Последний день моей жизни

Афанасьева Алевтина

                  Последний день моей жизни

      Больше всего я люблю зиму. Рано сгущаются сумерки, и, кажется, с их появлением, жизнь становится чуточку спокойнее. Уже после четырех солнце начинает лениво тянуться к горизонту, чтобы скрыться до нового утра. Удлиняются тени, и небо окрашивается в багровый цвет, чтобы спустя несколько минут стать грязно-серым… Ночи длинные и ясные. В небесах в ответ белоснежному снегу помигивают звезды... Мороз. Из туч сыпет редкий снег. Холодный воздух смешивается с запахами елок. Да, пахнет хвоей… Как и в тот Новый Год… Семь лет назад…
      Тогда я был безмятежным молодым человеком. Доучивался в университете, в свободное время подрабатывал в автосервисе у приятеля, ночами сидел в пабах или лазил по сети. Словом, жил в свое удовольствие. Все переменилось за одну ночь…
      С самого утра день выдался не особо удачным. Сначала я спалил новую рубашку – начал говорить по телефону и забыл про утюг. Потом, почти перед самым выходом, опрокинул чашку кофе на свои брюки, еще позже – никак не хотела заводиться машина. В довершении всего меня доконала Анна, решившая проверить, «выехал я за ней или еще нет?!» Когда я, наконец, появился перед ее подъездом, она молча села в машину и остервенело хлопнула дверцей, выражая свое мнение об опоздании…
       Итак, в преддверии Нового Года я со своей подругой ехал в ресторан. Не скажу, что мне очень хотелось попасть в компанию холеных мужчин в смокингах и их томных женщин, слушать джаз и всю ночь скрести ножом по тарелке... Но Анна настояла: «Я еще не была там. Пусть этот год начнется по-особенному!» Когда ей было что-то нужно от меня, она становилась настоящей киской. К сожалению, ненадолго. Поскольку, наши с ней отношения давно «трещали по швам», а ругаться перед праздником не хотелось, я решил немного сгладить углы. Сделать ей небольшой подарок – согласиться на ресторан. В общем, уговорила...
       Переполненные дороги окончательно вывели меня из себя. Мы стояли в пробке уже минут сорок и не продвинулись ни на метр, праздник грозился быть сорванным. Гудели машины, светофоры медленно меняли цвет глаз. Через приспущенное стекло доносился тошнотворный запах выхлопов. Я наблюдал за молоденькими девчонками, продающими водителям какие-то кулечки. «Вот у кого сейчас идет дело, - устало ползли мысли. – Никто их не гонит, потому что всем некуда деваться отсюда. Каждый ловит свою выгоду…» Аня нервно стучала накрашенными бордовым лаком ноготками по стеклу и подпевала приемнику. Хотя, скорее, ее пение походило на завывание ветра на чердаке старого дома. Я улыбнулся, но промолчал. Ди-джей кричал что-то радостное, призывая веселиться, и поздравлять друг друга, а мы сидели молча, будто две скалы. Наше новогоднее настроение таяло как серый снег под колесами моей «семерки». Цифры на часах медленно, но верно сменяли друг друга, приближаясь к часу «икс». Нужно было что-то предпринимать, и я предложил:
- Пошли пешком.
        Анна глянула на меня как сова из дупла, которую потревожили днем, и недовольно протянула:
- Спятил? Еще чего! Туда сколько идти, ты представляешь? – помолчала, ожидая подвоха. - Мы и к следующему году не дойдем туда!
- Да ладно, - я попытался вывести ее из ступора. – Зайдем в любой клуб и отпразднуем, а потом позвоню Димке, он заберет нас.
