История моей любви

Эпизод первый: «Первая измена»

Это было давным-давно, в одной далёкой-далёкой галактике…
Я был пилотом космической станции. Вместе с напарником мы дежурили на станции возле Симуса. Обычное, стандартное дежурство.
Напарник, парень весёлый и болтливый, всю дорогу рассказывал что-то. Я особо не вслушивался. Собеседника ему не требовалось – главное, чтобы был слушатель. Так что достаточно было время от времени мычать что-то типа: «М-м, да-да!» Его болтовня была привычной, как звуки музыки.
Как обычно, я сидел перед пультом – лампочки успокаивающе мигали, - почитывал газету, слушал музыку из динамиков.
Внезапно что-то в его болтовне привлекло моё внимание и оторвало от разглядывания космической тьмы в моих мыслях.
- Так что? Бывал ты на Рунетере?
- А? Рунетере? Не слышал, по-моёму…
- Да ты что, парень! Много теряешь, скажу тебе честно. Там такие девочки!
И я услышал горячий рассказ о прекрасных девушках-танцовщицах в баре на этой дикой, заброшенной планете.
- Знаешь, какие они сладкие, гладкие, послушные! Как умеют ублажить мужчину! Я удивлён, что ты там не был. Мы с ребятами частенько захаживаем в тот бар. Особенно одна… М-м-м! Она меня узнаёт, привязалась, должно быть!
Напарника прямо распирало от гордости.
Я был женат, я очень любил свою жену…У нас всё шло своим чередом, всё было вроде бы нормально… Но чего-то мне не хватало.
- Давай, попробуй. Здесь нет ничего предосудительного, один раз можно. Это полезно, для разнообразия.
Я решил попробовать.

После смены я взял свой корабль и полетел на эту чёртову планету.
Ожидания оправдались – там было всё так, как он описывал. Тихая, сине-фиолетовая планета. Цвет ей придавали камни на ее поверхности. Казалось, вся планета была мертвой и состояла лишь из груды камней, однако под этой грудой были миллионы городов, кишащих обыденной жизнью. Самое знаменитое и посещаемое место занимал бар. Похоже, вся жизнь на Рунетере сосредотачивалась вокруг него.
Чудесная музыка, дым всех известных в галактике наркотиков, безумные костюмы, маскарады и пьяная шваль со всех планет.
Я забыл о своей жене – так сильно увлёкся я этой непривычной картиной дикого, яркого, какого-то откровенно-эротичного веселья. Голову кружило, непривычные, густые запахи вызывали странное ощущение нереальности…От мелькания ярких цветов болели глаза…вспышки яркого света выхватывали застывшие позы – вот обнажённое тело девушки с запрокинутой головой и метущими почву серебряными волосами; вот бледное лицо с огромными лиловыми глазами; вот мужчина с девушкой сплелись в страстном объятии…
Я не мог думать ни о чём, я хотел только как можно больше новых, непривычных, необычных и таких желанных впечатлений!
Сидя в мягком кресле, я пялился на одну красотку. Не знаю, была ли она действительно красавицей, но вся моя кровь кипела при виде её. Большие, круглые, голубые груди, высокая шея, крупная голова и огромные, чёрные, бездонные глаза…Я помню эти глаза. В них мог утонуть любой. В этих глазах сосредоточилась вся чернота космоса. Казалось, загляни на их дно – и ты узнаешь все секреты бытия, секреты человеческой души, и поймёшь, наконец, кто ты. Ах, эти глаза! Впервые попал я в эту ловушку.
Девушка танцевала и танцевала, мягко двигаясь, извиваясь, как болотная кошка, покачивая крутыми бёдрами, и медленно приближаясь ко мне.
Я сидел, как приклепанный к палубе, и не мог отвести глаз от этой соблазнительной фигурки. Я всё пьянел и пьянел, один вид этого тела и этих глаз вызывал яростный отклик в моём теле. От одной мысли о том, что могло произойти между нами, меня бросало в пот.
И произошло то, что должно было произойти.
Я клюнул на эти её глаза.

