Братка

 -Братка, ты ж мне, как братка... - со слезой в голосе говорил Василий, сидя в обнимку со своим другом Николаем.
 Они и вправду были, как говорится, не разлей вода. И вроде бы даже родственники, но только, кто кому приходился и кем, никто уже не помнил. Дома их стояли рядом и маленький заборчик, разделявший две семьи был простой условностью.
 -Давай-ка, ещё по одной, хороший первач у Нинки получился – уважительно сказал Василий.
 -Да-а, давай, пока нет никого – охотно подхватил Николай.
 Выпив уже по третьей стопке, друзья сидели на лавочке, откинувшись на прохладную стену бани и весело хрустели огурчиками.
 В предбанник влетела внучка Николая, Анютка, и, схватив со стола кусок хлеба, собралась уже убегать.
 -Постой, постой стрекоза, а где баб Валя то? - с тревогой и надеждой спросил Николай.
 -А она у магазина, с тётей Нюрой и бабой Ниной разговаривает - весело крикнула Анютка, пытаясь высвободиться из рук Николая.
 -А-а, это хорошо-о - вместе радостно прогудели друзья.
 -Если с Нюркой, тогда надо-олго, можно и не спешить и посидеть аккуратно. Наверное, опять обсуждают вашу с Нинкой поездку в Турцию - знающим тоном подытожил Николай.
 Вот уже месяц, как Василий и Нина рассказывали односельчанам о турецком береге, бесплатных напитках, шведском столе и надоедливых аниматорах. Василий, несмотря на вспыльчивый характер, терпеливо вынес целую неделю отдыха, подаренную им детьми на юбилей. И даже сказал, что поехал бы куда-нибудь ещё, глядя в округлившиеся от удивления глаза слушателей.
 -А тётя Нюра говорит, что деда Вася - космополит толерантный, на удивление точно выговорив все буквы - сказала Анютка.
 -Кто??? - разом выдохнули деды.
 -Космополит толерантный - снова без запинки выпалила Анютка и выскользнула из разжавшихся от неожиданной новости рук деда.
 -О, как! Это чой-то, за космополит рати... лари...тано... тьфу ты, чёрт! - ругнулся Василий и вытер пот со лба.
 Он знал, точнее уже слышал это слово раньше, космополит, поэтому запомнил и смог выговорить, а вот, то, другое слово... И знал он так же, что космополит - слово плохое, ругательное. То ли читал где, то ли слышал от кого. Вроде как, сионист или антисемит, или ещё этот, как его... в общем - враг народа. Космо - ещё как-то ничего, а вот полит....
 Полит, полит... - сидело у Василия в голове. Ну, а в сочетании со вторым, напрочь забытым словом, отчего становилось ещё обидней, ситуация только ухудшалась.
 -Да брось ты, что ты, Нюрку не знаешь? Сорока. Может и слово то хорошее – как мог успокаивал друга Николай.
 -Ага, у Нюрки-то, хорошее? - огрызнулся Василий.
 Нюрка когда-то и на кого-то училась в городе, и от неё можно было ожидать чего угодно.
 -Да ладно, давай, ещё по маленькой - сказал Николай, надеясь, что первач поможет отвлечься от непонятных и обидных слов.
 Но выпили друзья уже, как-то без удовольствия, без «кряка», одновременно и молча поставив стопки на стол.
 -Ты вот, внучку то, совсем не воспитываешь, носится у тебя весь день, без дела - неожиданно для себя выпалил Василий. И дети вон у тебя в городе живут.
 -И твои живут, только мои то хоть навещают чаще - с раздражением ответил Николай.
 Выпив ещё по стопке, уже не чокаясь, братки сидели молча и смотрели перед собой.
 Полит... космополит - вертелось в голове у Николая.
 Он тоже слышал, что то нехорошее об этом слове, и уж если Нюрка сказала что-нибудь о Василии, то уж непременно скажет и о Николае.
 -Огурцы то, у тебя вон, мягкие какие-то - опять забухтел Василий, делая недовольную мину.
 -Мягкие... с твоего огорода, Нинка дала - подхватил Николай.
 -Нинка дала - передразнил Василий, Ни-инка...
 В общем, слово за слово, с помощью разлившегося и разгулявшегося в них самогона, вспомнили они сначала свинью Николая, которая что-то, когда-то съела в соседском огороде. Потом, как лет тридцать назад не поделили они на танцах городскую девчонку. Как когда-то ухаживал Николай за Нинкой, будущей женой Василия, который в свою очередь ухаживал за Валентиной, будущей женой Николая. Вспомнили родственников, детство, и начали уже было вспоминать младенчество, как вдруг Василий, выскочивший до этого из-за стола, для того, чтобы было удобнее строить Николаю рожи и вертеть пальцем у виска, вспоминая, уже якобы не детские шалости, а подлости Николая, вдруг, споткнувшись одной ногой за торчащую из пола доску, которую Николай всё забывал прибить, а другой зацепившись за высокий порог бани с криком: Твою ма-ать! Исчез в дверном проёме.
 Роста Василий был хорошего, деревенского, метр шестьдесят-шестьдесят пять, поэтому падая, низкую банную притолоку головой не зацепил, а упал аккурат в баню. Бросившись к Василию, Николай попытался поднять друга, но тот только выл от боли, матерился и показывал на ногу.
 -Братка, потерпи, братка - кричал про себя Николай, летя на мотоцикле на другой конец деревни за доктором. Он ещё не понимал, что с Василием, он знал только то, что братке плохо.
 Единственный врач на три деревни, стомато-гинеколого-хирурго-терапевт-и т.д к счастью оказался дома и был уже не очень пьян. Через полчаса, доктор наложил Василию на ногу гипс, сказав, что ничего страшного, простое растяжение, и прописал Василию постельный режим.
 На следующий день, в обед, Николай не заезжая домой, прямо с поля, на тракторе, нёсся к сельской библиотеке. Взяв советский энциклопедический словарь, с торчащими из него двумя закладками на страницах с буквами К и Т, которые он заложил не без помощи очень умной библиотекарши Сонечки, он прямиком направился к Василию.
 Василий лежал на кровати, в прохладе, под навесом, рядом был заботливо поставлен столик с едой.
 -Ты это... как ты, Вась? - осторожно спросил Николай.
 -Нормально, отдыхаю, вот - показав глазами на ногу ответил Василий.
 -Ага, а я тут, слышь, книгу вот, из библиотеки... нашёл я, те слова то. Вот, смотри... - сказал Николай, и, сделав шаг, осторожно присел на край кровати, открыв энциклопедию на букве К.
 -Да, знаю я, знаю - смущённо сказал Василий, стараясь сделать лицо более серьёзным, и слегка откинул край одеяла, под которым лежала большая советская энциклопедия с двумя закладками. Нюрка принесла, вот, книгу то... сорока!
 -Эт точно, сорока, она и есть, сорока - радостно откликнулся Николай.
 -Ага, я вот ещё полежу, дома то, пока на больничном, почитаю. Мало ли, что - сказал Василий и засмеялся.

