Сексиздержки

Нужно Шурика навестить в больнице. Хороший парень! Но невезучий. Всегда у него что-нибудь не так. Встанет в очередь за водкой – пока до прилавка дойдёт, а водка уже подорожала, и денег на бутылку не хватает. Сядет в электричку – на дачу ехать, а она – в другую сторону, да ещё без остановок первые два часа прёт. Какая тут дача после этого? Только пивнуха спасти может! Дальше – ещё лучше. Станет он дорогу переходить, а его сбивает… велосипедист, на трёхколёсном. И теперь нужно откупать родителям искорёженное транспортное средство… На лифте поедет на третий этаж – через пять часов его достают оттуда спасатели: сам стоит в луже, в уголочке кучка газеткой прикрыта, а в лифте вместо воздуха – атмосфера газовой камеры фашистского концлагеря. Хорошо ещё повезло – газетку успел в почтовом ящике захватить. В общем, это не Шурик, а одна беда большая.
Короче – пора в больницу к Шурику: навестить, бананов отнести или сметанки какой-нибудь жиденькой. Яблок, апельсинов ему нельзя – подавится ещё косточками! Не дай, Бог! Лучше вообще ничего не нести – и так стыда не оберёшься. Вся больница на него пальцем показывает – секс-бомбой называет. Ну, и правильно! Презерватив заштопанный! Маньяк сексуально озабоченный, с банно-прачечным уклоном! Тоже мне, Сталлоне-Шварцнеггер нашёлся! Кина насмотрелся, а применить на опыте не может как человек! А что было-то? Ха-ха! Сейчас узнаете!
Позвал он Светку. Да-да! – эту белобрысую, с пятого подъезда – домой к себе позвал. И решил с ней в ванне искупаться. Не то, чтоб они очень сильно грязными были, а так просто – приколоться решил. На сексуальной почве. Шурик, конечно, предложил: «Давай, - говорит, - Светка, я тебя под душем пополаскаю. Не бойся – больно не будет! Просто для смеха побрызгаемся…» Ага! Для смеха! Ой, смеха было много. Но только не для Шурика.
Светку он первой в ванну забросил, с размаху. В чём её забросил и как – не знаю, не буду врать. Сам – живчик – следом туда запрыгнул, а она в это время кран крутанула – и на него из душа вода холодная… Он, как клыкастый морж на Сахалине, заревел сразу и – назад спиной, а там раковина… И веса задней части его организма, конечно, она не выдержала. Хлоп на пол – и на части раскололась! А Шурик только вперёд успел податься, за Светку мокрую схватился – да не за всю Светку целиком, а только за её переднюю часть, выше пояса. А передняя часть у Светки совсем не девятого размера, чтобы за неё как следует двумя руками ухватиться можно было и испытать при этом определённое удовольствие, а может быть, – даже и секс-страсть. Шурик шарил, шарил руками по Светке – а та ещё мокрая к тому ж – да со всего маха и загремел задом прямо на расколотую на полу раковину. А вдогонку, Светка ему ещё успела и коленом куда следует садануть – чтобы, мол, не щипался и руки не распускал. Тоже мне, кукла, понимаешь ты, нашлась - недотрога. Спрашивается, зачем ты тогда вообще в ванну запёрлась, если боишься, что тебя за сиськи слегка прихватят в экстазе. Да если б ещё на самом деле в экстазе, а то – в падении задом, как парашютист-десантник… Светка визжит – вода холодная из душа прёт, а Шурик всем своим задом, вместе со всем своим весом, на расколотую раковину – «плюх»! И совсем раковину размял в мелкие кусочки. И не без последствий.
Его последствия два часа шёлковыми нитками штопали в больнице. Но это было позже. А в то время Шурику было не до шуток. Как он орал – трудно рассказать, но лично я с восьмого этажа сразу прибежал, а Шурик на третьем живёт. Звоню в дверь – закрыто! А внутри стадо диких африканских зверей орёт. Ужас! Не знаю, как я в штаны не наложил. Но дверь всё же открылась. Светка стоит. Без обмундирования и бледная, как смерть… да мокрая к тому же. Сразу под ней лужа образовалась, и не ясно, откуда течёт. Я же не специалист по вытеканию жидкости из женского организма! Да, Бог с ней! Ладно. А из ванной рёв раздаётся, аж мурашки по коже.
