Проза.ру

Заметки о биографии А. П. Ганнибала файл3

 ОНОМАСТИКА

 Турки могли по мусульманской традиции именовать Абрама (Авраама) Ибрагимом. Это имя героя романа «Арап Петра Великого». Проф. Д.Д.Благой дает комментарий к имени героя: «В романе Ибрагим». А как в жизни? Ни в «Немецкой биографии», ни в «Начале автобиографии» Ибрагима нет. Пушкин читал русский и французский переводы Корана, поэтому знал, что библейский Авраам в исламе стал Ибрагимом. В «Начале биографии» Пушкин пишет о прадеде: «В крещении наименован он был Петром; но как он плакал и не хотел носить нового имени, то до самой смерти назывался Абрамом». А когда звали Абрамом, значит, не плакал? В истории Эфиопии находим, как уже отмечали, имена царей Абраха и Исаак. Имена красноречивые. Решая логическую задачку о религиозной принадлежности Абрама, мы пришли к выводу, что его род мог принадлежать к язычникам или исповедовать иудаизм. Но у язычников не было имени «Абрам», к которому был так привязан маленький Ганнибал.
 
 Двух спорных версий происхождения Абрама Ганнибала оказалось недостаточно. Следующая версия по сути развивает «Абиссинскую версию», льёт воду на ее мельницу. Алла Кторова, специалист по ономастике, в частности, по русской именологии, в статье «Загадка национальных корней Пушкина» утверждает, что Абрам Ганнибал был эфиопом иудейского происхождения. «Для меня это уже давно не составляет сомнений, - пишет Кторова, - ибо наука ономастика уже очень давно заставила меня обратить пристальное внимание на то, какие имена носили предки Александра Сергеевича со стороны матери».

 А.Кторова задается вопросом, почему мальчик не хотел нового православного имени. Она пишет: «есть «масса свидетельств в истории, когда насильно крещенные еврейские мальчики, например, в России, которых похищали и определяли в кантонисты, не хотели носить нового чуждого имени, справедливо полагая, что с новым именем они потеряют и свою веру, но хорошо известно, что именно евреи остаются верными религии отцов и дедов, даже если их заставляют креститься, а если это случается, то тайно исповедуют веру предков. Испанские марраны - то есть крещеные евреи - тому ярчайший пример». А.Кторова заключает: «Итак, точно известно, что ребенок не хотел носить нового имени и предпочитал старое, данное ему в стране рождения».

 У двух сыновей А. П. Ганнибала были исконно русские имена Иван и Петр. (Не важно, что Иван, он же Иоанн, - это древнееврейское имя Иоханан, а Петр – древнегреческое имя). Далее в семье оказался полный комплект иудейских имен ветхозаветных праотцов: Абрам (Авраам), сыновья - Исаак, Яков (умер в детстве), Осип (в официальных документах - Иосиф). Правда, Осип был крещен церковным именем – Януарий, но это имя «не привилось». Пушкин дал неуклюжее объяснение, которое повторяют поколения пушкинистов: имя Януарий оказалось «трудным для немецкого произношения» жены прадеда, Христины-Регины фон Шеберг. Однако ничего нет сложного для «немецкого произношения» в немецком же слове «Januar». Исаак при крещении был назван Саввой, но это имя также «не привилось»! Странное манкирование установлениями церкви и государства: поменять фамилию мог разрешить только Император своим указом, а изменение имени, полученного при крещении, не дозволялось. (Николай Первый однажды зло пошутил над потомками Ганнибала. Они подали прошение о перемене фамилии, видимо, мимикрии ради. Император повелел звать их Лабиннаг, написав славную фамилию с язвительным намеком навыворот - справа налево).

 Дальше – больше, среди потомков Ганнибалов оказалось, как отметила А.Кторова, пять Вениаминов, в том числе один Вениамин Вениаминович, совсем труднопроизносимое сочетание. Это имя не было принято в дворянской среде и вообще у православных крайне редкое. Но у иудеев – одно из самых распространенных, и не только среди потомков колена Беньямина.
 Заключение А.Кторовой: «Напрашивается интересный вопрос, с какой долей правды можно утверждать, что среди предков Пушкина, живших когда-то в Эфиопии, были евреи? Для меня ответ почти однозначен - со стопроцентной правдой». Приведенные Кторовой факты объективны, подтверждены документально, но вопрос не так прост.

