Прага

Самолет

Сидим в самолете, скрестив пальцы рук, ног и даже уши. «Боже, услышь наши молитвы, пусть на пустое место рядом сядет прекрасный принц, и пусть с ним не будет жены и детей!» Господь был занят и молитвы наши не услышал. Вместо страстно призываемого принца с нами летела Галинка. Что на поверку оказалось тоже неплохо: Галка, как истинная туристка, сопровождала нас практически во всех вылазках и умело поддерживала беседу. И все же … слабы мы до прекрасных принцев … да …


Wolfgang Inn

Первый день, должна вам признаться, был испытанием на выносливость. Подъем в 5 утра, сразу с самолета на экскурсию, минус душ, минус свежее белье, минус ясная голова, плюс шесть часов ножками-ножками по Праге. Словом, по окончании первой из обозначенных в памятке молодого бойца экскурсий мы не представляли никакой ценности для общества в принципе. Зато чертовски хотелось кушать.

Начинается шоу «турист дикий, вконец озверевший, как волк голодный, три штуки». Мечемся по старому Nove Mesto, ищем где бы поесть. Итальянская пиццерия, французское бистро, мексиканское патио, русские трактиры. Господа присяжные заседатели, мы так не играем, подайте-ка нам кнедлики и клобаски! И … вот оно, чудо … милое заведение с чугунным осликом на входе. Какое уютное, тихое и спокойное местечко, проносится в голове, пока ноги сами несут нас на запах МЯСА.
- Do you Speak English? – есть опасения в возможности коммуникации.
- No
- А по-русски? – отчаянная попытка удержаться за соломинку во время цунами.
- Разумеем

ДА! ДАДАДА!

Разумеющий по-русски официант приносит меню на русском, и мы, с блаженным мурлыканьем вытянув стоптанные за день ноги, углубляемся в изучение. Овощи … закуски … супы … мимо, все мимо, душа поэта просит мяса, и побольше, побольше! Галка, испуганно наблюдая, как мы терзаем меню, бормочет что-то про диету и вегетарианство, но куда там! Глаз натыкается на нужную строчку и фокусируется на ней навечно. СВИНОЕ КОЛЕНО. ОДИН КИЛЛОГРАМ. В точку! Буквально чтобы сдобрить желудочный сок, аперитивчиком так сказать, заказываем всякой мелочевки подносов на пять и долго домогаемся официанта с вопросами по винной карте.

Но не все так просто в этом жестоком, жестоком мире. Практически следом за нами в ресторан врываются ослабевшие от пивной жажды, гогочущие и стрекочущие студенты разных мастей и стран. Если вы не верите, что русские девушки – самые красивые русские девушки в мире, дальше не читайте. И в принципе ничего не читайте, вам вредно. Лучше выйдите на улицу, желательно Питера, желательно летом, сядьте на скамеечку где-нибудь на Малой Садовой, закурите сигаретку и наблюдайте … После 10 минут наблюдений возвращайтесь ко мне, я вас уже простила. Не знаю, информированы ли были те студенты о сшибающей с ног красоте русской девичьей … души. Не знаю даже, осознали ли они, что души наши были русскими, но, боже, какими влюбленными глазами они на нас смотрели! Девушки, пригнитесь ко мне поближе, я росточка невысокого, не расслышите, что сейчас вам на ухо нашепчу. Можете представить себе ощущения, когда на вас через литровые пивные кружки, покрытые пухом свежей неразбавленной пены смотрят 20 пар влюбленных глаз? Ах, где мои шестнадцать лет и мой бравый пистолет … Как-то не так звучит … впрочем, не важно. Ребята оказались не промах, повезли с собой на родины снимки на память: вот Ганс нежно обнимает нас за плечи, а здесь Дитрих радостно гугукает на наших коленях, а это … боже, Джон, как ты мог такое вытворить, куда смотрят родители?!

Так незаметно, за улыбками и вином, подоспело наше свиное колено. Здоровое блюдо, а на нем … мммм … на нем …  МЯСО. Мясо, только мясо и ничего, кроме мяса. Забудьте про секс, забудьте про шоппинг, забудьте даже про мексиканские сериалы: нет ничего на свете лучше МЯСА.

Прошу меня извинить: маленький технический перерыв. Пока печатала, проголодалась.

Итак, возвращаясь к нашим ба … к нашему ресторану. Когда официант водрузил на наш стол то самое колено, по залу пронесся легкий шепоток, а бедные студенты толкали друг друга локтями и кивали в нашу сторону. С того момента мы стали их музами, если в природе существуют музы вкусной и обильной пищи. Интересно, как такие хрупкие эфемерные создания собираются расправляться со столь солидной порцией, думали они. Словом, заведение мы покидали под громкие аплодисменты, я бы даже сказала овации.