- Сереж, ты чего это вдруг? А тачка? – в голосе появилась тревога, она приподняла бровь.
- Пусть стоит. Кому она нужна? – ухмыльнулся я, помня, что Санек обещал мне, совершенно безвозмездно, пригнать подержанный «Ситроен». – Пошли, а? А то я уже прирос к сиденью.
- Мы с тобой собрались в ресторан? – с вызовом в голосе спросила Анна, и я понял, что последует за этим. – Собирались или нет?
- Ну, собрались, - пожал плечами я, - и что? Ты же сама все…
- Туда и поедем!
        Глядя в ее глаза, я вдруг подумал о том, насколько глупо все происходящее. Дурацкий праздник! Новый год – старый год! Условности так необходимые людям. Идиотский ресторан – общество толстосумов, пускающих друг другу пыль в глаза! Гр@%#ные пробки, движение в которых зависит от цвета лампы светофора или взмаха полосатой палки! Этот костюм – как часть игры этого вечера… «Чтобы выглядел соответственно», - сказала она... На самом деле я давно знал, что уже не нужен ей и, что Анна с радостью бросится на другой более толстый кошелек. Да, я знал, но все же продолжал играть в странную игру взаимоотношений…
Анна закурила и внимательно посмотрела на меня, будто слыша мысли. Во взгляде читалось плохо скрытое раздражение. Мне все больше становилось не по себе. «Я – это ты, ты – это я, и никого не надо нам…» - понеслась незамысловатая мелодия. Меня передернуло, а в голове мелькнуло: «Сегодня!»
- Я просил не курить в салоне, - голос у меня неожиданно охрип. – Знаешь, что этого не люблю.
- Блин… А сколько мне еще торчать здесь? – резко кинула она в ответ.
- Я предложил пойти пешком…
- Вот блин! – не выдержав, взорвалась Анна. – Да ты на меня посмотри! Посмотри! Я так оделась для того, чтобы шататься по улицам?!! Я за этими шмотками столько гонялась не для того, чтобы истрепать за один вечер! Да чего я не видала в этих твоих вонючих клубах?!! Первый раз…первый!...вытащила тебя в приличное общество, и тут ты хочешь слинять!!! Достал ты меня! Достал! – Анна открыла окно и неловко швырнула сигарету на асфальт, ударившись рукой. – Блиииин! Ноготь!!! – зашипела она, сжав руку в кулак. В глаза блеснули слезы, и затеплилась ярость. Такой я знал ее гораздо чаще. Неловко ударив меня в плечо, она зарычала. - Трудно было найти приличную дорогу, чтобы не торчать тут! В объезд бы поехал! Там люди ждут! И какие люди! Не твои идиотские приятели из гаража…
- Замолчи! Знаешь что? – негромко прервал ее я и, заглушив двигатель, вынул ключи из замка зажигания. – Хочешь в ресторан?
        Анна молчала, тяжело дыша. Щеки стали розовыми, а в глазах горел недобрый огонь. Она была готова обороняться, было готова к любой хитрости. Но я и здесь переиграл ее – никакого обмана в моих словах не было.
- Если хочешь – езжай. Я ухожу, - я бросил ключи ей на колени и вышел из машины.
        Она опешила и торопливо закричала:
- Куда ты, Сереж? Подожди! Сергей! – в голосе проскользнуло отчаяние, но я знал, что это – лишь маска. Знал, и потому не собирался возвращаться. – Да подожди ты! Черт, ну и катись!
       Я неторопливо шел вдоль ряда машин, ловя на себе одобрительные взгляды мужчин и осуждающие – женщин. Но мне было плевать. Анна выскочила из машины и что-то еще кричала вслед. Что-то об обязательствах и ее времени, потраченном на меня. А я чувствовал несказанное облегчение. Жаль, конечно, что это произошло перед Новым Годом, но с другой стороны – хорошо, что не в новом году. Анна оставалась в моем прошлом…

