Письма из йемена

ПИСЬМО ПЯТОЕ. ПРОТИВОРЕЧИЯ

Если вам не понравился  человек, с которым пришлось общаться, бегите от него и постарайтесь побыстрее забыть то, что погнало вас.

На крыше соседнего дома поселилась семья кошек - мать и три малыша. По крыше прогуливается еще один кот или кошка. Может быть, это отец котят?

Вероятность ошибок и описок приводит к повтору и пересмотру.

Курица, прогуливающаяся утром по крыше соседского дома, перелетев полметра, которые отделяют крышу от окна комнаты, в которой я сплю, зацепилась за оконную раму и на некоторое время зависла на окне. Соседские дети чуть позже помогли своей курице вернуться домой. Птица стремилась попасть ко мне в гости, но ей это не удалось. Мне было не до курицы, я не ждала с утра никаких гостей. Утреннее приключение курицы закончилось, и она вернулась к своим прямым обязанностям - нести яйца, которые в Йемене поедаются в больших количествах. Блюда из куриных яиц можно заказать в любой йеменской забегаловке. 

Вчера до полудня на крыше видела одного бело-серого котёнка, после полудня мной было замечено уже трое котят. Зевающая мамаша была рядом. Котята играли со старой корзиной. Сегодня кошачьего семейства на прежнем месте я не обнаружила.

Многие, сидя у себя дома, не пугаются раскатов грома. Кошки ведут себя нервно в этой же обстановке.

В комнате собрались музыканты.
"Вы выглядите всегда грязным, не расчёсанным, и губы ваши всегда выражают злость" - реплика одного из музыкантов.

Если вам не понравился  человек, с которым пришлось общаться, бегите от него и постарайтесь побыстрее забыть то, что погнало вас.

У одного музыканта в руках был аккордеон, у другого флейта, третий играл на каком-то струнном - похож на большую балалайку. Двое других, всего музыкантов было пятеро, играли не помню на каких инструментах.

Хотя семейства кошек я не видела сегодня, но голоса котят напомнили о своём существовании. Так как на крыше я видела детей, меня охватило небольшое беспокойство за невидимых котят.

Я не уверена, была ли это курица, есть вероятность, что это был петух.

Если у вас заболел живот - ничего страшного не произошло. Этот день лучше провести дома.

Музыкант, который играл на флейте, не вступил вовремя за аккордеонистом. Со второй попытки опять ничего не получилось. Пальцы флейтиста не слушались, но дело было в другом. Флейта засорилась. Такое случается с любыми трубами. Если есть канал, что-нибудь может застрять в нём. Флейтисту удалось прочистить инструмент, и он, наконец, вовремя выступил со своей партией. Аккордеонист вздохнул с облегчением. Ууфф... или Уухх..., - я не расслышала.

От фейерверка может случиться пожар. Пожар, случившийся в одном доме, может перебросить свой огонь на соседний дом. Так и люди свои эмоции,  настроения и другое перебрасывают на тех, кто находится рядом. Если соседнего дома нет, огонь не найдёт себе пути для распространения.

К группе музыкантов присоединился тот, который не называет себя музыкантом,
но может играть на рояле и умеет петь. Не только музыканты владеют игрой на музыкальных инструментах.

Дожди приносят много пользы, но обувь, которую надеваешь и в которой выходишь в дождливую погоду на улицу, становится грязной. Грязная обувь портит настроение и того, кто её носит и тех, кто обращает на неё внимание. Если у
вас есть автомобиль, ваша обувь будет чище, следовательно, вы доставите меньше неприятностей окружающим. Дождь приносит свежесть и очищает, но кое-что ему удаётся запачкать.

Зимой в снежных районах меньше пыли, но больше холода. Летом в тех же местах пыли больше, но больше и тепла.

Можно вкусно поесть, но на следующий день будет болеть живот. Вчерашнее удовольствие оборачивается завтрашней неприятностью. Или наоборот. Если сделать бутерброд со сгущённым молоком и peanut butter, он кому-нибудь понравится, другие найдут его вкус отвратительным.