Я летел домой, на базу, и меня терзала совесть. Казалось, я был удовлетворён. Тело до сих пор помнило то удовольствие. Это было приятно. Очень.
Но сейчас я летел домой. К жене.
Она спала сейчас, моя жена, она ничего не подозревала. Как мне смотреть в её глаза, помня, что я сделал? Как? Теперь меня терзало сожаление и раскаяние. Я хотел бы, чтобы этой проклятой Рунетере не было на свете, или я никогда не услышал о ней…Но ведь это я сам, я сам хотел чего-то нового! Я хотел узнать новые впечатления, пережить необычные ощущения. Я хотел улучшить свою жизнь!
Но вот улучшил ли я её этим своим действием?
Я терзал себя, не в силах понять, что правильно, а что нет. Я не мог найти ответа.
Я поставил корабль в ангар и пошёл по периметру.
Изнутри моя база была вся белая, в серебристом свечении панелей. Лифт плавно поднял меня на следующий уровень. Я вошёл в помещение координации базы. Все уже были в сборе.
Шла координация по ведению боёв за соблюдение федеративных законов галактики. Мы несли функцию карателей.
В центре большого, светлого зала с полукруглыми стенными панелями был огороженный металлическими поручнями блестящий диск. По центру этого диска был расположен главный компьютер базы. Сейчас он показывал голографический план ведения боя.
Среди толпы в блестящих костюмах выделялась фигура главнокомандующего, который, прикасаясь к областям голограммного плана, переключал компьютер в разные режимы просмотра. И компьютер отлично понимал его, судя по тому, как на голографическом экране чётко сменялись картины расположения кораблей противника и наших позиций. Пульсирующие стрелки указывали направление развития ситуации. Я в очередной раз восхитился этим человеком, его способности ясно видеть ситуацию, моментально просчитывать и передавать другим чёткую последовательность действий. Да, недаром говорят у нас, что таких людей – один на миллион, а может, и ещё меньше…
Среди толпы я видел свою жену. Прекраснейшая из всех, что я когда-либо видел. Самая красивая женщина в галактике. Я жалел её, - или себя? – не знаю, кого сильнее. Совесть не давала покоя.
Координация подошла к концу. Я должен был лететь – это моя работа, мой долг.
Мы с женой вышли в серебристо-белый полукруглый коридор.
Я смотрел в её огромные, на пол-лица, антрацитово - чёрные, без всякого признака белков, глаза. Большая голова, гладкая голубовато-синяя кожа, треугольное лицо с маленьким ртом и почти отсутствующим носом. Длинные тонкие руки, тонкие, изящные, кисти и пальцы. Тело красиво, пропорционально вытянуто.
Тогда это тело не казалось мне странным или некрасивым. Оно было у меня от рождения, и чаще всего рядом с собой я видел именно такие тела, мне они нравились, нравятся и сейчас. А другие долго казались чужими…
Так и в тот момент я любовался красотой своей жены, не в силах вымолвить хоть слово.
- Что, дорогой? Что-то случилось?
Как я ей расскажу? Это просто убьёт её. Я не могу расстроить женщину, которую люблю. Жестоко было совершать такое в отношении неё, но ещё одной жестокостью будет рассказать ей об этом.
- Я буду скучать без тебя.
Я нежно коснулся её губ, бережно обнял, прижав родное теплое тело к груди. Потом повернулся и быстро сбежал по трапу вниз, к лифту.
Вылетев с базы, я долго смотрел на кормовой экран. Огромная, светящаяся тарелка базы постепенно превращалась в небольшое колечко, а потом колечко стало светлой точкой на экране.
Вздохнув, я включил музыку. Как я люблю эту музыку! С ней я готов уничтожить любого врага, с ней я чувствую настоящее упоение боем! Она вселяла в меня огромную, зловещую силу и могущество, давала способность творить в бою, создавать его так, как я хотел. Это было настоящее искусство! И я был творцом…разрушения. Я был настоящим героем!
Машина была продолжением моего тела. Что во мне включалось такое, что я становился просто супер-человеком? Я мог управлять кораблём так же хорошо, как великий воин, так профессионально владеющий мечом, что, вращая его вокруг себя, он создаёт непреодолимую для любого камня преграду. Камень, брошенный в него, отскочит, как от стены.
У меня тогда было не такое примитивное оружие, как меч. Но я мог проделывать со своей машиной вещи такого же порядка.
Я восхищался своим мастерством. Я выныривал в пространстве то тут, то там, совершенно неожиданно для противника, оставляя от его корабля только горячее облако плазмы. Корабль трясло, как в лихорадке. Переборки пели от неожиданных перегрузок. Траекторию моего корабля не просчитали бы все лучшие математики галактики! Я выделывал такое, за что меня и прозвали «Экстремал». Сбив второй вражеский корабль, я отдал честь нашему пилоту, проходя по безумной орбите над его кораблём. Я не пытался показать, что я лучше всех, и насколько я крут. Я просто всегда делал любую работу настолько профессионально, насколько мог, и каждый раз стремился отточить свое мастерство, побивая свои собственные результаты. Для меня это становилось обычным делом, другие же решали, что я «крут» и демонстрирую это. Все это я делал в духе игры, не забывая попутно приколоться, для поднятия духа. Музыка, вселяющая уверенность в себе, здесь была как нельзя кстати.

И тут увидел пролетающий и в ярости стреляющий в противника корабль. Пилот – женщина. Голубая кожа, большие чёрные глаза… Опять эти глаза!
Я словно увидел наяву лицо своей жены, и память услужливо предоставила мне картину моей измены, моего предательства. Меня опять мучила совесть, ещё сильнее, ещё больнее.
Время остановилось. Я почувствовал содрогание корабля от вражеского залпа. Сзади. Вспышка была замедленной, как будто плёнку прокручивали на малой скорости. Переборки медленно сминались, стекло кабины разлетелось на куски. Луч бластера поразил меня прямо в шею. Взрыв.
И я уже смотрел на разлетающиеся обломки моего корабля со стороны.

Эпизод второй: «Дрянная жизнь на планете “Земля”»

Что было дальше, у меня нет чёткого представления.
Каким-то образом я оказался на этой дрянной планете под названием Земля. Ужасная планета, как она мне не нравилась! Никакой техники, никаких кораблей, никакой цивилизации. Всё ушло. Всё кануло в лету, как страшный, но прекрасный сон.
Но я даже не помнил о том, чего я лишился. Осталось лишь чувство вины и потери.
У меня было грубое, коренастое тело с грязно-коричневой кожей, заросшее густыми чёрными волосами. На бёдрах небрежно намотана плохо обработанная шкура какого-то животного. В руках большой, примитивный каменный топор.
Опять это чувство, эта жажда нового. Чего-то хочется ещё, чего-то не хватает.
Я метался по лесам, гонялся за хищными зверями и убивал их – это было непросто, они тоже были сильны и хитры! Дрался с могучими сородичами – и всегда побеждал их. Меня боялись, уступали мне дорогу. Моя жена любила меня и всегда старалась угодить. Она гордилась мной – могучий охотник! Шкур в нашем шатре было столько, что хватило бы укрыть всех родичей.
Но всё это не могло унять странную, непонятную тягу, что мучила меня, особенно в ясные, звёздные ночи. Я не понимал, чего я ищу, вглядываясь в тёмное небо со сверкающими огоньками на нём. Я чувствовал то раздирающую грудь тоску, то беспричинную радость, от которой глазам становилось мокро. Кажется, я даже неумело рыдал, колотя своим топором по огромному стволу дерева.
И вот в своих скитаниях я забрался на территорию чужого рода. Пробираясь тайком между их шалашами, я заглядывал внутрь них – необузданное любопытство мучило меня. Что там? Какие они? Такие же, как я, или нет?
В одном шалаше я увидел такое, что воспламенило кровь в моих жилах! Раскалённая лава разливалась внутри меня, заставляя бугриться могучие мышцы, схожие по твёрдости с кусками скалы. Сердце колотилось в бешеном ритме.
Прекрасная девушка из чужого рода. Она спала, небрежно укрытая шкурами. Мягкий красноватый свет костра выделял обнажённые груди, рассыпавшиеся густые чёрные волосы, красивые гладкие руки…
Я бесшумно проник в шалаш и нагнулся над ней. Прикоснулся к блестящим волосам. Она пошевелилась, дрогнули тёмные ресницы…

Я шёл домой с тем же чувством вины. Я не понимал, что со мной происходит. Я сделал то, что я хотел. Но я не чувствовал удовлетворения, не чувствовал радости победы. Что-то тяготило меня…
Из моей памяти давно стёрлась синекожая девушка с Рунетере и её прекрасные чёрные глаза. Я не помнил об этом.
Но я помнил о том, что я только что сделал. И я шёл домой, к своей жене.
Погружённый в тяжкие размышления, я не смотрел по сторонам. Дорогу домой я нашёл бы, будучи и слепым, и глухим. Я не обращал внимания на дождь, который шел уже некоторое время. Промокшая шкура убитого мамонта прилипала к сильным мускулам тела и издавала неприятный, но привычный запах.

