Чужие пальцы

- Подождите минутку! Как мой подзащитный мог избить до смерти человека? Посмотрите на него! Он же калека! И калека по вашей милости!
Адвокат, молодой человек в строгом сером костюме, с аккуратненькими усиками, расхаживал по залу заседания, пытаясь убедить суд присяжных, что Эдвард Джорджин невиновен в смерти юного Люка Петерсона.
- Напомню вам, что он лишился руки при попытке задержать серийного убийцу, который к тому же производил наркотики на некогда заброшенном заводе.
- Протестую! – выкрикнул обвинитель. – Потеря руки не помешала подсудимому подстроить самоубийство убийцы и наркоторговца Антонио Гореци, иммигрировавшего из Италии.
- Протестую, судья! Это клевета!
- Протест отклонён, - сказал судья, пожилой мужчина с бородой и намечающейся лысиной. – Аргументируйте, обвинитель.
Обвинитель Маршал Грей повиновался.
Антонио Гореци после прибытия в Америку связался с наркомафией. Он договорился делать и продавать наркотики. Но продажа главам мафии наркотических веществ ему показалось мало. Он стал продавать наркотики и обычным наркоманам, которых он убивал сразу после получения денег, таким образом, получая прибыль, не потеряв даже и грамма наркотиков.
Полиция напала на след серийного убийцы, так как дело вёл Эдди Джорджин. Несмотря на свою грубость во время допросов, он всегда добивался нужного результата. За исключением одного случая, о котором Маршал грей не забыл:
- Я думаю, вы знакомы с делом Джорджина, судья. Но на всякий случай я напомню, что уже после обсуждаемого инцидента, подсудимый избил на допросе Серджа Грина чуть ли не до смерти.
- Пожалуйста, ближе к делу. То дело было закрыто по ходатайству сержанта Бродигана.
- Хорошо.
Меньше чем за две недели Каин, как прозвали Эдварда сослуживцы уже после инцидента, выследил Гореци. Он пришёл на некогда заброшенный завод, использовавшийся до этого медицинской компанией «Кланц». К сожалению, эта фирма производила недоброкачественные лекарства, из-за чего была закрыта.
Гореци, естественно, пытался убежать. Во время погони Эдварду пришлось перепрыгивать конвейер, над которым нависало лезвие для разрезания ленты пакетиков с лекарствами, чтобы они могли впоследствии продаваться по отдельности. Гореци, когда убегал смог как-то запустить конвейер, поэтому, когда Каин перепрыгивал его (конвейер), опираясь на правую руку, удача отвернулась от полицейского. Лезвие опустилось как раз в тот момент, когда Джорджин завис в воздухе над конвейером, и отрубило ему руку чуть ниже локтя.
Превозмогая боль, Каин продолжал погоню. К несчастью для Гореци, завод находился на утёсе. Во время побега, он выбежал к краю этого самого утёса. Вид оттуда открывался просто потрясающий, но он не волновал Антонио. Он повернулся обратно к заводу, пытаясь сообразить, что ему делать.
- Каин как раз в это время догнал Гореци. Он достал пистолет и прицелился в него. Гореци не двигался, просто поднял руки вверх, говоря таким образом, что он сдаётся. Но Каин не остановился. Он подошёл к Гореци и вместо того, чтобы одеть на него наручники, что, в принципе, было для него проблематично, столкнул убийцу с утёса. Нам он говорил, что Гореци сам сбросился вниз, поняв, что ему больше некуда деваться. Но докопались до правды благодаря тщательному исследованию того, как была примята трава на месте преступления.
- У вас всё? – спросил судья после минутного молчания.
- Пока да.
- Защитник?
- Позвольте задать вопрос моему подзащитному.
- Он относится к делу?
- Думаю, да.
- Разрешаю.
- Расскажите, пожалуйста, о том, как Вы выследили Антонио Гореци.
- протестую! – вскочил со своего места Маршал грей.
- причина? – осведомился судья.
- Это не относится к делу.
- То, что Вы сейчас нам рассказали, тоже не относится напрямую к делу. Протест отклонён! Подсудимый, отвечайте на вопрос!
Каин чуть помялся, собираясь с мыслями. А потом начал свой рассказ.
На всех местах преступления обнаруживались отпечатки пальцев. Они все принадлежали одному и тому же человеку. Причём, что самое странное, этот человек сидел в тюрьме. Каин сам проверил это. Единственное, что могло это объяснить – пластическая хирургия. Новые технологии позволяли сменить не только внешность, но и даже отпечатки пальцев. К счастью, в Нью-Йорке пока была только одна фирма, которая могла проводить такие операции. Она использовалась только в программе защиты свидетелей, но вероятность того, что клиника не занималась «халтурой» была почти нулевая.
Каин наведался в эту клинику и достаточно быстро узнал, кому принадлежат теперь эти отпечатки пальцев. Всё-таки, он был мастером по ведению переговоров.
- В принципе, это всё, - сказал чернокожий детектив.
Судья задумчиво смотрел на обвинителя. Тот начинал грызть ногти. Видимо, он наделся услышать что-то другое.
- Так… Вернёмся, всё-таки, к основному делу. Обвинитель, какие ещё доказательства Вы имеете, подтверждающие причастность Эдварда Джорджина к смерти Люка Петерсона?
- Отпечатки пальцев на пистолете модели «Магнум» принадлежат ему. Так же на месте преступления пахло миндалём. При обыске квартиры детектива обнаружилось несколько флакончиков духов, пахнущих миндалём. Да и вся квартира пропахла этим запахом…
- Я думаю, что тут даже думать нечего…. Обсуждение в этот раз не будет. Суд объявляет Эдварда Джоржина виновным в смерти Люка Петерсона и приговаривает к пожизненному заключению. Увидите подсудимого! Заседание окончено!
К спокойно сидящему Эдварду подошли двое приставов. У них на лбу виднелись капли пота: в зале было очень жарко. И даже их пот пах миндалём…


Рецензии