала понятия культура и цивилизация развивались в Германии так же, как в других странах. В конце XVIII века, прежде всего в трудах Гердера, было сделано нововведение, едва ли не решающее в истории изучения культуры: речь зашла не о культуре, а о культурах (во множественном числе). Другим важным нововведением, предложенным несколько позже, стало характерное для Германии и редко встречающее-ся как в обыденной, так и в научной лексике прочих европейских языков противопоставление культуры и цивилизации.
Попытаемся подвести итог лингвистического развития слова культура за несколько столетий. В современных европейских языках можно выделить (если исключить сельскохозяйственную и естественно-научную терминологию, например, культура вики, культура микробов) четыре основных смысла слова культура:
•абстрактное обозначение общего процесса интеллектуального, духовного, эстетического развития;
•обозначение состояния общества, основанного на праве, порядке, мягкости нравов и т.д; в этом смысле слово культура совпадает с одним из значений слова цивилизация;
•абстрактное указание на особенности способа существования или образа жизни, свойственных какому-то обществу, какой-то группе людей, какому-то историческому периоду;
•абстрактное обозначение форм и продуктов интеллектуальной и прежде всего художественной деятельности: музыка, литература, живопись, театр, кино и т.д. (то есть все то, чем занимается




министерство культуры); пожалуй, именно этот смысл слова культура наиболее распространен среди широкой публики.
Перечисленные значения слова культура связаны между собой частично по происхождению, частично по смыслу. Все это очень престижные значения (если можно здесь применить такой термин). Однако есть множество примеров враждебного отношения как к слову культура, так и к тому, что оно обозначает.
Антикультурные чувства и отношение враждебности к культуре также имеют солидную историю. Впервые они отмечены в Англии XIX столетия и явились реакцией на претенциозность эстетизма в искусстве и жизни (М. Арнольд). Тогда критики эстетизма вместо culture использовали "изобретенное" ими издевательски-имитирующее culchah. Затем определенная враждебность возникла в результате германской пропаганды времен первой мировой войны, сосредоточивав-шейся вокруг якобы превосходящей все остальное германской Kultur. В первые десятилетия нашего века русские и зарубежные нигилисты и авангардисты, а затем молодежные вожди и массы 60-х - 70-х годов на Западе выступали за то, чтобы разрушить культуру как опору традиции и главное препятствие на пути в будущее человечества. В этом к авангардистам 20-х примыкали большевики.
Но существует и постоянная, хроническая вражда к культуре. Ее причинами являются, с одной стороны, необоснованные претензии так называемых интеллектуалов, или интеллигенции, на высшее, преобладающее знание или даже состояние ума и души, а с другой - малообразованность народа, пренебрежительно относящегося к бездельникам-интеллектуалам, существующим на народные деньги. Для обозначения именно такой культуры, понимаемой в пренебрежительном, уничижительном смысле, существуют даже особые термины: в Америке - culture-vulture, в России и СНГ этому приблизительно соответствует культур-мулътур - - русскоязычный термин среднеазиатского происхождения. Конечно, мы привели самый приблизительный обзор истории слова и истории значений слова культура. Чтобы провести полный обзор, пришлось бы рассматривать всю культурную историю человечества, а также ознакомиться с другими, близкими по значению терминами. Достаточно сказать, что упомянутый выше Р.Уильямс, в список к словарной статье, посвященной слову культура, включил следующие соотносящиеся по значению термины: эстетика, искусство, цивилизация, гуманизм, наука.
 Не трудно заметить, то слово это молодое, и прошло непростой долгий путь вместе с теми людьми, которые жили до нас. Аристотель к примеру, довольствовался словом – добродетель. И по сути, культурный человек должен быть таки добрым, и заслуживать авторитет добрыми




делами и поступками. Но в жизни нашей как-то подобные вещи – это редкое явление. Я бы даже сказал что это не модно, не престижно, и материально не поощряется… Вопрос почему? Можно ответить – а кому это надо. Действительно, раз это мало кому надо, то и культура становится делом второстепенным. А что ж тогда первостепенно?
И если мы возьмём снова простого рядового человека, работягу, труженика из большого города или просто из деревни( а таких в государстве большинство), то мы как правило услышим, что первостепенно здоровье и деньги. Вопрос почему, и кто даёт здоровье и деньги?? Давайте вникать, что есть здоровье:
Значение из толкового словаря В. Даля ЗДОРОВЬЕ - или здравие ср. состоянье животного тела (или растения), когда все жизненные отправления идут в полном порядке; отсутствие недуга, болезни. каково дорогое здоровьеце ваше? да мое здоровьишко плохое. здоровье всего дороже (дороже денег). он чужим здоровьем болен. завистлив. начал за здравие, а свел за упокой! некстати. тот здоровья не знает, кто болен не бывает. без болезни и здоровью не рад. кому скоромно, а нам на здоровье! отвечает кот мышам. не твоему здоровью пьют, не отзывайся спасибом! запила хавронья про свое здоровье. с твоим здоровьем и говорить скоромно. господская болезнь - крестьянское здоровье. от здоровья не лечатся. здоровьем болен, прихотничает. здоровья не купишь. бог дал живот. бог даст и здоровье. дал бы бог здоровья, а дней много впереди (а дни впереди). даст бог здоровья, даст и счастья. дал бог здоровье, да денег нет. бог дал здоровье в дань, а деньги сам достань. деньги - медь, одежа - тлен, а здоровье - всего дороже. за здоровье того, кто любит кого! пить за чье или чье здоровье, выпить вина, пожелав здоровья. здравия желаю! привет нижних военных чинов высшим. я пришел до твоего или к твоему здоровью, я твоему здоровью говорил, почет или величанье, употрбл. крестьянами. хорошо, у кого такое здоровьище. здоровый, не больной, одаренный здоровьем; | дюжий, сильный, крепкий, дебелый; | здоровье сохраняющий, полезный для здоровья, укрепляющий. о растении, дереве, негнилой, незагнивший, недряблый: нехилеющий. здоровому все здорово. здоровому и нездоровое здорово, а нездоровому и здоровое нездорово. что русскому здорово, то немцу смерть. здоровый урока не боится. здорового и призор не берет. здоровому лечиться - наперед хромать поучиться. свинья да мякина, гусь да вода - здоровы живут. будь здорова, как корова, плодовита, как свинья! задравное пожеланье хозяйке дома. будь здорова, как вода, богата, как земля, плодовита, как свинья! здорово живешь, ни зачто, ни прочто, говор, о обиде. здорово живешь голову на плаху не кладут. по здорову или по добру, по здорову, благополучно, в целости, сохранно.



здорово! привет, пожеланье: здравствуй, здоров ли. здорово, сват! #прощай, сват!# здорово парился! идущему из бани. за добра ума по здорову убираться. здорово, да без коровы. не снова здорово. не скоро, да здорово (споро). у нас дома нездорово: таракан с печки свалился (или в сучке ногу увязил; или: блошка с печки упала). здорово отеч, братеч, сестрица, приятель, друг- скажи челобитье, поклон: прости, отеч, мать, дедка, батюшка, братеч, сестрича, птича, курича! чистоговорка. здоровая голова, здравая, здравомыслящий человек. здорово в избу, перм. здорово живете, вологодск. привет входящего; а ему от хозяев: лезь на избу! перм. поди пожалуй! вологодск. просим. здоровая вода, моск. высокая, вешняя. здоров дуб (велик, толст), да дупляст. здоровая трава, Hypericum, см. зверобой. здравый, здоровый, но более уптрб. в знач. иносказат. здравый ум, рассудок; здравое ученье, сужденье, прямое, правильное, основательное, со смыслом. здравый смысл, рассудок, рассудительность, прямой толк. у него ум обиходный, но здравого смысла много. он здорово пьет, здорово бегает; южн. кур. здорово богат, здорово болен, очень, весьма. здоровенький, здоровый, ласкат. здоровенько нареч. здорово, изрядно здорово. здоровехонек, здоровешенек, совсем здоров, ничуть, нисколько не болен. здоровенный, здоровя(и)щий, огромный, рослый, большущий и толстый, плотный. здоровость ж. свойство здорового, т. е. полезного для здоровья. здоровость здешнего воздуха, воды известна. здоровища, здоровуша, здоровяга, здоровенщина об. здоровяк м. здоровячка ж. человек либо животное крепкого, здорового сложенья: дюжий, матерый. здоровка ж. в народе: чернокровная жила (вена) мизинца. здравица ж. стар. заздравный кубок и пожеланье; заздравие, тост. он с лавицы встает, он речи ведет, здравицу пьет. чью здравицу пьем, того чествуем. здоровщина ж. приветливое названье какой-либо местности. что в вашей здоровщине делается? здоровко м. приветливая кличка лошади. здороветь, здраветь, становиться здоровым, крепким, дюжим; каково здоровится, что-то не здоровится, безличн. каково здоровье, как можешь; плохо можется, хворается. здравить стар. быть здоровым. здравишь ли? не здравлю. здравство-вать, быть здоровым; | жить, находиться в живых: поживать изрядно, хорошо. он здравствует еще. дай бог ему здравствовать надолго! | - кому: желать здоровья; отслужить заздравный молебен; | пить или подносить здравицу; | кому на чем: поздравлять кого с чем, на чем. здравствуй, -те! привет при свиданье. митрополит здравствовал государю на богом данной ему отчине. здравствуй ты, здравствуй я, здравствуй, милая моя! здравствуй ты, здравствуй я, ночевать пусти к своей милости! здравствуй, милая, хорошая моя, чернобровая, похожа на меня! здравствуй, да не засти. здравствуй, стаканчик, прощай, винцо!




здравствуй, без шапки. богаты, так здравствуйте, а убоги, так прощайте! здравствуйте, дружки-толоконнички, а толоконце съев, да розно все. он и чоху не здравствует. на чих кошки здравствуй, зубы болеть не станут. здоровают (здравствуют) косте в новой коросте, насмешка. здравствоваться или здороваться, иногда здоровкаться, приветствовать друг друга при встрече или свидании. один здравствуется, другой прощается, т. е. бестолочь. здравствованье, здорованье ср. приветствованье встречного или вообще при свидании. здравничать, пить за чье здоровье, ЧОКАТЬся, пить чью здравицу. здравничанье ср. питье за чье здоровье. здравствователь м. -ница ж. кто кому здравствует, желает здравия: кто пьет чью здравицу. здравщик, здоровщик, здорователь м. то же, здравствователь. здравомыслие или здравоумие ср. прямое, толковое суждение, правильное понятие, основательное заключение и самая способность к тому. здравомыслен-ный, здравоумный, о человеке и суждении: со здравым умом или смыслом согласный или им одаренный. здравомыслящий, здравоумый человек, с прямым, здравым умом. здравоумник м. здравоумница об. то же. здравомудрый, основательно мудрствующий. здравоносный, дарующий, приносящий здоровье телу, или душе.
Теперь господа хорошие, давайте здраво мыслить. Фёдору не пришлось напрягать мозги – у Даля шире, весьма доступно и авторитетней.
Так вот: даст бог здоровья, даст и счастья. дал бог здоровье, да денег нет. бог дал здоровье в дань, а деньги сам достань. деньги - медь, одежа - тлен, а здоровье - всего дороже.
Оказывается есть такая штука как здоровье, и даётся она не людьми, а Создателем, деньги же – уже даюабтся людьми, так как люди их ввели для удобства, но жили без них раннее и наступит время, будут обходиться и без них. Кто-то наверняка заорал в душе – как !!! А Фёдор отвечает – загляни к себе во внутрь и спроси, как у клеток получается выполнять более сложную роту, чем выполняют люди, соблюдать заповеди, обходиться без денег и чувствовать себя прекрасно.
А теперь давайте попытаемся разобраться с деньгами: В. Даль.
ДЕНЬГА - , деньга ж. полкопейки, две полушки. | деньги, капитал, богатство, истиник, достаток. собирать десятую, двадцатую деньгу, брать по десяти, по пяти с ста, с 10-ти или 20-ти денег по одной. денежка ж. умалит. денежкой также зовут особый вид старинного кружева; костр кологр. участок земли, на долю крестьянина. солдату три деньги в день, куда хочешь, туда их и день. без деньги копейки, а без



копейки и рубля нет. деньги ж. мн. или деньга собират. и шуточн. также деньжура, деньжина, капитал, истиник, наличное, ходячая монета всякого рода, звонкая и бумажная. деньжонки, деньженочки умалит. у него деньжуры много. ему деньжура спать не дает. без денег и разума нет. разума много, да денег нет. как хошь рассуждай, а сто рублей деньги. деньга на деньгу набегает. деньга деньгу достает (или: зовет, родит, кует, добывает). и барину деньга господин. и мои деньги (и наши денежки) не поганы. деньги лучше уговора, т. е. отдай наличными. денежка не бог, а бережет (или: а милует). денежка не бог, а полбога есть. святые денежка умолят. после бога, деньги первые. тот прав, за кого праведные денежки молятся. при беде за деньгу не стой. то не беда, чти на деньги пошла, а то беда, что и их-то не нашла. то не беда, что денег просит, а то беда, как и даешь, да не берут. кабы не деньги, так бы весь (так быль бы) в полденьги, только богатством славен. у фомушки денежки, фомушка фома; у фомушки ни денежки, фомка фома! при деньгах панфил всем людям мил; без денег панфил никому не мил. много друзей, коли денежка есть. денежка на стол, и девушку за стол, о кладкеплате жениха. это знаем, что с деньгами и попьем. и погуляем. для чего нам ум, были б деньги да спесь! не пыльна, да денежна. не молодца любят, денежку. изведай человека на деньгах. положи две денежка на шапочку, да дядюшке челом, а дядя сам знает о чем. чей конь, того и деньги. торг без глаз, а деньги слепы, за что отдаешь, не видят. на торгу деньга проказлива. денежкой торг стоит, т. е. ценой. деньга торгу большак (голова, староста). денежка в карман, тетушка в торгу. не по деньгам товар. не по товару и деньги. по деньгам товар,. по товару и деньги, федюшке дали денежку, а он и алтына просит. деньги найдут друга. денежка найдет дружка. покупала по четыре денежки, а продавала пару по два грошика. без денежки грош, да три деньги отложь, да денежка стара, много ль стало? на деньгах нет знака (тамги, ногавки), не узнаешь, как или кем оне нажиты. ставь себя в рубль, да не клади меня в деньгу. без денег в церковь ходить грех. на деньгах царская печать. деньги счет любят. хлебу мера, а деньгам счет. слову - вера; хлебу - мера; деньгам - счет. деньга не щепка, т. е. считай, да поберегай. без хозяина деньги черепки. денежка рубль бережет, а рубль голову стережет.
держи деньги в темноте, а девку в тесноте. не всякому сказывай, что по деньге редька. деньги - оселок. спи, государь денежки пришлет! деньга и камень долбит. деньги - крылья. родись, крестись, женись, умирай, за все денежки подай. ершей на деньгу, дс сдобы на алтын, так и будет уха.
брат братом, сват сватом, а денежки не сосватаны. дружба дружбой, а денежкам счет. не деньги что у баушки. а деньги, что в запазушке. в



лесу не дуги. в копнах не хлеб (не сено), в долгу (в ссуде или в суде) не деньги. в копнах не сено. в людях (в потраве) не деньга. есть деньги, так в свайку: нет денег, так в схиму. будь деньги за богачем, оставался бы хлеб за нами. не деньги нас, а мы их нажили. пир на деньгу, а славы на сто рублей. денежки, что голуби: где обживутся, там и ведутся. сто рублей нет, а рубль не деньги. у денег глаз нету. деньга прах: ну их, в тартарарах! лишние деньги, лишняя забота. много денег, много и хлопот (забот). деньга не голова: наживное дело. дарить было не мало, да денег не стало. на что мужику деньги, не давай! денег-то много да не во что класть. деньга деньгу родит, а беда беду. беда деньгу родит. не было ни деньги, да вдруг алтын. быть при деньгах, с деньгами. деньги в людях, арх. в сучье, в займе. хорошие деньги, ходячие, не поддельные, или верные, надежные. у них деньги хорошие, они верно платят (худые, фальшивые). денежный, кньгам относящ. денежный человек, богатый, зажиточный. денежный сундук, для хранения денег. денежный грех или беда, которую можно искупить или поправить деньгами. денежный грех на богатого, а у бедного все одна ШКУРА в ответе. казаная девка денежная (серебряная), неказана - рублевая (золотая). москва сгорела от денежной (копеечной) свечи. москва от искры загорелась (1443 г. москва загорелась от свечи церковной николы на песку; 1537 г., от свечи в доме милославского). денежный товар, который стоит денег или только одной деньги, денежки. денежник м. сумка бумажник для денег.
Понятие денег и культуры В. Даль вводил в свой словарь во время периода отмены крепостного права, всего 150 лет назад, в бытность царской России. Из его толкований вырисовывается яркая картина, духовного и материального состояния общества, что даёт основание сопоставлять день сегодняшний, и находить в нём отголоски прошедшего тысячелетия.
А вот как сегодня характеризуют деньги - особый товар, выполняю-щий роль всеобщего эквивалента при обмене товаров, форма стоимости всех других товаров. Деньги выполняют функции: меры стоимости, средства обращения, средства образования сокровищ, средства платежа и мировых денег.
Вот прочтёт такую формулировку простой человек и конечно же ничего не поймёт, но подумает – да деньги товар. Ведь кто-то ж наживается в банках и в обменных пунктах на этом товаре, далее говорится, что этот товар выполняет роль всеобщего эквивалента, но эквивалента чего не говорится(умышленно пропускается), а ведь надо было вписать господа – эквивалента человеческого труда и лишь потом говорить об обмене товаров на деньги и т. д.
Фёдор подумал, что касаться истории денег не стоит, но поскольку мы знакомились с Римской империей, то интересно когда у них там




появились деньги. И вот любопытная информация: из музея денег
– Номинал: Денарий
Год: -
Материал: Серебро
Описание: Период Республики. 254 – 217 гг. до н.э. Аверс: Двуликий Янус. Янус считался одним из самых древних и почитаемых богов, олицетворявшим начало и конец, вход и выход, прошлое и будущее, а также богом договоров, именем которого скреплялись союзы. Первоначально он был, вероятно, божеством дверей (от слова "януа", означающего "двери", "ворота"). Хотя не исключено, что таковым его стали считать позже, и он стал покровителем дверей и ворот не сразу, а прежде всего был богом любого начала; поэтому причине он покровительствовал рождению младенца, а при обращении к богам его имя называлось первым. Божеству посвящали первые числа каждого месяца, календы (откуда пошло слово "календарь"), а один из месяцев года назвали январем ("януариус", как говорили римляне). Прежде жители Рима начали отсчет года с марта, посвященного богу войны Марсу, но в дальнейшем реформа Юлия Цезаря официально утвердила январь первым месяцем года. Римский обычай запрещал какие-либо ссоры 1-го января. Нельзя было сердить Януса, который мог послать людям несчастливый год. В то же время Янус почитался как первый царь Лация (местности на Апеннинском полуострове). Считалось, что он принял у себя Сатурна (древнейшего римского бога, владыку царства мертвых), разделил с ним
власть и научил людей возделывать землю, выращивать овощи, строить корабли. Изображался Янус с двумя лицами, обращенными в разные стороны, с 365 пальцами (по числу дней в году) и с ключами. Согласно античным авторам, второй царь Древнего Рима Нума Помпилий воздвиг в честь Януса двойную арку. Она запиралась специальными воротами, которые были закрыты в годы мира и открывались во время войны. Реверс: Композиция из двух человеческих фигур. Легенда: под композицией – РILI, слева – ROMA. Диаметр – 19.5 мм. Вес – 3.68 г.
Страна или город: Рим
Девятнадцать императоров сменилось к его правлению ( и все печатали монеты) : ТРАЯН ДЕЦИЙ (Gaius Messius Quintus Decius Traianus),
римский император с сентября 249 г. по июнь 251 г. Родился в 201 г. в Бубаллесе (Паннония).
Убит в июне 251 г
В период его правления монеты чеканили в городах Риме, Милане и Антиохи. / Номинал: Антониниан/
Год: - Материал: Серебро




Описание: 249 - 251 гг. Аверс: IMP. C. M. Q. TRAIANVS DECIVS AVG. Бюст императора в лучевой короне вправо. Реверс: DACIA. Женщина (олицетворение Дакии), держащая в правой руке изогнутый посох. Диаметр - 23.5 мм. Вес - 5.24 г. Чекан Рима.
Страна или город: Рим


Вот интересная историческая справка: МЕНЯЛЫ . Римская империя
Кто же такие менялы, о которых говорил Джеймс Мэдисон? Согласно Библии, 2000 лет назад Иисус прогнал менял из храма. Примечательно, что это был единственный раз в его земном существовании, когда Иисус использовал силу. Когда евреи приходили в Иерусалим платить храмовый сбор, менялы в храме принимали плату только специальной, имевшей тогда хождение монетой - половиной шекеля.
 Она представляла из себя половину унции чистого серебра и, в отличие от других монет, не носила на себе изображения римского императора. Поэтому для евреев полшекеля была единственной монетой, угодной богу. Но этих монет было не так много. Менялы захватили этот рынок, а затем подняли на них цену как на любой другой рыночный товар. Другими словами, менялы делали фантастические барыши, поскольку получили чистую монополию на деньги. И евреи были вынуждены платить любую назначенную ими цену. Для Иисуса это являлось грубым нарушением святости Божьего Дома. Однако клика менял возникла даже не во времена Иисуса. Еще за 200 лет до Христа у Римской Империи были проблемы с менялами. Двое из ранних римских императоров пытались урезать власть менял с помощью законов о ростовщичестве и ограничения залога земель до 500 акров. Оба были убиты.
 В 48 г. до н.э. император Юлиус Цезарь отобрал власть чеканить деньги у менял и выпускал деньги в интересах всего общества. Значительное увеличение денежной массы позволило выполнить грандиозные общественные проекты. Было выстроено много публичных зданий.
Народ полюбил Цезаря, но менялы его возненавидели. Ряд исследователей полагает, что именно это стало важной предпосылкой его убийства. Одно известно наверняка – со смертью Цезаря изобилию денег в Риме пришел конец. Выросли налоги, коррупция и подделка денег стали скорее правилом, нежели исключением. В конечном итоге денежная масса в Риме снизилась на 90%. Простой народ разорялся, терял свои земли и дома. С сокращением предложения денег население Рима потеряло доверие к правительству и отказалось его поддерживать. Просвещенный Рим был ввергнут во тьму средневековья. То же самое может произойти и в Америке.




Фёдору осталось к этой справке лишь добавить, в книге Майкла Гранта – «Расцвет Римской империи» весьма подробно затрагивают-ся вопросы инфляции в империи. А происходили они по простой причине, денег требовалось много, а серебра не хватало, тогда императоры стали в серебро добавлять посторонние метал-лы(начиная с 5-10% и разогнались до 50%).
Параллельно с деньгами издавна сосуществуют и налоги. Вот как это трактуют сегодня:
Налоги - обязательные платежи, взимаемые центральными и местными органами государственной власти с физических и юридических лиц. Налоги служат одним из средств регулирова-ния экономических процессов, хозяйственной жизни. По уровню взимания налоги делятся на федеральные, республиканские и местные. По виду объектов налогообложения налоги делятся на прямые, и косвенные. Налоги и налоговые ставки различны в разных странах и периодически изменяются.
В Римской империи, вся военная машина и бюрократия висели тяжким грузом на шее у крестьянства. Налоговая система работала и развивалась, но поскольку исторические данные зачастую противоречивы, мы, в общем, осмотрим, и думаю, кое-что поймём. Но нам нужно понять не кое-что, а увидеть те проблемы, которые перекочевали спустя многие века и в нашу сегодняшнюю жизнь, но тщательно скрываются и выдаются за норму, которая якобы неизбежна. Но это ложь, и потому её скрывают, и делают вид что борются, на самом же деле тщательно за неё держатся и ой как не спешат расставаться.
Питер Гарнсей, профессор античной истории в Кембридже, известен в числе наиболее авторитетных специалистов по социальной и экономической истории Римской империи1. Новая работа "Эволюция позднеантичного мира" написана им в соавторстве со своей ученицей Каролиной Хамфрес, работающей в Калифорнийском университете.
В центре их внимания период с третьего по пятый век, когда длительно зревшие перемены обретали свое новое качество. Границы этого периода, называемого "поздней античностью", достаточно условны. Диоклетиан и Константин не были новаторами, в их правление новые черты общества стали лишь более заметны и используемы. Равным образом и 476 г. имеет лишь символическое значение для Западной империи.
Поздняя Римская империя рассматривается авторами, как полигон для изучения борьбы традиционного и нового, отношений между зависимостью от прошлого и новыми событиями или действиями, предпринимаемыми отдельными индивидами, которые давали новое




направление историческому процессу (с. 3). Противоборство нового и старого рассматривается в книге по целому спектру параметров: в стиле управления и характере монархической власти, в последствиях юридических и моральных нововведений правительства и, особенно, во влиянии на жизнь рядовых граждан нового института христианской церкви. Авторы отрицают обычно связываемый с Поздней империей упадок сельскохозяйственного производства, запустение пахотных земель и сокращение населения, и призывают заново осмыслить содержание понятий "бюрократизация" государственного аппарата, "упадок" и "вульгаризация" постклассического права, традиционно прилагаемых историками к позднеантичному обществу.
В силу военных потребностей императоры не задерживались в Риме, и это привело к возникновению представления, что столица там, где пребывает император. Принцепс Ранней империи был не только военным руководителем, но и контролировал администрацию, сбор налогов, юридическую систему, законы и порядок. Однако аппарат Ранней империи был невелик, и военная ставка императора уже производила впечатление столицы, но его рост к концу III в. привел к необходимости административных реформ и строительству постоянных столиц.
Глава третья, "Императоры и бюрократы" (с. 25-51), фактически оправдывает громадный рост бюрократического аппарата в Поздней империи. Авторы вначале описывают новую идеологию эпохи, в которой обожествленная императорская фигура постепенно удаляется от "народа". Новые формы, придворный ритуал и представление об императоре как "живом законе" и "инкарнации вечного Бога" развилось, по мнению авторов, из потребности узаконить власть удачливых военных низкого происхождения, но авторитарного темперамента. "Обожествление" и новая титулатура, приписываемые обычно Диоклетиану, развились постепенно и обнаруживаются уже в III веке от Элагабала до Аврелиана. Хотя христианский император не мог рассматриваться как бог и, начиная с Евсевия, шла разработка "словаря императорской божественности", императоры вплоть до Анастасия (518) получали посмертный титул divus.
При этом император оказался фактически заложником своего нового статуса. Авторы показывают, как бюрократия не только обеспечивала функционирование империи, но также как практически служила каналом связи общества с недоступной теперь императорской властью. Они делают попытку улучшить привычный образ "византийского" разношерстного сообщества гражданских служащих, постоянно соперничавших между собой и живших за счет голодного крестьянина. Вместо этого они обращают внимание на то, как "потребности империи" вели к образованию более сложной и эффективной, по



сравнению с "рудиментарной" системой Принципата, системы административных и налоговых органов. Рост аппарата управления объясняется увеличением размеров армии и потребность сделать более эффективным сбор налогов. Стройная административная система постепенно приходила на смену "конгломерату городов", существовав-шему при Принципате, в силу стремления центрального правительства подчинить Империю своему контролю. Рост числа функционеров уменьшал их общественную ценность, что проявлялось в уменьшении "должностных окладов" по сравнению с Принципатом и распростране-ние продажи должностей.
Эта глава также содержит исследование категорий Макса Вебера о "рациональной" и "наследственной" бюрократии применительно к Поздней Римской империи (с. 41-46). Слабо оплачиваемые бюрократы были вынуждены брать взятки, что нарушало старый принцип, зафиксированный еще законом 149 г. до н.э. Не будучи в силах полностью искоренить это зло, императоры пошли по пути ограничения допустимых размеров подношений. В коррумпированном обществе должности в меньше степени рассматривались как работа, чем в качестве капиталовложения, как часть собственности, которую можно эксплуатировать (с. 46). Поэтому популярностью пользовались не только мелкие, плохо оплачиваемые, должности, но даже теоретическая возможность стать членом администрации рассматривалась как нечто, придававшее социальный вес. Обладатели должностей, организованные в касту cohortales, старались не допускать в нее новых людей.
Как тебе уважаемый читатель, не о чём не напоминает сие положение, если посмотреть на сегодняшний день?
И далее: Одной из причин роста бюрократии называется движение в направлении более эффективного использования ресурсов империи. Эффективность самой администрации ослабляли слабая профессиональ-ная квалификация должностных лиц и коррупция. Значительная часть администрации участвовала в сборе налогов и кормилась за счет злоупотреблений в этой области. Последние в свою очередь породили институт патроциния, с помощью которого лица, приобщенные к администрации, освобождали мелких плательщиков от их бремени.
В целом же, делают вывод авторы, налоговая система была эффективной. Серьезные трудности претерпевал лишь военный набор, поскольку землевладельцы сопротивлялись отрыву крестьянской молодежи от земли для воинской службы. Поэтому императоры все шире использовали в военных целях представителей переселявшиеся в пределы империи племен. Армия, а не гражданская администрация, напоминают авторы, изменила империи в V в.


Четвертая глава, "Право и юридическая практика" (с. 52-82) делает попытку пересмотреть стереотипный, по мнению авторов, исторический облик позднеантичного права как "застойного и неразвивающегося". Концепция его упадка возникла уже при Юстиниане, который рассматривал себя в качестве восстановителя чистоты классического права. В новое время по аналогии с идеей "вульгарной латыни" в лингвистике возникло представление о "вульгарном праве", которое Эрнест Леви наполнил научным содержанием. Согласно Леви, постклассическое право развивалось, приспосабливаясь к общественным изменениям, но это делалось на низком уровне компетенции и разрушало базовые правовые принципы. Эту последнюю его оценку оспаривают авторы, полагая, что юриспруденция в V-VI веках была на высоте творческой эволюции, что позволило самому римскому праву стать "преобразующей творческой силой" в позднеантичном мире (с. 58).
Эта глава содержит прекрасный обзор функций таких представителей юриспруденции, как iurisperiti и advocati, а также представляет функционирование позднеантичной судебной процедуры и роль iudices. Особое внимание уделено эволюции епископского суда, который, начиная с IV в., заимствовал формы светского судебного процесса.
До конца III в. церковь развивала собственную систему права, основанную на текстах нового завета, апостольских установлениях и нормах внутренней жизни христианских общин. После Константина перед епископами встала сложная задача соотнести право империи с духом христианской справедливости. В этом смысле христианские епископы были скорее истинными интерпретаторами права, чем судьями. Епископская должность требовала высокого интеллектуального уровня, поскольку ее носителям приходилось творчески участвовать во взаимодействии "христианского" и "имперского" права.
Глава 5, "Социальные иерархии и культурные идентичности" (с. 83-106), рассматривает соотношение социальных градаций, которое в Поздней империи стало еще более определенным, чем прежде. Причину этого авторы видят в развитии государственного аппарата, в котором складывалась иерархия "армейского стиля". Ее огромные размеры существенно увеличили давление на низшие слои населения, за каждой из профессиональных групп которого были закреплены ее повинности и налоги. В нашем сознании глубоко укоренилось представление о дихотомии прежних обществ. Обычно противопоставление свободных рабам, potentiores – tenuiores, honestiores – humiliores, граждан – негражданам. Рассматривая дихотомию "свободные – рабы", авторы склоняются к мнению, что рабство начало приходить в упадок еще при Принципате,



однако рабы были достаточно широко представлены даже в сельском хозяйстве Поздней империи, особенно в Италии и Сицилии. Преобладаю-щая ныне концепция Мозеса Финли о замене рабства колонатом аргументируется лишь изменением статуса колонов в сторону сближения с рабским, тогда как у нас нет сведений насколько колонат сократил применение рабов.
Знакомясь со всем этим историческим «проминатом», Фёдору становилось отчётливо понятно – что произошло и с христианством и с нравственно-стью, и со свободой и со справедливостью. Понятное дело, что эти христиане не могли стать примером ни для китайцев, ни для индийцев, не для японцев, да и арабский мир – посмотрел, взвесил и принял свою религию, но всё же схожую и с иудаизмом и с христианством. Объявив её – Ислам, а произошло это, шесть веков спустя от рождества Христова.
Следуя за кратким очерком господина Коптева А.В. о книге Питера Гарнсей, в которой автор книги пытался раскрыть более позитив, чем негатив идеологии Римской империи, мы всё же последуем до конца статьи, а после вкратце дадим характеристику Исламу…
Глава 9, "Социальный радикализм и его границы" (с. 192-215), рассматривает отношение позднеантичных христиан к таким традиционным институтам как рабство или богатство сквозь призму радикальных христианские идеи эгалитаризма. Приняв за основу социальный консерватизм и политический квиетизм официального христианства от Павла до Августина, авторы тщательно обосновывают ограниченность масштабов радикализма христиан. В качестве материала используется критика Лактанцием неравенства в греко-римском обществе и его призывы к терпимости, теологизирование Григория Нисского на тему рабовладения и отношение Августина к пыткам в суде. Кроме того, эта глава включает искусное риторическое изложение анонимного пелагианского трактата "О богатых".
Авторы приходят к выводу, что "социальные радикалы не просле-живаются в первых рядах христианской церкви в Поздней античности, их можно встретить лишь среди ее периферийных слоев, обычно среди крайних аскетов". При всей обоснованности этого заключения его запрограммированность обусловлена авторской ориентацией на "эволюционную" связь христианских институтов с предшествовавшими им античными.
Заключительная 10-я глава, "Чрезмерное величие и упадок Рима" (с. 216-227), стоит особняком как историографическое исследование вопроса, почему Эдуард Гиббон должен был связывать упадок и падение Рима с его "чрезмерным величием", то есть его выходом за пределы собственного географического и политического потенциала. Идеи




Гиббона рассматриваются в сравнении с его же идеей "умеренного величия" Европы в контексте XVIII столетия. Сами авторы не утверждают прямо этого, но сравнение этого разбора с их первой главой подчеркивает преобладающий подтекст книги: Поздняя Римская империя не была чудовищной, неумеренной или упадочной; скорее она была именно такой, какой и должна была быть, чтобы логично и эффективно функционировать.
Через все десять глав книги красной нитью проходит идея "необхо-димости" и "созидательности", подчеркивая, что полезные социальные решения возникали из требований обстановки. Поэтому, быть может, можно сказать, что с точки зрения авторов "необходи-мость – мать поздней античности". Вопрос индивидуальной деятельности в поздней античности решается в контексте действия социальных и культурных сил. Типичным является следующий пассаж из главы о позднеантичном праве: "Изучение позднеримского права как целого испытывает (до последнего времени) ту же судьбу, что и изучение поздней античности в целом. Оно описывается либо как период упадка прошедшего золотого века, либо как период ожидания, когда средние века будут объявлены... Юридические источники иных, чем Феодосиева и Юстинианова компиляции, могут сказать нам о юридических изменениях, которые происходили под воздействием повседневной жизни" (с. 54). Это "воздействие повседневной жизни", которое авторы пытаются описать на протяжении десяти глав, представляет собой умышленно уклончивый и трудный для восприятия источник сведений. Может быть, поэтому книга вместо "изучения экономики, общества и культуры" посвящена неопределенной теме "эволюционных изменений". Авторы даже утверждают, что они "занимаются идеологией, а не реальностью" (с. 99), но при этом они искусно демонстрируют как часто "идеология" плотно смыкается с реальностью именно в тех точках, где эти дискурсивные полярности расходятся.
В целом перед нами полезная книга, в которой серия "срезов позднеримской жизни" подается с интересными комментариями, теориями и предположениями. Правда, при этом точный вопрос рассмотрения остается неясным: в разных главах как будто предполагаются различные уровни исследования. Глава о праве кратко описывает институты постклассического права с датами, таблицами и




определениями, так что вполне сойдет за полезный вводный курс по поздней античности. Напротив, главы о религии или Гиббоне предполагают знакомство с предметом обсуждения и аргументация в них доступна только подготовленному читателю. Поэтому при чтении полезно держать в сознании слово "эволюция" в названии книги, не случайно внесенное туда авторами. Фактически идея "эволюции", которую авторы старательно проводят по всем срезам позднеантичного общества, есть не только главный лейтмотив, но и сам предмет рассмотрения в книге. Авторы настойчиво стремятся заменить им в сознании читателя другой устойчи-вый стереотип в отношении поздней Римской империи – "упадок". Поэтому, вероятно, в книге обходится стороной эволюция позднеантичного города, упадок античного характера которого очевиден.
Ну что ж, Фёдор не относится к пессимистам и не отрицает, что вялая, постоянно подталкиваемая, вынужденная эволюция в истории человечества присутствует. Богатые и недальновидные мерзавцы весьма консервативны. Их устраивают те блага, которые они нажили за счёт эксплуатации чужих рук, чужого здоровья, чужой покалеченной судьбы, чужих жизней – унесённых войнами.
Авторы книги уклончиво и мягко повествуют о необходимости, о требованиях обстановки. Но уже это предоставляет возможность сегодняшней «элите» сделать выводы, что ничто не стоит на месте. И даже сегодня надо не сопротивляться требованиям времени и замыслам Творца, а меняться «господа», то бишь эволюционировать мирно, добровольно, без пинков под задницу и не слушать свою передницу, а читать умные книги, но в первую очередь ознакомиться с Библией(НОВЫЙ ЗАВЕТ).
Всё идёт верно – только примерно,
а всяко примерно – неточностью скверно…


Ислам
(араб. v предание себя Богу, покорность) v одна из мировых религий (наряду с христианством и буддизмом), относящаяся к т. н. авраамиче-ским (монотеистическим) религиям (наряду с христианством и иудаизмом) .
Ислам возник в Западной Аравии (область Хиджаз) в начале VII в. Основателем этой религии считается житель Мекки Мухаммед (570v632). В возрасте 40 лет (около 610) Мухаммед объявил себя




посланником единого Бога v Аллаха, продиктовавшего ему свою волю. В этот период каждое из арабских племен имело своих богов, но по мере концентрации власти у некоторых племен стали выделяться главные боги. Мухаммед призывал соотечественников отказаться от поклонения многочисленным племенным богам, верить только в Аллаха, вести праведную жизнь и готовить себя к грядущему Божьему суду. Основным догматом вероучения Мухаммеда стало признание единым Богом Аллаха и Мухаммеда v "посланником Аллаха" ("ля иляха илля-ллах ва Мухаммедун расулюллах").
Учение ислама распространилось среди арабов не сразу, и даже не все из родного племени курейшитов поддержали Мухаммеда. Среди первых его последователей были его жена Хадиджа, его дядя по отцу Абу Талиб и двоюродный брат Али, сын Абу Талиба. Со своими сторонниками Мухаммеду пришлось переселиться из Мекки в Ясриб (позднее v Медина); со времени этого переселения v хиджры, которое произошло в 622, начинается летосчисление ислама.
На формирование ислама оказали влияние как политеистические представления, так и давно существовавшие на территории Аравии монотеистические религии v иудаизм и христианство.
Вероучение ислама изложено в священной книге мусульман v Коране.
Каждый мусульманин должен следовать пяти основным "столпам" v обязанностям религии. Главный догмат ислама кратко изложен в 112-й суре Корана: "Во имя Аллаха милостивого, милосердного! Скажи: Он v Аллах v един, Аллах, вечный; не родил и не был рожден, и не был Ему равным ни один!"
Первая обязанность мусульманина v вера в то, что Аллах v единственный истинный Бог, а Мухаммед v Его посланник. Троекратное произнесение шахады ("ля иляха илля-ллах ва Мухаммедун расулюллах") является главной частью ритуала принятия ислама.
Вторая обязанность v пятикратная молитва (салят, намаз), которую ежедневно нужно совершать в любом ритуально чистом месте, однако в пятницу мусульмане должны совершать коллективную молитву в соборной мечети, которая в то же время является центром религиозного обучения и общественных собраний.
Третьей ритуальной обязанностью является пост (саум) в месяц рамадан. Согласно традиции, первое откровение было ниспослано Мухаммеду в месяц рамадан, поэтому пост воспринимается как телесная форма служения Богу.
Четвертой обязанностью мусульман является закят v обязательный налог на имущество и доходы, который должен расходоваться на нужды общины и ее прихожан. Этот принцип распределения как бы утверждает




людей в представлении, что все верующие равны, для Аллаха нет бедных и богатых и все имущество распределяется в равной мере между верующими; кроме того, верующие должны делать добровольные пожертвования v садака.
Пятой обязанностью мусульман является совершение паломничества в Мекку (хадж), прежде всего в "Священную мечеть" аль-Масджид аль-Харам, где находится главная святыня ислама v Кааба. Существует очень строгий ритуал совершения этого паломничества в месяц зу-ль-хиджжа, который соблюдается на протяжении всей истории ислама. Считается желательным, чтобы хадж совершил каждый мусульманин хотя бы раз в своей жизни (при условии физических и материальных возможностей); в этом случае он получает звание хаджи и уважение соплеменников.
Иногда к обязанностям мусульман причисляют джихад v полную отдачу всех сил, включая священную войну, для торжества ислама v как свидетельство благочестия, гарантирующего доступ в рай.
По мере распространения ислама среди неарабских народов, стоявших на разных ступенях развития, для решения различных проблем гражданского общества предписаний Корана оказывалось недостаточно. Обратились к "прецедентам", то есть действиям и поступкам пророка (сунна), древним обычаям Медины, собственному чувству справедливости (рай). Зафиксированная в хадисах и кодифицированная в IX в., сунна фактически приобрела большее значение, чем Коран v памятник начального ислама. Мусульманскими правоведами было объявлено, что сунна может обойтись без Корана, но Коран не может обойтись без сунны. Правоверные мусульмане получили название ахль ас-сунна v "люди сунны", "сунниты".
Дальнейшее развитие мусульманского общества потребовало развития правоведения v фикха. Правоведы-факихи составили своды или кодексы мусульманского права v шариат. Обычное право v адат, которое регулировало различные отношения у завоеванных арабами народов и племен, в какой-то мере было согласовано с шариатом и даже приравнено к нему. Во второй половине VIIIvXIX вв. выработка норм мусульманского права была завершена. При этом сунниты разделились на последователей четырех богословско-правовых школ v мазхабов. Основателями этих школ (существующих до настоящего времени) были Абу Ханифа (около 699v767), Малик ибн Анас (708/715v795), аш Шафии (767v820) и Ибн Ханбаль (780v855). Они были признаны непререкаемыми авторитетами, применявшими иджтихад v самостоятельное, не зависимое от других толкование религиозного права. После них "двери иджтихада" были закрыты и применение мусульманского права к новым общественным и политическим явлениям стало производиться при помощи фетв.



Уже в первое столетие существования ислама в нем произошел раскол: выделились, кроме суннитов, шииты v сторонники Али, мужа дочери пророка v Фатимы и двоюродного брата Мухаммеда, которые признавали исключительное право Али на верховное руководство мусульманской общиной v имамат.

Самыми распространенными праздниками мусульман являются:
v праздник жертвоприношения (Ид аль-адха, Курбан-байрам);
v праздник розговенья (Ид-аль-фитр, Ураза-байрам);
v праздник Аль-Исра валь-Мирадж;
v день рождения Пророка (Маулид ан-наби).

Кроме праздников, общих для всех мусульман, у шиитов существует множество торжественных дат, связанных с почитанием имамов-мучеников, когда проводятся траурные церемонии и оплакивания. Это прежде всего ашура (шахсей-вахсей) v в память о мученической кончине имама Хусейна, сына Али, внука Мухаммеда.

Мусульмане мира объединены в ряд организаций, важнейшие из которых следующие: Организация "исламский конгресс", созданная в 1969 и объединяющая свыше 40 мусульманских государств; Всемирный исламский конгресс (создан в 1926); Лига исламского мира (создана в 1962); Афро-Азиатская исламская организация, образованная в 1964 и в 1970 переименованная во Всемирную исламскую организацию.

Мусульман во всем мире насчитывалось в 1996 1126 млн. человек, что составляло 19% всего населения земного шара. По частям света и крупным регионам они распределялись следующим образом: в Азии (без стран бывшего СССР) жило 778 млн. (22% населения этой части света и 69% всех мусульман), в Африке v 309 млн. (соответственно 41% и 27%), в Европе (включая всю территорию России) v 32 млн. (4,4% и 2,8%), в Америке v 7 млн. (0,9% и 0,6%), в Австралии и Океании v 0,4 млн. (1,3% и 0,03%).
В Азии численность мусульман наиболее значительна в Индонезии (150 млн. v 83% всего населения; все приводимые цифры относятся к 1990), Пакистане (119 млн. v 97%), Бангладеш (101 млн. v 87%), Индии (99 млн. v 12%), Иране (56 млн. v 99%), Турции (55,5 млн. v ок. 100%), Китае (27 млн. v 2,4%), Ираке (18 млн. v 95%), Афганистане (16 млн. v 99%), Саудовской Аравии (13 млн. v 93%), Йемене (13 млн. v почти 100%), Сирии (11 млн. v 90%), Малайзии (10 млн. v 55%), на Филиппинах (5 млн. v 8%), в Иордании (3,2 млн. v 94%), Таиланде (2,2 млн. v 4%), Кувейте (1,9 млн. v 90%), Ливане (1,8 млн. v 60%), Объединенных Арабских Эмиратах (1,6 млн. v




85%), Мьянме (1,6 млн. v 4%), Омане (1,4 млн. v 96%), Палестине (1,4 млн. v 88%), Шри-Ланке (1,3 млн. v 8%). Кроме того, высок процент мусульманского населения в следующих азиатских странах: в Бахрейне (ок. 440 тыс. v 85%), Катаре (ок. 405 тыс. v 91%), Мальдивской Республике (214 тыс. v св. 99%), Брунее (ок. 190 тыс. v 71%).

Из африканских стран крупные группы последователей ислама есть в Египте (46 млн. v 85% всего населения), Нигерии (34 млн. v 40%), Алжире (25 млн. v свыше 99%), Марокко (25 млн. v около 100%), Судане (18 млн. v 70%), Эфиопии (16 млн. v 35%), Танзании (9,6 млн. v 35%; на Занзибаре ислам исповедуют 98% населения), Тунисе (8,1 млн. v 99,5%), Мали (8,1 млн. v 86%), Сомали (7,6 млн. v почти 100%), Нигере (6,4 млн. v 90,5%), Гвинее (5,7 млн. v 83%), Кот-д-Ивуаре (4,9 млн. v 39%), Ливии (4,4 млн. v 96%), Буркина-Фасо (4,3 млн. v 48%), Камеруне (2,7 млн. v 24%), Чаде (2,6 млн. v 45,5%), Гане (2,4 млн. v 16%), Мозамбике (2 млн. v 13%), Мавритании (2 млн. v около 100%), Сьерра-Леоне (1,8 млн. v 43%), Эритрее (1,7 млн. v 51%), Кении (1,5 млн. v 6%), Уганде (1,5 млн. v 8%), Малави (1,2 млн. v 14,5%). Кроме того, высокую долю мусульманского населения имеют такие африканские страны, как Гамбия (около 820 тыс. v 95%), Коморские Острова (около 430 тыс. v 98%), Джибути (около 385 тыс. v 95%), остров Майотта (78 тыс. v 97%).

Среди государств, образовавшихся после распада СССР, много мусульман в Узбекистане (14 млн. v 68% всего населения), России (13 млн. v 9%), Казахстане (6,7 млн. v 40%), Азербайджане (5,7 млн. v 80%), Таджикистане (4,4 млн. v 82%), Туркмении (2,8 млн. v 76%), Киргизии (2,6 млн. v 60%). В России мусульмане в основном сосредоточены в Поволжье, на Урале, в Западной Сибири и на Северном Кавказе.

В Европе значительными группами последователей ислама выделяются Франция (4,3 млн. v около 8% населения), Германия (2 млн. v 2,5%), Югославия (Сербия и Черногория: 1,8 млн. v 17%), Босния и Герцеговина (1,7 млн. v 40%), Великобритания (1,4 млн. v 2,5%), Албания (по приблизительной оценке, 1,3 млн. v 40%), Италия (1,1 млн. v около 2%).

В Албании, Боснии и Герцеговине, Югославии мусульманами являются в основном представители коренного населения (в Югославии главным образом албанцы Косова), во Франции, Германии, Великобритании, Италии v это в подавляющем большинстве иммигранты. Во Франции ислам исповедуют преимущественно арабы из Северной Африки и Юго-Западной Азии, а также выходцы из стран Западной Африки, в Германии v




главным образом турки, курды, арабы, так называемые славяне-мусульмане (из Боснии и Герцеговины), в Великобритании v в первую очередь выходцы из Пакистана и часть выходцев из Индии, в Италии v арабы, сомалийцы, выходцы из Эритреи.

В Америке действительно крупная группа мусульман имеется только в США. Оценки численности приверженцев ислама в этой стране сильно колеблются: от 1,2 млн. до 6 млн. человек. Наиболее правдоподобная цифра v 4,5 млн.(менее 2% населения). По национальной принадлежности v это арабы, персы и другие выходцы из зарубежных стран, а также принявшие ислам афроамериканцы США (по некоторым оценкам v около 1/3 всех мусульман страны).
Источник:
Б.-Р. Логашова, П. И. Пучков. Ислам. Энциклопедия "Народы и религии мира"


Вот такие замечательные сведения удалось раздобыть Фёдору. И чтоб немного сориентироваться в пространстве – немного цифр о христианстве:
Численность. По приблизительным оценкам, в 1996 в мире насчитывалось ок. 2 млрд. христиан; из них 981 млн. католиков, ок. 600 млн. протестантов и 182 млн. православных (в России 70–80 млн.). В целом численность приверженцев христианской веры превосходит численность приверженцев любой другой религии.
В Европе продолжают существовать основные ветви протестантизма, возникшие в 16 в.; их рассматривает как свою религию большинство жителей северо-западной части Европы и Великобритании. В 20 в. эти церкви были отделены от государства в Германии и Уэльсе, а еще ранее произошло отделение церкви от государства в Нидерландах. Англиканская церковь и Шотландская церковь избежали отделения от государства, а Лютеранская церковь в скандинавских странах и в Финляндии получила статус государственной. Однако даже там, где церковь отделена от государства, сохраняется почти всеобщий обычай совершать крещение и конфирмацию. Для США характерно особое многообразие христианских церквей и деноминаций. В этой стране представлены все существующие формы христианства, но наиболее крупными и многочисленными деноминациями здесь являются не лютеране, кальвинисты и англикане, как в Европе, а баптисты и методисты (также имеющие европейские корни). К последним прибавились протестантские деноминации уже чисто американского происхождения. Из восточных церквей наиболее многочисленной является Православная церковь.




Почему Фёдор уделяет столько внимания религиям? Да потому, что это неотъемлемая часть культуры, менталитета различных народов из различных стран, да и задача у Фёдора показать – что чем менее культурен народ, тем больше у него религиозных заблуждений, расколов, направлений, концессий и индивидуальных богов. Творец един, законы Природы для любого жителя Земли едины, правда климатические условия и часовые пояса – разные, пожалуй именно по этому людям кажется, что и боги разные. Но если мы заглянем в наш организм и понаблюдаем за клетками: они там тоже разных национальностей, отличаются по цвету, и климатические условия у них там тоже разные. В районе толстой кишки температура 40 – 45 градусов, а кожный покров и 30 град. не всегда имеет, а между тем у всех клеток в нашем, да и в любом другом организме живущем на Земле – единый Создатель.( а давать ему различные имена- конечно не запрещается). Главное, что б суть была ясна и не столько Фёдора, сколько Идея нашего общего Творца. Надо признать, что народам Земли об этом ране не сказывали, хотя Фёдор не забывает, что Иисус об этом говорил первый, но очень небольшому количеству людей,
затем апостолы говорили, вот это слово дошло и до Фёдора, а теперь и он вам говорит. Бог у нас у всех един, как едино и наше Солнце. Поэтому хватит дурить, давайте друг друга лучше Любить. Давайте научимся жить дружно и слаженно, как живут клетки в наших организмах, конечно это не просто, но это реально, и этого от нас ждут.
Медведя научить ездить на велосипеде, самокате, мотоцикле – тоже не просто, как и дельфина удивлять публику трюками. И вот ещё замечательный пример обучаемости но уже человека - сегодня есть молодые ребята скачущие на заднем колесе велосипеда, по раздельно стоящим гранитным глыбам. Человек даже сам не догадывается, на что он способен. Из нас власть имущие, издавна вытравливали и продолжают вытравливать человеческое достоинство. И это не выдумки, это доказано исторически, и очень коротко в этой книге.
Но не будем о грустном:

Появился и разрушил,
        все симпатии нарушил.
Где ты взялся, типа – «бог»
  мир ведь был – не так уж плох.
Он не плох, и я не спорю,
  лишь цитатой мысль закрою:
«да, этот мир не совершенен,
       но нам дано, его поправить.
И тот, кто с этим не согласен,
  не сможет в Нём себя оставить».


Мы с вами поблуждав по историческому нашему прошлому, уже заметили, что не всё было гладко и сладко. Но время шло век за веком, появлялись новые герои, новые умники, и новые проигравшие. С Римской империей, имперскими амбициями и «Вечным Римом» уже понятно былое величие подгнивало, о расширении забыли и отдавали обратно награбленное и порабащённое.
Но в 12-ом веке начала слаживаться новая Империя Чингисхана, которая заимела амбиции подобные Римской, и претендовала на правление всеми народами Земли, от имени Божественного Синего Неба…
И вот тут нам будет интересно проследить, как и с чего всё начиналось и чем закончилось. А самое главное - почему так? Чего не хватило, для осуществления идеи?
Итак:
Темучин, будущий Чингис-хан, родился в феврале 1155 г. на берегу реки Онона, в урочище Делюн-Болдох носящем и по сие время это имя. Отцом его был Есугей-багадур, относительно биографии которого имеющиеся источники расходятся в подробностях, будучи, впрочем, согласны в том, что он был человеком знатного рода - степным аристократом, пользовавшимся в своем народе известным значением и репутацией храбреца (как показывает само прозвище его "багадур" – богатырь. Родоначальником Чингис-хана в двенадцатом колене считался Буртэ-чино (что значит "бурый волк"), женатый на Гоа-Марал ("прекрасная лань"). Знание своей генеалогии до седьмого колена и выше в обычае монголов и по сие время, что понятно при родовом быте; малыми детьми из уст родителей они знакомятся с происхождением и историей своего рода и племени. Есугей-багадур был храбрый удалец, вел много войн с другими монгольскими племенами, особенно с татарами, а также и с войском цзиньским. Слава о нем распространилась широко; имя его было почитаемо и произносилось с уважением во всей Монголии.
Известны две монгольские летописи - официальная хроника "Юань ши" (Истории династии Юань) и неофициальная "Юань чао би ши" (Сокровенное Сказание), по-разному трактующие историю Чингис-хана.
Когда Темучину исполнилось 9 лет, Есугей с сыном поехали, по обычаю монголов, сватать ему невесту в дальний род (во избежание браков в близких степенях родства). По пути они повстречались с другим вождем племени, Дай-Сэчэном , который, узнав цель их поездки, предложил заехать в его стойбище и посмотреть его дочь, красавицу Бортэ. Причем Дай-Сэчэн сказал Есугей-багадуру следующее: "Нынешнюю ночь приснилось мне, будто я в виде белого (общего) кречета держу ворона, изображающего сульдэ Кият-Борджигин (т.е. видел родовое знамя
Чингис-хана), пойдем ко мне, у меня есть девятилетняя дочь Бортэ, я ее



отдам (если понравится). У нас ведется издревле такой обычай"
Родителям взаимно понравились их дети, и они обменялись, по обычаю, подарками; после этого оставалось только ожидать их совершеннолетия (14-17 лет) для свадьбы в предположении, что за это время обрученные успеют хорошо узнать друг друга и обдумать предстоящий им шаг.
"Выносливость была первым наследством, полученным Чингис-ханом... На молодом Темучине лежало много обязанностей. Мальчики в семье должны были ловить рыбу в реках во время перекочевок от летних к зимним пастбищам. Табуны находились под их попечением, и они обязаны были, носясь верхом по степи, разыскивать отбившихся животных, а также разведывать новые места, пригодные для пастьбы. Они же несли сторожевую службу, зорко следя, не появляется ли на горизонте шайка мародеров, и при этом не одну ночь проводили без огня в снегу. По необходимости они приучались оставаться в седле по нескольку суток подряд - нередко без пищи".
Как повествует нам "Сокровенное Сказание", мать Темучина знала много "древних слов". Наступившее для семьи после смерти мужа убожество не подорвало ее душевных сил. Она поняла, что будущность ее детей зависит от воспитания их соответственно их происхождению и положению среди степной аристократии. Она воспитывала их на богатырском эпосе, на ближайших историях монгольских ханов: их прадеда, славного Хабул-хана, и его сына, знаменитого Хутула-хана, которому Есугей-багадур приходился племянником. Она внушала своему первенцу, что его настоящее скромное положение только временное, что, когда подрастет, он обязан вернуть семье ее прежний блеск, что он должен готовиться отомстить роду тайджиут [+16], который покинул семью Есугея после его смерти, а также что он обязан воздать должное и татарам, убийцам его отца.

Все это ложилось на душу Темучина, обратившегося тем временем в молодцеватого и даровитого юношу; его враги начали опасаться, что из него выйдет в будущем багадур, способный отплатить им за перенесенные в детстве унижения. И в самом деле, Темучин уже начинал сознавать растущую в нем силу. Он твердо помнил, что отец его был властелином 40 000 кибиток, что, по преданию предков его, Хабул-хан не побоялся дернуть китайского (цзиньского) императора за бороду, а также что Есугей-багадур был названым братом находящегося еще в живых Тогрул-хана, могущественного вождя кераитов.
Тайджиуты решают, что этого подрастающего опасного соперника необходимо, пока еще не поздно, устранить. Их вождь Таргултай, тоже





потомок рода Борджигин, объявляет себя властелином земель, когда-то занятых Есугеем (это были лучшие земли для пастбищ-между реками Керуленом и Ононом), и начинает безжалостно преследовать молодого Темучина.
Началось это с внезапного нападения вооруженной толпы на его стойбище; Темучину удалось было бежать, но он был настигнут и взят в плен, из которого спасся только чудом. На него была надета тяжелая колодка, охватывавшая шею и запястья обеих рук, и в таком беспомощном состоянии он был оставлен в поле под присмотром часового. Ночью, воспользовавшись оплошностью последнего, Темучин оглушает его ударом колодки по голове и, добежав до Онона, скрывается по шею в воде, пока погоня его не миновала. Один из преследовавших, по имени Сорган-Шира, отстав от остальных, заметил торчавшую в камышах голову Темучина и сказал ему: "Вот именно за такие-то твои способности тайджиуты ненавидят и боятся тебя, говоря, что у тебя огонь в глазах и свет в лице. Ты посиди так, я тебя не выдам". Когда опасность миновала, этот преданный человек разбил колодку и отпустил Темучина домой.
Однажды у семьи Темучина воры угнали восемь лошадей-аргамаков, составлявших почти все ее богатство; он пустился в погоню и по пути встретил молодого человека, который с большой охотой присоединился к нему. Им вдвоем удалось благополучно отбить ночью украденных лошадей. Когда на обратном пути Темучин заехал к отцу своего нового знакомого Наху-Байану, чтобы поблагодарить его за оказанную его сыном услугу, Наху-Байан сказал: "Вы оба молоды, будьте всегда друзьями и впредь никогда друг друга не покидайте". Темучин исполнил завет старика. Этим первым вассалом был Боорчу, впоследствии один из первых полководцев и вернейших сподвижников будущего Чингис-хана; так ценил Темучин верность и преданность в людях. Вообще же способность его быстро приобретать друзей сослужила ему большую службу в деле его возвышения.
Приведенные эпизоды оказали большое влияние на разви-тие характера Темучина. Он почувствовал себя уже мужчиной, способным защищать свое добро от разбойников, а себя от обиды, а потому имеющим право на положение главы семьи, в которой до тех пор главенствовала его мать. Он уже не был всеми брошенным отщепенцем; богатства, правда, еще не было, но зато были признавшие его авторитет удальцы-братья: стрелок Хасар и силач Бельгутей, а также новый вассал - Боорчу, что создавало ему положение степного аристократа, влиятельного удальца, хотя пока без людей и рабов.
Темучин стал юношей высокого роста, крепкого телосло-жения, с большими блестящими глазами; в нем уже определились черты характера: выдержка; он умел ждать, и терпеть, и настойчиво стремиться к достижению поставленной себе цели, что уже показал в свои молодые годы. Черта властности также выявлялась ярко в нем. Нрав у него был крутой, но эта черта уравновешивалась обаятельно-стью личности, создавшей преданных ему людей. При всем том он не был словоохотлив и начинал говорить не иначе, как по зрелому размышлению.
Вот как характеризует Темучина и его окружение этого периода Гарольд Лэм: "Ни Темучин, ни преданные ему молодые храбрецы не были людьми мелкой души. В характере самого Темучина было глубоко заложено великодушие и чувство благодарности к тем, кто ему верно служил... Он был приучен к тому, чтобы хитростью уравновешивать коварство своих врагов, но слово, данное им кому-нибудь из своих, никогда им не нарушалось. "Несдержание своего слова, - говаривал он в позднейшие годы, - со стороны правителя является гнусностью.
К данной характеристике можно еще добавить, что Те-му-чин был чужд порочных наклонностей. Самой сильной страстью его была охота, влечение к которой выявилось у него еще смолоду и которой он предавался в обществе братьев и сверстников. Эта страсть сохранилась у него до самой смерти. При дележе добычи после охоты он обнаруживал строгую справедливость и требовал того же и от других.
Из рода монголов должен опять выйти богатырь, который объединит и соберет все монгольские племена, станет могучим ханом и отомстит всем врагам. Этим ханом должен быть Темучин: он, Мухали, чувствует такое определение Вечного Неба: молва об этом уже идет, говорят так и старые люди. Все уверены, что с помощью Вечно Синего Неба Темучин станет ханом и вознесет род свой. Пойди и возьми мир.
Такие речи подтверждали внутренний голос Темучина, что именно он, а не кто-нибудь иной должен по велению Неба вознести монгольский народ на недосягаемую высоту. Таким образом, мы видим, что в умах монгольского общества того времени создались условия для появления гениального вождя и полководца. История почти всех великих людей подтверждает подобные же совпадения. Так, например, французская революция дала Наполеона. Тот гений, кто раньше других осознает "хотение" народа, оформит его, тому суждено повести за собою нацию, которая выявит свое историческое лицо. Появление гения совпадает именно с периодом громадного накопления духовной или физической энергии нации, в своей экспансии могущей залить мир - либо светом ума или духа, либо силой физической, как мы видим в данном случае истории монголов XIII века во главе с гениальным Чингис-ханом. Впрочем, большинство примкнувших к Темучину вождей сделали это не по




эгоистическим соображениям, а потому, что видели в нем идеал степного богатыря: он был огромного роста, строен, представителен, богатырского телосложения; за ним установилась репутация существа, которому и в жизни, и в битвах покровительствует Вечно Синее Небо; он обладал и ораторским даром, которым, судя по "Сокровенному Сказанию", умел воспламенять сердца людей.
Стоит упомянуть, что Темучин был одно время очень дружен с сородичем и другом детства Джамухой. Еще с того времени они считались назваными братьями. Джамуха был человек умный, энергичный, пользовавшийся немалым влиянием среди своих сородичей. В то время как Джамуха интересовался судьбами простого монгольского народа и все больше проникался демократическими идеями, у Темучина сложилось строго аристократическое мировоззрение. Его властная натура стремилась к владычеству, почету и авторитету среди монголов, которых он, правда, мечтал возвеличить и прославить победами, но под водительством лучших людей народа и с ним самим во главе, как преемников славных Хабул- и Хутула- ханов.
С подобными убеждениями Темучин должен был разойтись с Джамухой, приверженцем идей демократических. "Сокровенное Сказание" так рассказывает об этом важном факте в монгольской истории:
Темучин и Джамуха поднялись со своего стойбища для перемены пастбища их скота. При выборе нового места для стойбища Джамуха заметил Темучину: "Ныне, если мы остановимся у горы, то пасущие коней достигнут юрты; если подле потока, то пасущие овец и коз достигнут пищи для своего горла". Темучин с его родными растолковали эти слова следующим образом: под "пасущими коней" Джамуха имел в виду богачей, имеющих табуны, и вообще высший класс, степную аристократию, а под "пасущими овец и коз" он подразумевал "карачу" - простой народ, к которому Джамуха сам тяготел сердцем и душой.
И вот тут Фёдор замечает начало ошибки, в избрании пути Чингиз-хана( он отрывается от простонародных и демократических кореньев, которые не желает оставлять Джамуха).

