Проза.ру

Препарирование Винни-Пуха

Характеры и речь героев «Винни Пуха»

Руднев В.П.
«Винни Пух и философия обыденного языка»
(рецензия)


1. Автор и его время.

Алан Александр Милн (1882-1956) был автором многочисленных пьес, детективных романов, скетчей, комических рассказов и детских стихов в духе Эдварда Лира, не считая должности заместителя главного редактора сатирического журнала «Панч». «Винни Пух» («В-П») по его собственным воспоминаниям, не играл особенной роли в его жизни. В его автобиографии он упоминается один раз, да и то в довольно ироническом контексте. Для Милна детские книги были всего лишь книги, написанные в связи с ранним детством его сына, которые, как ему казалось, должны были забыться сразу после того, как они были написаны. Однако они не забывались и все время напоминали о себе бесконечным потоком читательских писем, от которых страдали не только Милн с женой, но в дальнейшем и их сын, который, став взрослым, для всех людей продолжал оставаться Кристофером Робином. Милн просто мечтал избавиться от «В-П», но не мог. В мировой культуре он так и останется как автор «Винни-Пуха», подобно авторам «Дон Кихота», «Гаргантюа и Пантагрюэля», «Гулливера» или «Горя от ума».
«Винни-Пух» представляет собой две самостоятельные книги: «Winnie-the-Pooh» (1926) и «The Hause at Pooh Corner» (1929) и был написан в годы расцвета западноевропейской и американской прозы. В этот период были созданы: «Улисс» Дж. Джойса (1922), «Волшебная гора» Томаса Манна (1924), «Любовник леди Чаттерли» Т. Лоуренса (1929), «В поисках утраченного времени» М. Пруста (последние романы цикла издавались в первой половине 1920-х годов), «Великий Гэтсби» Ф. С. Фицджеральда (1925), «Современная история» Дж. Голсуорси (трилогия издавалась в 1920-е годы), «Степной волк» Г. Гессе (1927), «Жизнь идиота» Р. Акутагавы (1927), «Мы» Е. Замятина (1924), «Козлиная песнь» К. Ваганова (1928), «Бесплодная земля» Т. С. Элиота (1922), «Берлин, Александерплац» А. Деблина (1929), «Замок» Ф. Кафки (1926), «Звук и ярость» У. Фолкнера, «Защита Лужина» В. В. Набокова, «Прощай, оружие» Э. Хемингуэя, «Смерть героя» Р. Олдингтона, «На Западном фронте без перемен» Э. М. Ремарка, «Взгляни на дом свой, ангел» Т. Вулфа (1929).
Основную особенность произведений 1920-х годов, определивших художественную парадигму первой половины XX столетия, принято обозначать как неомифологизм, то есть такое построение текста, при котором архаическая, фольклорная и литературно-бытовая мифология начинает не только служить в качестве основы сюжета, но и управлять динамикой его построения, то есть при котором само художественное произведение уподобляется мифу: повествование становится нелинейным, время - цикличным, стирается грань между личностью и космосом, материей и духом, живым и неживым и, наконец, что самое важное, между текстом и реальностью, которая его окружает. Так, структуру джойсовского «Улисса» опосредует гомеровский миф, «Волшебной горы» Т. Манна - миф о Тангейзере, «Приговора» Кафки - библейская мифология, «Замка» - миф о Сизифе, «Звука и ярости» Фолкнера - новозаветная мифология и т. д.

2. Мифологическая основа «Винни-Пуха».