Какой-то непривычный шорох и сдавленный стон вывели меня из раздумий. Этот шум раздавался со стороны моего дома. Моя жена! Что с ней?
Мгновенно сорвавшись с места, огромными скачками я помчался к дому. И увидел свою жену, перекинутую через упавший ствол дерева, а на ней – чужого мужчину. Ненависть поднялась душной волной, в глазах потемнело… Не помню, как я оказался рядом, как в руке оказалось копьё… Они не видели меня, увлечённо занимаясь своим делом. Изо всех сил я воткнул копьё в спину врага и - проткнул их обоих. Со слабым стоном они сползли со ствола и упали в траву, так и не разъединившись – копьё соединило их в смерти прочнее, чем они были связаны в жизни.
Когда разум вернулся ко мне, когда я понял, что я сделал – боль, что я испытал, невозможно передать словами! Я убил свою собственную жену. Убил за то, что не мог простить самому себе.
Боль и ненависть к себе раздирали меня.
Я соорудил ей могилу из больших плоских камней. И все пролитые на этой могиле слёзы не могли смыть грех, который я совершил.
Я стал старым, очень старым, прожив так много лет, что ни одному сородичу ещё не удавалось. Но никогда, никогда не оставляло меня виденье двух пронзённых копьём тел, медленно сползающих в траву… Даже в момент моей смерти я видел это. И мне было всё так же больно.
Наконец-то все кончится, и я все забуду.
Это конец моим мучениям. Во всяком случае, я так думал.


Эпизод третий: «Это любовь»

Вот оно, счастье! Тогда мне казалось, что я нашёл его. Я достиг его!
Вот она. Она стоит возле водопада, сверкающие струи отражаются в её прекрасных чёрных глазах. В них может утонуть любой, кто в них заглянет. Тонкие черты лица, точёный носик, яркие губы. Нежная, гладкая, золотистая кожа. Волосы, блестящие и густые, чёрной волной укрывают гибкую спину и спускаются почти до колен. Её нежное, стройное, удивительно пропорциональное тело вызывает трепет в моей душе.
Я чувствовал себя так, как будто вот-вот взорвусь от счастья.
Водопад шумел, струи воды ударялись о воду, создавая необычайную музыку. Влажный воздух, весь пропитанный капельками воды, служил нам одеждой.
Я подхожу к ней, и чем ближе я подходил, тем всё больше и больше понимал, что прекраснее созданья никогда ещё в жизни своей не видел.
Я медленно подходил к ней, и чем ближе я подходил, тем сильнее вскипала моя кровь.
Господи, как же она красива! Как ангел, спустившийся с небес.
Она поднимает руку и манит меня к себе.
Я ныряю в воду и плыву к ней, выныриваю прямо у её ног. Плавно и нежно я касаюсь её плеч. Запускаю руки в её густые мокрые волосы, наклоняюсь к её лицу и касаюсь своими губами её губ. Шум водопада заглушает способен заглушить все на свете.
Она – само совершенство! Я чувствовал, что блаженство, испытываемое мной, достигло самого пика, самой высшей вершины!
Мы плавали в водопаде и резвились, как дети. Она шалила и брызгала в меня с ладоней сверкающей водой. Она ныряла и выныривала в разных местах, и очень веселилась, когда я не мог угадать, где она вынырнет. Я тоже нырял, подплывал к ней под водой и принимался целовать её ноги. А потом мы стояли под мягкими, ласкающими струями водопада и целовались, целовались…Струи воды сбегали по её длинным волосам, покрывая тонкой плёнкой прекрасную грудь, плечи, живот… её глаза были закрыты…Запах цветов, тёплый воздух, шум водопада… как прекрасный сон, который, однажды увидев, человек не захочет проснуться.
Наконец, нарезвившись, мы выбрались из водопада и поднялись на невысокий, покрытый мягкой травой, холм. Мы разговаривали очень долго. И чем больше мы говорили, чем больше узнавали друг о друге, тем больше я понимал, что она – это та самая женщина, которую я искал всю свою жизнь. И теперь мечты мои сбывались, я нашёл её! В тот момент я был счастлив так, как только может быть счастлив человек. А может быть, я был счастливее, чем боги…
А потом произошло самое страшное. Неожиданно прискакал всадник, чёрный, лохматый мужчина. Что-то зло прокричав, он подхватил мою любимую с земли, перекинул через седло и дал шпоры. Я увидел лишь мелькнувшее бледное лицо с огромными, молящими глазами, да вихрь волос, метущий по ногам коня.
О, всемогущий Аллах! Я узнал, кто была моя любимая. Она - одна из многочисленных жён султана.
Что же делать? Я нашёл свою любовь - и тут же потерял.
Я больше никогда не буду так счастлив!
Что же мне нужно было сделать? Что? Убить? Снова убить?
Душа моя терзалась, наверное, это и есть ад, как о нём говорят. Я был в смятении. И чем больше я думал, как правильно поступить, тем в большее смятение я приходил. Я совсем запутался.
Я всё потерял. Всё, что было ценного в моей жизни. Зачем мне теперь такая жизнь?
Я не знал, что мне делать, жить или умереть. Может быть, лучше умереть в борьбе за мою любимую, чем жить с таким грузом?
Я брёл, ничего не видя перед собой. Горе терзало меня, разрывало мою грудь. От боли я уже не мог плакать, слёзы запеклись внутри моих глаз и не могли облегчить страдания.
Я брёл, не видя ни пути, ни людей. Я чувствовал себя столетним старцем, немощным, еле-еле передвигающим ноги. Я чувствовал себя листом, сорванным с дерева и несомым ветром, маленьким, жухлым, никому не нужным листком.
Меня занесло в небольшой мусульманский город. Пыльные улицы, белые глинобитные стены… Собаки кидались на меня, рвали и без того рваное рубище, что служило мне одеждой. Мальчишки бежали за мной и швыряли камни…
Я не сопротивлялся, и меня оставляли в покое. Ещё один сумасшедший, мало ли таких бродит по благословенной Аллахом земле! Мне было всё равно. Какое мне дело до этого тела? Какое мне дело до того, живёт оно или уже умерло? Мне казалось, что эта боль будет вечной, что она будет преследовать меня и по ту сторону могилы…
Я сидел у огня – старый нищий, со спутанными седыми волосами и изрытым морщинами лицом. Я смотрел в огонь, я видел там её лицо, её прекрасные чёрные волосы. Её нежные губы улыбались мне и шептали слова любви. Я говорил с ней, это был сон, прекрасный сон!
Моё счастье превратилось в нож, пронзивший моё сердце. Может ли человек жить с пронзённым сердцем? Я жил. Только, казалось мне, что я уже был трупом, всё ещё ходящим по земле. Почему я не убил себя? Не знаю. Было всё равно.
Я не знал, куда я забрёл. Не знал, где моя любимая. Да и жива ли она? Куда мне идти? Да и надо ли куда-то идти?
Я смотрел в огонь и видел её лицо, её силуэт. Я не знал, как нужно было мне поступить. Как?