Тушеная свининка, положенная в полу пустой желудок и сдобренная вином, оказывает весьма своеобразное действие на кристально чистый дорвавшийся до отпуска разум. Мир расцветает всеми красками радуги, но становится крайне неустойчивым, а за каждым углом мерещится взбитая перина и ночной крем для лица. Именно с такими мыслями мы развернули карту, чтобы идентифицировать перекресток, на котором находились. Перекресток идентифицироваться отказался. Дефилировавшие мимо прохожие подозрительно смахивали на туристов. Нас одолевала тоска. Что делать, воскликнули мы, и ринулись в ближайший обувной магазин за разъяснениями.
- Does anybody speak English here?
- No, – хором ответили нам продавщицы, кудахтавшие над совершенно очаровательным голубоглазым парнишкой, примерявшим модные ботинки
- Yes, yes, I do, - внезапно подскочил голубоглазый
- Sir, could you tell us, where are we now? – трясем картой перед самыми перед голубыми его глазками
- You are here and the nearest metro station is here, so, you should go to the right, then turn to the left and here to the right, - голубоглазый сама любезность, - Did you understand the way?
- Yes, sir, we did, thank you very much
Он отходит было к своим ботинкам, но … свиное колено … вино … и шесть часов ножками по городу … мысль движется тяжело и мудрёно …
- Excuse me, where are we now once again?
Изумленный взгляд на нашу троицу, и буквально по слогам, подбирая самые простые односложные выражения, голубоглазый вновь и вновь объясняет нам маршрут.



Bazaar

Если, чтобы проверить почтовый ящик, вы идете в гараж, садитесь в автомобиль, заводите мотор, проезжаете пять метров до ящика, открываете его, не выходя из авто, и возвращаетесь домой тем же порядком, рекомендую пропустить этот абзац, ибо он станет для вас потрясением. Уважаемые, некоторые из нас даже в третьем тысячелетии иногда передвигаются пешком. Да-да, именно так, левая-правая-левая-правая, и намного дальше, чем до гамака в саду. Прага красива и из окна автомобиля, но в этом случае вы не увидите круто взбирающиеся наверх улочки с красивой панорамой, тихие скверики, окутанные  трелью птиц, полные солнечной неги яблочные штрудели в затененных двориках и бесчисленные сувенирные лавки с ночными горшками и ярко разрисованными марионетками. И – что самое ужасное – изучая Прагу через лобовое стекло, вы никогда не найдете ресторанчик Bazaar, где по вечерам зажигают факелы, и, если вы настроены провести здесь больше, чем полчаса, то вместо тривиального столика вам предложат самую настоящую пружинную койку, на которой, закутавшись в плед и вытянув натруженные конечности, вы можете неспешно потягивать ваш любимый напиток, будь то чай или абсент. Ну а истинные любители экзотики могут застоловаться в отреставрированной карете, куда не заберешься в узкой юбке.

Как сейчас помню: за пару дней до отъезда, обсуждая предстоящую поездку, Ленка взахлеб рассказывала о чудесном ресторанчике, который ей настоятельно рекомендовали. Там по ночам горят огни и бродят кошки, а перед глазами расстилается весь Пражский Град, сказали ей. Мы глотали слюнки и клялись провести там вечерок. И вот … вот мы делаем заказ, и Ленка, с улыбкой до ушей, толкает меня в бок и воркует: а помнишь, мы хотели найти то место, где по ночам …. МЫ ЕГО НАШЛИ!

Cделать это, признаться, было непросто. Нет растяжки над улицей, нет неоновой вывески, есть только скромная деревянная табличка со стрелкой наверх. Если бы мы не увидели это место сверху, гуляя по улочкам Града, и, захлебнувшись слюной, не потратили час на поиски, никогда бы не посидели вот так, болтая босоножкой на одних пальцах ноги и выясняя у бармена, что из себя представляет пиво, когда оно одновременно и светлое, и темное, как указано в меню. И никогда бы мы, задрав головы, не показывали бы языки тем, кто с тоской взирал на нас сверху, пытаясь понять, как же мы сюда забрались. И никогда, облокотившись на балюстраду, не любовались бы залитым майским солнцем и запахом магнолий городом по имени Прага.

Словом, будете в Праге – обязательно зайдите в Bazaar … если найдете, конечно.



Приятель из Питера

Фимыч несся к нам по мостовой, широко раскинув руки, а потом бил себя пяткой в грудь и кричал, что соскучился по родным питерским красоткам. Мы повели его в тот самый Bazaar, усадили в карету, официанты не успевали менять бокалы, вокруг горели факелы, а перед глазами открывался умопомрачительный вид на Прагу во всей ее красе. Процесс обмена впечатлениями был в самом разгаре, когда подошел русский парнишка и, рыдая навзрыд, упал на наши могучие плечи. Из его слов выяснилось, что он уже несколько дней в Праге и впервые слышит русскую речь. То бишь нас. «ВПЕРВЫЕ?!», - хором воскликнули мы. Он смотрел как на идиотов на нас, мы – на него.