Обычно сказки рассказываеют детям взрослые. Взрослые не любят читать детские книжки. Среди писателей есть такие, которые пишут книги для детей.

От многого можно задохнуться. Задыхаешься, когда не можешь быстро подобрать слова.

Можно курить, можно не курить; можно соблюдать диету, можно есть, что хочется; можно быть добрым, а можно быть злым, можно угождать окружающим, можно...  Сравнивать можно всё, но это пустое и вредное занятие. Многое люди делают всё возможное, чтобы время проходило незаметно. Некоторые не способны физически выносить покой.

У некоторых рыб есть мелкие кости, у других кости только крупные. Даём сравнения, чтобы справиться с многообразием состояний. Например, у вишни есть косточка. Если вы купили консервированные вишни, то косточки в банке могут отсутствовать.

Музыканты перессорились и разошлись.

Чтобы добиться желаемого, нужно долбить, долбить и долбить. Тук-тук-тук... Тук-тук-тук... Представьте себя дятлом, который выдалбливает своим клювом жучков из-под коры дерева. В конечном итоге и вы пробьёте нужную вам дыру. Но где вероятность, что просунув в дыру руку, вы достанете оттуда желаемое. Вдруг вас кто-нибудь укусит за руку? Но, может быть, вы и ждали этого укуса, и он окажется полезным для вас.

Змеи бывают ядовитые и другие. Можно конструировать сознательно, но можно ловить мысли и оформлять их во что-нибудь.

Мяу-мяу – значит, они живы и растут. Есть кошки с нормальными животами, но есть такие, у которых живот выпирает по бокам. У некоторых кошек есть глисты, глисты есть и у людей.

Если по трубе льётся вода, то в трубе еще не образовалась пробка. Если у вас расстройство, любое, нужно воздержаться от того, что явилось причиной этого расстройства. Если вы не будете воздерживаться, то редкие расстройства превратятся в хронические. Расстройства могут быть физические, психические, эмоциональные и другие.

Если к вам пришла вещь, за которую вы не заплатили никаких денег, то эта вещь может неожиданно уйти от вас. Так случается иногда  с подарками. Вчера вечером на моей руке был подаренный мне браслет. Сегодня утром я вспомнила о браслете, который таинственно исчез с моей руки. Наверное, застёжка у браслета раскрылась, и он соскользнул незаметно с моей руки во время прогулки. Не знаю, почему, но я не расстроилась из-за потери. Кто-нибудь найдёт браслет, но он не задержится надолго и у нашедшего его. В совершении покупок есть тайный смысл. О тайных смыслах я ничего не знаю, но есть книги, в которых написано об этом. 
Мысли о прошлом и будущем разрушают человека. Настоящее - когда оно уже не прошлое, но еще не будущее? Мудрые бывают злы, глупцы бывают добры. Чёрное - истина, белое - ложь.

Где рождается противоречие? Слово «противоречие» имеет два корня. Первый корень - "против", второй корень -  "реч". Вы противоречите самому себе, противоречите окружающим. Чтобы вас не обвиняли в противоречивости, перестаньте окружающим высказывать свои мысли. Если эти же мысли вы будете записывать, то вряд ли кто будет читать эти записи. Если вы увлеклись чем-то, то есть шанс бросить своё увлечение.


 
ПИСЬМО ПЕРВОЕ. СОК САХАРНОГО ТРОСТНИКА

Первая зима в моей жизни прошла без снега. Весну я встретила проливными дождями, которые заливали проезжие части дорог, заставляли прохожих мужчин повыше поднимать подолы своих юбок и платьев, и заботливо укрывать джамбии от дождя, чтобы их не намочить.