Эпизод четвертый: «Средневековье».


Я средневековый рыцарь. Я стоял возле своего дома. Передо мной моя жена, на руках у неё наша маленькая дочь.
Я чувствовал себя виноватым. Я пытаюсь объяснить, что это мой долг, что я должен идти в битву, чтобы защитить и её, и наших детей, и весь наш род.
Но она не понимает меня! Она плачет, кричит, говорит, что я предатель, что я не люблю её. В сердцах она ударяет рукой по моей щеке.
Моя голова резко отклоняется в сторону.
Я не понимаю, что делать, как её успокоить? Что я сделал не так? За что – пощёчина? На глаза наворачиваются слёзы, щека горит…
Но надо идти. Воины, одетые в тяжёлые доспехи, ждут меня.
Я надел шлем и стал частью войска.
Шёл бой. Звон оружия, стоны, крики, хрипы умирающих, тяжёлый запах мужского пота и железа смешался со сладковатым, приторным запахом тёплой крови.
Я был сильным, могучим воином, способным одним взмахом меча разрубить противника вместе с доспехами от плеча и до самого паха.
Я сражался так, что удары врага не достигали меня, я всегда успевал заметить движение чужого меча и отбить его, я защищал себя и спереди, и сзади. А врагов вокруг меня становилось всё больше. Мне приходилось менять место сражения, так как я не мог уже видеть живых врагов за телами павших от моей руки.
Вдруг мой взгляд остановился на теле порубленного воина. Я понял, почему жена не хотела меня отпускать. Маленькая мысль, но казалось, она заняла века.
Внезапная боль в спине поразила меня. Я понял, что это стрела. И тут же – удар по голове, расколовший мой шлем вместе с черепом. В горло хлынула тёплая, солёная кровь, стесняя дыхание. Я поднял руки, пытаясь соединить расколотый надвое череп, и почувствовал холодную сталь внутри своего живота. Я ещё пытался биться, я поднимал меч, но он выворачивался из моих рук.
Я вижу перед глазами землю, пытаюсь ползти, мне кажется, что я смогу выбраться, ярость боя не оставляет меня…
Стон жены приводит меня в чувство. Она плачет, склонившись надо мной. Мне казалось, я чувствовал её тёплые слёзы на своём лице.
Я хочу ей сказать, как сильно я её люблю, и как сожалею о том, что случилось. Я хочу её сказать, что она была права, а я – предатель, недостойный её.
Я не могу говорить, тело моё уже коченеет, губы не слушаются… Только мысль, отчаянная, последняя мысль, в неё я вложил всю свою силу и всю жажду жизни:
- Где бы ты ни была, я найду тебя! Пусть даже на это потребуется пятьсот лет!
Я буду любить тебя всегда!
Я увидел себя со стороны, окровавленное, изрубленное тело. Я увидел свою жену, она рыдала, склонившись над ним. Я отчётливо увидел поле битвы, заваленное покромсанными, изломанными телами. Тучи воронов кружили над трупами – им предстоял знатный пир!
 

Эпизод пятый: «Забытьё»