Темучин после этих слов Джамухи решил окончательно порвать дружбу с ним и, не останавливаясь с ним вместе стойбищем у потока, пошел кочевать дальше к горе.
Ко времени достижения Темучином 30-летнего возраста одна из целей вполне определилась, а именно: подчинить себе все населяющие Монгольское плоскогорье племена и народы, чтобы образовать из них единое и сильное целое.




В результате военных успехов и создавшейся репутации Темучина как идеального степного правителя "люди стекались к его девятихвостному знамени уже не семействами или десятками, а сотнями... Он собрал около себя двор, правда, без мергенов и советников, но составленный из людей воинственного духа и глубоко ему преданных.
Так как вокруг Темучина теперь собралась большая часть монголь-ских вождей с их людьми, то они, обсудив это дело на собрании, единогласно признали момент соответствующим для провозглашения его ханом-императором. Самые знатные из участвовавших в этом собрании представителей степной аристократии - Алтан, Хучар и Сэчэ-беки, не пожелавшие выставлять, своих претензий на сан хагана, чтобы не перебивать кандидатуры избранника огромного большинства - Темучина, после состоявшегося решения объявили ему об этом от имени собрания в следующих выражениях:
"Мы хотим провозгласить тебя хаганом-императором. Когда ты станешь хаганом, то в битвах с многочисленными врагами мы будем передовыми, и если полоним прекрасных девиц и жен, то будем отдавать их тебе. В облавах на зверей мы будем выступать прежде других и пойманных зверей будем отдавать тебе. Если мы в ратных боях преступим твои приказы или в спокойное время повредим делам твоим, то ты отними у нас жен и имущество и покинь нас в безлюдных пустынях".
"Так поклялись они, - продолжает "Сокровенное Сказание", - и провозгласили Темучина хаганом и нарекли его Чингисом".
В этих словах подчинения можно, однако, прочесть между строк и об обязанностях, которые, по понятиям избирателей, должен нести избранный император. Обязанности эти состоят в том, что он должен вести их к победам - к тем победам, которые доставляют степняку-кочевнику вожделенные блага жизни: чернооких красавиц, горячих скакунов, тучные пастбища для скота, привольные места для охоты. По выделении для повелителя законной части всех этих благ должно оставаться достаточно и для его сподвижников.
Ну что можно сказать, типичный ваварский, эгоистичный позыв к захвату чужого, во имя собственных животно-плотских интересов…

Его ставка стала истинным центром зарождающейся великодержавно-сти. Для связи, для передачи его приказов в народ он организовал отряд верховых, по нашей терминологии ординарцев или курьеров, которые "как стрелы" разлетались во все подвластные земли. В степном государстве,
 при отсутствии современных понятий о почте, телеграфе и железных




дорогах, организация таких конных курьеров являлась чрезвычайно разумным нововведением, еще нигде до Чингис-хана не практиковавшим-ся, по крайней мере, в таком крупном масштабе; позднее эта организация была введена во всей Монгольской державе, получив дальнейшее развитие в виде учреждения сети "ямов" - ямских станций, являвшихся, с одной стороны, этапами для передачи и дальнейшего препровождения почты, а с другой - подставами для должностных лиц и курьеров, которым были доверены особо важные письменные или словесные распоряжения и сношения. Когда монархия Чингис-хана получила характер Мировой Империи, распространившись и на Россию и Китай, сеть ее линий сообщений обратилась в огромное государственное учреждение, обслуживавшее не только правительственные, но и частные потребности в сношениях, что открыло доступ в сердце Монголии путешественникам даже из далекой Европы: Плано Карпини, Рубруку и Марко Поло. Чингис-хан хотел доставить торговле такие удобства и такую безопасность, чтобы можно было, как он выражался, во всей его империи носить золото на голове, как обыкновенные сосуды, не подвергаясь ни грабежу, ни притеснениям.
Вся Империя покрылась густой сетью таких почтовых линий. "Ям" исполнял одновременно функции современных телеграфа, рельсовых путей и почт. Каждый длинный путь разделялся на участки, управлявшиеся особыми "дорожными губернаторами", облеченными неограниченной властью в сфере ведения каждого из них и располагав-шими соответственной военной силой - наподобие современных жандармов, - но зато ответственными за порядок и безопасность в пределах своего участка. При них имелись управления, в которых, между прочим, производилась регистрация проезжающих лиц и провозимых товаров. Благодаря наличию на линиях сообщений такой твердой власти обычные в те времена грабежи на больших трактах совершенно исчезли в Монгольской империи. Например, при преемниках Чингис-хана пути между Хивой и Крымом были так хорошо устроены, что можно было ездить из Хивы в Крым без малейшей опасности и по всему протяжению пути, продолжавшегося около трех месяцев, не надобно было брать с собою никаких съестных припасов,потому что все необходимое можно было получать в гостиницах.
Подробное описание ямов дает Марко Поло. По его сведениям, почтовую службу несли в Империи (в XIII веке) до 300000 лошадей. Почтовых зданий, обставленных с большой роскошью, имелось более 10000. На некоторых бойких станциях содержалось по 400 лошадей на каждой. На прочих число это колебалось от 50 до 200. Сообщения происходили не
только верхом, но и на колесах; езда на ямщицких телегах обязательно




производилась с колокольчиком для предупреждения яма о приближении ямщицкой телеги во избежание задержки в подаче свежих лошадей.
Надо заметить, что до сего времени в степи у отдельных вассалов было принято уходить со своим племенем к другому суверену или же становиться самостоятельным. Это многократно проделал Джамуха, по этому же обычаю ушли от 13-летнего Темучина подвластные покойному его отцу племена во главе с тайджиутами. Подобно этому однажды отделился и ушел с одним военачальником и "со своими людьми" Хасар, брат Чингис-хана. Его заставило отделиться все более и более растущее "самовластие" и авторитет Чингис-хана; его стройная организация, основанная на строгой соподчиненности как по администрации, так и по военной части, полнота его власти, чувствующаяся везде и всюду, - все это стушевывало, обезличивало такую сильную, своенравную натуру, каким был Хасар.
Однако власть начинает сознавать себя властью и не по-зволяет, как раньше, непокорным уходить безнаказанно, а посылает за ними карательный отряд вдогонку во главе с Субутай-багадуром и приводит их к покорности.
И вот тут, Фёдор видит вторую ошибку, которую допускает зарождаю-щаяся имперская система – насильное удерживание(тоталитаризм), то бишь отсутствие приятной зависимости. Самое интересное, что эта ошибочная тактика, кочует из века в век, и можно проследить, что она в конечном итоге всегда проигрывает. И только не дальновидные и ограниченные индивидуумы её используют, потому как расплачиваться всё равно придётся, и если не начинателю, то его последователям. Чингисхану удалось использовать слабость окружающего мира, но мир с этим не смирился, так как он (Мир) не чувствовал приятной зависимости, от эгоистичной идеи, но он (Мир) подчинялся сплочённой организации, которая управляет всё же Миром, но во благо чего? И вот когда благо, работает не на Мир, а на эго ограниченной идеи, тогда ограниченная идея – проигрывает перед Миром.
Но мы следуем дальше, по просторам истории:
Распри же не ослабевали и далее: в эпическом былинном повествовании Санан-Сэчэна они ярко выплывают. Однажды Хасар и Бельгутей, братья Чингис-хана, повели такую беседу: "Чингис-хан слишком несправедлив и жаден до власти. Ведь только твое искусство (стрелять), Хасар, твои силы (силач), Бельгутей, содержат в подчинении и смягчают непокорных".
Повелитель прознал про эти слова и, обратившись в старика, буквально повторил дело Одиссея и тем устыдил их. В 1190 г., по Санан-




Сэчэну, Чингис-хан привел в покорность восставшее 31-е племя, одержав победу над ним. Вскоре же после этого во время охоты с орлом, подаренным бурятским племенем, на своем голубом коне Саид-Самуджин, Чингис-хан получил известие о новом возмущении против него. Ванчик-хан из племени джурджид отделился и ушел, за ним погнался сам Чингис-хан со своим войском и привел их в покорность, а кибитки их и все недвижимое подверг сожжению в назидание другим.
В 1192 г. Чингис-хан пошел против племени солонгов (корей-цев), где он пробыл три года; за это время не унимались покоренные и удерживаемые в повиновении властной рукой племена. По возвращении из этого похода Чингис-хан с его братьями однажды был приглашен князем Бюрке-Чилгиром, знакомого нам племени тайджиут, на пир. Этот князь предварительно на почетном месте, где должен был сесть Чингисхан с братьями, вырыл волчью яму и накрыл коврами. Предупрежденный своей матерью, Чингис-хан дал следующие предварительные распоряжения: "Хасар - лук наготове! Бельгутей, ты останешься снаружи кибитки! Ты, Хаджикин, следи за конями! Ты, Ютсекен, будешь со мною! Вы, девять орлеков, войдите со мной! А вы, триста телохранителей, расположи-тесь кругом!"
Дело окончилось тем, что Хасар, знаменитый стрелок, стоя у дверей кибитки, расстрелял всех виновников покушения.
Чингис-хан заканчивал свои ближайшие завоевания на западе и юге: в 1195 г. покорено племя сартагол (сарты), 1196 год приносит покорение Тибета; затем покоряются три провинции Кара-Тибета. Тогда Чингис-хан устроил великие торжества, вернувшись из одного похода, учредил производство и раздачу наград своим военачальникам, раздавая народу сокровища. Чингис-хан, как повествует Санан-Сэчэн, заявил тогда народу:
"Согласно повелению высшего царя, Тэнгри Хурмузда, отца моего, я подчинил 12 земных царств, я привел в покорность безграничное своеволие мелких князей, огромное количество людей, которые скитались в нужде и угнетении, я их собрал и соединил в одно, и так я выполнил большую часть того, что я должен был сделать. Теперь я хочу дать покой моему телу и душе".
Знаменитый Марко Поло отзывается так о Чингис-хане этого периода его жизни: "Завоевывая какую-либо область, он не обижал населения, не нарушал его прав собственности, а только сажал среди них нескольких своих людей, уходя с остальными на дальнейшие завоевания. И когда люди покоренной страны убеждались, что он надежно защищает их от всех соседей и что они не терпят никакого зла под его властью, а



также когда они видели его благородство как государя, они тогда становились преданными ему телом и душой и из бывших врагов становились его преданными слугами. Создав себе, таким образом огромную массу верных людей - массу, которая, казалось, могла бы покрыть все лицо земли, он стал думать о всемирном завоевании"
Титул Чингис-хан был дополнен следующей официальной формулой, вырезанной на государственной яшмовой печати
"Бог - на Небе, Ха-хан - Могущество Божие на Земле. Печать Владыки Человечества".
 Вот так люди, вот такие идеи жили и работали на нашей матушке Земле. Но почему ж разрушились, как так – выполняли волю якобы всевышнего, а мы тут со временем видим некие заблуждения и нестыковочки… .
Кроме веры в свою божественную миссию на земле Чингис-хан верит и в великую будущность своего родного монгольского народа, который своими редкими качествами способствовал вознесению его, хана, на такую недосягаемую высоту. Он считает своим делом всенародно засвидетельствовать о заслугах этого племени перед императором и государством. Монгольский историк Санан-Сэчэн приписывает ему следующие слова, сказанные на том же курултае 1206 г. "Этот народ биде (монголы), который, несмотря на все страдания и опасности, которым я подвергался, с храбростью, упорством и приверженностью примкнул ко мне, который, с равнодушием перенося радость и горе, умножал мои силы, - я хочу, чтобы этот, подобный благородному горному хрусталю, народ биде, который во всякой опасности оказывал мне глубочайшую верность, вплоть до достижения цели моих стремлений, носил имя "кеке-монгол" и был самым первым из всех, живущих на земле!" "С этих пор, - прибавляет Санан-Сэчэн, - народ этот (численность которого при Чингис-хане достигла 400 000 душ) получил название кеке-монгол. ("кеке" значит "голубое", как небо.)
Читая о Чингисхане, Фёдор вспоминал Гитлера и проводил параллель, заключение же – родственность великих болезней. А поменять бы этих героев местами и эпохами, результат бы остался неизменным, но ошибались и один и другой, вы спросите в чём? А в том, что один человек не в состоянии выстроить будущего - для общества, он в состоянии выстроить будущее лишь для себя…
В нашем организме, одна клетка – не решает судьбы всего организма. У нас работает целый мозг – состоящий из множества клеток и имеющий ещё собственную иерархию.
Передний отдел мозга – центральный орган ЦНС позвоночных, в томчисле и человека, регулирующий взаимоотношения организма с окружающей средой, управляя поведенческими реакциями и функциями организма.



Состоит из конечного или большого мозга и мозгового ствола. В мозговом стволе различают промежуточный, средний, включая ножки мозга и пластинку крыши - четвертохолмие, представленный мостом и мозжечком; продолговатый мозг, задний и продолговатый объединённый под названием ромбо видного, верхний отдел которого составляет мозжечок. При становлении (развитии) головной мозг воплощал один принцип всех сложных систем – принцип иерархичности.
Более молодые отделы головного мозга выполняют работу более высокого порядка, становясь как бы регуляторами регуляторов, дополняя, но не подменяя собой более древние уровни управления. С принципом иерархичности органически сочетается принцип целостности. Координируя реакции организма Г. м. в естественных условиях функционирует вместе со всей нервной системой, как единое целое, Г. м. получает афферентную импульсацию, осуществляет её анализ и синтез и в результате формирует поток афферентных импульсов, определяющих наиболее адекватную деятельность всей совокупности периферических органов.
Так принципы целостности Г. м. диалектически переходят в принцип системности.
Имеется разработанная схема поведенческого акта 1935г. Анохин.
Т. е. функциональные системы поведения формируются и функциониру-ют, для достижения конечного полезного результата, который и является системообразующим фактором на принципах иерархичности, целостности, системности и пластичности строится вся система головного мозга( сообщество мозговых клеток) и прежде всего коры больших полушарий.
И поэтому Фёдор говорит, когда люди( берущиеся управлять государст-вом) смогут приблизиться в своих действиях, к действиям головного мозга, вот тогда мы и приблизимся к райским временам на Земле. А пока райские времена они( берущие на себя функции – мозгового центра) устраивают лишь сами себе…

Этим миром правит зло –
       можно согласиться,
и пойти с ним – заодно,
       можно согласиться
ну а что тогда с добром,
       всё топтать хаять,
или хитро на себя,
       создавать заставить.
Ну, а ежели оно
       боль и тяжесть, скинув




скажет дьяволу постой,
я к тебе за спину.
Подучусь чуть-чуть в тылах
       и за все страдания,
буду шкуры я снимать
       и без приказания.
Вроде дело говоришь,
       речи мне по нраву
и коль дело так пойдёт,
       наведём управу.
Только в чём и с кем скажи,
       будем состязаться
и над кем, тогда смогу я –
       варварски смеяться?
Что ж, вопрос таки – всерьёз,
       можно и замяться,
но ответ, конечно есть,
       если разобраться
Что же делать, господа,
       вам пора б – бояться!
Мир не спрашивая, хочет,
       к лучшему меняться.

Да, Мир хочет меняться к лучшему, но тот, кто берётся управлять этим Миром, тот эгоцентрично замкнут на собственном мирке – который он для себя выстраивает. И конечно же не в состоянии охватить всей многогранности Богом сотворённого Мира. Но Создатель ждёт от нас именно этого – многогранного понимания и такого же многогранно-прекрасного обустройства здесь – на Земле.
Можно спросить Фёдора – почему ты так думаешь?
Фёдор отвечает – а как можно думать иначе, если исторически доказано, что те, кто думал иначе, ничего прекрасного не создал.
А вот те, кто думал и придерживался прекрасных помыслов и идей, зачастую делали этот мир лучше. Вы просите примеры, история имеет их для вас (но вам их не спешат показывать), а Фёдор сошлётся вот на что:
1. Прекрасное культурное наследие греков, которое и по сей день живо, даже в той же форме демократии. Все философские и печатные труды великих греческих имён – пронизаны нравственными рассуждениями, помыслами и стремлениями. Которые являются духовным фундаментом и колоннами и по сей день.
2. Христианская религия – с Новым Заветом от Иисуса, жива и по сей




день. Вообще большинство религий – заключают в себе именно нравственные и благодетельные начала. И именно на этих началах держится хоть и худо-бедно человечество. А почему худо-бедно? Да потому, что худо-бедно придерживается правдивого их проявления в повседневной жизни. Лживость деструктивна, а правда конструктивна, но при условии что правда – не базируется на фундаменте лжи, так как ложный фундамент всё равно рано или поздно рухнет.
Что и произошло – в Римской империи, Монгола – татарской империи, Коммунистической империи СССР. Да и более с мелкими – феодально-княжескими империями канувшими в небытие. А сколько было боли и мучений у тех, кто являлся правдой – опирающейся на ложь, и управляемой ложью. А ложь в свою очередь питалась соками поступающими из правды, и за счёт этих соков некоторое время держалась, но имея собственную гнилую основу постепенно разлагалась – не в состоянии быть ни фундаментом, ни крышей, ни забором, ни мозговым центром.
3. Прекрасная музыка, поэзия, литература, театр и кино – это благородный труд и честно, во благо исполняемые обязанности.
Тоже самое можно сказать и людях выпускающих качественную и высококачественную продукцию в любом производстве, которая используется для мирных целей и не наносит даже косвенного вреда у тех, кто пользуется этим продуктом производства или же ремесленного труда.
Можно конечно Фёдору возразить, и такие умники сегодня, безусловно, найдутся. Они начнут мотивировать, что так, мол, было всегда и что так устроен мир и не нами он придуман.… Но Мир может быть и другим, и, причём более долговечным, справедливым и стабильным, да и к тому же более совершенным и прекрасным. И если кто-то захочет удостовериться, что такой мир существует, пусть заглянет внутрь себя или внутрь любого позвоночного животного. А позвоночные – такие, как акулы, к примеру, на протяжении известного нам времени, остаются стабильно основанны-ми клеточными организмами. Введённая Творцом организация клеток(самодостаточных субъектов организма) исполняющих законы, которые гарантируют( что доказано временем) благополучное и взаимовыгодное корпоративное сотрудничество, дает нам право, которое является обязательным для тех, кто хочет коллективного взаимно-совершенного и органично сочетаемого совместного взаимодействия.
Сегодня Фёдору, конечно заявить об этом намного легче, чем кому бы-то ни было из прежде живущих людей. Ну во-первых – свобода слова, во вторых приблизилось время получить честный и давно искомый ответ, в третьих есть свежий деструктивный опыт 20-го столетия. Но есть и




конструктивные достижения научно-технического прогресса того же 20-го века. Обо всём этом мы ещё поговорим позже, а пока посмотрим на идеи и поступки тех персон, которые не догадывались, какова жизнь ожидает людей к третьему тысячелетию. И если б кто-то им – тогдашним умникам осмелился обрисовать картину сегодняшнего дня на Земле, то можно смело предположить, что ничего хорошего, такого пророка….
Но зато Чингисхан мечтал о бессмертии – вот уж поистине божественные замашки!
Добродетели, которые он ценил и поощрял, были: верность, преданность и стойкость; пороки, которые особенно преследовал у своих подчинен-ных, - измена, предательство и трусость. По этим признакам Чингис-хан делил людей на две категории. Для одного типа людей их материальное благополучие и безопасность выше их личного достоинства и чести; поэтому они способны на трусость и измену. Такой человек подчиняется своему начальнику из-за его силы и мощи, посредством которых он может лишить его благополучия и жизни, поэтому он трепещет перед его силой. Он подчинен своему господину в порядке страха, т.е. он, в сущности, раб своего страха. Изменяя своему господину или предавая его, человек такого типа желает избавиться от источника страха. Это - низменные, рабские, подлые натуры, и Чингис-хан беспощадно уничтожал их на своем завоевательном пути, например в тех случаях, когда они являлись к нему, предав своего господина - врага Чингис-хана - в надежде получить за это награду. Наоборот, после одержанных побед он осыпал наградами и приближал к себе тех, кто оставался верен своему бывшему властелину, хотя бы эта верность была им невыгодна и опасна Чингис-хану и его войскам.
Вот эти, ценимые Чингисом люди ставят свою честь и достоинство выше своей безопасности и материального благополучия. Они боятся не человека, могущего отнять у них жизнь и жизненные блага, они боятся совершить поступок, который может обесчестить их или умалить их достоинство - не в глазах людей, а в своих собственных. В их сознании постоянно живет моральный кодекс, они им дорожат более всего, относясь к нему религиозно, так как такие люди в то же время и религиозны, понимая мир как установленный Божественной волей порядок, в котором все имеет свое определенное место, связанное с долгом и обязанностью.
Человек подобного психологического типа повинуется своему начальнику не как лицу, а как части известной, Божественно установленной иерархической лестницы, как ставленнику более высоко стоящего начальника, который, в свою очередь, повинуется поставленному над ним высшему начальнику и т.д. до Чингис-хана, который правит народом вселенной по велению Вечно Синего Неба.



Очень жаль, но приходится констатировать, что первая категория людей, которую презирал Чингисхан – в наше время именно и находится у властных рычагов. Они то и вкладывают большие деньги, что б заполучить власть.
Вот на такой иерархической лестнице, с людьми такого психологическо-го типа в качестве начальников и строил всю империю Чингис-хан, который, будучи сам типичным монголом и человеком этого типа, искал таких же людей среди кочевых народов. Кочевые народы, т.е. монголы, давали больше второго типа людей, так как они были религиознее оседлых: в силу кочевого быта они не накопляли недвижимого имущества, а потому и не впадали в соблазн из-за страха потери его кривить совестью, изменять. Кочевник все, что было ему дорого, носил в душе, а горожанин все ему дорогое видел в материальном достатке.
Относя горожан к первым из двух очерченных психологических типов, Чингис-хан только в исключительных случаях ставил на высшие должности людей городской и оседлой культуры, несмотря на то что он завоевал столько царств с более высокой культурой, как Китай и Персия. По той же причине Чингис-хан презирал оседлые народы и дал завет своим потомкам и всему монгольскому народу сохранить свой кочевой быт и остерегаться становиться оседлым, завет, который до сего времени соблюдается монголами.
Чингис-хана в оседлых народах отталкивала алчная приверженность к материальному богатству, не всегда честно приобретенному, высокомерное, оскорбительное обращение с низшими и униженное пресмыкание перед высшими. В их политической жизни он видел карьеризм, предательство и измену.
Вот пожалуйста – не только Фёдор узрел пороки в сегодняшнем обществе. Эти пороки тянутся из глубины веков, и сегодня они не менее мерзки и отвратительны. И Чингисхан явился своеобразным чистильщиком мозгов и на Руси – с её удельными князьками, и в Китае и Персии.
Из сказанного было бы, однако, ошибочно выводить такое заключение, что, относясь с пренебрежением к типу людей, испорченных цивилизаци-ей, он из-за этого презирал цивилизацию саму по себе, как может представиться на первый взгляд, судя по тем разрушениям и тем избиениям людей, которые он производил в тогдашних культурных странах. Напротив, одной из важнейших политических задач, которые поставил себе Великий Монгольский Завоеватель, было именно создание из всей Азиатской державы посредницы между цивилизациями Востока и Запада, с тем чтобы подвластные ему народы могли воспользоваться благами той и другой, а особенно плодами материальной культуры




цивилизованных народов, которую он невысоко ценил вообще, кроме техники. Можно даже сказать, что, подобно тому как Чингис-хан разделял людей на два психологических типа, он и народы делил на две категории: на служащих делу цивилизации и на таких, которые являются исключительно хищниками, т.е. мешающими мирным международным сношениям. Такие разбойничьи народы он считал своими врагами, в отношении же к первым он, по выражению подполковника Рэнка, проявлял бесспорно благородные и возвышенные чувства. У этого гениального дикаря "бросались в глаза естественное величие духа, благородное обращение, рыцарство поступков, что приводило в изумление даже китайцев. Он был в душе аристократом и царем
Сам до конца жизни не знавший ни одного языка, кроме монгольского, он принял меры к тому, чтобы его преемники не находились в зависимости от иноземных чиновников; с этой целью он позаботился дать образование своим сыновьям и вообще юному поколению монгольской знати.
 Итак, управлялось государство Монгольское преимущественно кочевниками; из городского населения Чингис-хан брал только нужных ему "спецов". При этом лица, привлекавшиеся к делу управления, избирались из людей второго типа, по вышеупомянутой классификации. Они составляли тот слой или "отбор" населения, который управлял государством. В империи Чингис-хана не было ни одного так называемого "выборного" органа. Он сам отнюдь не считал себя избранным императором, а тем более избранным "народом". Мы видели, что на курултае 1206 г. никакого голосования не было, а, следовательно, не было и выбора в строгом смысле слова. Чингис-хан был не выбран, а "провозглашен" начальником родов и племен, военными вождями, богатырями и князьями, т.е. тем же "правящим классом". В Монгольской империи не было и намека на "народоправство", а было "народоводи-тельство" правящим слоем, составленным из второго психологического типа людей, во главе с Чингис-ханом.
В основу государства была заложена также религия: сам Чингис-хан и его соратники по управлению были людьми религиозными и должны были быть таковыми, но официального вероисповедания объявлено не было. Служащие принадлежали ко всем вероисповеданиям: среди них были шаманисты, буддисты, мусульмане и христиане (несториане). Государственно важно было для Чингис-хана, чтобы его верноподданные так или иначе живо ощущали бы свою подчиненность Высшему Существу, т.е. чтобы они были религиозны независимо от исповедуемой ими религии. Первая статья Чингисова кодекса - Ясы-гласила: "Повелеваем всем веровать в Единого Бога, Творца неба и земли, единого




подателя богатства и бедности, жизни и смерти по Его воле, обладающего всемогуществом во всех делах". Впрочем, по утверждению Лэма, у которого мы заимствуем эти сведения, приведенная замечатель-ная статья не была обнародована, вероятно по той причине, что император не желал вносить в среду своих подданных элементов религиозного раздора, что нельзя не признать мудрым решением.
До столь широкой веротерпимости, которая господствовала в царстве Чингиса XIII века, Европа дошла, и то лишь относительно, в XVIII веке, после того как она пережила "крестовые походы", предпринятые для массового истребления "еретиков и язычников", и после нескольких столетий, в течение которых пылали костры инквизиции.
В монгольской летописи "Чиндаманин Эрихэ" говорится: "По изгнании Алтан-хана китайского и подчинения своей власти большей части китайцев, тибетцев и монголов Чингисхан, владея великим просветлени-ем, так думал: законы и постановления китайцев тверды, тонки и непеременчивы, и при этой мысли, пригласив к себе из страны народа великого учителя письмен и 18 его умных учеников, Чингис-хан поручил им составить законы (йосон), из которых исходило бы спокойствие и благоденствие для всех его подданных, а особенно книгу законов (хули-йосони билик) для охранения правления его. Когда по составлении законы эти были просмотрены Чингис-ханом, то он нашел их соответствую-щими своим мыслям и составителей наградил титулами и похвалами". Большинство писателей-монголоведов отдают должное тому огромному значению, которое имело последовавшее на том же курултае 1206 г. обнародование Великой Ясы,-для установления в государстве твердого правопорядка, а также благотворного влияния на нравы кочевых племен и на развитие законодательства в последующие царствования, - выразившемуся, например, в издании уставов Юаньской (монгольской) династии в Китае.
И.Я.Коростовец дает следующее резюме сборнику законов Чингис-хана: "Джасак предписывает терпимость в вопросах религии, почтение к храмам, к духовным лицам и к старшим, а также милосердие к нищим; он устанавливает строгий контроль над семейной и домашней жизнью монгола... Своеобразная этика Ясы ясно выступает из перечня тех преступлений, которые наказываются смертью. Таковая, например, положена: за обращение князей к третьим лицам помимо хана, за неоказание помощи в бою, за оставление своего поста без разрешения начальника, за небрежность солдат и охотников (волонтеров) в исполнении обязанностей службы, за оказание милосердия пленным без ведома того, кем они были взяты, за невыдачу беглых рабов и пленных владельцу, за убийство, кражу, лжесвидетельство, измену, прелюбодея




ние, заведомую ложь, волшебство, тайное подслушивание, поддержку третьим лицом одного из двух спорящих (или борющихся) и т.д.". Влияние этого законодательства на народные нравы подтверждается свидетельством посторонних наблюдателей, например Плано Карпини и Вильгельма Рубрука. Первый из них пишет (в 1246 г.):
"Между ними (монголами) не было ссор, драк и убийств; друг к другу они относились дружески, и потому тяжбы между ними заводились редко; жены их были целомудренны; грабежи и воровство среди них неизвестны". Это же подтверждает китайский генерал Мэн Хун, современник Чингис-хана, ездивший к нему в Монголию. Ибн Баттута, арабский историк, также пишет, что у монголов конокрадство (самое обычное явление теперь) не существовало благодаря строгости законов против воровства
Из этого можно заключить, что законы Чингис-хана не были одной теорией, что он умел дать им силу и заставить исполнять их. Этого он достиг строгостью и умением выбирать людей; так законность пускает в народе корни лишь тогда, когда он видит, что закон обязывает не только "меньшую братию", но и ее правителей. В этом отношении сам Верховный Правитель представлял живое воплощение безусловного подчинения изданным им самим законам.
"Этот не умевший ни читать, ни писать деспот, - говорит о нем подполковник Рэнк, - исповедовал культ писаного закона. Не было государя, который соблюдал бы более добросовестно договор, заключенный между ним и государством. Среди самых ужасных репрессий, к которым он прибегал, его самые заклятые враги не могли указать ни на малейший каприз с его стороны".
Не подлежит сомнению, что такой пример, подаваемый самим ханом, должен был оказать благотворное влияние на нравы всей монгольской администрации и магистратуры, что, в свою очередь, воспитывало народ в духе строгой законности.
Сам Чингис-хан учреждению Ясы и строгому ее соблюдению всеми придавал первенствующее значение. Среди его основных изречений мы встречаем, между прочим, следующие:
"Если государи, которые явятся после этого (т.е. Чингисхана), вельможи, багадуры и нойоны... не будут крепко соблюдать Ясы, то дело государства потрясется и прервется. Опять будут охотно искать Чингис-хана и не найдут... После этого, до пятисот лет, до тысячи, до десяти тысяч лет, если потомки, которые родятся и займут мое место,




сохранят и не изменят таковой закон и Ясы Чингис-хана... то от Неба придет им помощь благоденствия. Но, по замечанию профессора Б.Я.Владимирцова, все меняется, все проходит; Кодекс Чингис-хана не только не действует теперь в мире, но даже неизвестен как таковой современным монголам; от собственно Ясы остались лишь жалкие остатки, по которым мы с трудом можем судить о целом. "Несомненно, тем не менее, что Яса Чингис-хана сыграла огромную роль в жизни созданной им империи и долго служила монголам основным кодексом права, влияя на все стороны их жизни, а также на жизнь покоренных им народов".
 Победой, одержанной над Джелал ад-Дином на реке Инд, завершилось в главных чертах покорение обширной среднеазиатской мусульманской империи, а так как Чингис-хан, всегда осторожный в своих военных предприятиях, отлично понимал, что для завоевания Индии, куда бежал султан, еще не наступило время, то ему оставалось только по принятии мер для закрепления за собой завоеванной территории вернуться с большею частью армии в Монголию. Во время этого триумфального возвращения на родину были еще попутно покорены некоторые, лежавшие в стороне горные крепости Северного Афганистана. Лето 1222 г. Чингис-хан провел с армией в прохладных местах в горном районе Гиндукуша, в следующую зиму он стоял под Самаркандом, а весна 1223 г. застала его на берегах реки Чирчик близ Ташкента.
В том же году состоялся на берегах Сырдарьи созванный Монгольским Самодержцем большой курултай из вельмож и сановников империи. На этом торжественном и многолюдном собрании правящего отбора лучших "второго психологического типа" людей Чингис-хан восседал на Мухаммедовом золотом троне, доставленном из Самарканда. На курултай прибыл и Субутай, возвратившийся из южнорусских степей со своим отрядом. Летописец рассказывает, что Чингис-хан был так заинтересован его докладом о совершенном набеге, что выслушивал его ежедневно в течение нескольких часов, решив тогда же завещать своим наследникам задачу покорения Европы. Отныне Чингис-хан чувствовал себя повелителем "5 цветов народов, говорящих на 720 разных языках, населяющих мир (Замба тюбе)".
. Еще зимой 1226/27 года, на облавной охоте на диких лошадей он упал с коня, который, чего-то испугавшись, шарахнулся, и уже после этого случая старый хан почувствовал себя плохо. Созванный военный совет решил приостановить поход до выздоровления императора, распустив армию по домам. В качестве мотива этого решения было приведено то, что тангуты, как народ оседлый, никуда откочевать не




могут, так что всегда будет возможно снова приняться за них. Но Чингис-хан с этим решением не согласился, справедливо указывая, что такой отход армии может быть приписан неприятелем слабости монголов, а это придаст ему новые силы для продолжения борьбы.- Клянусь Вечно Синим Небом, - воскликнул он, - лучше я умру, но потребую отчета от тангутского царя!
Таким образом, война продолжалась. Между тем здоровье Чингис-хана клонилось все более к упадку. Летом 1227 г. к нему прибыли послы от цзиньского императора с просьбой о мире. Чувствуя, что ему уже не суждено лично повести свое войско против этого заклятого врага, и предвидя неизбежные трения, которые на первое время после его смерти должны были возникнуть в верховном управлении, он согласился на заключение просимого мира, решив в своих мыслях, что это будет лишь временное перемирие, до восстановления в государстве нормального порядка.
В то же время неутомимый ум его работал в направлении изыскания наилучших путей для нанесения в будущем смертельного удара врагу, которому он только что даровал мир. Находясь уже на смертном одре, он дает следующее наставление своим сыновьям и воеводам:
"Лучшие цзиньские войска находятся у Тункуана (крепость на Желтой реке, со всех сторон прикрытая труднодоступной местностью). Там трудно будет уничтожить их посредством внезапного нападения. Если просить у государства Сун о свободном проходе наших войск (через его территорию), то ввиду постоянно враждебных отношений между государствами Сун и Цзинь на это, наверное, последует согласие. В таком случае мы должны армию послать через Танг и Тенг (в Южной Хэнани), а оттуда ломить прямо на Та-лиан (иначе Бянь-лянь, южная столица Цзиньской империи). Государь Цзиня тогда будет принужден поспешно подтянуть войска из Тункуана. Когда они в числе нескольких десятков тысяч прибудут на выручку, люди и лошади после марша в 1000 ли (ли - 1/2 версты) будут настолько истощены, что не будут боеспособны. Тогда можно будет истребить их наверняка".
Тут же умирающий в предвидении еще более далеких событий дал окружающим ясные директивы о способах ведения войны со следующим противником - Сунской державой. "Не забывайте никогда, - прибавил он по этому поводу, - что душой всякого дела является то, чтобы оно было доведено до конца".
В это время осажденная тангутская столица была доведена до крайности; укрывавшийся в ней глава государства предложил Чингис-хану сдать город, обещав по прошествии месяца лично явиться для изъявления покорности. Чингис-хан сделал вид, что принимает условия, и для




усыпления бдительности врага назвал его своим сыном. Однако в то же время, чувствуя приближение конца, он запретил известие о его смерти предавать огласке до окончательной расправы с тангутским царем. Когда же последний явится, то его захватить и со всей свитой умертвить.
Вскоре после этих последних распоряжений грозный повелитель испустил дух 72 лет от роду. Перед самой смертью, последовавшей в 1227 г. в полнолуние месяца "Свиньи" года "Свиньи", он в последний раз призвал к своему ложу сыновей Угэдэя и Тулуя, а также внука Есунке-Ака, сына недавно умершего Джучи и изъявил им свою последнюю волю в следующих словах:"О дети! Знайте вопреки ожиданию, что приблизилось время последнего похода и перехода моего силою Господнею и помощью Небесною. Я завоевал и покончил (укрепил) для вас, деток, царство такой пространной ширины, что из центра его в каждую сторону будет один год пути. Теперь мое завещание таково: вы для поражения врагов и возвеличения друзей будьте одного мнения и одного лица, дабы жить приятно и легко и наслаждаться царством. Угэдэй-хана поставьте наследником. Вы не должны изменять моей Ясы после моей смерти, чтобы не было смуты в царстве".
 Относительно причин смерти Чингис-хана кроме официальной версии о падении с коня во время охоты на диких лошадей существует несколько других, но все они сходятся на дате его смерти, на 1227 г., и в том, что он умер не своей смертью. Так, у Марко Поло Чингис-хан умирает от раны в колено стрелой. У Плано Карпини - от удара молнии.
По распространенной монгольской легенде, которую пришлось слышать и автору, Чингис-хан будто умер от раны, причиненной тангутской ханшей, красавицей Кюрбелдишин-хатун, которая провела единствен-ную брачную ночь с Чингисханом, взявшим се в жены по праву завоевателя после взятия столицы.
Умер он в походной обстановке, так же просто, как и прожил всю жизнь. Глава обширнейшего из государств мира, занимавшего 4/5 Старого Света, властелин около 500 миллионов душ, а следовательно, по понятиям своего века, обладатель несметных богатств, он до конца дней своих чуждался роскоши и излишеств. После покорения Средней Азии офицеры его армии обзавелись превосходными турецкими кольчугами и стали носить ценные дамасские клинки. Но Чингис-хан, несмотря на то что был страстным любителем оружия, принципиаль-но не последовал их примеру и вообще остался чужд влиянию мусульманской роскоши. Он продолжал носить одежду кочевника и держаться степных обычаев, завещав своим наследникам и всему




монгольскому народу не изменять этим обычаям во избежание растлевающего влияния на нравы культур китайской и мусульманской.
У него не было таких личных потребностей, в жертву которым он, подобно другим избалованным счастьем венценосцам, принес бы высшие цели своей политики. Вся его жизнь была посвящена осуществлению его высочайшего идеала - созданию Единого Мирового Царства, которое было бы в то же время идеалом военной культуры монголов XIII и XIV веков.
Идеалом Чингис-хана было создание Единого Царства Человечества, так как только тогда - как он справедливо думал - прекратятся взаимные войны и создадутся условия для мирного процветания человечества как в области духовной, так и материальной культуры. Жизнь одного человека оказалась слишком короткой для осуществления этой грандиозной задачи, но Чингис-хан и его наследники едва не достигли этой задачи, когда имели 4/5 мира в своем государстве - Монголосфере.
       Разве теперь потерял свой смысл этот идеал Чингис-хана? Разве идея единого человеческого царства не современна и теперь? Лига Наций есть попытка в этом направлении. Идеи о пан-Европе, пан-Азии актуальны. Стремление к объединению если не всех, то больших групп наций в одно государство есть проблема XX века. То, что едва не осуществилось в XIII веке силой оружия, возможно, состоится путем мирного соглашения народов в XX веке.
Вот к каким интересным мыслям приходит автор очерка о Чингисхане. И сам же почти отвечает на вопрос, но сомневаясь добавляет слово возможно, , состоится путем мирного соглашения народов в XX веке.
Но XX век прошёл, подвижки есть – Европейский Союз, это очень хорошо, но нет того, что первостепенно ценил и учитывал тот же Чингисхан, хотя он не понимал более главного – что силой оружия,
прийти к мировому господству, это далеко не Божий путь. И мирового господства тоже быть не может. Небо от нас ждёт единого многонацио-нального ОРГАНИЗМА, но сложившегося – добровольно, осознанно, на взаимовыгодных и приятно- зависимых отношениях. А как это сделать – мы уже немного осведомлены и знаем где подглядеть.
А пока заглянем, как монголы брали Европу:
Два года после смерти Чингис-хана прошло в положенном трауре. По прошествии этого срока, в 1229 г., временным правителем монархии, младшим сыном почившего императора, Тулуем, был созван курултай для выбора нового императора и для обсуждения различных государственных вопросов. Курултай, согласно воле покойного, утвердил




Великим императором Угэдэя, третьего сына Чингис-хана. Угэдэй в течение сорока дней упорно отказывался от престола, пока наконец его не уговорили Тулуй со старшими князьями, воеводами и вельможами, ссылаясь на выбор самого Чингис-хана. Первым простерся ниц перед новым Каганом его старший брат, Чагатай, что его уговорил сделать для примера прочим мудрый Елюй Чуцай.
Поход в Восточную Европу был решен еще после набега, произведенного в 1222 и 1223 гг., причем было предопределено, что завоеванные в Европе земли отойдут к уделу Джучи. За смертью последнего этим уделом владел его сын Бату, которому, таким образом, принадлежала главная роль в намеченном предприятии. Кроме Бату из дома Чингис-хана в походе приняли участие его двоюродные братья: Гуюк, сын Угэдэя, и Мункэ, сын Тулуя, а также сыновья Чагатая - Байдар и Кадан. Бату был облечен званием главнокомандующего, в помощь ему был дан Субутай, как уже побывавший в Восточной Европе, а потому хорошо знакомый с местными условиями. Все это было решено на курултае, созванном в 1235 г. по окончании Цзиньской кампании. К предстоящему походу производилась тщательная подготовка в течение двух лет.
Ничего не подозревавшие о собиравшейся грозе, которая должна была разразиться над ними первыми, русские князья продолжали свои усобицы, о чем монголы были прекрасно осведомлены. Полученный на Калке грозный урок был забыт легкомысленными наследниками Святого Владимира.
По свидетельству Плано Карпини, монголы предполагали завоевать Европу в 18 лет.
Это показывает, что уже заблаговременно были собраны сведения о Европе и составлен план этого завоевания Таким образом, так называемое монгольское, или татарское, "нашествие" на Россию было организованным военным походом. Направляющим умом этого похода, как и последующего европейского, был Субутай.
Автор очерка продолжает:
Вернее предположить, что в выступившей в 1236 г. на покорение России армии Бату числилось от 122 до 150 тысяч человек боевого элемента, что и без того должно было обеспечить ему достаточное превосходст-во в борьбе с разбросанными силами русских князей. Большую часть Батыевой армии составляли мусульмане из населения удела Джучи; но были в ней и войска братьев покойного Джучи - Чагатая, Тулуя и самого Великого хана Угэдэя, т.е. собственно монголы, составлявшие около одной трети всех сил.
Армия выступила ранней весной 1236 г. с верховьев Иртыша и с Западного Алтая. Пройдя широким фронтом через исторические Урало-




Каспийские ворота, она в июне была уже на Волге. Здесь с частью сил был отделен Субутай для наказания камских болгар, с которыми монголы имели счета еще со времени набега 1223 г. А именно тогда, при прохождении около границ Болгарской земли, отряд Джэбэ и Субутая подвергся с их стороны нападению и понес урон.
За это им было теперь жестоко отомщено. По историческим данным, они подверглись почти поголовному истреблению, и только небольшому числу нарочно оставленных в живых была предоставлена возможность бежать перед монголами, распространяя весть об участи народа камских болгар. Такая жестокость в самом начале похода диктовалась, конечно, не одной только жаждой мести, но и желанием внушить спасительный страх будущим противникам.
Однако в данном случае система эта не произвела ожидаемого действия: при дальнейшем наступлении в пределы русских княжеств монгольская рать всюду встречает упорное сопротивление, а на требования Бату покориться князья отвечают избиением монгольских послов, как было в Киеве, куда Бату снарядил посольство с царевичем Мэнгу во главе.
Монголы в 1237 г. во главе с Бату пришли в русскую землю искать уже не друзей, как было в 1223 г., когда они пришли во главе с Джэбэ и Субутаем, а данников и рабов.
Стоит обратить внимание на акцент автора, что неосмотрительная амбициозность русичей повлекла за собой антипатию к населению Руси.
Пока Субутай расправлялся с болгарами, Бату с главными силами завоевал землю половцев, буртасов, мордвы и черкесов, завладев к 1237 г. всем степным пространством от каспийского до Азовского моря - южных границ тогдашней Руси. Здесь, в прекрасных, с точки зрения степняка и скотовода, южнорусских степях, армия Бату провела почти весь 1237 год.
Далее Бату ведет глубокой зимой наступление в Северную Россию, что опять-таки свидетельствует о замечательно правильной оценке местных и климатических условий, так как только в это время года наступление армии могло не считаться с серьезными естественными препятствиями этого района: реками, озерами, болотами и лесами, а также с примитивными путями сообщения, удобными для движения только по установлении зимнего пути.
Но не было ли бы правильнее по стратегическим соображениям сначала обратиться против южных русских княжеств и, только покончив с ними, открыть поход против северных? На этот вопрос генерал М. И. Иванин отвечает отрицательно, и нельзя с ним не согласиться в данном случае. Если бы Бату напал сначала на Южную Россию, то княжества




Северной России, более сильные сравнительно с южными, успели бы лучше приготовиться к отпору, а войска южных князей могли, не принимая боя, отступить на север, усилив своими войсками ополчения своих северных сородичей. При этом условии сопротивление последних могло затянуться до весенней распутицы и тогда конница Бату - не следует забывать, что вся его армия была конной, - очутилась бы в затруднительном положении. Направление же наступления сразу на северных князей давало надежду покончить с ними одним коротким ударом. Конечно, зимний поход представляет и свои неудобства, из коих главное - отсутствие или недостаток подножного корма, но зато зимою можно рассчитывать найти у оседлого населения запасы продовольст-вия и сухого фуража, а активная крепостная война в эту пору легче, так как обороняющемуся труднее производить земляные работы и крепостные рвы замерзают или заносятся снегом.
Итак, после взятия Рязани Бату пошел на Коломну, где нанес русским новое поражение. Овладев без труда Москвой и разграбив имевшиеся там товарные склады, монголы повернули к стольному городу Владимиру, к которому подступили 3 февраля 1238 г. Четыре дня спустя он был взят. Своим маневром от Рязани на Москву и уже оттуда на
Владимир Бату обходил правый фланг самого сильного из своих врагов, суздальского великого князя Юрия, отрезая его от путей отхода на север, где он мог соединиться с войсками Великого Новгорода и Пскова. Для обеспечения же собственного фланга от возможного удара с этой стороны Бату выслал особый отряд к Торжку.
Так же скудны сведения о дальнейших действиях Батыева войска. По-видимому, после похода в Северную Россию он дал своей армии продолжительный, до двух лет, отдых в южнорусских степях, пользуясь этим перерывом в военных действиях для ремонта конского состава, который должен был понести большие потери в предыдущую зимнюю кампанию. При более благоприятных местных и климатических условиях Южной России завоевание княжеств этого района не потребовало бы, вероятно, от монголов больших усилия.
В 1240 г. подступила к Киеву монгольская рать огромной силы, надобность в которой вызывалась не столько ожидаемым сопротивле-нием со стороны "матери городов русских", которое не могло быть велико, сколько предположением об открытии оттуда похода в Среднюю Европу. И действительно, в Николин день (по мнению одних историков - 9 мая, других - 6 декабря) 1240 г. Киев пал под ударами кочевников после непродолжительной осады. Город был разрушен, население его истреблено. (Жестокость в данном случае объясняется тем, что монгольское посольство из 10 человек во главе с принцем из дома Чингис-




хана было перебито) После этого монголы овладели галицкими княжествами и выдвинулись в предгорья Карпат.
Покорение Русской земли завершилось.
Разгромив русских князей, обложив их данью и принудив к полной покорности, Бату мог приступить к грандиозному предприятию завоевания остальной Европы, не опасаясь за свой тыл. Политическая обстановка благоприятствовала этому предприятию, так как владетели европейских стран раздирались нескончаемыми распрями, а папа, который своим авторитетом мог бы объединить их для борьбы с общим азиатским врагом, как мы видели, медлил с произнесением своего веского решения.
Итак, мы видим, что «Вечный и великий Рим» испытывал кризис здравомыслия…
На военном совете, собранном Бату по достижении монгольской армией Карпат, вожди решают вопрос о дальнейшем наступлении в глубь Европы в положительном смысле. Имелся и предлог для такого вторжения. Венгрия дала приют князю Куну с его 40 тысячами остатка бежавших перед монголами половцев, которых они считают своими данниками и рабами. Бату предъявляет венгерскому королю Беле IV ультиматум с требованием выдачи ему укрывшихся в королевстве половцев, угрожая в случае неисполнения войною. Бела отклоняет требование, и решение спора переходит к оружию, причем монголы, без всякого стеснения сферу его применения распространяют и на соседние с Венгрией страны, справедливо оценивая неудобство оставления на флангах своей операционной линии посторонних вооруженных сил, в дружественных намерениях которых они едва ли могли быть уверены.
В Польшу отряды, частью для разведки, частью для грабежа, посылались еще из-под Киева; один из них доходил в 1240 г. до Люблина, откуда вернулся с добычей через Галицию в Киев. Другой разграбил Сандомир и подходил к Кракову, но здесь потерпел неудачу. Таким образом, правый фланг нуждался в надежном обеспечении. С этой целью выделяются два сильных отряда (частные армии): один в Польшу, другой в Силезию и Моравию. Для прикрытия слева высылается такой же отряд через Трансильванию. Главные силы под личным предводительством Бату наступают из-под Киева кратчайшим путем на Будапешт, пересекая Карпаты. Действия боковых отрядов должны были облегчить им форсирование этой оборонительной линии. К окончательной развязке в Венгрии боковые отряды должны были присоединиться к главным силам.
Все эти задачи были успешно выполнены.
Таким образом, Польша и поддержавший ее немецкий Тевтонский орден были выведены из строя Батыевых врагов. Разорив окрестности Легницы,




монголы вторглись в Моравию, предав ее все огню и мечу до границ Чехии. Не отваживаясь на вступление в бой с неприятелем в поле, чешский король Венцеслав (Вацлав) покидает свою страну, надеясь организовать оборону вне ее пределов и привлечь на свою сторону союзников. Оборону оставшихся в руках чехов крепких городов Брно и Оломоуца он поручает мужественному воеводе Ярославу из города Стернберга, что тот с успехом и выполняет. Но это не задерживает наступления монголов, так как, верные своему оперативному принципу - искать победы в подвижности, они обходят оказывающие им сопротивление крепости, в том числе и Оломоуц, который они уже успели обложить, тщетно требуя его сдачи, и наступают далее на соединение с главными силами Бату, уже проникшими в самое сердце Венгрии.
Король Бела с наскоро набранными войсками заперся в городе Будапеште, который представлял весьма сильную по тогдашним понятиям крепость, взятие которой могло потребовать много времени и крови. С другой стороны, монголам нельзя было оставлять у себя в тылу эту твердыню с ее многочисленным гарнизоном; поэтому задача их заключалась в том, чтобы выманить защитников крепости на равнину. Применением одной из своих обычных военных хитростей им это в конце концов, после двухмесячной стоянки под стенами венгерской столицы, удалось сделать. Историк описывает, что Бату, увидев с горки расположение неприятеля, радостно воскликнул: "Эти не уйдут из моих рук, так как они сгруппировались в одну кучку, как в овчарне!" В происшедшем на реке Сайо, притоке Тиссы, решительном сражении в результате искусно примененного монголами - как и в битве на реке Сити - приема обхода неприятельского фланга венгерская армия была уничтожена, из 65 000 хорватско-венгерских войск легло 56 000, король спасся бегством в Далмацию, а его брат Коломан, герцог Хорватский, был ранен, отчего и умер впоследствии.
После этой победы Будапешт стал легкой добычей монголов и подвергся всем ужасам огня, меча и разграбления. Для преследования бежавшего венгерского короля был назначен отряд Кадана; остальная часть армии устроилась на зимовку в привольных венгерских степях, причем в течение зимы овладела последними из остававшихся в руках венгров городами.
История сохранила нам ценное описание монгольских войск в Венгрии очевидца, ученого архидиакона Тома из Сплита: "Те люди малого роста, но груди у них широкие. Внешность их ужасная: лицо без бороды и плоское, нос тупой, а маленькие глаза далеко друг от друга отстоят. Одежда их, непроницаемая для холода и влаги, составлена из сложенных двух кож (шерстью наружу), так что похожа на чешую; шлемы из кожи или железа. Оружие их - кривая сабля, колчаны, лук и стрела с острым




наконечником из железа или кости, которая на 4 пальца длиннее нашей. На черных или белых знаменах своих имеют пучки из конских волос (бунчук). Их кони, на которых ездят без седла, малы, но крепки, привычны к усиленным переходам и голоду; кони, хотя не подкованные, взбираются и скачут по горам, как дикие козы, и после трехдневной усиленной скачки они довольствуются коротким отдыхом и малым фуражом. И люди много не заботятся о своем продовольствии, как будто живут от самой суровости воспитания: не едят хлеба, пища их - мясо и питье - кобылье молоко (кумыс) и кровь. С собой ведут много пленных, в особенности много вооруженных куманов (половцев), гонят их перед собой в бой и убивают, как только видят, что они не идут слепо в бой. Сами монголы неохотно идут в бой. Если же кто из них будет убит, тут же его без гроба закапывают. Почти нет реки, которую они не переплыли бы на своих конях. Через большие реки все-таки приходится им переплывать на своих меховых бурдюках (надутых воздухом) и лодках (камышовых плотах). Шатры их из полотна или из кожи. Хотя их огромное полчище, но нет в их таборе ни ропота, ни раздоров, они стойко переносят страдания и упорно воюют".
Между тем король Бела 10 месяцев пребывал в Загребе, организуя оттуда борьбу против монголов. Хорватия с частью Далмации входила тогда в состав Венгрии. Бела IV разослал своих послов за помощью по всей Западной Европе: к папе, немецкому королю Фридриху II, в Чехию, Францию и Италию, но получил таковую только от папы, который послал что мог: свое благословение и письмо, в котором дарует большое отпущение грехов всем тем, кто возьмет оружие на защиту короля Белы от монголов.
Отряд Кадана на Рождество 1242 г. по льду перешел Дунай и, идя по следам Белы, с необыкновенной быстротой прошел Славонию и Хорватию, где был взят Загреб, откуда успел бежать король, и обложил далматинскую крепость Клиссу (близ теперешнего Сплита), полагая, что в ней скрывается бежавший король, между тем он был в соседней крепости Трогир, окруженной тогда водой. Монголы послали к крепости гласника, который по-хорватски им крикнул, очевидно, с целью разложения: "Передает вам хан Бату, вождь непобедимого войска, чтобы не защищали чужих вам по крови короля и его людей, а передали неприятеля в наши руки, тогда избегнете его участи и не погибнете напрасно". Тем временем король, не считая себя на материке в безопасности, успел отплыть из Сплита на корабле и едва нашел убежище на маленьких островах Адриатического моря, далее от материка под именем острова Кралевац, а затем на острове Рабе. Кадан, овладев Клиссою и бросив Трогир, двинулся обратно тем же путем,





получив известие о смерти императора Угэдэя, выделил один отряд на юг и послал по побережью моря; отряд сжег сербские приморские города Свач и Дриваст и взял еще города Рагузу (Дубровник) и Каттаро, из коих последний был разрушен монголами, после чего опустошил часть Боснии и направился через Албанию, Сербию и Болгарию на присоединение к Бату. Народ перед монгольской конницей в Сербии и других странах по пути их шествия спасался бегством в горах и непроходимых лесах.
Из главной армии во время ее зимовки был выслан еще отряд в пределы Австрии, главным образом в целях фуражировки и глубокой разведки. Отряд этот, проникнув до города Нейштадта, только немного не дошел до Вены, которой, таким образом, посчастливилось избежать ужасов монгольского нашествия. Отряд был отозван к главной армии, которая к концу зимы двинулась на юг и, переправившись через Дунай, прошла в Болгарию, где к ней присоединился Кадан. Сам Бату с войском в то время ударил на города Острогон, Стольни Биоград (Белград), Весприм и Джур. Это было в 1242 г.
Там же Бату получил известие о последовавшей в 1242 г. смерти императора Угэдэя. Он собрал совет из царевичей и старших чинов армии для обсуждения вопроса о судьбе завоеванных в Средней Европе стран и об участи многочисленных пленных, которых монголы вели с собой, пользуясь ими, между прочим, при осадах и штурмах крепостей. В единомыслии со своим вождем совет, признавая необходимым личное участие Бату на имеющем быть созванном курултае для избрания нового императора, решил большую часть покоренных стран предоставить их собственной участи, истребив всех пленных и выведя армию в южнорусские степи. Утвержденное Бату постановление совета было приведено в исполнение.
Итак, крайней линией достижения монгольской конницей на Западе была следующая: на Адриатическом море Каттаро и Клисса, Загреб в Хорватии и Нейштадт под Веной, откуда конница добровольно повернула обратно. Посылка отряда под Вену имела характер глубокой разведки, чтобы знать, кого они имеют впереди себя, а отряд Кадана, гнавшийся за бежавшим венгерским королем Белой IV, впоследствии вернулся в свою страну, добровольно покинутую монголами.
Трудно не согласиться с мнением генерала М. И. Иванина, что страны Европы, не захваченные монгольским походом, своим спасением были обязаны только случайному обстоятельству - смерти Угэдэя, так как, судя по тогдашнему положению народов Европы, они едва ли были бы в состоянии противостоять натиску армии Бату, которой предшествовал неописуемый ужас, навеянный бесчисленными кровавыми жертвами





венгерской кампании.
Впечатление, произведенное на Европу "татарами", как называли монголов ее народы, было ужасно. Нашествие их было относимо к величайшим бедствиям, когда-либо постигавшим человеческий род. У Matieu Paris есть трогательный рассказ о том, с какой чисто христианской покорностью некоторые из западных владык готовы были принять это наказание свыше. "Когда сей ужасный Поток Гнева Господня господствовал над нами, - пишет этот монах, - королева Бланш (мать короля Франции) вскричала, слушая эти новости: "Король Людовик, сын мой, где вы?" Он, подойдя, спросил: "Мать моя, что вам угодно?" Тогда она, испуская глубокие вздохи и разражаясь потоками слез, сказала ему в рассуждение опасности сей как женщина, но с решительностью незаурядной дамы: "Что же делать, сын мой, при сем ужасном обстоятельстве, невыносимый шум от которого доносится до нас? Мы все, как и святая блаженная Церковь, осуждены на общую погибель от сих татар!" На эти слова король ответил печально, но не без божественного вдохновения: "Небесное утешение поддерживает нас! Ибо если эти татары, как они себя именуют, дойдут до нас или мы пойдем за ними в те места, где они живут, то все равно - мы пойдем на небеса". Таким образом он сказал: побьем ли мы их, или сами будем побиты ими - мы все равно пойдем к Богу, как верующие ли, как мученики ли. И замечательное слово это ободрило и воодушевило не только дворян Франции, но и простых горожан всех городов".
В Париже, как и во всех городах Европы, служили молебны об отвращении страшной опасности, В 1245 г. папа Иннокентий IV собрал совещание в Лионе, где было решено послать к монгольскому императору посольство во главе с 65-летним монахом Плано Карпини, описание поездки которого имеется на русском языке.
Любопытно то настроение, которое господствовало в Европе в период нашествия монголов и которое так характерно выражено в приведенном диалоге, - сопоставить с психологией другой стороны, монголов, победоносно прошедших к тому времени весь Старый Свет почти от края до края. Эта психология победителей заметно налагает свой отпечаток на их сношения даже с незавоеванными и отдаленными народами и государями. Вот, например, в каких выражениях обращается монгольский император к французскому королю:
"Именем Бога Вседержителя повелеваю тебе, королю Людовику, быть мне послушным и торжественно объявить, чего желаешь: мира или войны, Когда воля Небес исполнится и весь мир признает меня своим повелителем, тогда воцарится на земле блаженное спокойствие и




счастливые народы увидят, что мы для них сделали! Но если дерзнешь отвергнуть повеление божественное и скажешь, что земля твоя отдаленная, горы неприступные, моря глубокие и нас не боишься, то Всесильный, облегчая трудное и приближая отдаленное, покажет тебе, что мы можем сделать".
Остановимся вкратце на событиях, совершившихся после смерти Великого хана Угэдэя, который, как уже говорилось, был просвещенным и гуманным государем. Ему приписывается изречение, что монарх должен заботиться не о накоплении материальных богатств, которые излишни, раз человек не может вернуться из загробного мира, а о том, чтобы отложить в сердцах людей сокровища своих поступков. Эти слова не расходились у Угэдэя с делом.
В вопросе о замещении вакантного императорского престола произошла некоторая заминка) ввиду влияния, которое пыталась оказать на его решение честолюбивая вдова Угэдэя, Туракина, избранная после его смерти в правительницы империи. Не видя пользы от вмешательства в решение вопроса о престолонаследии, Бату уклонился от участия в предстоящем курултае и, оставшись в волжских степях, занялся организацией своего удела, получившего название "Золотой Орды". В роль столицы Золотой Орды был возведен построенный мусульманскими зодчими благоустроенный город Сарай на Волге, недалеко от нынешней Астрахани.
Курултай для выбора императора состоялся только в 1246 г. На престол, согласно с желанием Туракины, был избран сын Угэдэя - Гуюк, который царствовал всего два года. После его смерти возникает в 1248 г. опять вопрос о престолонаследии. На этот раз в дело вмешивается Бату, лично прибывший на собравшийся на берегах Онона курултай, и по его настоянию на престол возведен старший сын покойного Тулуя - Мункэ, участник похода в Европу.
Значение Бату как старшего в роде Чингисовом, оказавшего решающее влияние на избрание Мункэ, видно из следующих слов последнего, сказанных им Вильгельму Рубруку: "Как солнце освещает всю вселенную, так равно и власть моя и Бату распрстраняется на все народы. Мы как два глаза в одной голове: хотя их и два, но оба всегда смотрят в одном направлении".
Бату умер в 1256 г., его сын Сартак умер, и на престол вступил в 1258 г. брат Бату - Берке, который первым из ханов принял мусульманство.
Выбор Мункэ в Великие ханы оказался удачным, и при нем Монгольская империя упрочилась внутри и раздвинула свои пределы. О войне в Южном Китае в царствование Мункэ было сказано в главе VIII. Закончена она
была при преемнике Мункэ, его брате Хубилае, окончательным покорением




