Проза.ру

Когда едешь на Кавказ, солнце светит прямо в глаз...

Путевые заметки

«Вы просто сумасшедшие, - сказали нам, - ехать на Кавказ зимой?! Что там делать в это время года?» Мы заглянули в Интернет: по прогонозу погоды в Кисловодске было минус одиннадцать. Где наша не пропадала! И мы отправились в аэропорт, где был назначен сбор группы журналистов, отправляющихся на Минводы. Нас опекали представители двух компаний – «Африка-Исраэль» и «Флаин Карпет», прорубившие для израильтян окно на Кавказ: отныне и в Кисловодске можно будет отдыхать по европейскому стандарту – недавно здесь открылся суперсовременный санаторий «Плаза» производства «Made in Israel».

Долетели мы быстро – всего за каких-то два с половиной часа. Уши «прихватило», еще когда спускались с трапа самолета. Радуясь снегу, хрустящему под ногами, мы поспешили в здание аэропорта, заранее готовясь к разного рода неожиданностям. Тот, кому приходилось живя в Израиле, летать в Россию и страны Восточной Европы, нас поймет. Предприняв пять лет назад новогодний вояж в Румынию, мы были пропущены через границу лишь после того, как мой приятель вложил в протянутый пограничнику паспорт десятидолларовую купюру, без которой тот никак не мог «разглядеть» штамп, проставленный в визе. На сей раз ситуация оказалась и вовсе фарсовой: пограничники разбойничали прямо под вывеской «Деньги и подарки не предлагать», написанной на двух языках. Первой жертвой пал подвыпивший парень, ехавший в Минводы навестить свою родню. «Ты забыл расписаться в своем паспорте», - сказали ему. «Так давайте сейчас распишусь. Вот он я, вот моя фотография». Видно, воздух израильской вольницы еще не успел выветриться из его головы: парень ввязался с пограничниками в спор. «Ах ты еще спорить? Да мы тебя просто депортируем – за твой же счет. Ближайший самолет через неделю». Парень тут же протрезвел. «Ребята, - взмолился он, - ну что вы от меня хотите?» - «Пойдем, объясню», - немолодой капитан повел строптивца в закуток. Через минуту они вышли. Пограничник, обнимая парня за плечо, заботливо подвел его к окошку, и тот – с выражением лица, какое бывает обычно у человека, обнаружившего, что карманник вытащил у него на рынке кошелек – благополучно миновал границу.

Группу с иностранными паспортами (то есть нас) пограничники заблаговременно отсекли от прочего народца, надеясь поживиться по крупному. Тут же изобрели и повод для разбоя: «виза есть, а где письменное приглашение?» В сгущающемся от напряжения воздухе незримо витал всего один вопрос: «Сколько?». Ну а конечная сумма зависела от успеха торга. Поднимать на ноги губернатора края, жалуясь на беспредел – означало: сидеть в аэропорту еще не менее трех-четырех часов. Да и какие гарантии? Погранслужба – особое ведомство, чихать им на местную администрацию. Ну и где же выход? Может, и в самом деле заплатить, а потом поднять шум-тарарам, вернуть деньги и наказать разбойников? Да где уж там: по российским законам тот, кто дает взятку, так же преступает закон, как и взяточник. В общем, засада: обложили со всех сторон! Конечно, и пограничников понять можно: зарплату получают маленькую, детей кормить надо. Как тут не выйдешь с кистенем на большую дорогу? Мы увидим за три дня путешествия еще немало таких горе-разбойников, только уже в форме ГАИ. Но довольно о них. Потому что прямо из неказистого здания аэропорта нас везут в рай земной – курортный город Кисловодск, где круглый год над головой чистое небо и ослепительное солнце (а то нам его в Израиле не хватает!).

Само слово «Кисловодск» вызывает ностальгическую грусть: именно сюда ездили в отпуск в былые времена наши – тогда еще молодые и красивые - родители, привозя домой традиционные плоские кружки для питья нарзана с длинным носиком, или фарфоровый сервиз местного производства с графином и рюмочками в форме рыбок. За границу в те годы никто не ездил, а ездили на курорт. В Сочи, Ялту или Кисловодск.
Мы, в отличие от родителей, в Кисловодске не бывали, но испытываем нечто вроде «де жавю»: все эти пейзажи и местные монументы с открыток, хранящихся в семейных альбомах, отпечатались в нашей памяти с детства.

Любопытно, что Кисловодск, расположенный на периферии России, остается своего рода заповедником во всех смыслах этого слова. Здесь по-прежнему, тот же чистый воздух, что и был десятки лет назад по причине отстутствия какой-либо промышленности. Разве что соорудили по дурости искусственное озеро в середине 1980-х (трех горных рек было мало!), которое слегка поменяло местный климат – появились комары и туманы.
Кисловодска не коснулись веяния перестройки и все супостаты остались на своих местах – на площадях стоят памятники Ленину (один из них установлен на месте свергнутой императрицы Екатерины), Дзержинскому и сотоварищи, а улицы и санатории по-прежнему носят их имена. Жизнь города событиями небогата – тихое курортное местечко, расположенное в горах. Может, от того здесь так любят отмечать всевозможные юбилеи – от столетия бородинской битвы и так далее?