Утром, чувствуя себя настоящими ценителями прекрасного, мы пили кофе с булочками у Фимыча на балконе и клялись в свой отель в тьмутаракани больше не возвращаться. А вид с балкона, сдобренный плотным завтраком, открывался великолепный. Причудливые изгибы Влтавы, окутанный утренним туманом Карлов мост и водяная пыль с реки. Фимыч проделал серьезную работу, чтобы обеспечить нас этим самым завтраком. Боюсь, хозяева пансиона не слишком поверили в его полную страсти историю о случайно заглянувших на огонек в девять утра прекрасных, но несколько помятых феминах, перед которыми ему было бы неудобно завтракать в одиночку, но, как говорят у нас на Руси, не пойман – не вор.



Шпильки

В историческом центре Праги практически все улицы выложены булыжником, причем без подгонки. Ходить по ним тяжело в любой обуви. Но если вы увидите юную леди на 10сантиметровых шпильках, непринужденно дефилирующую по мостовым, знайте – это русская душа. Или, на худой конец, польская. Даже итальянки с их сумасшедшей любовью к изящной обуви влезают в кроссовки, компенсируя этот моветон обилием украшений на верхней части тела. А нашим все равно. Походка от бедра, остановка, вытаскиваем каблук из булыжников, снова от бедра, остановка, вытаскиваем каблук … так русские девушки путешествуют по миру. И весьма успешно путешествуют, надо сказать. Как вы уже догадались, я пишу об этом, потому что мне завидно. Всю неделю, аки серна, я проскакала в ботинках, и первое, что сделала, вернувшись в Питер … правильно … встала на шпильки. Можно подумать, наши дороги значительно отличаются от пражских мостовых. На заметку прекрасным принцам: если ваша девушка, собираясь на отдых в жаркие страны, уверяет вас, что не взяла с собой «шпилек», не верьте ей. Переройте чемоданы и – я вас уверяю – на самом дне вы найдете конспиративно завернутые в старую Комсомолку босоножки на умопомрачительно высоком каблуке. Я и сама иногда удивляюсь, как мы вообще можем ковылять на этой чудовищной обуви. Однако же можем! Русская душа, что и говорить.



Пешком по Праге

Слава тому человеку, кто придумал тональный крем, говорили мы до поездки в Чехию. Слава тому, кто придумал тональный крем и кроссовки, говорим мы теперь. Нет ничего ужаснее для юной леди, чем иметь в запасе полный арсенал каблуков всех размеров и форм, и при этом каждый божий день влезать в кроссовки. Но очень жить хотелось, знаете ли. Бедные, бедные мои ножки, не раз восклицали мы, дефилирую по пражским улицам.

В средние века месте современной Праги находилось четыре самостоятельные муниципальные единицы: Старый Город, Мала Страна, Градчаны с главной резиденцией правителей и Вышеград. В восемнадцатом веке они были объедены в единый город, который и назвали Прагой, однако каждый из этих районов отличается своей особой архитектурой и аурой.

Как любой европейский город с богатой историей, Прага представляет собой смешение стилей, от готики до модерна. Что до меня, то мне больше по душе готика с простотой линий и незатейливостью внутреннего убранства. И если для того, чтобы восхищенно помолчать в холодной тишине собора Святого Витта, приходится карабкаться по крутым улочкам Грачане, я буду карабкаться. Малая Страна изобилует тихими сквериками с неизменными прудами и фонтанами, где так хорошо поваляться на траве в жаркий солнечный денек. В Старом Городе ресторанчики, рестораны и ресторанище расположены буквально на каждом ходу, а это так приятно, когда хочется выпить освежающего напитка и перекусить. Словом, в Праге на каждый вкус и цвет найдется свой укромный уголок. Ей-богу, поезжайте в Прагу! И меня с собой прихватить не забудьте.



Krivoklat

Комментарий. Замок Krivoklat - одна из многочисленных резиденций бесчисленных австро-германских правителей Чехии. На мой дилетантский взгляд, сходства в таких резиденциях гораздо больше, чем различий. Что-то вроде «посмотрев один, считайте, что посмотрели все». Krivoklat же выгодно отличался от своих собратьев присутствием молодого симпатичного гида-чеха, с которым я не отказалась бы выпить чашечку-другую кофе … утром … перед душем … да …