Структуру «В-П» определяет одна из наиболее универсальных архаических мифологем - мировое древо, воплощающее собой архаический космос. Действительно, дерево - это центральный объект пространства, композиции и сюжета: все действие происходит в Лесу, а большинство персонажей - Пух, Поросенок, Сыч* - живут в деревьях. (Об именах героев см. следующую главку)
С деревом связан ряд конкретных сюжетов «В-П»: на дереве Пух спасается от наводнения (Потопа, которым заканчивается первая книга); с дерева Кристофер Робин наблюдает за происходящим; на дерево лезут друзья-и-родственники Кролика, чтобы обозревать с него самые важные события; дерево служит символом открытого Северного Полюса; на дерево лезет Тиггер с Бэби Ру на спине, дерево-дом Сыча падает от бури в конце второй книги, что служит символом разрушения архаического мира и ухода Кристофера Робина в большой мир; образованный деревьями круг в финале «В-П» олицетворяет вечность и неразрушимость мира детства. Но самый универсальный сюжет, связанный с деревом, непосредственно открывает мир «В-П». Пух лезет на дерево в поисках меда; ему не удается отнять у пчел мед, но, именно залезая на дерево, он начинает писать стихи, что безусловно является реминисценцией к мифологеме священного меда поэзии, в поисках которого взбирается на Мировое Древо бог Один в «Младшей Эдде». Мифологической или даже, точнее, ритуально-мифологической природой обладает и сам Лес, в котором живут герои «В-П».
Противоположное дереву мифологическое пространство - нора (или яма). В норе живет Кролик, там застревает во второй главе Пух. В яму стараются заманить Heffalump'a Пух и Поросенок, но попадают туда сами.
Важную роль играют в «В-П» также мифологемы воды и ветра. Ветер играет чисто деструктивную роль - разрушает и сносит дома. Вода выступает в демаркационной функции - отграничивает мир Леса от Внешнего Мира - и в этом близка смерти. Она изолирует героев не только от внешнего мира, но и друг от друга, как в конце первой книги.
Времени в «В-П», как и в любом другом мифологическом мире, практически нет. Во всяком случае, нет идеи становящегося времени. Действие происходит ни в каком году и никакого числа. События никак не соотнесены с историческим временем, так же, впрочем, как и мифологическое пространство в нем не соотнесено с историческим пространством. О временах и местах Кристофер Робин рассказывает Пуху лишь в самый последний момент. Часы в доме Пуха давно остановились на «без пяти одиннадцать» - времени вожделенного принятия пищи (ср. в «Алисе» безумное чаепитие, там время останавливается в наказание за то, что его убивали).
Однако, дни недели довольно часто упоминаются в «В-П». Особенно позитивно отмеченным оказывается четверг (Пух и Поросенок идут пожелать всем приятного четверга, И-А желает Поросенку всего хорошего «по четвергам вдвойне». Названы вторник, среда, пятница и суббота. Пропущено воскресенье и неудачный понедельник.

3. Собственные имена

То, что мы привыкли по-русски называть Винни Пух, по-английски звучит как Winnie-the-Pooh, и если быть буквальным буквоедом, то звучит как – Уинни-д(з)е-Пу (на французский или английский манер). Последняя буква в обозначении медвежонка не произносится и он по тексту постоянно рифмуется с who & do. Но и это еще не все. Имя Winnie – оказывается женское, а Pooh – мужское, что якобы подчеркивает двуприродность его носителя. Кроме этого в предисловии, которое почему-то опустил Заходер, он еще называется Эдуардом Бэр, т.е. как бы повзрослевшим Teddy Bear.
Piglet скорее можно перевести как Поросенок, но и Пятачок вполне подходит.
Весьма трудно догадаться, что Eeyore – это и есть тот самый осел И-А.
Owl – в английском языке мужского рода, поэтому это скорее Сыч, чем Сова.
Tigger – Тигра, Тиггер, также мужского рода.
Женскую половину в незабвенном творении Милна представляют Канга и Крошка (Бэби) Ру.
Из виртуальных животных-монстров можно упомянуть: Woozle (по следам которого безуспешно ходили Пух с Пятачком), Heffalump (Слонопотам), Busy Backson (Щасвирнус), Jagular (оказавшийся Тиггером).
Далее перейдем к особенностям характеров главных героев и их речи.

4. Характеры

Характеры в «Винни-Пухе», как правило, четко очерчены. Пух – жизнерадостен, добродушен и находчив, Пятачок тревожен и труслив, И-А – мрачен и агрессивен, Кролик – авторитарен, Сыч – оторван от действительности и погружен в себя, Тигра добродушно-агрессивен и хвастлив, Ру все время обращает на себя внимание.
Копнем немного глубже.

Пух – являет собой пример циклоида-сангвиника, реалистического синтонного характера, находящегося в гармонии с окружающей действительностью: смеющегося, когда смешно, и грустящего, когда грустно. Циклоиду чужды отвлеченные понятия. Он любит жизнь в ее простых проявлениях – еду, напитки, веселье. Он добродушен, но может быть недалек. Телосложение субъектов с таким характером, как правило, пикническое – приземист, полный, с толстой шеей. Классические литературные циклоиды – Санчо Панса, Фальстаф, мистер Пиквик.

Пятачок – психастеник, реалистический интраверт, характер которого прежде всего определяется дефензивностью, чувством неполноценности, реализующимся в виде тревоги, трусливо-напряженной неуверенности, тоскливо-навязчивого страха перед будущим и непрестанного переживания событий прошлого. Мысли психастеника всегда бегут впереди действий, анализируя возможный исход событий, в качестве наиболее вероятного, он почти всегда рассматривает самый ужасный. В то же время он чрезвычайно совестлив, стыдится своей трусости и хочет быть значительным в глазах окружающих, для чего и прибегает к гиперкомпенсации. Психастеник обычно имеет лептосомное телосложение – маленький и «узкий».