Йемен - небольшое государство на юго-западе Аравийского Полуострова. Идёшь по улицам Саны и слышишь, как тебе кричат мальчишки и девчонки: "Садык!".
"Садык" - значит друг, по-арабски. Мне приятно слышать такое обращение. Оно бодрое, резвое и искреннее. Просто – садык. Хочется улыбнуться. Когда я гуляла по улицам Оренбурга или Москвы, Парижа, Барселоны или Вашингтона, ко мне ни разу никто не обратился с таким приветствием. Никто не крикнул мне: «Друг!» Ни на русском, ни на английском, ни на французском, ни на испанском языках. «Садык», – говорят мне йеменцы, по-арабски.

Йемен: Сказки "Тысячи и одной ночи", Царь Соломон, Царица Савская; Марко Поло, Артур Рэмбо; Баб-эль-Мандэб, Красное и Аравийское Моря, Аденский Залив; Сана, Аден, Ходейда...

Незнакомый фон арабского языка. Гул города. Я бегу дальше по загруженным автомобилями и пешеходами улицам. Встречаю искренний интерес во взглядах прохожих. Большая часть прохожих - мужчины. Хочется пробежать незаметно сквозь их стреляющие взгляды. Женщин встречаю реже. Отцы с детьми, деды с внуками; мужчины, идущие парами и держащие друг друга за руку. Если встречаются женщины, то они отгорожены от меня непроницаемой стеной своей защиты древних чёрных одежд.

Я иду по тротуару, останавливаюсь в первом попавшемся месте общепита. Это ни кафе, ни столовая, ни буфет, ни кафетерий, ни ресторан. Назову это – сананский fast-food. Я могу здесь выпить чаю. Чай с молоком – халиб, без молока - ахмар. Это уж по вкусу. Сегодня я буду пить чай - халиб. Рыжий густой чай в стеклянном стакане. В домашних условиях мне не удаётся приготовить точно такой же. Радостно и суетливо обслуживает меня молодой йеменский паренёк. Суета и шум вокруг – это только на взгляд заезжего иностранца-туриста. Пожив какое-то время в Сане, привыкаешь и к эмфатической арабской речи, и к скорости, и к ритму движений. Понимаешь, что никакого шума и суеты для йеменцев не существует. Шум - оценка чужаков – иностранцев.

И никакого вам пива в жаркий день или вина, или чего покрепче - в прохладу вечера. Алкогольные напитки запрещены в торговле государственным законом, а с законом, сами знаете, в любой стране шутить не следует. Чувствуешь себя младенцем, который не знаком с массовым пороком чрезмерного потребления алкоголя.

Допив чай, я продолжаю своё движение по городу. Иду, куда глаза глядят. Снова хочется пить. Жарко. Меня привлекают гроздья манго, бананов, гуавы, маленьких круглых дынь, свешивающихся над входом в очередную точку сананского общепита -  места массового потребления фруктовых соков и коктейлей, легких бутербродов и мороженого. Вход в точку украшают стебли сахарного тростника. Так как я ни разу в жизни не пробовала сока сахарного тростника, решаю, что буду пить именно этот сок. На моих глазах толстый стебель тростника молодой парень засовывает в специальную машину для отжима сока (большой аппарат из блестящего металла с отверстием для ввода стебля), и через полминуты я получаю стакан тропического эликсира. С каждым глотком сока ко мне возвращается детство. Приближается Африка, Куба и вся Центральная Америка (в этих местах мне ещё не удалось побывать). Пью сок, слышу ритмы калипсо, и с последним глотком возвращаюсь из своего короткого путешествия на Аравийский полуостров, в Сану.

Возвращаясь домой, впереди вижу деревья с кронами, плотно покрытыми сиреневыми цветами. Кто-то сказал мне позже, что эту породу деревьев завезли в Йемен из соседней Эфиопии. Вот и закончилась моя короткая прогулка по близлежащим кварталам Саны, в которой я сейчас живу. Вот мой дом и двор. Вот хозяйские дети. Во дворе меня встречает рыжий йеменский кот Гур-Гур, что немного похоже на русское Мур-Мур...