Сюжет. Великий и ужасный австрийский король, правящий где-нибудь в 15 веке, только что подло сместил своего предшественника, и, пока не сместили его, отстраивает дом-крепость, приводит в него молодую жену и начинает кроваво и жестоко править бедными тружениками-крестьянами. К сожалению, в те времена еще не было ТВ, не проходили чемпионаты мира по футболу (хоккею, бейсболу, нужное подчеркнуть). Согласно статистике наш король, как любой другой мужчина, не стремится проводить свой досуг за чтением толстых фолиантов, у него нет возможности пофлиртовать с симпатичной незнакомкой в Интернете, до секса по телефону еще целых 5 веков, всех придворных шутов уже давно казнили, иными словами, делать ему абсолютно нечего. Скучно! И он придумывает прекрасный способ развлечься: пытки. Ах, как сладки стоны и крики, как мил сердцу вид изувеченных тел! Браво, маэстро, браво! Непрерывно наш король отстраивает все новые пыточные камеры, и целыми днями бродит по ним, хлопая в ладоши и напевая себе под нос фривольную песенку.

Конечно же, к вечеру он совершенно выматывается от такого напряженного графика, ему хочется отдохнуть от мирской суеты, почувствовать себя любимым и желанным, к тому же опустел бокал с вином, а самому за ним идти не хочется: болят исхоженные за день королевские ступни. И тут наш король начинает припоминать, что у него есть жена, пусть и не топ-модель, но ночью под одеялом вполне ничего. И король посылает слугу за супругой. «Да, дорогой, иду, только дочитаю книгу», - получает он записку от супруги. Проходит полчаса. Король снова посылает слугу за королевой. Тот же ответ. В бесплотных попытках выманить супругу на свою половину замка бедный король проводит ночь, и, конечно же, утром чувствует себя усталым, обиженным и даже где-то обманутым. Пытки для узников становятся все более изощренными, да вот беда: пытать-то уже некого. Великому и ужасному австро-германскому королю опять становится скучно. Месяц за месяцем он начинает забывать, как выглядит его супруга. И, вконец отчаявшись, идет на решительный шаг: приказывает сломать все камины в покоях королевы, разобрать все печки и отключить все электрообогреватели, чтобы королева замерзла и прибежала к нему отогреваться. Ай да король, ай да … Король чувствует себя победителем. И, наконец, темным декабрьским вечером снова посылает за королевой. И следующей ночью тоже. И потом, каждую ночь, он ждет королеву в своих покоях.

И наконец она приходит. Летом. Чтобы поздравить короля с днем рождения. На полчаса.

Да что же это такое, в сердцах восклицает король. Или не муж я ей? Или не жена она мне? И на всякий пожарный поручает нотариусу проверить, а муж ли король королеве, и жена ли королева королю. Проверив по базе данных, подтверждает нотариус: да, мсье, вы муж вашей жене, а она жена вам, своему мужу. И тогда король решается на мужественный поступок: он покидает пыточную и решительной поступью направляется в покои королевы. И что же он там видит?! Он, привыкший к аскетизму своей половины замка, нескончаемым стонам пытаемых, темным от копоти стенам и запаху недоеденного ужина?

А видит король … по левую руку от него играют музыканты, справа гостиная с итальянской мебелью, изящные резные ножки мягких кресел утопают в длинном ворсе персидских ковров, на стенах картины великих мастеров, у окон цветы в деревянных кадушках, по коридору направо – библиотека, в которой хранится пятьдесят три тысячи книг, по коридору налево – богато украшенная спальня, покрытая дамасскими шелками, солнце играет в витражах высоких окон, а королева, надушенная и напомаженная, в обильно посыпанном драгоценными камнями платье, ведет непринужденную беседу с придворными дамами, обсуждая парижскую моду. Плечи королевы укутаны в соболя, на ногах – теплые сапожки. И ей не холодно ни капельки.

Понимает король, что расчет был сделан неверный, что забыла про него королева, что растрачивает семейный бюджет в свое удовольствие, и становится королю обидно, и кидается он к ней с кинжалом, да только поздно, врываются приспешники нового великого и ужасного австро-германского правителя, и отрубают нашему бедному королю голову.

Тяжела и опасна доля королей.

Примечание: бальное платье тех времен весило более двадцати килограммов, а самая большая книга в библиотеке королевы – 8 килограммов.



Прага made in Russia

Американцы сильно заблуждаются, считая свой язык интернациональным. Европа говорит по-русски! Великая отечественная не прошла даром.

Одним прекрасным вечером мы заскочили в продуктовый магазинчик рядом с отелем – купить сок и сигареты. День выдался насыщенный, мы были измотаны и, надо сказать, уже мало что соображали. Цепляю на лицо улыбку:
- Добрый вечер. Скажите, а сок у вас есть?
- Да, конечно. Вам какой?
- Хотелось бы апельсинового
- Выбирайте, - обводит рукой прилавок с соками
- А какой лучше? Посоветуйте нам что-нибудь
Ленка толкает меня в бок: «Мне мерещится, или вы по-русски говорите?»