Сыч – ярко выраженная аутистичность, замкнутость на себе и своем внутреннем мире, полный отрыв от реальности, построение гармонии в своей душе. Это свойство шизоида, замкнуто-углубленной личности. Он находится в гармонии «длинных слов», которые никак не связаны с моментом говорения. Мир кажется ему символической книгой, полной таинственных значений.

И-А – обладает постоянным мрачным настроением. Похоже, он страдает тяжелой эндогенной депрессией. В таких случаях характер может деформироваться и приобретать противоречивое сочетание характерологических радикалов. В данном случае эпилептоида и шизоида. И-А убежден, что всё безнадежно плохо и все плохо к нему относятся, но в глубине души он достаточно тонок и даже, скорее, добр. Он может изощренно издеваться над собеседником (например, Пятачком), но в глубине души чувствовать к нему расположение.

Кролик. Для него характерна авторитарность, стремление подчинить себе окружающих, сочетающееся с комплексом неполноценности и механизмом гиперкомпенсации в качестве механизма его преодоления. Это дефензивно-эпилептоидная личность. Напряженно-авторитарный субъект, реалистический, но не тонкий. Его самая сильная сторона – организаторский способности, самая слабая – неискренность и недалекость.

Тигра. Для него наиболее характерна незрелость (ювенильность) и демонстративность – свойства истерика. Он стремится обратить на себя внимание, неимоверно хвастлив, совершенно не в состоянии отвечать за свои слова. По шкале характеров – он скорее сангвиник с гипертимическим уклоном. (Аналоги - Хлестаков, Ноздрев).

Крошка Ру – имеет схожий с Тигрой характер, будущий циклоид.
Канга и Кристофер Робин, к сожалению, как характеры себя не проявляют.

5. Речь

Характер человека опосредует его восприятие реальности. У него много способов ее восприятия и среди них выделяется язык (речь). Язык не только описывает внешний мир, но еще и вступает с ним во взаимодействие.
Самое главное, что делают персонажи «Винни-Пуха» - это говорят. Причем всё время. Но мало того, что они говорят о разных вещах. Они еще и говорят по разному, отражая в словах свой характер.

Винни-Пух. Его речь одна из наиболее сложных, хотя бы потому, что он пишет стихи. (В свое время Ю.М. Лотман, уверял, что язык не может существовать без того, чтобы на нем не писали стихов). Сочинение стихов восходит к ритуальному рецитированию, повторению ритмически сходных отрезков речи, а сам стих, являясь коррелятом мифа, служит одним из наиболее универсальных способов познания мира.
Пух пишет стихи в трудную минуту, чтобы придать себе сил, осмыслить непонятное, зафиксировать свою оценку происходящего или отметить поступок другого персонажа, разобраться в себе. Всего им написано 23 стихотворения различных жанров – от шуточного каламбура, нонсенса, комического диалога со своим бессознательным, самовосхваления до медитативной элегии, колыбельной и торжественной оды.
Короче, Пух – это Пушкин Зачарованного Леса.
Сангвиничность характера накладывает отпечаток на его речь. Последняя тесно связана с прагматикой момента высказывания и в высшей степени оперативна. Лишь когда начинают говорить длинные слова, он отключается и отвечает невпопад. Он единственный из персонажей, который способен на такие речевые акты, как обещание и обязательство.

Для речи Пятачка характерна тревожная экспрессивность. Он все время забегает вперед, чтобы предотвратить надвигающуюся опасность, своеобразное прагматическое предупреждение. Когда Пух предупреждает его, что Jagular имеет обыкновение сваливаться людям на голову, а перед этим кричит: «На помощь!», чтобы человек посмотрел вверх, то Пятачок тут же очень громко кричит (чтобы Jagular его услышал), что он смотрит вниз.
Обещая что-либо или предлагая помощь, Пятачок под влиянием страха склонен уклоняться от выполнения своего обещания. Рефлексирующуя тревожность заставляет его разыгрывать в воображении целые сцены, где он, следуя механизму гиперкомпенсации, выставляет себя умным, находчивым и мужественным.