 
 ФАЛАШИ

 Чешский эфиополог Зденек Полачек в своей работе «Фалаши – евреи Эфиопии» отмечает: «Практически никто из современных исследователей не считает, что фалаши - этнические евреи… Ученые сходятся во мнении, что это бывшие эфиопские граждане, которые когда-то приняли иудаизм. Поэтому предметом исследований и рассуждений является не происхождение фалашей (они коренное население Эфиопии), а происхождение их религиозных традиций».

 Иудаизм появился в Эфиопиии, согласно легендам, со времен царя Соломона и царицы Савской, что впоследствии облегчило распространение христианства в этой стране. Иудаизм до наших дней исповедовало одно из племен народности агау – фалаши. Их самоназвание было «бейт Исраэль», а «фалаша» - имя, данное им другими народами (экзоэтноним), переводится как «изгнаники, скитальцы». А.Кторова ссылается на словарь Брокгауза и Эфрона, который сообщал, что фалаши "выдают себя за потомков левитов и своим культом и нравами во многом напоминают иудеев", что в "умственном отношении народ этот богато одарен и обладает массой талантов, в том числе поэтическими, музыкальными и торговыми». Абрам Ганнибал, действительно, был «богато одарен». Вероятно, он был и музыкален, как и его старший брат, поскольку поначалу служил в музыкальной команде Преображенского полка.

 История племени фалашей известна. Правители Эфиопии, негусы, в 14-17 веках стремились военной силой положить конец их независимости. Когда против негуса в 17 веке восстали племена агау, фалаши под предводительством князя Гидеона (Гидона) присоединились к мятежникам. В результате тяжелой борьбы негус захватил крепость «бета Исраэль», истребил многих членов общины, часть продал в рабство, а оставшимся предложил выбрать: крещение либо смерть. Не все фалаши были обращены или уничтожены, часть осталась, они сохраняли приверженность своей религии, часть спаслась бегством. Имя князя Гидона, кажется, что-то напоминает…

 Далеко разбегались от преследований фалаши. Следовало бы обратить внимание на общину вполне черных «негров», которые жили с незапамятных времен в Абхазии. Они оказались на самом деле эфиопами - колхами, молившимися … в синагоге. О них пишет А.Кторова, ссылаясь на Максима Горького, Дмитрия Гулиа, писателя и историка, и других, менее знаменитых авторов. Абхазия с 16-го века находилась под влиянием Оттоманской империи, а с 17-го века население Абхазского княжества боролось против турецкого ига. У берегов Колхиды действительно плавали турецкие корабли.

 ЕЩЕ ДОВОДЫ АНТРОПОЛОГИИ

 Академик Анучин, по мнению Д.Гнамманку, - расист, посему в эксперты не годится. Кторова рассказывает о своеобразной экспертизе «устами младенца». Ей довелось познакомиться с семьей американца, служившего несколько лет консулом США в Эфиопии. Однажды сын хозяев, семилетний мальчик, увидел в подаренной ему книге репродукцию с акварельного портрета Пушкина, исполненного в 1826 году Вивьеном де Шатобреном. Мальчик разволновался, «опознав» в Пушкине своего бывшего бэби-ситтера. Им был эфиоп по имени Леон, очень образованный молодой человек, учившийся в одном из колледжей Франции. Он зарабатывал деньги на обучение во время каникул, приглядывая за детьми. Мальчик ошибся, но нечаянно произвел непредвзятую экспертизу.

 Российский ученый И. Л. Фейнберг, много писавший о предках Пушкина, рассказывает, что встречал десятки африканцев-эфиопов, которые учились в Автодорожном институте в Москве. «Они так похожи на Пушкина, - пишет Фейнберг, - похожи не только внешне, но и движениями, сменой выражения лица, причем мне объяснили, что походка эфиопов, которая описывается как индивидуальная особенность Пушкина, - не индивидуальна, поскольку у них (эфиопов) несколько иное строение мускулатуры ног. Те черты образа Пушкина, о которых пишут его современники, то есть походка, быстрый переход от одного настроения к другому, - особая душевная динамика, тоже характерны для этих африканцев». Кторовой стала известна и такая подробность: многие из этих молодых людей исповедовали иудаизм. Повторим, писатель Н.П.Хохлов также писал о том же удивительном сходстве с Пушкиным эфиопов, жителей приморской области, где нашлась деревушка Лого.

