Страшно...

СТРАШНО...
Степан Волобуев имел сермяжную внешность простолюдина. Однако, будучи необычайно деятельным и изобретательным, он зарабатывал приличные деньги. Жене Илоне он часто и с гордостью намекал, что ходит по краю, проворачивая отчаянные и опасные аферы.
В отличие от него Арнольду не нужно было похваляться или «ходить по краю»: он располагал мужественной модельной наружностью. Правда, у него были тонкие плебейские ноги с плоскими ступнями. Но на людях этот недостаток присутствовал виртуально – то есть, в брюках и в обуви. В постели же дефект и вовсе не учитывался. Вдобавок Арнольд красиво и понятно говорил об искусстве  (он работал искусствоведом), называл Илону королевой, и задушевно пел под гитару. Он постоянно говорил, что если ему заводить детей, то только от Илоны: они будут в стиле барокко. Будь у него деньги, уверял он девушку, он сделал бы из нее модель или поп звезду, так как хорошо разбирается в законах шоу-бизнеса.
Таким образом, Илона имела Степана для денег и дружбы, а Арнольда - для любви и грез.
Но двойственность изнуряла нежный наполнитель ее головы в локонах blonde и негативно сказывалась на призовой наружности. Молодая женщина мечтала объединить своих мужчин.

Однажды Степан провернул какую-то весьма крупную аферу, и на него совершили покушение, подстроив  автомобильную аварию. Он отделался легкими ушибами, а вот помощник его погиб. Степан тогда спрятался и попросил супругу заявить о пропаже мужа и затем в морге, куда ее пригласят для опознания, узнать в покойном своего собственного Степана. Он заверил, что у покойного найден его, Степанов, паспорт, поэтому копаться милиция не станет: им не нужен «висяк». Что ж до помощника, то искать его не станут – он детдомовский.
Зачем это мужу? Степан заверил жену, что в свое время она все узнает. Сказал только, что это нужно для их совместного дальнейшего процветания.
Илона, привыкшая к экстравагантным просьбам мужа (однажды она разыграла валютную проститутку, чтобы вместе с мужем раскрутить одного лоха), исполнила все в точности и даже пустила на опознании слезу, хотя Степан об этом не просил.
Затем, также по просьбе мужа, на его похоронах она была адекватна: во всем черном, рыдала, причитала, ударилась в истерику и разок потеряла сознание. Однако без конфуза не обошлось: надев изящное платье из черного гипюра, она забыла поменять розовые трусы на черные. Так и светила весь обряд погребения фривольными видами.
Сразу же после «погребения» Степан пропал. Всю неделю к Илоне приходили какие-то мрачные злобные мужчины, спрашивали о Степане, но, узнав, что его прах покоится на кладбище, исчезали. Вскоре Илоне и самой стало казаться, что она действительно похоронила мужа. Возникло неприятное состояние зыбкости.
Она срочно вызвала Арно на нейтральную станцию - маленькую квартирку в заводском районе, которую они держали вскладчину: Илона платила за квартиру, а Арнольд обязан был появляться там по первому ее требованию и находиться столько, сколько она желала.
Они обсудили ситуацию, но случай был нештатный, и Арно чувствовал себя некомфортно и нервно.
Но Степан объявился. Была ветреная сырая ночь. На улицах с неизбывной октябрьской тоской светили фонари. У края тротуара стоял похожий на космический корабль пришельцев роскошный внедорожник. Степан тщательно загримировался, и был приятно возбужден, когда Илона не узнала мужа.
Он рассказал, как кинул одного очень крутого туза «на хорошие бабки», а могила – это способ избежать расправы. По новому паспорту он отныне - Эдуард Казачинский. Степан сказал, что давно мечтал о фамилии, с которой можно вести размеренную и респектабельную жизнь. Он поздравил жену: теперь она богатая молодая вдова. Правда, с этими деньгами они смогут жить только где-нибудь в Сарагосе или на юге Франции: купить шале и заняться виноделием. Кстати, там они снова поженятся, и мадам Волобуева превратится в мадам Казачинскую.
Утром Степан-Эдуард собрался уйти из соображений конспирации. Обещал вернуться, как только выправит заграничные паспорта, визы и кое-какие документы. За рубеж они поедут на этом прекрасном японце: Степан нежно похлопал по крылу внедорожника. Прощаясь, вручил жене конверт со свидетельством о своей смерти.
Обещанные перемены подняли со дна души Илоны всю муть, о которой молодая женщина порой даже не подозревает. В тот день она поспешила на нейтральную станцию. Ей не терпелось сообщить Арнольду, что появилась возможность применить на деле его познания законов сферы шоу-бизнеса.
К услышанному Арно отнесся вдумчиво. Его тревожило, что ситуация выглядит еще более нештатной.
Илона просила Арно раскрепостить воображение и взглянуть на предмет неформально. Ей надоело играть низкие роли. Хотелось чего-то высокого и не ущербного. Арно боялся.
Илона убеждала его, что Степана уже нет на свете, что новый паспорт – фальшивка, и ни одна душа не броситься его искать. В доказательство она предъявила свидетельство о смерти Степана: сиреневый бланк с червяком подписи и жирной паутиной печати.
Несколько дней Арно укреплялся в мыслях о небытии Степана.

