Чонг и его внук

Чонг и его внук.

 Старый Чонг был очень доволен своим внуком. Мальчишка рос смышлёным и покладистым. Настоящий помошник. Вот и сегодня, пока соседские сорванцы без дела гоняли по улицам, он торговал в лавке игрушками. Чвангу удалось заработать целых 25 дихнар, продавая поделки дедушки. Чонг посмотрел на внука и тяжело вздохнул: «Да, нелёгок хлеб простого кукольника!»

 ***
 Курсант Дорн возвращался с тренировочного полёта. Его задание сегодня было пятой категории сложности. Не стоило ему спорить с офицером штаба. Может, тогда и не пришлось бы отрабатывать боевой пилотаж в кольцах планеты-гиганта, ежесекундно рискуя превратиться в пыль от столкновения с очередным метеоритом. Тело ныло от перегрузок, перед глазами плыли круги, мешая глядеть на приборы, но всё же это было возвращение победителя. Дорн улыбнулся и запел. Тотчас из динамика связи послышались раздражённые реплики. «Ничего ребята, потерпите. В моём состоянии вы бы пели ещё хуже»,- в его глазах проскочили озорные искорки, и он добавил громкости.

 ***
 Чванг, закрыв глаза, лежал в постели. Самое трудное, когда притворяешься спящим, не заснуть по-настоящему. Он слышал, как его дедушка, слегка шаркая ногами, прошёл в свою спальню. В доме воцарилась ночная тишина. Ещё немного, и можно начинать.

 ***
 Когда Дорн замолчал, по всему околопланетному пространству прокатился вздох облегчения. «Давай, Варн, не расслабляйся, заводи на посадку!»- он переключился на автопилот: «И не забудь, что ты продул мне 500 фаэров. Я справился!» Теперь можно было отдохнуть и насладиться видом родной планеты. Не каждый признается, но большинство идут в пилоты именно ради этого. Невозможно привыкнуть к тому, как точка, вдруг вынырнувшая из бездонной глубины космоса, постепенно превращается в сияющую жемчужину, затем- в маленький бирюзовый шарик. Ещё чуть-чуть, и вот уже можно различить континенты, подобно большим кораблям плывущие в голубых океанах. На одном из них, с тревогой и надеждой вглядываясь в ночное небо, его ждёт любимая.

 ***
 Мимо комнаты дедушки надо было идти очень тихо. Половицы скрипели, а у стариков такой чуткий сон! Шаг, ещё шаг. Только бы не разбудить!

 ***
 В один миг Дорн постарел от боли. В его обезумивших от ужаса глазах отражалась горящая планета. Спасительная тьма поглощала разум слишком медленно. Мучительная пытка была беспощадно долгой. И только один из осколков Фаэты, разорванной гигантским взрывом, смог погасить его страдания.

 ***
 Вот и лестница. Чванг перевёл дыхание. Теперь оставалось только пробраться на чердак. Ключ он стащил в лавке. Дедушка и не думал его прятать от своего внука. Ну, вперёд!

 ***
 Работа в обсерватории была довольно однообразной. Не каждый день открывают новые звёзды, а наблюдать неделями один и тот же сектор космоса – занятие не для романтиков. И всё же они здесь были. Ведь стоило подойти к иллюминатору, что бы сердце сильнее забилось от восторга. Уже много лет прошло с того момента, как обсерваторию вывели за пределы атмосферы, а привыкнуть и охладеть к виду планеты, проплывающей под тобой, удалось немногим. С низкой орбиты спутника были хорошо видны белые шапки гор, зелень бескрайних долин и глубокая синь Великого океана. А ночью планета расцветала огнями городов, мерцающих на ней, как бриллиантовое ожерелье. Старшему координатору с трудом удавалось заставлять новичков возвращаться к работе. Но сегодня был день отдыха. Пусть смотрят.

 ***
 Дверь скрипнула несмазанными петлями так громко, что на душе у Чванга похолодело. Он весь превратился в слух. Каждый шорох пугал его. Но нет, кажется пронесло. Дедушка не проснулся. Мальчик осторожно вошёл на чердак. Свет зажигать не надо. Чванг и так знает, что они стоят в шкафу на третьей полке.

 ***
 Как всё началось, не увидел никто. Покидая дневную сторону можно было заметить лишь небольшие красные облака пыли, поднятые ветром. Но бури для их планеты – обычное явление. Паника началась, когда в темноте ночи стали один за другим гаснуть огни городов. Они звали, но их уже никто не слышал. Напрасно радист крутил ручки настроек – в эфире раздавался только треск помех. Так звучало горе Красной планеты, потерявшей жизнь.

 ***
 Это были лучшие игрушки, сделанные Чонгом. Тонкая красота ювелирной работы могла бы принести ему миллионы… Но старик никогда не продаст их. Чванг поможет ему! Деньги за первые две он уже спрятал в саду. Теперь ими играют дети богачей. Осталась ещё одна, и можно будет забыть эту нищую жизнь, как дурной сон.

 Его синее щупальце было всего в сантиметре от голубого шарика, когда обернувшийся на шум глаз увидел дедушку, стоящего на пороге.


Рецензии
Мне глубоко созвучны подобные поиски истины мира, своеобразной матрицы, первоначала всего. Действительно, если с юмором подойти к этому вопросу, то наш мир может оказаться лишь бусинкой среди других бусинок на шее какой-нибудь красавицы. Ну, или наоборот. ;)

Андрей Делькин   21.01.2008 16:27     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.