Карловы Вары. Времени на обед – полчаса. А кушать ну очень хочется. Мы находим cosy ресторанчик с трогательным названием Titanic. Зал пуст. У стойки симпатичный официант. Уже нет реверансов в сторону английского. Просто и незатейливо:
- Вы говорите по-русски?
- Да
- Мы хотим пообедать, но так, чтобы по быстренькому
- По скоренькому? Будет сделано!
И как кульминация:
- У вас есть зубочистки?
- Да, пожалуйста
Стоит отметить, что чешское «padavki» не имеет ничего общего с русским «зубочистки».

День шоппинга. Навьюченные свежеприобретенными авоськами, мы останавливаемся у прилавка с керамическими сувенирными фигурками. Ленка коллекционирует уток (желающим обогатить ее коллекцию могу выслать адрес).
- We need a small funny duck. Could you help us? - обращаемся мы к продавщицам
- Yes, surely. Look at this cute duckling
- Лен, мне эта не нравится. Давай ту возьмем
- А мне та не нравится. Может, эту?
- Вы знаете, я бы порекомендовала вам вот эту, - говорит нам одна из продавщиц
- Но это же не утка, а пеликан
- Зато смешной, - подает голос вторая продавщица
Дальше беседа идет, как и положено, на великом и могучем.

В тот же день, несколькими часами позже. Ноги отказываются идти, на руках ползти неудобно – пакеты мешают. Еле плетемся по кромке тротуара, мечтая о горячей ванночке для ног и мягкой, хрустящей подушке. Краем глаза замечаем на противоположной стороне улицы влекущую вывеску: “Bar Bombay. When you need a rest”. Да, да, нам очень нужен отдых, дяденьки, помогите, мы сами не местные! Не сговариваясь, молча пересекаем улицу и падаем в кресла. Официант приносит меню. После короткого совещания делаем заказ:
- Do you speak English?
- Yes, a little bit
- We would like to order whiskey and coca cola for me and gin, tonic, lemon and ice for her
- Ok, ladies, just a second
Официант принимает заказ, отходит, замирает, и, движимый какой-то мыслью, возвращается к нам:
- Виски смешать с колой или отдельно подать?
Сообразив, что он прекрасно слышал весь наш разговор и мог изначально объясняться с нами на русском, а не выпендриваться, кидаемся в него обувными коробками.

За время пребывания в Праге мы столкнулись лишь с двумя исключениями из общего правила:

По рекомендации нашей гидессы идем в аутентичный чешский ресторан Bulvar. Персонал говорит только ПО-ЧЕШСКИ. Приносят меню. НА ЧЕШСКОМ.
- Do you have a menu on English? – без особой надежды на успешный исход кампании
- Drinks? Whiskey? OK! – прилежная официантка уже готова сорваться с места за нашими мифическими “drinks”.
Мы вздыхаем и покидаем аутентичный чешский ресторан.

Ну и конечно горячо любимая нами таможенница в аэропорте, куда мы примчались за мгновения до вылета, а у нас еще планов громадье, нам надо купить восемь литров Бехеровки, чтобы порадовать оставшихся на Отчизне друзей, пару цистерн виски и упаковок сорок парфюма. Но куда там! Ладно бы это милое эльфообразное создание не говорило только по-русски. Но по-английски-то она тоже не говорила! В результате это вылилось в 20 минут задержки. Каким-то единственно ей понятным дедуктивным методом она пришла к заключению, что мы все трое носим одну фамилию. Может, она Конан Дойля в детстве перечитала … наверняка сказать не могу … но факт остается фактом. Ваших билетов в системе нет, сказала она и остекленела. Мы плакали у нее на груди, рассказывали свои родословные вплоть до пятой обезьяны на восьмой пальме, но ничего не помогало. Как вы понимаете, на ту фамилию был выписан только один билет. А как она удивлялась, когда выяснилось, что среди русичей принято носить разные фамилии! Ну совсем как у людей! Словом (вздыхаю) минус Бехеревка и иже с ней.



Карловы Вары

Очаровательный крохотный курортный городишко. Прелестно, миледи, просто прелестно! Если бы … если бы не гостиница Termal, уродливый памятник советскому модернизму – серой бетонной глыбе, нависающей над городом, из какой бы точки вы на нее не смотрели. По мне, самое красивое место в Карловых Варах – набережная с видом на домик Петра, в постройке которого, по преданию, Петр принимал личное участие. Наверное, это и есть – любить свой город, любить Питер, когда на чужбине по крупинкам собираешь эхо своей земли и гордишься ею еще больше.