державы Сунов.
Одновременно с ведением войны на востоке Мункэ-хан поручил другому своему брату, Хулагу, закончить завоевание Передней Азии. В этот поход Хулагу выступил в 1252 г., после тщательной подготовки.
Хулагу первым делом уничтожил орден исмаилитов (1256-1257) и завоевал Багдадский халифат. Владелец большей части Сирии, Насир, правнук Салах ад-Дина, подчинился Хулагу в 1259-1260 гг. Царствование Хубилай-хана (1260-1295) историками признается самым цветущим периодом Монгольской империи. Он был властелином огромной территории, простиравшейся на 2/3 Европы и почти всю Азию - в общей сложности 4/5 Старого Света. Столицей ее Хубилай сделал город Хан-Балык, нынешний Пекин.
В период 1283-1287 гг. были покорены монгольскому владычеству Верхняя Бирма, Тонкий, Верхняя Кохинхина и Зондский архипелаг.
При Хубилай-хане в Монголию впервые проник буддизм, он был первым из преемников Чингис-хана, принявшим его под влиянием ученого Пагма-ламы. Дотоле в Монголии был шаманизм, "хара-шаджин".
В мировой истории мы не встречаем другого государства таких гигантских размеров. Идеал Александра Великого и Наполеона - завладеть миром - был почти осуществлен монголами при Хубилай-хане. Политический размах Монгольской державы наглядно рисуется составом великих монгольских курултаев XIII века, в которых кроме монгольских князей, старейшин и администраторов всей Средней, Северной и Восточной Азии участвуют: русские великие князья, грузинские и армянские цари, ионийские (сельджукские) султаны, кирманские и мосульские атабеки и пр. К центру монгольской власти должны были тянуться люди по своим административным и торговым делам со всех концов света.
Мировое значение имели Римская империя времен Траяна и историческая наследница ее - Византийская империя эпохи Юстиниана. Роль Рима и Византии - объединительниц культур Запада и Востока - в начале XIII века, после упадка Византийской империи, перешла к Монгольской державе как объединительнице культур земледельческо-морской и кочевническо-степной. Монголосфера включала в себя пространство от Китая до Балкан включительно, сравнительно с которым orbis terrarum (круг земной) римлян и ойкумена (вселенная) византийцев представляются лишь небольшим клочком земли.
Соответственно такому блестящему международному положению всей Монгольской империи такое же место занимала и ее составная часть - Золотая Орда.
Царствование Хубилай-хана замечательно не только военными успехами,




но и гражданским благоустройством, а также процветанием наук и литературы. При нем закончен Императорский канал. С подвластными ему народами император обращался гуманно. "Азиатская" культура монголов при Чингис-хане и его ближайших преемниках ничем не уступала европейской; напротив, превосходила ее в некоторых отношениях и даже в значительной степени, например, в военной организации и военном искусстве.
Хубилай-хан как бы для того, чтобы закончить завоевание в Азии, в 1274 г. делает попытку покорить Японию, но буря в Цусимском проливе уничтожает его огромный флот и посаженное на него войско. Таких попыток покорить островное государство мы во всемирной истории встречаем две, и обе с одинаковым результатом, в котором по странному совпадению оба раза роковое значение получает остров Цусима. Эти неудачные войны с Японией монголов и их нынешних наследников - русских в 1904 и 1905 гг. - являются следствием ошибочной политики, когда чисто континентальные державы в упоении своей славой хотят одним махом превратиться в морские путем победы над чисто морской державой, какова Япония.
Другим элементом скрытой слабости Монгольской империи являлось то, что она далеко вышла за пределы своих естественных границ. В Европе, как мы видели, мудрость Бату и его советников сумела обуздать весьма понятное желание безграничного распространения. Напротив, в Азии в течение первых десятилетий после смерти Чингис-хана Империя выходит далеко за свои естественные пределы (Персия, Индостан, Китай и пр.).
После Хубилай-хана начинается постепенный упадок монгольского могущества. В 1369 г. от империи отпадает Китай, под главенством национальной династии Минов. В 1380 г. Московский Великий князь Дмитрий Донской наносит татарам на Куликовом поле первое крупное поражение, которое хотя и не освобождает еще русских от монгольской власти, но поднимает их дух и окрыляет надеждой на освобождение в будущем.
На остальном пространстве империи обнаруживаются стремления правителей уделов к самостоятельности и независимости от центральной власти. По мнению В. В. Бартольда, это распадение находится в связи с распадением рода - основной экономической единицы у кочевых племен.
"Понятие о родовой собственности, господствовавшее в частной жизни, было перенесено и на государство, которое считалось собственностью всего ханского рода. Такое обогащение рода, при котором отдельный член его уже не нуждался в других, по необходимости ослабляло родовую




солидарность... отдельные царевичи получили возможность поддерживать свою власть в покоренных областях без помощи своих родичей; не сдерживаемые более такой могучей, одинаково авторитет-ной для всех личностью, какой был Чингис-хан, они скоро сделались главами самостоятельных государств, между которыми не замедлили начаться братоубийственные войны".
Так начался "удельный" период монгольской истории, приведший сначала к распаду, а впоследствии и к падению Империи.
Начиная писать книгу, Фёдор не имел той информации, которая сейчас
перед вами, эта информация о Монгольской империи очень сжата и Фёдор отбирая важнейшее, что может открыть понимание, анализировал и более второстепенные подробности, которые шире открывают понимание этого периода и самой идеи движущей всеми сопутствующими событиями. И надо признаться Фёдору открылась раннее не осознаваемая картина. Довольно трудно её точно передать словами, но надо пробовать, так как она весьма важна и является исторически пережитым и опробованным доказательством того, что является целью Фёдора.
Хотя идеология государства СССР, в котором родился, вырос и учился Фёдор, преподносила монголо-татарское иго, как нечто ужасно-варварское и кощунственное завоевание русского народа, тем не менее открылись факты, которые позволяют переоценить и сам социализм в СССР и тот период, когда Русь была захвачена монголами. Скажу прямо – монголо –татары следуя провозглашённой идее Чингисхана, явились здоровой кровью, чистящей грязные и нездоровые государственные организмы, всех тех народов, к которым они очень даже возможно, что по воле Неба, были допущены и осуществили своеобразное оздоровление болеющих и точно что не полноценных Божьих созданий, которые не следовали Новому Завету и заповедям Иисуса. Давайте посмотрим какими законами наделил свой народ с самых низов и до своей семьи – включая и себя Чингисхан:

 


Дошедшие до нас фрагменты Ясы(Яса, ясак, джасак - закон, устав). гласят следующее:
1. Прелюбодей предается смерти без всякого различия, будет ли он женат или нет.
2. Кто повинен в содомии, тот также наказывается смертью.
3. Кто лжет с намерением или волхованием, или кто подсматривает за поведением другого, или вступается между двух спорящих и помогает одному против другого, также предается смерти.
4. Тот, кто мочится в воду или на пепел, также предается смерти.
5. Кто возьмет товар и обанкротится, потом опять возьмет товар и опять обанкротится, потом опять возьмет товар и опять обанкротится, того предать смерти после третьего раза.
6. Кто даст пищу или одежду полоненному без позволения полонивших, тот предается смерти.
7. Кто найдет бежавшего раба или убежавшего пленника и не возвратит его тому, у кого он был в руках, подвергается смерти.
8. Когда хотят есть животное, должно связать ему ноги, распороть брюхо и сжать рукой сердце, пока животное умрет, и тогда можно есть мясо его; но если кто зарежет животное, как режут мусульмане, того зарезать самого
<...>
10. Он (Чингис-хан) постановил, чтобы на потомков Али-бека Абу-талеба, всех до единого, не были наложены подати и налоги, а также ни на кого из факиров, чтецов аль-Корана, законодавцев, лекарей, мужей науки, посвятивших себя молитве и отшельничеству, муэдзинов и омывающих тела покойников не были налагаемы подати и налоги.
11. Он постановил уважать все исповедания, не отдавая предпочтения ни одному. Все это он предписал как средство быть угодным Богу.
12. Он запретил своему народу есть из рук другого, пока представляющий сначала не вкусит сам от предлагаемого, хотя бы он был князь (эмир), а получающий - пленник; он запретил им есть что бы ни было в присутствии другого, не пригласив его принять участие в еде; он запретил насыщаться одному более товарищей и шагать через огонь трапезный и чрез блюдо, на котором едят.
13. Если кто проезжает подле людей, когда они едят, он должен сойти с лошади, есть с ними без их позволения, и никто из них не должен запрещать ему это.
14. Он запретил им опускать руку в воду и велел употреблять что-нибудь из посуды для черпания воды.
15. Он запретил мыть их платье в продолжение ношения, пока совсем не




износится.
16. Он запретил говорить о каком-нибудь предмете, что он нечист; утверждал, что все вещи чисты, и не делал различия между чистыми и нечистыми.
17. Он запретил им оказывать предпочтение какой-либо из сект, произносить слова, употребляя почетные названия, а при обращении к султану или к кому другому должно употреблять просто его имя.
<...>
19. Он предписал, чтобы женщины, сопутствующие войскам, исполняли труды и обязанности мужчин в то время, как последние отлучались на битву.
<...>
21. Он предписал им представлять в начале каждого года всех своих дочерей султану (хану), чтобы он выбрал для себя и для своих детей.
<...>
23. Он узаконил, чтобы старейший из эмиров, когда он проступится и государь пошлет к нему последнего из служителей для наказания его, отдавал себя в руки последнего и распростирался бы пред ним, пока он исполнит предписанное государем наказание, хотя бы то было лишение живота.
<...>
25. Он предписал султану учреждение постоянных почт, дабы знать скоро о всех событиях в государстве.
26. Он предписал наблюдать за исполнением Ясы сыну своему Чагатаю бек Чингис-хану.
По Мирховенду (или Мирхонду)
<...>
28. От убийства (казни за преступление) можно откупиться пенею, заплатив за мусульманина сорок золотых монет (барыш), а за китайца рассчитывались одним ослом.
По Ибн-Баттуте
29. Тот, у кого найдется украденная лошадь, обязан возвратить ее хозяину с прибавкой десяти таких же лошадей; если он не в состоянии уплатить этого штрафа, то вместо лошадей брать у него детей, а когда не было детей, то самого зарезать, как барана.
По Вардапету
30. Чингисова Яса запрещает ложь, воровство, прелюбодеяние, предписывает любить ближнего, как самого себя, не причинять обид и забывать их совершенно, щадить страны и города, покоряющиеся добровольно, освобождать от всякого налога и уважать храмы, посвященные Богу, а равно и служителей его.




По МАКАГИЮ
31. (Яса предписывает): любить друг друга, не прелюбодействовать, не красть, не лжесвидетельствовать, не быть предателем, почитать старших и нищих, за нарушение - смертная казнь.
Из РАЗНЫХ ИСТОЧНИКОВ
32. Чингисова Яса предписывает: человека, подавившегося пищей, протаскивать под ставкой и немедленно убивать, равным образом предавать смерти, кто ступил ногой на порог ставки воеводы.
33. Если нет уже средств от питья, то должно в месяц напиваться три раза; если перейдет за три раза - виноват; если в месяц напиваться два раза - это лучше; если один раз - еще похвальнее, а если совсем не пьет, то что может быть лучше этого? Но где же найти такое средство, а если найдут, то оно достойно всякого почтения.
34. Дети, прижитые от наложницы, считаются законными и получают по распоряжению отца соответствующую долю наследства. Раздел имущества основывается на таком положении, что старший получает больше младших; меньший же сын наследует хозяйство отца. Старшинство детей рассматривается соответственно степени их матери, из числа жен одна всегда старшая преимущественно по времени брака.
35. По смерти отца сын распоряжается судьбою его жен, за исключением своей матери, может жениться на них или выдать их замуж за другого.
36. Строжайше воспрещается пользоваться чем-либо из вещей покойного, за исключением законных наследников.
По ЛЭМУ
<...>
38. (Об освобождении духовных лиц всех исповеданий от повинностей.)
39. Запрещено под страхом смерти провозглашать кого-либо императором, если он не был предварительно избран князьями, ханами, вельможами и другими монгольскими знатными людьми на общем совете.
40. Запрещается главам народов и племен, подчиненных монголам, носить почетные титулы.
41. Запрещается заключать мир с монархом, князем или народом, пока они не изъявили полной покорности.
<...>
<...>
<...>
<...>
46. (О соблюдении некоторых правил при убое животных в пищу.)
47. (О разрешении употреблять в пищу кровь и внутренности животных.)




48. (Список преимуществ по службе и льгот начальникам и офицерам Империи.)
<...>
50. (Разные наказания, положенные за кражу: от смертной казни до телесного наказания - от 7 до 700 ударов.)

51. Никто из подданных Империи не имеет права иметь монгола слугой или рабом. Каждый мужчина, за редкими исключениями, обязан службой в армии.
52. (О запрещении под страхом смерти скрывать беглых рабов, кормить их и т.п.)
53. Закон о браке предписывает, что мужчина должен выкупать себе жену и что браки в первой и второй степени родства не допускаются. Мужчине предоставляется жениться на двух сестрах или иметь несколько наложниц. (Дальше следуют обязанности жены по дому и хозяйству.) Мужчинам разрешается заниматься только войной и охотой. (Дальше - о правах потомства от разных жен.)
54. Прелюбодеяние наказывается смертью. Виновные в таковом могут быть убиваемы на месте преступления.
55. (О разрешении родителям заключать брачные условия между малолетними детьми и пр.)
56. Воспрещается купаться или мыть одежду в проточной воде во время грозы.
57. Шпионы, лжесвидетели, все люди, подверженные постыдным порокам, и колдуны приговариваются к смерти.
<...>
Когда Чингис-хан устанавливал основные правила и наказания к ним и все передал письменно в книге, повествует ал-Макризи, он дал наименование Ясы или Ясака. Макризи далее сообщает: "Когда редакция книги была окончена, он (Чингис-хан) велел эти законы вырезать на стальных досках и сделал их кодексом для своей нации..."
Всякий, кто может очистить внутри у себя, тот может очистить владение от воров.
Каким образом человек знает себя, пусть узнает и других.
И вспомним вот это:
Чингис-хана в оседлых народах отталкивала алчная привержен-ность к материальному богатству, не всегда честно приобретен-ному, высокомерное, оскорбительное обращение с низшими и униженное пресмыкание перед высшими. В их политической жизни он видел карьеризм, предательство и измену.

.
Посему Фёдор утверждает, Чингисхан являлся чистильщиком. У нас в организме, такую функцию выполняет кровь. Кровь к стати не стоит на месте, она двигается и контролирует весь многоклеточный организм, монголы тоже двигались и тоже контролировали и не одну сотню лет. А империя СССР – просуществовала всего 70 лет. И монголы строили справедливое общество и СССР строил справедливое общество. И одни строили на крови, и другие строили на крови. А затем и Гитлер решил организовать на крови справедливое общество. Но заметим, прежде чем воевать – Чингисхан предлагал добровольно и мирно принять новые законы и идею( надо отметить, что отказаться от прелюбодейства, конечно было не в охотку – покорённым народам). Безусловно понятно, что применение силы – это противоестественный способ построения больших, далеко идущих и альтруистичных идей. Но стоит учесть, что всякое государство – уже организм, а организм, может быть здоровым, но может быть и больным. Так вот болезням в организме противостоят, как сами заболевающие клетки, так и клетки крови - защищающие организм от патологических воздействий и отклонений. И меры при таком контроле, а зачастую и вмешательстве, в организме принимаются весьма радикальные, начиная с изоляции или капсулирование(у людей это называют лишением свободы – тюрьма), что ведёт к умерщвлению, а затем останки рассасываются кровью, а в тяжёлых случаях, организм нуждается в скальпеле хирурга ( раковые и прочие злокачественные опухоли).
Фёдор просит добавить вставочку с тем, что монголо-татарское проникновение во многие государства, ханства и княжества – можно сравнить с новой кровью, но мозговые клетки в пленённых народах оставались собственные – они курировались монголами, которые в свою очередь лишь диктовали идею организации. И потому постепенно потеряли контроль над ситуацией, что не смогли сложить необходимые мозговые центры с нервной системой в столь масштабном и многонациональном сообществе.
Много интересного и нового материала прочёл Фёдор на страницах – Э. Хара-Давана «Чингис-хан» в электронной рубрике «Великие властители прошлого». Хотелось бы поместить больше, но ограничимся, и добавим вот это:
Монгольское владычество положило все русское население, впервые в истории России, в "число" и содействовало его дальнейшему закрепощению. То же владычество объединило все русские области и "самостийные" города в одно целое и дало возможность Московскому княжеству превратиться в Великое Государство Московское. Еще задолго до создания последнего наивысшим государем Руси, от которого получали свою инвеституру русские князья, государем, соответствовавшим императорам Западному и Восточному, был царь Ордынский,




рассматривавший всю Русскую землю как свой улус, как одно из своих владений. Монгольское владычество помогло Московскому князю влить сырое русское общество в строгие формы государственности и связать все государственное целое крепкими бюрократическими нитями. Монгольское владычество сделало Московского государя абсолютным самодержцем, а его подданных - крепостными рабами. Чингис-хан и его наследники управляли своими народами неограниченно, именем Вечно Синего Неба; подобно ему русский царь-самодержец управлял подвластными ему народами как Помазанник Божий. Таким образом, мы видим, что Московский царь, по выражению Вс. Иванова, "вылущился от монгольского хана, как птенчик из скорлупы", так как в этом он сходился только с монгольскими ханами и глубоко разнился от западных монархов.
Как бы то ни было, когда кончилось монгольское владыче-ство и Россия освободилась от "татарского ига", то, во-первых, бывшие до прихода монголов удельные княжества и отдельные славянские племена во главе с враждовавшими между собою князьями превратились в Московское государство и в один русский народ и, во-вторых, это государство оказалось удивительно похожим на бывшие государства монгольские и вообще на восточные монархии Азии. Московское государство XVI-XVII веков - типичный восточный ханат. Так Восточно-Европейская равнина была двумя цивилизациями разрезана на две части: Польское и Литовско-Русское государства примкнули к западной цивилизации, что и определило их исторические судьбы, их социальный и государственный строй, резко отличающиеся от московских. Московская монархия - государство восточное; московский период русской истории - период "азиатский". Начиная с Петра Великого, эта азиатская природа русского народа была покрыта легким слоем европеизма, но Ленин, хотя он был духовным учеником Запада, весь этот слой с налетом Европы безжалостно срезал, и теперь мы видим голое "евразийское" нутро русского народа, повернувшееся одним лицом к Востоку, а Другим - на Запад, подобно орлу старого русского герба.
Из всего сказанного видно, что "монгольский" вопрос еще не поставлен русскими и европейскими учеными во всей его величине и значение монгольской культуры еще не исследовано ими достаточно. Но можно уже теперь считать доказанным, что обычное представление о монгольском завоевании и монгольском влиянии является сильно устаревшим, как результат "эгоцентричности романо-германской культуры". Монгольское завоевание не было нашествием диких орд, и монголы не были ни "дикарями", ни "варварами", иначе они не могли





бы одержать победу над народами старых культур двух континентов и создать небывалую в мировой истории империю.
Правда, всю историю монголов нельзя вместить в рамки восходящих степеней развития "общечеловеческой", т.е. романо-германской, культуры, с их кочевым бытом, родовым делением и скотоводческим хозяйством, но из этого еще не следует, что они "дикари", а следует другой вывод: прогрессирующая и восходящая, подобно пирамиде, схема "общечеловеческой" культуры, сочиненная европейскими учеными, в основе своей неправильна и неприменима к народам Азии, т.е. к 1/2 человечества. Европейские ученые учат нас, что в войне побеждает более культурный; монголы же в короткий срок без поражения объединили в одном государ-стве своем 4/5 Азии с Европой.
Все культуры имеют свои идеалы, их характеризующие. Так, древнегре-ческая культура есть культура знания, идеал ее - мудрец. Римская культура есть культура права, идеал ее - гражданин, герой. Идеал христианской культуры Средних веков - святой, аскет. Духовная культура Азии есть культура буддийская, идеал ее - богочеловек (нирвана, бодхисатва, Будда). Монгольская кочевая культура есть военная культура, идеал ее - царство Вселенной, монголосфера. Современная же культура Запада есть культура материалистическая, и ее идеал - капитал!
Монгольские племена в течение тысячелетий находились в непо-средственном соприкосновении с Китайской империей и под влиянием китайской и уйгурской культур. В течение многих веков они входили в состав больших и сильных тюркских держав, и лишь в XII веке, незадолго до своего объединения в одно национальное государство, они стали независимыми. Монголы свою удивительную военную организацию создали сами из глубины веков переданными традициями. На своем родовом быте они создали крепкую государственную организацию, а административную, финансовую и податную системы заимствовали от китайцев. Монголы обладали самой совершенной армией из всех тогда существовавших на земном шаре, самой дисциплинированной и наилучшим образом организованной. Она была прекрасно вооружена и снаряжена, имела постоянные обученные кадры и строгую служебную иерархию. Техника ее стояла на высоте своего века. Сам Чингисхан и его лучшие полководцы Джэбэ-нойон и Субутай-багадур историками по справедливости считаются военными гениями. Можно без преувеличения сказать, что они превосходят европейских великих полководцев - Александра, Юлия Цезаря и Наполеона - как по размерам и числу своих побед и по полному отсутствию в их боевой практике поражений, так и по их достижениям, венцом которых было создание небывалой по величине империи.




На современные монгольские племена, населяющие историческую Монголию, и на бурятов и калмыков, живущих вне Монголии, надо смотреть как на народы угасшей культуры, подобно современным грекам и итальянцам, но мы присутствуем при начале пробуждения этого народа после около 500-летнего его застоя вместе с народами всей Азии. Что принесет Европе это пробуждение Азии? Этот вопрос занимает многие выдающиеся умы современной Европы.
В учебниках истории пишут, что свержение Россией монгольского ига, уже поколебленного Куликовской победой Дмитрия Донского, произошло сто лет спустя, при Иоанне III, после порабощения России, в общей сложности продолжавшегося около двух с половиной веков. В действительности в его утверждение необходимо внести некоторые поправки. Куликовская победа имела моральное значение, материальные же последствия ее, несколько лет спустя после одержания ее над темником Мамаем, были сведены на нет золотоордынским ханом Тохтамышем, который при поддержке Тамерлана (Тимура), восстановившего единство монголо-татарской державы, снова привел Русь в подчинение Золотой Орде, выразившееся в выдаче Дмитрию Иоанновичу ярлыка на великое княжение. Такие же ярлыки продолжали получать и ближайшие потомки Дмитрия. Хотя затем, начиная от Иоанна III, московские великие князья княжили без ханских ярлыков и иго формально было свергнуто Иоанном III, однако полное прекращение фактической зависимости от татар правильнее отнести к половине XVI века, времени завоевания Иоанном IV Грозным последних позиций монгольского владычества - Казанского и Астраханского царств, основавшихся на развалинах Золотой Орды, так как только после этого царь стал вполне свободным и "Великим Государем", хотя Крымское царство оставалось еще долго независимым. И до середины XVIII в. беспокоило южные рубежи империи своими набегами.
Введя такую поправку хронологического характера в историю так называемого монгольского, или татарского, ига, считаем необходимым еще раз отметить ошибочность обычного мнения о крайней бедственности для русского народа монгольского владычества. Если это и было сопряжено для Руси с материальными жертвами, то зато, с другой стороны, оно являлось для нее превосходной, хотя и суровой, школой, в которой выковывались московская государственность и русское самодержавие; школой, в которой русская нация осознала себя как таковая и приобрела черты характера, облегчавшие ей последующую борьбу за существование. Русь сумела органически переработать и усвоить заимствованное от ее завоевателей и вышла из-под ига в виде, быть может, "неладно скроенного, но крепко сшитого" государственного




организма, спаянного духовной дисциплиной и единством бытового исповедничества. Вот результат школы, в которой не только наказывали, но и учили. А чем была Русь до прихода монголов, это мы видели. Чингис-хан и его империя оставили два великих наследства миру: на западе, на развалинах враждующих русских княжеств, возникло царство Ивана Грозного, а на востоке - три государства: Цзинь, Сун и Тангут, впервые объединенные монголами, выступающие как единая Китайская империя. Если сравнить "иго монгольское" с "игом европейским", как можно назвать двухсотлетний императорский период русской истории, период духовного засилья Европы, разрушения и гонения силою власти всего национального, то итоги этих двух исторических периодов, этих двух школ обнаруживаются наглядно: экзамен на аттестат политической зрелости татарской школы Россия выдержала блестяще, между тем как на экзамене европейской школы на ту же политическую зрелость, после периода учения одинаковой продолжительности, Императорская Россия жестоко провалилась в 1917 г.
Вот такой взгляд, имеет место быть, не взирая на то, нравится это кому-то или нет. Кому не подходит, пусть ищет то, что ему подходит. А мы продолжим поиск материалов, которые помогают осознать, где допускались ошибки в историческом прошлом, а где и были положительные и поучительные поступки, действия и последствия…
Так постепенно и по возможности следуя основным, общеизвестным периодам и событиям, мы подходим к периоду возрождения именуемому ренессанс. Мы попытаемся разобраться, почему этот период именно так именуется, и возрождение от чего и после чего изволило происходить.
Возрождение (Ренессанс) - (франц. Renaissance), период в культурном и идейном развитии стран Западной и Центральной Европы (в Италии 14 - 16 вв., в других странах конец 15 - 16 вв..), переходный от средневековой культуры к культуре нового времени.
Отличительные черты культуры Возрождения, антифеодальные в своей основе: светский, антклерик. характер, гуманистическое мировоззрение, обращение к культурному наследию античности, как бы "возрождение" его (отсюда название).
Возрождение возникло и ярче всего проявилось в Италии, где уже на рубеже 13-14 веков его провозвестниками выступили поэт Данте, художник Джотто и др.
Творчество деятелей Возрождения проникнуто верой в безграничные возможности человека, его воли и разума, отрицанием католической схоластики и аскетизма (гуманистическая этика итальянцев Лоренцо Валлы, Пико делла Мирандолы и др.).





Пафос утверждения идеала гармонической, раскрепощенной творческой личности, красоты и гармонии действительности, обращение к человеку как к высшему началу бытия, ощущение цельности и стройной закономерности мироздания придают искусству Возрождения большую идейную значительность, величественный героический масштаб.
Идеи Возрождения способствовали разрушению феодально-религиозных представлений и во многом объективно отвечали потребностям зарождавшегося буржуазного общества.
/Из советской энциклопедии/

А вот материал из Википедии — свободной энциклопедии.

Эпоха Возрождения – Общая характеристика

Новая культурная парадигма возникла вследствие кардинальных изменений общественных отношений в Европе.
Рост городов-республик привёл к росту влияния сословий, не участвовавших в феодальных отношениях: мастеровых и ремесленников, торговцев, банкиров. Всем им была чужда иерархическая система ценностей, созданная средневековой, во многом церковной культурой и её аскетичный, смиренный дух. Это привело к появлению гуманизма — общественно-философского движения, рассматривавшего человека, его личность, его свободу, его активную, созидающую деятельность как высшую ценность и критерий оценки общественных институтов.
В городах стали возникать светские центры науки и искусства, деятель-ность которых находилась вне контроля церкви. Новое мировоззрение обратилось к античности, видя в ней пример гуманистических, неаскети-чных отношений. Изобретение в середине XV века книгопечатания сыграло огромную роль в распространении античного наследия и новых взглядов по всей Европе.
Возрождение возникло в Италии, где первые его признаки были заметны ещё в XIII и XIV веках (в деятельности семейства Пизано, Джотто, Орканьи и др.), но где оно твёрдо установилось только с 20-х годов XV века. Во Франции, Германии и других странах это движение началось значительно позже. К концу XV века оно достигло своего наивысшего расцвета. В XVI веке назревает кризис идей Возрождения, следствием чего является возникновение маньеризма и барокко.
Период, как мы видим – не продолжительный, но давший Европе определённую школу – со своими учителями, оценками и наставлениями.




Развитие науки в XIV—XVI веках существенно повлияло на представления людей о мире и месте человека в нем. Великие географические открытия, гелиоцентрическая система мира Николая Коперника изменили представления о размерах Земли и её месте во Вселенной, а работы Парацельса и Везалия, в которых впервые после античности были предприняты попытки изучить строение человека и процессы, происходящие в нем, положили начало научной медицине и анатомии.
Крупные изменения произошли и в общественных науках. В работах Жана Бодена и Никколо Макиавелли исторические и политические процессы впервые стали рассматриваться как результат взаимодействия различных групп людей и их интересов. Тогда же были предприняты попытки разработки «идеального» общественного устройства: «Утопия» Томаса Мора, «Город Солнца» Томмазо Кампанеллы. Благодаря интересу к античности были восстановлены многие античные тексты[источник?], многие гуманисты занимались изучением классической латыни и древнегреческого языка.Успехи естественных наук постепенно привели к мысли о возможности научного, рационального познания мира, взамен религиозному познанию, которому следовало христианство средних веков. Развитие этих идей в дальнейшем позволило Фрэнсису Бэкону и Рене Декарту сформировать основополагающие принципы науки нового времени.
Поскольку Фёдор выдвигает на рассмотрение свою идею, по обустройству человеческого общества, то ему интересны любые идеи, наполненные философским смыслом и предполагающие новые решения, взгляды и пути по совершенствованию человеческих взаимоотношений.
В работах Жана Бодена и Никколо Макиавелли исторические и полити-ческие процессы впервые стали рассматриваться как результат взаимо-действия различных групп людей и их интересов.
Из биографии Жана Бодена.
Многие знаменитые люди имеют очень непростую биографию. Жан Боден , очевидно , принадлежит к их числу. Он родился в 1530 году во французском городе Анжере. Происхождение его утонуло во мраке средневековья : о его отце нам не известно ничего; мать , кажется , была еврейкой , эмигрировавшей во Францию из Испании из-за религиозных преследований. Этот факт , видимо , сыграл большую роль в формировании мировоззрения философа. Боден получил юридическое образование в Тулузе заслужил ученую степень , некоторое время преподавал в университете , и хотя лекции его заканчивались под аплодисменты , должность профессора он так и не получил. Вероятно , именно неудача в карьере профессора привела его в 1561 году в Париж , где он попытал свои силы на адвокатском поприще.






1566 год ознаменовался выходом в свет его первой знаменитой книги 'Метод облегченного изучения истории'. ('Methodus ad facilem historarum cognitionem') Эта книга стала популярна во всей Европе , выдержав несколько иданий. Правда следует заметить , что ее содержание не вполне соответствовало интригующему названию.
В том же году Боден сделал доклад королю Карлу IX о причинах инфляции во Франции. По мнению Бодена инфляцию вызвало наводнившее страну золото и особенно серебро , ввозимые из Америки. Жан Боден был сторонником количественной теории денег , которая в измененном виде сохранилась и до наших дней. Через два года этот доклад был опубликован под другим названием.
В 1572 году Жан Боден едва не пострадал во время Варфоломеевской ночи. Неизвестно , что его спасло. Возможно , не удалось определить , к какой вере Боден принадлежит. Этот вопрос мучает ученых по сей день. Так , историки с родины Бодена , из Анжера - это течение получило название анжевизм - считает , что Боден всю свою жизнь был католиком. Однако , известна его связь с Орденом кармелитов , который хоть и был одобрен папой, но все же стоял несколько особняком. Кроме этого в ранний период своей жизни он был очень привязан к иудаизму. Боден считался большим специалистом в области толкования священных еврейских книг. Вероятно , своей привязанностью к этой религии он обязан матери-еврейке. Позже Боден стал все более склоняться к кальвинизму , а в конце жизни он перешел на сторону Священной Лиги - организации французских католиков , созданной в 1576 году (союз заключен в замке Жуанвиль) и направленной против гугенотов. Этот темный период биографии Жана Бодена исследователи толкуют весьма различным образом. Одни говорят , что произошла 'измена принципам терпимости'. Другие , как З.Издебски говорят , что 'все происходило во время террора , и многие крупные чиновники переходили к Лиге под давлением'. Третьи же уверены , что на самом деле Боден все время был истинным католиком.
1576 год стал одним из наиболее важных в жизни Бодена. Во-первых , в этом году он стал королевским адвокатом в Лионе. Тогда же вышло и главное произведение Бодена - 'Шесть книг о государстве' на французском языке. В 1576 году Боден кроме этого представлял третье сословие на Генеральных штатах в королевской резиденции в Блуа. Требования полного и немедленного запрещения реформистских течений он считал равнозначными объявлению недопустимой войны. А следует напомнить , что XVI век во Франции был веком религиозных войн. Боден предлжил вместо этого напротив выпустить королевский эдикт о веротерпимости. Принятие положительного решения по этому пункту явилось очень




важным , так как не позволило королю принимать крайние и опасные меры. Чего удалось избежать Франции мы можем видеть хотя бы по событиям Варфоломеевской ночи . Следует добавить , что в 1576 году обстановка в стране в целом была даже более напряженной , чем в 1572. Смелое выступление Жана Бодена привело к резкому охлаждения между ним и королем. Еще недавно приглашавшийся на торжественные пиршества ( в качестве человек , с которым король беседовал о политических вопросах) , он подвергся гонениям со стороны королевской власти и был вынужден перейти в католическую веру.
С 1580 по 1583 годы Бодену довелось служить у герцога Алансонского (позже - Анжуйского) Франциска , брата короля Карла. В качестве посла он находился при дворе Елизаветы Английской. Королева Елизавета также высоко оценила его ум и остроумие. Здесь его всегда были рады видеть несмотря на сложные отношения двух держав.
В 1587 году Жан Боден наследовал от своего тестя должность королевского прокурора.
Скончался Боден в очень преклонном возрасте , но не от старости , а от чумы. Это произошло в 1596 году в Лионе. Как замечал позже один из многочисленных врагов Бодена Жак Жийо , Боден умер 'не сказав ни слова об Иисусе Христе'.
Имя Жана Бодена официально не предавалось анафеме , но после того как стало известно о его произведении 'Диалог семерых о религии' (ненапечатанной , но имевшейся в значительном количестве в рукописях) , все заслуги этого философа были надолго забыты.
'Шесть книг о государстве' - главное произведение Жана Бодена.
Это самый главный труд Бодена , и говоря о его философии , очень часто подразумевают лишь один этот многотомник. Он произвел по истине революцию в обществе. После перевода в 1580 году на латынь , он стал чрезвычайно популярен во всей Европе. Даже королева Елизавета Английская в бытность Бодена послом Франции в Англии много обсуждала с ним проблемы , затронутые в этой книге. 'Сочинения Бодена и по-французски и по-латыни выходили неоднократно, заняв видное место в истории общественной мысли. В конце XVI - начале XVII в. оно появилось на итальянском, испанском, немецком и английском языках.'
 Жан Боден - хороший автор нашего времени , наделенный гораздо большим рассудком , чем толпа писак его века , и он заслуживает , чтобы его ценили и уважали'- писал Мишель Монтень.
В труде 'Шесть книг о государстве' Жан Боден рассматривал происхождение государства, его связь с правовыми нормами, классифицировал эти нормы по происхождению. Важную часть работы составляли исследования по устройству управления как центрального, так




и на местах. При этом он ссылался не только на исторические источники, но и работы Платона('Государство'), Ксенофонта ('Киропедия'), Цицерона, Макиавелли, Мора('Утопия...'). В огромном количестве использовались античные и особенно средневековые работы по толкованию римского права.
       Мировоззрение Жана Бодена

«Государство есть осуществление суверенной властью справедливого управления многими семьями и тем , что находится в их общем владении»- писал Боден. «Как судно - лишь бесформенный кусок дерева , если лишить его всех форм , таких , как борт , нос корабля , корма , штурвал , так и Государство - ничто без той суверенной власти , которая скрепляет всех их членов и позволяет всем семействам и позволяет всем семействам и коллегиям стать единым телом. Если продолжить уподобление судну, то как оно может быть частично покалечено или полностью уничтожено, так и народ , хотя и со своей территорией может быть разметан по всему миру , и даже полностью истреблен; в действительности не население формирует государство , но союз народа под одной единственной суверенной властью. В общем, суверенитет - истинный фундамент, основа, на которую опирается вся структура Государства, и от нее зависят все судебные ведомства, законы и распоряжения; оно является единственным обязательством, которое связывает семейства, тела,коллегии, частные лица в единственное совершенное тело, именно которое и называется Государство.»
Вот мы встречаемся с очередной попыткой охарактеризовать – что же такое совместное( коллективное), объединённое проживание и взаимодействие сограждан – в рамках государственного сообщества.
Пример Боденом проецируется на корабельную конструкцию, и применяется понятие – «стать единым телом».
К стати в Новом Завете апостол Павел так же затрагивал вопрос о Теле и к нему относящихся членах:

1 Итак умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего,
 2 и не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная.
       3 По данной мне благодати, всякому из вас говорю: не думайте о себе более, нежели должно думать; но думайте скромно, по мере веры, какую каждому Бог уделил.
       



4 Ибо, как в одном теле у нас много членов, но не у всех членов одно и то же дело,
       5 так мы, многие, составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены.
6 И как, по данной нам благодати, имеем различные дарования, то, имеешь ли пророчество, пророчествуй по мере веры;
       7 имеешь ли служение, пребывай в служении; учитель ли, -- в Учении
       8 увещатель ли, увещевай; раздаватель ли, раздавай в простоте; начальник ли, начальствуй с усердием; благотворитель ли, благотвори с радушием.
       9 Любовь да будет непритворна; отвращайтесь зла,
прилепляйтесь к добру;
       10 будьте братолюбивы друг к другу с нежностью; в почтительности друг друга предупреждайте;
       11 в усердии не ослабевайте; духом пламенейте; Господу служите;
       12 утешайтесь надеждою; в скорби будьте терпеливы, в молитве постоянны; и. т. д…

Неотъемлемым свойством государства является суверенитет. Суверенитет - это право суверена управлять делами государства независимо от каких-либо прочих субъектов. Суверен - носитель суверенитета. Сувереном может быть и один человек, и коллегия, и целая нация, или совокупность граждан государства.

Вот мы добрались до нового и интересного понятия суверенитет, вокруг которого сразу же начинается путаница. С первой же строчки говорится – без суверенитета не может и быть и государства. Далее – суверенитет, даёт право суверену управлять независимо от прочих субъектов. Вопрос – кто такой суверен? Ответ возвращается к началу – это тот, кто получил право от суверенитета. А что же такое суверенитет? Это право взятое сувереном, для управления делами в государстве, независимо…. Далее ещё интересней –
Сувереном может быть и один человек, и коллегия, и целая нация, или совокупность граждан государства.
И вот тут, простому человеку без пол литры не разобраться, а бюрократу это на руку – поди доказывай, что мы тут не верно правим государством, пусть сегодня правит монарх, завтра парламент, а после завтра народ пусть даже референдумами правит обществом. Как хочешь, а мы есть государство. А если вы спросите, но ведь суверен имеет право управлять независимо от прочих субъектов? Вам скажут – мы и так можем, будете много задавать вопросов, то мы тут без таких субъектов неплохо обойдёмся. Именно так всё и происходило, поэтому и понравилось так




политикам это дорогое слово.
А ведь всё гораздо проще на самом деле, ведь суверенитет – это есть ничто иное, как ИДЕЯ. И носителем идеи действительно может быть и один человек, если он умней остальных, умных может быть и коллегия и так далее, до целой нации или совокупность граждан государства.
Суверенитет обладает по Бодену пятью свойствами :

1) Суверенитет един и неделим - он не может быть разделен между королем и народом , несколькими различными организациями, и не может поочередно осуществляться ими.
2) Суверенная власть постоянна - ее нельзя передать на время или на других условиях какому-либо лицу.
3) Суверенная власть неограниченна и надзаконна - ни один человеческий закон не может ограничивать суверенитет.
4) Суверенная власть подчиняется только божественным и естественным законам , но не религиозным догмам.
5) Суверенитет может принадлежать либо одному человеку , либо меньшенству населения страны , либо всем дееспособным людям. Но ни в коем случае не допустимо посягательство на суверенитет со стороны папского престола.
А вот что сегодня – подразумевают под словом суверенитет:
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
У этого термина существуют и другие значения, см. Независимость.
Суверените;т (государственный) (фр. souverainet; — верховная власть) — это неотчуждаемое юридическое качество независимого государства, символизирующее его политико-правовую самостоятельность, высшую ответственность и ценность как первичного субъекта международного права; необходимое для исключительного верховенства государственной власти и предполагающее неподчинение власти другого государства; возникающее или исчезающее в силу добровольного изменения статуса независимого государства как цельного социального организма; обусловленное правовым равенством независимых государств и лежащее в основе современного международного права.
Моисеев А.А. Суверенитет государства в современном ми-ре.Международно-правовые аспекты. – М., "Научная книга", 2006. 246 с.
Иными словами, суверенитет означает, что все правила на территории данного государства устанавливаются им самим, и только им самим. Государство без суверенитета является не государством, а колонией либо составной частью другого государства.
Носителем суверенитета (сувереном) может быть или народ,




осуществляющий свою суверенную власть через выборное представитель-ство и главу государства (президента республики или монарха в конституционных монархиях) или монарх-самодержец в силу «божественного права и завоевания».
Понятие было введено французским юристом XVI в. Жаном Бодэном и первоначально сохраняло связь с феодальным правом, обозначая прежде всего власть верховного сюзерена в противоположность власти вассальных правителей. Однако Вестфальский мир 1648 года признал суверенные права за всеми европейскими государствами (включая вассалов Священной Римской Империи), таким образом положив начало современной системе, в которой суверенитет предполагается необходимым атрибутом любого государства. В последнее время, однако, все громче говорится о «размывании» понятия национального суверенитета, связанном с процессом глобализации и усиления взаимных связей и взаимозависимости между государствами, что ведёт, с одной стороны, к усилению роли наднациональных органов, которым государства частично делегируют свои суверенные права (пример — Европейский Союз), с другой — к признанию ряда проблем (например, права человека) выходящими за рамки исключительного ведения отдельных государств и
подлежащими международному регулированию (принцип «нарушения прав человека не являются внутренним делом»).
С государственным суверенитетом не следует смешивать понятие народного суверенитета, предполагающее, что народ, выражающий свою волю через выборы, референдумы и т. п., является высшей властью и источником всякой власти в государстве. Доктрина народного суверенитета возникла в XVIII в. в противоположность средневековой доктрине «божественного права», предполагавшей носителем суверенитета монарха, получившего свою власть непосредственно от бога; в настоящее время она являлется практически общепринятой, при этом не только в демократических государствах, но и в государствах с тоталитарной формой правления, также апеллирующих для своей легитимации к «воле народа».
«. в противоположность средневековой доктрине «божест-венного права», предполагавшей носителем суверенитета монарха, получившего свою власть непосредственно от бога;»
Сегодня удалились от Идеи Творца и от идеи Бодена, обозначив так — это неотчуждаемое юридическое качество независимого государства, символизирующее его политико-правовую




самостоятельность, (хотя Боден говорил: 3) Суверенная власть неограниченна и надзаконна - ни один человеческий закон не может ограничивать суверенитет.(Идею – по Фёдору). Сегодня во многих государствах нет национальной идеи, а значит и нет суверена - наделённого идеей подчинения только божественным и естественным законам. Об этом совершенно молчат и церковь и государство. Но есть государства, которые смутно осознают на уровне подсознания и направляют свои стопы в этом направлении (Евро Союз), но всё же более сообразуясь прежде с экономической целесообразностью.
Теперь коснёмся второго значения суверенитета - Независимость

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Независимость — самостоятельность, отсутствие подчинённо-сти, суверенитет. С политической точки зрения, независимость характеризует различные принципы и институты конституционного права: суверенитет, разделение властей, правовой статус личности, статус судей. В истории известны случаи борьбы зарождающихся наций за свою независимость, например, Война за независимость США (1775—1783), вместе с тем известны и случаи постепенного обретения независимости, как в случае независимости Канады от Великобритании.
       Объявление независимости может сопровождаться выпуском декларации о независимости.
На 14 стр. этой книги, Фёдор касался вопросов свободы и независимости, и напомнит коротко – зависимость имеется всегда и у всех, но зависимость бывает приятная(это подразумевает свободу) и неприятная, что и обнаруживает негативную зависимость…
Жан Боден выделял три способа происхождения государства. Первый - обычный. Семья постепенно превращается в род. Затем старейшины получают власть по неписаным законам, наконец это фиксируется "на бумаге». Таким способом происходили государства в эпоху зарождения Древнего Мира и варварские государства на рубеже Древнего Мира и Средних веков.
Следующий способ - общественный договор. Это идеальный способ. Так обычно из слабых родов складываются могущественные королевства и империи. Так появлялись новые государства в расцвет Древнего Мира (в Греции и в момент образования единого Римского государства, а также и в других случаях), а также в средний период Средних Веков.
Наконец, третий способ - это распад крупных государств. Он характерен для последнего периода Древнего Мира и для средневековой раздробленно-сти.



По этому поводу Боден пишет. «Но и те и другие государства учреждаются по принуждению сильнейших или же в результате согласия одних людей добровольно передать в подчинение других людей всю свою свободу целиком, с тем, чтобы эти последние ею распоряжались, опираясь на суверенную власть, либо безо всяких законов, либо на основе определенных законов и на определенных условиях».
Что касается личных пристрастий Бодена, то он считал лучшим государственным устройством абсолютную монархию. Она обеспечивает выполнение воли монарха в любом случае кроме тех , которые противоречат естественным или божественным законам.
Ограниченная монархия или аристократия приводят к тому , что суверенитет более не сосредотачивается в одном лице. В результате работа такого государства будет менее эффективна. Аристократия подвержена постоянным раздорам партий и борьбе честолюбий , она не сможет справиться с мятежами , если их поднимет народ , отстраненный от власти.
Демократия - худший способ осуществления суверенитета. Народ в целом не способен прийти к правильным решениям и иметь здравые суждения.
Очень верное замечание Бодена – если мы заглянем в многоклеточный организм, то там клетки демократически референдумами ничего не решают. Там всё решает группа клеток – именуемая мозгом. Но мозг не принимает решения не сообразуясь с настроением и с фактическим состоянием всех зависящих от него и взаимосвязанных с ним клеток – объединённых в единый организм.
Труд 'Шесть книг о Государстве' стал одним из величайшихз памятников философской и социально-политической мысли эпохи Возрождения. При этом было бы ошибочным считать, что теперь этот памятник потерял для нас научное значение. Как ни странно, но более, чем за четыре века концепция суверенитета почти не изменилась. До сих пор человечество не сумело придумать ничего принципиально нового в этой области. Попытки создания государств, противоречащих принципам, провозглашенным Боденом, привели к неудаче. Капиталистическая система проявила свою живучесть, ведь нельзя забывать, что 80 лет назад она находилась на грани катастрофы.
Рядом с Жаном Боденом стоит имя и Никколо Макиавелли:
Никколо Макиавелли родился в Сан Каскиано в Вал ди Песе деревне рядом с городом — государством Флоренция, Италия, в 1469, и был вторым сыном Бернардо ди Николо Макиавелли (1426—-1500), адвоката, и Бартоломмеа ди Стефано Нели. Его образование дало ему полное знание латинской и итальянской классики. Макиавелли родился в шумную эру, в которую Римский папа мог вести армии, и богатые города — государства




Италии падали один за другим в руки иностранной Франции, Испании и Священной Римской империи. Это было время постоянной перемены союзов, наемников, переходивших на сторону соперников без предупреждения, когда власть, просуществовав несколько недель, рушилась и сменялась новой. Возможно, наиболее значительно в течение этого беспорядочного переворота было Падение Рима (1527). Богатые города, типа Флоренции и Генуи перенесли примерно то же, что и Рим двенадцать столетий назад, когда он был сожжен германской армией.
Макиавелли появился на государственной службе как клерк и посол в 1494. В тот же самый год Флоренция восстановила Республику и удалила семью Медичи, правителей города в течение почти шестидесяти лет.
Маккиавелли был помещен в Совет, ответственный за дипломатические переговоры и военные дела. Между 1499 и 1512 он предпринял множество дипломатических миссий ко двору Людовика XII во Франции, Фердинанда II, и к Папскому двору в Риме. C 1502 до 1503 он был свидетелем эффективных градоустроительных методов солдата-церковника Чезаре Борджиа, чрезвычайно способного военачальника и государственного деятеля, целью которого в то время было расширение его владений в центральной Италии. Главными его орудиями были смелость, благоразумие, уверенность в своих силах, твердость, а подчас и жестокость.
В 1503—1506 гг, Макиавелли был ответственен за флорентийскую милицию, включая защиту города. Он не доверял наемникам (позиция, разъясненная подробно в «Рассуждениях о первой декаде Тита Ливия» и в «Государе») и предпочитал ополчение, сформированное из граждан. В августе 1512 после запутанного ряда сражений, соглашений и союзов Медичи с помощью Папы римского Юлия II восстановили власть во Флоренции и республика была отменена. Макиавелли, игравший существенную роль в правительстве республики, оказался в опале, в 1513 он был обвинен в заговоре и арестован. Несмотря ни на что, он отвергал свою причастность и был в конечном счете освобожден. Он удалился в свое поместье в Sant'Andrea в Percussina около Флоренции и начал писать трактаты, которые и обеспечили ему место в истории политической философии. Макиавелли умер в Сан-Кашьяно, в нескольких километрах от Флоренции, в 1527. Местонахождение его могилы неизвестно; однако кенотаф в его честь находится в Церкви Санта-Кроче во Флоренции.В работах «Государь» и «Рассуждения на первую декаду Тита Ливия» он рассматривает государство как политическое состояние общества: отношение властвующих и подвластных, наличие соответствующим образом устроенной, организованной политической власти, учреждений, законов. Он называет политику «опытной наукой», которая разъясняет прошлое, руководит настоящим и способна прогнозировать будущее.


Он считал, что в основе политического поведения лежат выгода и сила, в политике следует опираться на силу, а не на мораль, которой можно и пренебречь при наличии благой цели.
Макиавелли поддерживал идею объединения Италии в единое государство, считая, что в этом деле "цель оправдывает
средство". Многие неправильно понимают эту фразу, потому что она вырвана из текста.
Существуют два способа действия для достижения целей: путь закона и путь насилия. Первый способ — способ человеческий, второй — диких животных. Государи должны уметь пользоваться обоими способами.
Макиавелли освобождает политику от принципов морали. Известно, что именем Макиавелли («макиавеллизм») называется политика, основанная на культе грубой силы, пренебрежении нормами морали. Самоуверенность, смелость и гибкость — вот от чего зависит успех политики, по мнению Макиавелли. При рассмотрении форм государственного устройства он отдает предпочтение республике, а не монархии. Единовластие необходимо при создании и реформировании государств, а республиканское правление является лучшим для поддержания государственной власти.
Рассматривая политику применительно к конкретному обществу, Макиавелли отмечает большое влияние на нее – борьбы противоположных классов: простого народа и элиты, имущих и неимущих. Из соотношения борющихся в обществе сил он выводит и конкретные формы государства. Он предпочитает умеренную республику или «смешанную форму государства», в которой сочетаются демократический, " аристократиче-ский и монархический элементы власти.
Фёдор ознакомившись с этим известным гражданином исторического прошлого пришёл к выводу, что слепота умственная – есть порок предопределяющий настоящее и естественно будущее. Так как настоящее – это посевная (поступки – семена), а будущее – приносит плоды, которыми пользуются иные поколения. Этот «философ» пытался что-то понять, но понял не больше, чем те, кто привёл Римскую империю к краху – замешенному на страданиях и кровавых войнах подаренных различным народам. Фёдор задаёт вопрос – ради чего? Или во имя чего? Ответ прост – во имя собственного ЭГО. Но это большое эго – развалилось, и вынуждено сегодня считаться с окружающим миром.
 

       Вы не практичны – уроды и глупцы,
       когда моралью вытирая ноги,
       в чём благородней вы – гиены и овцы?
       Так и оставят вас – топтаться на пороге…

       

       Вы давний тормоз,
  но гипер – политичны.
       
       Вы мерзко-скользкие,
  и глубоко – античны.
       Вы тупо-острые,
  и воздух прорезая,
       не видя душ, их губите – терзая.

       Вам кажется, что вы,
  нашли своё значенье.
       Провозгласив, законно –
       народу попеченье,
       и даже усмотрели –
       прямое развлеченье…
       Зачем вести народ,
  во имя отреченья?

       И знаю точно,
  что идя за вами,
       всё как обычно,
       закончится слезами.

       Я не верю в систему,
  а она в меня верит.
       Кто же прав – только время,
        достойно проверит.

Ну что ж давайте заглянем в размышления Никколо Макиавелли:
В работе «Государь» имеется -
 СОДЕРЖАНИЕ
Глава I. Скольких видов бывают государства и как они приобретаются.
Глава II. О наследственном единовластии.
Глава III. О смешанных государствах.
Глава IV. Почему царство Дария, завоеванное Александром, не восстало против преемников Александра после его смерти
Глава V. Как управлять городами или государствами, которые, до того как были завоеваны, жили по своим законам
Глава VI. О новых государствах, приобретаемых собственным оружием или доблестью.
Глава VII. О новых государствах, приобретаемых чужим оружием или милостью судьбы.


Глава VIII. О тех, кто приобретает власть злодеяниями
Глава IX. О гражданском единовластии
Глава X. Как следует измерять силы всех государств
Глава XI. О церковных государствах
Глава XII. О том, сколько бывает видов войск, и о наемных солдатах
Глава XIII. О войсках союзнических, смешанных и собственных
Глава XIV. Как государь должен поступать касательно военного дела
Глава XV. О том, за что людей, в особенности государей, восхваляют или порицают.
Глава XVI. О щедрости и бережливости.
Глава XVII. О жестокости и милосердии и о том, что лучше: внушать любовь или страх.
Глава XVIII. О том, как государи должны держать слово.
Глава XIX. О том, каким образом избежать ненависти и презрения.
Глава XX. О том, полезны ли крепости, и многое другое, что постоянно применяют государи.
Глава XXI. Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали.
Глава XXII. О советниках государей.
Глава XXIII. Как избежать льстецов.
Глава XXIV. Почему государи Италии лишились своих государств.
Глава XXV. Какова власть судьбы над делами людей и как можно ей противостоять.
Глава XXVI. Призыв овладеть Италией и освободить ее из рук варваров.

Кому интересно – пусть достанет и почитает(в Интернете).Федор, открывая
Главу XI. О церковных государствах – вот что обнаружил(с начала):

Нам остается рассмотреть церковные государства, о которых можно сказать, что овладеть ими трудно, ибо для этого требуется доблесть или милость судьбы, а удержать легко, ибо для этого не требуется ни того, ни другого. Государства эти опираются на освященные религией устои, столь мощные, что они поддерживают государей у власти, независимо от того, как те живут и поступают. Только там государи имеют власть, но ее не отстаивают, имеют подданных, но ими не управляют; и однако же, на власть их никто не покушается, а подданные их не тяготятся своим положением и не хотят, да и не могут от них отпасть. Так что лишь эти государи неизменно пребывают в благополучии и счастье.
Но так как государства эти направляемы причинами высшего порядка, до которых ум человеческий не досягает, то говорить о них я не буду; лишь самонадеянный и дерзкий человек мог бы взяться рассуждать о том, что возвеличено и хранимо Богом.



Однако же меня могут спросить, каким образом Церковь достигла такого могущества, что ее боится король Франции, что ей удалось изгнать его из Италии и разгромить венецианцев, тогда как раньше с ее светской властью не считались даже мелкие владетели и бароны, не говоря уж о крупных государствах Италии. Если меня спросят об этом, то, хотя все эти события хорошо известны, я сочту нелишним напомнить, как было дело…
Из этого отрывка видно, что Макиавелли не берётся рассуждать о Божьем предназначении религии и её влиянии, но размышляет о судьбах народов, в том ключе – в котором следует их завоевывать, покорять и ими править.
 Вот полностью небольшая глава:
ГЛАВА XXIV

ПОЧЕМУ ГОСУДАРИ ИТАЛИИ ЛИШИЛИСЬ СВОИХ ГОСУДАРСТВ
Если новый государь разумно следует названным правилам, он скоро утвердится в государстве и почувствует себя в нем прочнее и увереннее, чем если бы получил власть по наследству. Ибо новый государь вызывает большее любопытство, чем наследный правитель, и если действия его исполнены доблести, они куда больше захватывают и привлекают людей, чем древность рода. Ведь люди гораздо больше заняты сегодняшним днем, чем вчерашним, и если в настоящем обретают благо, то довольствуются им и не ищут другого; более того, они горой станут за нового государя, если сам он будет действовать надлежащим образом. И двойную славу стяжает тот, кто создаст государство и укрепит его хорошими законами, хорошими союзниками, хорошим войском и добрыми примерами; так же как двойным позором покроет себя тот, кто, будучи рожден государем, по неразумию лишится власти. Если мы обратимся к тем государям Италии, которые утратили власть, таким, как король Неаполитанский, герцог Миланский и другие, то мы увидим, что наиболее уязвимым их местом было войско, чему причины подробно изложены выше. Кроме того, некоторые из них либо враждовали с народом, либо, расположив к себе народ, не умели обезопасить себя со стороны знати. Ибо там, где нет подобных изъянов, государь не может утратить власть, если имеет достаточно сил,
 чтобы выставить войско. Филипп Македонский, не отец Александра Великого, а тот, что был разбит Титом Квинцием, имел небольшое государство по сравнению с теми великими, что на него напали,-- Римом и Грецией, но, будучи воином, а также умея расположить к себе народ и обезопасить себя от знати, он выдержал многолетнюю войну против римлян и греков и хотя потерял под конец несколько городов, зато сохранил за собой царство.
Так что пусть те из наших государей, кто, властвуя много лет, лишился




своих государств, пеняют не на судьбу, а на собственную нерадивость. В спокойное время они не предусмотрели возможных бед -- по общему всем людям недостатку в затишье не думать о буре, -- когда же настали тяжелые времена, они предпочли бежать, а не обороняться, понадеявшись на то, что подданные, раздраженные бесчинством победителей, призовут их обратно. Если нет другого выхода, хорош и такой, плохо лишь отказываться ради него от всех прочих точно так же, как не стоит падать, полагаясь на то, что тебя поднимут. Даже если тебя и выручат из беды, это небезопасно для тебя, так как ты окажешься в положении зависимом и унизительном. А только те способы защиты хороши, основательны и надежны, которые зависят от тебя самого и от твоей доблести.
А вот ниже, бкдет последняя глава из этой книги посвящённой Николо Макиавелли -- его светлости Лоренцо де и Медичи. Из этой главы видно – к чему пришла «Великая Римская империя», но самое интересное, что Макиавелли настолько глуп, что верит в возрождение былого величия. При этом называя остальной мир – варварами, и явно подбивает на новые беды и правителя, и сограждан.
Фёдор предлагает вставить свои стихотворные строки, которые актуальны и сегодня, а произрастают они из мировоззрения, которое не утратило своих коренных нитей и сегодня:

       Мне не важно,
  кем ты был,
       я смотрю,
  кто ты – есть.
       Мне не важно,
  что забыл ты,
       я смотрю, и
  вижу – спесь.
       Мне не важно,
  что ты знаешь,
       я смотрю, и
  вижу – месть.
       Мне не важно,
  что ты любишь,
       я смотрю, и
  вижу – бесь.
       
       





ПРИЗЫВ ОВЛАДЕТЬ ИТАЛИЕЙ И ОСВОБОДИТЬ ЕЕ ИЗ РУК ВАРВАРОВ - / ГЛАВА XXVI/

Обдумывая все сказанное и размышляя наедине с собой, на-стало ли для Италии время чествовать нового государя и есть ли в ней материал, которым мог бы воспользоваться мудрый и доблестный человек, чтобы придать ему форму-- во славу себе и на благо отечества,-- я заключаю, что столь многое благоприятствует появлению нового государя, что едва ли какое-либо другое время подошло бы для этого больше, чем наше. Как некогда народу Израиля надлежало пребывать в рабстве у египтян, дабы Моисей явил свою доблесть, персам -- в угнетении у мидийцев, дабы Кир обнаружил величие своего духа, афинянам -- в разобщении, дабы Тезей совершил свой подвиг, так и теперь, дабы обнаружила себя доблесть италийского духа, Италии надлежало дойти до нынешнего ее позора: до большего рабства, чем евреи; до большего унижения, чем персы; до большего разобщения, чем афиняне: нет в ней ни главы, ни порядка; она разгромлена, разорена, истерзана, растоптана, повержена в прах. Были мгновения, когда казалось, что перед нами тот, кого Бог назначил стать избавителем Италии, но немилость судьбы настигала его на подступах к цели. Италия же, теряя последние силы, ожидает того, кто исцелит ей раны, спасет от разграбления Ломбардию, от поборов -- Неаполитанское королевство и Тоскану, кто уврачует ее гноящиеся язвы. Как молит она Бога о ниспослании ей того, кто избавит ее от жестокости и насилия варваров! Как полна она рвения и готовности стать под общее знамя, если бы только нашлось, кому его понести!
И самые большие надежды возлагает она ныне на ваш славный дом, каковой, благодаря доблести и милости судьбы, покровительству Бога и Церкви, глава коей принадлежит к вашему дому, мог бы принять на себя дело освобождения Италии. Оно окажется не столь уж трудным, если вы примете за образец жизнь и деяния названных выше мужей. Как бы ни были редки и достойны удивления подобные люди, все же они -- люди, и каждому из них выпал случай не столь благоприятный, как этот. Ибо дело их не было более правым, или более простым, или более угодным Богу. Здесь дело поистине правое,-- "lustum enim est bellum quibus necessarium, et pia arma ibi nulla nisi in armis spes est". [Ибо та война справедлива, которая необходима, и то оружие священно, на которое единственная надежда (лат.)].
Здесь условия поистине благоприятны, а где благоприятны условия, там трудности отступают, особенно если следовать примеру тех мужей, которые названы мною выше. Нам явлены необычайные, беспримерные



знамения Божии: море расступилось, скала источала воду, манна небесная выпала на землю: все совпало, пророча величие вашему дому. Остальное надлежит сделать вам. Бог не все исполняет сам, дабы не лишить нас свободной воли и причитающейся нам части славы. Не удивительно, что ни один из названных выше итальянцев не достиг цели, которой, как можно надеяться достигнет ваш прославленный дом, и что при множестве переворотов и военных действий в Италии боевая доблесть в ней как будто угасла. Объясняется это тем, что старые ее порядки нехороши, а лучших никто не сумел ввести. Между тем ничто так не прославляет государя, как введение новых законов и установле-ний. Когда они прочно утверждены и отмечены величием, государю воздают за них почестями и славой; в Италии же достаточно материала, которому можно придать любую форму. Велика доблесть в каждом из ее сынов, но, увы, мало ее в предводителях. Взгляните на поединки и небольшие схватки: как выделяются итальянцы ловкостью, находчивостью, силой. Но в сражениях они как будто теряют все эти качества. Виной же всему слабость военачальников: если кто и знает дело, то его не слушают, и хотя знающим объявляет себя каждый, до сих пор не нашлось никого, кто бы так отличился доблестью и удачей, чтобы перед ним склонились все остальные. Поэтому за прошедшие двадцать лет во всех войнах, какие были за это время, войска, составленные из одних итальянцев, всегда терпели неудачу, чему свидетели прежде всего Таро, затем Алессандрия, Капуя, Генуя, Вайла, Болонья и Местри.
Если ваш славный дом пожелает следовать по стопам величайших мужей, ставших избавителями отечества, то первым делом он должен создать собственное войско, без которого всякое предприятие лишено настоящей основы, ибо он не будет иметь ни более верных, ни более храбрых, ни лучших солдат. Но как бы ни был хорош каждый из них в отдельности, вместе они окажутся еще лучше, если во главе войска увидят своего государя, который чтит их и отличает. Такое войско поистине необходимо, для того чтобы италийская доблесть могла отразить вторжение иноземцев. Правда, испанская и швейцарская пехота считается грозной, однако же в той и другой имеются недостатки, так что иначе устроенное войско могло бы не только выстоять против них, но даже их превзойти. Ибо испанцы отступают перед конницей, а швейцарцев может устрашить пехота, если окажется не менее упорной в бою. Мы уже не раз убеждались и еще убедимся в том, что испанцы отступали перед французской кавалерией, а швейцарцы терпели поражение от испанской пехоты. Последнего нам еще не приходилось наблюдать в полной мере, но дело шло к тому в сражении при Равенне



-- когда испанская пехота встретилась с немецкими отрядами, устроенными наподобие швейцарских. Ловким испанцам удалось пробраться, прикрываясь маленькими щитами, под копья и, находясь в безопасности, разить неприятеля так, что тот ничего не мог с ними поделать, и если бы на испанцев не налетела конница, они добили бы неприятельскую пехоту. Таким образом, изучив недостатки того и другого войска, нужно построить новое, которое могло бы устоять перед конницей и не боялось бы чужой пехоты, что достигается как новым родом оружия, так и новым устройством войска. И все это относится к таким нововведениям, которые более всего доставляют славу и величие новому государю. Итак, нельзя упустить этот случай: пусть после стольких лет ожидания Италия увидит наконец своего избавителя. Не могу выразить словами, с какой любовью приняли бы его жители, пострадавшие от иноземных вторжений, с какой жаждой мщения, с какой неколебимой верой, с какими слезами! Какие двери закрылись бы перед ним? Кто отказал бы ему в повиновении? Чья зависть преградила бы ему путь? Какой итальянец не воздал бы ему почестей? Каждый ощущает, как смердит господство варваров. Так пусть же ваш славный дом примет на себя этот долг с тем мужеством и той надеждой, с какой вершатся правые дела, дабы под сенью его знамени возвеличилось наше отечество и под его водительством сбылось сказанное Петраркой:
 Доблесть ополчится на неистовство,
И краток будет бой,
Ибо не умерла еще доблесть
В итальянском сердце.