ПИСЬМО ВТОРОЕ. ДВОР МОЛОЧНЫХ УГОЩЕНИЙ

Сначала он вёл себя боязливо и опасливо. Ни разу не приблизился ко мне, только позволял наблюдать за собой, когда отдыхал в тени большого абрикосового дерева или молодой небольшой пальмы, растущих во дворе дома, в котором мы живём.

Этот рыжий привлёк моё внимание сразу, как только я его заметила в первый раз.
Я и не думала, что хищник позволит мне когда-нибудь поухаживать за собой.
Такой случай не сразу, но выдался.

Как-то вечером, выйдя во двор подышать свежим воздухом, я увидела хромающего Гур-Гура. Кот, прихрамывая на заднюю лапу, приблизился ко мне. Для рыжего встреча со мной была вынужденной, а для меня - долгожданной. Прежде всего я решила напоить раненого Гур-Гура молоком. Пока я ходила за молоком на кухню и наливала молоко в блюдце, я думала лишь о том, чтобы кот не убежал раньше времени, когда я вернусь. К моей радости, Гур-Гур дождался меня и получил вдоволь молока. Первую порцию кот вылакал на одном дыхании, во дворе. Я  наблюдала за сплошной белой струёй от молочной плоскости в блюдце до кошачьего рта. Кот работал языком так быстро, что отдельные глотки превращались в единую струю. Гур-Гур преподал мне урок кошачьего мастерства потребления жидкости. Вторую порцию молока кот получил уже в доме. Каждый звук настораживал дикого гостя и заставлял отрываться от лечебного питья. Я смотрела на рыжую массу и вспомнила Гур-Гура, поедающего маленькое тельце белого кролика, которого кот, видимо, похитил из соседского крольчатника. Рыжий хищник принес обезглавленную добычу к нам во двор и в безопасности управился с ней на наших глазах. Так состоялось моё первое знакомство с Гур-Гуром.

На следующий день я с нетерпением ждала Гур-Гура, и кот пришёл. Выпил отведённую ему порцию молока, посмотрел на меня устало и грозно и ушел.

Через несколько дней во двор пришли чёрно-белый, бело-рыжий и серый коты. Не превращать же двор в молочную поилку для бездомных кошек, подумала я. Ведь меня интересовал только Гур-Гур, а он выздоровел и перестал приходить за молоком. Но я не могла удержаться и угощала молоком и этих непрошенных гостей.

И вот однажды... В нашем доме появилось маленькое четвероногое, двуглазое, двуухое, одноротое, однохвостое, усатое и пушистое существо. Оно умещается на моей ладони. Вчера это существо перебирало своими крохотными лапками по пыльным тротуарам и дорогам Саны и только случайно не попало под колесо автомобиля или под тяжелый башмак прохожего. Этот пушистый объект попал нам на глаза около ближайшей булочной, в которой мы покупали печенье к чаю. Вот такая "печенька" попалась нам! Я не могла оставить котёнка на улице города – механизма и взяла его с собой.

В блюдце с молоком, кроме языка и усов, попали и передние лапы. Владелец голубых глаз, опалённых усов и острого короткого хвоста через полчаса попал под струю воды, ароматное мыло и в ласковые руки хозяина. Ночь котёнок провёл в норе одеяла. Пока это существо не имеет даже имени. Оно пьёт молоко, делает лужи, спит, подаёт уверенный голос и не боится высоты.

В тот вечер, когда мне встретился котёнок, на небе светила яркая полная луна. В Йемене луна не такая, как в России. Пожалуй, это сананская луна высветила мне маленькое чудо. А рыжий Гур-Гур больше не появлялся в нашем дворе.



ПИСЬМО ШЕСТОЕ. ИГРА (ИЗ ЖИЗНИ ОДНОГО САНАНСКОГО ОБИТАТЕЛЯ)

... Когда голова наполнена воспоминаниями о прошлом и мыслями о будущем, а твой слух отвлекает жужжание залетевшей в окно с улицы пчелы и щебетание птиц в клетке, не можешь сосредоточить внимание ни на чём. Яркое зимнее солнце в стране небесных высот как одно бесконечное движение. Зима без снега укорачивает жизнь того, кто привык ежегодно встречать Рождество и Новый Год, украсив ёлку. Хруст снега и игра искр шампанского сегодня для меня в прошлом....