Покойный появился через две недели. От него пахло чужими духами. Он радовался, что обманул всех так ловко. На днях они могут отчаливать: заграничные паспорта и визы готовы, все деньги переведены на три кредитных карточки. Общая сумма ошеломила Илону и занавесила все здоровые мысли. Какое виноделие! Только модель или звезда шоу-бизнеса!
Был чудный таинственный ужин в ночи. Степан куражился, упрекая жену, что она изменяет ему с Эдуардом. Между страстными поцелуями Илона украдкой подсыпала ему в вино то, что дал ей ее нежный товарищ, кое-что понимавший в фармакопеи. Он появился через полчаса, когда муж погрузился в обморок. Вдвоем они устроили Степану-Эдуарду асфиксию. Потом погрузили в машину его тело и отвезли на ближайший пустырь, где похоронили его без всяких партикулярных почестей.
Утром Илона в сопровождении Арно отправилась в банк на правах вдовы переводить деньги на себя. Однако же не случилось: карты были оформлены на Эдуарда Казачинского, с которым вдова Илона Волобуева не состояла в браке.
Требовалась феноменальная выдержка, чтобы устоять от такого удара. Илона устояла – недаром готовилась в звезды шоу-бизнеса. Оставалась еще недвижимость: три загородных дома и две квартиры, в одной из которых проживала Илона. Увы: все это также было переведено энергичным Степаном на господина Казачинского. Когда в последней надежде Илона разыскала права на внедорожник, в графе «владелец» значился все тот же неугомонный и практичный Эдуард Казачинский.
Подготовка Степана к размеренной респектабельной жизни оказалось далеко не пустым звуком и мечтой. Впору было биться в истерике, рыдать и падать в обморок на могиле – уже не по просьбе, а по движению души. Ведь она лишилась всего, даже квартиры. Она осталась абсолютно голой – как улитка без раковины.
Впрочем, голая она очень даже ничего… Но Арно не оценил, и вернулся к своей маме.
Автор полагает, что все-таки тонкие ноги – хоть и виртуальный недостаток, но при этом самый что ни на есть дурной и фатальный.


Рецензии
По сути, зло было наказано.

Но удивительно другое. Герои в рассказе - три абсолютно разных зла! Три разных образа!

Поведайте, вот что.
Если бы Илона не пошла бы на поводу "иллюзии расправы и легкого счастья", и поехала бы со Степаном.
Он бы через время ее "прокатил" или вообще бы в асфальт завернул?
Ведь, раз он видел ее обман, то расправа бы была...

Юлия Хабарова   18.11.2013 19:57     Заявить о нарушении
Юля, спасибо. Я не ставлю задачу наказывать зло, так как у зла есть милая особенность - наказывать само себя. Я только зритель в 13 ряду. Что ж до Степана, то я его не демонизирую: такой сам изменяет и другим позволяет. Голубь мира, одним словом.

Никей   18.11.2013 22:50   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.