Жарко светило солнце, мы поедали мороженое килограммами и, неспешно прогуливаясь по главной улочке, глазели по сторонам. Будь у нас больше времени, мы бы добрались до бронзового оленя, чью мошонку надо потереть «на счастье», чтобы вновь вернуться в Вары. Скажу вам по секрету, таким экстремальным приметам я предпочитаю кидание монеток в воду. Если вы носите при себе иммодиум, выпейте серной водички, что крайне полезна для организма. Если нет – рекомендую обойтись минеральной водой из бутылки. Можно также приобрести целебную минеральную соль для ванны, на упаковке которой мелким-премелким шрифтом отпечатано «made in Poland». Охочие до покупок туристы могут потратить пару крон на «питейную» кружку с длинным носиком. Один в один кружки бабушка привозила мне из Горячего Ключа.

Когда стало совсем жарко, мы упали в плетеные кресла уличного кафе. Измученные жаждой, мы сделали заказ:
- Четыре апельсиновых сока
- Вы уверены? Точно четыре?
- Да, мэм, мы очень хотим пить
И только распробовав сок, осознали, почему за нас так беспокоилась та милая девушка. Вы помните рекламу Зуко? Пакетик концентрата разводится в определенном количестве воды. А вы никогда не пробовали налить воды ВДВОЕ больше? Если пробовали, тогда вы имеете представление, какой сок нам предложили.

Но, конечно, Карловы Вары – это не только Termal и разбавленный сок. Это тихие патриархальные улочки, по которым неспешно прогуливаются молодые чешки с болонками в руках. Это красота аккуратных домиков, каждый из которых знаменует собой отдельный период истории. Это сочная зелень деревьев на холмах, со всех сторон окружающих Вары. На улочках этого города вы увидите броских байкеров, чьи мотоциклы затянуты в белую кожу, пожилых розовощеких немцев, с полным правом радующихся жизни, ряды сувенирных лавок, где есть даже то, чего никогда не нарисует вам ваше воображение, и тенистые скверики, где так приятно отдохнуть, беззаботно поглядывая по сторонам.



Chertovka

Ммммммм … считайте, что не были в Праге, если не посидели в ресторане Chertovka. Маленький ресторанчик на крохотном причале у Влтавы, таком низком, что посетители с замедленной реакцией рискуют промочить ноги во время волнения на реке. Прекрасный вид на Влтаву, четкий силуэт Карлова моста и Пражского Града, тихий канал с ивой у самой воды, заводная скрипка из прогулочных катеров, нежнейший лосось с грибной подливкой и наглые жирные утки, беспрестанно требующие подкормки. Для того, чтобы попасть в ресторан, надо спуститься по лестнице шириной не более полуметра. Так как двоим на ней не развернуться, находчивые хозяева поставили светофор на обоих концах лестницы. Хотите пройти – жмите кнопочку, дожидайтесь зеленого и начинайте путь. А на другой стороне в это время горит красный, и все терпеливо ждут, пока вы пройдете … ну, или почти все. Среди пешеходов тоже попадаются нетерпеливые … счастье им небесное …

Мы заприметили это место еще во время первой прогулки. А через пару ней, вернувшись из Карловых Вар, метнулись в отель переодеться и отправились ужинать в Чертовку. Цены там очень высокие, а для Праги вообще неимоверные. Видимо, официанты привыкли к тому, что посетители заказывают в основном по чашечке кофе, и были очень удивлены нашему купеческому размаху. Когда стало холодать, официант принес нам подушки «под заднички», как он выразился, и теплые пледы. Насытившись, согревшись и утолив жажду, мы разглядывали ночную Прагу, кружево отблесков фонарей на воде, и махали в ответ проезжавшим мимо катерам. В креслах было так тепло, уютно и хорошо, что уходить совсем не хотелось, и мы двинулись в путь,  только когда глаза закрылись и открыться уже не пожелали.

Хотите испытать «райское наслаждение» - посетите Чертовку.



Татьяна

Лучший гид всех времен и народов. Энерджайзер с отменным чувством юмора. Коренная пражанка, знает город вдоль и поперек. Вся группа трусила за ней, как ребятишки из детского сада, и заглядывала ей в рот, боясь пропустить хоть слово. Если бы Татьяна сказала «Сейчас по плану у нас пешая экскурсия на сорок часов», никто бы не возразил. Потому что у нее талант.

Первое, что я делаю, встречаясь с очередной группой самонадеянных туристов, это ссаживаю дам со шпилек и веду их в обувной магазин покупать удобную обувь, сказала Татьяна и критически осмотрела наши башмаки.

Русские девушки все больше готического стиля, высокие и худые, а чешки предпочитают барокко, рассказывает Татьяна о любви чехов к выпечке и разводит руки широко в стороны, чтобы показать, насколько-таки чешки «барочны».

А сейчас, господа хорошие, мы проезжаем мимо замка, который по реституции был возвращен одной графине. Графиня по профессии архитектор, поэтому она с энтузиазмом взялась за реставрацию, и даже издала книгу на эту тему. Я постоянно ищу эту книгу, но все никак не удается найти. Увидите – купите мне, пожалуйста, буду очень благодарна. Книга называется «Как дешево отреставрировать свой замок». Крайне полезна в хозяйстве.