Ир думал о жизненных дорогах и остановках, которые неизбежны на пути.  О перекрёстках, на которых мы приостанавливаемся на время, чтобы сориентироваться и определить, в какую сторону идти дальше. Как всё в своей жизни, он любил бродить по улицам бесцельно. Выходя из дома, он ещё не знал, куда на этот раз приведут его глаза и ноги. В мире постоянно существовал только он сам. Всё остальное вокруг - временно. Интерес проходил, и Ир возвращался в пустыню своей жизни.
Каждая прогулка была для Ира ожиданием открытия или очередным тупиком.

Ир давно придумал для себя игру и правила к ней, которые время от времени менял и точно соблюдал, чтобы не было скучно. Ир искал партнёров для своей игры -  женщину и друга. Ир нуждался в тепле и понимании. Он был одинок. Кроме собственного страха, у него не было никакого постоянного интереса. Ир умел много читать. Не был мнительным, но был чувствительным к себе и к окружающему. Иру было за тридцать. Каждую осень он становился на год старше. Сначала он подрастал, потом взрослел и созревал... Когда ему исполнилось тридцать три года, Ир подумал, что с этого времени начинает стареть.

По ночам Ир видел сны, содержание которых он не мог вспомнить на утро. Он думал о смерти. Глядя в своё карманное зеркальце, замечал новые морщинки на своём лице, которых прежде (еще вчера) не видел, подальше прятал зеркальце, но не забывал куда, так как зеркальце напоминало ему о безвозвратно ушедшем времени и печалило Ира.

Город, в котором жил Ир, находился на юге Аравийского Полуострова, но от моря было далеко. Ночи в городе были тихи. Яркие жёлто-розовые фонари освещали безлюдные улицы. Излюбленным местом сна уличных собак были крыши  легковых автомобилей. Так собаки становились чуть ближе к небу.

Ир любил прогуливаться по ночному городу, глядя не под ноги или прямо перед собой, а смотря на звёзды и месяц - в небо. У Ира было несколько маршрутов для ежедневных ночных прогулок. Открыв рот, он медленно двигался под Аравийским небом по каменистым и пыльным дорогам города. Когда его шея затекала от длительного неестественного положения, он резко останавливался. Голова приобретала привычное положение. Глубоко вздохнув, Ир неподвижно стоял какое-то время с закрытыми глазами. Тишина.

В кармане куртки у Ира всегда лежал пакетик с конфетами – разноцветными сахарными яичками с миндалём. Усмехнувшись ничему, Ир доставал одно, клал в рот и, поигрывая конфетой во рту, языком слизывал сначала немного шершавую сахарную глазурь.

Ни звука. Ни мысли. Ни страха. Ни чувства. Молитва чистоты.

Ир заканчивал прогулку по городу и возвращался в свой уютный дом. Возвращался до того, как в ночи раздавался первый призыв муеззина. Дом Ира был наполнен теплом и светом любви, которые он приносил с каждой своей прогулки на подошвах своих стоптанных ботинок и на кончике своего языка, который редко использовался для поддержания разговора, чаще - бездействовал. Ир снимал свои ботинки и аккуратно ставил их в шкаф.

Холод зимних ночей на юге Аравийского полуострова пробирает до костей. Заварив в стакане китайского зелёного чаю с кардамоном, Ир ложился на свой арабский тёмно-синий диван, брал в руки КНИГУ, открывал место, отмеченное закладкой, и продолжал читать с того места, на котором остановился вчера... Через какое-то время его веки тяжелели. Читать становилось всё труднее, буквы складывались в бессмысленные слова. ИР ЧИТАЛ КНИГУ О ЛЮБВИ ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА. Ир откладывал книгу, думая, что нужно перечитать уже прочитанное ещё раз,  делал последний глоток уже остывшего чаю, гасил свет и засыпал.