        Чем ближе к полуночи, тем больше становилось людей на улицах. Выползали уже успевшие принять на грудь гуляки в шапках Дедов Морозов. Размахивая бенгальскими огнями, они орали что-то нечленораздельное, но их все понимали – люди радовались приходу нового года, возлагали на него свои надежды и оставляли неприятности в прошлом.
           Сунув руки в карманы, я неторопливо брел по улице среди разношерстной толпы. Страшно мешал галстук, пришлось сунуть его в карман. Непривычная одежда, непривычная обстановка, необычное окончание года… Оставалось не так уж много времени, нужно было что-то решать. Хотелось встретить год по-особенному, чтобы запомнилось надолго. Но как сделать это в одиночку? Друзья на другом конце города ждут меня и, может, даже, волнуются. Хотя Анна, наверняка, уже растрезвонила всем, что я бросил ее… Тогда… Что тогда? Нет, видеть ее не хочу… Все решено…

         Ноги несли меня вперед. Я просто бесцельно шел, глазея по сторонам и по-детски радуясь происходящему действу. Пошел легкий снежок, делая мир еще больше похожим на новогоднюю сказку. Горели фонари, сияли гирляндами витрины, то и дело взрывались хлопушки. Из-за закрытых окон квартир доносилась музыка. Воздух был пропитан праздником.
Я купил пару хот-догов, сунул в карман пальто банку тоника и побрел к мосту, важно сгорбившемуся над грязной городской речушкой. Остановившись посреди моста, некоторое время просто смотрел вокруг. Впереди был городской парк. Весной и осенью в нем было очень красиво, но сейчас он казался мертвым. Черные скелеты деревьев, утопающие в снегу скамейки и кое-где выглядывающие клочья вечно зеленой канадской травы. Мне всегда нравилось наблюдать за сменой времен года на каком-то одном участке. Странно, скажете вы и, конечно, по-своему будете правы. Это было одно из моих немногих удовольствий из разряда неосознанных. Я просто наблюдал за происходящим, мне было интересно и нравилось это.
         Облокотившись на перила, я откусил хот-дог, стараясь получить удовольствие от вторично разогретой булки и сосиски не первой свежести, и тут в кармане натужно зазвонил мобильник. Маленький экранчик горел зеленым цветом. «Анна», - подсказывал он.
- Да.
- Сережка! Ты где? – ласково заверещала она, многообещающим голосом. – Прости меня, а? Я жду тебя! Тут все потихоньку двигаются вперед, а я стою и…
- Я больше не приду к тебе, - говорить с ней совсем не хотелось. Я все уже решил.
- Хватит шутить! – он никак не могла поверить, что я говорю правду. - Ты где? Тут менты наезжают, не знаю чего де…
- Я умер для тебя! – грубо оборвав ее, я выключил телефон.  Но не прошло и минуты, как он зазвонил снова. В раздумье уставившись на мобильник, я замахнулся, чтобы бросить его в реку, как вдруг рядом раздался кашляющий голос:
- Сынок, отдай его мне!
       Я обернулся и увидел нищего. Увешанный многочисленными сумками, в драной шапке-ушанке и беззубой улыбкой, он почему-то не вызвал у меня отвращения. Я улыбнулся, стараясь забыть о том, что мобильник беспрестанно звонит:
- Зачем он тебе?
- Известно, зачем! Толкну за углом.
- Ну, держи, - я положил телефон в грязную мозолистую ладонь и подумал о том, что ему он пригодится больше. Поможет прожить несколько дней. Или даст возможность напиться на этом празднике. Вспомнив о втором хот-доге я отдал его старику и в придачу сунул банку тоника. После голоса Анны у меня появилось отвращение к спиртному. – С праздником тебя!
- Ух, твою мать! Вот спасибо тебе! – хот-дог в один присест исчез во рту бомбжа, а когда настала очередь тоника, он на минуту задумался, а потом начал рыться в одной из сумок. – Вот возьми! Пусть это будет твой подарок!
       Я с сомнение взял пакет, в котором лежал бутылочного цвета свитер. Увидев недоверие в моем взгляде, старик захохотал:
- Да ты не бойсь! Не вшивый! Новый. Мне мал, а тебе в сам раз пойдет! Вроде как подарок тебе!
- Спасибо! – я пожал протянутую руку и понял, что предстоящий год будет действительно необычным.
        Нищий кивнул и торопливо затерялся в толпе – приближалась патрульная машина. Я еще некоторое время покружил у реки, а потом присел на скамью под фонарем. Мимо меня проходили люди. Они смеялись, радовались, о чем-то говорили. А я думал о том, что в этот вечер попросту выпал из жизни…