Я давно забыл, что такое любовь. Да и есть ли она на самом деле? Что такое любовь? Кто это знает?
Единственное, что я сейчас знал – это то, что стоящая передо мной девушка была мне очень интересна. Возможно, это и есть то, что называют любовью?
Я был избалованным молодым господином. Моя семья была богата, очень богата, я никогда не знал, что можно в чём-то нуждаться. Все мои желания исполнялись немедленно. Любые прихоти, капризы кидались утолить толпы слуг – матушка пристально следила за тем, чтобы я получал то, чего хотел.
Теперь же единственное, что меня беспокоило, была эта девушка. Милое, открытое лицо, тёмные большие глаза, стройная фигурка. От неё просто веяло жизнерадостностью, она много и с удовольствием смеялась и держалась просто, в отличие от чопорных красоток, с которыми меня знакомили.
Она служанка. А для меня нет и не было никаких барьеров. Никогда!
Я пошёл к матери. В этот день она выглядела безупречно, как всегда. В белом платье с кружевными рукавами, в белых перчатках и маленькой белой шляпке на голове, с великолепным бриллиантовым ожерельем на шее.
Я вбежал в дом, чтобы поделиться с матерью своим счастьем. Я нашёл свою любовь! Вот она!
Но… Чем дольше я слушал, что говорила мне мать, тем больше понимал, что впервые в жизни встретил столь открытое сопротивление своей воле, своим желаниям. Это не просто сопротивление одного человека. Всё общество, с его принципами, моралью, общественным мнением сопротивляется мне. Потому что она – бедная служанка. А я – наследник богатого рода. И она мне не пара. Жениться на ней – значит, опорочить честь семьи. И, значит, это совершенно невозможно!
Но ведь я люблю её!
Я спорил, пытаясь доказать матери, что всё неважно, кроме нашей любви. Она была непреклонна и холодна, как зимняя стужа. И так же неумолима и жестока. Сначала я был счастлив, что могу поделиться с любимой мамой своим счастьем. Потом радостно пытался объяснить ей её ошибку. Потом рассердился на неё за непонятливость. Потом я плакал, в отчаянии от того, что ничего не могу доказать матери, как-то изменить её мнение. И, наконец, я полностью в апатии – я не смог осуществить своего намерения.
Я сел на кровать. Я не привык бороться. У меня никогда не было такой необходимости, и я не научился терпеть неудачи и продолжать борьбу, несмотря ни на что. Первое же сопротивление сломило меня. Как тепличный цветок, вынесенный на двор, погибает от первого же дуновенья свежего ветерка.
Я сидел, тупо глядя на свои туфли и не видя их. Мать что-то говорит, но я не понимаю смысла её слов. В голове бьётся неразрешимый вопрос – что же мне делать?
Мать говорит что-то про знахарку.
Я не заметил, как оказался в старой, грязной, полутёмной избушке. Закопчённый потолок, стен не видно под слоями грязи и клубами пара из огромного котла. В котле плавают части тел каких-то животных, и этот страшный запах всё больше и больше вводит меня в какой-то транс.
Я сижу напротив страшненькой, лохматой, одетой в какую-то рванину ведьмы. Лицо её изуродовано, но морщин не видно. Ведьма говорит, чтобы я забыл бедную девушку, забыл, что такое любовь. И много ещё каких-то странных вещей. Голова моя кружилась, лицо ведьмы с проваленным носом то приближалось, то удалялось, голос её то шипел змеёй, то гремел раскатами грома, делая больно моим ушам. Всё вокруг становилось всё более и более нереальным, переходя в кошмарный сон, а скорее – в горячечный бред.
Я очнулся. Я не помнил, кто я, куда я иду, зачем я живу. Не помнил ничего.
Я оказался на дороге, возле какого-то леса, и пошёл по направлению к нему. По дороге я встретил человека в чёрном длинном плаще, с чёрным цилиндром на голове, в чёрных ботинках и с тростью.
Тогда это был единственный человек, с которым я был знаком. Хотя знал я его всего несколько минут.
Мы неторопливо шли по дороге и разговаривали. Я слушал его, как младенец, впервые увидевший мир, и не ставил под сомнение ни одного его слова. Всё сказанное им было для меня откровением.
Он рассказывал мне о себе, о своей жизни. Какое-то странное слово привлекло моё внимание.
- Любовь? Что это такое? – спросил я.
- О, друг мой! – он многозначительно поднял палец.
- Любовь – это такая штука, когда ты ради любимого человека готов предать всех – друзей, родителей, родину, наконец! Всех и всё.
Тогда мне это казалось правдой. У меня не оставалось знаний об этом предмете. Все мои познания куда-то делись, оставив абсолютную пустоту на их месте. Нет, там, где-то в глубине моей души, остались грызущая боль и неопределённое чувство - какое-то беспокойство и неудовлетворённость, и сожаление, и обида на себя самого.
Почему такое чувство к этому странному слову – любовь? Горечь, печаль, и, вместе с тем, ощущение блаженства?


Эпизод шестой: «Казанова»

Я чувствую, как кровь вскипает во мне при одной только мысли о том, что мне предстоит что-то новое, неизведанное! Силы бьют через край. Новое приключение, новая игра! Ох уж этот Дикий Запад!
Я на всём скаку осадил коня у порога двухэтажного домика, бросил удила на колышек коновязи и, не останавливаясь, взбежал на второй этаж по крутой деревянной лестнице.
- Уходи! Уходи отсюда скорее, он сейчас приедет, с минуты на минуту! Ну же, уезжай быстрее, дурачок! – её слова замирают на устах, слышится слабый стон.
Внезапно дверь распахивается от мощного пинка, и я вижу разъярённого мужа женщины, что лежит сейчас подо мной.
В следующий же миг я лечу вперёд головой в дверь, прошибаю перила второго этажа и валюсь вниз. Падаю спиной на дубовый стол, слышится треск позвонков, в глазах взрывается белая ослепительная вспышка.
Я вижу себя со стороны – крепкий парень, как и все в те ковбойские времена, с неестественно вывернутой шеей, валяется на столе, безжизненно раскидав руки и ноги.
Снова знакомое чувство сожаления и вины.
Я сам хотел испытать что-то новое, необычное в жизни. Может быть, даже запретное, что-то, что не принято в обществе. Говорят, запретный плод сладок. Только вот стоило ли оно этого?


Эпизод седьмой: «Маньяк - убийца»

