Принципиальность

 Рассказ написан во сне... автоматичекое письмо... не зажигая свет, я написал что-то... забавно было утром разобрать каракули и прочитать...

— Привет, Старик!
— Привет, только я уже не Старик!
— Да? А кто же ты сейчас?
— А я теперь Новый русский.
— Так ты еврей что ли?
— Нет, вообще-то русский, только Новый, и все у меня новое....
— А где это можно купить?
— Да ты что, это же не продается.
— Все — новое, и не продается?
— Это берется. Врубаешься?
— И где же ты все это взял?
— Этого я тебе сказать не могу?
— Почему не можешь?
— Там еще можно взять?
— Зачем тебе так много одному?
— Пригодится по жизни!
— Ну, тогда займи мне сто долларов.
— Извини, не могу.
— Почему?
— Принцип у меня.
— Какой еще принцип?
— Принцип: брать и не отдавать.
— У кого же ты берешь?
— Например, у государства.
— А почему оно тебе тогда дает, если ты обратно не отдаешь?
— А у него нет принципов.
— Ну, оно дае-е-т...
— Да оно дает, а я беру, хватаю...
— А государство всем так дает?
— Нет, конечно, только Новым русским!
— А у кого оно берет?
— У Старых русских.
— А где же справедливость?
— Ты это о чем?
— Ну чтобы все поровну...
— Ты это про коммунизм что ли? Мы это уже проходили...
— Так справедливости нет?
— Есть, есть. Но она не для всех. Справедливость, она как девочка: стариков не любит.
— Как с ней подружиться, чтобы и мне давала понемногу.
— Ты не сможешь.
— Почему?
— У тебя другие принципы. Они у тебя как гвоздь в одном месте.
— Какие принципы?
— Ты любишь справедливость.
— А ты, ты разве ее не любишь?
— Нет, я ее использую. А вот ты - любишь. Улавливаешь разницу?
— Нет, не очень...
— Ну, это как между женой и любовницей: жену используют, а любовницу любят.
— А разве жену любить нельзя?
— Можно: но тогда она перестанет готовить завтраки, стирать рубашки, и вообще
перестанет быть женой, уйдет она от тебя.
— Почему это уйдет?
— Она может либо тебя любить, либо посуду грязную мыть.
— А одновременно нельзя?
— Одновременно... ты что - извращенец?
— Нет, ты что-то меня совсем запутал.
— Тогда займи сто рублей, Старик.
— Сейчас... у меня только пятьдесят рублей.
— Годится! Ну, пока Старик!
— Пока, Новый русский.


Рецензии