Сентябрь 2007


Рецензии
Врач стомато-хирург-терапевт и т.д.- он есть космоэскулап.
Это так,между прочим. А написано Вами, уважаемый Сергей,
было мастерски.
Успехов Вам!
Читатель-

Герчиков Илья   10.02.2010 12:41     Заявить о нарушении
Ну, вот и ещё одна специальность-космоэскулап :-) Хотя наверное лучше быть хорошим специалистом в чём то одном :-)
Спасибо, Илья!
А вот за "мастерски написано" ещё одно Спасибо :-)

ПродолжающийчитатьГерчикова

Сергей Горенков   14.02.2010 13:38   Заявить о нарушении
Самое правильное:семейный врач, в основном, как диспетчер, направляющий больных, требующих диференцированной помощи,к соответствующим "узким"
специалистам: хирургам,гастро-энтерологам и др.или на стационарное обследование и лечение.
Результаты всех обследований и заключения "узких"специалистов приходят к семейному врачу...
Собственно такая организация медпомощи известна.
Будьте здоровы-обходитесь без врачей.

Герчиков Илья   14.02.2010 14:21   Заявить о нарушении
Да-а, Очпоновый.Правильно я ставлю диагнозы:сразу узнаЮ вас за каждым вашим новым именем!Mensch !Уже
какую книжищу рассказов можно было бы издать и гордиться!

Жарикова Эмма Семёновна   16.11.2012 01:54   Заявить о нарушении
...Не понял, что значит "очпоновый".
Я ни за какими новыми именами не прячусь.
А может я Вас неправильно понял, или это не обо мне Вами написано. У Вас получился "Рекбус", как говаривал великий Райкин.
Всего Вам доброго.

Герчиков Илья   16.11.2012 21:32   Заявить о нарушении
Это было написано не Вам, а так называющему себя
"Горенкову".

Жарикова Эмма Семёновна   16.11.2012 21:51   Заявить о нарушении
На это произведение написано 26 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.