Не правда ли несколько комедийно выглядит сквозь призму времени…?
Вторая работа Макиавелли «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия» более глубокая и обстоятельная и он её начинает так:
Хотя по причине завистливой природы человеческой открытие новых политических обычаев и порядков всегда было не менее опасно, чем поиски неведомых земель и морей, ибо люди склонны скорее хулить, нежели хвалить поступки других, я, тем не менее, побуждаемый естественным и всегда мне присущим стремлением делать, невзирая на последствия, то, что, по моему убеждению, способствует общему благу, твердо решил идти непроторенной дорогой, каковая, доставят мне докуки и трудности, принесет мне также и награду от тех, кто благосклонно следил за этими моими трудами. И если из-за скудости ума, недостаточной искушенности в событиях нынешних и слабого знания событий древних попытка моя окажется безуспешной и не слишком полезной, она всё-таки откроет




путь кому-нибудь другому, кто, обладая большею силою духа, большим разумом и рассудком, доведет до конца этот мой замысел; поэтому если я и не удостоюсь за труд мой похвал, то и подвергнуться за него порицанию не должен.
Когда я вспоминаю о том, какие почести воздаются древности и сколь часто, - оставляя сейчас в стороне многие другие примеры, - обломок какой-нибудь античной статуи покупается за огромные деньги, чтобы держать его подле себя, украшать им свой дом и выставлять его в качестве образца для подражания всем тем, кто занимается таким же искусством, и как эти последние затем изо всех сил стараются воспроизвести его во всех своих произведениях; и когда я, с другой стороны, вижу, что доблестнейшие деяния, о которых нам повествует история, совершенные в древних царствах и республиках царями, полководцами, гражданами, законодателями и другими людьми, трудившимися на благо отчизны, в наши дни вызывают скорее восхищение, чем подражание, более того, что всякий их до того сторонится, что от прославленной древней доблести не осталось у нас и следа, - я не могу всему этому не изумляться и вместе с тем не печалиться. Мое изумление и печаль только еще больше возрастают оттого, что я вижу, как при несогласиях, возникающих у людей в гражданской жизни, или при постигающих их болезнях они постоянно обращаются к тем самым решениям и средствам, которые выносились и предписывались древними. Ведь наши гражданские законы являются не чем иным, как судебными решениями, вынесенными древними юристами. Будучи упорядоченными, решения эти служат теперь руководством для наших юристов в их судебной практике. Точно так же и медицина является не чем иным, как опытом древних врачей, на котором основываются нынешние врачи, прописывая свои лекарства. Однако, как только дело доходит до учреждения республик, сохранения государств, управления королевствами, создания армии, ведения войны, осуществления правосудия по отношению к подданным, укрепления власти, то никогда не находится ни государя, ни республики, которые обратились бы к примеру древних. Я убежден, что проистекает это не столько от слабости, до которой довела мир нынешняя религия, или же от того зла, которое причинила многим христианским городам и странам тщеславная праздность, сколько от недостатка подлинного понимания истории, помогающего при чтении сочинений историков получать удовольствие и вместе с тем извлекать из них тот смысл, который они в себе содержат. Именно от этого проистекает то, что весьма многие читающие исторические сочинения с интересом воспринимают разнообразие описываемых в них происшествий, но нимало не помышляют о




подражании им, полагая таковое подражание делом не только трудным, но вовсе невозможным, словно бы небо, солнце, стихии, люди изменили со времен античности свое движение, порядок и силу. Поэтому, желая избавить людей от подобного заблуждения, я счел необходимым написать о всех тех книгах Тита Ливия, которые не разорвала злокозненность времени, все то, что покажется мне необходимым для наилучшего понимания древних и современных событий, дабы те, кто прочтут сии мои разъяснения, смогли бы извлечь из них ту самую пользу, ради которой должно стремиться к познанию истории. Дело это, конечно, не легкое; тем не менее с помощью тех, кто побудил меня взять его на себя, я надеюсь продвинуться в нем так далеко, что преемнику моему останется уже немного дойти до положенной цели.
Фёдор не намерен критиковать и выискивать прорехи. Фёдор возьмёт из его работ то, что нам поможет проанализировать – что было верно, а что нет…
Вот интересное заключение по пересмотру им всей истории Римской империи:
Однако если бы римское государство было более спокойным, это повлекло бы за собой следующее неудобство: оно оказалось бы также более слабым, ибо отрезало бы себе путь к тому величию, которого оно достигло. Таким образом, пожелай Рим уничтожить причины смут, он уничтожил бы и причины, расширившие его границы.
Это было выведено в контексте с тем, что расширяя границы – необходима была огромная армия, а армия имела на руках много оружия, и это оружие зачастую применялось гражданами во внутригосударственных смутах.

Если вглядеться получше, то увидишь, что так бывает во всех делах человеческих: никогда невозможно избавиться от одного неудобства, чтобы вместо него не возникло другое. Поэтому, если ты хочешь сделать народ настолько многочисленным и хорошо вооруженным, чтобы создать великую державу, тебе придется наделить его такими качествами, что ты потом уже не сможешь управлять им по своему усмотрению. Если же ты сохранишь народ малочисленным или безоружным, дабы иметь возможность делать с ним все, что угодно, то когда ты придешь к власти, ты либо не сможешь удержать ее, либо народ твой станет настолько труслив, что ты сделаешься жертвой первого же, кто на тебя нападет. При каждом решении надо смотреть, какой выбор представляет меньше неудобств, и именно его считать наилучшим, ибо никогда не бывает так, чтобы все шло без сучка без задоринки.
 Если бы история римских императоров была как следует рассмотрена, она могла бы послужить хорошим руководством для какого-нибудь государя и показать ему пути славы и позора,




безопасности и вечных опасений за собственную жизнь. Ведь из двадцати шести императоров от Цезаря до Максимилиана шестнадцать были убиты и лишь десять умерли своей смертью.
О РЕЛИГИИ РИМЛЯН
Случилось так, что первым своим устроителем Рим имел Ро-мула и от него, как если бы он был ему сыном, получил жизнь и воспитание. Однако, решив, что порядки, учрежденные Ромулом, не достаточны для столь великой державы, небеса внушили римскому Сенату решение избрать преемником Ромула Нуму Помпилия, дабы он упорядочил все то, что Ромул оставил после себя недоделанным.
Найдя римский народ до крайности диким и желая заставить его подчиняться нормам общественной жизни посредством мирных средств, Нума обратился к религии как к вещи совершенно необходимой для поддержания цивилизованности и так укоренил ее в народе, что потом в течение многих веков не было республики, в которой наблюдалось бы большее благочестие; оно-то и облегчило как римскому Сенату, так и отдельным великим римлянам осуществление всех задумываемых ими предприятий. Всякий, кто рассмотрит бесчисленные действия всего народа Рима в целом, а также отдельных римлян, увидит, что римские граждане гораздо больше страшились нарушить клятву, нежели закон, как те, кто почитают могущество бога превыше могущества людей. Это ясно видно на примере Сципиона и Манлия Торкват.
В самом деле, ни у одного народа не было никогда учредителя чрезвычайных законов, который не прибегал бы к Богу, ибо в противном случае законы их не были бы приняты; ибо много есть благ, познанных человеком рассудительным, которые сами по себе не столь очевидны, чтобы и все прочие люди могли сразу же оценить их достоинства. Вот почему мудрецы, желая устранить подобную трудность, прибегают к богам. Так поступал Солон, и так же поступали многие другие законодатели, преследовавшие те же самые цели, что были у Ликурга и у Солона.
Вот очень неплохая и поучительная глава, на которой мы и прервём знакомство с работой Макиавелли, и пойдём далее к новым мыслителям.
Глава XII
О ТОМ, СКОЛЬ ВАЖНО СЧИТАТЬСЯ С РЕЛИГИЕЙ И КАК, ПРЕНЕБРЕГАЯ ЭТИМ, ПО ВИНЕ РИМСКОЙ ЦЕРКВИ ИТАЛИЯ ПРИШЛА В ПОЛНЫЙ УПАДОК
Государи или республики, желающие остаться неразвращенны-ми, должны прежде всего уберечь от порчи обряды своей религии и непрестанно поддерживать к ним благоговение, ибо не может быть более очевидного признака гибели страны, нежели явное пренебрежение божественным культом. Это легко уразуметь, зная, на чем основана религия, рождающаяся вместе с людьми; ведь жизнь всякой религии поддерживается каким-нибудь ее главным принципом. Жизнь языческой религии держалась на ответах оракулов и на секте прорицателей и гарус-пиков: из этого проистекали все прочие церемонии язычников, их жертвоприношения и их обряды. Ведь нетрудно поверить тому, что бог, который способен предсказать тебе твое грядущее благо или же твое грядущее зло, может также и даровать тебе оные. Отсюда рождались




храмы, отсюда - жертвоприношения, отсюда - молитвы и весь прочий ритуал богопочитания. Вот почему оракул Делоса, храм Юпитера Амона и другие прославленные оракулы преисполняли мир восхищением и благоговением. Когда же впоследствии они начали вещать угодное власть имущим и весь этот обман стал явен народу, люди сделались неверующими и готовыми нарушить любой добрый порядок. Поэтому главам республики или царства надобно сохранять основы поддерживающей их религии. Поступая так, им будет легко сохранить государство свое религиозным, а следовательно, добрым и единым. Им надлежит поощрять и умножать все, что возникает на благо религии, даже если сами они считают явления эти обманом и ложью. И им следует поступать так тем ревностнее, чем более рассудительными людьми они являются и чем более они сильны в познании природы. Именно поэтому, что подобного образа действий придерживались мудрецы, возникла вера в чудеса, которые почитаются всеми религиями, даже ложными. Ведь люди знающие раздувают их, какими бы причинами чудеса сии ни порождались. В Древнем Риме такого рода чудес было предостаточно. Вот одно из них. В то время, как римские солдаты предавали разграблению город вейентов, некоторые из них вошли в храм Юноны и, приблизившись к статуе богини, спросили у нее: После этого какому-то из солдат показалось, будто статуя кивнула, другому же, - что она ответила: <Да>. Ведь будучи людьми глубоко религиозными (согласно Титу Ливию, они вступили в храм чинно, преисполненные почтения и благочестия), солдаты сочли, будто услышали тот самый ответ, каковой, как им представлялось, предполагал их вопрос. Мнение это и суеверие солдат было полностью одобрено и поддержано Камиллом и прочими начальниками города.
Если бы князья христианской республики сохраняли религию в соответствии с предписаниями, установленными ее основателем, то христианские государства и республики были бы гораздо целостнее и намного счастливее, чем они оказались в наше время. Невозможно представить большего свидетельства упадка религии, нежели указание на то, что народ, находящийся ближе всех к римской Церкви, являющейся главой нашей религии, наименее религиозен. Тот, кто рассмотрит основы нашей религии и посмотрит, насколько отличны ее нынешние обычаи от стародавних, первоначальных, придет к выводу, что она, несомненно, близка либо к своей гибели, либо к мучительным испытаниям.
Так как многие придерживаются мнения, будто благо городов Италии проистекает от римской Церкви, я хочу выдвинуть против этого мнения ряд необходимых для меня доводов. Приведу два из них, чрезвычайно сильных и, как мне представляется, неотразимых. Первый: дурные примеры папской курии лишили нашу страну всякого благочестия и всякой религии, что повлекло за собой бесчисленные неудобства и бесконечные беспорядки, ибо там, где существует религия, предполагается всякое благо, там же, где ее нет, надо ждать обратного. Так вот, мы, итальянцы, обязаны Церкви и священникам прежде всего тем, что остались без религии и погрязли во зле.
Но мы обязаны им еще и гораздо большим, и сие - вторая причи на нашей




погибели. Церковь держала и держит нашу страну раздробленной. В самом деле, ни одна страна никогда не бывала единой и счастливой, если она не подчинялась какой-нибудь одной республике или же какому-нибудь одному государю, как то случилось во Франции и в Испании. Причина, почему Италия не достигла того же самого, почему в ней нет ни республики, ни государя, которые бы ею управляли, - одна лишь Церковь. Укоренившись в Италии и присвоив себе светскую власть, римская Церковь не оказалась ни столь сильной, ни столь доблестной, чтобы суметь установить собственную тиранию надо всей Италией и сделаться ее государем; с другой стороны, она не была настолько слаба, чтобы, боясь утратить светскую власть над своими владениями, не быть в состоянии призывать себе на подмогу могущественных союзников, которые защищали бы ее против всякого народа и государства, становящегося в Италии чрезмерно сильным. В давние времена тому бывало немало примеров. Так, при помощи Карла Великого Церковь прогнала лангобардов, бывших чуть ли не королями всей Италии. В наше время она подорвала мощь венецианцев с помощью французов, а потом прогнала французов с помощью швейцарцев. Таким образом, не будучи в силах овладеть всей Италией и не позволяя, чтобы ею овладел кто-нибудь другой, Церковь была виновницей того, что Италия не смогла оказаться под властью одного владыки, но находилась под игом множества господ и государей. Это породило столь великую ее раздробленность и такую ее слабость, что она делалась добычей не

только могущественных варваров, но всякого, кто только ни желал на нее напасть. Всем этим мы, итальянцы, обязаны Церкви, и никому иному. А если кто пожелал бы на опыте проверить истинность вышесказанного, ему следовало бы обладать такой силой, чтобы иметь возможность переселить папскую курию, со всей тою властью, какой она располагает в Италии, на земли швейцарцев, каковые ныне являются единственным народом, живущим на манер древних, касается ли это их религии или же порядков в их армии; он увидел бы, что порочные нравы означенной курии за короткое время внесли бы больший разлад в эту страну, нежели любое другое несчастие, которое могло бы когда-либо выпасть на ее долю.
Но вот обнаруживаются ещё довольно интересные мысли у Макиавелли:

Глава XVI
НАРОД, ПРИВЫКШИЙ ЖИТЬ ПОД ВЛАСТЬЮ ГОСУДАРЯ И БЛАГОДАРЯ СЛУЧАЮ СТАВШИЙ СВОБОДНЫМ, С ТРУДОМ СОХРАНЯЕТ СВОБОДУ
Насколько трудно народу, привыкшему жить под властью государя, сохранить затем свободу, если он благодаря какому-нибудь случаю ее обретет, как обрел ее Рим после изгнания Тарквиниев, показывают многочисленные примеры, содержащиеся в сочинениях древних историков. Трудности эти понятны, ибо подобный народ является не чем иным, как грубым животным, которое мало того что по природе своей свирепо и дико, но вдобавок вскармливалось всегда в загоне и в неволе; будучи случайно выпущенным на вольный луг и не научившись еще ни питаться, ни находить места для укрытия, оно делается добычей первого встречного, который пожелает снова надеть на него ярмо.




То же самое происходит с народом, который, привыкнув жить под властью других, не умея взвешивать ни того, что полезно обществу, ни того, что идет ему во вред, не понимая государей и не будучи понятым ими, вскоре снова склоняет выю под иго, зачастую оказывающееся еще более тяжким, нежели то, которое он только что сбросил. С подобного рода трудностями сталкивается народ, не подвергшийся нравственной порче. Ибо народ, полностью развращенный, не то что малое время, но вообще ни минуты не может жить свободным, как об этом и будет сказано несколько дальше. Теперь мы станем рассуждать о народе, в который развращенность не проникла еще достаточно глубоко и который более добр, чем испорчен.
К вышеназванным трудностям следует добавить еще одну. Она заключается вот в чем: государство, ставшее свободным, создает партию своих врагов, а не партию друзей. Партию его врагов образуют все те, кто извлекал для себя выгоду из тиранического строя, кормясь от щедрот государя. Когда у них отнимается возможность для злоупотреблений, они теряют покой и оказываются вынужденными пытаться восстановить тиранию, дабы вернуть себе власть и влияние. Освободившееся государство не приобретает, как я уже говорил, партии друзей, ибо свободная жизнь предполагает, что почести и награды воздаются за определенные и честные поступки, а просто так никто не получает ни почестей, ни наград; когда же кто-нибудь обладает теми почестями и привилегиями, которые, как ему представляется, он заслужил, он никогда не считает, что чем-то обязан людям, которые его вознаградили.
Кроме того, те общие выгоды, которые проистекают из свободной жизни, никем не сознаются, пока они не отняты; заключаются же они в возможности свободно пользоваться собственным добром, не опасаться за честь жены и детей, не страшиться за свою судьбу; но ведь никто никогда не сочтет себя обязанным тому, кто его не обижает.
Итак, как было выше сказано, свободное, заново созданное госу-дарство приобретает партию врагов и не приобретает партии друзей. И если кто пожелает избавиться от такого рода неудобства и устранить неурядицы, которые несут с собой вышеозначенные трудности, то для него нет более действенного, более надежного, более верного, более необходимого средства, нежели убить сыновей Брута. Они, как свидетельствует история, были вместе с другими римскими юношами подвигнуты на заговор против родины только тем, что не могли пользоваться при консульской власти исключительными привилегиями, доступными им при власти царей. Таким образом, свобода всего римского народа обернулась для них, как им казалось, рабством. Кто берется направлять народные массы по пути свободы или по пути единодержавия и вместе с тем не предпринимает всего необходимого, чтобы обезопасить себя от врагов нового строя, создает недолговечное государство.
И мы имеем возможность заметить и сравнить, что и в то время, и в наше, обнаруживаются негодяи(находящиеся при власти) – которым наплевать на




ВСЁ, кроме собственных шкурных интересов. А это собственно, говорит Фёдор – симптомы государственной болезни, которая проявляется и сегодня, а лечится только справедливостью(лекарство, которое к сожалению в дефиците).

Говорят, что рецепта,
  от зависти нет.
А он – справедливость,
  и Новый Завет.
Ну, а кому,
  не в милость справедливость?
Лишь тем,
  кто приобрёл паршивость.
А как же лечиться,
  паршивость?
Смотрите выше,
  - та же, справедливость.

Продолжаем читать дальше: Вот почему я почитаю несчастными тех государей, которые, дабы обезопасить свой строй, прибегают к крайним мерам, имея врагом своим народные массы; ибо имеющий своими врагами немногих может обезопасить себя легко и без большого скандала, имеющий же врагом весь народ не обезопасит себя никогда; чем к большим жестокостям будет он прибегать, тем слабее станет его самодержавный строй.
Таким образом, лучшее средство для него - попытаться сделать народ своим другом.( это размышляет мозговая клетка организма, об остальных клетках…(от авт.)
И хотя рассуждение это отступает от темы нашего рассуждения, ибо в нем я говорил о республике, теперь же говорю о государе, тем не менее, дабы не возвращаться больше к этому вопросу, я хочу сказать о нем несколько слов. Так вот, желая приобрести расположение народа, государь - я имею в виду государей, сделавшихся тиранами своей родины, - должен прежде всего выяснить, к чему больше всего стремится народ. Он обнаружит, что народ всегда стремится к двум вещам: во-первых, отомстить тем, кто оказался причиной его рабства, во-вторых, вновь обрести утраченную свободу. Первое из этих стремлений государь может удовлетворить полностью, второе - отчасти.
Относительно первого имеется хороший пример. Кле-арх, ти-ран Гераклеи, находился в изгнании. Случилось, что в ходе распрей, возникших между народом и Оптиматами Гераклеи, Оптиматы, чувствуя себя слабее, склонились на сторону Клеарха, составили заговор и послали за ним против воли народа Гераклеи, а затем отняли у народа свободу. Клеарх, очутившись между наглостью Оптиматов, коих он никаким образом не мог




ни удовлетворить, ни обуздать, и яростью Пополанов, не способных снести потери свободы, решил одним махом избавиться от бремени грандов и приобрести расположение народа. Воспользовавшись представившимся ему удобным случаем, Клеарх полностью истребил всех Оптиматов к великому удовольствию Пополанов. Таким образом он удовлетворил одно из народных чаяний - желание отомстить.
Что же касается другого стремления народа - вновь обрести утраченную свободу, то, не имея возможности его удовлетворить, государь должен выяснить, какие причины побуждают народ стремиться к свободе. Он обнаружит, что небольшая часть народа желает быть свободной, дабы властвовать; все же остальные, а их подавляющее большинство, стремятся к свободе ради своей безопасности. Так как во всех республиках, как бы они ни были организованы, командных постов достигает не больше сорока-пятидесяти граждан и так как число это не столь уж велико, то дело вовсе не сложное обезопасить себя от этих людей, либо устранив их, либо воздав им такие почести, какие, сообразно занимаемому ими положению, могли бы их в значительной мере удовлетворить. Что же касается всех прочих, которым достаточно жить в безопасности, то удовлетворить их легко, создав порядки и законы, при которых власть государя предполагает общественную безопасность. Когда государь сделает это и когда народ увидит, что никто ни при каких обстоятельст-вах не нарушает данных ему законов, он очень скоро начнет жить жизнью спокойной и довольной. Пример тому - королевство Франции. Оно живет спокойно прежде всего потому, что его короли связаны бесчисленными законами, в которых заключено спокойствие и безопасность всего народа. Учредитель его строя пожелал, чтобы французские короли войском и казной распоряжались по своему усмотрению, а всем остальным распоряжались бы лишь в той мере, в какой это допускают законы.

Оказывается всё просто – соблюдай хорошие законы, и государство процветает, вот и пример исторически доказанный Францией…
Поскольку римский народ не был еще испорчен, когда он приобрел свободу, то он сумел сохранить ее после казни сыновей Брута и смерти Тарквиниев с помощью тех действий и порядков, о коих мы рассуждали в другом месте. Однако если бы народ этот был развращен, то ни в Риме, ни в какой другой стране не нашлось бы надежных средств для сохранения свободы. Это мы и покажем в следующей главе.
Глава XVII
РАЗВРАЩЕННОМУ НАРОДУ, ОБРЕТШЕМУ СВОБОДУ, КРАЙНЕ ТРУДНО ОСТАТЬСЯ СВОБОДНЫМ.
Я вижу необходимость того, что власти царей в Риме пришел конец: в противном случае Рим очень скоро сделался бы слабым и ничтожным. Ибо римские цари дошли до такой развращенности, что если бы царям этим наследовало еще два-три подобных им преемника и заложенная в них порча начала распространяться по всем членам, вследствие чего члены эти оказались бы прогнившими, то восстановить Рим стало бы уже окончательно невозможно.



О чём говорит Макиавелли? Оказывается – о теле имеющем члены. Но микроскопа в то время ещё не было, и ознакомится с устройством Царствия Божьего внутри нас, не представлялось возможным, но ассоциации уже у умных людей – напрашивались.
Но, потеряв главу, когда тело было еще неповрежденным, римляне смогли легко обратиться к жизни свободной и упорядоченной. Следует принять за непреложную истину, что развращенный город, живущий под властью государя, даже если государь его гибнет вместе со всем своим родом, никогда не может обратиться к свободе. Наоборот, надобно, чтобы одного государя губил в нем другой государь. Без появления какого-нибудь нового правителя город этот никогда не выстоит, если только добродетель и доблесть названного правителя не поддержат в нем свободы. Однако свобода города просуществует лишь столько, сколько продлится жизнь нового государя. Так было в Сиракузах при Дионе и Тимолеонте: их доблесть, пока они были живы, сохраняла этот город свободным, когда же они умерли, город вернулся к давней тирании.
Оказывается добродетель, о которой говорил Аристотель – оставалась актуальной и в 16-ом веке. И теряя её(добродетель) – правитель наносит вред всему подчинённому ему(правителю) государству.(награждая тиранией)!
Однако нет более убедительного примера этому, чем тот, что дает Рим: после изгнания Тарквиниев он сумел сразу же обрести и удержать свободу, но после смерти Цезаря, после смерти Гая Калигулы, после смерти Нерона и гибели всего Цезарева рода Рим никогда не мог не только сохранить свободу, но даже хотя бы попытаться положить ей начало. Такое различие в ходе событий, имевших место в одном и том же городе, порождено не чем иным, как тем обстоятельством, что во времена Тарквиниев римский народ не был еще развращенным, а в более поздние времена он был развращен до крайности.

А вот подымается вопрос о развращённости – это о том самом главном, на чём по мнению Фёдора, следует заострить внимание, так как деньги и роскошь с лёгкостью развращают людей, о чём нам свидетельствует и день настоящий…
Ведь тогда, для того чтобы поддержать в народе твердость и решимость прогнать царей, достаточно было заставить его поклясться, что он никогда не допустит, чтобы кто-нибудь царствовал в Риме; впоследствии же ни авторитета, ни суровости Брута со всеми его восточными легионами не оказалось достаточным для того, чтобы побудить римский народ пожелать сохранить ту самую свободу, которую он вернул ему, наподобие Брута первого. Произошло это от развращенности, которую внесла в народ партия марианцев. Сделавшись ее главой, Цезарь сумел настолько ослепить народные массы, что они не признали ярма, которое сами себе надели на шею.
И хотя этот пример из истории Рима можно было бы предпочесть всякому другому примеру, я все-таки хочу по данному поводу сослаться также на




опыт современных нам народов. Я утверждаю, что никакие события, сколь бы решительны и насильственны они ни были, не смогли бы сделать Милан или Неаполь свободными, ибо все члены их прогнили. Это обнаружилось после смерти Филиппо Висконти: те, кто тогда пожелали вернуть Милану свободу, не смогли и не сумели ее сохранить. Поэтому для Рима было великим счастьем то, что его цари быстро развратились; вследствие этого они были изгнаны еще до того, как их растленность перекинулась на чрево города. Неразвращенность Рима была причиной тому, что бесчисленные смуты не только не вредили, а, наоборот, шли на пользу Республике, ибо граждане ее преследовали благие цели.
Итак, можно сделать следующий вывод: там, где материал не испорчен, смуты и другие раздоры не приносят никакого вреда, там же, где он испорчен, не помогут даже хорошо упорядоченные законы, если только они не предписываются человеком, который с такой огромной энергией заставляет их соблюдать, что испорченный материал становится хорошим. Однако я не знаю, случалось ли это когда-либо и вообще возможно ли, чтобы это случилось. Ибо очевидно, как я уже говорил несколько выше, что город, пришедший в упадок из-за испорченности материала, если когда и поднимается, то только благодаря доблести одного человека, в то время живущего, а не благодаря доблести всего общества, поддерживающего в народе добрые порядки. Едва лишь человек этот умирает, как город тут же возвращается к своему извечному состоянию. Так было с Фивами, которые благодаря доблести Эпаминонда, пока он был жив, могли сохранять форму республики и обладать империей; однако как только он умер, Фивы вернулись к своим прежним неурядицам. Причина этому та, что не существует столь долговечного человека, чтобы ему хватило времени хорошо образовать город, бывший долгое время плохо образованным, и если чрезвычайно долголетний правитель или же два поколения доблестных его наследников не подготовят город к свободной
жизни, то, как уже было сказано выше, он неминуемо погибнет, если только его не заставят возродиться великие опасности и великая кровь.

И вот тут Макиавелли весьма и весьма прав – так как, великие опасности и великая кровь, на протяжении многих веков сопровождали человечество, но откуда они брались??? Да их просто сеяли, всё те же опустившиеся человеческие личности…

Ибо указанная развращенность и малая привычка к свободной жизни порождаются неравенством,
 
Вот уже вопрос о неравенстве: а что, в нашем организме – там все равны? Нет – там разные клетки и разные члены(органы), но каждый справедливо оценен и взвешен на весах «профпригодности» и получает небходимых ему ресурсов столько, сколько ему необходимо, для полноценной работы, во благо всего организма!!!




царящим в этом городе, и желающий создать в нем равенство неизбежно должен был бы прибегнуть к самым крайним, чрезвычайным мерам, каковыми немногие сумеют или захотят воспользоваться. Подробно об этом будет сказано в другом месте.
Глава XVIII
КАКИМ ОБРАЗОМ В РАЗВРАЩЕННЫХ ГОРОДАХ МОЖНО СОХРАНИТЬ СВОБОДНЫЙ СТРОЙ, ЕСЛИ ОН В НИХ СУЩЕСТВУЕТ, ИЛИ СОЗДАТЬ ЕГО, ЕСЛИ ОНИ ИМ НЕ ОБЛАДАЮТ
Я полагаю, не будет ни неуместным, ни идущим вразрез с вышеприведенным рассуждением рассмотреть, возможно ли в развращенном городе сохранить свободный строй, буде он в нем существует, или же, когда его в нем не существует, можно ли его создать. Я утверждаю, что и то, и другое сделать крайне трудно. И хотя дать здесь правило - вещь почти немыслимая, ибо пришлось бы пройти по всем ступеням развращенности, я все-таки, поскольку обсудить надо все, не хочу обойти этот вопрос молчанием.
Возьмем город совершенно развращенный, дабы увидеть наибольшее нагромождение рассматриваемых трудностей: в нем не существует ни законов, ни порядков, способных обуздать всеобщую испорчен-ность. Ибо как добрые нравы, для того чтобы сохраниться, нуждаются в законах, точно так же и законы, для того чтобы они соблюдались, нуждаются в добрых нравах.
Очень ценное высказывание, как впрочем и далее очень ценные мысли, которые Фёдор обнаружил впервые у Макиавелли(за что ему в низком поклоне – СПАСИБО).

Кроме того, порядки и законы, установленные в республике в пору ее возникновения, когда люди были добрыми, оказываются неуместными впоследствии, когда люди делаются порочными. Но если законы в городе меняются в зависимости от обстоятельств, то порядки его не меняются никогда или меняются крайне редко. Вследствие сего одних новых законов еще недостаточно, ибо их ослабляют нерушимые порядки.
Дабы все это стало понятнее, скажу, что в Риме сущест-вовал порядок правления или, вернее, государственного строя, а кроме того - законы, которые при посредстве магистратов обуздывали граждан. Порядок государственного строя составляли: власть Народа, Сената, Трибунов, Консулов, способы выдвижения и выборов магистратов, форма принятия законов. Эти порядки мало или вовсе не менялись в зависимости от внешних обстоятельств. Менялись законы, обуздывающие граждан, - закон о прелюбодеянии, закон против роскоши, закон против злоупотреблений и многие другие; они





возникали постепенно, по мере того как граждане становились испорченными. Однако поскольку оставались нерушимыми порядки государственного строя, которые при общественной испорченности перестали быть добрыми, то одного изменения законов не оказалось достаточным для того, чтобы сохранить добрыми людей. Изменения эти сослужили бы хорошую службу, если бы вместе с введением новых законов менялись бы также и порядки.
Справедливость того, что названные порядки в развращенном городе переставали быть добрыми, обнаруживается на примере двух главных проявлений политической жизни - избрания магистратов и принятия законов. Римский народ предоставлял консулат и другие важные государственные должности только тем лицам, кто их домогался. Такой порядок был вначале хорош, ибо сих должностей домогались только такие граждане, которые почитали себя их достойными: получить отказ считалось в то время позором; так что для того, чтобы быть признанным достойным занять государственную должность, каждый старался вести себя хорошо. Потом же, в развращенном городе, этот обычай стал чрезвычайно вредным, ибо магистратур в нем домогались люди не самые добродетельные, а самые могущественные; не обладающие же силой граждане, даже если они бывали людьми доблестными, из страха воздерживались от того, чтобы требовать себе должностей. Зло это укоренилось не вдруг, а постепенно, как всегда укореняется зло.
Покорив Африку и Азию, подчинив себе почти всю Грецию, рим-ляне почитали свободу свою обеспеченной и не думали, что у них есть враги, которых им следовало бы опасаться. Эта уверенность народа в обеспеченности своей свободы, а также слабость внешних врагов привели к тому, что, предоставляя консулат, римский народ обращал внимание уже не на доблесть, а на обходительность, и выбирал на эту должность тех, кто умел лучше умасливать сограждан, а не тех, кто умел лучше побеждать врагов. Затем от людей наиболее обходительных римский народ опустился до людей наиболее могущественных и стал делить их консулами. Таким образом, из-за недостатка одного из порядков государственного строя добрые граждане оказались полностью отстраненными от государственных должностей.
Прошло пять веков, а политическая ситуация на постсоветском пространстве, мало в чём отличается от описываемой – Макиавелли.
Некогда Трибун, да и вообще любой гражданин мог предла-гать Народу закон; за этот закон или против него мог высказываться всякий гражданин, пока относительно предложенного закона не принималось определенное решение. И такой порядок был добр, пока добрыми были граждане, ибо всегда хорошо, когда любой человек, имеющий в виду общественное благо, обладает возможностью выносить на обсуждение свои предложения; и хорошо, когда всякий может высказывать о них свое мнение, дабы народ, выслушав всех,





мог остановиться на лучшем. Однако когда граждане сделались дурными, таковой порядок оказался чрезвычайно плох, ибо законы предлагали теперь только могущественные граждане, и не во имя общей свободы, а ради собственного могущества: из страха перед ними никто не мог возражать против предлагаемых ими законов. Таким образом, народу приходилось - либо потому, что он бывал обманут, либо же потому, что его вынуждали к этому, - выносить решения, ведущие к его гибели.
Следовательно, для того чтобы Рим и в развращенности со-хранял свободу, необходимо было, чтобы, создавая в ходе своей жизни новые законы, он создавал бы вместе с ними и новые порядки; ибо надлежит учреждать различные порядки и образ жизни для существа дурного и доброго не может быть сходной формы там, где материя во всем различна Однако, поскольку таковые порядки надо обновлять либо все сразу, когда очевидно, что они перестали быть пригодными, либо мало-помалу, по мере того как познается непригодность каждого из них, то я скажу, что и то и другое - вещь почти невозможная. Ибо для постепенного обновления государственного строя необходимо, чтобы они осуществлялись проницательным человеком, который бы загодя видел недостаток той или иной из сторон государственного строя, когда недостаток этот только еще зародился. Весьма вероятно, что такого человека в городе никогда не найдется; а если он даже и найдется, ему все равно ни за что не удастся убедить других в том, что для него самого совершенно ясно, ибо люди, привыкнув к определенному укладу жизни, не любят его менять, особенно когда они не сталкиваются со злом лицом к лицу, и поэтому им приходится говорить о нем, основываясь на предположениях.

Вот так на предположениях и по сегодняшний день, принимаются предположительно правильные законы, проговариваются предположительно правильные идеи, и предположительно надеются на светлое будущее…

Что же касается внезапного обновления названных порядков, когда уже всякому ясна их непригодность, то я скажу, что ту самую их порчу, которую нетрудно понять, трудно исправить; ибо для этого недостаточно использования обычных путей, так как обычные формы стали дурными - здесь необходимо будет обратиться к чрезвычайным мерам, к насилию и к оружию, и сделаться прежде всего государем этого города, чтобы иметь возможность распоряжаться в нем по своему усмотрению.
А усмотрение должно быть не «СВОЁ», а природное и согласованное с природными Законами…

Поскольку же восстановление в городе политической жизни




предполагает доброго человека, а насильственный захват власти государя в республике предполагает человека дурного, то поэтому крайне редко бывает, чтобы добрый человек пожелал, даже преследуя благие цели, встать на путь зла и сделаться государем. Столь же редко случается, чтобы злодей, став государем, пожелал творить добро и чтобы ему когда-либо пришло на ум использовать во благо ту самую власть, которую он приобрел дурными средствами.

Вот так господа нехорошие(развращённые)…
Из всего вышесказанного следует, что в развращенных городах сохранить республику или же создать ее - дело трудное, а то и совсем невозможное. А ежели все-таки ее в них пришлось бы создавать или поддерживать, то тогда необходимо было бы ввести в ней режим скорее монархический, нежели демократический, с тем чтобы те самые люди, которые по причине их наглости не могут быть исправлены законами, в какой-то мере обуздывались властью как бы царской. Стремиться сделать их добрыми иными путями было бы делом крайне жестоким или же вовсе невозможным, как я уже говорил раньше, ссылаясь на опыт Клеомена. Он, дабы одному обладать властью, убил Эфоров. По той же причине Ромул убил брата и Тита Тация Сабина. И хотя и Ромул, и Клеомен впоследствии хорошо использовали свою власть, я тем не менее не могу не отметить, что оба они не имели дела с материалом, испорченным той развращенностью, о которой мы рассуждали в этой главе. Поэтому они смогли проявить волю и, пожелав, довести до конца свои замыслы.
На этом мы поблагодарим Макиавелли, довольствуясь не полной его работой, нам хватает уже оснований, для осознания, что Фёдор имеет определённые причины, для дальнейшего монолога ведущего к вышеизложенному на ранних страницах, – заключению.
Время не стоит на месте, и появляются новые события, новые имена, новые идеи и новые труды новых людей.
Против католического беспредела восстал Мартин Лютер (нем. Martin Luther; 10 ноября 1483, Айслебен, Саксония — 18 февраля 1546) — великий основоположник и вождь Реформации в Германии, основатель немецкого протестантизма (лютеранства), переводчик Библии на немецкий язык. Среди главных мотивов его богословия — спасение только верой. Мартин Лютер родился в семье бывшего рудокопа Ганса Лютера (1459—1530), ставшего одним из владельцев плавилен и меднорудных разработок. Окончив в 1505 г. Эрфуртский университет со степенью магистра свободных искусств, Лютер поступил в августинский монастырь в Эрфурте. В 1508 начал читать лекции в Виттенбергском университете. С 1512 доктор теологии.
В обстановке подъёма общественного движения в Германии, направленного в первую очередь против католической церкви, он выступил с 95 тезисами против индульгенций. Судя по свидетельству его близкого друга Филиппа





Меланхтона (нем. Philipp Melanchthon) Лютер вывесил тезисы 31 октября 1517 на дверях виттенбергской Замковой церкви. О верности этого сообщения учёные историки спорят.[источник?] Эти тезисы содержали основные положения его нового религиозного учения, развитые им затем в других сочинениях, отрицавшего основные догматы и весь строй католической церкви. Отвергнув католическую догму о том, что церковь и духовенство являются необходимыми посредниками между человеком и Богом, Лютер объявил веру христианина единственным путём «спасения души», которое даруется ему непосредственно Богом (тезис об «оправдании одной верой»); он утверждал, что и мирская жизнь, и весь мирской порядок, обеспечивающий человеку возможность «отдаваться вере» (светское государство и его учреждения), занимают важное место в христианской религии. Лютер отверг авторитет папских декретов и посланий (Священное предание) и требовал восстановления авторитета Священного Писания. Своими новыми положениями отвергал претензии духовенства на господствующее положение в обществе. Роль духовенства Лютер ограничивал наставлением христиан в духе «смирения» и «сокрушения сердца», осознания человеком его полной зависимости от «милости божьей» в деле спасения его души. В религиозных воззрениях Лютера нашли отражение противоречивые настроения и колебания немецкого бюргерства начала XVI века, обусловленные его классовой незрелостью: с одной стороны, стремление «реабилитировать» светскую деятельность, с другой — консерватизм, выразившийся в сохранении католического положения о греховной природе человека.
Тезисы Мартина Лютера были восприняты оппозиционными и революционными слоями населения как сигнал к выступлению против католической церкви и освящавшегося ею общественного строя, причём реформационное движение вышло за те границы, которые ставил ему создатель. Опираясь на общественное движение в Германии, Лютер отказался явиться на церковный суд в Рим, а на Лейпцигском диспуте с католическими богословами в 1519 открыто заявил, что во многом считает правильными положения, выдвинутые чешским реформатором Яном Гусом. В 1520 Лютер публично сжёг во дворе Виттенбергского университета папскую буллу об отлучении его от церкви. В том же году в обращении «К христианскому дворянству немецкой нации» он объявил, что борьба с папским засильем является делом всей немецкой нации.
Но в 1520—1521, когда позиции разных примкнувших к Ре-формации классов стали определяться и на политическую арену выступил Томас Мюнцер, показавший новое, народное понимание Реформации, Лютер стал отходить от первоначально занятой им радикальной позиции, уточнив, что «христианскую свободу» следует понимать лишь в смысле духовной свободы, с которой телесная несвобода (включая крепостное состояние) вполне совместима. От преследования по Вормсскому эдикту 1521 Лютер искал защиты не в народном лагере, а у князей, укрывшись в замке Вартбург курфюрста Фридриха Саксонского. С этого времени начинаются резкие выступления Лютера против радикально-бюргерских




направлений Реформации (Карлштадт и другие) и особенно против революционной борьбы народных масс. Он указывал, что светская власть обязана охранять существующий общественный порядок силой меча. Во время Крестьянской войны 1524—1526 он требовал кровавой расправы с восставшими крестьянами и восстановления крепостного состояния.
Ну что можно сказать – очень правильно, что выступил против церкви и предложил тезисы, но, когда Лютер указывал, что светская власть обязана охранять существующий общественный порядок силой меча. Во время Крестьянской войны 1524—1526 он требовал кровавой расправы с восставшими крестьянами и восстановления крепостного состояния. То это говорит о явных заблуждениях, которые и имели дальнейшие последствия, а что б не разбирать какие, скажем сегодня крепостного права нет, и от этого живётся только лучше. А он этого не понимал и потому жили хуже, чем мы сегодня.
В биографии Лютера упоминается о Томасе (Фома) Мюнцере (нем. Thomas M;ntzer, также M;nzer, около 1490 — 27 мая 1525 — радикальный проповедник времен Реформации, духовный лидер социального движения, проповедовавшего всеобщее равенство на основе евангельских идеалов и террор против традиционной церкви и дворянства. С движением Мюнцера было связано мощное выступление германских крестьян против феодалов (немецкая крестьянская война XVI века).
Родился в Гарце в 1490 г., учился в Виттенберге и стал священником. Подобно Лютеру, Мюнцер увлекся мистиками, но, захваченный социально-религиозным брожением в народе, пришёл к апокалиптическим представлениям и коммунистическим мечтам.
Он стал отвергать внешнее откровение: лишь тот, кто истерзан сердцем, кто в душевных бурях познал Бога — истинный Его избранник. Писание лишь убивает, но не оживляет. Божьим избранникам должны служить государи; народы, не подчиняющиеся им, должны погибнуть. В 1520 г. Мюнцер, в качестве проповедника в Цвиккау (в Саксонии), выступает как пламенный демагог, как самый яркий выразитель настроения, охватившего ремесленные слои города; его грубая речь, ветхозаветные аллегории как раз отвечали простонародным представлениям (см. Цвиккауские пророки).
Отставленный магистратом, Мюнцер едет в Прагу, где гро-мит «попов и обезьян». Затем Мюнцер появляется в г. Альштедте (в Тюрингии), собирает прежних своих сторонников и проповедует установление на земле царства «святых»: «Израиль» (избранники) должен истребить безбожных «ханаанитов».
Руководимые Мюнцером энтузиасты разрушают иконы и жгут церкви, как «пещеры дьявола». Мюнцер развивает здесь и социальный идеал: всюду должно водвориться равенство и братство, правители должны сравняться с последним христианином. В своих посланиях к властям и городам Мюнцер заявляет, что призван Богом к истреблению тиранов; право меча — у общин, а не у князей.




Памфлеты его были подписаны: Мюнцер с молотом, Мюнцер с мечом Гедеона. Один из памфлетов был посвящен «светлейшему, высокорождён-ному владыке и всемогущему Господу Иисусу Христу». Лютеру и умеренной, чисто церковной реформе был объявлен полный разрыв. Лютер называл Мюнцера «альштедтским сатаной», а Мюнцер Лютера — виттенбергским папой, архиязычником, льстецом князей, освободившим совесть только от папы, но держащим её в плотском плену.
После новых странствований по южной Германии, где Мюнцер завязал сношения с революционерами и вождями подготовлявшегося крестьянского восстания, он утверждается в конце 1524 г. опять в средней Германии, в имперском городе Мюльгаузене.
Здесь он становится, вместе с бывшим монахом Пфейфером, во главе простого народа и заставляет капитулировать зажиточных бюргеров и магистрат. Избирается новый «вечный, христианский» магистрат, из «бедных» и «земледельцев». В городе проводится общность имуществ; Мюнцер отбирает монастырские владения, в соседних землях захватывает дворянские замки и монастыри.
В новом строе Мюнцер не занимал определенной должности, а держал себя как пророк и вдохновитель; отпустив длинную бороду, «как отцы-патриархи», в богатой одежде, он торжественно появлялся в народе и творил суд на основании закона Моисеева; перед ним носили красный крест и обнаженный меч. Его проповеди гремели против роскоши, золота, «идолов в домах и сундуках»; главной его темой было — кровавое истребление всех врагов Христа.
Скоро к городскому радикализму примкнули крестьяне. Восста-ние крестьян вспыхивает в Тюрингии одновременно с южно-германским, но отмечено здесь отличительной чертой, которую именно выражал, главным образом, Мюнцер: оно носит теократический характер, в духе чешского таборитства, с обращением к ветхозаветным образам.
Фёдор привёл эти два параллельных примера, для того, что б читатель, смог осознать, что люди в одно и то же время, в одной и той же стране, могут иметь столь отличающиеся чаяния. А верный путь, он вырабатывается лишь со временем. И оказывается, что он являлся серединой, между радикальными крайностями(«золотая середина»). Но это надо было понимать, а вот сознания, то и не хватало, вопрос почему? Да не было кому научать, ведь даже Библию прятали от свободного чтения, исковеркали религию, ложь выдавалась – как правда, а почему? Эгоизм субъекта – стоял выше общественной доминанты выше суверенитета социального сообщества, а это противоестественно и пагубно, что доказано временем.
Но мы берём новое имя известного человека, который спустя определённое время, решил изложить своё мировоззрение, и имя это -
Томмазо Кампанелла (итал. Tommaso Campanella, при крещении получил имя Джованни Доменико итал. Giovanni Domenico; 1568—1639) —




итальянский философ-утопист и писатель, один из первых представите-лей утопического социализма.
Родился в Калабрии, в ранней молодости вступил в доминиканский орден, но скоро обнаружил большое свободомыслие в религиозных вопросах, навлек на себя ненависть богословов и должен был оставить родину. В 1598 г., вернувшись в Неаполь, он был схвачен вместе с несколькими монахами и отдан под суд по обвинению в колдовстве и в составлении заговора для ниспровержения испанцев и всего существующего строя с целью провозглашения республики. Подвергнутый неоднократной пытке, он был приговорен инквизиционным трибуналом к пожизненному заключению и провёл в тюрьме 27 лет, пока благодаря вмешательству Папы Урбана VIII не был выпущен на свободу в 1626 г.
Творчество:
Конец своей жизни Кампанелла провёл во Франции, где получал пенсию от Ришелье. Большая часть сочинений Кампанеллы написана им в тюрьме и издана впоследствии стараниями его ученика, Адами. Свои политические и экономические взгляды Кампанелла излагает в «Civitas solis», «Questiones sull' optima republica» и «Philosophia realis». Их отличительная черта — смесь фантастического элемента с здравым, реальным представлением о жизни. «Civitas solis» изображает в форме романа идеальную страну — город Солнца.

Город Солнца
Население этого города-государства ведет «философскую жизнь в коммунизме», то есть имеет все общее, не исключая и жен. С уничтожением собственности уничтожаются в городе Солнца и многие пороки, исчезает всякое самолюбие и развивается любовь к общине. Управляется народ верховным первосвященником, которого называют Метафизиком и выбирают из числа мудрейших и ученейших граждан. В подмогу ему учрежден триумвират Могущества, Мудрости и Любви — совет трёх подчиненных Метафизику руководителей всей политической и общественной жизни страны. В заведовании Могущества находятся дела войны и мира, Мудрость руководит науками и просвещением, Любовь заботится о воспитании, о земледелии, о продовольствии, а также и о таком устройстве браков, при котором «дети рождались бы самые лучшие». К. находит странным, что люди так заботятся о приплоде лошадей и собак, вовсе не думая о «человеческом приплоде», и считает необходимым строгий выбор брачущихся, для совершенства поколения. В г. Солнца этим заведуют жрецы, точно определяющие, кто с кем обязан временно соединиться браком для производства детей, причём женщин полных соединяют с мужчинами худыми и т. п.
Те женщины, которые оказываются бесплодными, становятся общими женами. Столь же деспотически, но сообразно способностям каждого распределяются между жителями работы; похвальным считается участвовать во многих разнообразных работах. Вознаграждение за труд определяется начальниками, причём никто не может быть лишен необходимого. Продолжительность рабочего дня определяется в 4 часа и может быть ещё сокращена при дальнейших технических усовершенствованиях, которые Кампанелла прозревал в будущем: так, напр., он предсказывал появление кораблей, которые будут двигаться без парусов и весел, при помощи внутреннего механизма.


 Религия жителей г. Солнца — это, по всей вероятности, религия самого Кампанеллы: деизм, религиозная метафизика, мистическое созерцание; всякие обряды и формы устранены. Таким, как город Солнца, Кампанелла желал видеть весь мир и предрекал в будущем «всемирное государство». Ему казалось, что Испания и испанский король призваны к этому мировому политическому господству, бок о бок с которым должно упрочиться мировое господство Римского Папы (мысль, разработанная им в соч. «De Monarchia Messiae» и появляющаяся вновь в истории социализма в учении сенсимонистов).

Ну что, оказывается Кампанелла, кое-что правильно предвидел – «причём никто не может быть лишен необходимо-го».
Сегодня Европа и Америка по отношению к своим гражданам поступают именно так. А – «предрекал в будущем «всемирное государство»», так Европа уже объединяется, и Фёдор, не читая ещё Кампанеллы, стал помышлять о том же. Только Кампанелла понапридумывал модель управления из человеческих умозаключений, а Фёдор утверждает, что модель управления мировым государством – находится (и доказала работоспособность самой природой) внутри нас. Но Фёдору легче было в этом сориентироваться, ведь наука открыла много фактов, да плюс четыре века жизненного опыта, а это очень многое даёт в нашем вопросе…
И даже коммунизм пытались организовать, с перспективой по всей Земле, но до этого мы ещё дойдём – немного подробнее позже.

Философия (весь материал из Википедии)
Мировоззрение Кампанеллы удивительным образом совме-щает в себе все три главных направления новой философии — эмпирическое, рационалистическое и мистическое, которые в раздельном виде выступили у его младших современников Бэкона, Декарта и Я. Бема (Бэкон родился несколько раньше Кампанеллы, но первое философское сочинение Кампанеллы («Lectiones physicae, logicae et animasticae») вышло в 1588 г., а первое Бэконово только в 1605 г.).
Подобно Бэкону Кампанелла задается «воcстановлением наук» (instauratio scientiarum, ср. Instauratio magna Бэкона), то есть созданием новой универсальной науки на развалинах средневековой схоластики. Источниками истинной философии он признает внешний опыт, внутренний смысл и откровение. Исходная точка познания есть ощущение; сохраняемые памятью и воспроизводимые воображением мозговые следы ощущений дают материал рассудку, который приводит их в порядок по логическим правилам и из частных данных посредством индукции делает общие выводы, создавая, таким образом, опыт - основание всякой «мирской» науки (ср. с Баконом). Но это основанное на ощущениях познание само по себе недостаточно и недостоверно — недостаточно потому, что мы познаем в нём не предметы, каковы они на самом деле, а лишь их явления для нас, то есть способ их действия на наши чувства (ср. с Кантом); недостоверно это познание потому, что ощущения сами по себе не представляют никакого критерия истины даже в смысле чувственно-феноменальной реальности: во сне и в безумном бреду мы имеем яркие ощущения и представления, принимаемые за действительность, а затем отвергаемые как обман; ограничиваясь одними ощущениями, мы никогда не можем быть уверены, не находимся ли мы во сне или в бреду (ср. с Декартом). Но если наши ощущения и весь основанный на них чувственный опыт не свидетельствует о действительном существовании данных в нём предметов, которые могут быть сновидениями или галлюцинациями, то и в таком случае, то есть даже в качестве заблуждения, он свидетельствует о действительном существовании заблуждающегося. Обманчивые ощущения и ложные мысли доказывают все-таки существование ощущающего и мыслящего (ср. с Декартовым cogito — ergo sum). Taким образом, непосредственно в собственной душе или во внутреннем чувстве мы находим достоверное познание о действительном бытии, опираясь на которое мы по аналогии заключаем и о бытии других существ (ср. с Шопенгауэром). Внутреннее чувство, свидетельствуя о нашем существовании, вместе с тем открывает нам и основные определения или способы всякого бытия. Мы чувствуем себя: 1) как силу, или мощь, 2) как мысль, или знание и 3) как волю, или любовь. Эти три положительные определения бытия в различной степени свойственны всему существующему, и ими исчерпывается все внутреннее содержание бытия. Впрочем, как в нас самих, так и в существах внешнего мира бытие соединено с небытием, или ничтожеством, поскольку каждое данное существо есть это и не есть другое, есть здесь и не есть там, есть теперь и не есть после или прежде. Этот отрицательный момент распространяется и на внутреннее содержание, или качество, всякого бытия в его трёх основных формах; ибо мы имеем не силу только, но и немощь, не только знаем, но и находимся в неведении, не только любим, но и ненавидим. Но если в опыте мы видим только смешение бытия с небытием, то наш ум относится отрицательно к такому смешению и утверждает идею вполне положительного бытия, или абсолютного существа, в котором сила есть только всемогущество, знание есть только всеведение, или премудрость, воля — только совершенная любовь. Эта идея о Божестве, которую мы не могли извлечь ни из внешнего, ни из внутреннего опыта, есть внушение, или откровение, самого Божества (ср. с Декартом). Из неё выводится затем дальнейшее содержание философии. Все вещи, поскольку в них есть положительное бытие в виде силы, знания и любви, происходят прямо из Божества в трёх его соответственных определениях; отрицательная же сторона всего существующего, или примесь небытия в виде немощи, неведения и злобы, допускается Божеством как условие для полнейшего проявления его положительных качеств. По отношению к хаотической множественности смешанного бытия эти три качества проявляются в мире как три зиждительные влияния (influxus): 1) как абсолютная необходимость (necessitas), которой все одинаково подчинено, 2) как высшая судьба, или рок (fatum), которым все вещи и события определенным образом связаны между собой, и 3) как всемирная гармония, которой все согласуется, или приводится к внутреннему единству. — При своей внешней феноменальной раздельности все вещи по внутреннему существу своему, или метафизически, причастны единству Божию, а через него находятся в неразрывном тайном общении друг с другом. Эта «симпатическая» связь вещей, или естественная магия, предполагает в основе всего творения единую мировую душу - универсальное орудие Божие в создании и управлении мира. Посредствующими натурфилософскими категориями между мировой душой и данным миром явлений служили у Кампанеллы пространство, теплота, притяжение и отталкивание. В мире природном метафизическое общение существ с Богом и между собой проявляется бессознательно, или инстинктивно; человек в религии сознательно и свободно стремится к соединению с Божеством. Этому восходящему движению человека соответствует нисхождение к нему Божества, завершаемое воплощением божественной Премудрости в Христе. Приложение религиозно-мистической точки зрения к человечеству как общественному целому ещё в юности привело Кампанеллу к его теократическому коммунизму (см. выше).
Кампанелла был если не самым глубокомысленным, то без сомнения самым широким и универсальным умом между представителями новой философии, не исключая Лейбница и Шеллинга. Он не был достаточно оценен, потому что его идеи с разных сторон претили людям самых различных направлений. Одних отпугивало его учение о причастности всего существующего Богу, что могло казаться прямо пантеизмом; других отталкивал его коммунизм, третьим были неприятны его религиозные верования и теократические идеалы. Помимо своего философского значения, Кампанелла был передовым бойцом современной ему положительной науки и твердо защищал Галилея, на что после него не осмелился Декарт.
Вот такая замечательная личность – опережающая на века своим сознанием окружающий его мир… И не признан при жизни - потому что его идеи с разных сторон претили людям самых различных направлений.
А ведь эти люди, являлись именно теми врагами более совершенного нового (о них говаривал и Н. Макиавелли), эти люди преследовали и Галилея…

Психологи подметили,
  что есть одна проблема,
веками подтверждается,
  ну – словно теорема.
При жизни, гений не в почёте
  и большей частью мается,
и лишь другие – братья, сёстры,
  потом им восхищаются.

Сегодня такие люди тоже есть, в каких то государствах их больше, в каких то меньше, а проверить их наличие очень просто. Нужно предложить провести референдум с темой – «кто против хождения денежных банкнот, между согражданами в государстве?». И вот тут – всё и выяснится. Хотя надо отдать должное, - пластиковые карточки это уже шаг к предстоящему будущему. А если кто-то начнёт вопить, как так без денег??? Да вот так, как в твоём организме пашут клетки по более чем ты за деньги, и в деньгах не нуждаются. Потому что законы которым они следуют – не надуманы лже- правителями, а согласованы с Творцом сего Мира, и к стати сей Творец давненько ждёт – когда же сии детки, узрят, что Суть – хранится в клетке…
И хочется вам господа хорошие или нехорошие(время покажет) или не хочется, а – надо и придется считаться с Создателем, который неоднократно о себе заявлял, и является Единым Творцом того мира, в котором вы раз-мещены и уверяю вас не для баловства, а для Прекрасной ИДЕИ, о которой вы по скудости ума и не помышляете.
Ну что ж, пойдём убеждать дальше. А дальше нужно искать новые примеры глупости, али мудрости, а так же тех, кто помышлял о совершенстве человека и общества. Имён много, но много нам не надо, нам нужны самые, самые, самые… Но и их многовато, для нашей книги, поэтому пусть не обижаются, Фёдор будет приводить те, что Бог дал, и этого должно хватить…
По скольку Фёдор родился и проживает на территории пост советских республик – «СССР», то по историческому периоду мы можем обратить внимание на личность Петра 1, который растормошил сонную Русь и рубя окно в Европу – подводил к этому окну бородатых бояр, предлагая добровольно распрощаться с варварством.
 
Пётр I Вели;кий (Пётр Алексе;евич; 30 мая (9 июня) 1672 — 28 января (8 февраля) 1725) — русский царь (с 1682) и первый император (с 1721) Российской империи; один из самых выдающихся государственных деятелей в мировой истории, определивший направление развития России в XVIII веке.
Пётр родился в ночь на 30 мая (9 июня) 1672 года в Теремном дворце Кремля (в 7180 году по принятому тогда летоисчислению «от сотворения мира»).
Отец — царь Алексей Михайлович — имел многочисленное потомство: Пётр был 12-м ребёнком, но первым от второй жены, царицы Натальи Нарышкиной. 29 июня в день Святых Петра и Павла царевич был крещён в Чудовом монастыре и наречён Петром.
На третий день жизни царевича царь Алексей Михайлович велел снять с новорождённого «меру» — длину и ширину тела. На основе этих данных знаменитый придворный иконописец Симон Ушаков написал на кипарисной доске образ Живоначальной Троицы и апостола Петра. С тех пор Пётр не разлучался с этой иконой, а после его смерти она была установлена над императорским надгробием.
Побыв год с царицей, он был отдан на воспитание нянькам. На 4-м году жизни Петра в 1676 году умер царь Алексей Михайлович. Опекуном царевича стал его сводный брат, крёстный отец и новый царь Фёдор Алексеевич. Дьяк Н. М. Зотов учил Петра грамоте с 1677 по 1680 года.


Смерть царя Алексея Михайловича и воцарение его старшего сына Фёдора (от царицы Марии Ильиничны, в девичестве Милославской) отодвинули царицу Наталью Кирилловну и её родню, Нарышкиных, на задний план. Царица Наталья вынуждена была отправиться в село Преображенское под Москвой.

Основная статья: Стрелецкий бунт 1682 года
27 апреля (7 мая) 1682 года после 6 лет мягкого правления скончался либеральный и болезненный царь Фёдор Алексеевич. Встал вопрос, кому наследовать престол: старшему болезненному и слабоумному Ивану согласно обычаю или малолетнему Петру. Заручившись поддержкой патриарха Иоакима, Нарышкины и их сторонники 27 апреля (7 мая) 1682 года возвели на престол Петра. Фактически к власти пришёл клан Нарышкиных и вызванный из ссылки Артамон Матвеев, объявленный «великим опекуном». Сторонникам Ивана Алексеевича было затруднительно поддерживать их претендента, который не мог царствовать из-за крайне слабого здоровья. Организаторы фактически дворцового переворота объявили версию о собственноручной передаче «скипетра» умирающим Феодором Алексеевичем своему младшему брату Петру, но достоверных свидетельств тому предъявлено не было.
 
Милославские, родственники царевича Ивана и царевны Софьи по их матери, усмотрели в провозглашении Петра царём ущемление своих интересов. Стрельцы, которых в Москве было более 20 тысяч, уже давно проявляли недовольство и своенравие; и, видимо, подстрекаемые Милославскими, 15 (25) мая 1682 выступили открыто: с криками, что Нарышкины задушили царевича Ивана, двинулись к Кремлю. Наталья Кирилловна, надеясь успокоить бунтовщиков, вместе с патриархом и боярами вывела Петра с братом на Красное крыльцо. Однако восстание не закончилось. В первые часы были убиты бояре Артамон Матвеев и Михаил Долгорукий, потом и другие сторонники царицы Натальи, в том числе два её брата Нарышкины.
26 мая выборные от стрелецких полков явились во дворец и потребовали, чтобы старший Иван признавался первым царём, а младший Пётр — вторым. Опасаясь повторения погрома, бояре согласились, и патриарх Иоаким тотчас же совершил в Успенском соборе торжественный молебен о здравии двух наречённых царей; а 25 июня венчал их на царство. 29 мая стрельцы настояли, чтобы царевна Софья Алексеевна приняла на себя управление государством по причине малолетства её братьев. Царица Наталья Кирилловна должна была вместе с сыном — вторым царём — удалиться от двора в подмосковный дворец в селе Преображенском. В Оружейной палате Кремля сохранился двухместный трон для юных царей с маленьким окошечком в спинке, через которое царевна Софья и приближённые подсказывали им, как вести себя и что говорить во время дворцовых церемоний.