       Когда на часах было без двадцати двенадцать, я уже смирился с участью Встречающего-Новый-Год-На-Скамье. Стало все равно, как он пройдет, где и с кем. К тому же, я порядком замерз и устал.
      Поднявшись, собрался дойти до ближайшего кафе, чтобы глотнуть кофе и немного взбодриться, когда за суетой и звуками праздничного города я услышал чей-то вскрик. Что необычного, скажете вы, праздник же, люди кричат, они радуются. Бывает и так. Но этот крик был полон ужаса. Я осмотрелся. Повсюду были люди. Освещенная улица буквально кишела гуляющими. И не похоже, чтобы им была нужна помощь.
Взгляд мой наткнулся на узкий проход между домами. Я застыл. Там происходило нечто невероятное! Серая мгла, скрываясь от света фонарей, торопливо уползала вглубь, кого-то скрывая в себе...человека?... Клубясь и меняя очертания, она метнулась вглубь и исчезла. Крик повторился. Теперь я был уверен, что шел он из этого переулка!
       Не знаю, до сих пор не могу понять, почему пошел туда! Словно что-то позвало! Страха не было, его заглушал интерес. Хотелось увидеть, происходящее там, прийти на помощь. Или попросту выплеснуть адреналин, с раннего утра копившийся в крови.

        Подойдя к переулку, я несколько секунд прислушивался, стараясь абстрагироваться от музыки, несущейся на меня со всех сторон.
        …Шорохи, какие-то удары, скрежет по металлу, возня… «Да там, похоже, драка! – мелькнуло у меня, руки привычно сжались в кулаки. – Драка! Давненько не бывал я…»
Ноги несли вперед, уводя дальше от улицы, ее света. Сейчас я понял, что на самом деле мне было нужно. Хорошая рукопашная! Мордобой! Чтобы выплеснуть агрессию и злобу, накопившиеся за день.
         Приглядываясь к следам на снегу, я явно видел недавно происходящую здесь картину. Здесь шел человек, выпивал на ходу (след неровный) и не особо торопился, а потом…вот здесь, где смешиваются следы…кто-то напал на него, сбил с ног и поволок.
       Но откуда он взялся? Я посмотрел вверх. Стены, голые кирпичные стены новомодной высотки. На этой стороне - ни окон, ни тем более – лестниц. Где-то на высоте метров пятнадцати виднеется небольшой уступ, начинаются окна и, примерно там же заканчивается сломанная труба водостока. «Откуда же он прыгал?! - одна эта мысль насторожила меня. – Неужели оттуда?»
       Впереди поворот. Я явно слышал, что там что-то происходит.
- Ей! – голос глухо ударился о стены и затих.
За углом что-то произошло, послышался шум, похожий на хлопанье крыльев. Бросив пакет со свитером, я побежал вперед и, выскочив из-за угла, оторопел. Прямо передо мной на снегу лежал тот самый старик. Все его лицо было забрызгано кровью, в глазах застыл ужас. Убийцы и след простыл. Чувствуя, как к горлу подкатывает волна тошноты, я прислонился к стене. Сил уйти отсюда не было. Такого поворота я никак не ожидал!
       Нищий был мертв, не тронутые пожитки валялись вокруг. Его рука по-прежнему сжимала недопитую банку тоника.
- Славный получается праздник, - хрипло сказал я, ни к кому не обращаясь. Нервно взглянул на часы. Еще десять минут. – Столько проблем за один день!
       Резкий звонок мобильного заставил вздрогнуть. Звонил мой телефон. «Черт! Мне нужно найти его! Нельзя оставлять его здесь!» Я оттащил подальше от несчастного старика сумки и, вывалив содержимое на землю, принялся рыться в нем. Многочисленные тряпки, книги без начала и конца, какая-то мелочь, несколько почти новых кошельков…

