Всемогущий

Ол понимал, что спасения нет.
Всемогущий Повелитель смотрел ему прямо в глаза - в самые зрачки - и этот взгляд пронизывал Ола насквозь, прожигал душу, не оставляя ни малейшей надежды на милосердие или сострадание...
Он старался отвести взгляд или закрыть глаза... Тщетно - разящий взор Повелителя был во сто крат сильнее, и Ол это прекрасно знал. Когда Всемогущий так смотрит на тебя, когда его взгляд наполнен этой дикой ненавистью и безумной решительностью - самые темные силы Вселенной встают за его спиной, и нет в мире ничего, что способно остановить поток уничтожающей энергии. Нет - потому что в такие секунды Повелитель становится Всемогущим Богом, способным на всё...
Всю жизнь Ол верил в другого Бога - вернее, старался верить. Его учили, что Бог милосерден и умеет прощать. Ол честно старался верить... Его учили, что надо только покаяться, и всё плохое навсегда исчезнет. Ол был готов поверить... Наконец, ему давали священные книги и показывали строки, где говорилось, как силен Бог в своей любви и как он может одарить неописуемым счастьем, если искренне верить, молиться и бороться с грехами - порождением дьявола. Ол верил, молился и боролся...
Но каждый раз, когда он оказывался перед ужасным ликом Всемогущего, вера давала трещину. Сколько бы он не искал истинного Бога - его любовь, расположение и снисхождение - на пути появлялось это багровое, ненавидящее лицо с перекошенным ртом и растрепанными волосами. Нет, Всемогущий Повелитель не был всесильным дьяволом - это Ол знал точно. Хотя бы потому, что никогда не причинял вреда другим - только ему одному, и только тогда, когда Ол отчаивался. Впрочем, Ол не был во всем этом уверен... Он вообще ни в чем не был уверен! Когда он слушал проповедников и читал книги, ему казалось, что он все понял и со всем согласен - но это продолжалось недолго. До того самого момента, когда перед ним опять появлялся Всемогущий. Тогда Ол где-то в глубине своей израненной души начинал чувствовать, что ему сказали не все, и возможно, даже, что-то вычеркнули из великих книг... Что-то важное, что-то без чего он не мог понять, почему безжалостный Повелитель куда реальнее книжного Бога.... Ол не знал, откуда берется это запретное чувство, он прятал его от самого себя и отчаивался еще больше.
Отчаиваться было от чего. Жизнь, будто издеваясь, планомерно лишала его всех радостей - всего, чего он страстно желал, начиная от любви и заботы в детстве и заканчивая нормальной работой и достатком. И каждый раз, как только Олу становилось невыносимо, Всемогущий Повелитель пытался добить его окончательно. Всемогущий появлялся, как вездесущий прокурор, не прощающий ни одной ошибки, как палач, одержимый единственной целью - привести свой же приговор в исполнение...
Но самое страшное в жизни Ола случилось сегодня.
Он потерял ЕЁ. Ол не любил Её. Вернее, не ПРОСТО любил... Он не мог без Неё жить ни одной минуты, нет - ни одной секунды! Любовь - это всего лишь слово, его можно произнести, и оно будет что-то значить. Но то, что испытывал Ол, было неизмеримо выше всяких слов и понятий. Это были радость и горе вместе - в одном необъяснимом чувстве, которое до краев заполняло Ола и давало ему веру в лучшее, несмотря на все испытания. Они познакомились еще детьми, и с тех пор Она стала частью его жизни - главной частью, ради которой стоило найти хорошую работу, стать обеспеченным человеком и надеяться.... Надеяться на то, что однажды Она улыбнется и скажет: "Да!" Он был абсолютно уверен - это его девочка. Девушка, женщина... Он знал и любил Её всю жизнь, и даже Всемогущий ничего не мог поделать...
Сегодня Она пришла в этот дом. Она никогда не приходила раньше сама - только в детстве. Ол понял - что-то случилось... Неужели - это тот, самый прекрасный, самый главный момент, которого он ждал столько лет?! Но Она не позволила ему долго мечтать.
- Ол! Я знаю, как ты относишься ко мне... И относился всегда. Ты мне - как друг, как брат, но... В общем, поэтому я и должна сказать тебе первому... Я выхожу замуж... Тебе интересно, за кого?
Ему было не интересно. Потому что привычный холодный ком отчаяния - но во много раз сильнее, чем всегда - подкатил к горлу и мешал дышать...
- Понимаешь, Ол, твоя любовь... Это больше жалость - твоя жалость к себе. Ты всегда, как будто, ищешь у меня поддержки, признания... Это не то, но... я не могу объяснить. Любовь - это совсем другое, понимаешь?! Ну, ладно - всё - прости, наша свадьба будет...
Дальше Ол не слушал.
Как только Она ушла, он постарался спрятаться. Он метался по дому в поисках самого дальнего и темного угла. Он знал, что Всемогущий отыщет его, если захочет, и все-таки лихорадочно пытался спастись. Наконец, он выбежал во двор... Тощая пожилая соседка напротив что-то весело говорила прохожему, склонившись над низким забором. Рядом сидел ее кот - почему-то тоже тощий - и подставлял облезлый бок заходящему солнцу. Олмайти не переносил ни вечно хихикающую соседку, ни её плешивого кота, но сегодня вся эта идиллическая картина - вместе с беспечным солнцем и яркой травой - казалась ему особенно оскорбительной на фоне страшного мрака внутри...
Ол не был сумасшедшим. Он был отчаянным неудачником во всем, и проверил это множество раз. Но сегодня... Это уже слишком! Ол бросился обратно в дом, метнулся к крутым ступенькам в подвал и рванул старую поцарапанную дверь...
Он уже забыл, когда заглядывал в заброшенный чулан. Под слоями пыли и паутины здесь постепенно собрались предметы мебели, груды вещей и стопки книг - нужных и тех, что жалко выбросить, старых и не очень. Единственная лампочка давно перегорела, но вечерний свет пробивался через крохотное мутное оконце, освещая какие-то мешки и коробки. Вся беспросветная жизнь Ола отобразилась в этом подвале. Нет - это и была его жизнь! Едкая пыль горьких воспоминаний и липкая паутина вечных неудач... И маленькое светлое оконце надежды, которое мерцало до сегодняшнего дня... А всё, потому что он - никчемное грешное ничтожество, не способное абсолютно ни на что и не достойное ни капли любви! И так будет всегда, потому что он это заслужил!
Ол протянул руку к верхней книге в стопке. Так и есть - это был один из священных фолиантов, подаренных ему кем-то много лет назад. Вот что он сделал с книгой - вместо того чтобы читать каждый день, оставил в чулане! Ни во что по-настоящему не верящий, мерзкий неудачник, который вообще не имел права даже мечтать, нет - даже смотреть в сторону ТАКОЙ девушки! Недаром Она всегда называла его этим коротким презрительным "Ол" вместо полного имени.
Надо же - а, ведь, в детстве он, кажется, гордился этим длинным красивым именем... Тогда он еще хоть чем-то мог гордиться!
Ол почувствовал, как защемило сердце, и тяжесть в горле стала совершенно невыносимой. Он судорожно глотнул спертый воздух и поднял глаза. Лучше бы он этого не делал... Прямо напротив него из черноты подвала возник перекошенный ненавистью и презрением ужасный лик Всемогущего.