Воцарение Петра 1(Википедия)
Активность Петра сильно тревожила царевну Софью, понимавшую, что с наступлением совершеннолетия сводного брата ей придётся расстаться с властью. Одно время сторонниками царевны вынашивался план коронования, но Патриарх Иоаким был категорически против.
Походы на крымских татар, осуществлённые в 1687 и 1689 фаворитом царевны В. В. Голицыным, были малоуспешны, но преподносились как крупные и щедро вознаграждаемые победы, что вызывало недовольство многих.
8 июля 1689, в праздник Казанской иконы Богоматери, произошёл первый публичный конфликт между возмужавшим Петром и Правительницею. В тот день, по обычаю, совершался крестный ход из Кремля в Казанский собор. По окончании обедни Пётр подошёл к сестре и объявил, чтобы она не смела идти вместе с мужчинами в процессии. Софья приняла вызов: взяла в руки образ Пресвятой Богородицы и пошла за крестами и хоругвями. Не подготовленный к такому исходу дела, Пётр покинул ход.
7 августа 1689 неожиданно для всех произошло решающее событие. В этот день царевна Софья велела начальнику стрельцов Фёдору Шакловитому снарядить побольше своих людей в Кремль, будто бы для сопровождения в Донской монастырь на богомолье. Вместе с тем распространился слух о письме с известием, что царь Пётр ночью решил занять своими «потешными» Кремль, убить царевну, брата царя Ивана и захватить власть. Шакловитый собрал стрелецкие полки, чтобы идти «великим собранием» на Преображенское и побить всех сторонников Петра за их намерение убить царевну Софью. Тогда же послали троих верховых наблюдать, что делается в Преображен-ском с заданием сразу сообщить, если царь Пётр куда-либо выедет один или с полками.
Сторонники Петра среди стрельцов послали двух единомышленников в Преображенское. После донесения Пётр с небольшой свитой в тревоге поскакал в Троице-Сергиев монастырь. Следствием пережитых ужасов стрелецких выступлений была болезнь Петра: при сильном волнении у него начинались конвульсивные движения лица. 8 августа в монастырь прибыли обе царицы, Наталья и Евдокия, вслед за ними пришли «потешные» полки с артиллерией. 16 августа от Петра пришла грамота, чтобы от всех полков были присланы в Троице-Сергиев монастырь начальники и по 10 человек рядовых. Царевна Софья настрого запретила исполнять это повеление под страхом смертной казни, а царю Петру отправили грамоту с извещением, что никак нельзя исполнить его просьбу.
27 августа пришла новая грамота царя Петра — идти всем полкам к Троице. Большая часть войск повиновалось законному царю, и царевне Софье пришлось признать поражение.



 Она сама отправилась в Троицкий монастырь, но в селе Воздвижен-ское её встретили посланники Петра с приказом вернуться в Москву. Вскоре Софья была заключена в Новодевичий монастырь под строгий присмотр.
7 октября был схвачен и потом казнён Фёдор Шакловитый. Старший брат, царь Иван (или Иоанн), встретил Петра в Успенском соборе и фактически отдал ему всю власть. С 1689 года он не принимал участия в правлении, хотя до самой смерти в 1696 продолжал именоваться царем. Мало участвовал в правлении поначалу и сам Пётр, предоставив полномочия роду Нарышкиных.
Фёдор не будет собирать много сведений о Петре, это доступно и находится на поверхности, поэтому мы перечислим заслуги и субъективные суждения о Петре – других знаменитостей. Фёдор же, с большим уважением относится к этой личности хотя бы потому, что будучи царём, Пётр вставал по утрам в 4-5 часов, шёл к себе в мастерскую и занимался ремесленным трудом, а уж после начинал царствовать. Этот человек сам трудился всю жизнь не покладая рук, и желал видеть своих подчинённых при праведных и достойных трудах, на благо Отечества.

Российская империя при Петре I
После победы в Северной войне и заключения Ништадтского мира в сентябре 1721 году Сенат и Синод решили преподнести Петру титул императора всероссийского со следующей формулировкой: «как обыкновенно от римского сената за знатные дела императоров их такие титулы публично им в дар приношены и на статутах для памяти в вечные роды подписываны.»
22 октября (2 ноября) 1721 года Пётр I принял титул, не просто почётный, но свидетельствующий о новой роли России в международных делах. Пруссия и Голландия немедленно признали новый титул русского царя, Швеция в 1723, Турция в 1739, Англия и Австрия в 1742, Франция и Испания в 1745 и, наконец, Польша в 1764 году.
Секретарь прусского посольства в России в 1717—33 гг., И.-Г. Фоккеродт, по просьбе Вольтера, работавшего над историей царствования Петра, написал воспоминания о России при Петре. Фоккеродт попытался оценить численность населения Российской империи к концу царствования Петра I. По его сведениям количество лиц податного сословия составляло 5 миллионов 198 тысяч человек, откуда число крестьян и горожан, включая лиц женского пола, оценивалось примерно в 10 млн. Много душ было утаено помещиками, повторная ревизия увеличила число податных душ до почти 6 млн человек. Русских дворян с семействами считалось до 500 тыс.; чиновников до 200 тыс. и духовных лиц с семьями до 300 тыс. душ.
Жители покоренных областей, не состоящие под поголовною податью, составляли по оценке от 500 до 600 тыс. душ. Казаков с семействами в Украине, на Дону и Яике и в пограничных городах считалось от 700 до 800 тыс. душ. Численность сибирских народов была не известна, но Фоккеродт положил её до миллиона человек.
Таким образом, население Российской империи составляло до 15 миллионов подданных и уступало в Европе по численности только Франции (ок. 20 млн).
Преобразования Петра I

Всю государственную деятельность Петра условно можно разделить на два периода: 1695—1715 годы и 1715—1725.
Особенностью первого этапа были спешка и не всегда продуман-ный характер, что объяснялось ведением Северной войны. Реформы были нацелены прежде всего на сбор средств для ведения войны, проводились насильственным методом и часто не приводили к желаемому результату. Кроме государственных реформ на первом этапе проводились обширные реформы изменения культурного уклада жизни.
Во втором периоде реформы были более планомерными и направленными на внутреннее обустройство государства.
В целом реформы Петра были направлены на укрепление Российского государства и приобщение правящего слоя к европейской культуре с одновременным усилением абсолютной монархии. К концу правления Петра Великого была создана мощная Российская империя, во главе которой находился император, обладавший абсолютной властью. В ходе реформ было преодолено технико-экономическое отставание России от европейских государств, завоёван выход к Балтийскому морю, проведены преобразования во всех сферах жизни российского общества. В то же время, народные силы были крайне истощены, ужесточались крепостнические порядки, разросся бюрократический аппарат, были созданы предпосылки (Указ о престолонаследии) для кризиса верховной власти, приведшие к эпохе «дворцовых переворотов».
Вот очередной пример – имперских амбиций и императоров с абсолютной властью, приведшие к эпохе «дворцовых переворотов».
Фёдор опять напоминает, что одна клетка в организме головной мозг заменить не в состоянии…!

Церковная реформа (Википедия)
Основная статья: Церковная реформа Петра I
Одним из преобразований Петра I была осуществлённая им реформа церковного управления, направленная на ликвидацию автономной от государства церковной юрисдикции и подчинение российской иерархии Императору. В 1700 году, после смерти патриарха Адриана, Пётр I вместо созыва cобора для выборов нового патриарха временно поставил во главе духовенства митрополита Рязанского Стефана Яворского, получившего новый титул Блюстителя патриаршего престола или «Экзарха».



Для управления имуществом патриаршего и архирейских домов, а также монастырей, в том числе и принадлежащими им крестянами (примерно 791 тыс.) был восстановлен Монастырский приказ во главе с И. А. Мусиным-Пушкиным, который вновь стал ведать судом над монастырскими крестьянами и контролировать доходы от церковно-монастырских землевладения.
Вот такое было православие(имело своих крепостных рабочих)

В 1701 г. вышла серия указов для реформирования управления церковно-монастырскими владениями и устройства монашеского быта. Наиболее важными были указы 24 и 31 января 1701 г.
В 1721 году Пётр утвердил Духовный регламент, со-ставление которого было поручено псковскому епископу, приближённому царя малороссу Феофану Прокоповичу. В результате произошла коренная реформа церкви, ликвидировавшая автономию духовенства и полностью подчинившая его государству.
В России было упразднено патриаршество и учреждена Духовная коллегия, вскоре переименованная в Святейший Синод, который был признан восточными патриархами равночестным патриарху. Все члены Синода назначались Императором и приносили ему верноподданическую присягу при вступлении в должность.

Это уже не Христианство, когда присягу приносят императору( это гербарий христианства)
Военное время стимулировало изьятие ценностей из монастырских хранилищ. Пётр не пошёл на полную секуляризацию церковно-монастырских владений, которая была осуществлена значительно позже, в начале царствования Екатерины II.
Религиозная политика
Эпоха Петра, была отмечена тенденцией к большей религиозной терпимости. Петр прекратил действие принятых Софьей «12 статей», согласно которым старообрядцы, отказавшиеся отречься от «раскола», подлежали сожжению на костре. «Раскольникам» было позволено исповедовать свою веру, при условии признания существующего государственного порядка и уплаты налогов в двойном размере.
Полная свобода веры была предоставлена приезжавшим в Россию иностранцам, сняты ограничения на общение православных с христианами иных конфессий (в частности разрешены межконфес-сиональные браки).

1Указ о единонаследии 1714 года: землевладелец, имеющий сыновей, мог завещать всё своё недвижимое имущество только одному из них по выбору.

Остальные были обязаны нести службу. Указ знаменовал окончательное слияние дворянского поместья и боярской вотчины, тем самым, окончательно стерев разницу между двумя сословиями феодалов.
2«Табель о рангах» 1722 года: разделение военной, гражданской и придворной службы на 14 рангов. При достижении восьмого класса любой чиновник или военный мог получить статус потомственного дворянства. Тем самым карьера человека зависела прежде всего не от его происхождения, но от достижений на государственной службе.

Крестьянство
Реформы Петра изменили положение крестьян. Из разных категорий крестьян не находившихся в крепостной зависимости от помещиков или церкви (черносошные крестьяне севера, нерусские народности и т. п.), была сформирована новая единая категория государственных крестьян — лично свободных, но плативших оброк государству. Мнение, что данная мера «уничтожила остатки свободного крестьянства» неверно, так как группы населения составившие государственых крестьян, в допетровский период не рассматривались как свободные — они были прикреплены к земле (Соборное уложение 1649 года) и могли быть пожалованы царем частным лицам и церкви в качестве крепостных.
Гос. крестьяне в XVIII веке обладали правами лично свободных людей (могли владеть собственностью, выступать в суде в качестве одной из сторон, выбирать представителей в сословные органы и т. п.), но были ограничены в передвижении и могли быть (до начала XIX века, когда данная категория окончательно утверждается в качестве свободных людей) переведены монархом в разряд крепостных.
Законодательные акты касавшиеся собственно крепостного крестьянства носили противоречивый характер. Так было ограничено вмешательство помещиков в заключение браков крепостных (указ 1724 года), запрещено выставлять крепостных вместо себя ответчиками на суде и держать их на правеже за долги владельца. Также была подтверждена норма о передаче в опеку имений помещиков разорявших своих крестьян, а крестьянам предоставлено возможность записываться в солдаты, что освобождало их от крепостной зависимости (указом имп. Елизаветы 2 июля 1742 года крестьяне лишились этой возможности).
В то же время были значительно ужесточены меры против беглых крестьян, большие массы дворцовых крестьян розданы частным лицам, помещикам было разрешено отдавать крепостных в рекруты. Обложение холопов (то есть личной прислуги без земли) подушной податью привело к слиянию холопов с крепостными крестьянами.



Церковные крестьяне были подчинены монастырскому приказу и выведены из под власти монастырей.
При Петре создалась новая разновидность зависимых земле-дельцев — крестьян, приписанных к мануфактурам. Эти крестьяне в XVIII веке получили название посессионных. Указом 1721 года было разрешено дворянам и купцам-фабрикантам покупать крестьян к мануфактурам для работы на них. Купленные к фабрике крестьяне не считались собственностью её владельцев, а как бы живым инвентарём, так что владелец фабрики не мог ни продавать, ни закладывать крестьян отдельно от мануфактуры. Поссесионные крестьяне получали фиксированое жалование и выполняли фиксированый объём работ.

Городское население
Социальная политика Петра Великого, касавшаяся го-родского населения, преследовала обеспечение уплаты подушной подати. Для этого население делилось на две категории: регулярных (промышленники, купцы, ремесленники цехов) и нерегулярных граждан (всех остальных). Отличие городского регулярного обывателя конца царствования Петра от нерегулярного заключалось в том, что регулярный гражданин участвовал в городском управлении путём избрания членов магистрата, был записан в гильдию и цех или нёс денежную повинность в доле, падавшей на него по общественной раскладке.
В 1722 году появились ремесленные цехи по западноевропейскому образцу. Основной целью их создания стало объединение разрозненных ремесленных мастеров для производства продукции, необходимой армии. Однако цеховая структура на Руси не прижилась.
В период правления Петра изменилась система управления городами. Назначаемые царем воеводы были заменены выборными Городскими магистратами, подчинённые Главному магистрату. Эти меры означали появление городского самоуправления.

Преобразования в сфере культуры
Пётр I отменил действующий в России календарь и ввёл юлианский календарь, по которому Новый год праздновался не осенью (1 сентября), а 1 января, и календарь стал отмечаться с 1 января 1700 года [14] от Рождества Христова вместо 7208 (по византийской эре от сотворения мира). По юлианскому календарю Россия жила до 1918 года, когда Советская власть ввела григорианский календарь, на который к XX веку перешли все страны Европы.
После возвращения из Великого посольства Пётр I повёл борьбу с внешними проявлениями старорусского образа жизни (наиболее известен запрет на бороды), но не менее обращал внимание на приобщение дворянства к образованию и светской европеизирован-ной культуре. Стали появляться светские учебные заведения,


основана первая русская газета[15], появляются переводы многих книг на русский. Успех по службе Пётр поставил для дворян в зависимость от образования.
При Петре в 1703 появилась первая книга на русском языке с арабскими цифрами. До того числа обозначались буквами с титлами (волнообразными линиями). В 1710 Пётр утвердил новый алфавит с упрощённым начертанием букв (церковнославянский шрифт остался для печатания церковной литературы), две буквы кси и пси были исключены. В 1724 Пётр утвердил устав организуемой Академии наук (открылась в 1725 после его смерти).
Особое значение имело строительство каменного Петербурга, в котором принимали участие иностранные архитекторы и которое осуществлялось по разработанному царём плану. Им создавалась новая городская среда с незнакомыми прежде формами быта и времяпрепровождения (театр, маскарады). Изменилось внутреннее убранство домов, уклад жизни, состав питания и пр.
Специальным указом царя в 1718 были введены ассамблеи, представлявшие новую для России форму общения между людьми. На ассамблеях дворяне танцевали и свободно общались, в отличие от прежних застолий и пиров. Таким образом знатные женщины смогли впервые приобщиться к культурному досугу и общественной жизни.
Реформы, проведённые Петром I, затронули не только политику, экономику, но также искусство. Петр приглашал иностранных художников в Россию и одновременно посылал талантливых молодых людей обучаться «художествам» за границу, в основном в Голландию и Италию. Во второй четверти XVIII в. «петровские пенсионеры» стали возвращаться в Россию, привозя с собой новый художествен-ный опыт и приобретённое мастерство.Постепенно в правящей среде складывалась иная система ценностей, мировосприятия, эстетических представлений.

Образование
Петр ясно сознавал необходимость просвещения, и предпринял с этой целью ряд решительных мер.
14 января [1700 год] в Москве была открыта школа математических и навигационных наук. В 1701—1721 были открыты артиллерийская, инженерная и медицинская школы в Москве, инженерная школа и [Академия морской гвардии|морская академия] в Петербурге, горные школы при Олонецких и Уральских заводах. В [1705] была открыта первая в России гимназия. Целям массового образования должны были служить созданные указом [1714 год] цифирные школы в провинциальных городах, призванные «детей всякого чина учить грамоте, цифири и геометрии». Предполагалось создать по две такие школы в каждой губернии, где обучение должно было быть бесплатным. Для солдатских детей были открыты гарнизонные


школы, для подготовки священников создана сеть духовных школ [1721].
По оценке ганноверца Вебера, за время правления Петра несколько тысяч россиян были отправлены учиться за границу.
Указами Петра было введено обязательное обучение дворян и духовенства, но аналогичная мера для городского населения встретила яростное сопротивление и была отменена. Попытка Петра создать всесословную начальную школу не удалась (cоздание сети школ после его смерти прекратилось, большинство цифирных школ при его преемниках закрылись), но тем не менее в его царствование были заложены основы для распространения образования в России.
Критика и оценка Петра I

Н. М. Карамзин, признавая этого государя Великим, сурово критикует Петра за чрезмерное увлечение иностранным, стремление сделать Россию Голландией. Резкое изменение «старого» быта и национальных традиций, предпринятое императором, по мнению историка, далеко не всегда оправдано. В результате русские образованные люди «стали гражданами мира, но перестали быть, в некоторых случаях, гражданами России».
Вольтер писал неоднократно о Петре. К концу 1759 г. вы-пустил первый том, а в апреле 1763 г. вышел второй том «Истории Российской империи при Петре Великом». Главной ценностью петровских реформ Вольтер определяет прогресс, которого русские добились за 50 лет, другие нации не могут этого достигнуть и за 500. Петр I, его реформы, их значение стали объектом спора Вольтера и Руссо.
Карл Маркс: Петр Великий сочетал политическое искусст-во монгольского раба с гордыми стремлениями монгольского властелина, которому Чингисхан завещал осуществить свой план завоевания мира.
Фёдор с удовольствием прочёл суждение Карл Маркса.
Известный историк С. М. Соловьёв в своих книгах показал органичность и историческую подготовленность реформ: «Необходимость движения на новый путь была осознана; обязанности при этом определились: народ поднялся и собрался в дорогу; но кого-то ждали; ждали вождя; вождь явился». Историк считал, что главную свою задачу император усматривал во внутреннем преобразовании России, а Северная война со Швецией была лишь средством к этому преобразованию.
П. Н. Милюков, в своих произведениях развивает мысль, что реформы проводились Петром спонтанно, от случая к случаю, под давлением конкретных обстоятельств, без какой-либо логики и плана, были «реформами без реформатора». Также он упоминает о том, что только «ценой разорения страны, Россия возведена была в ранг европейской державы». По мнению Милюкова, в период правления Петра, население России в границах 1695 г. сократилось в силу беспрестанных войн.

Хотелось бы добавить, что указ о нужниках(туалетах) издан Петром. И празднование Нового Года – с еловыми, сосновыми ветками, так же нововведение Петра Великого.
А нам следует двигаться дальше, политика политикой, но настало время научных открытий и теорий. И телескоп и микроскоп начали удивлять любопытных, а это имеет отношение и к нашему философскому проминату
Но мы ещё заглянем в Новый Свет, что там происходило, ведь сматывались люди из католической Европы в поисках лучшей жизни…

Первые американцы
Первые люди появились в Америке 10-15 тыс. лет на-зад, попав на Аляску через замёрзший или обмелевший Берингов пролив. Племена материковой части Северной Америки были разобщены и периодически враждовали друг с другом. Известный исландскикий викинг Лейф Эриксон открыл Америку, назвав её Винланд. Первые посещения Америки европейцами не оказали влияния на жизнь коренного населения.
Открытие Америки европейцами
После викингов, первыми европейцами в Новом Свете были испанцы. В октябре 1492 испанская экспедиция под руководством адмирала Христофора Колумба прибыла на остров Сан-Сальвадор. В конце XV — начале XVI в. было совершено несколько экспедиций в регионы Западного полушария. Стоявший на службе у английского короля Генриха VII итальянец Джованни Кабот добрался до побережья Канады (1497—1498 гг.), португалец Педру Алвареш Кабрал открыл Бразилию (1500—1501 гг.), испанец Васко Нуньес де Бальбоа основал первый город на Американском материке и вышел к Тихому океану (1500—1513 гг.), состоявший на службе у испанского короля Фернан Магеллан в 1519—1521 гг. обогнул Америку с юга.
В 1507 г. лотарингский географ Мартин Вальдземюл-лер предложил именовать Новый Свет Америкой в честь флорентийского мореплавателя Америго Веспуччи. В то же время началось освоение материка. В 1513 г. испанский конкистадор Хуан Понсе де Леон открыл полуостров Флорида, где в 1565 возникла первая постоянная европейская колония и был заложен город Сент-Огастин. В конце 1530-х Эрнандо де Сото открыл Миссисипи и дошёл до долины реки Арканзас.
К тому времени, когда началась колонизация Америки англичанами и французами, испанцы уже прочно обосновались во Флориде и на американском юго-западе. Власть и влияние испанцев в Новом Свете стали приходить в упадок после поражения в 1588 испанской Непобедимой армады. В течение XVI века собиралась информация о новых землях, документальные источники были переведены на многие европейские языки.


Колонизация Америки европейцами
Основная статья: Колонизация Америки
Первое английское поселение в Америке возникло в 1607 г. в Вирджинии и получило название Джеймстаун. Торговый пост, основанный членами экипажей трёх английских кораблей под командованием капитана К. Ньюпорта, служил одновременно сторожевой заставой на пути испанского продвижения вглубь континента. Всего за несколько лет Джеймстаун превратился в процветающий посёлок благодаря заложенным там в 1609 г. плантациям табака. Уже к 1620 г. население посёлка составляло около 1000 человек. Европейских иммигрантов манили в Америку богатые природные ресурсы далёкого континента, и его отдалённость от европейских религиозных догм и политических пристрастий. Исход в Новый Свет финансировался прежде всего частными компаниями и лицами, которые получали доход от транспортировки товаров и людей. В 1606 г. в Англии были образованы Лондонская и Плимутская компании, которые занялись освоением северо-западного побережья Америки. Многие иммигранты перебирались в Новый Свет целыми семьями и общинами за свой счёт. Несмотря на привлекательность новых земель, в колониях ощущалась постоянная нехватка человеческих ресурсов. В конце августа 1619 г. в Вирджинию прибыл голландский корабль, доставивший в америку чёрных африканцев, двадцать из которых были немедленно куплены колонистами в качестве слуг. В декабре 1620 г. на Атлантическое побережье Массачусетса прибыл корабль «Мейфлауер» со 102 пуританами-кальвинистами. Это событие считается началом целеустремлённой колонизации англичанами континента. Они заключили между собой соглашение, получившее название Мейфлауэрского соглашения. В нём нашли отражение в самой общей форме представления первых американских колонистов о демократии, самоуправлении и гражданских свободах. Позже были заключены аналогичные соглашения между колонистами Коннектикута, Нью-Хемпшира и Род-Айленда. После 1630 г. в Плимутской колонии — первой колонии Новой Англии, ставшей позднее колонией Массачусетского залива, возникло не менее дюжины небольших городков, в которых поселялись вновь прибывавшие английские пуритане. Иммиграционная волна 1630—1643 гг. доставила в Новую Англию около 20 тыс. человек, ещё не менее 45 тыс. поселились в колониях американского юга или на островах Центральной Америки.
На протяжении 75 лет после появления в 1607 г. первой английской колонии Вирджиния возникло ещё 12 колоний — Нью-Хемпшир, Массачусетс, Род-Айленд, Коннектикут, Нью-Йорк, Нью-Джерси, Пенсильвания, Делавэр, Мэриленд, Северная Каролина, Южная Каролина и Джорджия.
Колониальный период
Первые колонисты Северной Америки не отличались ни едины-ми религиозными убеждениями, ни равным социальным


статусом. Например, незадолго до 1775 г. не менее трети населения Пенсильвании уже составляли немцы (лютеране), меннониты и представители других религиозных верований и сект. В Мериленде обосновались английские католики, в Южной Каролине осели французские гугеноты. Шведы заселили Делавэр, польские, немецкие и итальянские ремесленники предпочли Вирджинию. Также в Америку отправлялось много преступников — убийц, грабителей, воров, насильников. Из их числа фермерами вербовались наёмные рабочие. Колонисты часто оказывались беззащитными перед индейскими набегами, один из которых послужил в 1676 г. толчком к восстанию в Вирджинии, известному как «восстание Бэкона». Восстание завершилось безрезультатно после неожиданной смерти Бэкона от малярии и казни 14 наиболее активных его соратников.

Война за независимость США (англ. American Revolution ) (1775—1783) — война между Великобританией (лоялистами) и революционерами 13 английских колоний (патриотами), которые провозгласили свою независимость от английской короны, как самостоятельное союзное государство, в 1776 году.

Предпосылки Американской революции
Сыны Свободы
В 1765 г. английское правительство провело через пар-ламент Акт о гербовом сборе, по которому все торговые и иные гражданские документы облагались штемпельным сбором. Одновременно решено было расквартировать в Америке английское войско в 10 тыс. чел. с обязательством американцев содержать его. Акт о гербовом сборе был открыто несправедлив к американцам. Так, например, чтобы получить права нотариуса в Англии надо было заплатить 2 фунта стерлингов, а в Америке — 10. К тому же это был первый закон о налогах, которые были предназначены непосредст-венно для Англии. До этого налоги использовались для развития инфраструктуры торговли и промышленности и были, в основном, понятны населению.
В обсуждении целесообразности введения налогов не принимали участия представители американцев. Ситуацию усугубляло введение налога на газеты, вызвавшее недовольство самих газет. Эти обстоятельства вызвали крайнее возмущение, нашедшее выражение в митингах и имевшей уже значение периодической и непериодической печати Америки (между прочим, брошюры массачусетского юриста Джеймса Отиса «Права британских колоний» и будущего губернатора Род-Айленда Гопкинса «Права колонистов» доказывали, что право обложения налогами должно находиться в связи с представительством), а также в различных уличных беспорядках (напр. в дом англофильского писателя Говарда, полемизировавшего с Гопкинсом, ворвалась толпа и все изломала; сам Говард с трудом спасся).



В законодательных собраниях были приняты торжественные протесты против этих двух законов.
В Массачусетсе произнесена знаменитая фраза, припи-сываемая Дж. Отису, и ставшая девизом в борьбе: «Налоги без представительства — это тирания», превратившемся в более короткий лозунг «Нет налогам без представительства». Вирджинское собрание увидело в штемпельном акте явное стремление уменьшить свободу американцев. В том же 1765 г. в Нью-Йорке собрался «Конгресс против штемпельного сбора», представлявший собою большую часть колоний; он выработал Декларацию прав колоний. Почти во всех колониях стали появляться организации называвшие себя Сынами свободы. Они занимались насилием и вандализмом, сжигали чучела и дома английских должностных лиц. Среди лидеров Сынов свободы был Джон Адамс — один из отцов-основателей США и будущий второй президент страны.
Перед рассветом 10 июня 1772 г. пролилась первая кровь в американской революции. Случай получил название «Инцидент Гаспи» (англ. Gasp;e Affair). Группа из 50 человек[2], возглавляемая Абрахамом Уайплом в ночь с 9 на 10 июня захватила английское военное судно Гаспи, преследовавшее контрабандистов, когда это судно село на мель. Захватчики сняли все вооружение, ограбили судно и сожгли его. Выстрелом из ружья был ранен командир судна лейтенант Дадингстон (англ. William Dudingston). Стрелял Джозеф Баклин (англ. Joseph Bucklin) ).

Бостонское чаепитие
В 1773 г. группа заговорщиков из ячейки Сыны свободы, пе-реоделись индейцами и забралась на три судна в Бостонской гавани и побросали в воду 342 ящика с чаем. Это событие стали называть Бостонским чаепитием. Правительство ответило репрессиями против Массачусетса: в Бостоне запрещалась морская торговля, отменялась партия Массачусетса, распускалось её законодательное собрание. Но за Массачусетсом стояла вся Америка: пришлось распустить и другие законодательные собрания.

Первый Континентальный Конгресс
Собрания, однако, продолжали собираться, а в 1774 г. открылся в Филадельфии совершенно уже нелегальный конгресс представителей от 12 колоний (кроме Джорджии), выбранных законодательными собраниями. Конгресс получил название Первый Континентальный Конгресс, на нем присутствовали Джордж Вашингтон, Самуeль и Джон Адамс и другие видные американские деятели. Конгресс выработал петицию к королю и воззвание к английскому народу, в которых признавал связь Америки с метрополией, но настаивал на отмене последних парламентских актов относительно колоний и требовал справедливости, угрожая в противном случае прекращением торговли с Англией. Ответом на петицию послужило объявление Массачусетса на военном положении. На Конгрессе было принято решение о создании армии под началом ветерана Семилетней войны с французами и индейцами полковника Джорджа Вашингтона (1775)
• 19 апреля 1775 произошло первое вооруженное столкно-вение между британскими войсками и американскими сепаратистами. Британский отряд (700 солдат) под командованием Смита был послан в Конкорд (предместье Бостона) для изъятия оружия из тайника, принадлежащего американским сепаратистам. Однако отряд попал в засаду и отступил. Схожий инцидент произошел в Лексингтоне. Британские войска заперлись в Бостоне. 17 июня они предприняли вылазку против сепаратистов на холме Банкер-Хилл, где произошло кровопролитное сражение. Сепаратисты отступили, но британский гарнизон Бостона понес серьезные потери и воздержался от дальнейших активных действий.
• Тем временем, 10 мая в Филадельфии собрался Конгресс 13 колоний, который с одной страны подал петицию королю Англии Георгу III о защите от произвола колониальной администрации, а с другой начал мобилизацию вооруженного ополчения, во главе которого стал Джордж Вашингтон. Король охарактеризовал ситуацию в североамериканских колониях как восстание (англ. Rebellion)
• Воодушевленные бездействием, американские сепаратисты предприняли осенью вторжение в Канаду, надеясь на помощь антибритански настроенного французского населения Квебека. Однако британские войска отразили вторжение.
• Весной 1776 Король направил для подавления восстания флот с десантом из гессенских наемников. Британские войска перешли в наступление. В 1776 британцы вернули Нью-Йорк, а в 1777, в результате сражения при Брендивайне, Филадельфию. На фоне эскалации насилия 4 июля 1776 депутаты колоний приняли декларацию независимости и образования США. В битве при Саратоге американские сепаратисты вновь одержали победу над королевскими войсками. Франция, надеясь ослабить своего давнего конкурента, поддержала американских сепаратистов и заключила франко-американский союз 6 февраля 1778. В Америку были посланы французские добровольцы. В ответ Великобритания в 1778 объявила войну Франции, но Францию и, соответственно американских сепаратистов, поддержала Испания.
• В 1778-1779 британский генерал Клинтон успешно воевал против сепаратистов в Джорджии и Южной Каролине, и установил над ними полный контроль. Однако после высадки 6-тысячного французского десанта (маркиз Рошамбо) 17 июня 1780 на Род-Айленде, генерал Клинтон поспешил к Нью-Йорку, чтобы деблокировать его.
• 1780-1781 новый британский генерал Корнуоллис успеш-но действовал в Северной Каролине, но его войска изматывались партизанской войной. Поэтому он вынужден был отступить в Вирджинию.
• 1781 - 20-тысячная американо-французская армия (Лафайет, маркиз Рошамбо, Джордж Вашингтон) принудила 9-тысячную армию британского генерала Корнуолиса к капитуляции 17 октября у Йорктоуна в Виргинии, после того как французский флот адмирала де Грасса (28 кораблей) отрезал британские войска от метрополии 5 сентября. Поражение у Йорктауна явилось тяжелейшим ударом для Англии, предрешившим исход войны.
Итоги войны
 1783 Великобритания признала независимость США. Независимое американское правительство передало Флориду Испании, Потеряв войска в Северной Америке Великобритания села за стол переговоров в Париже. 30 ноября 1782 было заключено перемирие, а 3 сентяб-ряотказалось от прав на западный берег Миссисипи в пользу Франции и признало права Великобритании на Канаду. Поддержка американских сепаратистов-республиканцев обернулась для Франции собственной революцией, в которой активное участие приняли ветераны-"американцы".
Что мы видим из описанного?
Англия имела политико-эгоистическую идею колониальных владений и очень не хотела со своими амбициями расставаться. Но спрашивается, по какому праву и на каком основании столь эгоистичные возжелания, имеют перспективу на будущее? Оказываются, не имеют никаких прав, что и было в который раз – исторически доказано. Но Фёдор знает, что и Индия в своё время являлась колонией Англии, и вообще интересно, что означает
термин – колония? Сначала мы заглянем к Далю, а там пусто, разве в слове колонна – коротко отмечено «конная, пешая колонна, отделение войск, отряд». Тогда зайдём в Википедию( свободная ициклопедия), а там весьма интересные сведения по этому вопросу, но с пометкой (Нейтральность статьи поставлена под сомнение.).

Колония — зависимая территория без самостоятельной политической и экономической власти, владение иного государства. Образование колоний — основной инструмент расширения влияния империалистических государств (метрополий).
Колонии традиционно образовывались и образуются из-за месторождений полезных ископаемых, плодородных земель, людских ресурсов (рабство) или благодаря их геостратегическому значению (Гибралтар). Чтобы богатства и позиция колоний при этом шли на пользу в первую очередь элитам колониальной державы, жителям колоний зачастую не предоставляется гражданских прав. Как правило, колония управляется тонкой прослойкой представителей колониальной державы-метрополии, а официальным языком является язык колонизаторов и лишь изредка язык коренного населения колонии. Систематическое притеснение коренных народов и эксплуатация природных ресурсов привели после Второй мировой войны к растущему недовольству и независимости большинства колоний мира.



--Термин колония был рождён в определённом историческом контексте и, вследствие смены эпох, может иметь отличающиеся толкования - от максимально узкого ("нет соответствующего слова в статусе территории - нет колонии") до максимально расширительного ("есть сепаратисты - налицо колония"). Порой термин колония может носить эмоциональную, тенденциозную окраску и намеренно использоваться (или не использоваться) в пропагандистских, политических целях.
--В то же время попытки избавиться от такого шлейфа путём внедрения более нейтральных терминов (аналогично паре "народ" -> "этнос") пока успехом не увенчались - например, термины "зависимая территория" и "несамостоятельная территория" не обладают искомой точностью и потому вряд ли могут послужить полноценной заменой. Поэтому отказываться от использования термина колония в настоящее время не представляется целесообразным.

Колониальные владения, коронные земли и доминионы Великобритании. (материал из темы: Список стран и территорий мира, когда-либо бывших зависимыми)
1. … Южные колонии - Мэриленд, Вирджиния, Северная Каролина, Южная Каролина, Джорджия.
Афганистан, Индия, включая Пакистан, Бангладеш, Бутан и Бирму,
 Непал, Цейлон, Мальдивские острова, Ирак, Трансиордания (сейчас Иордания), Палестина, Кувейт, Катар, Бахрейн, Оман, Договорный Оман (сейчас ОАЭ), Аден (сейчас часть Йемена), Малайя, включая Сингапур, Саравак, Лабуан, Британское Северное Борнео (Сабах), Бруней, Гонконг, (сейчас Сянган, автономный район КНР), Египет, Англо-Египетский Судан, Британская Восточная Африка, Кения, Уганда …( и это далеко не полный список).
Колонии имели так же – Испания, Португалия, Швеция, Нидерланды, Дания, Франция, Германия, Бельгия, Италия, США, Рссия, Япония.
Список зависимых территорий – сегодня:
       Азорские острова: автономный регион Португалии в Атлантиче-ском океане
 Аландские острова: автономная провинция Финляндии, управляется на основе специального международного соглашения
 Американское Самоа: заморское владение (неприсоединённая территория) США (известное также как Восточное Самоа)
 Ангилья: заморская территория Великобритании
 Антильские Острова (Нидерландские) — Нидерландские Антильские Острова: автономная территория Королевства Нидерландов; к июлю 2007 предполагается разделить ее на 3 отдельных территории
 Аомынь (Макао) — Специальный административный район Аомынь Китайской Народной Республики: территория, управляемая Китаем на основе специального международного соглашения
 Аруба: автономная территория Королевства Нидерландов
 Острова Ашмор и Картье — Территория островов Ашмор и Картье: внешняя территория Австралии без постоянного населения
 Бермудские Острова: заморская территория Великобритании
 Британская Территория в Индийском Океане: заморская территория Великобритании (на о-вах Чагос)
 Виргинские Острова (Британские) — Британские Виргинские Острова: заморская территория Великобритании
 остров Буве: владение Норвегии
 Виргинские Острова (США) — Виргинские острова Соединенных Штатов Америки: заморское владение (неприсоединённая территория) США
 Гваделупа: заморский департамент Франции
 Гвиана — Французская Гвиана: заморский департамент Франции
 Гернси: коронная земля Великобритании, часть Нормандских островов
 Гибралтар: заморская территория Великобритании
 Гонконг (Сянган) — Специальный административный район Гонконг Китайской Народной Республики: территория, управляемая Китаем на основе специального международного соглашения
 Гренландия: зависимая территория (автономный регион) Дании
 Гуам: заморское владение (неприсоединённая территория) США
 Джерси: коронная земля Великобритании, часть Нормандских островов
 Западная Сахара — Сахарская Арабская Демократическая Республика: большая часть территории оккупирована и интегрирована в Марокко
 Каймановы Острова — Каймановы (Кайман) Острова: заморская территория Великобритании
 Канарские острова - автономное сообщество Испании;
 о. Клиппертон: заморское владение Франции без постоянного населения; выделен из подчинения Французской Полинезии с 21.02.2007
 Кокосовые Острова — Территория Кокосовые (Килинг) Острова: внешняя территория Австралии
 Косово — Автономный край Косово и Метохия: часть Сербии, находящая под протекторатом ООН
 Кука острова: самоуправляющаяся территория в свободной ассоциации с Новой Зеландией
 Мадейра (острова): автономный регион Португалии в Атлантическом океане


 Майотта: заморская территория Франции
 Малые Тихоокеанские Острова США — Малые Тихоокеанские Отдаленные Острова (США): заморское владение США без коренного населения (включает о. Бейкер, атолл Джонстон, о. Джервис, о. Хаулэнд, риф Кингмен, атолл Мидуэй, атолл Пальмира, о. Уэйк)
 Мартиника: заморский департамент Франции
 Мелилья: автономный город Испании в Африке (Средиземное побережье Марокко)
 Монтсеррат: заморская территория Великобритании
 Мэн — Остров Мэн: коронная земля Великобритании
 о. Навасса: заморское владение США без коренного населения, оспаривается Республикой Гаити
 Ниуэ: самоуправляющаяся территория в свободной ассоциации с Новой Зеландией
 Новая Каледония: заморская территория Франции
 Норфолк — Остров Норфолк: внешняя территория Австралии
 Острова Кораллового моря: внешняя территория Австралии без постоянного населения
 Палестина — Палестинская автономия / Государство Палестина: территория, оккупированная Израилем; включает Сектор Газа и Западный берег реки Иордан
 Питкэрн: заморская территория Великобритании
 Пуэрто-Рико — Содружество Пуэрто-Рико: заморское владение (неприсоединённая территория) США
 Реюньон: заморский департамент Франции
 Рождества Остров: внешняя территория Австралии
 Свальбард: территория, управляемая Норвегией на основе специального международного соглашения; включает о-ва Шпицберген и Медвежий
 Святой Елены Остров: заморская территория Великобритании; включает также острова Тристан-да-Кунья и остров Вознесения
 Северные Марианские острова — Содружество Северных Марианских Островов (США): заморское владение (неприсоединённая территория) США
 Сен-Бартельми: заморская территория Франции, выделена в отдельную территорию из состава Гваделупы 21.02.2007
 Сен-Мартен (северная часть острова): заморская территория Франции, выделена в отдельную территорию из состава Гваделупы 21.02.2007
 Сен-Пьер и Микелон: заморская территория Франции
 Сеута: автономный город Испании в Африке (Средиземное побережье Марокко)
Тёркс и Кайкос: заморская территория Великобритании
 Токелау (Юнион): зависимая территория Новой Зеландии
 Уоллис и Футуна — Острова Уоллис и Футуна: заморская территория Франции
 Фарерские Острова: зависимая территория (автономный регион) Дании
 Фолклендские Острова — Фолклендские (Мальвинские) Острова: заморская территория Великобритании, оспаривается Аргентиной
 Французская Полинезия: заморская территория Франции
 Французские Южные Территории — Французские Южные и Антарктические Территории: заморская территория Франции, включает разбросанные по Индийскому океану острова без постоянного населения
 Острова Херд и Макдональд: внешняя территория Австралии без постоянного населения
 Острова Эпарсе (Разбросанные острова), (Iles Eparses): заморское владение Франции, включает острова Басас-да-Индия, Глорьёз, Европа, Жуан-ди-Нова (оспариваются Мадагаскаром) и Тромлен (оспаривается Маврикием); административно подчинены Французским Южным и Антарктическим территориям
 Южная Георгия и Южные Сандвичевы острова: заморская территория Великобритании, оспаривается Аргентиной
 Ян-Майен - остров Ян-Майен : владение Норвегии
Итого – 63 территории. Но зависимость, как говорил уже Фёдор бывает приятной – по сути свобода, и не приятной – со всеми вытекающими последствиями, о которых мы имеем понятия, зачем повторяться… Однако информация открывает нам глаза пошире на то, что происходит в мире.
Но мы возвратимся к США.
 Становление американского государства (1783—1841)
Луизианская покупка
В 1803 г. благодаря удачным действиям американских дипломатов между Северо-американскими Соединенными штатами и Францией была заключена сделка, получившая название Луизианская



покупка и позволившая Штатам практически удвоить свою территорию.
Миссурийский компромисс
6 марта 1820 года члены конгресса США, представ-ляющими рабовладельческий Юг, с одной стороны, и Север, стремившийся ограничить распространение рабства, — с другой одобрили Акт, «разрешающий населению территории Миссури сформировать правительство и принять Конституцию штата, принимающий этот штат в Союз, равноправным с прежними штатами, и запрещающий рабство на определенных территориях»; компромисс этот на деле оказался уступкой со стороны Севера.
Международная обстановка
Становление американской государственности сопро-вождалось укреплением международного положения Соединённых Штатов. Союзнические взаимоотношения с ведущими европейскими странами уже обеспечили дипломатическое признание ими США, а с ним и обмен официальными представителями. Но это не означало, что за военным союзом и дипломатическим признанием последует и послевоенное сотрудничество. Противоречия между Соединёнными штатами и их европейскими союзниками стали проявляться в процессе заключения Парижского мирного договора и заметно осложнились уже в первые послевоенные годы.
Администрация Дж. К. Адамса (1825—1829)
Джон Квинси Адамс — 6 президент США (1825—1829) Победил на выборах неявно. Голоса американских избирателей и Коллегии выборщиков разделились между четырьмя кандидатами. Окончательное решение было оставлено за Палатой представителей Конгресса США. Один из соперников Адамса, Г. Клей, передал ему свои голоса, выторговав себе пост госсекретаря США. В результате Адамс был объявлен победителем. На инаугурационной речи 4 марта 1825 г. он призвал Конгресс выделить ассигнования на строительст-во каналов и дорог, национального университета и обсерватории, на исследование территории США и природных богатств. Но президенту не удалось выполнить предвыборных обещаний. В частности не была решена проблема строительства путей сообщения. Невыполнение этого пункта имело особенное значение для страны, территория которой значительно увеличивалась. Изобретённый в Англии паровой двигатель уже получил признание в США, но для его эффективного использования на железнодорожном и речном транспорте необходимо было более активно развивать строительство транспортных артерий, в чём администрация Адамса не преуспела. На популярности президента отразилась и его неразборчивость в подборе руководящих кадров, в результате чего на ответственных государственных постах оказались непригодные чиновники. Однако на их замену более достойными людьми президент


так и не решился. Также Адамс не проявил достаточной решительности в реализации уже начатой программы переселения индейцев за Аппалачи. Попытки президента приобрести Техас у Мексики и укрепить влияние США в Латинской Америке не увенчались успехом.
Предпосылки Гражданской войны (1841—1861)
Гражданская война и Реконструкция (1861—1877)
Но имеется однако ещё и:

Война за независимость с точки зрения советских историков
Война за независимость в Северной Америке 1775—1783 годов — революционная, освободительная война 13 английских колоний в Северной Америке против английского колониального господства, в ходе которой было создано независимое государство — Соединённые Штаты Америки.
Война за независимость была подготовлена всей предшествующей социально-экономической историей колоний. Развитие капитализма в колониях и складывание североамериканской нации вступали в противоречие с политикой метрополии, рассматривавшей колонии как источник сырья и рынок сбыта. После Семилетней войны 1756—1763 английское правительство усилило нажим на колонии, всячески препятствуя дальнейшему развитию в них промышленности и торговли. Была запрещена колонизация земель к западу от Аллеганских гор (1763), введены новые налоги и пошлины, что ущемляло интересы всех колонистов. Начало разрозненных восстаний и волнений, которые переросли в войну, относится к 1767. Среди участников освободительного движения не было единства, фермеры, ремесленники, рабочие и мелкая городская буржуазия, которые составили демократическое крыло освободи-тельного движения, связывали с борьбой против колониального гнёта надежды на свободный доступ к земле и политическую демократизацию. Однако руководящее положение в лагере сторонников независимости (вигов) принадлежало представителям правого крыла, выражавшим интересы верхушки буржуазии и плантаторов, искавших компромисса с метрополией. Противниками освободительного движения в колониях и открытыми приверженца-ми метрополии были тори, или лоялисты, к которым относились крупные земельные собственники, а также лица, связанные с английским капиталом и администрацией.
В 1774 в Филадельфии собрался 1-й Континентальный конгресс представителей колоний, который призвал к бойкоту английских товаров и в то же время попытался добиться компромисса с метрополией. Зимой 1774—75 стихийно возникли первые вооружённые отряды колонистов. В первых боях у Конкорда и Лексингтона 19 апреля 1775 английские войска понесли большие потери. Вскоре 20 тыс. повстанцев образовали у Бостона так


называемый лагерь свободы. В сражении у Банкер-Хилла 17 июня 1775 англичане вновь понесли серьёзный урон.
10 мая 1775 открылся 2-й Континентальный конгресс, в котором преобладающее влияние получило радикальное крыло буржуазии. Конгресс предложил всем колониям создать новые правительства взамен колониальных властей. Были организованы регулярные вооружённые силы. Главнокомандующим стал Дж. Вашингтон (15 июня 1775). 4 июля 1776 Континентальный конгресс принял носившую революционный характер Декларацию независимости, автором которой был Т. Джефферсон. Декларация объявляла об отделении 13 колоний от метрополии и образовании независимого государства — Соединённых Штатов Америки (США). Она была первым в истории государственно-правовым документом, формально провозгласившим суверенитет народа и основы буржуазно-демократических свобод. Важнейшими мероприятиями явились постановления о конфискации собственности лоялистов (1777), а также земель короны и государственной англиканской церкви.
Военные действия в 1775—78 развернулись главным образом на С. страны. Английское командование стремилось подавить сопротивление в Новой Англии, являвшейся центром революционного движения. Экспедиция американцев с целью захвата Канады не достигла намеченной цели. Американцы осадили Бостон и заняли его 17 марта 1776. Однако в августе 1776 английский командующий У. Хоу нанёс тяжёлое поражение войскам Вашингтона при Бруклине и 15 сентября занял Нью-Йорк. В декабре английские войска нанесли новое серьёзное поражение американцам под Трентоном. Правда, Вашингтону вскоре удалось взять Трентон и разбить английский отряд у Принстона 3 января 1777, но положение американской армии всё ещё оставалось тяжёлым.
В войне встретились армии, отличавшиеся друг от друга по своему составу, материальной оснащённости и боевому опыту. Американская повстанческая армия первоначально представляла собой малообученную и плохо организованную народную милицию. Однако морально-политический уровень её солдат, сражавшихся на своей земле, за свои кровные интересы, был значительно выше, чем в наёмной английской армии. Совершенствуя тактику ведения войны, повстанцы сумели добиться значительных преимуществ. Избегая крупных сражений, американская армия во взаимодействии с партизанскими отрядами изматывала противника внезапными ударами. Американские войска впервые применили тактику рассыпного строя, против которого оказались бессильными линейные боевые порядки англичан. На море, в условиях господства английского флота, американские суда также применяли тактику внезапных рейдов, не только нападая на британские суда, но и совершая походы к берегам Великобритании.


Немалую роль в затяжке войны играла слабость централизации власти в республике. Первая конституция США «Статьи конфедерации» (принята конгрессом в 1777, ратифицирована штатами в 1781) сохраняла суверенитет штатов в важнейших вопросах. Война за независимость была в то же время классовой борьбой в самих колониях. Десятки тысяч лоялистов сражались в английской армии. Буржуазия и плантаторы, возглавившие борьбу за независимость, противились осуществлению демократических требований солдат, фермеров, рабочих. Победа революции оказалась возможной только благодаря участию в ней широких народных масс. В среде бедноты Новой Англии зрели уравнительские требования: ограничение собственности, введение максимальных цен на продовольствие. Активное участие в революции принял негритянский народ. Были созданы негритянские полки.
Английский план военных действий в 1777 заключался в том, чтобы отрезать Новую Англию от других штатов. 26 сентября 1777 Хоу занял столицу США Филадельфию, однако английская армия под командованием Дж. Бургойна, шедшая из Канады на соединение с Хоу, попала в окружение и капитулировала 17 октября 1777 у Саратоги. Победа под Саратогой, одержанная американскими войсками под командованием генерала Г. Гейтса, улучшила международное положение молодой республики. США удалось использовать противоречия между Великобританией и другими европейскими державами. Направленный в Париж в качестве представителя США Б. Франклин заключил военный союз с колониальной соперницей Великобритании — Францией (1778). В 1779 в войну с Великобританией вступила Испания. Россия заняла в отношении США благожелательную позицию, возглавив в 1780 так называемую Лигу нейтральных, объединившую ряд европейских стран, выступивших против стремления Великобритании помешать торговле нейтральных стран с её противниками.
В июне 1778 сменивший Хоу генерал Г. Клинтон оста-вил Филадельфию. В 1779—1781 англичане перенесли военные действия в южные штаты, рассчитывая на поддержку плантатор-ской аристократии. В декабре 1778 они заняли Саванну, в мае 1780 — Чарлстон. Во главе южно-американской армии был поставлен талантливый генерал, в прошлом кузнец, Н. Грин, успешно сочетавший в борьбе с английскими войсками действия повстанче-ских войск и партизан. Англичане вынуждены были отвести свои войска в портовые города. После морского сражения 5—13 сентября 1781 французский флот отрезал с моря главные силы англичан у Йорктауна; Вашингтон окружил их с суши и 19 октября 1781 принудил к капитуляции. По Версальскому мирному договору 1783 Великобри-тания признала независимость США.
Война за независимость была буржуазной революцией, которая привела к свержению колониального ига и образованию независимого американского национального государства.



Отпали прежние запреты английского парламента и королевской власти, стеснявшие развитие промышленности и торговли. Были уничтожены земельные латифундии английской аристократии, феодальные пережитки (фиксированная рента, неотчуждаемость наделов, майорат). В северных штатах было ограничено и постепенно уничтожено рабство негров. Превращение западных земель, экспроприированных у индейцев, в общегосударственную собственность (ордонанс 1787) и последующая распродажа их создали базу для приложения капитала. Таким образом, были созданы существенные предпосылки для развития капитализма в Северной Америке. Однако не все задачи, объективно стоявшие перед американской революцией, были решены. На Ю. страны не было уничтожено рабство. Во всех штатах сохранялся высокий имущественный ценз для избирателей. Поместья лоялистов и земли на З. распродавались крупными участками и попадали в руки спекулянтов.
Война за независимость, явившаяся в своё время образцом революционной войны, оказала влияние на борьбу европейской буржуазии против феодально-абсолютистских порядков. В рядах американской армии сражались около 7 тыс. европейских доброволь-цев, среди них французы маркиз Лафайет, А. Сен-Симон, поляк Т. Костюшко и др. В ходе Великой французской революции восставший народ воспользовался организационным опытом и революционной военной тактикой американцев. Победа североамериканцев в войне за независимость способствовала развитию освободительного движения народов Латинской Америки против испанского господства. Войну за независимость приветствовали передовые люди многих стран, включая Россию. А. Н. Радищев воспел её в оде «Вольность».

А теперь настало время порассуждать о прочитанном материале. Мы ясно видим, что лишь в вооружённом противостоянии решился вопрос независимости. Идея колониального гнёта Англии была уничтожена иной идеей – правом на свободу и желанной независимостью от несправедливых притязаний эгоцентричных метрополий. Кстати это послужило живым и поучительным примером, для европейских государств. И тут следует вспомнить о церкви, которая по сути никак не способствовала приобретению свободы. Напротив, церковь лишь могла напоминать – «ударили по левой щеке, подставь правую». Слушая церковь, народ и по сей день, имел бы колониальную зависимость и крепостное право. Именно в Америке начался виток отмены рабства и развал феодализма. И мы должны сегодня это осознавать, делая соотвецтвующие выводы. Следует вспомнить об Индии, где религия не позволяет народу осознать, что кастовая, «обречённая принадлежность» – заблуждение, опровергнутое высокоразвитыми странами. И если мы вспомним Прабхупаду Свами, то в Индии на родной земле, он не имел должного уважения,


но получил признание и материальные возможности, для строительства храмов лишь в США.
Материал из Википедии - История кратко
Начиная с 500 до н.э. на территории Индии появлялось множество независимых королевств. Особое влияние на развитие культуры Индии оказала северная династия Маурья под управлением буддийского короля Ашоки. С 180 до н.э. Индия пережила череду нападений со стороны Центральной Азии, результатом которых стало образование на территории Индийского субконтинента Индо-греческого, Индо-скифского и Индо-парфянского царств, а также Кушанской империи. Начиная с III века в истории Индии начался период правления династии Гупта, который принято считать «золотым веком» древней Индии.
На юге в разное время доминировало несколько династий, включая такие, как Чалукья, Чера, Чола, Кадамба, Паллава и Пандья. Под патронажем этих правителей в Индии расцвели наука, искусство, литература, математика, астрономия, инженерия, религия и философия.
После Исламского вторжения в начале второго тысячелетия, большая часть северной и центральной Индии перешла под контроль Делийского султаната (1206—1555). Позже большая часть субконтинента вошла в состав империи Моголов. Тем не менее несколько туземных королевств продолжали своё существование на юге полуострова, вне зоны досягаемости моголов.
В середине второго тысячелетия несколько европейских стран, включая Португалию, Голландию, Францию и Британию, будучи заинтересованными в торговле с Индией, захватили власть в раздробленных королевствах полуострова и начали битву за установление колоний на территории Индии. Англичане оказались сильнее остальных колонизаторов.
В 1757 г. войска Британской Ост-Индской компании во главе с Робертом Клейвом захватили богатое навабство Бенгалия и разграбили бенгальскую казну (изъято ценностей на сумму в 5 млн. 260 тыс. фунтов стерлингов). Англичане монополизировали внешнюю торговлю Бенгалии, а также важнейшие отрасли внутрибенгальской торговли. Сотни тысяч бенгальских ремесленников были принудительно прикреплены к факториям компании, куда обязаны были сдавать свою продукцию по минимальным ценам. Резко выросли налоги. Результатом был страшный голод 1769—1773 г., во время которого погибло от 7 до 10 миллионов бенгальцев (Антонова К. А., Бонгард-Левин Г. М., Котовский Г. Г. 1979. История Индии. М.). В 1780—1790-х годах голод в Бенгалии повторился: погибло несколько миллионов человек (Губер А., Хейфец А. 1961. Новая история стран зарубежного Востока. М.). По подсчетам известного американского историка Б. Адамса, в первые 15 лет после присоединения Индии англичане вывезли из Бенгалии ценностей на сумму в 1 млрд. фунтов стерлингов (Adams B. 1898. The Laws of Civilizations and Decay. An Essays on History. N.Y., p.305). К 1840 англичане правили большей частью Индии. Безудержная эксплуатации индийских колоний была важнейшим источником накопления английских капиталов и промышленной революции в Англии (Хобсбаум Э. 1999. Век Революции. Европа 1789—1848. Ростов-на-Дону.)
В 1857 году было предпринято восстание против Британской Ост-Индской компании, которое известно в Индии как Первая война за независимость. Однако мятеж был подавлен, и Британская империя установила прямой административный контроль почти над всей территорией своей колонии.
В начале XX века в Индии началась затяжная борьба за независимость. Одним из лидеров движения за независимость был Махатма Ганди, официально считающийся отцом современной Индии.
Современная Индия
1947 15 августа Индия получила полную независимость от британского владычества. Первым премьер-министром страны стал Джавахарлал Неру
1950 26 января Индия стала республикой и приняла новую конституцию.
1953 Административная реформа преобразовала штаты по национально-языковому принципу.
Спор с Китаем в 1962 году вылился в непродолжительную войну.
В 1974 году Индия провела подземные испытания ядерного оружия, став, таким образом, новым членом «ядерного клуба».
Будучи многонациональным и многорелигиозным государством, Индия переживает распри и противостояния на религиозной почве в разных частях страны. Тем не менее, Индия всегда представляла себя как светское государство с либеральной демократией, за исключением короткого периода с 1975 по 1977 гг., когда премьер-министр Индира Ганди объявила чрезвычайное положение с ограничением гражданских прав.
Во второй половине XX века у Индии регулярно возникали проблемы с соседними государствами из-за споров вокруг границ. С Пакистаном Индия трижды вела крупные войны: в 1947—1948, 1965 и 1971 гг., несколько раз вступала в конфликты локального характера, примером чего служат столкновение на леднике Сиачен и последний на данный момент конфликт в 1999 году в штате Кашмир («Каргильская война»).
В 1984 году Индира Ганди дала индийским войскам приказ устра-нить сикхских радикалов, занявших главную святыню сикхов, Золотой храм в Амритсаре. Для радикалов это предприятие стало частью кампании по предоставлению населенным сикхами территориям независимости в качестве государства Халистан. В рамках операции под кодовым названием «Голубая звезда» военные расправились с сепаратистами, но моральный ущерб индийскому правительству фактом военной экспедиции в храм был нанесен огромный. Индира Ганди была убита двумя своими телохранителями-сикхами в порядке личной мести за инкриминируемое осквернение Золотого храма.
В конце 1980-х годов существенно обострилась обстановка в штате Кашмир, где активны были местные сепаратисты и пакистанские ирредентисты. В течении 90-х конфликт удалось погасить.
Реформы, начавшиеся в Индии в 1991 году, превратили ее экономику в одну из самых быстро развивающихся в мире, хотя огромная численность населения и вызванные этим проблемы заметно осложняют экономическое развитие страны.
В 1998 году Индия продолжила испытания серией пяти новых взрывов.
2002 - Гуджаратский погром.
 Зачем нам всё это надо? Да затем, что на основании этого материала, можно производить исторический анализ( сравнение). Что такое хорошо, и что такое плохо, а ведь всё зависит, как мы видим от идей, которыми руководствуются – властьимущие. На государственном уровне это именуется – Национальной Идеей. А откуда появляются идеи? Слушая рекламу на радио, Фёдор услышал следующие слова:
«Законы управляют государством, законами управляет – мозг». Так вот следует полагать, что в мозгу зарождаются и идеи – как законов, так и вообще всевозможные идеи. В мозгу Аристотеля, Сократа и Платона созревали известные нам идеи. Иисус проповедовал Идеи, взятые от Отца. Ислам пошёл так же – черпая суть своей идеи. Католицизм – отображение инной идеи. Чингиз – Хан – так же идея, зародившаяся в голове отдельного человека. И людей, выдвигающих различные идеи, исчисляются тысячами – включая учёных (Ньютон, Энштейн и т. д. и к ним подобное). Но, что б не шла голова кругом от разнообразия идей, Фёдор предлагает различные существовавшие, имеющиеся и будущие идеи примерять к двум столбцам: 1-ый столбик имеет надпись – нравственные. 2-ой столбик – эгоистичные. А те идеи, которые не уложатся ни в ту, ни в другую графу – размещать в третий столбец, расположенный между первыми двумя, и за надписью: эго –нравствен-ный баланс. Вот эта «золотая середина» - именно то, благодаря чему мы до сих пор живём и развиваемся, а два крайних столбика, доставили крайне много неприятностей всему человечеству.
Но нам следует добраться до финиша, и лишь тогда мы ощутим целостность…
Как раньше, так и сегодня найдутся жители Земли, для которых написаны сии строки:

На поводу – дарованной судьбы,
отнюдь не к счастью,
  мы по-разному умны.


Как не хватает нам
  простого понимания,
эгоцентричность,
  культивирует сознание.
Какая нравственность,
  какая доброта,
они не кормят ни волка, ни крота.
Мы, не видим проблемы,
  что за глупые темы,
мы по-сути, довольны
  и не трогай системы.
Вот и пример,
  как тлеет огонёк,
и как нелепо –
  разум недалёк.

Фёдор обещал заглянуть в научную сферу. Дарвина мы касались в начальной части книги – говоря о Р. Докинзе «Эгоистичный ген». А нас по теме весьма интересует Г. Спенсер:
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Герберт Спенсер (англ. Herbert Spencer; 27 апреля 1820, Дерби — 8 декабря 1903, Брайтон) — английский философ и социолог, один из родоначальников позитивизма, идеи которого пользовались большой популярностью в конце XIX века.
Биография
Родился в Дерби (графство Дербишир) в семье учителя. Отказался от предложения получить образование в Кембридже (впоследствии отказался от должности профессора в лондонском Юниверсити-колледже и от членства в Королевском обществе). Был учителем, железнодорожным служащим, журналистом (помощником редактора в журнале «Экономист»). Был близко знаком с Дж. Элиот, Дж. Г. Льюисом, Т. Гексли, Дж. С. Миллем и Дж. Тиндалем, в последние годы жизни с Б. Вебб. Во время нескольких поездок во Францию встречался с О. Контом. В 1853 получил наследство и смог полностью посвятить себя занятиям философией и наукой.
Воззрения
Во взглядах Спенсера соединились эволюционизм, принцип laissez faire и концепция философии как обобщения всех наук, а также другие идейные течения его времени. Отсутствие систематического образования и нежелание изучать труды предшественников привели к тому, что Спенсер черпал знания из тех источников, с которыми ему случилось познакомиться.
Ключом к его системе объединенной науки является работа «Основные начала» (First Principles, 1862), в первых главах которой утверждается, что мы ничего не можем знать о последней реальности. Это «непознаваемое» выходит за пределы научного исследования, а религия просто пользуется метафорой, чтобы хоть как-то его представить и иметь возможность поклоняться этой «вещи в себе». Во второй части труда излагается космическая теория эволюции (теория прогресса), которую Спенсер считает универсальным принципом, лежащим в основе всех областей знания и их суммирующим. В 1852, за семь лет до публикации «Происхождения видов» Ч. Дарвина, Спенсер написал статью «Гипотеза развития» (The Development Hypothesis), в которой излагалась идея эволюции, во многом следовавшая теории Ламарка и К. Бэра. Впоследствии Спенсер признал естественный отбор как один из факторов эволюции (он автор термина «выживание наиболее приспособленных»). Отправляясь от фундаментальных законов физики и идеи изменения, Спенсер приходит к пониманию эволюции как «интеграции материи, сопровождаемой рассеянием движения, переводящей материю из неопределенной, бессвязной однородности в определенную, связную разнородность, и производящей параллельно тому преобразование сохраняемого материею движения». Все вещи имеют общее происхождение, но через наследование черт, приобретенных в процессе адаптации к окружающей среде, происходит их дифференциация; когда процесс приспособления заканчивается, возникает связная, упорядоченная Вселенная. В конечном итоге всякая вещь достигает состояния полной адаптированности к своему окружению, однако такое состояние неустойчиво. Поэтому последняя ступень в эволюции — не что иное, как первая ступень в процессе «рассеяния», за которым, после завершения цикла, вновь следует эволюция.
В 1858 Спенсер составил план сочинения, ставшего главным трудом его жизни, «Системы синтетической философии» (A System of Synthetic Philosophy), которое должно было включать 10 томов. Главные принципы «синтетической философии» Спенсера были сформулированы на самом первом этапе реализации его программы, в Основных началах. В других томах давалась интерпретация в свете этих идей различных частных наук. В серию также вошли: «Принципы биологии» (The Principles of Biology, 2 vol., 1864—1867); «Принципы психологии» (The Principles of Psychology, в одном томе — 1855, в 2-х томах — 1870—1872); «Принципы социологии» (The Principles of Sociology, 3 vol., 1876—1896), «Принципы этики» (The Principles of Ethics, 2 vol., 1892—1893).
Наибольшую научную ценность представляют его исследования по социологии, в том числе два других его трактата: «Социальная статика» (Social Statics, 1851) и «Социологические исследования» (The Study of Sociology, 1872) и восемь томов, содержащие систематизиро-ванные социологические данные, «Описательная социология» (Descriptive Sociology, 1873—1881). Спенсер — основатель «органической школы» в социологии. Общество, с его точки зрения, — это эволюционирующий организм, подобный живому организму, рассматриваемому биологической наукой. Общества могут организовывать и контролировать свои собственные процессы адаптации, и тогда они развиваются в направлении милитаристских режимов; они также могут позволить свободную и пластичную адаптацию и тогда превращаются в промышленно развитые государства.
Однако неумолимый ход эволюции делает адаптацию «не случайностью, но необходимостью». Следствием концепции о космической силе эволюции Спенсер считал социальную философию laissez-faire. Лежащий в основе этой философии принцип индивидуализма ясно изложен в «Принципах этики»:


«Каждый человек волен делать то, что желает, если не нарушает при этом равную свободу любого другого человека».
Социальная эволюция является процессом возрастающей «индивидуации». В «Автобиографии» (Autobiography, 2 vol., 1904) предстаёт ультраиндивидуалист по характеру и происхождению, человек, отличающийся необычайной самодисциплиной и трудолюбием, однако почти лишенный чувства юмора и романтических устремлений. Умер Спенсер в Брайтоне 8 декабря 1903.
Выступал против революций и резко отрицательно относился к социалистическим идеям. Считал, что человеческое общество, как и органический мир, развивается постепенно, эволюционно. Был открытым противником образования для малоимущих слоёв населения, считал демократизацию образования вредной.
Среди других работ Спенсера:
«Человек и государство» (The Man versus the State, 1884)
«Философия и религия. Природа и реальность религии» (Philosophy and Religion. The Nature and Reality of Religion, 1885)
«Надлежащие границы государственной власти» (The Proper Sphere of Government, 1843)
«Образование умственное, моральное и физическое» (Education: Intellectual, Moral, Physical, 1861)
«Факты и комментарии» (Facts and Comments, 1902)
«Эссе: научные, политические и философские» (Essays: Scientific, Political, and Speculative, 3 vol., 1891)
«Данные этики» (The Data of Ethics, 1879)
«Справедливость» (Justice, 1891)
 


Ознакомившись с трудами Спенсера, Фёдор обрёл сторонника своих взглядов, хотя то, что пишут в Википедии – Спенсер был открытым противником образования для малоимущих слоёв населения, считал демократизацию образования вредной, несколько обескураживает и не поддерживается Фёдором.
А вот выдержка из статьи Спенсера, которая опровергает подобные утверждения : – «Прибавлю еще один только факт. Этим свободным органам мы обязаны не одною только учебной организацией и плодотворными результатами ее на поприще народного просвещения, - им же мы обязаны также и значительным прогрессом культуры в качественном отношении, прогрессом, который в последнее время, к счастью, начинает уже сказываться. Распространение научного образования и научного духа создано не законами и чиновниками. Наши ученые общества возникли благодаря свободной кооперации людей, заинтересованных в накоплениии распространении тех истин, которые составляют предмет их занятий».