       И тут что-то произошло! Справа от меня оказалась чья-то тень. Она была настолько материальной, что у меня захватило дух! Черная масса, стоящая рядом со мной… Это показалось странным, тем более, что никаких источников света не было и в помине. Но еще более тревожно стало у меня на душе, когда я понял, что не вижу ее обладателя. Не вижу, потому что его попросту нет. Потому что эта тень существует сама по себе.
       Я ощутил тревожное покалывание в области сердца, чего прежде никогда не случалось. Поняв, что это и есть та самая интуиция, про которую вечно твердила моя бабушка, я решил, что дела мои совсем плохи.
       Даже не успев повернуть голову, не говоря уже о том, чтобы защититься, я получил сильнейший удар под дых и отлетел метра на четыре в сторону. Ударившись о стену, рухнул в кучу мусора. Нехорошо заныло некогда сломанное ребро. «Что за черт?! Чем это он? Такая сила…»
       Приподнявшись, приготовился обороняться, но получил хороший пинок под зад и растянулся на земле. Обида от подобного унижения моментально переросла в злобу, но я сдержал себя. Дождавшись, когда тень окажется ближе ко мне, я вцепился в ее ногу. Трудно поверить, но я ощутил тень! С силой дернув ее к себе, попытался завалить на землю. Тень рванула в сторону, и в следующее мгновение плавно вытекла из моих рук и исчезла.
- Что тебе нужно? – переговоры всегда были моим «коньком», я попытался и в этот раз…
Последовал новый удар по ребрам… Нет, видимо, в этот раз разговоры не помогут.
        Перекатившись на спину, я приготовился увидеть нападавшего, но переулок был уже пуст! Ветер шуршал мусором, где-то в ворохе тряпок по-прежнему настойчиво звенел мобильник. «Аня. Хоть раз она вовремя! – мысль обрадовала и немного успокоила. – Если я найду его, они смогут найти меня…» Забыв об опасности, я вскочил и бросился искать телефон. Трель становилась все яснее и яснее… Вот он! Мелькнул зеленым цветом экран…
       Страшная сила сдавила мою шею. Выронив мобильный, я вцепился в руки обидчика, силясь освободиться, и захрипел, чувствуя, что задыхаюсь. Человек был намного сильнее и не обращал внимания на мои жалкие попытки освободиться. Бросая из стороны в сторону, он бил меня о стены. Я не соображал что лучше – беречь голову от ударов или же стараться не попасться в очередной раз в его лапы?!
       …Трель телефона звякнула еще раз и обиженно замолкла…
Во рту солоноватый привкус крови… «Так попался…школьник…» Тень легко и небрежно подняла меня с земли. Шею сдавило сильнее. Я ощутил осторожное, почти ласковое прикосновение к волосам… Она касалась меня щекой… Я ощущал холод, пугающее беззвучное дыхание смерти… Косясь на тень глазами, я силился понять, чего она хочет… Тень тронула мою шею рукой, провела от уха до подбородка, а потом, вцепившись в волосы, оттянула мою голову назад. Я захрипел от бессилия, забил ногами, но все было напрасно…
…все потемнело... охватило странное спокойствие…холод исчез…стало тепло…и запах…запах крови сильнее разлился в воздухе…