 Христине фон Шеберг её правнук Пушкин приписывает занятное свидетельство: «Шорн шорт делает мне шорни репят…». Достоверность портретов Абрама Ганнибала – предмет дискуссий, но есть бесспорный портрет его сына - генерала Ивана Абрамовича Ганнибала.
 
 По мнению Юрия Тынянова, автора шедевра - лучшего биографического романа о Пушкине, - весьма вероятно абиссинское происхождение прадеда поэта. В романе «Пушкин» Петр Абрамович Ганнибал (то есть Тынянов его устами) заявляет, что его отец был родом из «Эфиопского царства». Намеки поэта на происхождение предка от рода царицы Савской были бы только забавны, если бы не сопоставление прижизненных портретов Пушкина с фотографиями жителей приморской Эфиопии, нынешней Эритреи. Отметим попутно, что Пушкин в 1824 году навещал двоюродного деда в его имении Петровском. В это время поэт готовил к печати первую главу «Евгения Онегина». В примечании к строфе L (снятом им в последующих изданиях) он пересказал «семейственное предание» о том, как увезли на корабле мальчика Абрама Ганнибала из владений отца и о гибели сестры его Лагани.

 ГИПОТЕЗА О КАРАИМСКОМ ПРОИСХОЖДЕНИИ ГАННИБАЛА
 Еще одна версия, точнее, гипотеза о происхождении Абрама Ганнибала предложена харьковским историком А.Зинуховым в статье «Абрам из рода Ганнибалов». В кратком изложении идею статьи можно формулировать словами Остапа Бендера: «Вся контрабанда изготавливается в Одессе на улице Малой Арнаутской».

 А.Зинухов полагает, что братьев Ганнибалов завезли в Россию в разное время, они были таврические караимы, среди которых встречались достаточно темнонокожие «арапы». Караимы («книжники») принадлежали к неталмудической секте иудаизма, позднее они считали себя тюркской народностью, а по языку и культуре были близки к местным татарам. Их то, считает А.Зинухов, доставлял царю и его вельможам известный купец-авантюрист Савва Рагузинский, упомянутый в «Немецкой биографии». Он имел обширные связи с турками, крымскими татарами, караимской элитой, молдовскими господарями и т.д. За плодотворную торговую и дипломатическую деятельность был впоследствии удостоин графского титула. А.Зинухов отмечает: «Существовал развитый рынок работорговли, где легко можно было приобрести нужного ребенка». В прошении императрице Елизавете Петровне генерал Ганнибал написал: «… в 706 году выехал я в Россию из Царяграда при графе Савве Владиславиче, волею своею, в малых летах и привезен в Москву…». Дату прибытия в Россию мы уже обсудили выше, «волею своею» – дополнительных комментариев не требует, дата крещения установлена историками – 1705 год. А.Зинухов доказывает, что Савва Рагузинский сам не возил арапов из Константинополя, хотя такие дела устраивал. Арапчат доставляли в Московию через «Мултянскую и Волоскую земли».

 Версия, построенная вокруг имени Саввы Рагузинского, оригинальна, но караимское происхождение Ганнибала не имеет достаточного обоснования. Если бы А. Зинухов привел еще и доказательства того, что братьев привезли в Россию в разное время (как он утверждает, с интервалом в 10 лет), то «абиссинскую версию» пришлось бы признать маловероятной, а «камерунскую» - совершенно невероятной. Чем дальше предполагаемая родина братьев от России, тем меньше была бы вероятность повторения их путей - с большим разрывом во времени - и скрещения их судеб. Отметим, что гипотеза А.Зинухова не противоречит данным ономастики.