Для представления, кто таков сей человек – возьмём отрывок из ______ http://lib.ru/FILOSOF/SPENSER/spenser3.txt;
3-ий том, глава 5, где Спенсер опровергает Канта:
… Первое положение в первой главе у Канта гласит: "Ни в мире, ни даже вне его, не может быть мыслимо ничего, что могло бы быть признано без всяких ограничений добрым, кроме одной только моей доброй воли" {Kant S. W. IV.Grandi, zur Metaph. d Sitten. 1 Ab. 241.}.
И затем на следующей странице находится нижеследующее определение:
"Добрая воля такова не вследствие того, что она производит или выполняет, -не вследствие годности ее для достижения той или иной поставленной себе цели, - а одним своим хотением, т. е. добрая сама по. себе; рассматриваемая сама по себе она по своей ценности несравненно выше всего того, что когда-либо могло бы быть посредством ее осуществлено в угоду одной какой-нибудь склонности или хотя бы даже всех склонностей, вместе взятых" {Ibid, p. 292.}. Наибольшее число заблуждений вызывается привычкой применять слова, не переводя их вполне в мысль, - употреблять их в общепринятом смысле, не останавливаясь на том, насколько этот смысл, эти значения
соответствуют им в данном случае. Не удовлетворяясь неопределенным представлением о том, что понимается под "доброю волей", постараемся раскрыть настоящее ее значение. Воля предполагает сознание какой-либо цели. Исключите из нее всякую мысль о цели, и представление воли исчезнет.
Фёдор много говорил о идеях, а Спенсер вот говорит «сознание какой-либо цели» либо «мысль о цели», именно это Фёдор называет идеей.

Так как представление о воле необходимо предполагает какую-либо цель, то качество воли определяется качеством имеющейся в виду цели. Воля сама по себе, рассматриваемая независимо от какого бы то ни было определяющего эпитета, не может быть познана с нравственной стороны. Она становится познаваемою с нравственной стороны только тогда, когда получает характер доброй или злой воли в зависимости от предположенной доброй или злой цели. Тому, кто в этом сомневается, мы предложили бы попробовать, может ли он мыслить добрую волю, стремящуюся к дурной цели. Весь вопрос, следовательно, сводится к значению слова "добрая". Рассмотрим прежде всего значения, обыкновенно ему придаваемые.
Мы говорим о хорошем хлебе, хорошем вине; под этими выражениями мы разумеем предметы вкусные и потому доставляющие удовольствие или предметы, полезные для здоровья, которые, содействуя здоровью, ведут к удовольствию. Хороший огонь, хорошее платье, хороший дом - все эти выражения употребляются нами потому, что эти предметы или служат
комфорту, т. е. нашему удовольствию, или ласкают наше эстетическое чувство, следовательно, тоже доставляют нам удовольствие. Это относится к тем предметам, которые более
косвенно служат нашему благополучию, чем хорошие орудия или хорошие дороги. Когда мы говорим о хорошем работнике, хорошем учителе, хорошем докторе, мы опять-таки подразумеваем под этим успешное содействие благополучию других. Хорошее правительство, хорошие учреждения, хорошие законы указывают на преимущества, доставляемые обществу, среди которого они существуют, преимущества, равноценные известным родам счастья, положительного или отрицательного. Между тем Кант говорит, что добрая воля есть та, которая является доброй сама по себе, независимо от какой бы то ни было цели. Мы не
должны видеть в ней нечто побуждающее к действиям, полезным для самого индивида, содействуя ли его здоровью, повышая ли его культуру или облагораживая его наклонности, ибо все это в конце концов ведет к счастью и только потому и поощряется. Мы не должны считать волю доброй, потому что ее осуществление избавляет друзей от страданий или содействует развитию их благополучия, ибо это привело бы нас к заключению, что мы называем ее доброй ввиду благотворности ее целей. Мы не должны также, пытаясь составить себе о ней представление, принимать в соображение содействие ее социальным
улучшениям в настоящем или будущем. Одним словом, мы должны составить себе идею доброй воли независимо от какого бы то ни было материала, из которого можно было бы вообще построить идею доброго; мы должны пользоваться этим понятием как лишенным всякого содержания термином. Здесь мы имеем пример того метода, который я назвал выше извращенным априорным методом философствования: исходной точкой является недопустимое положение. Кантовская метафизика исходит из утверждения, что пространство
есть "не что иное, как" форма познания - всецело присущая субъекту, а отнюдь не объекту. Это положение, буквальный смысл которого ясен, принадлежит к числу тех, члены которого не могут уложиться в нашем сознании, ибо ни Канту, ни кому другому не удалось до сих пор привести к единству представления мысль о пространстве и о своем "я" так, чтобы первое являлось атрибутом второго. Здесь же мы видим, что и кантовская этика точно так же начинает с установления того, что как будто бы имеет значение, на самом же деле его не имеет, - нечто такое, что при раз данных условиях не может быть вовсе мыслимо. Ибо ни Кант, ни кто-либо другой никогда не мог и не сможет построить представление о доброй воле, если из слова добрый будет исключена
всякая мысль о тех целях, которые мы под этим именем различаем.
Кант, очевидно, и сам видел, что его утверждение способно вызвать
возражения, ибо он идет им навстречу. Он говорит: "Тем не менее эта идея абсолютного значения чистой воли, из оценки которой исключено всякое соображение об ее полезности, представляет нечто настолько странное, что, несмотря на полное согласие с ней даже обыкновенного разума (!), должно возникнуть подозрение, что в основе ее, может быть, таинственно скрывается одна только выспренняя фантазия" (Kant S. W. IV, Metaph. d. Sitten, 242. Hartenst). И далее, приготовляясь к защите, он продолжает:…
Мы с Фёдором включили этот отрывок для того, что б читатель смог определить уровень мышления Спенсера. Да и к тому же здесь затронут вопрос нравственности, заключающий в себе непременно понятия добра и зла, эгоизма и альтруизма. А проявление, воздействие и влияние нравственности, это основной мотив данной книги.
Итак Спенсер, это океан толковых мыслей, но почти не известен в наше время и понятно почему – «Правда, глаза режет». Коснёмся того, что Спенсер думает о справедливости:
(Вот интересная часть его статьи, помогающая представить реальность тех дней 19 в.)

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ФЕТИШИЗМ

       (Первоначально напечатано В "The Reader" от 10 июня 1865 г.)

       Европейцу представляется чем-то поразительным, что индус, прежде чем приняться за дневную работу, молится импровизированному богу, слепленному им же самим в несколько минут из глины. Мы читаем с изумлением, почти с недоверием, о молитвах, предполагаемая сила которых зависит от ветра, приводящего в движение листки, где эти молитвы написаны. Когда нам говорят о том, что иной житель Азии, недовольный своими деревянными божками, опрокидывает и бьет их, это вызывает в нас смех и удивление. Но чему же здесь удивляться? Того же рода предрассудки мы видим каждый день и в тех людях, с, которыми мы живем; правда, предрассудки не столь резкие, но по существу того же характера. Есть и такие идолопоклонники, которые хотят и не мастерят объектов своего поклонения из мертвого вещества, но которые, вместо этого, берут в качестве сырого материала живых людей, которые укладывают известную массу их в некоторую особенную форму, и думают, что после такой формовки у человечества появляются силы и свойства, каких до того времени не было. И в том и в другом случае сырой материал насколько возможно маскируется. При помощи прикрас декоративного характера дикарь помогает своей уверенности, что перед ним нечто более чем простое дерево. Точно так же и гражданин придает политическим учреждениям, созданию которых он способствовал, столь внушительные внешние атрибуты и названия, выразительно говорящие о власти, что его уверенность в ожидаемых от них благодеяниях усугубляется. То же сияние "божественного величия", которым окружены короли, хотя сияние и не столь яркое, окружает и всех начальствующих лиц, до самых низких ступеней их, так что в глазах народа даже простой полицейский, одетый в форменное платье, является облеченным особою непостижимою властью. Даже более того, символы власти совершенно отжившие тоже вызывают благоговение даже у тех, кто хорошо понимает, что они уже отжили свое время. Людям кажется, что в формуле закона заключается какая-то особая сила, которая обладает способностью связывать людей, и что правительственный
штемпель тоже не лишен такой сверхъестественной силы. Эти два вида идолопоклонства походят один на другой еще вот в каком отношении: в том и в другом случае вера, несмотря на вечные разочарования, держится в душе очень упорно. Трудно понять, каким образом идолопоклонник, избив резное изображение своего бога за неисполнение какого-нибудь желания, снова потом поклоняется ему и испрашивает милостей от него. Мы можем успокаивать себя тем, что, в свою очередь, и все идолы нашего политического пантеона терпят наказания за то, что не оправдали возлагавшиеся на них надежды, и тем не менее на них все же продолжают смотреть с полной надеждой, что в будущем обращенные к ним молитвы будут услышаны. В любой почти газете то и дело доказывается бестолковость, мешковатость, испорченность, бесчестность официализма в том или ином его проявлении. По всей вероятности, в половине передовых статей, какие пишутся, речь идет о какой-либо полнейшей официальной ошибке, возмутительной проволочке, поразительной подкупности, огромной несправедливости, невероятной расточительности в официальных сферах. И, однако, за таким бичеванием, в котором постоянно находит исход обманутое ожидание, следует непосредственно возобновление прежней веры: если такие-то благодеяния еще не имели место, на них продолжают надеяться и продолжают молить о новых. Что ни день, то новые доказательства, что старые правительственные механизмы сами по себе инертны, и если, по-видимому, они имеют силу, то обязаны ею общественному мнению, приводящему в движение их части; тем не менее одновременно с этим, тоже каждый день, нам то и дело предлагаются новые государственные механизмы, устроенные по шаблону старых. Эта неисчерпаемая доверчивость наблюдается и среди людей самой широкой политической опытности. Лорд Пальмерстон, который, вероятно, знает свою публику лучше, нежели кто-либо иной, между прочим, сказал, отвечая на запрос в палате: "Я вполне убежден, что ни одно лицо, принадлежащее к правительству все равно, - в высшем или в низшем управлении, - не позволило бы себе нарушить доверие в каком-либо деле, ему порученном". Утверждать подобную вещь перед лицом бесконечного числа обличительных фактов лорд Пальмерстон мог лишь потому, что ему было прекрасно известно, до какой степени вера людей в официализм могущественнее, чем противоречащая ей действительность. В каких же случаях оправдываются надежды, возлагаемые на деятельность государства? Можно было бы подумать, что основные интересы людей побудят их воспользоваться вездесущим государственным аппаратом, например, в целях правосудия; но на деле выходит не так. С одной стороны, мы видим несправедливо осужденных, невиновность которых позднее доказывается и которым "прощают" преступление, им не совершенное; и это - их утешение после незаслуженного страдания. С другой стороны, лорд-канцлер смотрит на тяжкие проступки иных сквозь пальцы, если ущерб, причиненный этими проступками, частью возмещен: более того, лорд-канцлер хлопочет о назначении преступнику пенсии. Один человек, действительно провинившийся, вознаграждается, тогда как другому, чья невиновность доказана, не возмещают ни перенесенных им страданий, ни имущественных убытков!
 Если эта удивительная несообразность и не очень часто проявляется в делах официального правосудия в форме такого резкого контраста, то частями она обнаруживается в бесконечном ряде случаев.
Мальчишка крадет на два пенса плодов - его ждет тюремное заключение; тысячи фунтов стерлингов переходят из государственных касс в карман частного лица - за это оно не несет никакого наказания. Но ведь это аномалия? В том-то и дело, что нет! Это - узаконенная форма для массы судебных решений. Теоретически государство - защитник прав своих подданных; на практике же оно постоянно действует как нападающая сторона. По общепризнанному принципу правосудия, всякий истец, начавший несправедливое судебное преследование, обязан возместить судебные издержки ответчика: государство же по сие время упорно отказывается покрывать судебные издержи граждан, несправедливо привлеченных им к судебной ответственности. Больше того: оно сплошь и рядом пыталось добиваться обвинения с помощью преступных средств. Некоторые из наших современников, вероятно, еще помнят, как в процессах, преследующих акцизные нарушения, государство подкупало присяжных: когда выносился приговор в пользу государства, присяжные получали двойное вознаграждение, - это вошло в обычай; а чаще всего дело кончалось лишь тогда, когда адвокат ответчика, в свою очередь, тоже давал обещание вдвойне вознаградить присяжных, если их вердикт будет в пользу его клиента!
И не в одних только высших сферах судебной администрации зло
официального отношения к делу всегда и во все времена так явно бросалось в глаза, что даже вошло в поговорку; оно проявлялось не только в судебной волоките, способной отравить жизнь человека; не только в разорительных судебных издержках, благодаря которым самое слово "канцелярия" стало каким-то пугалом; не только в процессах коммерческих судов, - процессах, которые всегда вели за собой такие чудовищные издержки, что кредиторы бегали от судей хуже чем от чумы; проявлялось не только в сомнительном характере самих тяжб, благодаря которому лучше согласишься вынести грубейшую несправедливость, лишь бы избежать еще худшей несправедливости во имя закона, так как последний результат, столь же вероятен, как и первый, - но проявлялось всюду, в самых низших сферах судебной администра-ции, где ежедневно можно наблюдать множество промахов и нелепостей. Кому не известны ходячие насмешки, сочиненные на полицию? Что могут нам возразить на это? Что в такой массе людей, несомненно, должны быть и нечестные, и неспособные? Да, но в таком случае, по крайней мере, те распоряжения, которые идут к этим людям сверху, должны быть справедливы и обдуманны…
…Перейдем к другой области полицейской деятельности: к упорядочению уличного движения. Ежедневно на улицах Лондона десятки тысяч легких экипажей с седоками, спешащими по крайне нужным делам, задерживаются какими-нибудь четырьмя телегами и столькими же ломовыми фурами, которые там и сям ползут медленным шагом. Эти телеги и фуры - ничтожное меньшинство в общем движении: ускорив их движение или приурочив его к утренним и вечерним часам, полиция значительно уменьшила бы неудобство. Но вместо того, чтобы заняться устранением препятствий, действительно затрудняющих уличное движение, полиция занимается совсем другим: она следит за всем тем, что вовсе уже не является такой помехой этому движению. Так, недавно еще продавцам афиш запрещалось ходить по улицам под тем предлогом, что они будто бы мешают движению толпы: многие из них, неспособные к другой работе, лишились благодаря этому ежедневного заработка в размере одного шиллинга и были таким образом как бы поставлены в ряды нищих и воров. Есть примеры похуже этого. Несколько лет тому назад между полицией и маленькими продавщицами апельсинов возникла настоящая война: их гнали отовсюду, говоря, что они мешают прохожим. А между тем ежедневно на самых людных пунктах неподвижно торчат субъекты с игрушками, надувающие детей и родителей, чтобы продать эти игрушки: они сами издают разные звуки и уверяют покупателей, что так кричит игрушка, а рядом стоит полисмен и с отеческим видом наблюдает, как сколачивается деньга путем обмана и надувательства; и, если вы его спросите, почему он не находит нужным вмешаться, он вам ответит, что он не получал на это приказаний. Неправда ли, милый контраст! Если вы недобросовестный торговец, то вы можете смело собрать вокруг себя на тротуаре небольшую толпу, не опасаясь, что вы получите выговор за задержку движения. Если вы честны, вас оттолкнут далеко от края тротуара, как докучную помеху; оттолкнут куда? - на нечестную дорогу.
Такая беспомощность официальной машины в тех случаях, когда дело идет о нашей защите от несправедливости, по-видимому, должна была бы заставить нас относиться скептически к другим ее предначертаниям. Уж если в деле судебной защиты и полицейской охраны, в котором свои же неотложные интересы должны побуждать граждан требовать от официальной машины правильного функционирования; уж если здесь эта машина, в теории являющаяся защитником гражданина, становится так часто его врагом; если слова "прибегать к закону" звучат для нас равносильно фразе "обеднеть" и, может быть, даже "разориться окончательно", - то, разумеется, в других делах, где наши интересы, поставленные на карту, менее настоятельны, никак уж нельзя ждать, чтобы официальная машина оказалась на высоте своего положения. Но такова сила политического фетишизма! Ни упомянутый ряд опытов, ни другие, им подобные, которыми нас дарит каждое административное учреждение, не могут поколебать всеобщей веры…
Вот так господа и хорошие и нехорошие, прошло полтора века, а проблемы то – живы. Вопрос почему? Да принцип управления остался прежним, не спешат расставаться властьимущие со своими привилегиями, дворцами и прочими раскошными возможностями. Но прийдётся, хоть и не хочется, время господа всё расставит по своим местам, только ваши наследники будут расплачиваться за ваше упорство и противостояние…

… возьмем церковь - она цепляется за давно отжившие формы, вопреки общественному мнению, которое их отвергает, - и, несмотря на все это,

с каждым новым днем все настоятельнее и настоятельнее раздаются требования о необходимости распространять законодательные определения на новые области. Что нужды, что наши строительные законы повели лишь к постройке менее прочных домов, чем прежде; что нужды, что инспекция каменноугольных копей бессильна предупредить взрывы рудничного газа; что нужды, что введение инспекции на железных дорогах, лишь увеличило число катастроф на этих дорогах; среди нас, будто на смех всем таким неудачам и многим другим, свидетелями которых мы постоянно бываем, царит и продолжает царить то, что Гизо так удачно называет "грубым обольщением, верою в верховное могущество политического механизма".
Великую услугу оказал бы обществу тот, кто взял бы на себя труд
проанализировать законы, изданные... ну хотя бы за последние 50 лет; кто сравнил бы результаты, ожидавшиеся от этих законов, с результатами, действительно полученными. Для того чтоб написать такую полную откровений и в высшей степени поучительную книгу, достаточно было бы привести мотивы, вызвавшие то или другое законодательное определение, и показать, сколько зла, подлежащего теперь устранению, было порождено предыдущими мероприятиями. При этом для исследователя было бы всего труднее, разумеется, удержаться в должных рамках при повествовании, которое легко может сделаться бесконечным, о розовых надеждах, всегда кончавшихся неожиданными крушениями. В заключение было бы очень полезно указать, насколько выигрывал тот воздержанный законодатель, который после ряда убедительных уроков решился наконец раз навсегда прекратить свои законодательные попытки.
Не думайте, однако, чтобы и подобная сводка фактов, при всем богатстве и поучительности содержания, могла хоть сколько-нибудь повлиять на изменение среднего уровня умов. Политический фетишизм будет жить, доколе люди будут лишены научного образования, доколе они будут считаться лишь с ближайшими причинами, не ведая о причинах более отдаленных и более общих, которые двигают первыми. И пока то, что теперь называют образованием, не будет свергнуто настоящим образованием, цель которого объяснить человеку сущность мира, в котором он живет, до тех пор новые политические иллюзии будут расцветать на иллюзиях погибших. Но и теперь уже есть избранные умы - и ряды их все пополняются, - умы, для которых вышеупомянутая книга не прошла бы бесследно; для них-то и стоило бы ее написать.
Самое главное для Фёдора, это то, что Спенсер весьма серьёзно раскрывает аналогию между многоклеточным организмом и социальным организмом состоящего из людей, которая зародилась в голове и у Фёдора.
…Но обратимся теперь к организму социальному и к тем аналогиям в
строении и функциях, которые могут быть в нем прослежены. Понятно, что аналогии между явлениями, которые представляет собою индивидуум, т. е. агрегат физически связный, и явлениями, которые представляют физически несвязный агрегат индивидуумов, распространенных на большом пространстве, не может быть видимой или ощутимой; здесь возможна только аналогия между системами, между методами организации.

Существующие аналогии являются продуктом несомненной общности обеих организаций: в той и другой существует взаимная зависимость частей, что и составляет зерно всякой организации. Этим определяется и параллелизм между организмом индивидуаль-ным и социальным. Понятно, что этот параллелизм сопровождается и глубокими различиями между агрегатами. Одно из основных различий заключается в том, что, в то время как в индивидуальном организме есть только один центр сознания, (мозг) способный ощущать удовольствия или страдания, в организме социальном этих центров столько же, сколько в нем заключается индивидуумов, а самый их агрегат не чувствует ни удовольствия, ни страданий, - обстоятельство, коренным образом изменяющее их цели.
Тут можно и поспорить с Спенсером – где гарантия, что отдельно взятая клетка организма не испытывает положительных либо отрицательных ощущений? А потом, те индивидуумы которые берутся управлять социальным организмом состоящим из людей, неужели они совершенно не испытывают никаких ощущений, от того что происходит в душах, сердцах, умах и эмоиях тех сограждан, которые руководимы поступками и законами государственного аппарата(состоящего из таких же сограждан)?? Поэтому говорить о коренных различиях следует осторожней, делая поправку на примитивные условия – бытовые, моральные, социальные и ограниченную развитость науки, имеющегося оборудования и технических достижений.
Чтобы понять суть подымаемого вопроса, нужно быть конечно же достаточно подготовленным и иметь видимые основания, над которыми можно и порассуждать и прийти к заключению, которое независимо от того – осознали мы его или нет, имеет своё закономерное положение и влияние.
У Спенсера есть замечательная работа «Социальный организм», в которой доступно раскрывается схожесть структурного функционирования клеток печени и артельных подразделений из английской промышленности того времени. Вообще касаясь его работ, Фёдор приходит в интеллектуальный трепет, и осознаёт на сколько глубоко мыслил этот человек. Хотелось бы, посоветовать заинтересованному читателю, данной книги, открыть статьи Спенсера в 3-ох томах - http://lib.ru/FILOSOF/SPENSER/.
Вот начало статьи:
ПРОГРЕСС, ЕГО ЗАКОН И ПРИЧИНА
       Обыкновенное понятие о прогрессе несколько изменчиво и неопределенно.Иногда под прогрессом разумеют немного более простого возрастания, как в тех случаях, когда дело идет о народе, по отношению к его численности и пространству, занимаемому им. Иногда оно относится к количеству материальных продуктов, как в тех случаях, когда речь идет об успехах земледелия и промыш-ленности. Иногда его видят в улучшении качества этих продуктов, а иногда в новых или усовершенствованных способах, посредствам которых они производятся. Далее, говоря о нравственном или ум-ственном прогрессе, мы относимся к состоянию той личности или того народа, в котором он проявляется; рассуждая же о прог-рессе в науке или искусстве, мы имеем в виду известные отвлеченные результаты человеческой мысли и человеческих действий. Обиходное понятие о прогрессе не только более или менее смутно, но и в значительной степени ошибочно. Оно обнимает не столько действительный прогресс, сколько сопровождающие его обстоя-тельства, не столько сущность его, сколько его тень. Умствен-ный прогресс, замечаемый в ребенке, вырастающем до зрелого человека, или в диком, вырастающем до философа, обыкновенно видят в большем числе познанных фактов и понятых законов; между тем действительный прогресс заключается в тех внутренних изменениях, выражением которых служат увеличивающиеся позна-ния. Социальный прогресс видят в производстве большего количес-тва и большего разнообразия предметов, служащих для удовлетворе-ния человеческих потребностей, в большем ограждении личности и собственности, в расширении свободы действий; между тем как правильно понимаемый социальный прогресс заключается в тех изменениях строения социального организма, которые обуслов-ливают эти последствия. Обиходное понятие о прогрессе есть понятие телеологическое. Все явления рассматриваются с точки зрения человеческого счастья. Только те изменения считаются прог-рессом, которые прямо или косвенно стремятся к возвышению человеческого счастья; и считаются они прогрессом только пото-му, что способствуют этому счастью. Но чтобы правильно понять прогресс, мы должны исследовать сущность этих изменений, рас-сматривая их независимо от наших интересов…
… Здесь мы намерены прежде всего показать, что закон органического прогресса есть закон всякого прогресса. Касается ли дело развития Земли или развития жизни на ее поверхности, развития общества, государственного управления, промышленно-сти, торговли, языка, литературы, науки или искусства, - всюду происходит то же самое развитие простого в сложное через ряд дифференцирований. Начиная от первых сколько-нибудь заметных изменений и до последних результатов цивилизации, мы находим, что превращение однородного в разнородное есть именно то явление, в котором заключается сущность прогресса…
Далее, после убедительных и тонко подмеченных известных всем фактов, Спенсер пишет следущщее:
Теперь, из этого единообразия в порядке действий, не можем ли мы заключить о какой-либо основной необходимости, порождающей его? Не можем ли мы разумно искать какого-либо вездесущего принципа, определяющего этот вездесущий процесс вещей? Всеобщность закона не предполагает ли и всеобщую причину!
       Возможность проникнуть в эту причину, рассматриваемую как нумен (вещь сама в себе), невозможно допустить. Это значило бы разрешить ту конечную тайну, которая всегда будет переходить за пределы человеческого разума.
Мы можем apriori предположить, что объяснение этого всеобщего превращения однородного в разнородное лежит в каком-нибудь законе изменений…
…Теперь известно уже, что ни один зародыш, животный или растительный, не содержит в себе ни малейшего начала, следа или обозначения будущего организма; микроскоп показал, что первый процесс, возникающий в каждом оплодотворенном зародыше, есть процесс повторенных одновременных дроблений, кончающийся образованием массы клеточек, из которых ни одна не проявляет какого-либо специального характера; поэтому нет, кажется, иного исхода, как предположить, что частная организация, существующая в данную минуту в развивающемся зародыше, переводится влиянием внешних деятелей в следующий фазис организации, этот - в дальнейший, пока сквозь постоянно возрастающие усложнения не выработается окончательная форма. Во всяком случае, мы не можем действительно объяснить происхождение какого-либо растения или животного. Мы все еще находимся во мраке по отношению к тем таинственным свойствам, в СИЛУ которых зародыш, подчиненный известным влияниям, подвергается специальным изменениям, открывающим ряд превращений. Вся наша цель состоит в том, чтобы показать, что при данном зародыше, обладающем этими таинственными свойствами, развитие из него организма зависит, по всей вероятности, оттого умножения действий, которое, как мы видели, составляет причину прогресса вообще, насколько мы доселе проследили это…
… Произошел или нет род человеческий от одного корня во всяком случае, филология ясно доказывает, что целые группы рас, легко различаемые ныне одна от другой, составляли первоначально одну расу, что расселение одной расы по различным климатам и в среду различных условий существования произвело многие измененные ее формы…
Немогу отказать Фёдору – он просит, хоть и понимает, что маловато места остаётся, для побочного материала, но это действительно расширит кругозор читателя:
… Ограничимся последним воплощением паровой силы - локомотивом. Он, как главная основа железных дорог, изменил весь вид стран, весь ход торговли, все привычки народов. Укажем сперва на сложный ряд перемен, предшествующих построению всякой железной дороги (в Англии): предварительные переговоры, митинги, протоколы, производство исследований местности, парламентское рассмотрение, литографирование планов, справки местные и общие, прошение в парламент, занятие специального комитета, первое, второе и третье чтение; каждая из этих ступеней указывает на многочисленные сношения и развитие нескольких различных отраслей занятий - инженеров, инспекторов, литографов, парламентских агентов, маклеров - и создание нескольких других, как, например, общих и специальных промышленных агентов. Укажем на дальнейшие перемены, производимые постройкою железных дорог; уравнения, насыпи, тоннели, разветвления дорог, постройку мостов и станций; возведение полотна, кладку шпал, рельсов; постройку машин, тендеров, платформ и вагонов. Эти процессы, действуя на многочисленные отрасли промышленности, увеличивают ввоз строевого леса, разработку каменоломен, выделку железа, разработку каменноугольных копей, обжигание кирпичей, создают разнообразные специальные отрасли промышленности, о которых еженедельно объявляет газета Railway Times, и, наконец, пролагают путь ко многим новым отраслям занятий, как-то: кондукторов, кочегаров, смазчиков, кладчиков рельсов и пр. Взглянем затем на изменения, еще более многочисленные и сложные, производимые действующими железными дорогами на общество в целом. Учреждаются агентства там, где они прежде не окупались; товары приобретаются из далеких складов, вместо того чтобы приобретаться путем мелочной покупки; употребляются продукты, бывшие прежде недоступными по причине отдаленности. Быстрота и дешевизна перевозки стремятся, кроме того, специализировать, более чем когда-либо, промышленность различных местностей - ограничить каждую мануфактуру теми частями страны, где, вследствие местных условий, она более всего может процветать. Далее, уменьшающаяся стоимость перевозки облегчает распределе-ние продукта, уравнивает цены и средним числом понижает их, делая таким образом различные предметы доступными людям, не имевшим прежде возможности покупать их, увеличивая таким образом удобства и утончая привычки этих людей. В то же время распространяется обычай путешествовать. Сословия, которые до того никогда не помышляли о путешествиях, делают ежегодные поездки на морской берег; посещают родственников, живущих в отдалении; предпринимают небольшие увеселительные путешествия, вынося из всего этого пользу для тела, чувств и ума. Сверх того, скорейшая передача писем и новостей производит дальнейшие изменения - заставляет пульс народа биться быстрее. Появляется бесчисленное множество дешевых изданий, распростра-няемых посредством продажи на станциях железных дорог, столько же объявлений в вагонах железных дорог; оба средства эти содействуют дальнейшему прогрессу. И все эти бесчисленные перемены, указанные здесь вкратце, порождены изобретением паровой машины. Общественный организм стал более разнородным в силу многих вновь введенных занятий и других, существовавших уже, но теперь более специализированных; цены на произведения повсеместно изменились; каждый торговец более или менее изменил способ ведения своих дел, и все это отразилось на действиях и мыслях едва ли не каждого из людей.
       Можно было бы привести бесконечное количество подобных пояснении Единственный факт, требующий еще внимания, есть тот, что здесь яснее, чем где-либо, подтверждается указанная выше истина, что, чем разнороднее поверхность, на которую действует какая-либо сила, тем сложнее бывают и результаты ее как по числу, так и родам своим. Между тем как у первобытных племен, которым впервые стал известен каучук, он произвел весьма не многие перемены, у нас перемены эти стали так многочисленны и разнообразны, что история их занимает целый том {Personal Narrative of the Origin of the Caoutchouc, or India-Rubber Manufacture in England, by Tomas Hancock. (Прим, пер.)}. В небольшой, однородной общине, населяющей какой-либо из Гебридских островов, употребление электрического телеграфа едва ли произвело бы какие-нибудь результаты; в Англии же результаты эти бесчисленны…
… Тогда можно будет видеть, что в каждом обыденном явлении, как и с самого начала вещей, разложение затраченной силы на несколько сил постоянно производило еще большее усложнение; что возрастание разнородности, произведенное таким образом, все еще продолжается и должно продолжаться еще далее и что, следователь-но, прогресс не есть ни дело случая, ни дело, подчиненное воле человеческой, а благотворная необходимость.
… Надо прибавить несколько слов касательно онтологического значения нашей аргументации. Вероятно, многие увидят в ней попытку разрешить великие вопросы, затруднявшие философию всех времен. Пусть не обманываются такие читатели. После всего, что сказано, конечная тайна остается такой же тайной, как и прежде. Изложение того, что объяснимо, выставляет только в более сильном свете необъяснимость того, что остается позади. Как бы ни казалось неправдоподобным, но смелая пытливость стремится постоянно к тому, чтобы положить более прочное основание всякой истинной религии. Робкий сектатор, принужденный покидать одно за другим все суеверия своих предков и видя ежедневно дорогие верования свои все более и более потрясаемыми, страшится втайне, что когда-нибудь все вещи будут разъяснены; сообразно этому увеличивается и его боязнь науки, являя таким образом худшее из всех неверий – опасение, что истина может быть нехороша.
С другой стороны, искренний приверженец науки, довольствуясь тем, что ему дает очевидность, приобретает при каждом новом исследовании все более глубокое убеждение, что Вселенная есть неразрешимая задача. Как во внешнем, так равно и во внутреннем мире он видит себя среди вечных перемен, ни начала, ни конца которых он не может открыть. Если, проследив весь ход развития вещей, он допустит гипотезу, что всякое вещество существовало некогда в разсеянной форме, то понять, как это сделалось, будет для него все-таки невозможно; равным образом если он станет размышлять о будущем, то не в состоянии означить предела той великой последовательности явлений, которая непрестанно развертывается перед ним. С другой стороны, всматриваясь внутрь себя, он увидит, что оба конца нити его сознания вне его достижения, он не может вспомнить, когда или как началось это сознание, и не может рассмотреть сознание, существующее в текущий момент, ибо только состояние минувшего сознания может стать предметом размышления, а отнюдь не то, которое приходится в данный момент. Обращаясь далее от последовательности внешних или внутренних явлений к сущности их, он так же точно останавливается. Если ему и удастся истолковать все свойства вещей проявлениями силы, то это не объяснит ему, что такое сила; он находит, напротив, что, чем он более о ней думает, тем более приходит в недоумение. Равным образом хотя анализ умственных действий и приведет его наконец к ощущениям, как к первоначальному материалу, из которого соткана всякая мысль, но это не подвинет его вперед; ибо он никак не в состоянии понять ощущение. Таким образом он открывает, что элементы как внутреннего, так и внешнего мира равно неизведомы в их основном генезисе и основной природе. Он видит, что споры материалистов и спиритуалистов не более как война слов- обе стороны равно нелепы, потому что обе думают, что понимают то, чего никакой человек не может понять. Во всех направлениях исследования его непременно ставят лицом к лицу с непознавае-мым, и он все яснее видит, что это непознаваемое действительно непознаваемо. Он сразу убеждается и в величии и в ничтожности человеческого разума - его власти над всем, что входит в пределы опыта: его немощности во всем, что заходит за пределы опыта. Он чувствует живее, чем кто-либо, полную непостижимость самого простейшего из фактов, распознаваемого в самом себе. Он один истинно видит, что абсолютное знание невозможно. Он один знает, что под всеми вещами скрывается непроницаемая тайна.
Вот такими мыслями с нами делится Герберт Спенсер. В Спенсере мы видим человека, освещающего для нас «фрагмент эволюции». Фрагмент – без видимого начала и конца. Мы читаем даже, его признание, что: , всматриваясь внутрь себя, он увидит, что оба конца нити его сознания вне его достижения, он не может вспомнить, когда или как началось это сознание, и не может рассмотреть сознание, существующее в текущий момент, ибо только состояние минувшего сознания может стать предметом размышления, а отнюдь не то, которое приходится в данный момент.
Подобную оторванность мы встречали и у Докинза «Эгоистичный ген» :
« Предсказывать события в неживом мире - одно удовольствие по сравнению с предсказанием возможных событий в обществе. Психологи, занимающиеся научными исследованиями, не умеют правильно предсказывать поведение людей. Компаньонки, сиделки и разного рода другие работники сферы социального обслуживания на основании малейших движений лицевых мышц и других тонких признаков нередко поразительно точно угадывают мысли и подспудные причины тех или иных поступков. Хамфри считает, что такое "естественное психологическое" искусство достигает высокого развития у общественных животных, почти как дополнительный глаз или какой-нибудь другой сложный орган. Этот "внутренний глаз" возник в процессе эволюции как социально-психологический орган, точно так же как наружный глаз - это орган зрения».
Наука, исключающая Творца этого Мира – оказывается слепа, она лишь видит то, что показывает опыт, гипотезы, как правило, являются ошибоч-ными, но зато научные знания, слава Богу – давшему стабильные законы, наука умеет накапливать и применять. Хотя мы видим, что Спенсер любит и умеет, размышлять и излагать. А нам этого вполне достаточно, у нас есть «внутренний глаз», так как мы в отличие от учёных признаём Создателя и Иисуса с Новым Заветом. Скажу больше – не только сектанты: видя ежедневно дорогие верования свои все более и более потрясаемыми, страшится втайне, что когда-нибудь все вещи будут разъяснены; сообразно этому увеличивается и его боязнь науки, являя таким образом худшее из всех неверий – опасение, что истина может быть нехороша, но и политики испытывают те же опасения за свои «верования»( конечно же есть исключения).
Можно спросить Фёдора – если Спенсер ничего решающего не предлогает то, какое основание к нему прислушиваться?
Прежде чем спешить с такими вопросами, нужно детальней со Спенсером
ознакомиться. Мне нравится его непредвзятость, объективность, глубина, осторожность, тактичность и главное – стремление к полной правде.
Фёдор добавит, что и политики, как раньше, так и сегодня, не знают и не желают знать предстоящей правды(то бишь, что там нас ожидает впереди), в виду того, как они полагают – что они надёжнее всех остальных сограждан, защищены от возможных «фоксмажоров». Но если им плевать на нас, то и мне позволительно плюнуть в ответ, но прежде я изложу, то, что накопилось в подкорке и поделюсь с власть имущими.( ведь слово – самое сильное оружие:

Слово и ранит, и бьёт и ласкает,
слово и губит, и оно же спасает,
слово решает, оно же и крушит,
слово зажжет, и оно же – потушит.



…Рассмотрим же теперь вышеупомянутый параллелизм.В обществе,как и в индивидууме, имеется ряд структур, делающих его способным воздейство-вать на окружающую среду, как, например,приспособления для нападения и защиты, армия, флот, укрепленные и снабженные гарнизоном пункты. И вместе с тем общество имеет организацию промышленную, поддержи-вающую все те процессы, которые создают жизнь нации. И хотя обе системы органов - системы внешней и внутренней деятельности - и не находятся между собой в совершенно таком же отношении, как внешние и внутренние органы животного, так как промышленные органы в обществе людей сами снабжают себя сырыми материалами, вместо того чтобы получать их от внешних органов, они тем не менее связаны отношением в другом смысле аналогичным. Тут сразу открываются перед нами явления как кооперации, так и антагонизма. При помощи системы оборони-тельной промышленная система получает возможность поддерживать свои функции, не испытывая вреда со стороны внешних врагов, и, с другой стороны, при помощи промышленной системы, снабжающей ее матери-алом для питания, оборонительная система получает возможность поддерживать эту безопасность. И в то же самое время эти две системы находятся во взаимном антагонизме, так как обе в своем существовании зависят от общего для них обеих запаса продуктов. Далее, в социальном, как и в индивидуальном, организме эта первичная кооперация и первона-чальный антагонизм подразделяются на вторичные виды кооперации и антагонизма. Присматриваясь к промышленной организации, мы замечаем, что земледельческая и мануфактурная отрасли взаимно помогают одна другой посредством обмена своих продуктов, но в других отношениях находятся между собою в антагонизме, так как каждая стремится взять наибольшую сумму продуктов, принадлежащую другой, в обмен на свои собственные продукты. То же самое замечается и во всех областях мануфактурной деятельности. Из общего дохода, получаемого Манчестером за свои товары, Ливерпуль старается захватить возможно большую долю за доставляемый им сырой материал, Манчестер стремится дать возможно меньше, и оба они в то же самое время кооперируются в снабжении остальной части общества необходимыми для него ткацкими фабрикатами, причем опять-таки стараются получить от него общими силами возможно больше за свои товары.
Таков, с теми или другими изменениями, обычный ход вещей во всех отраслях промышленной организации. Побуждаемые своими собствен-ными потребностями или потребностями своих детей, и единичные лич-ности, и более или менее агрегированные группы их быстро открывают у своих сограждан какую-нибудь, неудовлетворенную потребность и охотно удовлетворяют ее в обмен на удовлетворение своих собственных потребностей, и действие этого процесса неизбежно ведет к тому, что самая сильная потребность, удовлетворение которой оплачива-ется лучше других, привлекает наибольшее число работников, так что при этом получается постоянное уравновешивание потребностей и служащих для их удовлетворения приспособлений.
 Мы переходим теперь к регулятивным структурам, управляющим действиями этих двух кооперирующих систем. Как в индивидуальном организме, так и в социальном внешние части находятся под строгим контролем центра. Для приспособления к изменчивым и неожиданным переменам в окружающей среде внешние органы должны быть способны к быстрым комбинациям как оборонительного, так и наступательного характера, а для того чтобы действия их могли быстро комбинироваться сообразно каждому возникающему требованию, эти органы должны быть всецело подчинены высшей исполнительной власти: армии и флот должны управляться деспотически. Совершенно другое дело регулятивный аппарат, потребный для промышленной системы. Система, поддерживающая питание общества, как и система внутренних органов питания индивидуума, имеет регулятивный аппарат, в значительной степени отличающийся от того, который управляется внешними органами. Не в силу правительственного указа сеет фермер столько-то пшеницы и столько-то ячменя или делит свою землю в надлежащем отношении на пашню и луга. Не по телеграмме "Ноте Office'a" изменяется производство шерстяных изделий в Лидсе так, чтобы оно точно соответствовало существующим запасам и ожидаемому количеству шерсти.
Стеффордшир производит надлежащее количество гончарных изделий, Шеффилд - ножовый товар с быстротой, соответствующей спросу, также без всякого поощрения или задержки со стороны законодатель-ной власти. Получаемые фабрикантами и фабричными центрами импульсы к усилению или сокращению производства совершенно другого происхождения. Они побуждаются к усилению или сокращению размеров своей деятельности частью прямыми заказами распределителей, частью косвенными указаниями, заключающимися в отчетах о состоянии рынка на всем пространстве государства. Регулятивный аппарат, благодаря которому эти промышленные органы дружно кооперируют, действует приблизительно так, как симпатическая нервная система у позвоночного животного. Между большими центрами производства и распределения существует система сообщения, побуждающая или задерживающая их деятельность сообразно изменяющимся обстоятель-ствам. Между главнейшими провинциальными городами и Лондоном существует ежечасная передача известий, в зависимости от которых изменяются цены, заказываются товары, переводится с места на место капитал, смотря по тому, где больше надобность в нем. Все это происходит без всякого министерского надзора, без предписания со стороны тех исполнительных центров, которые комбинируют действия внешних органов. Существует, однако же, один чрезвычайно важный род влияния, которое эти высшие центры производят на различные виды промышленной деятельности, а именно: задерживающее влияние, предупреждающее агрессивные действия прямого или косвенного характера. Необходимое условие, при котором только и возможно нормальное течение продуктивного и распределительного процесса: где происходит работа или трата, там должен быть пропорциональ-ный приток материала для восстановления. И обеспечение этого не менее важно, чем обеспечение исполнения договоров. Совершенно аналогично тому, как физический орган, исполняющий свои функции и не получающий соответственного притока крови, должен прийти в упадок, причем и весь организм страдает, так и промышленный центр, выработавший и выславший свой специальный товар и не получивший в обмен соответствующего количества других товаров, должен прийти в упадок. Если мы спросим, какое необходимое условие для предупреждения этого местного расстройства питания и упадка, мы увидим, что оно заключается в том, чтобы взаимные соглашения неукоснительно приводились в исполнение, товары оплачивались по условленным ценам и правосудие надлежащим образом отправлялось.
Еще один выдающийся параллелизм должен быть здесь описан, а именно тот, который существует между метаморфозами, имеющими место в обоих вышеупомянутых случаях. Эти метаморфозы аналогичны в том отношении, что обе представляют изменения во взаимных соотношениях внешней и внутренней системы органов, а также и в том, что происходят при аналогичных условиях. С одной стороны, мы видим простой тип маленького общества - это кочующая ватага дикарей, - тип по своей организации совершенно хищнический Он представляет не что иное, как кооперативную структуру для военных целей- промышленная часть почти совершенно отсутствует и, поскольку существует, представлена исключительно женщинами. Когда кочующее племя становится оседлым, начинает обнаруживаться и промышленная организация, особенно там, где посредством завоеваний приобретен класс рабов, который может быть принужден к работе. Тем не менее хищнический строй еще долго сохраняет за собой господство. За исключением рабов и женщин, все политическое целое состоит из частей, организованных для нападения и защиты, и действует успешно соответственно тому, насколько власть над ним централизована. Общества подобного рода, продолжая подчинять себе соседние общества и развивая довольно сложную организацию, тем не менее сохраняют преобладающий хищнический тип, при котором промышленные структуры возникают в таком именно количестве, какое необходимо для поддержания существования структур, служащих для нападения и защиты. Прекрасный пример последнего типа представляет Древняя Спарта. Отличительные черты подобного социального типа следующие: каждый член господствующей расы есть воин; война составляет главное дело жизни; каждый член подчинен строгой дисциплине, приспосабливающей его для этого дела; централизованная власть управляет всеми видами социальной деятельности до подробностей повседневной жизни человека включительно, и, наконец, благосостояние государства - все, и индивидуум живет только для его пользы. Эти черты сохраняются до тех пор, пока окружающие общества по своему характеру продолжают требовать и поддерживают в действии воинствующую организацию. Когда, благодаря главным образом завоеваниям и образованию крупных агрегатов, воинственная деятельность становится менее постоянной и война перестает быть занятием каждого свободного человека, тогда начинают брать верх промышленные структуры. Не останавливаясь в подробностях на этом переходном моменте, достаточно взять как образец мирного или промышленного типа Северо-Американские Штаты до последней войны. Тут военная организация уже совершенно исчезла: редкие местные сборы милиции превратились в увеселительные сборища, и все, что имеет отношение к военному делу находится во всеобщем презрении. Отличительные черты мирного или промышленного типа следующие: центральная власть сравнительно слаба, она почти вовсе не вмешивается в частные действия индивидуумов и, наконец, государство не представляет уже нечто такое, для блага чего существуют отдельные лица(народ); напротив, оно само должно служить на пользу этих отдельных лиц(народу).
       Нам остается только еще прибавить, что эта сопутствующая развитию культуры метаморфоза очень быстро регрессирует, как только внешние условия перестают быть для нее благоприятными. Во время последней войны в Америке похвальба м-ра Сэуорда (Seward) - "мне достаточно прикоснуться к этому колокольчику, и каждый человек в самом отдаленном штате станет пленником государства" (похвальба не пустая, вызвавшая горячее одобрение со стороны многих членов республиканской партии) - показывает нам, как быстро рядом с развитием воинствующей деятельности стремится к осуществлению и полезный для нее тип централизованной структуры и как скоро нарождаются соответствующие чувства и идеи. Наша собственная история с 1815 г. представляет двойной пример такого рода метаморфозы. В течение тридцатилетнего мирного периода воинствующая организация сократилась, воинственные чувства значительно охладели, в то же время быстро расцвела промышленная деятельность; признание индивидуальных прав граждан получило большую определенность, и многие ограничительные и деспотические постановления совершенно исчезли. И обратно: со времени оживления воинственной деятельности и воинственного строя на континенте возродилась и наша собственная организация, служащая для защиты и нападения, и более резко обозначилось стремление к усилению центральной власти, обычно сопровождающее этот строй. Закончив это несколько длинное вступление, я готов приступить к ответу на поставленный мне вопрос. Процитировав некоторые места из того моего опыта ("Социальный организм"), который я несколько пополнил на предшествующих страницах, и высказав некоторое согласие с моими мнениями, - согласие, которое я высоко ценю, так как оно исходит от такого авторитетного судьи, проф. Гексли приступает со свойственной ему тонкостью к анализу несоответствия, существующего якобы между некоторыми приведенными в этом опыте аналогиями и моей доктриной об обязанностях государства. Ссылаясь на одно место в моей статье, в котором я излагаю функции индивидуального ума, как "уравновешивающего интереса жизни - физические, умственные, моральные, социальные", и сравнивая их с функциями парламента, "уравновешивающего интересы различных классов общества", присовокупляя, что хороший парламент тот, в котором партии разделяются соответственно этим различным интересам так, что их соединенное законодательство дарует каждому классу столько, сколько совместимо с правами других классов", проф. Гексли говорит: "Все это представляется совершенно справедливым, но если сходство между физиологическим и политическим организмом может служит указанием не только того, что последний представляет, и как стал тем, что он есть, но также чем он должен быть и чем стремится стать, я не могу не думать, что истинный смысл данной аналогии глубоко противоречит отрицательному взгляду на функцию государства. Представим себе, что, согласно этому взгляду, каждая мышца стала бы утверждать, что нервная система не имеет права вмешиваться в ее сокращения, за исключением тех случаев, когда они являются помехой для сокращения других мышц, или что каждая железа настаивала бы на своем праве выделять секрет, поскольку это не мешает выделениям других желез; представим себе далее, что каждая клеточка пользуется полною свободой следовать своим "интересам" и что laisser faire сделалось всеобщим законом, - что станется в таком случае с физиологическим организмом?".
Первое, что я замечу на этот вопрос, это то, что, если бы я придерживался доктрины Прудона, который прямо называет себя "анархистом", и если бы наряду с этой доктриной я высказывал вышеизложенную теорию социального строя и его функций, непоследовательность, доказываемая этим вопросом, была бы очевидна и вопрос должен бы быть признан не имеющим ответа. Но так как я не разделяю мнений Прудона и считаю, что в пределах своих истинных границ правительственные действия не только законны, но и в высшей степени важны, я не понимаю, какое отношение я имею к вопросу, который по смыслу своему предполагает с моей стороны отрицание законности и важности правительственной деятельности. Я не только утверждаю, что ограничительная власть государства по отношению к отдельным индивидуумам, корпорациям или классам индивидуумов необходима, но утверждал даже, что она должна быть более реальна, должна быть шире, чем в настоящее время {См. Social static, ch. XXI, "The Duty of the State". См. также опыт "Чрезмерность законодатель-ства".}. А так как выполнение такого контроля предполагает существование соответствующего контролирующего аппарата, то вопрос, что случилось бы, если бы действия этого контролирующего аппарата были воспрещены, не может поставить меня в затруднитель-ное положение. По поводу этого общего взгляда на вопрос я должен еще заметить, что, сравнивая национальное совещательное собрание с совещательною ролью нервного центра у позвоночного животного, как соответственно уравновешивающих интересы общества и индивидуума, причем оба действуют посредством процесса представлений, я не отождествляю эти два ряда интересов, ибо в обществе (по крайней мере, мирном) эти интересы относятся главным образом к внутренним действиям, тогда как в живом индивидууме они имеют дело преимущественно с действиями внешними. Те "интересы", о которых я здесь говорю, которые, по моему мнению, уравновешиваются представительным правящим органом, это те противоречивые интересы различных классов и различных индивидуумов, уравновешива-ние которых заключается только в предупреждении агрессивных действий и в отправлении правосудия. От этой общей постановки вопроса, не касающейся меня, я перехожу теперь к более специальной постановке его, которая меня действительно касается. Разделяя действия правящих структур как в индивидуальных, так и в политических организмах на положительно-регулятивные и отрицательно-регулятивные, т. е. на такие, которые возбуждают и направляют, в отличие от тех, которые только задерживают, я должен сказать, что если бы мне здесь предложили вопрос: что случится, если контролирующий аппарат перестанет действовать? - я должен бы был дать два совершенно противоположных ответа, смотря по тому, какая из этих двух систем органов имеется при этом в виду. Если бы в индивидуальном организме каждая мышца в отдельности стала независимой от совещательных и исполнительных центров, из этого возникло бы совершенное бессилие: при отсутствии мышечной координации невозможно было бы стояние на ногах, еще менее - воздействие на окружающую среду, и организм стал бы добычей первого встречного врага. Для того чтобы надлежащим образом комбинировать действия этих внешних органов, большие нервные центры должны исполнять функции, имеющие одновременно положительно-регулятивный и отрицательно-регулятивный характер - они должны предписывать действия и задерживать их. То же самое относится и к внешним органам политического организма. Для того чтобы сделать возможными те быстрые комбинации и приспособления, которые необходимы ввиду изменчивых действий внешних врагов, нужно, чтобы структуры, служащие для защиты и нападения, деспотически управлялись центральною властью. Но если, вместо того чтобы спрашивать, что случилось бы, если бы внешние органы в том и другом случае были освобождены от контроля больших правящих центров, мы спросим, что случилось бы, если бы внутренние органы (промышленные коммерческие организации в одном случае, питательные и распределительные – в другом) были лишены подобного контроля, ответ получился бы иной. Оставим в стороне дыхательную и некоторые другие менее важные служебные части индивидуального организма, не имеющие аналогичных частей в социальном организме, и ограничимся рассмотрением поглощающих, обрабатывающих и распределяющих структур, которые встречаются в обоих. Мне кажется, можно было бы с успехом утверждать, что как в одном, так и в другом случае они не нуждаются в положительно-регулятивном контроле со стороны больших правящих центров, а только в отрицательно-регулятивном. Но обратимся к фактам {Во избежание возможного недоразумения по поводу терминов положительно-регулятивный и отрицательно-регулятивный позволю себе пояснить их несколькими краткими примерами. Если человек владеет землей, а я обрабатываю ее для него всю или только некоторую часть ее или научаю его способам обработки ее, мои действия положительно-регулятивны, но если, предоставляя его хозяйство всецело его собственным силам и разумению, я только удерживаю его от захвата чужой жатвы или нарушения чужих границ или засорения чужого поля, мои действия отрицательно-регулятивные. Между обеспечением человеку его целей или поддержкой его в достижении их и удержанием его, когда он при этом врывается в жизнь других граждан, разница весьма значительная.
Пищеварение и кровообращение совершаются в полном порядке у лунатиков и идиотов, хотя высшие нервные центры у них расстроены или в некоторых своих частях даже совершенно отсутствуют. Жизненные функции не прекращаются во время сна, они становятся только менее интенсивными, чем тогда, когда мозг бодрствует. В детстве, когда цереброспинальная система почти бессильна и не в состоянии выполнять даже таких простых действий, как управление сфинктерами, функции внутренних органов деятельны и правильны, и даже у взрослого остановка мозговой деятельности, проявляющаяся нечувстви-тельностью, или даже общий паралич спинной мозговой системы, вызывающий неподвижность всех конечностей, не останавливают этих функций в течение довольно продолжительного времени, хотя они и начинают неизбежно ослабевать за отсутствием спроса, который предъявляется к ним со стороны активной системы внешних органов. Зависимость этих внутренних органов от положительно-направляющего контроля высших нервных центров так незначительна, что их самостоятельность становится иногда очень неудобной. Никакое предписание, посланное внутренним органам, не в силах остановить понос; точно так же, когда неудобоваримое блюдо ускоряет ночью кровообращение, вызывая бессонницу, никакое веление мозга не может заставить сердце биться спокойнее. Не подлежит сомнению, что эти жизненные процессы значительно видоизменяются под влиянием общего возбуждения и задержки со стороны цереброспинальной системы, но что они в очень значительной степени независимы, это не может, мне кажется, подлежать сомнению. Тот факт, что перистальтические движения кишечника могут продолжаться после перерезки его нервных волокон и что сердце (у хладнокровных позвоночных, по крайней мере) продолжает пульсировать еще некоторое время после отделения его от туловища, ясно показывает, что свободная деятельность этих жизненных органов служит потребностям всего организма в целом, независимо от действия его высших регулирующих центров. И это еще более подтверждается произведенными под руководством Людвига опытами Шмулевича (если только этот факт достоверен), показывающими, что при выбранных надлежащим образом условиях выделение желчи может быть поддержано еще некоторое время в вырезанной печени только что убитого кролика, если через нее продолжает проходить кровь. Есть ответ, и, как мне кажется, ответ достаточно удовлетворительный, даже и на коренной вопрос. "Допустим, что каждая отдельная клетка свободна следовать своим собственным интересам и что laisser aller господствует над всем, - что станет в таком случае с физиологическим организмом?" Ограничивая вышеупомянутым образом круг этого вопроса теми органами и частями органов, которые ведают жизненные процессы, мнение, утверждающее, что хотя они преследуют свои отдельные "интересы" (ограниченные здесь ростом и размножением), но благополучие всего организма достаточно обеспечено, мне кажется очень правдоподобным. Согласно опытам Гунтера, произведенным над коршунами и чайками, та часть пищевого канала, которой приходится перемалывать более твердую пищу, чем та, какою обыкно-венно питается животное, приобретает более толстую и твердую внутреннюю оболочку. Когда сужение кишечника препятствует прохож-дению содержимого, мышечные стенки участка, лежащего выше этого места, утолщаются и проталкивают содержимое с большей силой. Если на каком-нибудь участке кровеносной системы кровообращение встречает серьезное препятствие, то при этом обыкновенно происхо-дит гипертрофия сердца или уплотнение его мышечных стенок, дающие ему возможность гнать кровь с большею энергией. Точно так же и желчный пузырь утолщается и усиливает свою деятельность, когда закупоривается проток, через который изливается его содержимое. Все эти изменения происходят совершенно независимо от мозга, помимо каких бы то ни было его предписаний без всякого сознания о течении этих процессов. Они вызываются ростом или размножением или приспособлением местных единиц (будут ли то клетки или волокна), порождаемыми усилением или изменением выпадающей на их долю деятельности. Единственное условие, которое непременно должно предшествовать этому произвольному приспособительному изменению, это то, что эти местные единицы должны быть снабжены усиленным притоком крови сообразно их усиленной деятельности, - требование, соответствующее тому, которое в обществе гарантируется справедливостью, а именно что больший труд должен вести за собою большую плату. И если бы понадобилось прямое доказательство того, что система органов, свободно выполняя свои отдельные, независимые функции, содействует тем самым благу всего агрегата, в состав которого она входит, мы найдем его в обширном классе существ, которые совершенно лишены нервной системы и тем не менее обнаруживают, по крайней мере некоторые из них, значительную степень активности. Прекрасный пример этого представляют океанические Hydrozoa. Несмотря на "многочисленность и сложность органов у некоторых из них", эти животные не имеют нервных центров, т. е. лишены регулирующего аппарата, который координировал бы действия их органов. Один из высших видов группы заключает в себе различные части, которые носят название ценосарка, полипита, щупалец (tentacula), гидроциста, nectocalyces, genocalyces и т. д., и каждая из этих различных частей заключает в себе множество частично независимых единиц - нитевидные клетки, реснитчатые клетки, сокращающиеся волокна и т. д., так что весь организм в целом представляет группу разнородных групп, из которых каждая, в свою очередь, есть более или менее разнородная группа. При отсутствии нервной системы устройство неизбежно должно быть таково, что различные единицы и различные группы единиц, имеющие каждая в отдельности свою собственную жизнь,
 
Фёдор добавит комментарий, человечество ранее не имело в социальном обиходе развитого подобия нервной системы, Сегодня мы имеем телекоммуникации, сотовую связь и ИНТЕРНЕТ – паутину. Это господа весьма совершенная «нервная система» - для нашего «социального организма».