"И ещё говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие. Услышавши это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись? А Иисус воззрев сказал им: человекам это невозможно, Богу же всё возможно."

От Матфея, глава 19, ст.24, 25, 26



ПИСЬМО СЕДЬМОЕ. МУХИ

Мухи не давали им спать по утрам. "Лучше бы это были бабочки", - думала она, отгоняя муху от своего лица.

Приготовление пищи и стирка белья занимали  время, которое ей не хотелось тратить на эти занятия. «Лучше бы я нарисовала что-нибудь или почитала», -пролетала мысль, и она продолжала оттирать сковороду от подгоревшей и прилипшей ко дну картошки. Каждый раз его просьба о приготовлении чего-нибудь вкусненького, например, жидкой яичницы, вводила её в ярость, проявление которой она тщательно  скрывала. Терпеть приходилось любое его движение или реплику. Его интонации, позы и жесты вызывали слабое раздражение в ней. Она молчала и терпела.

Её звали Стихия. Его звали Великан.

Жизнь в неуютном и забитом вещами доме казалась невозможной, но тянулась изо дня в день. Только во сне Стихия могла находить безопасность и покой.
Ей не хотелось готовить для Великана завтраки, так как это вынуждало её садиться рядом и поддерживать беседу. Великан непрерывно уместно рассуждал, как ему представлялось. Он был груб, высокомерен и неудачлив.

Брызги масла на плите из раскалённой сковороды раздражали Стихию больше, чем что-либо на свете. Нож, тронутый  маслом – был смертельным оружием в её руках. Стихия любила всё яркое, ела мало, только чтобы утолить голод.  Великан любил чистую посуду. Он умел хорошо готовить, не замечая, что кусочки продуктов в его блюдах были бесформенны, а цвета и их сочетания – мрачны. Великан не был гурманом. Он хотел бы им  быть, но природа наделила его лишь отменным аппетитом.

Встретив Великана год назад, Стихия не думала, что союз их будет недолгим и непрочным. Хотя догадка о возможности такого исхода появилась в её сознании после первой же ночи, которую они провели вместе. Сексуальность партнера для Стихии всегда была показателем продолжительности отношений с ним. А Великан не произвёл на Стихию в ту ночь ожидаемого впечатления. Но обстоятельства сложились так, что совместную жизнь пришлось начать. Destiny.

Стихия от рождения была одноглазой. Мужчины ухаживали за ней и до Великана (её одноглазость и сверхчувственность были привлекательны для многих). Но только с Великаном Стихия почувствовала себя любимой и защищённой. Этот большой человек носил её на руках, а когда опускал на землю, то розами устилал все пути пред нею.

Теперь, после женитьбы, всё основное время семейство занималось решением двух вопросов: добычей денег и устройством быта. Великан стал ленив и беден. Стихия оставалась настойчивой.

И именно в это время, когда отношения Стихии и Великана были на грани разрыва, неслыханное бедствие постигло их дом... В доме поселились мухи.


ПИСЬМО ВОСЬМОЕ. ФОУЛЬ

На углу ближайшего перекрестка двух центральных улиц города, недалеко от дома, в котором я живу, с утра до вечера сидит торговец и продаёт цветы фоуля и турецкой гвоздики. Торговец не меняется. Каждый день – один и тот же, но так как я к нему не приглядывалась, то пока не могу запомнить его лица. Еще издалека у меня возникает предчувствие знакомого запаха цветов.

Сегодня  я не прошла мимо продавца. Остановилась. Не уверена, что куплю у него что-нибудь. Просто захотелось полюбоваться цветами – разноцветными вспышками гвоздик. Торговец не упускает случая продать мне что-нибудь (йеменцы умеют это делать), любезно предлагает готовое ожерелье из фоуля.