         Пришел в себя и не понял, где нахожусь, и не сразу поверил, что жив. Некоторое время лежал, ощупывая тело. Кости были целы, даже ребра, давшие о себе знать, во время драки, сейчас мирно молчали. Зубы на месте. Лицо не болит. Кулаки не разбиты. Ощущение, что и не дрался ни с кем, а обкурился и очнулся на свалке.
        Вокруг – полнейшая темнота. Запах отвратительный, как в помойке. Голова упирается в стену. Она, похоже, из металла. Встал на колени, пополз и снова уперся головой. Похоже на какой-то ящик… Мусорный?!!
       Включил на часах подсветку. Глаза резануло от резкого контраста. Прищурившись, глянул на циферблат. Утро нового года. 9:30. Отпраздновал!
       Долго пытался открыть крышку бака, но ничего не вышло. То ли сверху что-то лежало, то ли он был заперт. «Мне бы мобильный, - мысль заставила невесело усмехнуться. Произошедшее можно было уложить в некую закономерность. Складывалось впечатление, что все было задумано именно так. – Вот тебе и необычная встреча Нового года! Что хотел…»
       Я пытался кричать, но потом понял, что никто не услышит. Люди после праздника будут отсыпаться как минимум до вечера, так что стоит беречь силы. Я снова лег на мусорную кучу и принялся ждать. Заснуть не решился, а вдруг приедет мусороуборочная и меня переработают? Бррр! От одной этой мысли стало не по себе…

       Ближе к ночи все произошло по сценарию, который я от скуки рисовал у себя в голове. Какому-то мужичку захотелось до ветру. Он забрел в переулок и услышал мои крики. После долгих размышлений вслух о белой горячке и выяснения моей национальности, он отпер контейнер.
- А че ты туда залез? – мужчина без энтузиазма смотрел на мой помятый вид.
- Спать захотел, - я окинул себя взглядом. Покруче того бомбжа буду. Кстати, где он? Тела нигде не видно. Но, может, к лучшему?
- Ну-ну. Разборка что ли была? Кто тебе морду разукрасил? Фингалов нет, а крови до фига…
      Я решил не продолжать бессмысленных дебатов, бросил на землю пальто и пиджак (в такой одежде и в метро-то не пустят!) и торопливо пошел прочь.
       За одним из баков нашел пакет с подаренным свитером, он по-прежнему валялся на земле, и немедленно облачился в него. Оделся по привычке, хотя холода уже тогда не чувствовал. Отер лицо снегом, чтобы хоть немного смыть кровь. В переулке не было ничего, напоминающего о прошедшей схватке… Ничего, даже крови на снегу…

           Вышел на улицу и едва не потонул в льющихся в мою душу многочисленных разговорах. В недоумении остановился и осмотрелся – улица была почти что пуста. Где-то вдалеке гуляли парочки, играл на скрипке молоденький парнишка, бабка катила тележку – и все. Но откуда эти звуки?! Не в силах понять, что происходит, я бросился в первое попавшееся кафе, надеясь хоть там укрыться от непонятного явления.
       Воровато осмотрелся. Кафе пустовало. За стойкой скучала темноволосая женщина с пышными формами. Я подошел к ней, чувствуя, что меня мутит от доносящихся с кухни запахов. Она торопливо нацепила на лицо дежурную улыбку, но та немедленно растаяла, едва она столкнулась с моим взглядом:
- Мне можно зайти умыться? – буднично спросил я.
«Вот блин! Чего его сюда принесло? Неужто один из братков? Или его так бомбжи отделали? Сейчас еще ментов за собой  приведет» - она заскользила взглядом по моему лицу.
- А…да…что-то случилось? – ее голос дрожал, и я понял, что выгляжу отвратительно. Впрочем, меня больше волновало то, как я могу слышать ее мысли.
- Меня избили и ограбили, - солгал я первое, что пришло в голову. Впрочем, получилось убедительно, она поверила.
«Точно – бомбжи! Я так и знала! Вчера их тут столько ошивалось. Надо срочно нанять охрану. И сказать Жорику…»
Вздохнув, женщина с сочувствием часто закивала:
- Конечно, проходите. Я найду пластырь и йод. Проходите.
- Не нужно, ничего не нужно, - я сунул руки в карманы. Что-то лежит. Деньги. Хорошо! Протянул ей сотку. – Сделайте мне...мясо с кровью…
- Бифштекс? – она умоляюще заглянула в глаза.
«Он еще и сидеть здесь будет? Последних посетителей разгонит!»
- Угу. Я умоюсь, перекушу и уйду. Я не задержусь. Только не звоните никуда.
       Она понятливо закивала, удаляясь на кухню. «Я же не полная дура…Искать неприятностей…а тебе и так досталось…Мясо с кровью…Скорее…чтобы свалил…»