 без всякого положительного контроля со стороны остальных, в силу своего устройства, а также относительного положения, в котором она развивалась, способствуют существованию как, друг друга, так и всего агрегата в целом. И если такова деятельность ряда органов, не связанных нервными волокнами, то тем более это возможно по отношению к ряду органов, которые, подобно внутренним органам у высших животных, имеют специальную систему нервных путей для возбуждения друг друга к совместной деятельности.
Обратимся теперь к тем параллельным явлениям, которые наблюдаются в социальном организме. И в нем, как в индивидуальном организме, мы видим, что, в то время как система внешних органов должна быть строго подчинена большому правящему центру, регулирующему ее в положитель-ном смысле, система внутренних органов не нуждается в подобном положительном регулировании. Производство и обмен, которыми поддерживается национальная жизнь, действуют одинаково успешно как тогда, когда парламент заседает, так и тогда, когда он не заседает. В то время когда министры охотятся на тетеревов или гоняют зайцев, Ливерпуль продолжает свой импорт, Манчестер фабрикует, Лондон распределяет, и все идет своим обычным порядком. Все, что необходимо для нормального выполнения этих внутренних социальных функций, - это чтобы сдерживающая или запрещающая структуры оставались в действии:

а эти функции контролирует и поддерживает кровь-( полиция, милиция)

 ибо деятельность всех этих отдельных индивидуумов, корпораций, классов должна быть направлена так, чтобы не нарушать известных условий, необходимых при одновременном существовании других деятельностей. Пока порядок не нарушен и исполнение договоров повсеместно обеспечено, пока для каждого гражданина в отдельности для всякой комбинации граждан в целом обеспечено полное условленное удовлетворение за произведенную работу или изготовленный товар, пока каждый можжет пользоваться трудами свои рук, не нарушая подобных же прав других граждан, - эти функции успешно будут выполняться, и, несомненно, более успешно, чем при всяком другом способе регулирования. Для того чтобы вполне убедиться в этом факте, достаточно рассмотреть происхождение и деятельность главнейших промышленных структур. Мы остановимся только на двух из них, наиболее разнородных по своей природ.
Первая из этих структур та, при помощи которой производятся и
распределяются предметы питания. В четвертой вступительной лекции в курс политической экономии (Introductory Lectures on Political Economy) архиепископ Уэтли (Whately) замечает:
"Многие из наиболее важных предметов производятся совместной деятельностью лиц, которые никогда о них и не думают и не имеют ни малейшего сознания о своем участии в общей деятельности: и это происходит с такой точностью, полностью и правильностью, с какою вряд ли могла бы сравниться самая деятельная доброжелательность, руководимая величайшею человеческой мудростью".
 И далее, в подкрепление своей мысли, он прибавляет: "Пусть кто-нибудь вдумается в задачу ежедневного снабжения разнообразным провиантом такого города, как Лондон, с его миллионным населением". Он указывает затем на те многочисленные и серьезные затруднения, сопряженные с неаккуратным подвозом запасов, способностью к порче многих из них, с колеблющимся числом потребителей, разнородностью их требований, изменчивостью запасов и необходимостью сообразоваться с размером потребления и, наконец, со сложностью распределительного процесса, который должен доставлять каждому семейству потребное количество этих многочисленных товаров. Рассмотрев все эти бесчисленные трудности, Уэтли завершает свою картину так:
"И между тем эта задача исполняется лучше, чем она могла бы выполняться при самом большом усилии человеческого ума, и исполняется посредством деятельности людей, из которых каждый думает только о своих насущных интересах, - людей, которые, имея перед глазами цель своекорыстную, исполняют каждый свою роль с тщательностью и усердием и бессознательно соединяются между собой для применения наиболее разумных средств и для осуществления задачи, обширность которой поразила бы их, если бы они над ней задумались".
 Но хотя широко распространенная и сложная организация, при помощи которой производятся, перерабатываются и распределяются по всему государству различные роды съестных припасов, и является результа-том естественного развития, а не государственного установления, хотя государство не определяет, где и в каком количестве следует разводить скот и сеять хлеб, и не устанавливает на них цены с тем, чтобы запас не был израсходован прежде, чем явился новый, хотя оно ничего не сделало для того значительного улучшения в качестве, которому подверглись с течением времени съестные припасы, и не ему принадлежит заслуга устройства того усовершенствованного аппарата, при помощи которого хлеб, мясо и молоко являются к нам ежедневно с такой же правильностью, с какою совершается сердцебиение, - тем не менее, государство не играло при этом исключительно пассивной роли время от времени оно причиняло большой вред Эдуард I, запретивший всем городам давать пристанище скупщикам (forestallers), и Эдуард VI, объявивший преступлением покупку зерна с целью перепродажи его, препятствовали тем самым процессу, при помощи которого потребление приноравливается к предложению, и сделали все, что было в их силах для того, чтобы вызвать в стране неизбежное чередование изобилия и голода. То же самое было и с многочисленными законодательными попытками регулирования той или другой отрасли торговли съестными припасами, до печальной памяти хлебных законов включительно. Порази-тельной успешностью этой организации мы обязаны частной предприимчивости, тогда как расстройством ее мы обязаны положительно-регулятивной деятельности государства. В то же время государство не исполнило надлежащим образом своей отрицательно-регулятивной деятельности, необходимой для поддержания порядка в этой организации. Мы все еще не имеем быстрого и безвозмездного способа нарушения договора, как скоро торговец продает под видом требуемого товара нечто, не соответствующее ему по качеству. Как на второй наш пример укажем на организацию передачи исков и долгов, чрезвычайно облегчающую торговлю. Банки не были придуманы правителями или их советниками Они развивались очень медленно из частных сделок торговцев между собою. Основателями их были люди, которые ради безопасности держали свои деньги у золотых дел мастеров и брали от них расписки, эти золотых дел мастера начали отдавать под проценты доверенные им деньги, выплачивая в то же время более низкий процент собственникам их Когда, как это вскоре случилось, расписки в силу передаточных надписей стали переходить из рук в руки, это положило начало банковскому делу, развивавшемуся с этого момента все шире и шире, несмотря на многочисленные помехи. Банки возникли в силу того же самого стимула, который породил и все остальные роды торговых предпри-ятий. Многочисленные формы кредита постепенно дифференциро-вались из первоначальной его формы, и банковая система, развившаяся и усложнившаяся, объединилась вместе с тем посредством самопроизвольного процесса в одно целое Ликвидационная контора (Clearing house), представляющая собою место для сведения счетов между банкирами, возникла сама собою из стремления к сбережению времени и денег И когда в 1862 г Дж. Леббоку удалось - не в качестве законодателя, а в качестве банкира - распространить преимущества этого учреждения на провинциальные банки, объединение стало настолько полным, что в настоящее время сделка между любыми коммерсантами на пространстве всего государства может быть совершена путем записи и сведения баланса в банковых книгах.

Эта естественная эволюция, скажем мимоходом, достигла более высо- кой степени развития у нас, в Англии, нежели там, где положительно-регулятивный контроль государства выражен более резко. Во Франции нет ликвидационной конторы, так широко распространенный у нас способ платежа посредством чеков там очень мало в ходу и притом в очень несовершенной форме. Я не хочу этим сказать, что государственная власть в Англии была только пассивной зрительницей этой эволюции. К несчастью, она с самого начала имела сношения с банками и банкирами, и не к пользе как этих последних, так и всего населения вообще. Первый депозитный банк был в некотором смысле государственным банком купцы из предосторожности хранили свои деньги на монетном дворе в Тоуэре. Но когда Карл I самовольно присвоил себе их собственность и вернул ее лишь по принуждению и только много времени спустя, он разрушил их доверие Карл II, вступавший для поддержания государственных дел в постоянные сделки с наиболее богатыми из частных банкиров, также нанес значительный удар банковой системе в том виде, в каком она тогда существовала: собрав в казначейство около полутора миллиона, принадлежавших этим банкирам денег, он украл их и тем самым разорил целую массу негоциантов, довел до нищеты 10 тыс. вкладчиков и вызвал целый ряд помешательств и самоубийств. Хотя результаты сношений государства с банками в последующие времена и не были столь же зловредными, они тем не менее причинили вред косвенным путем и, может быть, даже в более сильной степени, чем прежде. Так, в награду за заем государство даровало Английскому банку специальные привилегии; в отплату за увеличение суммы займа и продление срока его банку предоставлено было дальнейшее сохранение этих привилегий, самым сильным образом противодействовавших развитию банкового дела. Но это не все: государство поступило еще хуже. Принудительным выпуском кредитных билетов оно привело Английский банк на край банкротства, а потом уполномочило его не платить по своим обязательствам. Еще более:

Фёдор задаёт вопрос всем жителям бывшего СССР – не вам ли устроили тоже самое нашлёпав облигаций с 60 –х годов по 80-ые, которые остались
невыплаченные вместе с вкладами на сберегательных книжках?
 оно запретило Английскому банку выполнять свои обязательства, когда банк хотел это сделать. Бедствия, порожденные положительно-регулятивным воздействием государства на банки, слишком многочисленны и не могут быть здесь перечислены. О них можно прочесть в сочинениях Тука, Ньюмарча, Фуллертона, Маклеода, Вильсона, Д. Ст. Милля и др. Упомянем здесь только, что, в то время как частные предприятия граждан, направленные к достижению личных целей, развили огромный коммерческий аппарат, чрезвычайно содействовавший всему коммерческому развитию, действия правительства неоднократно нарушали его в очень значительной степени и, причиняя, с одной стороны, громадное зло своим положительно-регулятивным воздей-ствием, с другой - причиняли не меньшее зло, хотя и другого рода, своими неудачными действиями в смысле отрицательно-регулятивном. Единственной же задачи, которую могли исполнить, они не исполнили: они не настаивали достаточно последовательно на исполнении договоров между банкирами и их клиентами, перед которыми те принимают на себя обязательства. Между этими двумя видами торговли - торговлей съестными припасами и торговлей деньгами - могут быть размещены все остальные виды ее, подобным же образом возникшие и организованные и точно так же до поры до времени расстраиваемые вмешательством государства. Но оставим их в стороне и перейдем теперь от поло -жительного метода разъяснения к методу сравнительному. Если нас спросят, действительно ли свободная кооперация людей, преследуя личные интересы, в то же время служит достижению общего блага, мы можем найти указания для решения этого вопроса в сравнении результатов, достигнутых в странах, где свободная кооперация была наиболее деятельна и наименее стеснена, с теми результатами, к которым пришли в странах, где свободная кооперация пользовалась меньшим доверием, чем государственная деятельность. Для доказа-тельства достаточно будет привести два примера, заимствованные из жизни двух выдающихся европейских наций.
       В 1747 г. во Франции учреждена была Ecole des Ponts et Chaussees для подготовки гражданских инженеров; в 1795 г. возникла Ecole Polytechnique, которая ставила себе между прочим задачею общую научную подготовку тех лиц, которые должны были впоследствии получить более специальное образование в качестве гражданских инженеров. Принимая в соображение эти две даты, мы имеем право сказать, что в течении целого столетия Франция имела учрежденные и поддерживаемые государством заведения для подготовки искусных работников в этой области - двойную железу, если можно так выразится, для выделения, в интересах общего блага, искус-ных инженеров. В Англии мы до последнего времени не имели учреж-дений для подготовки гражданских инженеров. Совершенно бессознательно, помимо всякого намерения, мы предоставили эту область действию закона спроса и предложения, - закона, который, по-видимому, встре-чает теперь по отношению к образованию не более признания, чем в прежнее время, в дни налогов и ограничений, по отношению к торговле. Но это только между прочим. Мы хотим здесь лишь напомнить, что наши Бриндлей, Смитон, Ренни, Тельфорд и все остальные вплоть до Георга Стефенсона приобрели свои познания без помощи или надзора государства. Сравним теперь результаты, полученные в этих двух государствах.
Недостаток места не позволяет нам произвести детальное сравнение, приходится удовлетвориться результатами, проявившимися в последнее время. Железные дороги возникли впервые в Англии, а не во Франции и распространялись у нас быстрее, чем в этой стране. Многие железные дороги во Франции проводились по планам, составленным английскими инженерами, и управлялись этими последними. Первые железные дороги во Франции строились английскими подрядчиками, и английские локомотивы служили моделями для французских производителей. Первый французский труд о паровых двигателях, появившийся около 1848 г. (по крайней мере, я имел издание этого года), принадлежал перу графа Памбура, изучавшего это дело в Англии, и сам труд его состоял исключительно из чертежей и описаний машин, построенных английскими мастерами.
       Второй пример нам доставляет та образцовая нация, которую нам так часто в последнее время ставят в пример как образец, достойный подражания. Попробуем сопоставить Лондон и Берлин в отношении одного приспособления, имеющего первостепенную важность для удобства и здоровья граждан. Когда в начале 17 в. источники и местные акведуки вместе с водовозами не могли удовлетворить потребности Лондона в воде и когда проявлявшийся с давних пор недостаток воды не мог ни заставить городскую общину перейти от составления планов к делу, ни побудить центральное правительство прийти на помощь населению, тогда дело проведения Нью-Ривера к Ислингтону взял в свои руки купец Гью Мидлтон. Когда он сделал уже наполовину свое дело, к нему присоединился король, но не в качестве правителя, а в качестве спекулянта, рассчитывающего на выгодное помещение капитала, и его преемник впоследствии воспользовался его долей после того, как образо -валась New River Company, закончившая устройство распределительной системы. С течением времени образовались новые водопроводные компании для утилизации других источников, давшие Лондону запас воды, возраставший вместе с ростом города. Теперь посмотрим, что проис-ходило в то же самое время в Берлине? Явилась ли там в 1613 г., когда Гью Мидлтон завер-шил свое дело, столь же успешная система? Отнюдь нет. Прошел 17-й век, прошел и 18-й, наступила, наконец, и половина 19-го, а Берлин все еще не имел водоснабжения, подобного лондонскому. Что же тогда случилось? Сделало ли наконец отеческое правление то, что давно должно было сделать? Нет. Соединились ли, наконец, граждане с целью устроить это в высшей степени желательное дело? Еще раз - нет! Оно было в конце концов исполнено гражданами другой нации, более привыч-ными соединять свои усилия для достижения личных Интересов, служащих вместе с тем и общему благу. В1845 г. образовалась английская компания для устройства в Берлине надлежащего водоснабжения, и потребные для этого работы были исполнены английскими подрядчиками - Фоксом и Крамптоном.
       Если мне скажут, что крупные предприятия древних народов вроде акведуков, дорог и т. п. могут служить примером того, что и государство может выполнять подобные задачи, или что сравнение между ранним развитием внутреннего судоходства на материке и позднейшим появлением его у нас в Англии, противоречит нашему утверждению, - я отвечу, что, несмотря на кажущееся несоответствие, и эти факты согласны с вышеизложенной общей доктриной. Пока преобладает воинственный социальный тип и промышленная роль еще мало развита, существует только один координирующий фактор для регулирования обоих видов деятельности, как это происходит у низших типов индиви-дуальных организмов, что мы видели и выше. И только тогда, когда дости-гнут уже значительный прогресс в том процессе метаморфозы, кото-рый развивает промышленную организацию насчет милитарного строя и который создает вместе с тем существенно независимый координиру-ющий фактор для промышленных структур, - только тогда свободные кооперации для разнообразных целей внутренней жизни начинают превосходить в смысле успешности деятельность центрального правящего органа.
       Нам возразят, быть может, что действия индивидуумов, вызванные нуждой и поощряемые конкуренцией, несомненно достаточно сильны для удовлетворения материальных потребностей, но не для достижения других целей. Я не вижу, чтобы подобное положение находило себе подтвержде-ние в фактах. Достаточно беглого взгляда, чтобы убедиться, что не менее многочисленны возникшие подобным же образом приспособления для удовлетворения наших высших потребностей. Тот факт, что изящные искусства расцвели у нас не так пышно, как на материке, объясняется скорее свойствами Национального характера, поглощением энергии другими видами деятельности и угнетающим влиянием хрони-ческого аскетизма, нежели отсутствием благоприятствующих факто-ров: последние в избытке создаются индивидуальными интересами. Наша литература, в которой мы никому не уступаем, ничем не обязана государству. Та поэзия, которая имеет непреходящее значение, есть поэзия, созданная без поощрения со стороны государства, и, хотя мы и имеем обыкновенно и поэта-лауреата, получающего вознаграждение за сочинение верноподданнических стихов, мы можем тем не менее сказать, - ничего не отнимая у ныне здравствующего лауреата - оглядываясь на ряд наших поэтов, что поэзия ничего не выиграла от покровительства государства. То же самое можно сказать и относительно других литера-турных форм: они также ничем не обязаны покровительству государства. Они и созданы потому, что в обществе существовал вкус к ним; этот вкус, продолжая существовать, служит постоянным стимулом для творчества, и между массой ничтожных произведений появляется также и многое такое, что не могло бы быть лучше и при существовании акаде-миического или какого-либо иного надзора. И то же самое относится и к биографии, истории, научным трудам и т. д. Еще более поразительный пример фактора, вызванного к жизни потребностями нематериального характера, представляет газетная пресса. Каков был генезис этого удивительного приспособления, дающего нам ежедневно краткий обзор мировой жизни за предшествующий день? Что содействовало объеди-ению всех этих издателей, их товарищей, сотрудников, фельетони-стов, репортеров, сообщающих нам о парламентских прениях, публичных митингах, судебных заседаниях и полицейских происшествиях; этих музыкальных, театральных и художественных критиков, этих корреспондентов со всех концов мира? Кто придумал и довел до совершенства эту систему, которая в б часов утра дает жителям Эдинбурга отчет о прениях в палате общин, окончившихся в 2-3 часа ночи, и в то же самое время рассказывает им о происшествиях, случившихся накануне в Америке? Это не государственное изобретение, не им оно и вызвано к жизни. Законодательство не содействовало ни малейшим образом ее усовершенствованию или развитию этой системы. Напротив, она выросла вопреки целой массе помех, воздвигаемых на ее пути государством, вопреки бесконечному ряду испытаний, которым последнее ее подвергало. Долгое время запрещалось печатание отчетов о парламентских прениях: в течение целого ряда десятилетий газеты подвергались гнету цензурных мероприятий и преследований
всякого рода, в течение значительного периода времени действующие законы не допускали дешевой прессы и сопутствующего ей просвети-тельного влияния.
       От военного корреспондента, письма которого дают воюющим нациям единственные достоверные отчеты о том, что делается на театре войны, до мальчишки-газетчика, разносящего третье издание с только что полученными телеграммами, - вся организация является продуктом свободной кооперации частных лиц, стремящихся к удовлетворению своих личных интересов,удовлетворяет в то же время интеллектуальным потребностям своих сограждан, по крайней мере, не малому числу из них, стремясь также приносить пользу своим сограж-анам и сообщая им более ясные представления и более возвышенные понятия. И даже более. В то время как пресса ничем не обязана госу-арству, последнее в неоплатном долгу перед прессой, без которой оно на каждом шагу терпело бы задержки в исполнении своих функций. Тот фактор, который государство когда-то изо всех сил стремилось уничтожить, деятельности которого оно на каждом шагу воздвигало препятствия, дает теперь правителям - известия, предваряющие их депеши членам парламента, - руководящее знакомство с общественным мнением и возможность, сидя на своих скамьях в палате общин, обращаться к своим избирателям и, наконец, обеим законодательным палатам - полный отчет об их действиях.
       Я не вижу поэтому, каким образом может явиться сомнение относительно пригодности возникших таким образом факторов. Та истина, что при взаимной зависимости, создаваемой социальной жизнью, неизбежно возникают такие условия, при которых каждый, работая для собственной пользы, служит вместе с тем интересам других, была, по-видимому, долгое время одним из тех открытых секретов, которые остаются секретами именно благодаря тому, что для всех открыты. До сих пор еще очевидность этой истины вызывает, как кажется, недостаточно ясное сознание всего ее значения. Факты показывают нам, что, если бы даже не существовало между людьми других форм свободной кооперации, кроме тех, которые порождаются личными интересами, можно было бы с достаточным основанием утверждать, что при отрицательно-регулятивном контроле центральной власти эти интересы выработали бы в соответствующей последовательности приспособ-ения, необходимые для удовлетворения всех социальных нужд и для нормального отправления всех существенных социальных функций.
       Существует, однако же, особый вид свободной кооперации, возника-ющий, подобно всем прочим, независимо от государственной деятель-ности и играющий значительную роль в удовлетворении некоторых родов потребностей. Как ни обычен этот вид свободной кооперации, он упускается обыкновенно из виду в социологических исследованиях. Как из газетных статей, так равно и из парламентских прений можно было бы заключить, что, помимо силы, заключающейся в своекорыстной деятельности человека, не существует никакой другой социальной среды, кроме правительственной. Как будто бы нарочно закрывают глаза на тот факт, что кроме своекорыстных интересов люди имеют также интересы сочувствия, и эти последние, действуя в каждой личности, сообща создают результаты вряд ли менее значительные, чем те, которые вызываются эгоистическими интересами. Правда, на ранних ступенях социальной эволюции, пока социальный тип имеет преобладающий милитарный характер, созданные таким образом учреждения еще не существуют; в Спарте было, вероятно, очень немного, а, может быть, и вовсе не было филантропических учреждений. Но по мере возникновения социальных форм, приближающихся к мирному типу, - форм, при которых развивается промышленная организация, и деятельность людей принимает характер, не иссушающий постоянно их симпатических чувств, структуры, порождаемые этими чувствами, увеличиваются в числе и значении. К эгоистическим интересам и созданным ими кооперациям присоединяются альтруистические интересы с соответственными кооперациями, и чего не делают одни, то делается другими. Тот факт, что в своем изложении опровергаемой им доктрины проф. Гексли не указывает на действия альтруистических чувств, как дополняющие действия чувств эгоистических, удивляет меня тем более, что сам он обнаруживает в такой высокой степени эти чувства и своею собственной жизнью доказывает, каким сильным социальным фактором они могут стать. Пользуясь полезным выражением Конта, бросим беглый взгляд на результаты, созданные у нас индивидуальным и коллективным "альтруизмом".
       Я не буду останавливаться, несмотря на то что и здесь обнаружива-ются некоторые следы этих чувств, на тех многочисленных учреждениях, которые дают людям возможность уравновешивать свои шансы в жизни, как то страховые общества, обеспечивающие против бедствий, порож-даемых преждевременной смертью, несчастными случаями, огнем, круше-ниями, ибо происхождение их по преимуществу меркантильное и эго-истическое. Я ограничусь также только упоминанием о тех многочис-ленных кружках взаимопомощи, возникших среди рабочего класса в силу свободной инициативы, в целях взаимной помощи на случай болезни и приносящих, несмотря на свои недостатки, очень значительную пользу, - ибо и они, хотя заключают в себя более значительный элемент сим-патии, тем не менее поддерживаются главным образом своекорыст-ным расчетом. Оставим их в стороне и обратимся к организациям с более резко выраженным альтруистическим характером, и прежде всего к тем, которые служат религиозным интересам. Если мы в Шотландии и Англии исключим из этой области все то, что не установлено законом: в Шотландии - епископальную церковь, свободную церковь, соединенных пресвитерианцев и другие диссентерские корпорации; в Англии - мето-дистов, индепендентов и различные менее значительные секты; если мы от государственной церкви отнимем все то, что было внесено в нее за последнее время добровольным усердием, особенно заметным благо-даря появившимся повсюду новым храмам; затем, если мы и из остальной ее части исключим еще ту энергию, которую возбудило в ней в течение последнего столетия соревнование с диссентерами, - мы последовательно доведем ее до того унизительного, инертного состояния, в котором застал ее Джон Уэслей. И вы убедитесь тогда, что более половины организации и неизмеримо более половины ее функций не правительст-венного происхождения. Взгляните на бесчисленные учреждения для облегчения человеческих бедствий - больницы, даровые лечебницы, богадельни, на различные благотворительные общества, которых в одном Лондоне насчитывается около 600-700. Начиная с нашего громадного св. Фомы (st.Thomas), превосходящего размерами сам дворец законодатель-ства, до обществ Доркаса и сельских кружков, заботящихся об одеянии неимущих, мы имеем целую массу благотворительных учреждений, разнообразных по роду и многочисленных по количеству, которые поддерживают, быть может даже слишком широко, установленное законом учреждение, и сколько бы вреда рядом с добром они иногда ни причиняли, они принесли его все же гораздо м нее, чем закон о бедных до его изменения в 1834 г. Наряду с этим существуют и более яркие примеры значения подобных учреждений, как, например, Anti-Slavery Society, общество, поставившее себе целью борьбу против рабства и добившееся его уничтожения, несмотря на чрезвычайно сильную оппозицию в парламен-те. Если мы станем искать примеры более близкие нам по времени, мы найдем их в быстрых и успешных действиях во время безработицы на хлопчатобумажных фабриках в Ланкашире, так же как и в организации помощи в прошлом году в разбитой и разоренной Франции. И наконец, взгляните на нашу образовательную систему как она существовала вплоть до последнего времени. За исключением тех школ, которые открываются людьми для личных выгод, все остальные школы и колледжи были открыты или поддерживались частными лицами в интересах своих сограждан или их подрастающего поколения. За исключением тех немногих школ, которые были в большей или меньшей мере основаны королями, многочисленные субсидированные школы, рассеянные по всему государству, возникли благодаря альтруистическим чувствам (поскольку, впрочем, основатели их не руководились желанием приуготовить себе тепленькое местечко на том свете). И когда, несмотря на все эти приспособления для распространения просвещения, бедный попал почти всецело под власть богатого, откуда явилось спасение? Возникла новая альтру-истическая организация, поставившая себе целью просвещение народа, поборовшая противодействие духовенства и правящего класса, принудившая их выступить на путь соревнования и создавать подобные же альтруистические организации, пока система школ, местных и общих, церков-ных, диссентерских и светских, не привела народную массу из состояния почти полного невежества к такому, при котором почти вся она обладает некоторыми зачатками знания. Не будь этих свободно развившихся органов, и невежество было бы у нас всеобщим явлением. И эти возникшие в силу одной только частной инициативы органы, эгоистического или альтруистического происхождения, создали не только то знание, которым обладает теперь народ и промышленный класс, и даже не только знание тех, которые сочиняют книги и пишут руководящие статьи, но также и знание людей, которые в качестве министров и законодателей правят страной. Между тем теперь, как это ни странно, наша интеллигенция с пренебрежением относится к своим отцам и презирает тех, которым обязана своим существованием и самым сознанием своего собственного значения, как будто бы они не сделали и не могли сделать ничего ценного!
Прибавлю еще один только факт. Этим свободным органам мы обязаны не одною только учебной организацией и плодотворными результатами ее на поприще народного просвещения, - им же мы обязаны также и значительным прогрессом культуры в качественном отношении, прогрес-сом, который в последнее время, к счастью, начинает уже сказываться. Распространение научного образования и научного духа создано не законами и чиновниками. Наши ученые общества возникли благодаря свободной кооперации людей, заинтересованных в накоплении и распрост-ранении тех истин, которые составляют предмет их занятий. Хотя Британская ассоциация и получала время от времени незначительные субсидии, но вызванные ими научные результаты очень незначительны по сравнению с результатами, достигнутыми помимо такого рода поддержки. Убедительное доказательство могущества возникающих подобным образом учреждений и представляет нам история Королевского института. Являясь продуктом альтруистической кооперации, он имел целый ряд выдающихся профессоров, как-то: Юнг, Дэви, Фарадей и Тиндаль, и вызвал такой ряд блестящих открытий, в сравнение с которыми не могут идти открытия какого бы то ни было поддерживаемого государством учреждения.
       Итак, я полагаю, что люди, вынужденные, в силу условий существования гражданского общества, искать удовлетворения своих потребностей путем удовлетворения потребностей своих сограждан и побуждаемые чувствами, развившимися в них под влиянием социальной жизни, служат чужим потребностям независимо от своих собственных, находятся под влиянием двух родов сил, соединение которых вполне достаточно для поддержания полезной деятельности во всех ее видах. Факты, как мне кажется, вполне подтверждают мой взгляд. Правда, что apriori человек вряд ли счел бы возможным, что люди могли достигать подобных результатов при помощи бессознательных коопераций, так же точно, как ему трудно было бы представить себе apriori, что такой же бессоз-нательной кооперации обязан своим развитием и человеческий язык. Но рассуждение aposteriori, самое надежное, когда факты у нас налицо, убеждает нас, что это так, что люди действительно могут совершать подобное, что они совершили уже в прошлом много поразительного и в будущем совершат, может быть, еще больше. Я думаю, что вряд ли какое-либо научное обобщение имеет более широкий индуктивный базис, чем наш взгляд, что эти эгоистические и альтруистические чувства пред-ставляют собою своего рода силы, соединение которых способно вызвать к жизни и поддерживать все те виды деятельности, которые создают здоровую, нормальную национальную жизнь, - при одном только условии, чтобы они были подчинены отрицательно-регуля-тивному контролю центральной власти, чтобы весь в совокупности агрегат индивидуумов, действуя посредством закона и исполнительных органов в качестве его агентов, налагал на каждого индивидуума, на каждую группу индивидуумов те ограничения, которые необходимы для предупреждения прямых или косвенных агрессивных действий.
       В дополнение к моей аргументации здесь не лишнее будет показать, что громадное большинство тех зол, для пресечения которых призы-вается на помощь государственная власть, возникает, непосредственно или косвенно, благодаря тому, что последняя не исполняет надлежащим образом своих отрицательно-регулятивных функций. Начиная с траты, может быть, 100 миллионов национального капитала на непроизводительные железно-дорожные линии, траты, за которые ответственна законодательная власть, так как она разрешила нарушение контрактов первоначальных собственников {См. опыт "Нравственность и политика железных дорог".} и кончая железнодорожными катастрофами и сопровождающими их смертельными случаями, вызванными небрежностью, которая никогда не достигла бы своих настоящих размеров, если бы существовал достаточно легкий способ нарушения договора между компанией и пас-сажиром, - почти все недостатки железнодорожного хозяйства воз-никли благодаря бездеятельности правосудия. Итак, везде и всюду мы видим одно и то же:

Фёдор спрашивает у читателя, а в вашем государстве, спустя 150 лет, от описываемых событий, не то же ли самое происходит и сегодня? Лично я ощущаю внутри себя похожие чувства – переданные Г. Спенсером.

 если бы ограничительная деятельность государства была быстра, успешна и безвозмездна для потерпевших, почти все доводы в пользу положительной деятельности государства исчезли бы сами собою. Теперь с моей стороны, будет уместно перейти к следующим замечаниям по поводу названия, данного этой теории государственной деятельности. Возможно, что название "административный нигилизм" вполне соответствует высказанному В. Гумбольдтом взгляду: я незнаком с его трудом. Но я решительно не вижу, каким образом оно может выражать защищаемую мною доктрину; точно так же не усматриваю и того, чтобы ей вполне соответствовало другое, более положительное, название - "полицейское государство". Понятие о полицейском государстве не заключает в себе понятия об организации для целей внешнего покрови-тельства. Я же вполне признаю, что до тех пор, пока каждая нация занимается грабежом, все другие нации должны быть настороже, чтобы посредством армии, или флота, или того и другого вместе в случае надоб-ности отразить нападение грабителей. Между тем название полицей-ского государства, в обычном своем значении, не обнимает собою этих необходимых в борьбе с внешними врагами приспособлений для нападения и защиты. С другой стороны, оно не покрывает и всей относящейся сюда области. Выражая собою совершенно определенно представление об организации, необходимой для предупреждения и наказания уголовных нарушений, оно совершенно исключает представление о не менее важной организации для противодействия нарушениям гражданского характера, - организации, в высшей степени существенной при надлежащем исполнении отрицательно-регулятивных функций.

Мы с вами добрались, до очень важного момента, когда Спенсера попрекают – всеобщим полицейским контролем, со стороны государствен-ных органов. Но Фёдор понимает, в чём упрёки. Ведь в физиологическом организме клетки крови, как полицейские- снабженцы и медики в одном лице, двигаются по всему организму – невзирая на чины и ранги других клеток, контролируют(противодействия нарушениям гражданского характера) соблюдения установленных Богом Законов. Именно это Спенсер именует - отрицательно-регулятивных функций.
Так вот капиталистические акулы и парламентские чиновники , почуяв о чём речь, запереживали за свою неприкосновенную независимость. Именно это и повлияло на восприятие обществом Спенсера, можно отождествлять, как сказано и о Кампанелла - Он не был достаточно оценен, потому что его идеи с разных сторон претили людям самых различных направлений. Особенно засуетились властьимущие…

Хотя полицейская власть может быть рассматриваема как подразумеваемая поддержка для решений во имя закона по всем вопросам, возникающим в судах nisi prius, но так как полицейская власть здесь редко проявляется видимым образом, то название "полицейское государство" не указывает на эту очень важную часть отправления правосудия. Я не только не стою за политику laissez-faire в том смысле, какой обыкновенно придается этим словам, но защищаю более деятельную власть той категории, которую я различаю как отрицательно-регулятивную. Одна из причин, почему я настаивал на исключении государственной деятельности из других областей, заключается в том, чтобы сделать ее более успешной в ее настоящей сфере. И я старался показать, что неудовлетворительное исполнение государством его обязанностей в пределах его настоящей сферы продолжается и до сих пор, потому что его время тратится главным образом на исполнение фиктивных обязанностей {См. опыт "Чрезмерность законодательства".}. Существует целый ряд фактов, как, например, в случае банкротства, - трата трех четвертей, а иногда и более, имущества несостоятельного должника на расходы; вынуждение кредиторов под опасением проволочки и незначительности размера платежей при окончательном расчете принимать всякое предложение, как бы оно ни было невыгодно; в силу таких условий оказывается, что закон о банкротстве предоставляет как бы премию мошенникам, - все это факты, которые давно прекратили бы свое существование, если бы граждане сосредоточили свое внимание на установлении надлежащей судебной системы. Если бы надлежащее испол-нение государством его существеннейших функций составляло решающий вопрос при выборах, нам не приходилось бы видеть, - что теперь не редкость - как дрожащий от холода поселянин, крадущий колья из чужого палисадника, чтобы нагреть свой коттедж, или голодный рабочий, украв-ший что-нибудь из чужого огорода, подвергаются каре, превосходящей по своей строгости древнееврейские наказания, тогда как громадные финан-совые мошенничества, разо-ряющие тысячи людей, остаются безна-казанными. Если бы отрицательно-регулятивная деятельность государ-ства в вопросах внутреннего управления имела преобладающее значение в умах людей как в сфере законодателей, так и вне ее, то образ дей-ствий, которому подверглись недавно г-да Уолкер из Корнгилля, был бы невозможен: обокраденные на сумму в б тыс. ф., потратив 950 ф. на награды за открытие и преследование воров, они не могут добиться возвращения им их собственности, найденной на ворах: таким образом они несут на себе издержки по отправлению правосудия, тогда как Лондонская корпорация наживает на их потере 940 ф. Вышеизложенный взгляд основывается именно на том, что, по моему мнению, эти вопиющие зло-употребления и упущения, характеризующие состояние нашего право-судия, требуют исцеления прежде всех других зол и что это исцеление может идти только рука об руку с постепенным сведением внутренних функций государства исключительно к отправлению правосудия. Все организации, к какому бы роду они не принадлежали, иллюстрируют для нас тот закон, что успешность какой-либо деятельности может идти только рука об руку со специализацией как строения, так и функций, - специализацией, которая неизбежно предполагает сопутст-вующее ей ограничение. Как я уже говорил в другом месте, развитие представительного строя есть развитие такого типа правления, который наиболее приспособлен к такому отрицательно-регулятивному контролю и менее всех других годится для положительно-регулятивной власти {См. опыт "Представительное правление".}. Это учение, утверждающее, что, в то время как отрицательно-регулятивная власть должна расширяться и улучшаться, положительно-регулятивная должна постепенно сокращаться, и что одна перемена предполагает другую, может быть по справедливости названо учением о специа-лизации управления, если говорить о нем с точки зрения администрации. Я сожалею, что характер моего изложения привел к неверному истол-кованию этого учения. Или я не объяснил своей мысли надлежащим образом, что меня удивляет, или место, потребное для того, чтобы доказать, что не входит в обязанности государства, настолько превышает место, которое приходится употребить для определения его обязанностей, что эти последние производят очень слабое впечатление. Как бы то ни было, но тот факт, что проф. Гексли так истолковал мой взгляд, доказывает, что он нуждается в более полном разъяснении, ибо, если бы он понял меня согласно моей мысли, он не подвел бы, как мне кажется, моего положения под такую рубрику и не счел бы ужным возбудить вопрос, на который я здесь дал посильный ответ.
       Postscriptum. После окончания этой статьи до моего сведения дошел заслуживающий некоторого внимания факт, относящийся к вопросу о деятельности государства. Существует, по крайней мере, одна область, в которой государство преуспевает, - это почтовое ведомство. И это последнее приводится иногда как доказательство превосходства государственного управления над частным.
       Я не подвергаю сомнению удовлетворительность нашего почтового устройства и не думаю утверждать, что эта отрасль государственного управления, в настоящее время хорошо поставленная, могла бы быть с пользою изменена. Возможно, что тип нашего социаль-ного строя настолько уже в этом отношении установился, что ради-кальная перемена была бы невыгодна для нас. По отношению к тем, которые придают большое значение такому успеху, я ограничился лишь замечанием, что успехи, приведшие наше почтовое ведомство к таким почтенным результатам, не были созданы правительством, напротив, - они были ему навязаны извне. В доказательство я сослался на то, что система почтовых карет (mail-coach) была создана частным предпринима-телем Пальмером и должна была при своем возникновении преодолеть официальную оппозицию; что реформа, предпринятая мэром Роуландом Гиллем (Rowland-Holl), была проведена наперекор мнению чиновников; далее я указал на то, что и при теперешнем положении почтового ведомства многое в нем делается частными предпринимателями, что правитель-ство для большинства своих внутренних сообщений прибегает к помощи железнодорожных компаний, для внешних сообщений - к пароходным общест-вам, ограничиваясь местным собиранием и распределением почтового материала.
       Что касается общего вопроса, смогла ли бы частная предприимчивость, в отсутствии существующей почтовой системы, создать свою систему, настолько же или еще более успешную, я могу сказать только то, что аналогичные явления, которые представляет нам наша газетная система с ее успешной организацией продажи газет, служат нам ручательством в этом случае. И только недавно я убедился не только в том, что частная предприимчивость вполне способна создать нечто подобное, но и что, если бы не формальное запрещение, она сделала бы давно то, что государство сделало только недавно. Вот доказательство: "Облегчение корреспонденции между различными частями Лондона не входило первоначально в число задач почтового ведомства. Но в царст-вование Карла II один предприимчивый гражданин Лондона, Виллиам Докрей, учредил, с большими издержками, городскую почту, которая доставляла письма и посылки шесть или восемь раз в день в бойкие и многолюдные улицы близ биржи и четыре раза в день в предместья столицы... Лишь только сделалось ясным, что спекуляция будет выгодною, герцог Йоркский тотчас же восстал против нее, как против нарушения его монополии, и судебные места постановили решение в его пользу!" (Маколей. Ист. Англии II. Полн. собр. соч., VI, стр. 382 и сл.).
       Таким образом, оказывается, двести лет тому назад частная
предприимчивость создала местную почтовую систему, в отношении дешевизны и частоты распределения подобную той, которая основана недавно и превозносится как продукт государственной деятельности. Судя по результатам, достигнутым частною предприимчивостью в других областях, в которых она точно так же начинала с малого, мы можем заключить, что начатое таким образом дело распространилось бы по всему королевству, сообразно существующей в нем потребности и насколько позволили бы обстоятельства. Следовательно, мы и в этом отношении ничем не обязаны государству, напротив, мы имеем основание предполагать, что при отсутствии правительственного запрещения мы давным-давно имели бы почтовую организацию, подобную нынешней.
       Postscriptum. Когда настоящий опыт был перепечатан в третьей серии моих "Опытов научных, политических и философских", я включил в предисловие к нему несколько объяснений, относящихся к ответу проф. Гексли. За отсутствием этого предисловия, теперь уже несвоевремен-ного, я нахожу эту приписку наиболее подходящим местом для этих разъяснений. Поэтому привожу их здесь: "Выскажу здесь несколько слов по поводу краткого возражения на мои доводы, сделанного проф. Гексли в предисловии к его книге, озаглавленной "Critiques et Adresses". В ответ на приведенные им основания, заставляющие его, по его словам, наста-ивать на том, что название "административный нигилизм" вполне соответствует изложенной мною под названием "отрицательно-регулятивной" системе, я мог бы с таким же правом спросить, соот-ветствует ли название "этический нигилизм" тому, что осталось бы от десяти заповедей, если бы исключить из них все положительные предписания. Если восемь заповедей, которые все по существу или буквально подходят под рубрику: "ты не должен", составляют ряд правил, который вряд ли может быть назван нигилистическим, то я положи-тельно не могу себе представить, каким образом может быть названа этим именем административная система, ограниченная подкреплением такого ряда правил, особенно если к наказанию за убийство, воровство, прелюбодеяние и лжесвидетельство она прибавляет наказание за все менее значительные нарушения, начиная с самоуправства, нарушения договора и кончая нарушением спокойствия соседей. Относительно второго существенного вопроса, поскольку ограничение внутренних функций государства исключительно только отрицательно-регулятив-ными согласно с тою теорией социального организма и его органов власти, которую я защищаю, я имею право сказать, мне кажется, что несостоятельность моего возражения пока еще не доказана. Мне молчаливо предложен был вопрос, как согласить аналогию, проведенную мною между государственной организацией, управляющей действиями политического организма, и теми нервными организациями, которые управляют органическими действиями живого индивидуума, с моим убеждением, что социальные деятельности в главном взаимно согласуются. Я ответил следующее: я признаю необходимыми положительно-регулятивные функции государства в отношении к средствам нападения и обороны, необходимые в интересах национального самосохранения в течение хищнического фазиса социальной эволюции; и я не только признаю важность его отрицательно-регулятивных функций в отношении внутренней социальной работы, но и настаивал на том, чтобы они
       исполнялись более успешно, чем до сих пор. Тем не менее, признавая, что внутренняя социальная работа должна подчи-няться тому сдерживающему воздействию государства, которое заключается в предупреждении агрессивных действий граждан, пря-мых или косвенных, я утверждал, что координация этих внутренних социальных деятельностей исполняется другими органами другого рода. Я старался доказать, что эти два утверждения не проти-воречат друг другу, показывая, что в индивидуальном организме эти жизненные процессы, соответствующие процессам, состав-ляющим жизнь нации, также регулируются существенно независимой нервной системой. Проф. Гексли напоминает мне, что новейшие исследования все более подтверждают влияние цереброспинальной нервной систе-мы на процессы органической жизни, чему можно бы, однако, противопоставить возрастающую очевидность влияния симпатической нервной системы на цереброспиналь-ную. Но, признавая указанное им влияние (которое соответствует тому влиянию правительства, какое я считаю необходимым), я полагаю, что мои положения не опровергнуты, поскольку очевидно, что внутренние органы, управляемые своей собственной нервной системой, могут поддерживать жизненные функции и тогда, когда контроль цереброспинальной системы существенно задержан, например сном, действием анестезирующих средств или какими-либо другими причинами, вызывающими нечувствительность; они подтверждаются также и тем, что значительная степень коорднации может существовать даже между органами существа, совершенно лишенного нервной системы".
Вот так господа, вопрос поднятый Фёдором, уже рассматривался с возможных сторон того времени и тех знаний о многоклеточном организме.
Остаётся добавить высказывание Спенсера:
Понимание душевного развития, как процесса приспособления к общественным условиям, которые непрерывно переделываются им и обратно влияют на него, поведет к здравой оценке даже более отдаленных влияний учреждений на индивидуальный характер и послужит некоторой преградой для важных бедствий, причиняемых ныне невежественным законодательством Наконец правильное учение о душевном развитии человечества, взятого в его целом, давая нам ключ к пониманию развития индивидуального духа (а оно действительно дает этот ключ), поможет нам внести более разумные начала в наши превратные методы воспитания и таким образом увеличить наши умственные силы и поднимет нашу нравственную природу.

Ну что – уважаемый читатель, сказано и приведено достаточно, что б понять идею Фёдора, большее может быть и лишним. В связи с этим соображением, нужно закругляться. Эта книга должна уместиться в 365 страниц, так как в году 365 дней. Мы ещё обязаны коснуться людей, живших в одну эпоху с Г. Спенсером, знающих его мысли, но решив-ших, что они умней и в доказательство к этому организовали строительство коммунизма. Известная «тройка» - Карл Маркс, Фридрих Энгельс и В. И. Ленин, не будем касаться ни биографий, ни широких повествований, но заглянем в свободную энциклопедию и посмотрим, что обо всём этом думает общественность:

 Карл Ге;нрих Маркс (нем. Karl Heinrich Marx; 5 мая 1818, Трир, Германия — 14 марта 1883, Лондон, Великобритания) — философ, экономист, политический журналист. Его публикации сформировали основу коммунистического и социалистического движения — марксизм.
Маркси;зм — система связанных между собой:
• а) философского учения («диалектический материализм» и созданный на его основе и развивающий материалистический подход к объяснению общественных процессов — «исторический материализм»),
(б) научных концепций (в первую очередь, в области экономики, социологии, политологии),
• (в) идеологического течения (утверждающего неизбежность и необходимость классовой борьбы и ведущую роль рабочего класса (пролетариата) в развитии современного общества),
сформированных Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом в середине XIX века.
Следует их чётко различать между собой, так как (а) и (б) используют в основном дескриптивный (описательный) подход, в то время как (в) — рескриптивный (предписательный).

Сказать, что всё, что написано сими мужами чушь – будет неверно, но заблуждение, по сути, доказано временем.
Вот с чем можно согласиться: Сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. Она есть совокупность всех общественных отношений.
- Социальное развитие происходит согласно определённым законам.
- Знание законов исторического развития даёт возможность понимать прошлое, настоящее и предсказывать будущее.
Конечно покопавшись, можно найти ещё немного, но зачем? Если мы нашли уже вот это:

Выход за границы капитализма
- Государство должно отмереть посредством радикальной трансформации всего общества, а не быть отмененным посредством ряда администра-тивных мер.
Не только Фёдор утверждает, что государство – это организм, как организм может отмереть, а внутренность ( из пролетариата ) остаться?

- Революция на стыке между вторичной (частная собственность) и третичной (общественная собственность) общественными формациями должна быть не политической, а социальной.

 Без идеи и поставленной цели – перехода к новым формам, быть не может, а всякий переход, это стратегия и тактика ( а это уже политика),
пусть и социальная. Но ребята затевали – РЕВОЛЮЦИЮ!?
- Главной движущей силой революции является пролетариат, поскольку антагонизмы капитализма ведут пролетариат к тому, чтобы преодолеть существующий строй.
Преодолевать нужно, но не беря в руки оружия первыми. Забастовки – более цивилизованный и гуманный метод.(не давайте себе садиться на шею)
Успешная политическая революция не может быть локальной или национальной — она должна быть мировой.

Во, как замахнулись – не согласуясь с Законами Божьими.
Традиционный (или классический) марксизм указывает на неизбежность революции в деле построения коммунистического общества, где решающая роль отводится пролетариату и его авангарду, организованному в политическую партию — партию рабочих, в противоположность всем другим, буржуазным партиям.

И тут ошибка – терпение и постепенность, не брались во внимание, а ведь это основа всякого ДОБРОГО дела. Ведь сам Творец не торопится Сам, и не торопит никого. Просто предлагает соблюдать заповеди и тогда всё пойдёт, как по маслу. Нравственность говорит Он – самое верное оружие.
Но гениальный дядя Ленин – согласился с марксизмом и взялся воплощать надуманные бредни.
Влади;мир Ильи;ч Ле;нин (настоящая фамилия Улья;нов; 10 (22) апреля 1870, Симбирск — 21 января 1924, усадьба Горки, Московская губерния) — российский профессиональный революционер, основатель и идеолог большевистской партии, инициатор Октябрьской революции 1917 года и один из главных организаторов и руководителей вооружённого восстания, председатель Совета Народных Комиссаров (правительства) РСФСР и СССР, основоположник СССР. Публицист, философ и теоретик марксизма, основоположник ленинизма, идеолог и создатель Третьего Коммунистиче-ского интернационала (в коммунистической пропаганде известен как «вождь мирового пролетариата»). Один из самых известных политических деятелей XX века.
Официальная идеология СССР
Марксизм-ленинизм был официальной идеологией Советского Союза. Тома полных собраний сочинений «основоположников» (Маркса, Энгельса, Ленина) стояли на почётном месте во всех советских библиотеках (одно время рядом с ними были также собрания сочинений Сталина). Существовала также официально одобренная интерпретация трудов классиков, которая менялась с ходом времени.
Марксизм-ленинизм подлежал обязательному изучению во всех советских образовательных учреждениях, начиная со старших классов средней школы. Также выпускалось большое количество книг и научных статей, посвящённых толкованию марксизма-ленинизма. Однако все споры велись вокруг незначительных вопросов; любые попытки усомниться в базовых положениях марксизма-ленинизма сурово пресекались.
Дополнением к трудам основоположников были решения и постановления съездов и пленумов КПСС; эти документы также подлежали обязательному изучению в учебных заведениях СССР.
Конечной целью марксизма-ленинизма провозглашалось установление коммунистического строя во всём мире; при этом СССР и другие социалистические страны должны были служить исходной базой для распространения коммунизма на другие страны (на Западе это называли «экспортом революции»). СССР также претендовал на роль руководителя всего мирового коммунистического движения, что создало основу для онфликта с Югославией и позже с Китаем.
Далее СССР ожидал: Сталини;зм — развитие теории марксизма-ленинизма и государственная система, получившая название в честь И. В. Сталина.
По некоторым сведениям, термин был впервые использован Л. Кагановичем для обозначения формы ленинизма, получившей теоретическое развитие при И.В. Сталине, от имени которого образован. В СССР начал официально использоваться с началом политики гласности.
В более широком смысле используется по отношению к странам, политическая система которых во многом напоминала политическую систему СССР времён Сталина (например, к режимам Ким Ир Сена и Ким Чен Ира в КНДР, Хо Ши Мина и Ле Зуана во Вьетнаме, Энвера Ходжи в Албании и др.), а также к политическим партиям, идеализирующим подобную политическую систему.
Основные черты
Сталинизм характеризуется следующими чертами:
теоретическим обоснованием в случае запаздывания мировой революции возможности построения социализма в одной стране при буржуазном окружении.
идея отмирания государства, через его максимальное усиление
- Отмирание государства придет не через ослабление государственной власти, а через её максимальное усиление, необходимое для того, чтобы добить остатки умирающих классов и организовать оборону против капиталистического окружения, которое далеко еще не уничтожено и не скоро еще будет уничтожено.
~ Сталин
Итоги первой пятилетки. 7 января 1933.

Как Вам эта философия недоучившегося священника? Отмирание государства – являлось его идеей, причём - не через ослабление государственной власти, а через её максимальное усиление.
Самое интересное, что всё так и получилось, и сильная власть была, и отмирание в 1992 году произошло. А вот коммунизм не построился…

- доминирование руководящей коммунистической партии;
- обязательное идеологическое воспитание в духе идей руководящей партии;
культ вождя (И. В. Сталина, а также его местных «продолжателей» — Энвера Ходжи в Албании, Клемента Готвальда в Чехословакии, Матьяша Ракоши в Венгрии, Георге Георгиу-Дежа в Румынии, Ким Ир Сена и Ким Чен Ира в Северной Корее, Вильгельма Пика в ГДР и Хорлогийна Чойбалсана в Монголии);
плановая экономика с почти полным огосударствлением собственности на средства производства;
Чем выше политический уровень и марксистско-ленинская сознательность работников любой отрасли государственной и партийной работы, тем выше и плодотворнее сама работа...
~ Сталин
Отчетный доклад на XVIII съезде партии о работе ЦК ВКП(б). 10 марта 1939.

Сталинизм и ленинизм
Традиционно сталинизм рассматривается как логическое продолжение политики В. И. Ленина. Однако среди либеральных марксистов (особенно среди живших в социалистических странах), неомарксистов, ревизионистов и троцкистов весьма популярна «теория прерванной связи» (англ. discontinuity theory), согласно которой сталинизм был «извращением» политики Ленина, которая была более гибкой и учитывала интересы более широких социальных кругов. Некоторые защищали данную теорию лишь в попытках реформировать диктатуру изнутри: в социалистических странах никакая иная идеология, кроме коммунистической, не имела легального статуса и, следовательно, критиковать сталинизм можно было лишь доказывая его несоответствие коммунизму.
Сталинисты
В первые десятилетия СССР, Сталина было принято называть "товарищ Сталин"; так его называли даже те, кому отвечали "Тамбовский волк тебе товарищ!". "Товарищ Сталин" так прочно вошел в народный фольклор что даже песню о таком товарище приписывают разным авторам
После смерти Сталина, многие люди продолжали и продолжают считать его своим товарищем. В частности, форум сайта КПРФ насчитывает тысячи сталинистов (чтобы попасть на форум, пользователь должен назвать себя сталинистом).
Hекоторые авторы называют сталинистами (в неодобрительном смысле) известных персонажей разных эпох, не делая исключений для ныне здравствующих президентов. Имеется много анекдотов, частушек и проочего юмора о Cталине и сталинистах, и можно ожидать, что не все товарищи Сталина называют себя словом сталинист. Несмотра на юмор и критику, есть приверженцы, кототые открыто заявляют – "да, я сталинист".

Фёдор и задаёт и отвечает сам себе на вопрос – ну какой нормальный (здравый разум), мог спокойно на всё это взирать. Не удивительно, что Гитлер считал советских людей – второсортными. Ведь нормальный человек, в таких условиях обязательно чувствовал дискомфорт. И лишь прислужники Сталина, чувствовали себя счастливыми и обеспеченными товарищами, строящими «светлое будущее»…
Понятно, что столь ограниченная и заблудшая идейность поделила мир на два противоположных лагеря «Варшавский договор» и НАТО.
Понятно, что наращивалась гонка вооружений и поддерживалась «холодная война», понятно даже, что СССР – руководствуясь абсурдными и иллюзорными идеями естественно не выдержал конкуренции – против более здравого смысла и обанкротившись проиграл. Непонятно другое, почему в России – восстановили на прежнее место(за последние 2-а года) около 20-ти памятников Сталину???
И вот тут, на помощь приходит нашумевший современный «философ» - Истархов и не только он, но и другие мудрецы – М. Калашников, В. Н. Мегре с «Анастасией» и …
Вот тут мы и кинем якорь, что б разобраться – что по чём, под кумачом…
Максим Калашников принадлежит к поколению нынешних сорокалет-них. К тем, кто был воспитан на советской фантастике и собирался к звездам, а не на рынок. И к тому же - он из породы русских футуристов, типа Циолковского, бесполезных для грубой актуальности, но будящих воображение для будущего. Его соавтор по представляемым книгам, Сергей Кугушев, казалось бы, напротив, прагматик (каким еще быть банкиру?), но, вместе с тем, человек загадочной биографии, причастный будто бы многим делам и тайнам сильных мира сего.
Основные идеи Максима Калашникова заключаются в создании Русского Братства(сетевая организация развития России и освоения новых технологий).Одной из самых смелых идей МК является создание сверхлюдей на базе русских человекоразвивающих технологий. Также этот автор выступает за свержение власти Запада над миром и за выход России в лидеры мирового экономического и технологического развития.
Цель Русского Братства - это возрождение России и других бывших республик СССР на основе высоких технологий (например, будут не усовершенствованные железные дороги, а Струнный транспорт Юницкого) и следования неаналитической стратегии ("безумной", невозможной с точки зрения строгой аналитики).

Такие вот мудрецы, с пеной у рта описывают субъективные чаяния в стиле «фентези», но с «безупречными» убедительными аргументами, что единственно России принадлежит право быть ИМПЕРИЕЙ. Подробности в «Обломанный меч ИМПЕРИИ». Фёдор, после прочтения написал:

 Словесный понос на имперский манер,
пролил на страницы – взорвавшийся сэр.
Подобно корриде – мечется бык,
пытаясь вонзить, не то рог не то клык.
Если бы, да кабы,
  не росли б в лесу грибы,
но они таки – растут,
  не смотря, что их все рвут.

       


Н.В. Мегре, написал замечательные книги о «Анастасии» с 1-ой по 7-ую Фёдор прочёл, но своё мнение - изложено в данной книге.

Владимир Алексеевич Истархов (наст. имя Владимир Алексеевич Иванов) — русский публицист националистического и неоязыческого толка.
В своей книге «Удар русских богов» трактует иудаизм, христианство, масонство и коммунизм как «еврейские религии, созданные как информационное оружие для захвата и установления мирового господства высшей еврейской олигархией и их сатанинскими хозяевами» и призывает разбудить «дремлющие силы» в русском народе на основе ведических верований.
Зимой 2006 г. в ходе расследования дела Александра Копцева, напавшего с ножом на прихожан московской синагоги на Большой Бронной, было установлено, что его настольной книгой было сочинение Владимира Истархова «Удар русских богов». Весной 2006 г. Нагатинская прокуратура возбудила уголовное дело по статье 282 ч.1 УК РФ («разжигание межнациональной ненависти и вражды») по факту распространения в сети Интернет текстов книги «Удар русских богов».[1] Летом 2007 г. прокуратура Саратовской области по факту продажи книги В. Истархова в магазинах г. Саратова возбудило уголовное дело по ч. 1 ст. 282 УК РФ [2]

И вот сей мудрец, перед чтением предлагает – введение, которое у Фёдора вызывает скептическую улыбку. Но поскольку дядя пишет умную ложь, им следует заняться,…

Удар Русских Богов
рекомендации автора:
Данная книга написана в специфическом жёстком стиле, и этот
стиль вместе с плотным по информации содержанием по первому чтению может вызывать много эмоций, из-за которых усвоение содержания данной работы усложняется. За одно прочтение эту книгу освоить и воспринять не удастся. Советую Вам после первого чтения сделать паузу дней на 7, на 10 и после этого спокойно перечитать этот текст повторно.
       Повторное чтение всегда интересней первоначального. Не зря раньше на Руси была такая поговорка: интеллигенты книг не читают, они их перечитывают. Данная книга написана максимально просто, хотя плотность информации высока и главное – она написана с позиций язычника, утраченных в сегодняшней России. Я уверен, что по второму чтению Вы по-другому воспримете эту работу и не пожалеете о потерянном времени.
       А если Вы внимательно прочтете эту книгу третий раз, то она позволит Вам перейти в языческое информационное пространство. Она изменит Ваше сознание. Она поможет пробудить Ваше подсознание, Вашу генетическую память, разбудить и поднять наших Русских Богов. Мы арийцы – дети наших Богов. В нас есть нечто большее, чем мы о себе знаем. Наши Боги – внутри нас, они в наших генах. В этой информации огромная скрытая сила и энергия. Она нам поможет стать в тысячи раз сильнее и добиться победы, процветания и настоящего духовного могущества.
 Введение: «Выбирая Богов – мы выбираем судьбу»
Вергилий
Древний языческий римский поэт

 (замечательное начало ниже следует, с которым Фёдор – большей частью согласен)(только Фёдор выбрал – Иисуса)
______________________________________________________

Сейчас мы живём в период космической эры Рыб – эпохи тотальной лжи и тотальных обманов. Сегодня доказать это утверждение не составляет труда. Достаточно просто посмотреть на свой жизненный опыт и немного задуматься. Человек, который родился и жил в СССР до смерти Сталина, помнит, кем был для советского человека Сталин.
       Советские средства массовой информации (или правильнее – средства массовой дезинформации) сделали из Сталина третьего бога после Ленина, который был вторым богом советского человека. Первым богом считался Карл Маркс. Когда Сталин умер, весь совет-ский народ воспринял это, как космическую катастрофу и в первую неделю после этой смерти, ждал, по крайней мере, апокалипсиса.
       Но ничего страшного не произошло, жизнь продолжалась, как и прежде. Из Сталина сделали мумию и положили в «святой» мавзолей рядом с другим «вечно живым» богом – Лениным.
       Прошло время. Наступил XX и XXII съезды КПСС. И выяснилось, что Сталин-то, оказывается, никакой не бог, а настоящий дьявол.
       «Исказил» «светлые» идеалы марксизма, делал что-то не то, что завещал ему «великий» Ленин, поубивал массу истинных ленинцев и т. д. Советские люди испытали второй шок.
       Из советского пантеона богов – мавзолея, одного бога (Сталина) выкинули, второго (Ленина) оставили.
       Учебники истории стали переписывать, «улучшая» и «ухудшая» фрагменты истории, в соответствии с требованиями текущей политической ситуации.
       Вскрыл всё это настоящий герой, истинный коммунист – ленинец Никита Хрущёв, очистивший КПСС от искажений и извращений.
       Средства массовой дезинформации принялись воспевать Хрущёва и Хрущёв уверенно двигался тропою святого человека в советский пантеон богов.
       Но, потом, вдруг, и Хрущёва сняли. И тут выяснилось, что и новый вождь великой компартии – Хрущёв – никакой не святой, а отъявленный «волюнтарист, извращенец ленинизма и коммунизма».
       Люди испытали опять шок, но уже небольшой. Начали привыкать к свержению липовых богов. Учебники истории переписали ещё раз.
       Вскрыл всё это и ещё более очистил КПСС до небывалой чистоты очередной настоящий коммунист – марксист – ленинец Лёня Брежнев.
       Позже повторилась та же самая история и с Лёней Брежневым. Учебники истории снова стали кромсать.
       Народ, за исключением совершенных придурков, стал понимать, что ему морочат голову. Что власть умышленно скрывает от народа правду и дезинформирует народ.
       Потом началась горбачёвская перестройка. Дети бывших «врагов народа» опять начали очищать КПСС от сталинизма, возвращаясь к «светлым» идеалам ленинизма (за время которого их любимые и «безвинно» пострадавшие папаши вырезали около 40 миллионов лучших представителей русского народа).
       Но у детей врагов народа этот номер не прошёл. Русские патриоты и националисты разбили великого советского бога Ленина и показали, что Ленин не только не бог, а сам дьявол.
       Потом, «перестройщики» попытались очищать коммунизм от ленинизма, возвращаясь к «светлым» идеалам марксизма. У них это опять не прошло.
       Русские патриоты разбили и этого лживого бога – Карла Маркса, опять же оказавшегося сатанистом.
       Народ стал вспоминать, что, в течение всего периода расцвета коммунизма, власть постоянно боролась с какими-то антисоветчика-ми и антикоммунистами и, хотя знать о том, что эти антикоммуни-сты говорят и пишут было запрещено, народ стал догадываться, что антикоммунисты-то, похоже, говорили правду.
       За это их и преследовали, и запрещали. Ложь запрещать не обязательно, её легко разбить аргументами.
       С точки зрения власть имущих, ситуация стала плохо управляемой. Коммунизм, как информационное оружие, стал плохо работать. Что делать? Новую лжерелигию за месяц и год не напишешь.
       Пришлось доставать из пыльных чуланов давно выброшенного бога – Иисуса Христа.
       А достаёт-то кто? Да всё те же, та же шайка власть имущих, та же шайка бывших капээссэсовцев. Тех, кто плавно переплыл из райкомов, горкомов и парткомов в исполнительную и представительскую власть.
       Раньше в СССР постоянно красовались лозунги «Слава КПСС». Теперь повсюду красуются лозунги «Христос воскрес».
       Причём, никого не смущает, что эти надписи – незаконны и противоречат конституции в которой прописано, что Россия – это светское государство.
       Бывший кандидат в члены политбюро ЦК КПСС Боря Ельцин целуется со ставленником КПСС, патриархом всея Руси Алексием вторым и чуть ли не поёт «Отче наш иже еси на небеси».
       Тут же вся бывшая партократия (Лужков, Черномырдин и т. д.) побежали в церкви (которые они рушили все 70 лет) и со свечками в руках начали креститься перед телевизорами, обозначая «святость» христианской веры.
       Глупых людей в народе много, но зря они думают, что их большинство.
       Часть народа тоже побежала в объятья к христианским попам в поисках истины. А есть ли там истина?
       Давайте задумаемся, а что вообще происходит? Не гоняют ли нас по бесконечному кругу лжи? Кто и зачем создаёт лживых богов и лживые религии?
       Ответ прост. Лживая религия – самое мощное информационное оружие для управления народом в интересах очень узкой группировки заговорщиков, стремящихся к власти любой ценой и к установлению своего господства.
       Они обрезают информацию у народа и погружают народ в лживое информационное поле, из которого народ не может вырваться.
       Почему для советского человека, в период коммунизма, Ленин и Сталин были богами? Да потому, что народ погрузили в соответст-вующее лживое информационное поле и не выпускали оттуда.
       А у кого хватало разума понимать эту ложь, которой его кормили, того сажали в тюрьмы или расстреливали. Вот и вся методика.
       Но не надо думать, что, то надувательство, которое происходило в СССР в период коммунизма – это какое-то исключение в глобальном историческом процессе. Ещё Оноре де Бальзак в «Утраченных иллюзиях» писал: «Существует две истории: лживая официальная история… и тайная история, где видны подлинные причины событий».
       Христиане обрезали знания не менее, чем коммунары. Когда христиане захватили власть в Римской империи, то первое, что они сделали – сожгли дотла огромнейшую Александрийскую библиотеку, предварительно вынеся оттуда массу книг для узкого круга посвящённых.
 - и вот тут парень начинает загибать, о захвате христианами Римской империи - (пусть предоставит ссылку на такую информацию) Коммунары убивали и сажали инакомыслящих в тюрьмы, а христиане просто жгли их на кострах.
 католики жгли на кострах, но католики – это уже не христианство(это гербарий, оставшийся от христианства, и Фёдор описывал раннее почему так сложилось…

       А иудаизм уничтожил в Синайской пустыне целый народ – древних евреев и, в результате Синайского эксперимента, создал новых евреев в виде биороботов. Вот Вам и разница между религиями.
 Истархов касается иудаизма(Старого Завета – о старом завете в Новом Евангелие, апостол Павел в послании к евреям говорит: - Говоря «новый», показал ветхость первого(«старого»); а ветшающее и стареющее близко к уничтожению.