Маленький городок в штате Оклахома. Тихое, мирное местечко. Я ещё пешком под стол ходил, когда стал свидетелем события, в корне изменившего мою жизнь и сделавшего меня другим человеком. А ведь всё могло быть иначе!
Я был во дворе, когда услышал странные стоны и приглушённые крики со стороны дома. Когда я вбежал в родительскую комнату, то увидел отца, насилующего мою мать. Она стонала и явно не желала того, что делал с ней отец.
Я был возмущён. Я подбежал к отцу, чтобы сказать ему, что он не прав, что так нельзя делать!
- Молчи, сопляк! Это моя жена, что хочу с ней, то и делаю!
Отец резко оттолкнул меня, и я упал, разрыдавшись от обиды.
Этот случай глубоко поразил меня, засев в душе острой занозой, не дававшей мне покоя. Из весёлого, беззаботного ребёнка я превратился в серьёзного и замкнутого подростка, постоянно размышляющего над опасностями и несправедливостями жизни.
Позже я вырос и повторил «подвиг» отца.
Правда, не с женой, а с секретаршей. Странное чувство не покидало меня.
Как будто все во мне кричало и осуждало меня самого. Я шел домой. Открыв дверь, я увидел жену в постели с другим.
-Тварь - вырвалось, как пламя, обжигающее слово.
Я в ненависти схватил мужика за шею рукой и прижал его к стене. Я душил его, пока тело не обмякло, и вышвырнул его в окно, выбив раму.
Достав револьвер, я всадил три пули в жену, наблюдая нервные рывки одеяла от пуль, и кровь, просачивающуюся сквозь эти темные отверстия.
Я шокирован тем, что я сделал. В каком-то замешательстве, не контролируя себя, я вышел на улицу. Услышал заливающийся вой сирены.
- Быстро, руки на капот! Ноги на ширину плеч!
Меня грубо толкнули, ударив лицом о машину. Руки шарят по одежде, щёлкают наручники, и я смотрю на тёмное окно моей квартиры, зияющее выбитой рамой.
Это конец.
Меня везут в машине. Я не обвинял жену в том, что она изменила мне.И я не винил себя в измене ей.
Я понял, что снова лишился человека, которого любил. И я чувствовал, что всё это каким-то образом связано со мной, с моими действиями. Что-то я сделал не так, как следовало.
Мысли мои были прерваны жестоким ударом в живот.
- Ах ты, сволочь!
Я упал на пол, задыхаясь от боли. Посыпались новые удары, жестокие, ногами по животу, рукам, голове – куда попало. Тело стало каким-то мягким, как будто чужим, и я уже перестал чувствовать боль от ударов.
Очнулся я в клетке, от звука открывающихся металлических дверей.
- Выходи!
Воспринимаю всё как во сне. Зал суда.
- Приговорён к сорока пяти годам лишения свободы!
Сорок пять лет, для меня это значит – пожизненно.
Снова камера. Я один. Моей любимой больше нет, я сам убил её. Чувство вины терзает меня всё сильнее. Зачем мне теперь жить? Для кого?
Я огляделся вокруг, посмотрел на брюки, взгляд мой упал на ремень. Странно. Они что, специально оставили мне его?
Я встал на табурет, сделал петлю, закрепил ремень на решётке окна. Всунул голову в петлю и оттолкнул от себя табурет.

Эпизод восьмой:

«Режим поиска»

Сколько себя помню, у меня всегда было очень странное отношение к женскому полу. Я очень, очень хотел создать счастливую семью. Любви, доверия… Но не было той, что могла быть ЕЮ. Никого.
Были красивые, привлекательные, но под красотой скрывалась пустота. Деньги, шмотки, лакированные ногти и еще куча всякой дребедени. Трудно понять. Почти так же трудно, как понять цель жизни бомжа.
Чего же я сам-то хочу??? Я пока не был готов ответить на этот вопрос. Я просто продолжал поиск. Я искал и искал и порой доходил до отчаяния. Может быть, и нет того человека, которого я искал. Я знал, что жениться нужно по любви. Но что это за странная штука под названием – ЛЮБОВЬ??? Это, должно быть, какое -то сильное чувство, которое неожиданно возникает и может так же внезапно исчезнуть. Я всё ждал, когда это случится со мной.
Но вот однажды… Это была она . Это точно, я был уверен в этом на все сто.
Господи! Мне было страшно признаться в этом даже самому себе.
Я собрал волю в кулак и написал ей послание на обрывке бумаги, который валялся у меня на столе. Чего мне стоило подойти и отдать ей этот клочок бумаги! Пока она читала, я вышел, на улице судорожно достал сигарету и затянулся.
- Будь что будет. Это лучше, чем ничего не делать с этим, – думал я про себя.


«Вера в себя»

Это был отказ. О, нет, только не это… Я не мог в это поверить. Почему это произошло? Впервые в жизни я нашел такую девушку, полюбил её - и получил отказ. Я шел по улице, и ничего не видел из-за слёз. И не пытался их остановить, да и не стыдно было. Весь мир сразу превратился в какую-то отвратительную вещь. Шёл по улице и не видел никого.
Так был ошеломлён, ведь я-то считал, что если что-то сильно захочу, то смогу это получить. ВСЕГДА!!! Но в этот раз не получилось. И я не мог себе этого объяснить. Я не мог с этим смириться. Отказаться - значит умереть. Я не привык проигрывать. Что мне делать???
Этот вопрос не оставлял меня. Я жил. Делал работу, выполняя всё механически, как робот. Мой разум занимало решение этой проблемы, поиском единственно верного решения.
И я его нашел! Я вернулся к своему старому решению: если я чего-то сильно захочу, то я всегда смогу этого достичь. Эта та мысль, которая вернула меня к жизни. Я стал снова верить в свои силы. Ведь верить во что-то другое было больно, и я не хотел согласиться с поражением. Это же смерти подобно!

И вот я стою на остановке и просто смотрю на нее. Ничего больше.
- Я передумала…- говорит она. Наверное, видит моё убитое состояние?
Я смотрю на её красивое до боли лицо, и - не верю. Слишком резко всё изменилось. Я был бы рад улыбнуться, но так и не смог выдавить даже что-то похожее на улыбку.

«Водопад “Тиволи”»

Как она была красива. В это невозможно поверить. Когда её не было рядом, я часами разглядывал её фото.
До этого я никогда не мог ответить на вопрос: люблю я девушку, или нет. Сейчас у меня нет никаких сомнений. Это именно она. Это та, которую я искал всю жизнь, а казалось - целую вечность. Я счастлив. Я не мог спать ночами, вся моя жизнь превратилась в восхищение ею, моей любимой девушкой.
Я шел и думал о ней, я работал и думал о ней, я пытался уснуть и не мог этого сделать, так как весь был поглощен размышлениями о ней. Казалось, что больше ничего и никого нет.
Однажды даже я стих для неё написал. На меня как будто вдохновение нашло, и я писал и писал. Я решил, что пока не напишу, не лягу спать.
Я просто думал о ней, и вдруг мне захотелось написать стих, как будто мы с ней у водопада. Я не знал, почему именно - водопад. Просто такая идея, почему бы её не выразить в стихах? Писал до четырёх часов ночи. Перечитал ещё раз.
Да, это всё! Теперь спать.