        Оказавшись в туалете, отделанным безвкусным розовым кафелем с каемкой цвета хаки, я запер за собой дверь и подошел к зеркалу. Снег не смыл всей крови с моего лица - длинные разводы тянулись, деля его на неровные квадраты. «Ну и отделали тебя, дружок!» Усмехнувшись, наклонился над раковиной. Струи воды немедленно окрасились в алый, кусок мыла приобрел бардовый оттенок…
       Кровь долго и неохотно смывалась с лица. И вот в отражении на меня смотрит парень с бледным лицом, горящими зелеными глазами и... Что это? На шее? Два пятна…
Я не сразу заметил их. Не сразу осознал, что это и есть оно. «Он укусил меня, - мелькнула тревожная мысль. – Вот поэтому я и слышу их… И запахи! Меня тошнит, потому что мне нужна лишь кровь. Но этого не может быть!!! – я начал ходить кругами, оставляя на полу мокрые следы и ошметки снега. – Вампиры есть в сказках и кино! Такого не может быть!»
      Отбросив эти мысли, я вернулся в кафе, где заботливая женщина из Тбилиси приготовила мне мясо с кровью.
Кроме него я так и не смог ни к чему притронуться. Кожа, особенно на лице, горела и, как мне казалось, съеживалась. После бифштекса мне немного полегчало, но это лишь усилило мои догадки. Хозяйка кафе волновалась, видя мое состояние, предлагала пригласить врачей, но я отказался. И поблагодарив, торопливо покинул кафе.
       «Слава Богу, наконец-то он свалил!»

        Осознание произошедшего пришло неожиданно. Кто-то посторонний будто влез в мои мысли, разворошил их и откопал из недр ответы на волнующие вопросы.
       Мой противник. Он не был человеком. Иначе как смог бы с подобной легкостью бросать  меня будто мячик?
Укус на шее. Две ровные ранки. В точности у вены. Случайность? Но зачем человеку, с которым дерешься - кусать меня?! Да еще в шею?
       Мусорный бак… Меня спрятали туда специально, чтобы я пережил световой день. Иначе, почему он был заперт снаружи?!
       Тень могла убить меня дважды – выпить всю кровь или оставить без сознания на улице, чтобы я обратился в пепел.
А бифштекс с кровью… Никогда не любил его, а тут захотелось аж до рези в глазах!
      Мысли людей? Как я могу слышать их?!! Это же вообще из области фантастики!
      Все это вертелось в моей голове. И получалось, что произошедшее не было случайностью! Тот день с самого утра был кем-то расписан. Но кому все это было нужно?!

       Мир окрасился в бардовые полутона. Прежние ценности потеряли значение, реальность изменилась. Я стал вампиром…

       С того дня все в моей жизни изменилось. Начиная с места жительства, заканчивая мною самим. Работа, друзья, сфера общения… Мой любимый гараж я оставил. Правда, втихомолку от всех иногда посещаю его, но никто уже не знает об этом. Делаю это просто так, по старой памяти. Скучая. Но теперь «Субару» совершенно не волнует меня. Я знаю, что происходит со всеми моими старыми друзьями, но не собираюсь показываться им. Не могу… Слишком сильны перемены. Для людей, знающих меня с детства, это будет слишком очевидно. Самым сложным было и остается то, что я оказался не готов к одиночеству, к жизни без друзей. Я и представить себе не мог, что без них будет настолько тяжело.