       Если Вы будете серьёзно разбираться в вопросе о том, кто сейчас реально правит в христианских странах, то Вы легко увидите, что во всём христианском мире, так называемой демократии, сегодня правит жидократия.
 и правит, но это не те, кто может именоваться христианами, так как это действительно нарушители заповедей Иисуса и апостолов…

       Как же евреям удалось взять власть? За счёт чего? За счёт религий. Но не одной религии иудаизма, а за счёт нескольких, связанных в единый комплекс еврейских религий: иудаизма, христианства и коммунизма.
 чушь, так как иудаизм и по сегодняшний день остался иудаизмом и евреи придерживаются своего календаря(не по рождеству Христову), чистого христианства сегодня нет, а коммунизм(если и рели-
гия), то ничего общего с христианством не имеет. И очень может быть, что Ленин понимал, что коммунизм хорош, для оболванивания.

 Какая христианская церковь самая истинная: католическая, православная, протестантская или григорианская?
       Человеческой жизни не хватит, чтобы прочитать все лживые книги этого иудохристианского мира, разобраться в них и вырваться из этого ложного информационного поля.
 отвечает – никакая. Потому как ушли в своих корнях, при объединении с Римской империей от заповедей(подробно – от стр.122 …
Вот что Фёдор предлогает ещё в качестве исторического документа:
ЛИБАНИЙ.
Либаний (314-393 гг.) -знаменитый учитель красноречия, среди учеников которого были между прочим «отцы церкви» Иоанн Златоуст, Василий Великий, Григорий Назианзин. Сохранившаяся подробная автобиография Либания, его обширная переписка и речи, а также биография его, написанная Евнапием, современником Либания, дают достаточно материала для характеристики его личности и деятельности…
ИЗ ПИСЕМ – К ИМПЕРАТОРУ ФЕОДОСИЮ В ЗАЩИТУ ХРАМОВ Or. XXX F.

...25. Но, как бы ни был здесь несомненен состав преступления, их делом
было доказать, что эти люди заслуживают возмездия, а наложить наказание - было делом суда... То есть христиане могут доносить на «язычников», но не совершать самосуда.
26. ...Но эти господа одни творили суд над всеми теми, кого обвиняли, и, постановив приговор, сами исполняли обязанности палачей. Чего же добивались они при этом? Чтобы почитатели богов, не допускаемые к своим обрядам, склонились к их верованиям? Но это крайняя глупость. Кто не знает, что под влиянием самих притеснений, каким они подвергались, они больше, чем
в прежних условиях, преклоняются пред богами?30. Но говорят, будто польза и земле и ее обитателям от того, чтоб храмов не было.
31. Пусть скажет мне кто-нибудь из тех, кто, оставив щипцы, молоты и наковальни, захотели рассуждать о небе и небожителях: благодаря культу какого бога римляне, достигшие от малых сперва и скромных начал величайшего могущества, приобрели таковое,- бога ли этих людей или тех богов, кому воздвигнуты храмы и жертвенники и от которых через посредство предвещателей
люди узнавали, что надо делать и чего не делать?..
33. А интереснее всего, что те, которые, как представляется, наиболее унизили эту область культа, против воли почтили ее. Кто же это? Те, кто не дерзнули отнять у Рима право приносить жертвы... В первое время после победы христианства репрессии против «язычества» в Риме не проводились.
34. ...Итак, пусть всюду будут храмы, или пусть эти люди признают, чтовы враждебно относитесь к Риму, предоставив ему исполнять те обряды, которыепринесут ему вред.

Истархов предлагает возврат к язычеству, совершенно не осознавая, что движение назад – это деградация. Хотя мысленно возвратиться назад, найти ошибку и не допуская ошибок в преть жить дальше, это нормальное решение вопроса. В виду явного заблуждения автора, так же как мы поступили с марксизмом и ленинизмом, мы обходим глупых
мудрецов стороной. САМОЕ ГЛАВНОЕ – НРАВСТВЕННОСТЬ!!! А нравственности в Новом Завете – больше чем где либо…
Нас ждёт весьма полезная статья с которой стоит ознакомиться:
ЧЕЛОВЕК НЕ ЗНАЕТ, НА ЧТО ОН СПОСОБЕН
(психология подчинения власти)
«Вы спросите, разве правильно в каждом видеть злодея?
Конечно. Ведь каждый и есть злодей. Неужели это не очевидно?»
Бернард Шоу
«Если человек поступает по-свински, он говорит:
»Помилуйте, я всего лишь человек!».
А если с ним поступают по-свински, он восклицает:
»Позвольте, я ведь тоже человек!»
Карл Краус
Солдаты Третьего Рейха на Нюрнбергском процессе все,
как один, твердили: «виноват фюрер, мы выполняли приказ»
Не так давно на канале ТВЦ я смотрел французский детектив «И как Икар», в котором показали один любопытный психологический эксперимент. О нем я коротко читал раньше, а в кино увидел некоторые подробности (фильм художественный, но эксперимент был показан вполне реально). В психологической литературе его именуют экспериментом Милгрэма (впервые его провел социальный психолог Стэнли Милгрэм в середине 70-х годов прошлого уже века). Данный эксперимент в свое время вызвал шок у некоторых психологов и прочих ученых мужей, т.к. слегка приоткрыл завесу над темной стороной души человеческой. Никогда не знаешь наверняка, что можно ожидать от других людей и даже от себя, поэтому знание психологии личности позволит нам быть готовыми к некоторым сюрпризам. Думаю, вам будет интересно узнать о нем.
Эксперимент Милгрэма
Позволю себе вольный пересказ фрагмента фильма по существу.
По сюжету фильма одного важного прокурора пригласили понаблюдать за ходом эксперимента, который мог помочь ему в раскручивании одного крупномасштабного уголовного дела (в которое мы не будем вдаваться). Он приехал в психологическую лабораторию, где его встретил, назовем его так - главный психолог. После некоторых формальных любезностей главный психолог проводил прокурора в специальную комнатку и объяснил:
       - За стеклом, которое перед вами, вы видите лабораторию, где все и будет происходить. Это стекло - с односторонней видимостью, т.е. вам отсюда видно, а оттуда вас не видно. Вы также будете хорошо слышать все разговоры, которые будут происходить в лаборатории, благодаря звуковым динамикам тут и скрытым микрофонам там.
       - А в чем смысл эксперимента? - спросил прокурор.
       - Мы проверяем гипотезу о том, что если человека во время обучения подвергать наказаниям за ошибки, то такое стимулирование позволит ему лучше усваивать материал.

       Вскоре в лабораторию вошли психолог в белом халате и два подопытных участника - мужики приличного среднестатистического вида. Прокурор устроился поудобнее в кресле и вместе с главным психологом стал наблюдать за ходом эксперимента.

       Психолог в белом халате представился мужикам просто руководителем и приветливо обратился к ним:
       - Итак, господа, цель нашего эксперимента - проверить предположение о том, что если во время обучения ученика наказывать за ошибки, то эффективность его обучения должна возрасти. Для этого один из вас будет исполнять роль учителя, а другой - ученика. Сначала давайте бросим жребий, чтобы распределить роли, - психолог протянул им тарелку с двумя бумажками, - выбирайте одну из них. Кто первый? Тяните сначала вы, мистер Фикс.
       Лысый мужик вытянул листок с надписью «учитель».
       - Очень хорошо, - сказал психолог. - вам повезло, мистер Фикс, вы будете учителем, следовательно, мистер Паспарту будет учеником. Подойдите, пожалуйста, сюда, мистер Паспарту, - психолог дружественно обратился к другому мужику и указал жестом на кресло, напоминающее электрический стул, - садитесь в кресло ученика, и я подготовлю вас к эксперименту.

       Паспарту сел в кресло, к которому психолог крепко пристегнул его ремнями. Затем он стал наносить на тыльные стороны ладоней Паспарту какую-то кремовидную консистенцию. Надо заметить, что на лице последнего выражались слабые признаки тревоги.
       - А для чего эта мазь? - спросил Фикс-учитель, который с любопытством наблюдал за действиями психолога-руководителя.
       - Чтобы не было ожогов.
       После такого ответа физиономия ученика Паспарту выразила панику, и он спросил:
       - А больно не будет?
       - Будет немного, но терпимо. Не волнуйтесь, - психолог прикреплял электрические провода к рукам Паспарту, - этот эксперимент мы проводили уже десятки раз и сегодня - очередной такой случай, т.к. нам нужно много опытов для статистики. Все будет хорошо, - его речь была уверенной, доброжелательной и вселяла спокойствие.

       После того, как ученик был готов, психолог обратился к учителю:
       - А вы, мистер Фикс, садитесь за этот оборудованный учительский стол. Это рычаги, - психолог указал на длинный ряд переключателей на столе, - двигая которыми, вы будете посылать вашему ученику электрические импульсы в наказание за неправильные ответы. Напряжение тока возрастает слева направо: если двинуть вперед самый левый рычаг, то ученик получит электрический удар в 15 вольт, следующий рычаг - 30, следующие 45, 60 и так далее с шагом 15 вольт до 450.
       - Ого! А это не смертельно? - спросил учитель Фикс.
       - Не беспокойтесь, мы знаем, что делаем, - с улыбкой ответил психолог и протянул учителю лист бумаги, - вот список слов, которые располагаются по парам - имена существительные и определяющие их прилагательные, например: ветер – сильный, зверь – страшный,
океан – глубокий и так далее.
Список достаточно длинный. Сначала вы должны будете зачитать все слова попарно, внятно, не торопясь, чтобы ваш ученик - мистер Паспарту, успевал вникать. После этого вы проведете экзамен: вы будете зачитывать по порядку только существительные, а мистер Паспарту должен будет называть соответствующие прилагательные. Если он будет ошибаться, то за первую ошибку вы, двигая первый рычаг, должны будете послать ему в качестве наказания импульс в 15 вольт, за вторую - 30 вольт, за третью - 45 и так далее. Напряжение следует повышать до тех пор, пока ученик не назовет все слова безошибочно. Величина напряжения, мистер Фикс, не должна вас смущать, - мы знаем, что делаем. И еще: что бы вам ни говорил ученик, продолжайте эксперимент. Эксперимент надо довести до конца. Хорошо?
       - Хорошо, - ответил учитель Фикс.
 Прокурор, внимательно наблюдавший за всем, что происходило в лаборатории, спросил у главного психолога:
       - А где вы находите участников эксперимента?
       - По газетному объявлению примерно такого содержания: «Требуются желающие для участия в эксперименте. Оплата - 6 долларов в час».
Тем временем учитель неторопливо зачитывал ученику весь длинный список слов по парам. Прочитав до конца, он спросил у руководителя:
       - Итак, теперь я должен буду называть существительные из левой колонки, а мистер Паспарту должен будет называть соответствую-щие прилагательные из правой, так?
       - Совершенно верно, мистер Фикс, - ответил психолог.
       Учитель произнес несколько существительных и вначале получил правильные ответы ученика. Где-то на четвертом слове ученик допустил первую ошибку. Учитель двинул вперед первый рычаг, и ученик слегка вздрогнул от слабого 15-вольтного удара. После второй ошибки учитель двинул следующий рычаг - 30 вольт, и ученик дернулся чуть сильней. С каждой следующей ошибкой учитель посылал ученику возрастающие по напряжению электрические импульсы. Когда он дошел примерно до 120 вольт, ученик покрылся испариной - было видно, что он испытывает физический дискомфорт и сильно обеспокоен.
 - Дерево, - прочитал очередное слово учитель.
       - Зеленое.
       - Подумайте хорошенько, мистер Паспарту. Думаете, мне охота причинять вам страдания?
       - Ветвистое.
       - Не правильно, дерево - высокое, - и учитель передвинул рычаг 135 вольт.
       Ученик громко вскрикнул и стал глубоко дышать. Учитель посмотрел на психолога, дескать, что делать дальше.
       - Продолжайте, мистер Фикс, - невозмутимо ответил руководитель.
       Учитель, видя, что ученик страдает от боли, некоторое время колебался: продолжать ли дальше его тиранизировать или остановиться? Через некоторое время он решил продолжать.
Главный психолог пояснил ситуацию прокурору:
       - Если бы мистер Фикс остановился, то это было бы равносильно признанию собственных ошибок. Но люди не любят признавать своих ошибок.
(Если человек способен признавать свои ошибки, значит, он чего-то стоит, - не так ли, друзья?).
Учитель назвал очередное слово, но ученик, похоже, не мог вспомнить соответствующее ему прилагательное. Видя, что психолог отвлекся, учитель попытался подсказать ученику нужное слово.

       - Видите, - обратился главный психолог к прокурору, - мистеру Фиксу не хочется терзать ни в чем не повинного человека, и он был бы рад прекратить это гнусное дело, но его привычка подчиняться власти (в данном случае власть для него выступает в лице руководителя в белом халате) превышает силу сострадания и заставляет мучить ученика.
После того, как учитель дошел примерно до 225 вольт, ученик стал вырываться и громко кричать, что ему плохо, что он отказывается участвовать в эксперименте и пусть они засунут эти гребаные шесть баксов куда им угодно.
       - Что делать дальше? - спросил у психолога потрясенный учитель, - ему, наверное, действительно плохо.
       - Надо довести эксперимент до конца. Продолжайте.
       Когда ученик более-менее успокоился, учитель внятно произнес очередное слово из списка. Ученик сидел молча и тяжело дышал, не обращая никакого внимания на вопрос.
       - Он не хочет отвечать, - сказал учитель руководителю.
       - По правилам эксперимента, отсутствие ответа приравнивается к неверному ответу. Продолжайте, - невозмутимо ответил психолог.
       Учитель Фикс, слегка поколебавшись, выдал очередную порцию электрического заряда, и ученик сильно дернулся и завопил от боли. Эксперимент продолжался. Ученик при получении ударов издавал душераздирающие вопли и умолял учителя прекратить истязания. Учитель же, хоть и сопереживал и чувствовал себя при этом неловко, но, подчиняясь руководителю, со словами «о, господи», тем не менее, наращивал напряжение тока очередного электрического импульса.

       Примерно в районе 360 вольт ученик перестал подавать признаки жизни и не реагировал на вопросы.
       - Что делать дальше? - спросил учитель Фикс.
       - Продолжать эксперимент.
       - Но ведь ученик ничего не воспринимает!
       - Это не важно. Надо довести эксперимент до конца.
       - А если он умрет?
       - Это не должно вас волновать, мистер Фикс. Всю ответствен-ность за любые последствия мы берем на себя, - психолог был спокоен.
       Учитель послал ученику очередной удар тока.
Главный психолог сказал прокурору:
       - Как видите, учитель слепо подчиняется власти. Он не чувствует ответственности за свои поступки, потому что власть взяла ее на себя. Раз организаторы не волнуются, значит, ничего страшного не происходит, им видней, поэтому мистер Фикс продолжает выполнять приказы власти; его даже не смущает их нелепость - ведь, посудите сами - не глупо ли наказывать ученика, который ничего не воспринимает? Кроме того, любой школьник знает, что 375 вольт могут быть смертельными при определенной силе тока, однако, мистера Фикса это не смущает, хотя ему ничего не известно о величине силы тока. Он доверяет власти, хоть и не уверен, что она права. Люди больше склонны выполнять приказы власти, чем задаваться вопросом об их разумности.
       - Летчики, которые по приказу правительства бомбят города мирных жителей; полицейские, которые колотят дубинками неугодных демонстрантов - точно так же подчиняются власти, не чувствуя ответственности за свои поступки, - добавил прокурор.
       - Совершенно верно.
Тем временем ученик, хоть и подскочил в кресле после очередного разряда, но по-прежнему не подавал признаков жизни. В этот момент в лабораторию явился второй психолог в белом халате и нервозным тоном заявил первому:
       - Я думаю, эксперимент надо прекратить.
       - Да ты что? Ни в коем случае!
       - Нет, надо. У него сердце может остановиться, вдруг, чего доброго, окочурится?
       - Да ладно тебе, еще ни разу ничего подобного не было. Продолжайте, мистер Фикс!
       На этот раз учитель Фикс, видя такие принципиальные разногласия в руководстве, решительно возмутился:
       - Да вы сначала сами между собой разберитесь! Один говорит, хватит, другой - продолжай, а если я сейчас, чего доброго, завалю человека, то, что тогда?
       - Еще раз повторяю вам: это не ваша проблема, мистер Фикс. Кроме того, было бы очень неразумно прекратить эксперимент, когда он уже почти завершен. И мы ведь договорились, что должны довести его до конца. Продолжайте, пожалуйста, мистер Фикс!
Главный психолог прокомментировал вышесказанное:
       - Как только власть начинает проявлять нерешительность, подчиненный тут же пытается выйти из-под ее контроля.
 После некоторых пререканий, учитель Фикс все-таки продолжил и довел напряжение до 405 вольт. В результате ученик на электрическом стуле стал совсем плохой - вид неважный, то бьется в конвульсиях, то теряет сознание и, конечно же, пена изо рта. Учитель Фикс не выдержал столь жуткого зрелища и наотрез отказался продолжать эксперимент.
 Прокурор озабоченно спросил у главного психолога:
       - Что с учеником?
       - Не думаете же вы, что мы погубили человека? - спросил в свою очередь главный психолог.
       - Не знаю, но ведь каждый школьник понимает, что напряжение нехилое! - лицо прокурора выражало тревогу.
       - Да, нехилое. Но на самом деле ученик не получал никаких ударов тока.
       - Как же не получал? Все было как будто реально!
       - Вот именно, как будто. Ученик Паспарту - хороший актер - наш человек, который успешно дурачился, делая вид, что неимоверно страдает от действий учителя.
       - А как же вы тогда собираетесь проверить правильность вашей гипотезы о пользе наказания в процессе обучения?
       - Мы этого делать не собираемся, потому что эта гипотеза - подставная. На самом деле нас интересовало другое - поведение одного человека.
       - Кого же?
       - Мистера Фикса, учителя. Это именно он главный герой спектакля.
       - А если бы ему выпала роль ученика?
       - Это было невозможно, потому что ему была изначально отведена роль учителя, правда, он этого не знал. Мы предоставили ему иллюзию выбора: он первым тянул жребий из двух листков, на обратной стороне каждого из которых было написано: «учитель».
       - С какой целью?
       - Настоящая цель эксперимента состояла в том, чтобы определить, до какой степени нормальные цивилизованные люди способны причинять страдания себе подобным, ни в чем не виноватым людям, слепо выполняя, порой, не вполне разумные приказы, исходящие от власти.
       - И до какой же степени? - спросил прокурор.
       - 63 процента учителей, не взирая на мольбы и страдания учеников, подчиняясь руководителю, доходили до предела - 450 вольт. И, надо заметить, что это были вполне приличные, респектабельные, уважаемые люди.
       Прокурор, после некоторого раздумья эмоционально возмутился:
       - Скажу вам откровенно, что ваш эксперимент очень жесток!
       Главный психолог спокойно ответил:
       - Но ведь вы сами досидели до 405 вольт и только потом озаботились состоянием ученика, хотя могли бы забить тревогу раньше. Значит ли это, что вы жестоки?
       Прокурор, как было видно, сначала вознегодовал, но затем, пошевелив мозгами, признал справедливость такой постановки вопроса.
Нормальные люди способны на весьма отвратительные поступки.

       Сам талантливый экспериментатор Стэнли Милгрэм, сделал такой основной вывод из своего эксперимента: нормальные психически здоровые люди, в силу своего воспитания, способны совершить много дурных необдуманных поступков, по приказу власти. Причем, надо заметить, что в экспериментах Милгрэма руководитель не имел никакой фактической власти над учителем; единственными его атрибутами, как руководителя, были лишь белый халат и то, что он сам представлялся, как руководитель. А т.к. в реальной жизни власть, все-таки, имеет реальные полномочия, то подчиниться ей еще легче. Эксперименты Милгрэма мы можем наблюдать в жизни на каждом шагу.
Как вы знаете, во время Великой Отечественной войны фашисты учредили на оккупированных советских территориях такую должность, как полицай. Те, кто шел в полицаи, именовались предателями, т.к. подчинялись власти врагов и помогали им угнетать своих же соотечественников за вознаграждение (сало, одежда, полномочия, опять же - автомат шмассер немецкого качества …). «Сколько на свете людей, которые за какие-то гроши становятся гонителями, истязателями, палачами себе подобных!» - воскликнул Вольтер. Хоть полицаи были в народе и не в почете, но сами они наверняка имели точку зрения, оправдывающую свои поступки. Полицай - это не столько социальная роль, сколько состояние души. Если вдруг вновь появится такая должность, то, уверяю вас, вакантные места будут заняты. А где же эти полицаи сейчас? - спросите вы. Они где-то рядом - это вполне порядочные люди, про многих из которых можно с уверенностью сказать: отличный семьянин, в связях, порочащих его, не замечен. Просто сейчас у них другие социальные роли - они занимают обычные должности в разных организациях, и даже сами не подозревают, что в них дремлет полицай, который может быть востребован соответствующей ситуацией. Была бы власть и гонорар, а исполнители найдутся.

       Хорошие люди легко совершают плохие поступки.

       Порой люди так увлекаются процессом соблюдения правил, что забывают о том, что правила созданы для людей, а не люди для правил. Некоторые медики не станут лечить больного, если у него при себе не окажется полиса обязательного медицинского страхования, пока он не умрет (как один несчастный 20-летний парень из деревни Саратовка Чугуевского района).
Природа спрятала в лабиринтах человеческой личности много мрачных закоулков.
 Роберт Грин в своей книге «48 законов власти» привел один потрясающий пример, достойный человеческой природы (в разделе закона 11). Однажды, в средние века, один наемный солдат спас от иностранных захватчиков Сиену - город в Тоскане (Италия). Причем, спас в буквальном смысле - если бы не он, то город мог потерять свободу, и многим жителям просто-напросто была бы крышка. Конечно, он стал героем. Конечно, благодарные жители решили его наградить, но не знали, как - любое подношение с их стороны не могло и близко сравниться с тем, что сделал для них спаситель. Даже если солдату вручить власть над городом - и то это будет лишь незначительной платой. В общем, у горожан появилась пресловутая проблема - что делать? Надо сказать, что солдат свое дело сделал, и больше никакого проку от него не было, поэтому он стал обузой для благодарных жителей. Долго думали достопочтенные отцы города, как не ударить в грязь лицом, и, наконец, один из них внес поразительно гениальное предложение, на которое только вообще был способен человек. Наверное, он вытащил его из самого смрадного уголка своей души. Только послушайте, что он придумал: «Давайте его умертвим и сделаем святым покровителем города!». «Что они и сделали», - завершает Грин эту прискорбную историю.
 Конечно, надо учитывать мировоззрение и нравы людей той эпохи, но, тем не менее, шедеврально, не правда ли? Воистину, не знает границ человеческая благодарность! Люди часто причиняют добро другим назло.
Эксперимент Милгрэма отражается также в любимой игре современного человечества - сначала разбомбить все по-черному, затем оказать гуманитарную помощь тем, кто выжил. А на досуге трубить о гуманизме.
 Вежлив бывает и палач. А как бы поступили мы?
Однако Милгрэм, проведя свой эксперимент, не смог дать ответ на один важный вопрос, а именно: какие личные качества отличают то большинство, которое доводило эксперимент до конца, от того меньшинства, которое отказывалось его продолжать? Ведь среди тех учителей, которые, невзирая на нечеловеческие крики учеников, доходили до 450 вольт, были как мужчины, так и женщины, люди разных возрастов, профессий и т.д., все они были добропорядочны, без садистских склонностей и параноидальных тенденций.
 Когда я пересказал содержание эксперимента Милгрэма одному своему знакомому, он спросил меня:
       - А как бы поступил ты на месте учителя?
       Адекватный ответ на этот вопрос, конечно же, можно было бы дать только после участия в таком эксперименте. И любые предположения о том, что «при обнаружении малейших страданий ученика, я тут же отказался бы от продолжения экзекуции», - это всего лишь предположения, которые легко делать задним умом. Поэтому, я ответил: «Не знаю». (Может быть, я задал бы руководителю в белом халате вопрос: если цель эксперимента - выявить зависимость качества обучения от наказания, то тогда, следовательно, абсолютно не важно, кто будет истязать ученика; поэтому, почему вы сами не займете почетное место учителя, а предоставляете эту честь мне?). Перед своим экспериментом Милгрэм просил психиатров, психоанали-тиков и прочих психологов и других своих знакомых предположить, сколько же учителей дойдет до предела. Большинство из них отвечали, что примерно 1 процент - и то это будут какие-то ненормальные садомазохисты. И те 63 процента настойчивых учителей, которые доходили до 450 вольт, скорее всего, думали так же. Когда после проведения эксперимента учителей спрашивали: «Согласились ли бы вы еще раз поучаствовать в роли учителя, уже за тысячу долларов?», то все они, как один, отказывались. Как говорится, задним умом мы все крепки. Но на деле, теряя здравый рассудок и отдаваясь во власть стереотипов, люди иногда могут такое учудить, что потом самим бывает страшно стыдно.
 Да, уж, друзья, странное это существо - человек, но такова его природа.
Феликс Кирсанов, orator95@rambler.ru Переиздание материалов статьи приветствуется только с обязательными ссылками на сайт www.orator.ru (в интернете - гиперссылка) и на автора.
Комментарии излишни - (самообслуживание),
Да, уж, друзья, странное это существо - человек, но такова его природа. –Это личное мнение автора статьи, на которое Фёдор ответит так, природа человека подвластна воспитанию, что доказывается воспитанием наших детей, обучаемость знаниям и спортивные достижения и совершенства . В человеке заложена природная доброта и много того, что из-за невостребованности остаётся в неразвитом состоянии. Вспомним: только от жизни собачей – собака бывает кусачей. Не нужно сбрасывать со счетов и вынужденность – приспосабливаться к имеющимся условиям и обстоятельствам. А условия и обстоятельства, нам позволительно создавать самим. Только вот власть имущие, злоупотребляют этим правом – ограничивая своих соотечественников, общими для всех ПРАВАМИ, хотя возможности у всех различны, но они от этого не менее важны для общества. И вот тут опять смотрим на наш многоклеточный клеточный организм, и убеждаемся, что Фёдор, …
Чем сегодня занято сознание общества(социального организма) – (тела Создателя этого Мира? Чем угодно, но только не тем, чтоб создать условия, для соблюдения ЗАПОВЕДЕЙ, хотя мало кто отрицает их полезность, но мало кто их и соблюдает. Они висят в воздухе пустыми словами, а мы управляемся своими делами. А ведь ВЕРА без дел мертва.
У нас есть вера, и есть дела, так вот мы по своей вере и получаем. Довольны ли мы, тем, что получаем? Большая часть любого общества на Земле недовольна своим положением, но прошу обратить внимание на то, что когда есть недовольные, обязательно имеются довольные, так как вторые – забрав, недодав, укрыв, обманув и т. д. несправедливо обходятся с первыми. И регулировать и контролировать необходимую и положенную, всем членам общества справедливость – оказывается некому. А если и находятся желающие, у них есть возможность попасть в правоохранительные органы. Но если мы посмотрим историю создания и работы этих органов и вывернув их сегодня на изнанку, заглянем, чем они сегодня занимаются, то мы поймём, что это такие же люди, с такими же семьями, с такими же проблемами, и среди них так же большая часть недовольных своим положением, а меньшая, довольна лишь потому, что поступает с первыми – НЕСПРАВЕДЛИВО. В нашем организме справедливостью непосредственно занимается КРОВЬ, и МОЗГ доволен, и все органы, и все клетки рады, что к ним приходит в гости – КРОВЬ. Итак, так как в «социальном организме»довольных меньше, но они обязательно богаче и обязательно во власти (у власти) , либо административной над своими согражданами, либо во власти ДЕНЕГ(Бизнес), а администрация – это тоже деньги (бюджетные), а деньги как известно из одного теста делают, а теста выходит на всех не хватает? Но как так, отдельно взятый специалист (из любой сферы и профессии) любой страны , всю жизнь – с 20-и лет до 60 «пашет» на благо общества, около 40лет –стажа. В году 12-ать месяцев, в месяц специалист в развитых странах получает зарплату 3 – 4 тысячи долларов. 12 множим на среднее – 3,5 = 42 тыс.(в год). Умножаем на 40 лет ~ 1 миллион 700 тысяч (за всю жизнь!) и точка.
Деньги – это эквивалент твоего труда. Чем больше ты работаешь, тем больше ты можешь получить за свой труд. Когда Фёдор это впервые осознал, то весьма высоко оценил людей – за их изобретение.
Человек наделён способностью, оценивать и сравнивать, и когда он замечает, что у кого-то денег больше или очень много, он задумывается – почему? Ему говорят – работай больше. Он начинает увеличивать свой трудовой день до максимума и экономно тратится на питание. И действительно - денег становится больше,…
Проходят годы и обнаруживается, что здоровье портится от чрезмерного труда, а продолжать такой ритм – усугубит проблемы со здоровьем. И вот таким образом, большая часть живущих на Земле людей, баланси-рует между достатком и бедностью.
Но есть люди, с лоснящимися физиономиями, не в «робе», а в чистых и дорогих вещах – видно, что не перерабатываются, но имеют во много раз больше, чем средний житель государства. При социологическом опросе в Англии, было выяснено, что в среднем для счастья англича-нину достаточно -5мил. Фун. Стр., это около 8-млн. долларов. А мы знаем, что не считая бизнесменов – киноактёры, футболисты, боксёры, фотомодели оцениваются в зависимости рейтинга, от 1-го до 25-ти …, миллионов долларов в год!? Тогда, как средний американский СПЕЦИАЛИСТ – 1,7 млн. за всю жизнь. Фёдор задал себе вопрос – неужели эти миллионщики, во столько раз лучше и полезнее, для общества??? И если деньги, это эквивалент труда, то чей труд отдают им, и оправданно ли это. Да к тому же, что б чувствовать себя счастливым, нормальному человеку достаточно намного меньше. Столь явные различия в оплате труда, демонстрируют нездоровые перекосы социального организма. В бедных странах ощущают, что несправедли-вось в отношениях с развитыми странами, не позволяет им занять достойный уровень. Это подпитывает почву терроризма. Сегодня призывают объединиться в борьбе с терроризмом. Но пока процветает несправедливость, всячески завуалированная, то формы сопротивления, также будут иметь место. У сегодняшних людей, хоть и не созрела необходимость заняться переоценкой ценностей, но время от времени проявляются ситуации, намекающие именно на это…
Весь накопленный капитал – и движимый и недвижимый, научно-тех - нический и философский по всей Земле, есть достояние не одного нынешнего поколения, а и предыдущих равно как и будущих поколении.
Мы лишь временные пользователи:
Нам жизнь даётся в долг и не надолго,
        а долг придется отдавать.
И от накопленных процентов,
  зависит звук аплодисментов,
который, в общем-то, должны бы
       твои потомки издавать.

Частная собственность, в данном имеющемся состоянии, является эффективным противовесом, малоэффективному - чисто государствен -
ному управлению. Развал СССР – это подтверждает, но ведь держались
70 лет, да ещё спорили с США. Значит можно без частной собствен-
ности? Конечно можно и конечно будет так, как только сознание будет более развитым, а значит более совершенным.
Частная собственность уже сегодня объединяется в корпорации – управляемые группами, которые контролируются антимонопольными комитетами, и вынуждена сообразовывать свою деятельность с государственными надстройками. Сегодня в основном бизнесмены баллотируются на высокие государственные посты и в парламенты, это люди доказавшие, что способны являться мозговыми клетками государственного организма. Если к примеру собрать в какой то стране,
всех бизнесменов и предпринимателей в столице своего государства, разместить их рядом с депутатами и кабинетом министров и палатами, по Интернету и мобильным телефонам предложить поуправлять своими предприятиями и коллективами, то такая картина, выглядела бы подобием работы и связи мозговых клеток, посредством нервной системы с отдалёнными органами. Поскольку государство пока не созрело до таких функций, то его гуляющие мозговые клетки вынуждены приспосабливаться и выполнять природно-необходимую работу самостоятельно, то есть – частным образом и называться предпринимателями и бизнесменами.
Теперь вторая аналогия: кровь – это красные и белые тельца – клетки, имеют разветвлённую сеть т. е. пути доступа ко всем остальным клеткам. Снабжают их всем необходимым, выполняют защитную функцию, уносят продукты распада, регулируют процесс жизнедеятель-ности.
Если б сегодняшняя милиция, занималась подобной деятельностью, она имела бы возможность больше зарабатывать и больше приносить пользы. Находясь постоянно в своих участках и отделах, она подвергается коррупции, вынуждена пасовать перед преступностью, опасаясь за свои семьи. Перемещаясь по стране с интервалами к примеру месяц – на одном месте, затем другой пункт, город. Милиция могла бы перевозить попутно необходимые грузы, для обеспечения городов и сёл, приобретать опыт и умение, ознакомилась бы географией и проблемами страны. Что не давало бы преступности наладить связи с
органами. А поскольку в крови есть и белые тельца, возможно красные фуражки и белые халаты, т. е. медики, совместно передвигаясь по стране и взаимодействуя друг с другом, могли бы стать так же полезны. Как и кровь в организме.
Откатав к примеру лет 10 по стране( с 20-ти до 30-ти летнего возраста)
 
Молодой человек или девушка, набравшись опыта и заработав денег, могли б осесть уже в определённом месте(бросить якорь) и завести полноценную семью. Моряки у нас по пол года плавают и более, работа в молодом возрасте, да в таком интересном коллективном направлении,
думает Фёдор – не являлась бы обузой, а скорей напротив – СУПЕР.
Судить не нам, но есть над чем задуматься…
Фёдор диктовал, а я печатая думал: какой же он всё-таки не дурак. Конечно, мне было трудно со всем этим согласиться, но я невольно переходил на его сторону.
Если проанализировать исторический путь Человечества, то мы заметим, то, что мы имеем сегодня – никем из великих деятелей не планировалось. Кто-то вообще не желал никаких перемен и старался оставить всё по обычаям предков, другие хотели менять, но часто ошибались в выборе направления, третьи корчили из себя умных и великих и т. д., но вышло иначе:

Не тот формат взял дипломат,
когда сказал – взять автомат.
И сам не рад, и людям ад,
и время оттянул назад,
и судьбы искалечил – гад.

Нетрудно заметить, что развитие человеческого сообщества, хоть и не плотно, но переплетено с понятием – нравы, нравственность, добродетель, альтруизм. Гораздо плотнее, развитие людей переплетено с понятиями – эго, невежество, варварство, зло, ложь, война и смерть. Но мы с Фёдором предлагаем обратить внимание на то обстоятельство, что с повышением нравственного уровня, повышается и благосостояние общества в целом. Примером нам, могут послужить последние 200 лет нашей Земной истории. Вырвавшись и удалившись на Американский континент, европейцы(эмигранты) желали иной, но не той жизни, которую они оставили в Европе. Но Европа не спешила расставаться со своими гражданами, Английская метрополия, даже войска отправила в Америку, что б подчинить непокорных и эксплуатировать людей дальше. Но, слава Богу – народ отстоял свою независимость, и этот же народ, стал инициатором отмены рабства на своём новом материке.
Англичане, как показывает история, отличались хорошим нюхом на «жаренное» и решили также ввести указ – об отмене рабства.(В самом начале 19-го века). А там и вся Европа, по цепной реакции, вынуждена была подчиняться веяниям перемен. И даже Россия в1861году, изволила отменить крепостное право. К чему мы это приводим? Да к тому, что это явилось первыми серьёзными нравственными проявлениями ведущих мировых держав. И лишь после этого проявления, стал развиваться и расти не по дням, а по часам НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС.
Загляните в любое общество, страну или в отдельную семью, порядок и благополучие только там, где живет нравственность. Мы не будем подразделять нравственность на семейную, коллективную, общественную и т. д., но присутствие нравственности, всегда отражается положительным и конструктивным эффектом . Но стоит отметить, что общественная нравственность сама по себе не приходит, тут требуется воспитание и контроль(как в школе), хотя школьник редко осознаёт, что обучение будет работать во БЛАГО.
Но кто и где нас обучает нравственности? И можно ли это назвать обучением? А что такое контроль нравственности, да ещё прибор определяющий уровень нравственности, эти достижения получат лишь следующие поколения, А что мы? А с нас достаточно осознавать и не мешать нравственному развитию тех, кто имеет потребность в этом преуспеть. Со временем, школьные и университетские программы, обязательно пополнятся полноценными уроками нравственности…
Если люди, приходящие к власти, выдвигающие социальные программы, которые направлены на социальное благополучие своего народа – действительно хотят этого благополучия, то нужны конкретные шаги (ДЕЛА). Возьмём к примеру многоэтажный дом, в любом городе, любого государства. В нём около 100 семей, многие друг друга знают и здороваются (Москва – это исключение, не в лучшую сторону…). Примерно такая же обстановка в отдельно взятом селе.
К примеру на основании принятого закона СВЕРХУ или СНИЗУ – проводить жилищно-комунальные и социально – организационные ежемесячные собрания жильцов, во всех домах и во всём государстве, с повестками дня «взаимопонимание жильцов и насущные предложения, по улучшению бытовых и социальных потребностей» и снизу подпись -
Администрация. Нравственный это шаг или нет??? Но он сразу начинает щекотать, где-то незаметно внутри – почему?
На собрании, представитель Администрации, предоставляет слово желающим высказать свои взгляды и предложения (а не смотреть телевизор слушая болтовню депутатов или мыльный мексиканский сериал), а вот выходи, предлагай и решай проблемы сам вокруг себя!
Выступая и общаясь, жильцы присматриваются друг к другу, им предлагают выбрать большинством голосов – из самих же себя (из своих рядов) способного вникать и решать их проблемы.
Избранный, наделяется правом, посещать в удобное, для хозяев время их жилище, и в доверительной беседе прояснять и фиксировать в заведённом для этого журнале – беспокоящие и волнующие насущные вопросы! Чем плохо – спрашивает Фёдор? Может это всё-таки нравственно?
Поскольку такой расклад, требует немало времени и сил, работа должна вознаграждаться, а как? Да конечно финансово(на сегодняшний день…)
Так вот, выбранный представитель, оставляет своё прежнее место работы (если таковое имелось) и получает процентную часть (к примеру о,5 – 2 % - в зависимости от количества жильцов и выполняемой


нагрузки), от зарплаты каждого трудоспособного жильца дома, либо небольшого села… Что мы от этого имеем? Ну во первых – непосредственное лицо решающее и ответственное за ваше жилищное благополучие, во вторых – выбранный вами делегат, может и обязан при решениях вопросов выходить на депутатов районного уровня, те пусть выходят на городской, а следующие на областной и т. д. – УРОВЕНЬ.
Этого звена, между народом и властью, сегодня не существует ни в одном Государстве, вопрос ПОЧЕМУ? Да у нас господа, оказывается частная собственность, охраняется каким-то быстро появившимся законом. И внутрь этих границ никому ни-ни! Но позвольте господа, вы себе быстренько приняли закончик, обворовываете государство и народ, тащите наворованное по домам, и не желаете туда никого впускать, посмотреть – шо там, и как у вас. А ежели не наворованное, лишь честно заработанное, то чего скрывать то, ведь хвастаетесь перед своими друзьями – меблишкой, машинкой, дачками и т. д. ; Почему Фёдор не боится пустить к себе в дом и предоставить декларацию о доходах, и дать полтора два процента от своей зарплаты, тому – кто будет интересоваться его проблемами и их решать? А какие могут быть проблемы? Да вот хоть - электра и водоснабжение, чистота парадной, парковка машин под окнами, присутствие наркоманов в парадных и на скамьях по ночам, «абосцанные» лифты, непонятные квартиранты: (может террористы – дажа)и пожалуй это лишь часть возможного…
А вот теневая экономика от такого нововведения зашатается, ведь разница, между ректора зарплатой, или зарплатой и реальными доходами , таможенника, судьи, депутата, милиционера, налоговика и других, будет заметно резонировать, а главное то, что доходы открываются и к справедливости приближаются… Но нашим законодателям слабо принять подобный закон, ведь не за справедливо-стью же они туда забрались, а кто пробрался тёмными путями, может ли поступать иначе – будучи во власти?
Если ты честный гражданин, соблюдаешь законы и платишь налоги, то тебе нечего скрывать своё благосостояние, от таких же, как ты сограж-дан. Прозрачность совместных и взаимовыгодных трудов, каждого члена общества, легко приведёт к уважению и любви к ближнему.
Футбольная команда – это мини организм, где мозг, это тренер, каждый футболист, это отдельный орган целого организма, выполняющий взятую на себя обязанность. И совместное, слаженное взаимодействие, даёт этому организму добиваться задуманных результатов. Какой мозг, такая и команда, какое правительство, такое и государство.
Фёдор усталыми глазами смотрит на меня, и говорит хватит, вот ставим полезный отрывок из произведени Стругацких -" Волны гасят ветер, а дальше кидаем на свободные страницы просто мысли в стихотворной форме…
А пока вот: МОНОКОСМ.
…Любой Разум - технологический ли, или руссоистский, или даже геронический - в процессе эволюции первого порядка проходит путь от состояния максимального разъединения (дикость, взаимная озлобленность, убогость эмоций, недоверие) к состоянию максимально возможного при сохранении индивидуальностей объединения (дружелюбие, высокая культура отношений, альтруизм, пренебрежение достижимым). Этот процесс управляется законами биологическими, биосоциальными и специфически социальными. Он хорошо изучен и представляет здесь для нас интерес лишь постольку, поскольку приводит к вопросу: а что дальше? Оставив в стороне романтические трели теории вертикального прогресса, мы обнаруживаем для Разума лишь две реальные, принципиально различающиеся возможности. Либо остановка, самоуспокоение, замыкание на себя, потеря интереса к физическому миру. Либо вступление на путь эволюции второго порядка, на путь эволюции планируемой и управляемой, на путь к Монокосму. Синтез Разумов неизбежен. Он дарует неисчислимое количество новых граней восприятия мира, а это ведет к неимоверному увеличению количества и, главное, качества доступной к поглощению информации, что, в свою очередь, приводит к уменьшению страданий до минимума и к увеличению радости до максимума. Понятие "дом" расширяется до масштабов Вселенной. (Наверное, именно поэтому возникло в обиходе это безответственное и поверхностное понятие - Странники.) Возникает новый метаболизм, и, как следствие его, жизнь и здоровье становятся практически вечными. Возраст индивида становится сравнимым с возрастом космических объектов - при полном отсутствии накопления психической усталости. Индивид Монокосма не нуждается в творцах. Он сам себе и творец, и потребитель культуры. По капле воды он способен не только воссоздать образ океана, но и весь мир населяющих его существ, в том числе и разумных. И все это при беспрерывном, неутолимом сенсорном голоде. Каждый новый индивид возникает как произведение синкретического искусства: его творят и физиологи, и генетики, и инженеры, и психологи, эстетики, педагоги и философы Монокосма. Процесс этот занимает, безусловно, несколько десятков земных лет и, конечно же, является увлекательнейшим и почетнейшим родом занятий Странников. Современное человечество не знает аналогов такого рода искусства, если не считать, может быть, столь редких в истории случаев Великой Любви. "СОЗИДАЙ, НЕ РАЗРУШАЯ!" - вот лозунг Монокосма. Монокосм не может не считать свой путь развития и свой модус вивенди единственно верным. Боль и отчаяние вызывают у него картины разобщенных Разумов, не дозревших до приобщения к нему. Он вынужден ждать, пока Разум в рамках эволюции первого порядка разовьется до состояния всепланетного социума. Ибо только после этого можно начинать вмешательство в биоструктуру с целью подготовки носителя Разума к переходу в монокосмический организм Странника. Ибо вмешательство Странников в судьбы разъединенных цивилизаций ничего путного дать не может. Многозначительная ситуация: Прогрессоры Земли стремятся в конечном счете ускорить исторический процесс создания более совершенных социальных структур у бедствующих цивилизаций. Таким образом они как бы подготавливают новые резервы материала для будущей работы Монокосма. Мы знаем сейчас три цивилизации, полагающие себя благополучными. Леонидяне. Цивилизация чрезвычайно древняя (возраст не менее трехсот тысяч лет, что бы там ни утверждал покойный Пак Хин). Это образец "медленной" цивилизации, они застыли в единении с природой. Тагоряне. Цивилизация гипертрофированной предусмотрительности. Три четверти всех мощностей направлено у них на изучение вредных последствий, каковые могут проистечь из открытия, изобретения, нового технологического процесса и так далее. Эта цивилизация кажется нам странной только потому, что мы не способны понять, насколько это интересно - предотвращать вредные последствия, какую массу интеллектуального и эмоциональ-ного наслаждения это дает. Тормозить прогресс так же увлекательно, как и творить его, - все зависит от исходной установки и от воспи-тания. В результате транспорт у них только общественный, авиации никакой, зато прекрасно развита проводная связь. Третья цивилизация - наша, и мы теперь понимаем, почему Странники должны вмешаться прежде всего и именно в нашу жизнь. Мы ДВИЖЕМСЯ. Мы движемся, а следовательно, мы можем ошибиться в выборе направления движения. Сейчас уже никто не помнит "подмикитчиков", которые с фанатичес-ким энтузиазмом пытались форсировать прогресс тагорян и леонидян. Сейчас уже все поняли, что расталкивать под микитки такие в своем роде совершенные цивилизации - занятие столь же бессмысленное и бесперспективное, как пытаться ускорить рост дерева, скажем, дуба, таща его вверх за ветки. Странники - не "подмикитчики", у них нет и не может быть такой задачи: форсирование прогресса. Их цель - поиск, выделение, подготовка к приобщению и, наконец, приобщение к Монокосму созревших для этого индивидов. Я не знаю, по какому принципу производят Странники этот отбор, и это очень жаль, потому что, хотим мы этого или не хотим, но если говорить прямо, без околичностей и без наукообразной терминологии, то речь идет вот о чем. Первое: вступление человечества на путь эволюции второго порядка означает практически превращение хомо сапиенса в Странника. Второе: скорее всего, далеко не каждый хомо сапиенс пригоден для такого превращения. Резюме: - человечество будет разделено на две неравные части; - человечество будет разделено на две неравные части по не известному нам параметру; - человечество будет разде-лено на две неравные части по не известному нам параметру, причем меньшая часть форсированно и навсегда обгонит большую; - челове-чество будет разделено на две неравные части по не известному нам параметру, меньшая часть его форсированно и навсегда обгонит боль-шую, и свершится это волею и искусством сверхцивилизации, реши-тельно человечеству чуждой. Дорогой Каммерер! В качестве социо-психологического упражнения предлагаю Вам для анализа эту не лишенную новизны ситуацию. Теперь, когда основы прогрессорской стратегии Монокосма стали Вам более или менее ясны, Вы, наверное, лучше меня сумеете определить основные направления контрстрате-гии и тактики выявления моментов деятельности Странников. Понятно, что поиск, выделение и подготовка к приобщению созревших индивидов не могут не сопровождаться явлениями и событиями, доступными внимательному наблюдателю. Можно ожидать, например, возникновения массовых фобий, новых учений мессианского толка, появления людей с необычными способностями, необъяснимых исчезновений людей, внезапного, как бы по волшебству, появления у людей новых талантов и т. д….

Тут много здравых мыслей, но в субъективной интерпретации, хотя МОНОКОСМ, - не что иное, как единая связь Землян с ТВОРЦОМ. Иисус - был тем же Странником, за ним апостолы. А Конфуций, а почитаемые восточные дервиши, а Сковорода, а Порфирий Иванов? Не были прекрасными странниками?
Когда Фёдор поставил этот отрывок на « социально - культурном» форуме в Интернете, ему написали: «Очень люблю Стругацких, особенно трилогию о М. Каммерере... Но заметьте, в своем меморандуме А. Бромберг говорит о сверхцивилизации Странников, достигших своего положения все ж в результате эволюции.

Вопрос - как на ваш взгляд - есть ли эволюция в Библии?»
Ответ Фёдора: Помимо Старого завета, были и прочие писания. но появился Новый Завет (Евангелие) - новое откровение. Не скажу точно где, но встречал токования о – Евангелие Жизни и Вечном Евангелие.
Смотрите - Новое_____Жизни_____Вечное (думаю, что это разные вещи)
подразумевающие ЭВОЛЮЦИЮ. и вот почему:
Когда ученики Иисуса, до его распятия - интересовались, как и что будет после его ухода (к Отцу) - кто будет тут среди них старший, как всё тут разложится, а потом дошли до, как ТАМ будет всё через много-много лет...
Он ответил - не вашего ума дело, соблюдайте то, что вам вверено ныне и держитесь сего Пути (я примерно, но за смысл - отвечаю).
О чём это говорит? Что всё не так просто и сразу всё не раскроешь - почему?
А Павел говорит Евреям:11 О сем надлежало бы нам говорить много; но трудно истолковать, потому что вы сделались неспособны слушать.
12 Ибо, судя по времени, вам надлежало быть учителями; но вас снова нужно учить первым началам слова Божия, и для вас нужно молоко, а не твердая пища. 13 Всякий, питаемый молоком, несведущ в слове правды, потому что он младенец;
14 твердая же пища свойственна совершенным, у которых чувства навыком приучены к различению добра и зла.

Мы видим, что Иисус, считал своих учеников - будущих апостолов, не созревшими до твёрдой пищи. Хотя апостолы в свою очередь, считали многих своих соотечественников - как не имеющих навыка к различению добра и зла.

По этому поводу я написал вот это:

Ума – желудок,
и пища для ума.
Вопрос – насколько,
своевременна она.
Преподнеси младенцу –
мясо с шоколадом.
Ты не подаришь рай,
но ты рискуешь – чадом.

Примечание: Если маленькое семя горчичного дерева - вырастает в дерево,
Если семечко - яблока. вырастает в дерево, если младенец (питающийся молоком) - вырастает в крепкого разумного Человека...
то очевидна живая эволюция из малого в более высокое и совершенное...
Именно это, ожидает всех нас - получивших Новый Завет( лишь как бутылочку с молоком)

Зачем переходить – на личности…
Зачем отождествлять – вторичности…
Зачем усугублять – комичности…
Зачем их подводить – к трагичности..?
Не избежать им глаз – публичности,
и светит им – конец античности.
В готическом стиле – ребят не простили,
и главное это, Кому-то по силе…
А тем, кто верил в ренессанс,
отняли всё, и дилижанс.
И в роко - барокко не причина – сорока,
но были всегда, те, кто видел далёко.
Воспринимайте веру – лишь, как дети,
она младенец, хоть давно уже на Свете.

А вот, что Фёдор писал там же:
Я не скажу господа, а скажу ребята, скажите зачем современному украинцу, россиянину или немцу и т. д. выяснять - что там было в эдемском саду.
Есть исторический опыт и достижения различных народов. Которые не копались в этом и от этого ничего не потеряли...
Почитав рассуждения Юлиана(4 в.), я вот что понял - Христианство, как начало революционного Духа, пошло против вся и всех, но лишь за Иисусом.
Первые христиане, это люди не богатые, а терпящие несправедливость и от лицемерных иудеев и от различных влияний эллинов(языческих чужаков).
В них видели - человеконенавистников, и потому жгли и убивали. Но в Исусе тоже самое видели и потому распяли. А почему? Да потому что правда глаза резала, а какая правда? Да кто ж по заповедям жил и кто по ним вообще собирался жить, но пришёл Иисус и ВСЕМ сказал Надо. Иначе... Не поверили и не простили - распяли. Но оказалось, что действительно НАДО, иначе ничего путного не выходит, даже Чингисхан ввёл законы близкие к заповедям, и на них хорошо и далеко пошёл...
А вы копаетесь в эдемском саду, на чужой территории, в чужих именах нравах и обычаях. Это уже давным -давно и без вас перерыли и сказали - вот НОВЫЙ Завет, подчёркивая, что первый(старый) УСТАРЕЛ, а всё ветшающее близко к УНИЧТОЖЕНИЮ, а сколько уже прошло времени??? А воз и ныне там, и иудаизм живёт и старый завет бережет. Но господа, несправедливость продолжается, потому Иисус актуален и сегодня. ОН ПРОТИВ НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ, лицемерия и лжи. И настанет время, когда люди с этим справятся - БЛАГОДАРЯ Иисусу. такова ИДЕЯ этого Мира - господа и хорошие и не хорошие. ( ) -- хватит дурить, тренируйте нравственность. она вам пригодиться, как чемпиону тренировки.

Пишут – Фёдору:
Но, видишь ли, брат в чём дело: хочется понять истоки. Нельзя же изучать тригонометрию, не зная геометрию, понимаешь?
мозг требует найти ответы на, якобы, нелогичные эпизоды в Библии. Конечно, если бы я не был православным христианином, зачем бы оно мне нужно было.
но это моя религия, мой Закон - я хочу понять и найти логику в нём. то, что мусолит, так называемая Элита, - это бред сивой кобылы и нормальному разуму это не подходит. К примеру: если человек всё привык пить чистую, натуральную воду, а ему приносят мутную жидкость из канализации и говорят: пей! вкусно! все пьют и хвалят! - Но зачем я буду это делать, если есть возможность немного потрудиться и добыть чистой воды и, главное, напоить ею своих детей!

Ответ Фёдора:
Кто то из великих сказал: История - это мертвец. с которым можно делать всё, что захочешь...
Какую чистую воду, Вы собираетесь. пробуривши скважину ОТКАПАТЬ в Истории???
ИСТИНА она не бывает старой или новой, она всегда присутствует(Мы из НЕЁ СОСТОИМ, ЕЁ продолжаем и ЕЁ ПЕРЕДАЁМ - далее...
ВСЁ - ОСТАЛЬНОЕ для НАС - МЫ - ЕГО ТВОРЕНИЕ!!!
Только не все глаза могут её воспринять. Потому как не научили.
А ЗАПОВЕДИ Иисуса - не алгебра с геометрией, они прорастают с первоклассника - в ЧЕЛОВЕКА. Всё гениальное - ПРОСТО

Пастырь пишет Фёдору:
Уважаемый Федор! Обратите внимание на это : "... Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" ( Иоанна 14,6)
Сопоставьте с вопросом Пилата : ..." Пилат сказал Ему: что есть истина?" ( Иоанна 18.38).
То есть истина не что-то, не понятие, а кто-то. Личность. К чему я пробовал дойти в дискуссии с Такаши.
О чем это говорит? О том, что мера истинности не отвлеченное понятие, доступное лишь отшлифованным интеллектам, а личность, которую в состоянии воспринимать самый- самый простенький человечек. Вместе с тем это бесконечно богатая личность-- сам Бог.

Ответ Фёдора:
Я бы сказал, что истина - это не только кто-то, но и всё видимое и невидимое. Потому как, мы ж с вами невидим невооружённым глазом - фотоны, молекулы. атомы, но именно из них образуется истина -сущность-суть. Иисус был во плоти. а Отец нет, но Отец вмещал себя и Иисуса и нас с вами(хотя мы об этом даже не подозревали), и наших предков, и наших потомков(которые только будут! ), и Солнечную систему и то, что мы просто по несовершенству(как дети) не осознаём
В этом нет ничего зазорного - это естественно, но надо расти и учиться, а для начала(перво-наперво) - ЗАПОВЕДИ господа(дети) - это как первые шаги, они трудны, но без них - далеко не уйдёшь(не продвинешься



Вспомните, как дитё учится ходить... Мы же пока на четвереньках стоим, боимся, что без рук нам не обойтись при ходьбе. А руки наши - это "языческий начальный (первейший опыт - как погремушка, побывавшая в руках дитя...)
Не надо быть пассивными, а слушаться ПАПУ и МАМУ - ПРИРОДУ

...Великие дела настолько прекрасны,
насколько с годами, они не напрасны.

Великое сердце настолько красиво,
насколько оно, для Господа мило.

Великий Творец на столько велик,
что Истина, это и есть Его лик.

И тишина…
       ***
Я лежу на кровати,
  молча, глядя – в окно,
и «абсурдные» мысли,
  бьются глухо в стекло.
В доме тихо, спокойно,
  я могу – помечтать,
что-то новое выдумать,
  но с чего же – начать?
Первым делом томиться,
  начинает душа,
ей всё детство твердили –
  что жизнь хороша.
И не хочется мне,
  в этом ей изменить,
и как в книжке хочу,
  свою жизнь я прожить.
Трезвый разум, который –
  попозже пришёл,
говорит, что не так уж –
  всё хорошо.
Ведь стараюсь работать,
  с душой – не греша,
в этом «царстве» - такое,
  достойно гроша.
Тут нечто иное изловчись подыскать,
когда разберёшься, то изволь получать.
Помечтав, поразмыслив,
  и «зубами скрепя»,
я опять возвращаюсь – на круги своя.

 


  ***

И вот пришла с мечты в реальность,
цепочка дней и актуальность,
  к тебе заманчиво прильнула.
Сменились мысли, и подуло –
  с тех дальних далей,
где медали, пока ещё не выдавали,
  и даже списков не ведут,
но люди ветра всё же ждут.
Любой, хоть раз был им овеян,
  а при прощании растерян,
- откуда он берёт начало,
  и почему так всё же мало,
он пошевеливал листочки,
  ведь только – распустились почки.
А тот – спокоен, хоть и мало,
  но это, пробное начало.
Я как-то позже загляну,
  как ты хранишь свою листву.
Луна и Солнце – чередуясь,
  меняют время – не волнуясь,
что кто-то с ними не согласен,
  такой, лишь для себя – опасен.
Но как? – Вибрировал вопрос,
  и волновал его всерьёз.
Не видел места он для роз, в своей душе
  и в общем рос, лишь только телом.
А вопрос, был в нём бутоном, вместо роз.
Но, кто вопросом задаётся,
  и понял, что не обойдётся…
К тому придёт с мечты – в реальность,
  цепочка дней, и актуальность,
 к нему заманчиво прильнёт.
Наполнит мысли и подует –
  с тех дальних далей, где медали,
пока ещё – не выдавали,
  и даже списков не ведут.
Но ветер знает – свой маршрут.



 

  ***

Сократ был прав – давно сказав,
познай себя – и Истину познаешь.
Шло время, шли года,
       слагая дух столетий,
и лишь наука осветила
       царящий мрак тысячелетий.

Но свет такой не нужен тем,
  кто лицемеря – возносился.
И тем отнюдь не по душе,
  кто пыльной «мудростью» кичился.

Наука первым лепестком
  на саженце познаний,
пробилась к свету, и открылась –
  букетом новых знаний

Мы так продвинуто шагнули,
  заполучив свободы,
но в генетической морали –
  остались те же коды.

Познай себя, но мы не познаём,
за нас уже познали все познания,
но мы от Истины-то Божьей не уйдём,
а вместе с ней и живо воздаяние.
       
  ***
Послушай, брат, ты дай расклад,
на «шо» нам намекал Сократ,
но не вплетай гербарий в икебану.

Ну что ж, давайте «пацаны»,
я постараюсь в пол цены,
а значит, не ищи изъяну,
Но не сподобится ли вам,
Что это чисто бредни спьяну?

Сократ, конечно понимал,
  как и ребёнок понимает,
когда игрушку разбирает,
        что суть-то, кроется внутри.

Но не имея инструмента –
  не проведёшь эксперимента…

А началось всё с телескопа,
  затем рожденье микроскопа,
преподнесла нам мать Европа.
Учёный, англичанин Гук,
  на срезах пробки и растений,
под микроскопом видит вдруг –
  ячейки типа сот – пчелиных поселений.
Он называл их поры,
  но избегая споров,
решил их клеткой называть,
  и продолжал их наблюдать.

Потом ещё народ учёный
  клеткой занимался,
да и к тому же микроскоп,
  успешно развивался.

Всё живое на Земле
  состоит из клеток.
Они разных форм и цвета,
  и производят деток.
Клетки могут жить отдельно
  или быть колонией,
Могут жить и в организмах,
  – с общей территорией.

Клетки могут развиваться,
  а могут деградировать,
могут группою держаться,
  а могут и мигрировать.
Но есть у них своя модель
  и схема управления,
принцип – строго Справедливый,
  и без отклонения.
Познай себя и ты увидишь,
  что сам из клеток состоишь,
спроси у них и ты услышишь,
  о чём их разум говорит.

Мы тут объёмный пласт культур,
в своих общинах – разных наций,

но мы единый организм,
  мы есть закон цивилизаций.

Тут рады ближнему
  и любят, доверяют.
Тут не воруют и не лгут, не убивают.
Тут с ближним тяготы
  и боли разделяют,
за ближнего, тут даже умирают.
И этот ближний,
  знает всё о дальних,
у нас единый смысл
  полей ментальных.
У нас есть нравственность,
и есть в нас эгоизм
Но нравственность в плюсах,
  на эго-нравственном балансе.
И потому, мы развиваясь,
  ЖИЗНЬ ХРАНИМ,
а изменив полярность,
  угасаем в трансе.
Но нет тут частного мышленья,
  тем паче, частной собственности.
Тут всеобъёмное сужденье,
  гарант от бездны пропасти.
Тут всё глобально и морально
  и потому так гениально.
И разобравшись в нашей схеме,
  вам можно много перенять,
а тем кто Истину всё ищет,
  её осталось лишь понять.

Вот царство Божие – внутри,
  а мы не там мечтаем,
и если веришь – повтори,
  и будешь – Богом понимаем.

А как же Пушкин, Блок, Маяк,
  Гюго, Дюма и Пастернак?
Всё это где-то хорошо
  и поиск был ответа,
а результат, он растворим,
  как дым пускает сигарета.



Профессор Геккель предложил,
модель, что я тут изложил,
но тщетно – было рановато.
А время, всё же донесло
  – скупую мысль,
и почва есть,
  для полноценного трактата.
Да, это резкий поворот
  и он не прост, для понимания.
Он так же, как и телескоп,
  испепеляет мрак блуждания.

Мы все учились понемногу,
  чему-нибудь и как-нибудь,
и потому дорогой к Богу,
  нас очень просто обмануть.

Иллюзорная зыбкость
  плод твердыни иллюзий.
Нас она поглощает,
  по закону диффузий.
Но люди всё же дойдут,
  нам и некуда деться.
Только те, кто оценят
  назначение Сердца.

  ***

По накатанной дороге,
  нервы берегя и ноги,
катится народ в кибитке,
  ища – шару, либо скидки.

       ***

Господа, господа – деньги точно вода,
но вода не святая и хронически мутная.
А последствия да, плохо видно – беда,
близорукость сознанья, и порой абсолютная.

____________


       Простые слова, стихотворные мысли,
       они на печатных страницах повисли,
       зачем они тут, сколько глаз их прочтёт
       и время сквозь них, или мимо пройдёт?
Но я их пишу, понимая, что надо,
       меня беспокоит - земная баллада.
       И твёрдо уверен, что “белая ночь» –
       дождётся рассвета и стараюсь помочь.
Я не жду восхищения,
а ищу понимания
       и найдя, стану чище,
без мытья и купания.

  ***

       Катилась медаль,
       на ребре просто в даль,
       имея две разные стороны.
       С одной плодоносил –
       прекрасный миндаль,
       с другой – беспокоились вороны.

       ***

Творение – творит,
        творение – живёт,
Живущее – творит,
        творение – идёт.
Идущее – творит,
  творение – придёт.
Куда Оно придёт,
  известно лишь творцам,
заметьте, что – творить,
  позволено и нам.
А что творить и как,
        мы выбираем сами,
но допустимый брак,
        недопустим – ВЕКАМИ.

       ______________


Рецензии
Разделы: авторы / произведения / рецензии / поиск / вход для авторов / регистрация / о сервере     Ресурсы: Стихи.ру / Проза.ру