Это тоже Татьяна.



Хорек

Каких домашних животных вы любите? Собак, кошек, рыбок, морских свинок, хомячков, черепах? Нужное подчеркнуть. Вам никогда не приходила в голову мысль завести хорька? Настоящего юркого хорька с узкой мордочкой? Ручаюсь, что нет. А вот одной молодой пражанке такая мысль в голову пришла. И более того – была осуществлена. И в тот момент, когда погожим майским вечером она выгуливала зверька по парапету Карлова моста, мы ее и заметили. И верещали так громко, а умоляли так страстно, что в конце концов она сдалась. Ну дайте, дайте нам его потискать, пожалуйста пожалуйста ну пожаааааалуйстаааааа!!!!!!! Осторожно, иногда он кусается, предупредили она. Но хорек и не думал кусаться. Он только бился в наших руках, оглохнув от восторженных возгласов, и, полагаю, надеялся на скорейшее окончание этой напасти. Галка тщетно пыталась привлечь наше внимание, чтобы мы хоть на мгновение взглянули в объектив фотоаппарата. «Никогда не думала, что уравновешенные с виду люди могут так легко сойти с ума», - повторяла она остаток вечера.



Kotna Hora

Небольшой городок в двух часах езды от Праги. В лучшие времена возглавлял список самых богатых городов страны. Основной источник доходов – добыча серебра. Но не о богатстве мечтали жители Котна Горы. Каждый котнагоровец с детства лелеял мечту – чтобы родной его город стал лучше Праги, быстрее, выше и сильнее. И старались они, надо сказать, изо всех сил.

Веке в шестнадцатом строили котнагоровцы собор. Строили себе и строили, и в ус не дули. Но пронеслась весть – пражане начали строительство собора Божьей Матери на Тыне. А! А! А! Кошмар! Все пропало! – хором вскричали котнагоровцы, кое-как накидали крышу на вмиг ставший нелюбимым собор и кинулись строить собор Святой Варвары, миниатюрную копию пражского. Главное – успеть первыми, причитали бедные котнагоровцы, и работали, не покладая рук.

Собор получился очень красивым, воздушным и ажурным, и весьма радует глаз … да только новая напасть обрушилась на головы бедных котнагоровцев: пражане взяли да и построили Карлов мост через Влтаву. На убитых горем котнагоровцев, ручаюсь, было жалко смотреть: В КОТНА ГОРА НЕТ РЕКИ! Нет и никогда не было. Так что, выходит, пражане нас сделают? Да не бывать этому никогда – в отчаянии заломили руки котнагоровцы и … поставили вдоль улицы статуи, как две капли похожие на те, что стоят на Карловом мосту, да и назвали улицу … Карловым мостом. Вздохнули они с облегчением, а пражане только покрутили пальцами у висков.

Если питерцы начнут когда-нибудь в погоне за первенством копировать произведения Зураба Церетели, сменю место жительство. Мамой клянусь.



Костница

Всем известно, что такое братская могила. Много-много тел сбрасывают в глубокий котлован и засыпают землей. Это не эстетично. Еще более не эстетично и вполне опасно для здоровья, когда тела сбрасывают в подвал и ничем не засыпают. Там они лежат себе и разлагаются, приманивая крыс, а крысы, как известно, первые разносчики чумы, проклятья средневековья. 

Это присказка.

А сказка такова. Жил-был монах. Хирург. С креативным мышлением. Вы встречали хирургов с креативным мышлением? Я нет. Однако предание гласит, что воображение у монаха было богатым, хотя и несколько странным. Но не к чему было ему приложить свое умение. То есть кости-то он вправлял, а вот оформлять интерьеры никто ему не доверял. Эх, стал бы он богатым и известным человеком в наши времена, времена тяги ко всему weird и мистическому. И то ли от тоски, то ли от отчаяния одним погожим деньком решил он проверить выше обозначенную погребальную, что находилась в подвале маленькой церквушки на территории монастыря, где жил монах. Проверил. Ужаснулся антисанитарии и богатству собранного там «материала». И в течение сорока с лишним лет отмывал и шлифовал человеческие кости, и заново собирал их в скелеты. А потом, проделав эту воистину титаническую работу, украсил человеческими костями ту самую церковь. Как там, должно быть, мрачно, подумаете вы. И будете не правы. В Костнице очень красиво. Люстра, собранная из тринадцати человеческих скелетов, подсвечники из бедренных костей, пирамиды из черепов и гербы на стенах из ребер и плечевых костей. Впечатляет.

Если вы уверены в своей нервной системе, рекомендую посетить Костницу.

Без меня.