...Всемогущий Повелитель смотрел ему в глаза - в самые зрачки - и этот взгляд пронизывал Ола насквозь, прожигал душу, не оставляя ни малейшей надежды на милосердие или сострадание.
Ол знал, что последует дальше, и это случилось.
- Ты ослушался меня! - закричал Всемогущий. - Как ты посмел?! Ты - тупой и гадкий земляной червяк! Что ты вообще здесь делаешь? Как ты вообще посмел родиться?! Ты только уродуешь весь мир своими грязными мыслями и мерзкими поступками! Такие, как ты не должны ходить по земле! Твое место в подвале - где угодно, лишь бы ты не мешал нормальным людям верить, как все, и отмаливать грехи! Ты понял?!! Вся твоя жизнь - один большой неискупаемый грех - сплошная вина и ошибки. И само твое рождение - тоже грех!
Ол бросил робкий взгляд на священную книгу, смутно вспоминая слова о милосердии к грешникам, но Всемогущий умел мгновенно читать мысли.
- Что?!! Эта книга не для таких, как ты! Ты всю свою жизнь сомневался в великих истинах! Ты бросил её в пыль, а теперь просишь о помощи?! Вот тебе помощь!! - и Всемогущий с силой швырнул священную книгу прямо ему в лицо.
Книга чуть задела Ола и зашелестев страницами, рухнула, ударившись о стену за спиной.
"Разве можно так обращаться с книгой?" - еще более робко подумал Ол.
- Ты сам виноват в этом! - тут же закричал Всемогущий. - Это ты меня вынудил! Слышишь? Ты!! Нет тебе прощения и не будет никогда!! - его лицо запылало гневом, губы сжались, глаза почти выкатились из орбит.
Ол ощутил, как в предчувствии чего-то страшного и непоправимого сердце сжалось в крохотный комок...
- И теперь у тебя НИКОГДА не будет любви! И денег! И радости! И здоровья! Ты заслужил страдания. Я заклинаю тебя! Навсегда, навечно!!..
Заклятия Всемогущего сбывались всегда. Но такого он еще не говорил. Олу стало невыносимо страшно. Его ушедшая в пятки душа лихорадочно пыталась что-то придумать, найти какой-то выход, какое-то спасение...
- Ты заслужил это! Ты сам хотел этого! Тебя уже ничто не спасет - ни книги, ни молитвы, ни даже сам Бог!! Будь ты трижды ПРОКЛЯТ!!!
В ту же секунду всеми своими внутренностями Ол ощутил волну неописуемого черного ужаса... В одно мгновение он увидел себя со стороны - совершенно уничтоженного, без искорки веры и малейшей надежды, без шанса на спасение. Он понял, что одиночество, болезни и нищета теперь останутся с ним всегда - даже после смерти! Это было хуже, чем ад...
Ол открыл рот, чтобы закричать... но было поздно.
Кулак Всемогущего изо всех сил ударил его в лицо, и резкая боль почти свалила Ола с ног....