Утром я с удовольствием и гордостью отдал ей моё это произведение.
Это был первый стих, который я подарил любимой.
И вдруг мои размышления прервали её слова:
- Так это был ты?! Значит, это всё - правда.
- Что - правда? - недоумевал я.
- Водопад - это правда, и это был ты… Это водопад «Тиволи».
В этот момент я всё понял. И водопад, и девушка с голубой кожей, и всё остальное. Я не выдумал это. Всё это было на самом деле, и было со мной. И рядом всегда была она. Вот это игра! Один и тот же человек, и каждый раз я находил её. Несколько дней я переваривал это открытие. Не то чтобы меня это слишком удивило. Это даже приятно! Значит, я был с ней и раньше, значит - это настоящая любовь.

Как-то вечером мы с ней встретились, и просто стали болтать, настолько откровенно, насколько это было возможно. Я всегда придерживался точки зрения, что я никогда и ничего не должен скрывать от своей любимой. У каждого человека найдётся то, о чём он никогда и никому не рассказывает, даже совсем близким людям. Но только не я. До неё я не рассказывал об этом никому. Но сейчас я должен был это сделать. Зачем? Не знаю. Просто я считал, что мы должны доверять друг другу, если любим. А если ты доверяешь, то относишься к этому человеку, как к самому себе.
Трудно мне было, но я пересилил себя и заставил рассказать всё то, что я не хотел говорить. Стыдно. Смотрю на реакцию. Оказывается, это не смертельно.
Она рассказала что-то подобное о себе, и - понеслось. Мы разговаривали часов до пяти утра. Я всё ей рассказал, как говориться душу открыл. Она – открыла мне свою. Я чувствовал, что стал её любить в несколько раз сильнее, ведь она теперь, знает обо мне всё. Да и я узнал многое о ней.
Хорошо. Пусть будет так!
Шли месяцы. Поначалу всё было хорошо. Правда, временами я, сам не зная почему, целовал её и плакал. Слёзы как будто сами по себе текли. Она спрашивала меня, почему я плачу. А я не мог ей этого объяснить.

«Разлад»

Мы стали ссориться. Это было невыносимо! Я любил её, и каждая ссора была – как нож в сердце. Я ничего не понимал. Я не хотел, чтобы это происходило. Но наши ссоры по пустякам стали случаться все чаще и чаще. Прежняя откровенность стала куда-то пропадать.
Я пришёл за ней не работу. Мы идём домой и молчим. Я пытаюсь спросить, она сухо отвечает, и мы продолжаем идти в тишине.
- Что случилось? – спрашиваю я, в надежде прояснить ситуацию.
- Ничего. Всё нормально.
Мне больно. Она не говорит со мной, нет прежнего доверия, что-то не так. Что делать?
Я продолжаю жить, но жизнь становится невыносимой. Любовь перерождается в боль.
Я в очередной раз попытался вызвать её на откровенность.
-Сам ты мне нравишься. Но твоё тело… Ты раньше был не такой. У тебя было красивое, большое тело. А сейчас какое-то маленькое.
Я не мог ничего сказать на это. Больно. Слишком больно. Комок подступил к горлу, на глаза навернулись слёзы.
-Хорошо! Тогда - до следующей жизни!
Я решительно встал и пошёл в комнату. Включил музыку. Музыка - это моё второе «я». Я всегда её слушал, и когда мне было хорошо, и когда было совсем плохо. Она всегда меня спасала. Может быть, и сейчас поможет.

«Боль»

Что я наделал?! Я всё разрушил, всё, что создал. Все мои попытки вступить в контакт и наладить отношения - тщетны. Я не терял веры в себя. Я подходил к ней и пытался заговорить. Я знал, что люблю её. И я не хочу терять её! Как это было раньше, много, много раз.
Снова бессонная ночь. Я вспоминаю ту пощёчину, которой она маня наградила дачным давно, и моя голова резко дёргается, как будто я снова её получил.
- Так тебе и надо! – пронеслось у меня в голове.
Я не мог себе простить того, что я натворил.
Я выкуривал сигарету за сигаретой, но это не тот эликсир, который способен мне помочь. Это был конец. Я часами валялся на диване и ничего не делал. Я просто лежал, и был похож больше на растение, чем на живого человека. Любой бы предпочел смерть, чем терпеть то, через что проходил я. Я не знаю, как я выжил. Наверно, я просто сильный человек. Но каждый раз, когда я её видел снова, я признавался сам себе, что я по-прежнему люблю её.
Как мне её получить обратно? Я не знал. Я жил с этим несколько лет. Больно. Очень больно.
Однажды она сказала мне, что нашла человека, которого любит.
Я пожелал ей удачи. Вся моя большая любовь стала к этому времени огромной болью, и мои последние надежды стали умирать.
Я признал своё поражение. Что теперь делать со всей этой болью? Я не знал.
Опять включать режим поиска? Зачем? Я не смогу найти её снова. Это был идеал. Таких больше нет. Может быть, мне вообще отказаться от этой идеи? Так ведь проще жить будет? Да, наверное...
Так я и жил, я встречал новых, прекрасных, но никто и в сравнение с неё не шёл. Это - не идеал. Боль каждый раз давала о себе знать.
Я перестал понимать сам себя, чего я хочу, и чего - нет. С одной стороны, я хотел создать семью, с другой была боль, которая мне говорила, что этого делать не стоит, это слишком больно, чтобы я смог это пережить ещё раз. Слишком больно! Я не мог разрешить эту дилемму. Кто бы мог?

«Встреча»

Много лет прошло с тех, как я решил ничего не делать с этой проблемой.
Да я и не мог ничего с этим сделать. Ещё одна попытка просто прикончила бы меня. Так я думал. В этом была большая доля правды. Это так же глупо, как языком проверять высоковольтные провода на наличие электричества. Но так жить я больше не мог. Я был готов пойти на всё.