Короче, кровь, осколки, вода, визг… Шурик вырвался на волю, бегать начал по всей квартире, как будто от чертей со сковородки сбежал. А может, ему и хуже было? Мы его схватили, на пол бросили на живот. Потом на него: йод, зелёнку… – всё, что под руку попалось вылили и только тогда про 0-3 вспомнили. Звоним, говорим, что у нашего друга, мол, весь зад к чёртовой матери порезан. А они на том конце провода трубку бросают – думают, что пьяные хулиганят. Только с третьего раза мы убедили «скорую», что у Шурика на «ягодицах множественные повреждения мышечных и мясных тканей и открытое кровотечение на пол и на ноги».
Когда они приехали, Шурик уже почти успокоился, только голос потерял от крика и избытка впечатлений. Ещё бы, секс-дельфин водоплавающий с парашютно-десантным уклоном! А Светка бегает вокруг голая, что-то медикам объясняет… У врачей – шары на лоб. Мужики такого за всё время своей медпрактики не видели. Но в конце концов вроде как поняли всё, но от Светки глаз не отрывают, а про Шурика как бы и забыли совсем. Только головами кивают, мол, да, да, рассказывай, рассказывай. Светка уже замолчала, а они всё кивают – да, да! Как отмороженные или заторможенные. Потом опомнились, схватили Шурика, на носилки бросили и по лестнице без лифта галопом помчались. Через минуту – назад прут! Я думал, на Светку не нагляделись? Ан нет! Оказывается, они на улице заметили, что пациент у них голый лежит на носилках. Вернулись, простыню с одеялом на Шурика набросили, на Светку пару раз вожделенно зыркнули, как будто допинг приняли, и пулей из квартиры вылетели. Даже коврик, в который ноги вытирают, за ними ещё несколько метров пролетел, подхваченный воздушной массой, такой от них перепад давления произошёл. Смерч прямо, да и только! И это всё от одной какой-то костлявой, мокрой Светки! А если бы тут парочка наших девок была? – то вообще бы цунами получилось! Какие эти врачи всё же впечатлительные! Учат их, учат, а что с этого толку? От какой-то голой бабы у них замыкание в системе кровоснабжения мозга получается. Вся кровь куда-то в другое место попадает, а на башку уже ни капли не остаётся. Наверное, они только трупов голых видели у себя в морге на практике. Да, в общем, ну их всех!
Когда я на улицу выскочил, смотрю, а Шурик на земле на носилках лежит. Оказывается, медики дверь заднюю в «скорой» открыть не могут: то ли руки дрожат, то ли где ключи потерялись, то ли сознание заклинило? Один из них дёргает дверь, а двое других на окна третьего этажа пялятся – всё Светку там выискивают. Не нагляделись ещё значит, созерцатели!
Тут как раз Пашка-дружок подбежал – не совсем трезвый, но очень шустрый – на колени плюхнулся перед Шуриком, рубаху на себе рвёт и причитает: «Шурка, на кого ты нас оставляешь? Шурка, не помирай совсем!» Не разобрался впопыхах в обстановке, а ревёт, как на кладбище перед могилой, в последний путь Шурку провожает. Я ему говорю: «Будет жить твой Шурик, только в больничку съездит по-быструхе, отдохнёт немного – и от тебя в том числе. Дверь лучше в «скорой» помоги открыть!»
Пашка лишь головой потряс – пришёл немного в себя. Как вскочит, докторишку от дверей молча отодвинул, и как дёрнет за ручку изо всех сил! Чуть с петель к чёртовой матери не сорвал, но открыл сразу – только машина назад на метр-полтора прыгнула. Потом поднял носилки с Шуриком, как Геркулес, один, боком и с размаха в машину как бросит с грохотом, да так, что Шурик и носилки летели независимо друг от друга, и только потом, внутри, вроде Аполлона с Союзом, стыкнулись вместе. Пашка следом резво впрыгнул, головой об крышу ударился, назад на асфальт кубарем слетел, встал на ноги, почти как совсем трезвый, опять в машину бросился уже на четвереньках и дверцы со всей силы захлопнул изнутри. Прямо, как Игорь Кио с Дэвидом Копперфильдом в цирке! Двое докторов тут же опомнились, подбежали к кабине с разных сторон, шустро вскочили вовнутрь – и по газам! А третий медик так и остался с открытым ртом на окна глядеть, хотя Светка, почти одетая – в дедушкиной буденовской бурке, но без сабли, уже давно на скамейке рядом сидела…
Пора в больницу к Шурику! Один банан всё-таки куплю для приличия…

27.01.00 г.


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.