Осколки большого зеркала, прикрепленного в проеме старого трюмо, рассыпались по неровному полу. Брызги крови от сильно порезанной руки были видны всюду - на остатках зеркала, на деревянной раме, на одежде... Но боль, как ни странно, ушла почти сразу. Перекошенного лица больше не было - вместо своего отражения Ол видел только пыльную стену за разбитым зеркалом.
Ол машинально завернул кулак в носовой платок и почти беззвучно прошептал:
- Господи! Но ведь ты же где-то есть, я знаю! Пожалуйста, помоги мне - дай мне только один знак... Только один - что ты есть, Господи... И подскажи, как мне жить дальше... И... Жить ли вообще... Я пойму...
Ол тяжело вздохнул, медленно наклонился и осторожно вытащил распахнутую священную книгу, только что брошенную им за трюмо и теперь застрявшую между осколками зеркала. Крупные капли еще не застывшей крови попали и сюда. Ол заметил, что капельки почему-то не впитались в бумагу и заполнили ровную горизонтальную полоску - как раз под частью строки, состоящей из трех слов – "....как самого себя..."
Ол скосил глаза и прочитал сначала:
"Возлюби ближнего своего, как самого себя!"
- Как самого себя,.. - будто во сне, повторил Ол. - Я должен понять. Я должен... Господи, спасибо тебе – всё равно спасибо за всё... – Ол машинально пролистал книгу и уткнулся взглядом в подпись на первом листе: "Дорогому, самому любимому сыну Олмайти от любящих родителей... Люби Бога так же, как Он тебя!.."
– Я... я... я люблю тебя, Господи! – выдохнул Ол и, как всегда, поднял глаза вверх. Но там, вместо привычной иконы, блестел лишь изогнувшийся книзу осколок зеркала, который чудом остался в раме. В лучах почти севшего солнца в осколке горело необычным ярким светом бледное, растерянное лицо с впавшими глазами. Это было лицо Олмайти*...

* Almighty (олмайти) англ. – всемогущий, всесильный


Рецензии
Дорогой Владимир!

В хорошей и дружной компании мы будем рады и встрече с Вами:)
Посмотрите, начался Первый Тур Конкурса Ступени.

http://www.proza.ru/2007/09/18/391

Будем рады Вам!

С теплом и уважением.
Григорий.

Григорий Иосифович Тер-Азарян   20.09.2007 15:30     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.