Начальнику районного управления гибдд

                          НАЧАЛЬНИКУ РАЙОННОГО УПРАВЛЕНИЯ ГИБДД   * Е. Ц.   



    Настоящим сообщаю следующее: в субботу, 11-го дня месяца февраля сего года я, Дорохов Павел Игнатьевич, возвращался из продовольственного магазина, куда был послан супругою моею Еленой Васильевной за  консервированными помидорами.
   При переходе улицы Колокольной на зелёный сигнал светофора, на меня  был осуществлён наезд автомобилем Тоёта-королла серебристого цвета, государственный номер Щ123ПС 78. Я, как человек и гражданин, незначительно ударен бампером означенного автомобиля по полиэтиленовому пакету, находившемуся в моей правой руке. В результате удара две литровые банки помидоров подверглись разрушению, а пакет – протечке. Из упомянутого выше автомобиля вышла автовладелица цвета тёмный каштан (видимый волосяной покров), одетая в длинное пальто чёрного окраса. Юбка на  автовладелице образца мини, колготы чёрного цвета, типа обуви не рассмотрел. Бюст – ориентировочно С90, глаза в очках, серьги и руки с ногтями.
- Вы не пострадали, потерпевший? – произнесла она чувственным голосом,  идентифицированным мною как контральто.
- Ты что, ослепла типа, да? – вежливо ответил я, Дорохов П.И.
- Извините, машина новая, к тормозной системе я ещё не вполне приспособилась. Вы не ушиблись? Я так испереживалась! – нервничает  ездючка в колготах тёмного окраса, однако глаз из-под очков не определить, врёт или манерничает она.
- Надо ГИБДД вызывать. Надо акт составлять, - я ей говорю, - звони в мобильный, закрой рот, я всё сказал, типа.
- А может без них обойдёмся, дружок? – звучит от неё соблазн.
- То есть это как, денег, что-ли, дашь?- отвечаю.
- Может и дам… денег… или ещё как… - нутряным таким женским голосом излагает она и снимает очки. Мне есть над чем подумать стало. Подумал. Говорю:
- А какие варианты?
- Проедем, здесь рядом, там и договоримся, - я соблазнился и сел на пассажирское сиденье справа. Она – за руль. Уехали с перекрёстка. Нога под ней – неописуемо волнительна. Видна та нога до самого корня. Я, Дорохов П.И. забыл про разрушенные консервы и про супругу свою Е.В.Д.
    Прибыли, как оказалось, к ней в квартиру. Кроме кота жёлтой масти, крупного телосложения, в полоску, с белым брюхом, там не было никого.
- А Вы, господин с перекрёстка, он же потерпевший, какое ФИО имеете? – задаёт вопрос она и на принять с неё пальто намекает. А у меня руки помидорами, зараза, заняты. Я, как мужчина и джентельмен, пальто беру, а помидоры протекли. И на подкладку. Она так вежливо замечает:
- Банки стоит в помойку снести, Вам ни к чему ли?
- А где она, тутошняя помойная часть во дворе?
- Я сама вынесу после. А сейчас пакет извольте отдать, в ведро, - я отдал.
- Дорохов Павел Игнатьевич, - представляюсь, держа её пальто с облитой подкладкой.
- Пальто – на вешалку. Раздевайтесь. Сами – в комнату. Договариваться станем, - распоряжается хозяйка помещения, - Меня, кстати, Евгенией зовут. Можно Женей. Для ускорения. Что пить станете, Павел?
- Так что есть, лишь бы жена не унюхала, - отвечаю я.
- Тогда – виски. Чёрная этикетка, или красная, или баллантайн?
- Баллантайн, пожалуй. Можно без закуски.
- Без закуски нехорошо. У меня крекеры, конфеты, лимон, можно чипсы.
- Да что под рукой есть – всё сгодится, - ободряюсь я духом, когда делом запахло.
- За знакомство, Павел, - наливает она по трети стакана, - со льдом или без, кстати?
- Ангины не надо, - отшучиваюсь, - без льда. Его пусть Мишки в Антарктиде кушают.
- Ха-ха, славно шутите, так и на брудершафт будем, а? – подначивает Женя.
- А давай! – лихачу я, Дорохов П.И.
- За дружбу!
- За дам! – это уже по третьей когда налили, говорю я.
- Ты галантен, Паша, - по-доброму, по-сестрински она говорит и ближе двигаться начинает вместе со стулом ко мне. Я – навстречу.
     В постели мы оказались после девятой. После тринадцатой я уснул. Похмелился восемнадцатой окончательно. Потом сбился со счёта. Наутро было воскресенье. Про женатость я забыл, ибо увлёкся. Но супруга моя, Елена Васильевна, ждала консервы, ибо гости собирались. Стала искать. Нашла свидетельницу ДТП, эта бабуля, сучья душа, живёт  в нашем подъезде. Навела. Звонок. Женя открывает. Елена Васильевна, матушка, в багровости лица стоит. А я – без трусов, в одних ботинках. Вместо тапочек женских напялил, для маскировки.
    После травматического пункта, куда добрался сам с побоями на частях тела сковородкой средних размеров, чугунной, на супружеской нашей кухне, пишу эту докладную с целью разобраться в ситуации, возбудить дело по факту наезда и реабилитировать пострадавшего в ДТП меня, Дорохова П.И. в глазах моей супруги Дороховой Елены Васильевны, коей снят со всех видов довольствия и содержания и отправлен вон.
     Прошу разобраться, наказать и ходатайствовать перед Дороховой Е.В. о моей реабилитации.

   15 февраля   сего года.        Подпись  Дорохов


Рецензии
АМАЗОНКИ - ДВАДЦАТОГО ВЕКА!
Мы девчата - славные ребята,
Доблесть подтвердим стальным мечом!
Пулю в лоб подонкам с автомата,
Супостатам нос враз оторвем!

Воевать, способны, и в пустыне,
Что для нас космическая часть!
Мы красотки хоть совсем босые -
Но не пристает к подошвам грязь!

В драке горячи, и рубим сильно,
Для пощады месте, в сердце нет!
А на бал придем, то будет стильно,
Отмечать соцветие побед!

В каждом звуке Родины слезинка,
В каждом громе - Бога голосок!
Жемчуг на полях - считай росинка,
Золотой созревший колосок!

Но судьба нас завела в пустыню,
Командир приказ дал наступать!
Чтоб шустрее бегать мы босые,
Такова нас Амазонок рать!

Мы добьемся над врагом победы,
Лев Британский - быстро марш под стол!
Чтоб гордились нами в славе деды,
Чтобы день Святой любви пришел!

И тогда настанет рай великий,
Будет каждый человек как брат!
Позабудем мы порядок дикий,
Сгинет преисподней жуткой мрак!

Вот за это дело мы воюем,
Вот за это всем мы не щадим!
Босиком бросаемся под пули,
Вместо жизни смерть одну родим!

И него нам жизни не хватает,
Если честно говорить всего!
У сестры брат натурально Каин,
А мужчины все вокруг дерьмо!

Потому я в армию подалась,
Отомстить и лапы рвать самцам!
Амазонкам это только в радость,
Чтобы выбросить их труп на хлам!

Побеждать мы будем - это точно,
Отступать уже никак нельзя...
За Отчизну гибнем - непорочно,
Армия одна у нас семья!


Олег Рыбаченко   19.06.2017 13:40     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.