КНЯЗЬ ГВИДОН

 В «Сказке о царя Салтане…» у главного героя «замечательное и, главное, редкое имя» - князь Гвидон. Другая форма имени, менее удобная для ритмики стиха, - еврейское имя Гедеон или Гидеон. По сведениям, появившимся в прессе, во время южной ссылки Пушкин откупил у кого-то старика рукопись на иврите, которая сохранилась в архиве поэта. (Так считает писатель А.Штаркман. Проф. А.Черняк отмечает, что рукопись написана ивритским алфавитом на языке крымчаков, являющемся разновидностью крымско-татарского диалекта тюркских языков. Крымчаки в значительной части по происхождению были евреями, выходцами из стран Средиземноморья. Они исповедовали иудаизм, молились на языке Торы, выкупали единоверцев на невольничьих рынках Тавриды). О рукописи стало известно широкому читателю только в конце 20-го столетия. Она оказалась фольклорным повествованием, на основе которого и была написана сказка. Перевести ее Пушкину могли носители языка. Пушкин провел месяц в Гурзуфе с семьей Раевских летом 1820 года. Позже в Кишиневе у поэта были образованные знакомые среди евреев, и жил он вначале на заезжем дворе, принадлежавшем еврейской семье.

 Представляется загадочным, зачем Пушкин приобрел и хранил рукопись на малораспространенном и непонятном ему языке. Первая и краткая запись сюжета сказки была сделана в 1822 году в Кишиневе. Затем более подробная запись без упоминания имен была сделана уже в Михайловском, по мнению пушкинистов, со слов Арины Родионовны. «Браво, няня!»… О происхождении сюжета сказки пушкиноведы патриотично умалчивают. Уж не происходил ли Абрам Ганнибал из рода князя Гидеона? Случайное совпадение? Возможно. Вспомним талисман поэта, с «каббалистическими знаками» на нем, звезду Давида, нанесенную на памятник поэта. Такая звезда является ныне непременным символом на памятниках иудеям. Но в данном случае может обозначать принадлежность к масонам, может быть символом Вифлиемской звезды, широко применявшемся ранее в исламе и христианской вере. В рабочую тетрадь Пушкин записал алфавит иврита. Всё случайные совпадения? Но когда таких случайностей несколько, у них может быть одна основа.

 ЧЕГО БОЯЛИСЬ АБРАМ ГАННИБАЛ И ЕГО ВЕЛИКИЙ ПОТОМОК?

 Речь о некоей фобии, которой был подвержен Ганнибал. О ней сообщает А.С.Пушкин: «Он написал было свои записки на французском языке, но в припадке панического страха, коему был подвержен, велел их при себе сжечь вместе с другими драгоценными бумагами». Исключаем предположение о каких-нибудь неблаговидных делах и отношениях генерала с подрядчиками при строительстве дорогих фортификаций. Не случайно в стихотворении «Моя родословная» панегирик в честь прадеда содержит эпитет «неподкупен». Видимо, что-то сохранилось в семейных преданиях. Кроме того, он был очень осторожен, хотя бы потому, что Светлейший князь Меншиков показал ему однажды, где раки зимуют, – сослал в Забайкалье ни за что, ни про что. Но Меншикова Ганнибал давно уже не боялся, потому что Светлейший преставился в Березове еще в 1729 году. Что могло оказаться в «драгоценных бумагах»? Можно только утверждать, что это не были рукописи на языке племени, не имевшего письменности.
 
 Ганнибал мог бояться того, что всплывут на свет его происхождение или тайное исповедание иудаизма. Прежде всего, не вдаваясь в дебри теологии и массовых суеверий, отметим, что резко отрицательное отношение к иудеям возникло в России еще в 15-ом веке при Иване Третьем. Возникло оно в связи с «ересью жидовстующих», которая потрясла молодое Московское государство и навечно запомнилось православным иерархам и царям. Иван Грозный запретил евреям селиться в России. При Елизавете Петровне Сенат предложил разрешить евреям посещение ежегодных ярмарок в нескольких городах, мотивируя выгодами от торговли для казны. Императрица наложила знаменитую резолюцию: «От врагов Христовых не желаю интересной прибыли». В 1743 г она своим указом потребовала изгнать евреев как из великорусских, так и малороссийских земель. Абрам Ганнибал, если он принадлежал к фалашам, «иудеям Эфиопии», или к караимам, понимал, каким несчастьем могло быть раскрытие тайны его происхождения, чем оно чревато для него и потомков.

 Быть потомком «негра», к тому же бывшего иудея, - хуже, чем скверный анекдот! Не вообразить что-либо более скандальное для русского дворянина, чем этакий «скелет в шкафу». Отсюда – неубедительное оправдание по поводу имени деда Осипа (Януария-Иосифа). Поэтому арап Абрам – от подозрений подальше – удачно переименован в Ибрагимы.