        Моя смерть и моя жизнь сейчас – это кровь. Я стал врачом «Скорой». Работаю по ночам, никогда не жалуюсь и не прошу надбавки – я не устаю, а деньги мне не нужны. Вероятно, меня за это держат. Впрочем, помимо прочего теперь я превосходно знаю анатомию людей. Мне не нужно специальное образование – я вижу людей насквозь. Эта способность подкупила главврача (я наплел ему что-то об экстрасенсорике, о своем шестом чувстве и подтвердил практикой), и он, боясь потерять ценный кадр, позволил мне работать на ночных выездах «Скорой».
       Теперь я многому научился. Преодолел многие страхи и сомнения. Знаю, на что способен. Заодно, пока учился, развенчал массу выдумок о вампирах, те, про которые читал раньше. Моя реальность – это свежая кровь и боязнь прямого солнечного света. Остальное - сказки…

***
      Ночь... Именно в это время я выхожу из своего укрытия. Выхожу на охоту или просто пройтись, почувствовать ощущение «человека в толпе», стать одним из них. Миллиарды киловатт света обрушиваются на меня, но этого света не нужно бояться. На улицах толпы людей. В их взглядах я вижу тревогу и скрытые страхи, некоторые веселы, но в душе каждого – тьма.
       Отворачиваюсь… Сейчас мне нет дела до них. До охоты еще есть время, а потому они могут жить. Знают ли они о том, что я смотрю на них? Что я чувствую их пульс? Или видят во мне обкуренного парня с расширенными глазами и «розовым» взглядом на мир? Нет, они не догадываются об этом. Но что-то в их смертных душах колеблется, они отворачиваются и торопятся уйти…
        Я никогда по-настоящему не был одним из них. Они никогда не принимали меня, не делали попыток понять, разобраться, помочь. Кто-то иной знал все это. Знал и потому подарил пропуск в Сумеречный мир.
       Это дорогой подарок. Бессмертие. Беда в том, что я не знаю, кого благодарить за него? И стоит ли это делать?
Я замер в круговороте жизни. Затерялся между мирами. Стал еще более одинок и не понят. Я не знаю всего о том мире, куда попал. Мое становление проходит без наставников. Учусь на ошибках и собственных страхах, рискуя давно потерянной жизнью…
        Я видел рассветы и закаты, но начинаю забывать, как выглядит Солнце. Как его лучи с лаской касаются кожи, согревают и убаюкивают, как оно светит сквозь листву, струится через окно с морозными узорами, меняет цвет моря... Я смотрю на него со стороны, из подвала с затемненными стеклами и вижу, как шар катится по небу и исчезает за горизонтом…
       Тот новогодний день я вспоминаю будто сон. Прокручиваю в голове раз за разом, стараясь хоть что-то понять и не понимаю! Уже семь лет я провел здесь… Внизу…в этом подвале…
      Семь лет по ту сторону Солнца…
      Как один день…


6/10.11.02

(с) copyright Афанасьева Алевтина


Рецензии
Захватывающе !Не могла оторваться.
Мне особенно понравилась тема последнего дня.Жаль , что он прошёл так - в спешке и склоках .Навевает разные идеи по этому поводу.
С уважением,
Марина

Марина М   09.05.2006 19:29     Заявить о нарушении
Да нет , "Чужак" не к спеху , в твое свобосное время.И так большое тебе спасибо.
А вот , если можно , пробежать по этому рассказу , то буду очень благодарна.
http://www.proza.ru/2006/05/16-04

С уважением,
Марина

Марина М   19.05.2006 23:24   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.