Фоуль – это мелкие цветы зеленовато-жёлтой белизны с  запахом, напоминающим запах цветов жасмина. Белый – выдыхает. Не так много в Сане мест, где продаются цветы фоуля и украшения из них. Фоуль привозят в Сану  из Ходейды – города, расположенного на берегу Красного Моря. Ожерелье из фоуля, часто с лиловыми цветами клевера, традиционно в этих местах. Фоуль у торговца покупают постоянно, так как у йеменцев устойчивый спрос на запах этих цветов.

Я отказываюсь от ожерелья, которое продавец предлагает мне. «Куплю-ка не ожерелье, а цветы фоуля, и сделаю украшение сама», - решаю я. Объясняю продавцу, что мне нужно. Продавец достаёт из холодильника «кису» - небольшой полиэтиленовый пакет, в котором он держит цветы фоуля, развязывает пакет, чтобы показать товар лицом. Я с нетерпением нюхаю цветы, но привычного запаха не ощущаю. Удивлённо-расстроенно спрашиваю продавца: «А где же запах, куда он пропал?» Продавец вежливо и уверенно объясняет, что мне не нужно беспокоиться, что при низкой температуре цветы перестают дышать, замерзают. Пройдёт немного времени, цветы отогреются и снова начнут благовонно дышать. Я не сомневаюсь в словах продавца, покупаю у него россыпь цветов и довольная  своей покупкой направляюсь домой.

Утро выдалось солнечным, как и вчера. Несмотря на то, что сейчас в Йемене период дождей. Дождь, если пойдёт, то только после полудня. У меня достаточно времени, чтобы сделать ожерелье из цветов, сидя во дворе под утренними лучами солнца.

Успею до дождя, не тороплюсь. Я разместилась во дворе, на ковре из пальмовой соломы. Цветы могут быстро завянуть на солце, чтобы этого не случилось, я прикрыла их газетой. Моя кошка проявляет настойчивый интерес к предмету, который я скрываю под газетой, и мне приходится животное прогнать.

В руках - иголка с ниткой, на которую движение за движением я нанизываю цветок за цветком. Сейчас я вышиваю цветами. Но я знаю и другие методы вышивания. Можно, например, вышивать мыслями, можно звуками – словами. Можно вышивать буквами на бумаге, стараясь вышить на сердце.

Цветы беру осторожно, чтобы не повредить. Так же бережно обращаюсь со словами, стараюсь не обидеть никого. Цветок за цветком. Мысль за мыслью. Образ за  образом. Всё – движение...

Вокруг меня – жёлтые цветы цукини - звёзды желтизны на земле. Ничто не отвлекает меня от монотонной работы с цветами. Я учусь быть терпеливой. Никто не отвлекает меня от любви. Все звуки города сейчас - вне меня, шум- вне меня. В моих руках цветы – творение природы, совершенная форма. Цветы поддаются мне легко, вот со словами справиться труднее.

В центр ожерелья помещу большой цветок цукини - акцент. Как долго проживёт ожерелье? У всякого есть начало и конец, соединенные в бесконечности. Как долго сохранится запах? Почти все цветы я собрала на нитку. Жёлтый цветок - без аромата. Жёлтый – без выдоха, но он яркий, этого достаточно. Остаётся закрепить концы нитки. Готово.

Теперь запах цветов ожерелья будет следовать за мной. Чуть позже, к вечеру, я начну утомляться от запаха. Сниму нитку цветов и положу её на подоконник или
повешу на гвоздь в стене. Цветы будут вянуть и сохнуть, на  некоторое время ещё сохраняя свой аромат. Высохшие цветы начнут собирать пыль, как все ненужные
вещи в доме. Как только запах пыли ударит мне в нос, я выбошу ожерелье и, может  быть, когда-нибудь сделаю новое...

Цветы растут у моря. В Сану цветы перевозят в портативных холодильниках.
Цветы продают на углу двух шумных центральных улиц города. Цветы умирают на моих руках и груди. Моя игра с цветами закончена.

Март 2001 – Май 2002


Рецензии