Гуляя по необъятному рукотворному парку площадью 1360 гектаров, набредаем на местную достопримечательность – «Красные камни». В верхней части природного монумента – орел, терзающий земю, а в средней – барельеф Ленина. Когда-то на месте барельефа красовался памятник вождю, однако, соорудили его из такого паршивого материала, что уже через год – вследствие дождей и прочих природных катаклизмов порода начала отслаиваться, а с ней стали изменяться и черты вождя, превращая его лицо в ужасную гримасу, чего никак нельзя было допустить. Памятник быстренько убрали, а на его месте соорудили барельеф из прочнейшего материала – как говорится, на века. Говорят, у «Красных камне» часто можно увидеть мужчину, который приходит сюда с маленьким волчонком или лисенком, предлагая гуляющей публике сфотографироваться на память со зверем – вот такая милая деталь. А еще здесь имеется «Царская поляна», разбитая специально по случаю предстоящего визита Романовых. Царственные особы, в Кисловодск, правда, так и не выбрались, зато поляна, поименованная в их честь, осталась. Брежнев, в отличие от царей, местным курортом не брезговал, и наведывался в Кисловодск очень часто.

В центре города обнаруживаем смешной памятник – лермонтовскому Демону. Позолоченное чудовище заключено в грот, вход в который загражден массивной решеткой. Рядом – торговые лотки. Пожилая тетка в пуховой шали и с массивным крестом на груди продает берестяные ладанки с изображениями святых, уверяя, что они освящены в самом Иерусалиме. «Да мы, тетя, и сами из Иерусалима», - говорит ей наш фотограф, наводя на нее объектив. – «Да что вы! – восклицает та, - как же вам повезло, деточки, на Святой земле живете!»
Ну а теперь, о главной достопримечательности этого места – нарзанных источниках, которые, собственно, и придают смысл всему, что имеется в Кисловодске. А имеются здесь, ни много ни мало – 43 пансионата и санатория, из которых самым «продвинутым» пока является тот, что воздвигнут израильтянами (немецкое оборудование, открытая кухня по принципу «бери не хочу», обслуга, включая охранников, при костюмах и галстуках). Местных жителей, которых здесь насчитывается 137 тысяч, очень легко отличить от приезжих. Приезжий, к примеру, скажет: «Пора пить НАРЗАН», а местный – «Надо бы набрать НАРЗАНЧИКА». Именно – нарзанчика, и никак иначе. Кстати, по поводу нарзана местный народ сочиняет всевозможные байки. Например: «Коба, лучший друг детей, очень любил «Нарзан». Поэтому велел копать новые источники. Копали всей страной, но источников так и не нашли. Зато появился «Беломорканал». Или: «Нарзан» сделал из обезьяны человека. А мамонт не пил «Нарзана», поэтому облысел и стал слоном».

Говорят, что в древние времена источник бил прямо из земли, тут же вытесанная из цельного куска камня ванна, впоследствии свезенная в местный краеведческий музей, а к ее краю был привязан серебряный ковшик для усталых путников, желающих напиться. Позднее в месте выхода источника соорудили рубленный деревянный колодец, из которого вода свободно вытекала наружу. Причем, сила его струи была такова, что удерживала на плаву человека. В течение минуты можно было заполнить не менее десяти ванн. Затем на месте колодца возникла открытая нарзанная галерея – длинное сооружение в форме символического ключа с расходящимися бороздками, и весь свет Москвы и Петербурга устремился на местный Баден-Баден.

Теперь о тех временах напоминают лишь местные легенды и особнячки, превратившиеся в своего рода достопримечательности: здесь останавливались Собинов, Рахманинов, Шаляпин, Ксешинская, Чехов и т.п. Исторические личности, изволившие обозначить свое присутствие на здешнем курорте, усиленно эксплуатируются местным шоу-бизнесом: в центре Кисловодска находится театр-музей под названием «Благодать», где проводятся салонные театрализованные вечера. Дегустация изысканных ставропольских вин проходит на фоне разыгрываемых коротких сцен из жизни Колчака, Ксешинской, Есенина, Блока. Затем все проходят в гостиную, где вечер продолжается танцевальной программой и обильным возлиянием.

Кстати, кисловодцы уверяют, что замысел повести «Дама с собачкой» Чехов выносил, отдыхая в Кисловодске, а в Ялте уже только написал знаменитое произведение. Так же они убеждены в том, что Пушкин не мог услышать истории, послужившей основой повести «Кавказский пленник» ни в каком ином месте, кроме Кисловодска. Еще местные жители, не жалея красок, описывают, что однажды Шаляпин исполнял своим друзьям арию Демона звездной ночью прямо у костра в Аликоновском ущелье. Легенда или быль – кто теперь разберет. А вот здешняя версия по поводу того, что даже древние греки позаимствовали легенду о Прометее у жителей Кавказа, по правде говоря, вызывает большое сомнение.

Что же касается нарзанной галереи, со временем у нее появилась крыша, а проемы были застеклены. Что, впрочем, не меняет сути. И по сей день любой горожанин, или проезжий, может, как и встарь, свободно прийти к источнику - в нарзанную галерею, чтобы отведать минеральной воды, или набрать ее в какую-либо емкость впрок. Отсюда минеральная вода подается по трубам в хранилище Бальнеологического общества, а уже из него распределяется по многочисленным санаториям и профилакториям.

Любопытно, что местные жители предпочитают запасаться минеральной водой для своих нужд не в городской нарзанной галерее, а из источника, расположенного на пути в Аликоновское ущелье, где находится вышеупомянутый ресторан «Замок коварства и любви». Здесь она поступает на поверхность с глубины 900 метров, неочищена и имеет специфический вкус. И мы там были, и воду ту пили. Нет, все же облагороженный санаторный нарзан куда как приятнее на вкус.


Рецензии
Разделы: авторы / произведения / рецензии / поиск / вход для авторов / регистрация / о сервере     Ресурсы: Стихи.ру / Проза.ру