И-А – это отдельный разговор. Для него характерна недоброжелательная агрессивность, неловкость и одновременно язвительная изощренность, нарочитое навязывание собеседнику своего понимания прагматической оценки ситуации, стремление унизить собеседника, приписывая ему несуществующие у него пресуппозиции.
Яркой особенностью речи И-А, которая, кстати, отсутствует у остальных персонажей, является острый и желчный юмор. Высшие наслаждение доставляет раскодировка И-А речевых штампов, их гипертрофия и фирменное издевательство над ними.
Далее приводим отрывок из полного перевода текста (Т.А. Михайловой и В.П. Руднева).
«-Никто мне ничего не рассказывает, - сказал И-А.- Никто не снабжает меня информацией. В будущую пятницу исполнится семнадцать дней, когда со мной последний раз говорили.
- Ну уж, семнадцать дней, это ты загнул.
- В будущую Пятницу, - объяснил И-А.
- А сегодня суббота, - говорит Кролик. – Так что всего одиннадцать дней. И я лично был здесь неделю назад.
- Но беседы не было, - сказал И-А. – Не так, что сказал один, а потом другой. Ты сказал «Хелло», и только пятки у тебя засверкали. Я увидел твой хвост в ста ярдах от себя на холме, когда продумывал свою реплику. Я уже подумывал сказать «Что?», но, конечно, было уже поздно.
- Ладно, я торопился.
- Нет Взаимного Обмена, - продолжал И-А. – Взаимного Обмена Мнениями. «Хелло» - «Что?» - это топтание на месте, особенно, если во второй половине беседы ты видишь хвост собеседника».

Речь Сыча (Совы) – типичная речь шизоида-аутиста. Он употребляет абстрактные слова, оторванные от прагматики, не слышит собеседника и не способен к нормальному диалогу. Он все время пытается ввести собеседника в заблуждение относительно своих способностей в чтении и грамматике. Сыч проявляет изощренную хитрость, чтобы сохранить для себя и других имманентно гармоничный облик лесного мудреца.

Речь Кролика носит подчеркнуто этикетный, деловой, целенаправленный и директивный характер. Его сфера – это устные распоряжения и письменные директивы – записки, планы, резолюции. Его устная речь активна, кратка, ориентирована на управление окружающими, но при этом лексически и риторически бедна. Характерно, что он один совершенно не принимает поэзию Пуха.

Если посмотреть на речевое взаимодействие, то Пух и Пятачок понимают друг друга с полуслова. Сыч и Кролик, наоборот, вообще не понимают друг друга. Для первого важнее сохранить посредством слов внутреннюю гармонию, а для Кролика – получить оперативную информацию.

Самая характерная черта речевого поведения Тиггера (Тигры) – агрессивное дружелюбие, хвастовство и безответственность. («Чертополох – это то, что нравится Тиггерам больше всего на свете»).

Канга более-менее ярко проявляет себя в речевом поведении один раз, когда Пятачок попадает к ней в карман и она, чтобы отомстить похитителям Ру, делает вид, что не заметила подмены.
«- Забавный малыш Ру, - сказала Канга, приготавливая воду для ванны.
- Я не Ру, - громко сказал Пятачок. – Я – Пятачок!
- Да, дорогуша, да, - сказала Канга успокаивающим голосом. – Надо же подражает голосу Пятачка! Такой умница, - продолжала она, доставая большой кусок желтого мыла из буфета. – Ну что мы теперь будем делать?
- Ты что не видишь? – заорал Пятачок. – У тебя что, глаз нет? Посмотри на меня.
- Я и смотрю, Ру, дорогуша, - говорит Канга более прохладным тоном, - и ты помнишь, что я тебе вчера говорила о том, чтобы не корчит рожи. Если ты будешь продолжать корчить рожу, как у Пятачка, то вырастешь таким, как Пятачок, - и тогда – подумай, как ты сам об этом будешь жалеть. А теперь в ванну, и давай не будем об этом говорить дважды».

Кристофер Робин не пишет стихов, не агрессивен, не меланхоличен, не аутистичен, не демонстративен. Он всегда дружелюбен и готов помочь, слегка выдумывает, порой говорит то, чего не знает. Его речь – в целом речь идеального мальчика, существа высшего по отношению ко всем животным. Для последних констатация им чего-либо является истиной в последней инстанции. Но в личности и речевом поведении Кристофера Робина есть одна особенность, отличающая его от остальных персонажей. Он способен к саморазвитию. Он не только знает заведомо больше других персонажей, но его знание принципиально неограничено. Особенно это чувствуется под конец истории о Винни-Пухе.

6. Заключение

«- Не вижу в этом никакого смысла, - сказал Кролик.
- Нет, - скромно сказал Пух. – Его тут и нету, но он собирался тут быть, когда я начинал говорить. Просто с ним что-то стряслось по дороге».


Полный текст книги
Руднева В.П.
«Винни Пух и философия обыденного языка», а также полный перевод текста «Винни-Пуха» тможно найти по адресу:

http://lib.ru/MILN/pooh-rudnev.txt


Рецензии
ВаУ! Может Винни Пух - всего лишь навсего Медвежонок и друг всех детеЙ?

Аида Акперова   01.03.2013 09:43     Заявить о нарушении правил

На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.
Разделы: авторы / произведения / рецензии / поиск / вход для авторов / регистрация / о сервере     Ресурсы: Стихи.ру / Проза.ру