 Двусмысленный пиетет к исламу чувствуется в цикле «Подражание Корану» и из примечания к нему Пушкина: «Нечестивые,- пишет Магомет (глава Награды,) - думают, что Коран есть собрание новой лжи и старых басен». Мнение сих нечестивых, конечно, справедливо; но, несмотря на сие, многие нравственные истины изложены в Коране сильным и поэтическим образом…». Лучше уж назвать предка магометанским именем Ибрагим, тем более что «Арап Петра Великого» - начало романа, а не исторический очерк. Лучше уж предок будет негр и мусульманин.
 
 «К чему бесплодно спорить с веком?»- в отношении к пресловутому национальному вопросу Пушкин был человеком своего времени. Одно подозрение в принадлежности прадеда к изгоям могла стать для его потомка падением в бездну. Пожалуй, хуже: светские сплетники и подлые «писаки» облили бы грязью, вываляли в пуху и перьях, уничтожили в глазах «света». У Пушкина было достаточно недругов и очень влиятельных врагов.
 
 Наконец, пора вспомнить, что по школьным правилам в конце следует заключение. Но что слова? Лучше один раз увидеть. Фото императора Эфиопии Хайле Селассие I, последнего, 224-го представителя династии Соломонидов, обнаруживает, определенное сходство его антропологического типа с чертами А.С.Пушкина на прижизненных портретах, в особенности – на акварели кисти П.Соколова. Об этом написал журналист М.Рыбкин. Большой интерес представляют собой портреты Ганнибалов. Однако пусть делают заключения антропологи


 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 Проявление генетической памяти о предках в облике и даже в характере человека является объективным фактом. Данные именологии объективно поддерживают «Абиссинскую версию». Абиссиния упоминается в «Немецкой биографии».

 Имеются сомнения в части топонимов Логон, Лагон, Логгон или Лого. «Камерунская версия» основана на топонимике и исходит из субъективных данных, которые могли быть измышлены заинтересованными лицами. Эта версия не стыкуется с изложенными выше объективными данными. Рассказ о захвате и увозе турками мальчика и о его старшей сестре представляется правдоподобным в случае, если бы события происходили в прибрежной области Эфиопии, ныне Эритрее, может быть, даже на берегах Тавриды или Колхиды, но противоречит «Камерунской версии». Если бы Абрам Ганнибал принадлежал по рождению к племени котоко, то его подневольное путешествие от озера Чад в Москву через Стамбул представляется крайне маловероятным, а интеллектуальное развитие в первые десять лет жизни было бы весьма проблематичным, если возможным вообще.

 Нельзя исключить того, что указание на Логонское княжество – лишь мистификация самого Ганнибала, такая же, как его принадлежность к роду великого полководца древности, только мистификация более скромная и более удачная. Настолько удачная в смысле трудности проверки, что «переоткрыватель» Д.Гнамманку - в наше время реактивных сообщений - не решился посетить «родные места» героя, за что ему попенял сам султан Лагона.

 Рассмотренные выше объективные сведения и данные биографии Ганнибала склоняют, по принятому нами критерию, к его эфиопскому происхождению. Наиболее полно сочетает известные объективные данные и даже «семейственные предания» версия его происхождения из фалашей. Однако исторический детектив, закрученный Абрамом Ганнибалом, еще не разгадан. Может быть, какую-то ясность смогли бы внести генетические исследования. Пока решающего довода нет.

 В наши дни в центре столицы Эфиопии стоит памятник А.С. Пушкину. Его произведения переведены на амхарский язык и изучаются в школах. В республике Чад собираются устроить музей Пушкина. В планах правительства Эритреи назвать именем поэта одну из площадей столицы. Фабрика скульптора Зураба Церетели готовит для Эритреи памятник «Ибрагиму» Ганнибалу. Памятники Пушкину воздвигнуты не только в России, но и в Испании, Италии, Франции, Китае, на Кубе…

 Пусть все читают, изучают, наслаждаются, всем - на здоровье, лишь бы не разучились читать.


Рецензии
Прочитала с удовольствием. Большое спасибо!
С уважением, Мадлена.

Федор Леонов   04.01.2010 21:08     Заявить о нарушении правил

Разделы: авторы / произведения / рецензии / поиск / вход для авторов / регистрация / о сервере     Ресурсы: Стихи.ру / Проза.ру