Однажды я ехал с девушкой в автобусе. Мы ехали на праздник и просто разговорились о жизни. Я с удивлением узнал, что у неё точно такая же цель в жизни, как и у меня. Да, нам было о чём поговорить. У меня вдруг закралось подозрение, что это уже перерастает в нечто другое, чем просто дружеские отношения.
Странное чувство, ужасно сильно хочется начать все заново, но это игра с огнём. Это меня прикончит. Я не переживу это ещё раз.
Я продолжал с ней общаться, и всё больше и больше чувствовал в ней друга.
С праздника мы тоже ехали вместе, и снова с интересом общались. Я решил просто пока играть в эту игру.
- Вы когда распишитесь? – послышался голос девчонки сзади.
- Когда надумаем, мы тебе обязательно сообщим, – сказал я, абсолютно не смущаясь.
Мне казалось, что я предвидел этот вопрос, потому что стал замечать понимающие взгляды в нашу сторону.

Как-то всё слишком быстро. Да к чёрту время!
Но - люблю ли я её??? Я не знал ответа на этот вопрос. Того чувства, что у меня было раньше, казалось, нет, да и не могло быть. Нравиться ли мне её внешность? Не знаю. Наверное, нет. Она сама? Да!
Тело? Нет. Чёрт, в точности, как и со мной, но наоборот. Смена ролей. Идеал я уже потерял. Что же мне делать? Жениться не по любви?
А что такое любовь? Я до сих пор не знал ответа на этот вопрос. Жениться без любви? Для меня это - не честно. Даже перед самим собой. Я не могу так поступить.
Опять неразрешимая дилемма! К чёрту все! Будет, что будет. Просто буду с ней откровенен и скажу всё, как есть.

Я выбрал момент и пошёл её провожать.
-Давай поженимся?
-…Давай! - через какое-то время слегка смущённо ответила она.
Я не ожидал этого услышать. Я боялся опять получить отказ.
Я всё рассказал. Всё, как есть.
-Как можно жениться, если тебе не нравится моё тело?
Я не знал, что ответить на этот вопрос. Казалось, я вообще перестал что-либо понимать.
-Я считаю, что в человеке главное не то, как он выглядит, а то, что он представляет из себя, что он за человек внутри. Я много видел красивых, но они смотрят на мир другими глазами. Их больше интересуют разговоры о тряпках, прическах, ногтях и прочем хламе, который мне просто противен. Для меня это не имеет никакой ценности. К тому же я уже любил красивую девушку, но теперь мне кажется, что я просто любил её тело, а не её саму. Я сам хочу идти к своей цели в жизни, и она полностью соответствует твоей. Вместе мы бы могли помогать друг другу идти к ней. Может, нам стоит попробовать???

Мы взялись за руки и так и шли, общаясь друг с другом.

Я просыпался утром, и мне казалось, что я сошёл с ума. Неужели я решился на это? Вечером мы опять шли, держась за руки, и я опять начинал верить в то, что происходит. Странно всё это. Да и что же это за штука под названием «любовь»?
Снова дают о себе знать старые шрамы. Опять эта боль. Это невыносимо.
Как во сне всё. Может, к чёрту эту затею? Жил раньше без этого и сейчас проживу. Я не переживу эту боль ещё раз. И - снова сомнения.

-Знаешь, я передумал, - сказал я протягивая ей её паспорт, и видя глубокую печаль в ее глазах.

Всё! Какое счастье, я избавился от этой проблемы! Больше никакой боли, и никаких мучений.
Но её печальные глаза... Трудно осознавать, что ты причинил боль другому, и она, может быть, мучается так же, как и ты когда-то.
Я ведь смог это перенести, и она тоже сможет.

Мы снова встретились.
- Не понимаю я вас, мужиков? Чего вам надо?
- Да это не в тебе дело. Я просто сам во всём запутался. Я давно перестал понимать, что такое любовь. Я хочу создать семью и не могу, и я не знаю, что с этим со всем делать.
-Если хочешь, я помогу тебе со всем этим разобраться.
-Можно попробовать, только я не обещаю, что я передумаю. Я пока остаюсь при своей прежней точке зрения.
-Я поняла тебя. Ты хочешь, чтобы именно я тебе помогла, а не кто-то другой?
- Только ты. Я другому никому бы и не доверился!

«Прозрение»

Мы расписались. Я просто поклялся сделать это, даже если это разорвёт меня на части. И я сделал это.
Она сдержала своё слово, и она действительно помогла мне разобраться, разобраться во всём.
Однажды я анализировал всё то, что происходило со мной, всё то, что я сделал, и весь мой горький опыт.
И я вдруг понял, что отношения нужно создавать. Они не будут развиваться сами собой. Нужно иметь общую цель, тогда мы знаем, к чему идём, и помогаем друг другу. Семья - это маленькая группа, мы помогаем друг другу. Мы должны относиться к своему спутнику так же, как к самому себе. Представьте, что вы одно целое. Если вы допускаете ошибку, не спешите обвинять другого. Лучше посмотрите, как это можно исправить, чтобы этого не повторялось. Прежде чем обвинять, я смотрю, как можно помочь в этой ситуации? Это и есть создание. И тело человека тут совсем ни при чём. Главное, что представляет из себя этот человек.
Мне нравилась она, но не нравилось её тело. Например, у неё были короткие волосы. Меня осенило! Почему бы мне просто не посоветовать ей отрастить волосы, немного приодеть её, чтобы мне самому нравилось.
Я сделал это. Я до сих пор в себя не могу прийти! Это что-то!
И я всё-таки был прав по поводу открытого общения. Это должно быть. Любовь строится на доверии, и это доверие нужно поддерживать.
Бывает, что случается что-то, что трудно рассказать даже ей. Но я-то знаю, что если я что-то буду от неё скрывать, то ничего из этого хорошего не получится.
Зато когда выговоришься, то снова чувствуешь, что наши отношения крепчают, а не наоборот.
Так что же такое любовь? Это спонтанное чувство, или же это можно создавать самому? От чего она зависит? Как её сохранить? К чему приводит измена? К чему приводит то, что я скрываю что-то от своей любимой?
Я нашел ответ на все свои вопросы!
А Вы?


 


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.