Botanicus

Каждый второй русский турист, приезжающий в Прагу, идет в Botanicus. Слухи об этом чудном месте передаются из уст в уста, из поколения в поколение. 

Это не музей и не картинная галерея. Botanicus - это маленький магазинчик, где на свой вкус вы можете выбрать подарок из сотен видов мыла, шампуней, бальзамов, уксусов и приправ для салатов. Казалось бы, не редкость в наше время. Но в Ботаникусе все – натуральное. Никакой химии, никаких концентратов. Если кусочки фруктов в мыле – то настоящие. Если грибной уксус – то с вполне съедобными грибами. Если расслабляющая соль для ванны, то расслабит на все сто процентов. Botanicus можно найти по запаху. Метров за двести. Внутри какофония запахов сшибает вас в ног и обрушивается на вашу бедную голову мигренью. Но мигрень можно перетерпеть, а вот побывать в Праге и не зайти в Botanicus – преступление. С отягчающими обстоятельствами. 

Первый вопрос, который перед нами встал – что выбрать. Т.е. мы знали, что друзья растерзают нас, если мы приедем без подарков, завернутых в пакетики Botanicus, и мы даже примерно знали, что надо: мыло да лосьоны. НО КАКИЕ?! Обнюхав восемнадцатый образец, я окончательно пала духом и поручила сложный процесс отбора более стойкой Ленке.

Но я даже представить себе не могла, какой сувенир она мне подыщет. РОГАТКУ! Самую настоящую хулиганскую рогатку из дерева, с резинкой, завернутую в подарочный целлофан, с настоящей Ботаникусовской печатью. Как же это я жила раньше без рогатки, ужаснулась я и побежала на кассу. Оплачивать три килограмма набранных сувениров.

Только знаете что? Не следуйте моему примеру. Лучше купите набор приправ. С рогаткой все оказалось не так гладко.

Аэропорт Праги. Рейс на Питер. Досмотр багажа. А что это у вас в чемодане, грозно спрашивает меня таможенница. Вввеещщщиии, заикаюсь я. А это?! – разрыв чемодан, она победно вытаскивает на свет … рогатку. Ту самую. Из Botanicus. А, это рогатка, беспечно отвечаю я, еще не зная, что ждет меня впереди. Рогатка? А ну как составим мы актик. Какой акт? Вы что? Это же не оружие. Это сувенир. Из него даже муху не убить! А что, вы пробовали? Склонны к насилию? На кого работаете? Этот диалог происходит, пока таможенница составляет акт на обнаруженное в багаже оружие нового поколения. Затем она изымает мою рогатку, упаковывает в специальный пакет, весь исписанный красными предостерегающими надписями, и уносит со словами «Получите по прилету в Питер». А весь таможенный состав громко хохочет у нее за спиной. С пакетом в одной руке и актом в другой она обходит весь аэропорт. Маршрут ее движения можно легко отследить по смешкам, раздающимся то тут, то там. К трапу самолета меня сопровождает группа товарищей.

Я уже распростилась было с этой треклятой рогаткой, но она вполне благополучно долетела со мной до Питера и лежит на столе на видном месте, чтобы я не забывала при случае рассказывать гостям эту волнующую кровь историю.

Будете в Праге, зайдите в Botanicus. Купите мыла, шампуней, пемзы для ног. Только рогатку не покупайте. Считайте это бесплатным советом.



Чешская полиция

Мальчики, мальчики, ну можно мы с вами сфотографируемся? Можно, можно, да? Ну только разочек, только один, ну что вам стоит!

Симпатичные мальчики в соблазнительной полицейской форме отходят в сторону и совещаются: не выйдет ли международного скандала? А вдруг мы шпионки? Но у нас такие красивые невинные глаза и чарующие улыбки типа «от уха до уха», что мальчики решают закрыть глаза на политику и галантно предлагают нам себя. Для фотографии. На память.

В Праге отличная полиция, скажу я вам. Рекомендую.



Пояс верности

Секс-шоп для туристов в самом центре Праги. На витрине – чугунный пояс верности. Вопрос мужской аудитории: а замок на поясе крепкий? Вопрос из женской аудитории: а запасные ключи прилагаются? О времена, о нравы …



Почетный караул

Пражский град. Резиденция правительства. Почетный караул. Строевым шагом мы доходим до будки охранника, разворачиваемся и вскидываем руки в пионерском приветствии (к пустой голове-то руку не прикладывают). Караульный косит на нас ненавидящим взглядом. Группа немецких туристов слева щелкает фотокамерами, группа французов справа снимает нас на видео. Галка перезаряжает пленку посередине. В следующий раз, попав в Прагу, вернемся на площадь и, прежде чем делать снимок на память, положим на брусчатку шляпку. Для чаевых. Можно будет «отбить» поездку.

I LOVE PRAGUE!


www.uglyduckling.narod.ru


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.