Магазин ненужных людей

Пришла с работы как всегда. Вид - то, что надо. Но пугало меня не это, а неприготовленный праздничный ужин. Все-таки включила телевизор.
- Новогодняя распродажа. Недорого, - кричали со всех каналов. Остановилась на центральном.
- Приходите, вы не пожалеете. Такого вы не увидите нигде!
В голове крутилось: мужа еще нет, а пора бы! Он иногда заглядывает к другим женщинам. Из-за моего поэтического склада. Вечно летаю на Пегасе, совершенно забывая, что я - женщина. Земная женщина периодически должна раздвигать ноги, но что-то я не о том.
- Презентация первого магазина ненужных людей состоится сегодня, 31 декабря в 20 часов вечера. Не уходите без покупки! Для вас новогодняя ночь превратится в компанию новых и интересных друзей. Распродажа и скидка 50% только 31 декабря и 1 января. Спешите! - разрывался телевизор.
Открытие через час. К сожалению, бывшие хозяева не хотят давать интервью, почему они сдали в магазин ненужных членов семьи. Поэтому, первый, кто отважится дать интервью, получит приз - бесплатную покупку, - убеждал телеведущий с экрана.
Ничего подобного я раньше не слышала. Забыла о муже, об ужине, о том, что сегодня - Новый год. Записала адрес, мигом натянула пальто и... Я надеялась, что это шутка. Припарковала машину, бегом в магазин. Огни слепили глаза. Прыгало много переодетых зайчиков, Деды-Морозы нагло приставали. Очень высокая елка загородила вывеску только что открывшегося магазина.
Тысячу раз проезжала мимо новостройки. На вопрос мужу: «что здесь будет?», получила: «Магазин. Что же еще?».
- Магазин ненужных людей, - прошептала я вслух.
Стояла и смотрела. Как горит вывеска, как гаснут и вновь зажигаются гирлянды. Пока, проходящие мимо люди не стали меня толкать локтями как ... ой! Словила себя на слове - ненужный предмет. Я подошла ближе к магазину. Повсюду толпа журналистов, видеокамеры, диктофоны.
 
- А вот и наш первый клиент, изъявивший желание дать интервью. Как вам известно, он получает бесплатный подарок.
-Как вас зовут? - спросил уже знакомый нам телеведущий в рекламной кепке.
- Меня зовут Лысый, - ответил мужчина лет тридцати и снял шапку. Теперь никто не сомневался, что мужчина - Лысый.
- Сколько вам лет?
- Тридцать.
- Скажите, вы - первый человек, который решился дать интервью.
- Вам нужна подружка?
- И она тоже, но не сегодня.
- Значит, вы уверены, что новую подружку вы сможете найти сами, а зачем же вы пришли?
- Я - Лысый в законе, - сказал мужчина и показал всем мелкие зубы. Я только что освободился.
- Вы сидели в тюрьме? - допытывался телеведущий.
- Да. За убийство матери. Я хочу к маме, - сказал Лысый и громко заплакал.
Возбужденная толпа вслед за нашей парой направилась в магазин.
А теперь, внимание! Право перерезать ленточку предоставляется нашему гостю из зоны, которого освободили раньше срока за то, что он решил приобрести новую маму!
Со всех сторон доносилось победное «Ура!». Под крики и оглушающие вопли открыли шампанское. Мне протянули бокал, и сосед справа поцеловал меня:
- Анатолий, - крикнул он во всеобщем ажиотаже.
Затем Лысый перерезал красную ленточку. Волна людской массы захлестнула магазин. Я уже не могла выбраться, и мне пришлось покорно нестись вместе со всеми.
- Итак, - продолжал телеведущий, - вы видите десять претенденток. Кто же займет почетное место? Кого из них назовут мам-м-ма?
Несколько десятков прожекторов устремились на старушек. Все десять, как одна, прикрыли лица руками. С товарищем Лысым стало происходить что-то невероятное: он плакал, корчил лицо в гримасах, издавал нечленораздельные звуки. Затем, он бросился к старушкам, загнанными прожекторами в самый угол магазина. Лысый подбежал к одной из пожилых женщин, первой опустившей руки.
- Мама, - крикнул он и поднял женщину на руки.
Толпа аплодировала. У некоторых текли слезы. Старушка на миг громко вскрикнула, как только потеряла почву под ногами. Она увидела лицо сына и заголосила еще громче.
- Я беру ее, - сказал Лысый.
Тут появилось двое мужчин не дюжего телосложения.
- Выбейте мне чек, что покупка - моя, - попросил Лысый.
Старушку упаковали. Она сопротивлялась, все пыталась вырваться из крепких рук. Ей связали руки за спиной, всунули в рот бантик, а затем всю обмотали фиолетовой бумагой с красными звездами.
- Подарок ваш, - сказал телеведущий.
Лысый снял телогрейку. От счастья Лысый разорвал на себе полосатую тельняшку, и все увидели на плече наколку: «Не забуду мать родную».
Инициативу взял в свои руки телеведущий:
- Ну что ж, не будем отвлекать эту новоиспеченную семью. Оставим же их в покое. Вы видели, как море радости переполнило два сердца. Теперь они будут биться рядом. Каждый день рядом, - растрогался парень в кепке и легким движением смахнул невидимую слезу.
- Хочу обратить ваше внимание. Деньги не возвращаются, а товар возврату и обмену не подлежит раньше, чем через месяц пользования. Почему месяц? - спросите вы. Потому, что именно такой срок необходим, чтобы лучше узнать друг друга, и товар не успеет надоесть вам. Таким образом магазин заботится о вас и о самочувствии нашего товара. Будьте же счастливы и остерегайтесь подделок! Желает вам руководство магазина. А что же мы можем пожелать магазину? Новых идей и предложений. Мы ждем вас!
Постепенно толпа журналистов разошлась. Стало меньше огней и вопросов. Ажиотаж угас. Тут меня за рукав дернул мужчина лет пятидесяти:
- Вам не нужны кошечки? У меня их пятнадцать штук. Отдаю совсем даром и меня в придачу, - сказал мужчина и серьезно посмотрел на меня.
- У меня пенсия по инвалидности. Тридцать гривень. И в доме будет мужчина. Я еще могу. Не импотент какой-нибудь! - уже на повышенные нотки перешел он.
Я постепенно отступала, не говоря ни слова. Только двигалась назад, даже не оглядываясь.
- А зачем тогда пришла, - кричал уже на меня мужчина. Поглазеть? Это тебе что, зоопарк? А ну, убирайся вон! - кричали на меня все: и клиенты, и посетители.
- Охрана, - закричал старик. Меня подхватили сильные мужские руки, и я полетела в открытые двери головой вперед.
Очнулась в милицейском участке. С номером 5718 меня сфотографировали в профиль и анфас. Мой муж не внес за меня залог. Меня как злостную хулиганку показали по всем новостям. За услуги милиции и за моральный ущерб магазину надо было возместить убытки. Теперь я стою в витрине магазина ненужных людей в отделе «особо опасных». С ценником на рукаве и глупым белым бантом на голове. Двадцать пять гривень, пятьдесят восемь копеек. Это оптовая цена. Нас здесь таких одиннадцать.
Пару дней назад уволокли мою машину. Вчера случайно мимо витрины проходил муж с дочкой. Она закричала: «Мама! Мама!» - а отец взял ее на руки, мою милую девочку и сказал:
- Мы купим тебе другую маму, не волнуйся!
А вам не нужна новая мама? Я умею молчать, терпеть побои. Кушаю мало, убираю квартиру и за животными. Двадцать пять, пятьдесят восемь. Разве это много?


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.